Любовь Бурнашева 123
Бывает так, что родишься где-то, Посмотришь- и время не то, и не та планета.
 
Если хочешь
Если хочешь я брошу писать,
Буду кофе варить по утрам,
Ночью рядом с тобою спать,
И рассвет не считать по лучам.

Если хочешь я брошу мечтать,
И грустить под дождя россыпь,
И с восторгом стихи не читать,
Подбирая слова к рифме – осень.

Листья дней закружит земля,
Жизнь ускорит свою карусель,
Только рвется куда-то душа.
Боль эмоциями все сильней.

Льются мысли уже через край,
Заполняют любовью космос,
Если хочешь. Но это буду не я,
Я в своих стихах отголосок.

Я в свой мир тебя завлеку,
Проведу по изгибам улиц,
Видишь, ветер качает зарю,
Написать об этом позволишь?
 
Благословенье
Качнётся серебро зеркал,
Отсветит лунным бликом,
Я утешение искать,
Пришла к святому лику:
-«Я как бескрылое дитя,
Душа в пыли и шрамах,
Хочу, Отец, спросить тебя,
За что мне всё досталось?
Теченье лет несёт вперёд,
Но время лишь увечит,
И испытаний тяжкий гнёт,
Ложиться мне на плечи.
Как глупого птенца с гнезда,
На землю с неба скинул,
И испытаний столько дал,
Вот только унести бы.»
Огонь свечи, в глазах укор,
Скорбит со мной лик божий:
- «Поверь в меня, дитя моё,
Молись и не тревожься.
Чем больше душу я люблю,
Тем больше испытаний,
И ровно столько ей даю,
Чтоб вынесла страданья.»

Вода из траурных небес,
Дождём бежит как слезы,
Звон ржаво-медных куполов
Благословенье божье.
Отсветят бликом зеркала,
Я тихий шёпот слышу:
-«Любовь жестока, но она,
Страданьем лечит душу.»
Луч яркий солнца в небеса,
Разгонит тьму с дождями,
От звона станут купола,
Из медных - золотыми.
 
Снег, идёт снег
Поёт зима призывно стеклянной нотой снега,
Ночное откровенье измерю вдохновеньем,
Рисую отраженье снежинками на стеклах,
Расправил ветер крылья, моя зима надолго.

Снег, опять идет снег,
Рядом ступая неслышно,
День закончился в шесть,
Спрятал светлые крылья.

Свет фонарей, свет,
Вздрагивает от ветра,
Ночь закончится в шесть,
Но это ещё не верно.

Не нужно суетиться и нравиться кому-то,
Закутываюсь пледом, в окно стучится вьюга,
Уже не бьется ритмом за ребрами волненье,
Паденье снега с неба становиться главнее.
 
Пошёл ты на....
Рванула я за горизонт, нить до предела,
От взгляда гневного и слов всё разлетелось,
Как я забить в твою мечту посмела гвозди,
Пошёл ты на…считая в небе звезды.

Как смела я не замолчать, мир уничтожен,
Из зазеркалья вышел вспять, оскал на роже,
На клочья разорвал мечту, тянулись жилы,
Пошёл ты на…. туда ты не впервые.

Вгрызаются слова винтом и хрустом в череп,
Любовь отправила на лом, не велика потеря,
Ты гений из тупых идей, мой вирус мозга,
Пошёл ты на… с рождения до морга.

Вруби погромче свой музон, вино в бокалы,
Не страшен стиснутых зубов твоих оскалы,
Обречены на вечный спор и не в обиду,
Пошёл ты на…. люблю и ненавижу.
 
Старый снимок
Впрягает солнце сто коней в карету,
Летит с рассвета до заката колесница,
Затягивает время раны в моём сердце,
Но прошлое в окно c дождём стучится.

Перебирая пожелтевший ворох писем,
Мне под ноги упал забытый снимок,
На фото счастливы с тобою и красивы,
Глаза горят огнём любви неугасимой.

Огнями ночь распята в звёздном небе,
Сочувствием мгла пропастью нависла,
Я помню называл меня: - «Любимой,
Сокровищем, удачей, счастьем милый.»

Была любовь безбрежным океаном,
Нам звезды падали желаньями под ноги,
Мы будущее рисовали на телах губами,
Мечтали вместе быть навечно, долго.

Что было дальше? Небо расслоилось,
С зеркал песчаным ветром пепел сдуло,
Ударом пульс наш время преломило,
Остался снимок о любви недолгой.
 
Вчера была среда.
В небесной колее след исчезает,
К немеющим ногам упала тень,
Шар остужая, солнце маслом тает,
Крылом твой самолёт закат задел.
Руками за перила схватив нервно,
Дрожь пальцы отбивают как канкан,
Сегодня был четверг, как год, наверно,
Вчера среда, была короче января,
День растворяясь, полумраком светит,
В уставших лицах притаилась грусть,
Стучат часы вокзала – время лечит,
Жестоко и некстати отмеряют путь.
В кафе вокзала тихо, музыка играет,
Под джаз нальют мне крепкого вина,
По памяти больной частями выбираю,
Сюжет любви, проверенный в веках.
На крышу голубь ангелом взлетает,
Дым сигареты растворяется во мгле,
Я в завтрашнюю среду возвращаюсь,
Разлуку я оставлю сегодня в четверге.
 
Свет надежды
Не смотри на часы, стрелки идут не верно,
По старинным часам маятник пылью бьет,
Я когда-то вернусь, ты дождись непременно,
Я приду на рассвете, время на век замрет.
Для других напоказ душу рвал без оглядки,
Выворачивал на изнанку и вновь надевал,
Бог расставил нас всех по местам по порядку,
Без причины, без правил нити все оборвал.
Лучик счастья, я не знал, что такие бывают,
В мире мрачном и злом свет надежды зажгла,
Как я жил до тебя, грязь с других собирая,
Жизнь терял по углам, никого не щадя.
Посмотри на закат, карамелью день тает,
Целый мир против нас и нашей любви,
Я под солнцем стою, тень на тень одевая,
Вновь засада вокруг, измена, тупик, враги.
Оторвись от слепого окна, жди и помни,
Свет надежды в душе горит, я вернусь,
Сколько было дорог, мне не вспомнить,
Знаю, что до тебя лишь одна приведет.
Улыбнись, я в тепле твоих глаз согреваюсь,
Свет улыбки на сердце как святыню храню,
Я приду, ты залечишь любовью мне раны,
В шрамах тело, душа. Для тебя я живу.
Ты поверь, через горе придет наше счастье,
Только ты свет надежды в душе сохрани,
Я приду сквозь дожди и любые ненастье,
На рассвете. Я вернусь, люби, помни и жди.


стихотворение из романа "Хрупкий иней мая"
 
Из царства роз
Сплетает страстью древняя луна,
Под музыку Востока дивный танец,
Кружение, движенье рук - волна,
Крылом вуали до небес касаясь.
Из царства роз дыханием принес,
Горячий вечер красоту и чудо,
Как жаждет обжигающий песок
Пустыни влагу, так и поцелуя губы.
По телу тряской трепетная дрожь,
Удар бедром под шелком платья
Томный, страстный. Ресниц полет,
И взгляд зовёт пылая обжигая жарко.
Манящее и плавное движение руки,
Волнующие грудь и бедра очертанье,
Из царства звезд с лазурной высоты,
В летящих волосах огней мерцанье.
Танцует небо под ногами в облаках,
Водовороту чувств неведомы запреты,
Интимный танец откровенья в шелках,
Сплетается из музыки в движеньях.

Затихнет мир, с небес сойдет любовь,
Из царства звезд под музыку танцуя,
Манящую мечту желанья нам принес,
Из царства роз и грёз дыханье поцелуя.
 
Марионетка
Стою в тени, тень за тобой,
И парусом душа по ветру,
Влечешь к себе своей игрой,
В твоих руках - марионетка.
Меня манит звучанье струн,
Игры гитары безмятежной,
Вплетает красный небосклон,
Закатами по венам нежность.
День ускользает на покой,
Под мраком льющегося неба,
Блуждаешь яркою звездой,
По снам моим, бродяга, ветром.
Зачем тебе, мой друг - герой,
Моя душа – марионетка?
Страсть растекается слезой,
От рук твоих и взгляда цепких.
Дышу я воздухом с тобой,
Одним. Зову тебя ночами,
Любовь словами не сказать,
Как исповедь перед свечами.
Ночь исчезает под рекой,
На небо хлынувшего утра,
Во сне и наяву, навек герой,
Я навсегда твоя марионетка.
 
Нелётная погода
Стирая закаты на пасмурном небе,
Мой ангел играет на картах с судьбой,
Снега пеленой, закружились метели,
В нелетной погоде звучит ветра вой.
На крышу вокзала ночь тихо стекала,
Закрыв звездопад из несбывшихся снов.
Неистовый голод земля утоляла,
Сугробами снега прикрыла любовь.

На небе мой ангел на картах играет,
Торжественно выиграл ночь у судьбы,
И я на плече твоем вновь засыпаю,
Под шум недовольно гудящей толпы.
Мир клином сошелся, частицею рая,
На сонном вокзале в объятьях твоих,
Дыханьем ладони мои согреваешь,
Кружиться земля, на земле мы одни.

На окнах вокзальных узорами нежность,
Хрусталь бархатистый рисует зима,
Играет на картах мой ангел мятежный,
В нелетной погоде своя красота.
По небу к рассвету ночь тихо стекала,
Открыв лабиринт из несбывшихся снов,
Под саваном белым земля умирала,
Прикрыла сугробами нашу любовь.
 
Легенда о Селенге.
В низовьях рек клубились, плавали туманы,
Бродил в Монголии холодный Салхи-ветер,
Рассказывал он птицам, облакам печальным,
Что от слиянии двух рек река родилась летом.
Гонял на запад он кудрявых облаков отары,
Легенду о красавице реке разнёс по свету,
Цвели монгольские просторы синей ая гангой,
Звенел струной морин хурА певучий ветер.

Росла красавица и полноводьем наливалась,
Вплетала в косы новых вод волнистое теченье,
Свет буйный желтый из луны в себя вбирала,
А серебро созвездий заплетала в украшенье.
Текла неторопливо по степям монгольским,
Любуясь красотой в ней небо отражалось,
Летят года спираль веков затягивая в кокон,
Цветут подснежники. Пора любви настала.

Звенящий мир дождей любовью встретил,
Батыр Туман ей сердце предложил и руку,
Красавица ему милее, дороже всех на свете,
Укутывал плащом он Селенгу холодным утром.
Шаманом ветер пел и в лунный бубен бился,
Седые звезды предсказали ей судьбу другую,
Подслушав пенье птиц, в красавицу влюбился
Батыр Улан-Бургас. Сошел он с гор в раздумье.

Лазурным знаменем плескалось голубое небо,
Сиянье черных глаз и красота пленили сердце,
Шумит волнами ласковой любовью нежность,
Под тенью хвойных гор влюбленные укрылись.
Расправив крылья, жаворонки пели в небе,
В полуденной жаре, скользя по краю счастья,
Любовь пришла, она останется в сердцах навеки,
Укрывшая собою ночь, их тайну мраком прячет.

Ничто не вечно под бессмертным солнцем,
Небесный свод взорвался знаменем багряным,
Не смог батыр Туман отдать любимую другому,
Накрыл соперника искрящимся крылом тумана.
Не слышно в вязкой тишине ударов битвы,
Лишь сумрак и безмолвие накрыли степи, горы,
Отравленное снежным пеплом лето уходило,
Моля о чуде, плакала река надрывно, горько.

Металась Селенга зажатая свинцовыми тисками,
Стремясь прорваться к милому, текла по кругу,
Разрушить тишину пытаясь слабыми волнами,
Бродила в сонной темноте, искала в свет дорогу.
Летели лебеди, рассыпав с перьев мимо счастье,
Кружили в небе журавли прощаясь с Селенгою,
Накрыло степи раннее дождливое ненастье,
И гром с небес - погиб Улан-Бургас в неравном бое.

Застывший воздух сердце жгучей болью давит,
Разлился в каждой капле ядом крик утраты,
Щемящая тоска потери по живому режет память,
Цветущую весну накрыло снегом безвозвратно.
Из плена нелюбимых рук взлетела вверх волнами,
За ветром побежала размывая, разрывая скалы,
Тоской гонимая, степь заливая, потекла слезами,
На запад, куда гоняет Салхи-ветер облака к закату.

Закрыл батыр Туман над степью пеленой полнеба,
Отправился за Селенгой на серебристых крыльях,
В Бурятию, страну соседнюю, где он не разу не был,
Почти догнал её, седой Байкал его дорогу преградил.
Взмахнул рукою мрачный богатырь, подул ветрами,
Осыпался росой батыр Туман, исчез с рассветом,
Могучего Байкала покорило полноводье чужестранки,
В свои он воды её слезы принял, сердце отогрел.

Течет железная река, печаль скрывая в волнах,
Осколки сердца берега покрыли красной глиной,
Жалея Селенгу Байкал в себя вбирает её воды,
Напоминает ей хребет Улан-Бургасы о любимом.
В низовьях рек клубились, плавали туманы,
Промчались табуном века, года над степью,
Цветут бурятские просторы синей ая гангой,
Звенит струной морин хурА певучий ветер.


*Ая ганга – богородская трава
*морин хур – музыкальный инструмент.
* салхи – с монгольского ветер.
 
Хрупкий иней
Хрупкий иней на ветках сирени,
Рисовала дыханьем зима,
Выводила ветрами узор вдохновенно,
Из холодного синего льда.

Разгулялась по белым аллеям,
Грела руки у фонарей,
Заметала зима ни о чем не жалея,
Горести прошлых дней.

Белым шлейфом метели укроет,
Парк, вальсируя с декабрем,
В даль тропинками искривленными,
В Новый год к январю попадем.

Хрупкий иней на ветках деревьев,
Засверкает в рассветный час,
Рисовала дыханьем зима вдохновенно,
Выводила узоры для нас.
 
Фонари мне играют кантри
Опять я не сплю ночами, пью кофе, читаю книгу,
Теряя секунды по снегу время бредёт незримо,
Фонари мне играют кантри, светят клубами дыма,
Над дымом пустые крыши, и небо. Его не видно.

Закрыты небесные трассы, у природы свои законы,
Мимо промчалась осень, зиме просигналив дрожью,
Заплутала среди бессонниц, пью кофе и виски с колой,
Сколько было разлук, мне бы вспомнить – не помню.

Между нами вновь километры - отменённые авиарейсы,
Заворачиваюсь в одеяло, без тебя одной не согреться,
У погоды свои законы, заметает небесные трассы,
Фонари на струнах из снега за окном мне играют кантри.
 
От декабря до небес
От декабря до небес - только взгляд,
Едкий дым сигарет в глаза – слеза,
Каждый прожитый миг без тебя – убит,
А за окном ветер, зима, закат – плевать.

Считаю от стен шаги и часы – до пяти,
Греется память холодом злобной зимы,
Сшиваю, крою лоскуты - прошлого сны,
Сердце разбило ребра, сорвалось вниз.

Стрелки часов и жизни замедлили бег,
В шумном огромном городе опять снег,
Так неподвижен и вязок за окном свет,
В этом плену душа – обнаженный нерв.

Без тебя что тюрьма, что чума – плевать.
На второй половине земли где-то - ты,
От декабря до небес - только взгляд,
Без тебя как всегда - кошмарные сны
 
Вокзальный блюз
Страх искусственно глушат звуки,
В шумный город заходит вечер,
Мимо люди в оттенках разлуки,
Хрипло что-то кричит диспетчер.
Круг за кругом и час за часом,
Льется время вином измеряясь,
Оглушенная эхом вокзальным,
Я в оконный проём вжимаюсь.

Каждый раз как с судьбой играя,
Ставим жизни любимых на карту,
К стылым окнам лбом прижимаясь,
Молишь бога: – Не надо расплаты.
Не оставь мне в безветрие память,
Не оставь отраженье в зрачках,
Для тебя блюз вокзальный сыграю,
Ты услышишь его в небесах.

Синеву спрячут жалюзи-тучи,
Снег с небес на куски асфальта,
Сердце болью бинтуется туго,
Блюз вокзальный под звуки альта.
За любовь очень дорого платим,
Я делилась на тени и звуки,
Блюз вокзальный любви сыграю,
С лиц стирая оттенки разлуки.
 
Ветер судьбы
Гонит по свету ветер судьбы смесь бурных лет,
Реки забвенья следом текут, размывая пути,
Тает с рассветом луны слепо-таинственный свет,
Нет больше прошлого и дороги туда не найти.

Ветер смеётся, мне память пытаясь вернуть,
Иглами в сердце вонзая, взрывает его изнутри,
Мне хватит силы в пропасть не соскользнуть,
Карабкаюсь вверх, пусть на руках волдыри.

Таблетку от боли души лунным светом запью,
Прошлое разобью как бренный, пустой сосуд,
Сыграла со мною судьба как всегда вничью,
Ветер судьбы по свету ненужную память несет
 
Кто нас ждет там?
Я скиталась в туманных мирах,
Я искала выход на свет,
Мне шептала седая звезда:
- Выхода нет.

Пыль туманных миров мела,
Каялась, ждала рай,
Ускоряет свой бег земля.
Говорят – Выбирай.

Я черна как смертельный грех,
Я чиста - белоснежный снег,
Чтобы там не плел нам Иисусс,
Смерть уравняет всех.

Каждый в мире всегда одинок,
Бей поклоны земным крестам,
Каждый сам себе черт и бог,
Кто нас ждет там?
 
Декабрьские сны.
Я осталась в зиме без декабрьских снов,
Я и снег, снег и я, в ожидание слепы,
Замерцали огни, твой взлетел самолет,
За огромным вокзальным окном - небо.

В пелене фонари чуть заметно видны,
Белый пепел вуалью окутал планету,
Без тебя опять сняться кошмарные сны:
«Самолет исчезает, снегом падает где-то.»

Буду я по карманам, ночь скрывая в заре,
Обезглавленной сигареты искать окурок,
Пустоту запрокинутых глаз слезой согрев,
Заполняет табачный дым, занавесив утро.

Между небом, землей стоит снега стена,
В новом дне - как всевышняя милость,
Самолет приземлился. И звонок от тебя.
Мне в декабрьских снах это снилось.
 
Мираж
Яркий свет лучами в холоде зеркал,
Бабочкой летела, правды не искала,
Плакала, смеялась, на свою беду,
Знала, кто палач, все равно иду.
Размывает дождь на пыли следы,
Притворившись ночь прячется вдали,
Я иду раздетой за тобой, босой,
На земле стою я лишь одной ногой.

Рассыпала бисер вдоль дорог из слез,
За тобой стояла, только тень насквозь,
Бесконечность линий привела назад,
Память до апатии выжег правды яд.
Ты меня оставил в толщине веков,
Течет в венах лава, пламя, а не кровь,
Суетится ветер у остывших звезд,
Завернул он небо в простыню из снов.

В зеркалах улыбкой миража оскал,
Много раз меня ты к жизни возвращал,
Душу сеял ситом, все любовь искал,
Сам же все развеял холодом зеркал.
В горле запах жизни вечностью течет,
Сколько раз вдыхала – потеряла счет,
Твоих пальцев в коже, трещины - следы ,
Сердце обесточено, раны глубоки.

Разлетелись голуби с куполов церквей,
ВоронЫ осыпались пеплом на кладбИще,
Сотни раз подряд умирать, поверь,
Не легко, воскресать назад проще.
 
Оглянись
Ты прости, сколько раз проходила мимо,
То со снегом, а то с дождем,
Годы вдаль пролетают, летят незримо,
Только мы с тобой не вдвоем.
Оглянись, белым снегом кружится вьюга,
Заметает назад все пути,
Как нам в этой зиме отыскать друг друга,
Незамеченными не пройти.
День уходит, вечерних огней мерцанье,
В пелене снегов чуть видны,
Ты послушай, в снежной метели дыханье,
Замерзает льдом без любви.
Оглянись, за собой в череде прохожих,
Мой горячий взгляд отыщи,
Любовь в сердце жива, не дай уничтожить.
Не дай мимо опять пройти.
 
Вечер в парке
Я сегодня пьяна и всем бывшим уже позвонила,
Кто-то трубку не взял, кто-то мило ответил смеясь,
День уполз на закат, солнце шар к горизонту катило,
Вечер город заполнил, огнями обрызгал пейзаж.

Я сегодня пьяна, в парке музыка громко играет,
Я танцую с бутылкой в руке, я сегодня звезда,
Но не неба, скорее ютуба. С телефоном снимает,
За столбом притаившись, украдкой прохожий меня.

Вот и мент подкатил, ой простите меня, полицейский,
Давай выпьем, блюститель порядка, я сегодня одна,
Не смотри, что я в легком наряде как падшая женщина,
Это я от любви отмечаю свободу в одежде путан.

Греет ветер в ладонях последних цветов дыханье,
Я сегодня пьяна, сбросив с сердца любви кандалы,
Ночь на город набросила черное, рваное, ветхое платье,
Проводи, полицейский и за штраф поцелуем возьми.

Вы добры, обаятельны, милы, ах, за дерзость простите,
Я сегодня пьяна, чувства прошлые били как плеть по спине,
Ночь крупинками звезд как песком по аллеям бросает,
Солнце шар свой катает, лучами подкравшись к заре.
 
Ты позови
Ты тихо позови меня по имени,
Венчала нас с тобой луна в ночи,
По небу рассыпая серебром лучи,
Любовь на землю осыпала инеем.

Ты позови, я буду всегда рядом,
Прикрою ослабевшими крылами,
Объятьями накрою – облаками,
И губ твоих коснусь упавшим снегом.

Ты позови, ложиться снег под ноги,
Как вырванные перья вместе с кожей,
Уже не больно сердцу, слава Боже,
У нас с тобою две разные дороги.

Ты позови, впервые в мраке белом,
Развеянная ветром на осколки,
Глядит душа остывшими глазами.
Ты позови, и я вернусь. Быть может..
 
Под тонкой сталью льда
Я расскажу тебе, акация,
Какую тайну в сердце прятала,
Какие мысли сокровенные в моей кружились голове.

С тобой я буду откровенная,
Обрывки слов – по венам лезвием,
Дождем измученная осень размыла на прощанье день.

На перекрестке любви с ветром,
Под тонкой сталью льда на ветках,
Храни мои слова признания написанные на листве.

Застыло кружевами время,
Слова дыханьем с губ летели,
На перепутье зимы с осенью остался от листвы лишь тлен.
 
Снег
Мне опустил на плечи,
Чудесный зимний вечер,
Вуаль снегов - мелодию небес.

Кружит снежинки ветер,
В лучах в фонарном свете,
За пеленой снегов весь мир исчез.

Легко губами трону,
Снежинки на ладони,
Снег на руке оставил капель блеск.

В паденье снега нежность,
Природы неизбежность,
Уводит в зиму снег – в страну чудес.
 
Косы Ангары.
Над суровым Байкалом, в лунный бубен камлая,
Баргузин-ветер с воем шаманит, уныло вздыхая,
Небо хмуриться тучей. Кровь закат заливает,
Гонит мрачные волны Байкал, ни на миг не стихая.
Много сотен веков в глубине вод холодных,
Прячет память о дочери – Ангаре непокорной,
Он не знает покоя, чайкам вторит о горе,
Все зовет свою дочь в отчий дом далай-море.

С детства слушая сказки старой няньки Тунгуски,
Ангара полюбила легенду о витязе русском,
О могучем красавце, молодце с гор Саянских,
Она верила сердцу, что эта легенда не сказка.
Подросла расцветая как таежный подснежник.
Полетела молва о красавице юной и нежной,
В глазах звезды сверкают, лицо снега белее,
Птицы весть принесли о красавице и Енисею.

Заштормил Енисей, шумно, бурно кидая глыбы,
Загрустил. Пишет брызгами в небе любимой имя,
Он отправил цветок, унесла его ласточка в клюве,
Весть отправил с ветрами: - «Сильнее любви не будет.
Серебрится печаль без тебя в одиноких волнах,
Твой мерцающий лик мне рисуют на небе звезды,
Закружил хмельной сон твоих глаз черноокий омут,
Сквозь пространство коснулся тебя я любимая вздохом.
Подарю тебе мир, совершу для тебя любой подвиг,
Отвоюю у всех, даже если весь мир будет против.
Стану солнцем, лучом осветившим в тумане тропы,
Над уснувшей землей проведу по таежным сопкам.»

Руки ветру доверчиво протянув, приняла посланье,
На летевшую вниз звезду о любви загадала желание,
Разгорается пламя в груди расплавленной нежностью,
Полетела б к нему, только стал отчий дом крепостью.
Гневно волны подняв до небес, Байкал гонит прочь,
Ливень, град наслал на сватов, разрезают молнии ночь,
Спрятал дочь в глубине вод, ручьи-косы в руке зажал,
Ночь осыпал осколками звезд, страж Ольхон на пороге встал.

Не сдалась Ангара, волны в косы все больше вплетала,
В глубине черных глаз пряча грусть, о любимом мечтала,
Занавесив туманом зарю, своим пеньем отца усыпила,
Нить надежды в руках держа, убежать из дома решила.
Зная сердцем куда идти, разорвала прибрежные скалы,
Струи встречных ручьев и рек на бегу в свои косы вплетала,
Все стремительней бег, силу, мощь от любви набирая,
Вот и пройден последний рубеж, Енисею в объятья упала.

Встречный ветер и колкий дождь не смогли стать преградой,
Только вечный огонь в сердцах для влюбленных награда,
Сбросив груз тревог и оков, в поцелуе их воды слились,
Ангара - Енисей - негасимой, бессмертной любви стихия.

Селенга-мать в бурятских степях разлилась, застонала,
Прокричала: - «Байкал, проснись, Ангара сбежала,
Без неё нам с тобой как жить? Сердце сжалось от боли,
В отчий дом её возврати, на чужбине жить не позволь ей.»
В ярость впал богатырь Байкал, раскидал как камешки скалы,
Свои волны в небо поднял, луну с солнцем менял местами,
Вспять за косы хотел повернуть, только сил не хватило,
Силу, мощь Ангара от рек набрала, они косы её удлинили.

В дни затишья мрачный Байкал скорбит, о встрече мечтает,
В косы дочери в тайне от всех бессмертья волны вплетает,
Смотрит сверху с Шаман-горы вдаль за прибрежные скалы,
Знает, счастлива дочь-Ангара. Чайки о ней рассказали.
 
Время сквозь стекло
Время сквозь стекло, пальцы сквозь ветер.
Я плохой поводырь для слепых,
Жизнь сквозь пыльный день, я и не заметила,
Прятала бессонницей в снах кресты.
Молитвы сквозь призму, солнце сквозь окна,
Не вписалось в раму, по стеклу ушло,
Правда сквозь вино, лживым пьянит холодом,
Плачь или смейся, но время ушло.
Мысль сквозь рифму голую, судорогой строки,
Встречи, расставания - часть пути,
Время сквозь иллюзии, часы стучат под ребрами,
Совесть сквозь бога, спаси и сохрани.
Память сквозь нервы узлами накрепко завязаны,
А душа занозой застряла внутри,
И вне зоны действия всех сетей привязанных,
Рубежи последние ещё не сданы.
Счастье сквозь лимит, вечность сквозь пальцы,
По заслугам всегда раздаётся всем,
Вдоль дороги жизни своей автострады.
Может бреду я, может моя тень.


Написано по картине бурятского художника
"Время сквозь стекло".
Содном Базаров
 
Я не могу не летать
Я не могу не летать, хватит держать мои крылья,
Видишь, там звезды не спят, небо зовет.
Я не могу не летать, небо мой мир, я живу там,
И воскресая из дня, вслед за мечтой в полёт.

Я не могу не мечтать, мир ваш унылый, бездушный,
Людям в больших городах лица рисуют ветра,
Я не могу не мечтать, в мыслях своих я бесстрашна,
Стирая грани у смерти, мне бы дожить да утра.

Я не могу не любить, в сердце - открытая рана,
Жизни узоры ладони на тонких пальцах дрожат,
Я не могу не любить, выжгла себя до дна я,
Маятник рваного сердца все же в груди стучит.

Я не могу не летать, истлевшие крылья по ветру,
Вечно в свободном падении, рву опять высоту,
Я не могу не летать, я безвозвратно потеряна,
Мир этот не для меня. Воздух красть не могу.
 
А я пришла со снегом
Ты думал прилечу я на метле и с вороньем?
Обрушусь злобным ураганом утром ранним?
Закрою тьмой твои глаза, и дом сожгу огнем?
Ты смерти за спиной почувствовал дыханье?
Но я пришла со снегом. Ты меня не ждал?
В великой тишине под снежным небом – нежно,
Я в слабости своей сильна, ты этого не знал.
Нет от любви лекарство, есть яд, петля на шее.
За тусклой лампой нам танцует вечер вальс теней,
И медленно свеча оплыла воском молчаливо.
Так почему твои черты лица всё холодней, мертвей?
А призрак фонаря за пеленой скрипит плаксиво.
Боишься ты стоять, бежать, дышать.. дышать..
В остатке только тишина, а где же обещанья?
Ты думаешь сбежать вниз в ад. Ты думаешь там ад?
Ты ошибаешься! Ад здесь, на ложе из воспоминаний!
Зачем искать глазами в снежной пелене черты лица,
Утонем мы в снегу как в теплых простынях, вжимая тело,
Не беспокойся, что я холодней стекла, острей ножа,
Вдохни мой запах, ощути губами. Сегодня ты несмелый?
Мелькают злостью по твоим глазам то страх, то страсть,
А сердце камнем обернулось, с гулом в ребрах бьется,
Пытаясь воскресить в себе любовь с безумием борясь,
По телу твоему ползет восторженная дрожь и холод.
Тянулся бесконечный вечер страшным, страстным сном,
Растравленное жаждой ласки тело в неуемной дрожи,
Предательским от страха и желания сильней горит огнем,
С мольбой летят слова любви на снежном, смертном ложе.

Моя душа теперь светла, легка, нежна как снег, алмаз,
Вплетаю тонкими руками я иней грусти нитями по венам,
Узоры кружевом запястьями плету, огонь гашу в глазах,
В душе истертых букв прощения ищу, а нахожу обманы.

Снежинками часы к рассвету по дороге белой заскользят,
Блуждающие тучи миражами сумрачного дня меня закроют.
Холст белоснежный припорошит снега мягкий, легкий аромат,
Пришла со снегом я, и на снегу оставлю многоточье - кровью.
 
Здравствуй
Ответ Игорю Крымскому.

Здравствуй, новый герой нашего времени,
Изогнулась, изменилась спираль времен.
Ты солдат, знаешь род свой, какого ты племени,
Ты поэт, рифмы сотканы мыслями сотен дорог.

Море теплым прибоем с сердечным пульсом,
Для стихов с глубины выбивает на берег слова,
Солнце в спину вздыхает, поднимаясь с рассветом,
Вечность солью пропитана, как на море волна.

Будоражит умы слово четкое, рифма простая,
О былых временах память порохом освещена,
Все события мира, история Крыма, России,
Всё в стихах - состраданье, смысл и чувств глубина.

Здравствуй, новый герой нашего времени,
Мой «Привет» тебе ветер-бродяга с Байкала принес,
Ты с почетом достойно и дальше неси своё звание,
Пусть не тлеют стихи, а сияют в них рифмы огнем.
 
Шаг из осени
По стенам отскребаю свою тень,
Стереть пытаюсь память жестким ластиком,
А до зимы с холодным снегом и метелью,
Нам шаг осталось сделать из осени неласковой.

Застыли руки от холодных слов,
Устала от кривых дорог извилистого города,
Слова внутри сбиваются в один большой комок,
Борясь с тоской, тревогой и душой распоротой.

Пустые стены, окна и кровать пуста,
Как не сорваться с крика на безумную истерику,
А без тебя как быть? Опять идет холодная зима,
Ловить пытаюсь мысли как снежинки варежкой.

Закрыть глаза, мечтать, опять мечтать,
Запрятаться в снегах – ко мне ты не дотянешься,
В любовь играли как снежками - упреками слова,
Нет победителя, мы побежденные в соревновании.

Найти бы настоящее среди снегов и льдин,
Я ворожила на метель, на вой её, унывные стенания,
Осталась ветром на дороге как всегда одна, и ты один,
По коже твоей вздохом проскользнуть - моё желание.

По стенам соскребаю свою тень,
Застывший воск свечи еще хранит твое признание,
За пеленой снегов остались осени последние деньки,
Я на страницах снега тебе пишу обрывками послание.
 
***
Я тебе изменю с тобой.
Я уйду и вернусь опять.
За окном будет плакать дождь,
Ветер веткой в окно стучать.

Я не жду тебя или жду.
Переменчива жизнь моя,
Только знай - без тебя не дышу,
Я дышать могу возле тебя.

Я себе изменю с тобой,
Жертва эта тебе не нужна.
Свое сердце закрой за мной.
Уже дышишь ты без меня...
 
Капкан дорог
Сквозь призму слез перед глазами всплески миражей,
Реальность паузами вырывает из петли кошмарных снов,
Капкан дорог, мотора рев, визг тормозов, крутые виражи,
Нет человека, а телефон его вибрируя принять звонок готов.

Осколки дня сплелись в остатки из теней в последний раз,
Мелькнув окурок сигареты превратился в пепел, в прах,
Нет человека, а телефон его живет и принимает все звонки,
На стеклах перевернутых машин мерцают огоньки рекламы.

Дождливый серый вечер разорванным мгновением затих,
Смертельная печаль застывшие слова свернула рвотой,
Стучат в асфальт дорог истерзанные нити от дождей косых,
Нет человека, а для него звонки и смс-ки принимает сотовый.

Неровным почерком прошлась по лужам уходящая луна,
В покатых крышах города шальной рассвет уже свои лучи рассеял,
А телефон звонит, звонит: - «Алло, мой милый, где ты? Жду тебя.»
- «Авария, разбился насмерть.» - Чужой, уставший голос ей ответил.

Больного сердца стук признание, что резко изменилась жизнь,
Из подреберья рвется, неровный пульс горячее дыхание срывает,
Нет человека, а телефон все так же принимает для него звонки.
Капкан дорог себе рисковых, дерзких, самых лучших забирает
 
А Осень просто уходила
Распарывая облака, снег землю запорошил.
На перекрестке он вдруг прошептал – «Прощай,»
В твоем падении, снег, я слышу шаги Осени,
Под снегопад, стирая слезы, уходящей в даль.

Скрывая метки и следы, снег застелил дорогу,
В густой завесе исчезая тают Осени черты,
Зима на свежем запахе из снега заварила кофе,
Приправив дымом от сгоревшей на кострах листвы.

Бездумно снег пришёл, с безумным светом,
Хотел он Осень обмануть и сбить с пути,
В светящей чистоте седых небес свои рассветы
Менял на омут неба леденящей темноты.

Покроет снег застывшие вопросы белой тайной,
Над миром закружила из снежинок карусель,
А Осень просто уходила, не прощаясь с нами,
С собою забрала осенних красок акварель.
 
У оплывшей свечи
То ли в шутку, то ли всерьез, а может забавы ради,
Имитируя вечность любви, ты украл меня у судьбы,
А я в долгу перед вечностью, и ради случайной встречи,
Стоя у оплывшей свечи, тебя отмолила у Бога в ночи.

То ли ради азарта, то ли ради Христа просил на паперти,
Гостем пришел из прошлого, в руках сердце изношенное,
А я в долгу перед Богом, в душе под швами раны глубокие,
Тихо плачут оплывающие свечи, но время любовь не лечит.

То ли привычки ради, то ли приговоренный идешь на плаху.
В одну реку не входят дважды, ты же всегда был отважным,
А я в долгу перед памятью, не болит уже сердце израненное,
Я отмолилась у оплывшей свечи, помолись за меня и ты.
 
Ненавижу небо
А нам осталось до утра совсем немного,
Вот эти пол-заката, ночь и пол-рассвета,
Давай сейчас порвем к чертям твои билеты,
Скажи, зачем тебе нужны эти гастроли?

Звучат шаги по сонному вокзалу гулким эхом,
Пульсируя печаль впивается занозой в сердце,
Прощальный поцелуй, улыбка. Ненавижу небо.
Впадаю в панику, в безумие, с себя срываю кожу.

Докуривая сигарету, я смотрю как улетаешь.
Как машет крыльями твой самолет взлетая.
Мой сон бредовый наполняться кошмаром,
Оскалившийся самолет о скалы разбивает.

Вращаются - день и ночь, хватают за больное,
Тошнит от тряски прожитых пустых мгновений,
Зачем придумали все эти самолеты, это небо?
Не станут мне привычкой проводы и встречи.

Ты улетаешь, я по звездам вновь гадаю,
И умножаю расстоянье на молчанье телефона,
Я виски прямо из горлА пью, страх свой заглушая,
Наверно безвозвратно без тебя уйду в запои.

До встречи нам с тобой осталось так немного.
Пол-неба, пол-мечты, пол-жизни, пол-печали,
Тревожно всматриваюсь в ночные неба дали,
Пол сигареты докурив, лечу в твои объятья.
 
Кладбище слов
Так страшно, любимый и холодно,
Уменьшился мир до комнаты,
Бродят тени в ночи бездомные.
В ловушке сумрака день затих.

Так странно, любимый и холодно,
Мрак тихо вползает в комнату,
Бокал на полу расколотый.
На осколках вино или кровь?

Так горестно, милый и холодно,
Дикой птицей в клетке безропотно,
Кандалами любви закольцована,
В недосказанность мертвых слов.

Беспомощна я, мне так холодно,
Губы льдами в молчанье закованы,
На осколки мир криком разорванный,
Догорает костер мертвых слов.

Безвозвратно, любимый и холодно,
Гнев и ярость обрушил без повода,
Мне оставил, поверив домыслам,
Недосказанных кладбище слов.

Так страшно, любимый и холодно,
Уменьшился мир до комнаты.
Не виновная, тобой не прощенная.
В пепелище несказанных слов.
 
Красные туфли
Романы и любовь искала в сновиденьях,
По городу как клады запрятала грехи,
Остывший город, стертый привидением,
Он ей показывал в её же снах чужие сны.

Искательница приключений и романов,
На крови поклялась найти его опять,
Магическою связью она на нем повязана,
Цепляясь за фантазии, боялась потерять.

Скучала вечерами, толкала солнце в плечи,
И из реальности впадала в сонный рай,
Надела туфли красные, надеялась на встречу,
По улицам бродила, во сне сон вспоминая:

-«Закутываясь в платье из восхищенный взоров,
Она стояла возле луж из пролитой дождем воды,
Боясь испачкать в луже бархатные туфли,
Не знала, как пройти по уличной грязи.
Погладил тело мыслями. Почувствовала кожей,
Вскипающее сердце отправилось в полет,
Глазами встретились. Застыли в теле души,
В сто крат сильнее чувства оставила любовь.
Коснулся, наклонившись ладонями до туфель,
На них оставил отпечатки прошлых снов,
Лукаво улыбнувшись, легко поднял на руки,
Окутало их небо пледом сонных облаков.
Он от избытка нежности шептал на ухо что-то,
В его глазах пороком горела над ней власть,
Он нес её по лужам. Сверкал огнями город.
Их захватила в плен ночных желаний страсть.
Горячее дыханье сомкнулось в поцелуе,
Растаяло со вздохом, скользнуло по губам,
В глаза рассвет просился. Оставил на распутье,
Исчезнув на окраине таинственного сна.»

Сон на ресницах тает. Душа застыв мечтает,
О встрече в этих странных привыкших к чуду снах,
И бархатные туфли от грязи протирает,
Толкает солнце в плечи. Она лишь снам верна.

Посвящается подруге - Анна, с Днем рождения.
 
Последняя встреча.
Время лениво сжевало день,
Сплюнуло в вечность минуты,
Вечер, рисуя по стенам тени,
Ведет нас от встречи к разлуке.
В снах своих шире открой глаза.
Бросившись в небо как в омут,
Настолько наша любовь не нова,
Нашли в ней печальный опыт.
Страсть охватила с головы до пят.
Реальная истина, пламя порока,
Движение тел, эмоции, взгляд,
Скольжение рук по ткани, по коже.
Томление, страх, выдох и вдох,
Движение душ к смерти навстречу,
Бросились в омут судьбе назло,
Зная, что это последняя встреча.
Время лениво сжевало нас,
Вечное счастье, секунд опилки,
Вспомни меня, ищи в своих снах.
Убитую небом, любовью пылкой.
 
Наши мосты не горят
Наши мосты не горят,
Сколько бы мы их не жги,
Зеркалом память назад,
Нас возвращает в те дни.
Даже сквозь тысячи лет,
Помню я дерзкий взгляд,
Можешь бензином облить,
Наши мосты не горят.
Я не устану твердить,
Пусть даже против Бог,
Я бесконечно люблю,
Но этот и тот мир жесток.
Клятву с тобой сгоряча.
Дали смеясь, как бред:
-"Пока в нас душа жива,
Любовь в нас на тысячи лет."
Устала считать часы.
Страшно веками не спать.
Видеть, как рушиться мир,
Но наши мосты не горят.
Чёрт нам шептал или бес,
Ангел ли пел на плече,
Рай обещали с небес,
Упали с тобой мы в ад.
 
Под одним зонтом
Случайно и негаданно накрыв одним зонтом,
К нам ворвалась любовь осенним листопадом,
По лужам шлепая босыми ножками-дождем,
Она кружилась в небе с танцем звездопада.
Бросая брызгами дождя под зонт слова любви,
В глазах сверкала яркими зарницами играя,
Сгребла в охапку листьями безрадостные дни,
И унесла их вдаль сложив на крыльях птичьей стаи.
Смеялась и одаривала щедро страстью нас.
Обмазывала поцелуи по губам нам сладким медом,
Вскружила головы нам нежностью как будто торопясь.
Боясь, что не поверим ей, вернемся в грусть-свободу.
Последние у осени любовь украла солнечные дни,
Звенела под зонтом нам трелью-песней соловьиной,
Стряхнула с крыльев, осыпая вековой пыльцой любви,
Кодируя нам память, оплетая мысли тайной паутиной.
Оставили мы в прошлом годы странствий и потерь,
На смену осени зима вползает дымкой серебристой,
Споет, завьюжит песни белоснежная любовь-метель,
А под зонтом у нас весенний аромат любви душистой.
 
Я душа
Я не та, я не то, я не там. Я слова.
Прервала.
Я не где, я не здесь, я везде. Я земля,
Я права.
Может быть, может нет. Я рассвет,
Я закат.
Я лицо, я глаза. Темнота. Пустота.
Тишина.
Да я кровь. Да я боль. Горло вдоль,
Поперек.
Где мой пульс? Я без чувств, сброшен вниз,.
Мертвый груз.
Я озноб, я дышу через раз, выдох-вдох,
Стон и боль.
Я ничто, я стекло, я крыло. Где-то там.
Мысли в даль.
Да я гвоздь, я распятье. Я укор и слеза.
Я была.
Я исход. В небо крик, в землю стон.
Я ушла.
Вопреки, сердца стук, я вернусь,
Я жива.
Тесно в клетке груди. За спиной два крыла.
Я душа.
 
Мне бы...
Серою тоской дурманит осень.
Мне бы неба синего глоток.
Разгоню я дождь, тумана проседь,
Руки к небу, окна настежь и вперед.
Мне бы крылья.
Серая печаль вползает стужей,
Мне бы солнца яркого глоток,
Спряталась под зонт, иду простужена,
Среди листьев, паутины и тревог,
Мне бы солнца.
Серая хандра стучит по лужам,
Мне бы лета прошлого глоток,
Разгоняет серый ветер неуклюже,
Ворох листьев вдоль ночных дорог.
Мне бы лето.
 
Не отпускай
Не исчезай.
Прошли по кругу стрелки на часах.
Отмерили отрезок циферблата.
Аэропорты, залы ожидания в глазах,
Их каменно-стеклянные квадраты.
Не забывай.
Рисую на стекле знакомый силуэт,
И пять часов осталось до рассвета.
На крыльях, взятых в небо на прокат,
Летели наугад и канули мы в лету.
Не забирай,
Скомкай и выброси отжившую мечту,
Продолжи жизнь ошибками рисуя,
Напрасных, пьяных откровений пустоту,
И недосказанность чужого поцелуя.
Прощай,
Всё только началось, я перешла черту,
День разбинтован, растревожив раны.
Печаль к вчерашним бедам приложу,
У времени с пространством бой неравный.

Не отпускай меня, мечту, любовь.
Все пережив ко мне придешь ты вновь.
Качаясь крыльями взлетает самолет.
Непрочность сновидений разбивая.
 
*****
Накинула на плечи темноту,
Как ты жесток словами, лучше б палкой.
Летят испуганные мысли в высоту,
От взгляда твоего, а может моего – жалкого.
Лежачего не бью, поверь герой,
У твоих ног давно ничком распластана.
Неровным боем мысли по одной,
Шальными пулями летят куда-то в космос.
Обратной стороной своей руки,
С кривым от слез лицом – ломаешь линии,
Потухшей сигареты от тоски,
Кружился белый дым, искал ты выхода.
Но жизнь моя не стоит и гроша,
-"А ну её, - Ты шепчешь – всё теперь в порядке."
Я исчезаю или вновь схожу с ума.
Искать любовь в глазах пытаюсь – свет неяркий.
Сжимает время умирающий закат,
Текут минуты медленно, в лучах часы застряли,
Потухшие глаза благодарят.
Твоя рука лежит на перевернутом стакане.
 
Я ворожила
Я ворожила в зеркалах оконных стекол,
Бродя по улицам ночных пустынных городов.
В чужие окна отражался свет звезды далекой,
Неуловимо, я ловила её тихий странный зов.
Я шла на зов звезды по улицам пустынным,
Чужие серые дома отсчитывали шагов счет,
Встречали города меня дыханием холодным,
Но прячась от сомнений, упорно шла вперед.
А безнадежные огни окон во тьме мерцают,
Чем ярче свет, тем тише слышен звезды зов,
Брожу по улицам, случайные прохожие встречая,
Не смотрят мне в глаза, вниз голову склонив.
Я ворожила по ночным оконным стеклам,
Но луч звезды с окон разбился об асфальт,
Исчезла ночь, по стеклам солнце ночь растерло,
Как жаль, что ворожба моя исчезла на любовь,
Я ворожила по глазам чужим и безразличным,
Но недоступная звезда разрушила мои мечты,
Глаза как зеркала души, в них ворожба не прочна.
Я вновь пошла вперед. На зов другой звезды.
 
Давай рискнем
Давай рискнем, залезем на столбы,
Взойдем на мост по проводам,
И с высоты опор железного моста,
Мы в небо крикнем – «Я люблю тебя!»
Рискнем, со стаей сумасшедших птиц,
Наверх взлетим, исчезнем в облаках,
Открой глаза, мы будем там, где нет границ,
Огни созвездий звезд благословляют нас.
Ни словом, ни молитвой, не слезой
Убить любовь нельзя. Пошли все к чёрту!
Вы! Там, внизу на выжженной земле,
Желающие сбросить вниз нас. Поздно!
Мы космос, мы столетнее вино, мираж,
У нас под кожей бури, грозы, ураганы,
На оголенных нервах мы ушли в крутой вираж,
И кровь кипит внутри по венам рваным.
Пошли все к чёрту! Бог любовь нам дал.
В полночной тишине мы души разорвали,
Сердца наружу. Ты моё себе возьми,
Запрячь поглубже, я себе твоё оставлю.
Рискнем, растает страх у нас в глазах,
Надорванных небес на тонкой грани,
И если мы пока ещё не там, в других мирах,
Где наш последний час? Рискнем - узнаем.

стихотворение из романа "В небо взгляд"
 
Ожидание
Ветер. Ветер пасмурных дней.
Дождь. Ты пришел в нём с закатом.
Гром. Обрывается вмиг болью
Пропитана жизнь. Это утрата.
Время. Сокращает разлуку,
Надежда – это есть ожидание?
Возвращается память строками
Обрывая слова - наше дыхание.
Прожит. Каждый час не напрасно,
Верно – мне сказал не везучая
Взгляд твой. Снова рвется на части.
Только я пришла к тебе с тучами.
Глаза. В зеркалах вечной души
Слеза. Сердца огонь не потушит,
Расскажи, как терзала нас жизнь?
Ты, смеясь говорил – «ты везучая.»
Вот оно счастье лежит. На ладони
Ты и я. Вечно судьбой повенчаны,
Ты сказал: - «Мир становиться злей,
Не оставлю тебя, ты моя женщина.»
В глазах ветер. Гуляет бродяга злой
Свободой. Разорванной клочьями,
Мне опять ожидание, а тебе конвой,
Срок, решетки, стальные наручники.

Стихотворение из романа «В небо взгляд»
 
Зачем тебе Осень?
Скажи зачем тебе Осень унылые слезы?
Плачешь дождем с небес.
Прячешь за тучами яркие звезды,
Лишая себя надежды.
Скажи зачем тебе Осень серые дали?
Грустного неба завеса.
Надорванный стон облаков-печалей,
Завис над верхушками леса.
Скажи зачем тебе Осень дрожание листьев?
Жаль уходящее Лето?
Кидаешь с деревьев листья как письма,
Но Лету не нужно это.
Скажи мне зачем своё солнце истратила?
Подаренное тебе Летом.
Ты красками солнца листья закрасила,
Танцуя под звездным небом.
Скажи зачем ты простилась с любовью?
Холод впустила в сердце,
В печали застыла, теперь тебе больно,
Ищешь на небе просветы.
Но Осень молчит, плачет ливнем надрывно,
Тихо идет по свету,
Не будет у Осени любви с Летом взаимной,
Можно не ждать ответа.
 
Летний поцелуй на память
Слетел с губ летний поцелуй,
Осенним лепестком увядшей розы.
Я вновь пройду дорогу памяти по грезам,
Рисуя в лужах отражение дождей.

Согрелась осень одиноким сердцем,
Лишила страсти, поменяла вдруг цвета,
Сквозь взгляд задумчивого дня,
Всё показала мне чужим, далеким.

У грустной осени хочу я попросить,
По парку стертыми дорожками пройтись,
Увидеть в грязной луже отражение луны,
И летний поцелуй на память возвратить.
 
Подруга Осень
Назад вернуться поздно, невозможно,
И невозможно будет прошлое забыть,
Все в жизни зыбко, неустойчиво и сложно,
И я не знаю, как смогу я дальше жить.
В твою любовь я не смогу уже поверить,
Завязли мы во лжи и неоконченной войне,
Душа болит, зашла случайно я в наш скверик,
В подруги сразу осень напросилася ко мне.
В бокал плеснула смесь надежды и печали,
Сгребла листву, зажгла костры рябин,
И на осколках лета с ней мы повстречали,
С подругой осенью моей любви руины.
Мне пела осень о глубоких в сердце ранах,
Терзала ветром, в душу сыпала листвой слова,
Черпала синь с прозрачных неба далях,
Бросала мне слезинки льдинкой на глаза.
Не скрыться от потерь, поверить невозможно,
Но боль утрат разрежет сердце на куски,
Я прячу в зеркалах немое жизни отраженье,
Подруга осень говорит: - Забудь, прости.
И одиноких дней замкнулся круг печальный,
Задерну шторы, во вчерашнее захлопну дверь,
Пойдем гулять с подругой осенью на пару,
В холодных чувствах заглушая любви хмель.
Молчи, не надо слов, подруга осень, в этот вечер,
Молчи, кричит любовь у вечности в долгу,
Стремиться ввысь в танцующем фонарном свете,
И растворяясь, снегом падает в траву.
 
Не целуй мои глаза!
Застыла льдиной неба синева,
Слеза дрожит росою на ресницах,
Не нужно целовать меня в глаза,
Пусть на губах твой поцелуй храниться.

Не нужно целовать мои глаза,
Плохая эта с древности примета,
Сама от ветра высохнет слеза,
К разлуке их целуют. Ты заметил?

Ты вроде близко, мне от рук тепло,
И очень странно, мысли уже где-то,
Твой путь далекий, расставаться тяжело,
И на осколки вдруг разбилось сердце.

Не нужно целовать меня в глаза,
Прикрою их руками на мгновенье,
Открою, в небе снова синева,
Кричу я в вышину, мне нет ответа.

Сама от ветра высохла слеза,
Но сердце осени дождем залито,
Просила: – Не целуй мои глаза!
К разлуке привела эта примета.
 
Надзиратель - Осень
Осень захватила меня в плен,
Душу заковала в дождь слезами,
Ей с небес, наверное, видней,
Под оковами седыми весь мир замер.
Паутиной оплела дороги дней,
И в багряных красках расписала,
Всю тоску свою в сухой листве,
По измученной земле прошла вандалом.
Замедляет осень мыслей тлен,
Моросящим дождиком по луже,
Въелась глубоко она тюремной
Властью. Захватил озноб внутри, снаружи.
Разрывая паутину вверх взлетая,
Тщетно рисовать пытаюсь солнце,
На свободу птицы в небо улетая,
Проклинают дождь и надзиратель-осень.
Властью листопада снова упиваясь,
Гонит вслед за мной седые тучи,
Осенью душа в плену - больная.
Мне не вырваться из плена. Невезучая.
 
Дворик.
Дворик в осенних красках,
К осени разукрашен,
Осенью и людьми.
В окнах мелькают блики,
Листья дрожат у липок,
Тихо, неуловимо.
Как бы хотелось листьям,
В даль полететь за птицами,
Крылья не отрасли.
Срываясь летают зигзагами,
Вниз на ковер увядающим,
Падают сиротливо.
Любуясь в свое отражение,
Наверно мечтают деревья,
Встретить осень красиво.
Но время так быстротечно,
Бросая листья беспечно,
На память оставят снимок.
 
Без названия.
Ночь опять за меня стихи пишет,
При свечах догорающих звезд,
Фразы броские вечностью дышат,
Погружают в страну своих грез.

Ночь любовь заклинает стихами,
Разрываются чувства на крик,
Безучастные звезды словами
Молят небо. Их знаю язык.

Ночь плетет, заплетает рифмы,
Через строки стихов без названия,
Свет холодный, для глаз незримый,
Проникает в сердце мерцаньем.

Ночь коснётся зари и погаснет,
Принесет ветер странствий дыханье,
Свет звезды растворяясь оставит,
На листке мне стихи без названия.
 
Любовь... страсть
Коснуться мыслями-зигзагами,
Сливаться душами и взглядами,
Дотронуться руками-покаянием,
Слова слетают с губ признанием,
Прижаться телами раскаленными,
Лишь жажда тел желанье ограненное,
И раствориться, тая как дыхание,
Стук сердца слушать замирание.
Разрушить правила пророчество,
Захлопнуть двери в одиночество,
Сказать слова «Люблю» молчанием,
Глаза в глаза - любви послание.
Вдох неисполненный - спасение,
С губ соскользает искушением,
Замрет на грани, на мгновение,
В наш рай забытый – возвращение.
Без крыльев воспарить стремление,
Озябших пальцев вновь сплетение,
Тел нежный шелк как откровение,
Хмельной любви благословение.
Вдыхая тела аромат - блаженство,
Глотками пить его как совершенство,
И поцелуев лепестки до исступления,
Губами тело мерить искушением.
Касаться искреннею нежностью,
Любовь – вселенная безбрежная,
Мозаика из снов волшебная,
Закружит в танце сокровенния.

И манит до рассвета бархат ночи нас,
Стечет слезой былое одиночество,
В глазах сверкает счастье перламутром,
Походкой легкою любовь явилась утром.
 
Я живая
Я живая, я выжила всем назло,
Мне швыряли в лицо слова свинцом,
Заливали душу холодным дождем,
Боль не меряя выжила всем назло.
Я живая. Жизнь теряла смысл,
Мне внушали, снег уносит мысли,
Я летела в тьму твоих бессмыслиц,
Горек путь на свет, но я так решила.
Я живая, не ищи меня в снах своих,
Сон расколот в миг, ты во сне кричишь,
Сниться снова бред, уходящий в крик,
Зажигаешь свет, меня рядом нет.
Я живая, я увидела вновь рассвет,
Стрелки жизни замедляют свой бег,
Я сняла с себя на любовь запрет,
Под аккорды ветра научилась петь.
Все ненужное со слезами прошло,
Нет пути назад, крылья за спиной,
Снова жить мечтою мне предрешено
Ты сказал: «Если выживешь, живи на зло.»
 
Книга ненаписанных стихов.
На нитку жизни я нанизываю дни,
Дождями с неудавшейся судьбы,
И провожая взглядом стаи птиц,
Листаю книгу из нетронутых страниц.

Коснется осени холодная рука,
Я провожаю взглядом в небе облака,
Горит душа, сгорает как в огне,
Зачем-то осень ранит душу мне.

Но все проходит, даже боль души,
Не торопи напрасно, не спеши,
А ворох золотой листвы листает вновь,
По сердцу книгу ненаписанных стихов.

Начну с нуля переплетая рифмы дней,
И заполняет ритм забытый душу мне,
Течёт рекой сомнения беспечных слов,
Пишу я книгу ненаписанных стихов.
 
Не торгуясь.
Осень в печальные зори оделась,
Сверху укрылась увядшим ковром,
С птицами, с летом любовь улетела,
Крылья любви ей назад не пришьем.

Осень дождями дрожит на ресницах,
Плачет несчастная с летом простясь,
Лету любовь уже даже не сниться,
Мимо прошла в дверь зимы постучась.

Золотом осень весь мир разукрасит,
За серебро не торгуясь продаст,
Нужно ли это нам? Даже не спросит,
Так и любовь не прощаясь предаст.

Золото осени, снег засеребренный,
Всё не торгуясь отдать за любовь,
В лето ворваться бы хоть на мгновение,
Крыльях любви разбивая в кровь.
 
Мечты
В жизни нет ничего невозможного,
Все сбывается, только поверь мне,
Нам во снах наших сказка является,
На яву, не забудь, открыть дверь ей.

Мечтай, мечтай - иди по облакам,
Мечтай - дай волю своим мечтам.
Мечтай - гори, но не сгорай,
Мечтай - это твой потерянный рай.

Пусть дорога твоя безнадежная,
И нет сил, чтоб с нее свернуть
В жизни нет ничего невозможного,
Нужно верить в Мечты и рискнуть.

Ты пойми, что есть кто то на свете,
Кто в мечты твои свято верит.




Стихотворение из романа
"Мне не страшно теперь умирать"
 
Лето большой любви
За горизонт тихо уходит солнце,
Ты рассвет только не торопи,
Легкой поступью к нам ворвется,
Лето нашей большой любви.

Летать – все выше и выше в небо,
Не спать, - страсти ночи полны,
Мечтать – этот мир ещё не изведан,
Любить - Лету мы будем верны.

Светят над горизонтом звезды,
Тают, прячут там наши сны,
Ночи бессонные, страсти, грёзы,
Лето нашей большой любви.

Летать – быстрее и выше ветра,
Не спать – страстью душа полна.
Любить – нежно, так сильно и ярко,
Мечтать – за летом придет весна

стихотворение из романа "Смотри в мои глаза"
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!