Игорь Жартовский 24
Где-то рядом
Зима и вечер. Голову задрав,
тону в бездонной снежной глубине.
Румянцем щёки. Колется слегка
незрелый минус. Где-то рядом,

с мыслью наравне,

почти не слышно, тихо в белизну,
на оркестровых фантазирует гобой.
И на снежинки, отходящие ко сну,
садятся ноты. А зима...

на каждый вдох, пропитанный тобой.
27.02.2024 14:51
Ворон
Чертям плетей, а мне вороний глаз,
чтоб лупать им без устали, без срока,
и чтоб бесхвостую мне привели сороку,
бесхвостую одиннадцатый раз.

И два крыла, чтоб над землей летать,
и цвет к перу, как сумрак подземельный.
И дай когтей, чтоб рыть сырую землю,
и крепкий стан, как от плеча культя.

И я, такой, слечу к Тебе на перст,
чтоб петь свою горланистую песню.
Но на персте Твоем уже нет места.
Зато крестов хватает мне окрест.





Картинка из сети, автор неизвестен.
Спасибо ему!
26.02.2024 19:35
Плагиат или дыхание Вишну
Вишну – внутренняя причина, в силу которой все существует, первопричина всех вещей, всепроникающая сущность, сознающий прошлое, настоящее и будущее, творец и разрушитель мироздания, тот, из которого исходят все материальные и духовные элементы.


Слово "Вишну" восходит к индоиранскому visnu, иранским аналогом которого является авестийский Рашну – судья загробного мира.


__________________


Падение шатко.
Колено… – и тело
курдюком ватным
стало; упало.
В опале сло'ва – "…Мать твою..!" –
какие-то споры
каких-то грибов,
сор мозга в неистовстве бытия.
Люди, глядя:
"Дядя! А где же твоя голова!?"

Отлетело, отделилось.
Мысль мудра: не понимая –
что это вылилось из ведра,
но уже отдаляя взгляд,
блестя зрачками –
чистым Енисеем с утра –
"Прожил…
Господи, что же у всех за рожи!"

Туман, судорога, мгла.

- - - - - - - -



Пречистые, словно из СПА…
Восторженные! Блестят.
Воссияв, подлетают ближе…


/ Жизни ради, может быть – для
в облаке газ сжижен.
Дробленная вода:
начало,
длительность бытия.
Мнений звучит два вида:
тень, звук родящая, твердит: –
"Дожил".
Почти вердикт.
Другая – темнее –
молчит: "Не дожил!"
Колокола гудят мерно,
одни рядом; поодаль – тише.
Крыл костяное бремя:
тёмных теней рыщут /


…слепя лучезаром присным *,
лирой святой тесня души.

Средний вертит в руке монисто,
неистово им блестит. Дюжие
два других стильны.
Ореол задают чёткий,
горят золотой пылью.
Кивают: "Зачёт!",
переспросив фамилию.

Конвоир самолично прибыл.
Расчёт у него полный.
Опоздал он. А мне обидно.
Худощав, лысоват,
на восьмидесяти языках свободно

говорит, будто Аня
завещала при жизни внучке
обходить стороной трамваи.
– Случай – истина не земная,
ты покайся, так будет лучше…

- - - -

Серым снегом по спелым вишням,
остывая, скользит пепел
с постаревших, но мне милых,
куполов. Быль иль небыль..?

Смотрю: соскочил с трамвая
в растрёпанном пальтишке:
– Аня!
(Пора! –
выдох Вишну)
… и она в объятья летит к мальчишке,
не оставив выбора для ведра…




* присущим


___________

"... – Скажите, какую религию – что бы выбрали вы, честно ни библию ни коран не читала, слушала отрывки по ютубу.
– Выбирайте любую из них, все равно этот параметр можно будет изменить в настройках в любой момент..."

Unknown333


_____________

"...Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит..."

Михаил Булгаков
26.02.2024 19:24
Фрагменты стиснутых в целое
Они вымирали медленно.
Их найдут где-то на юго-западе.
Археологи подумают, что быть глыбами –
это наверно плохо, лучше быть мелом,
и выкрасят их (потом) огнем в белый.

Их тащили, каждый к себе, междолетия
из породы, из юрских отмелей.
Их побоятся назвать рыбами,
ведь прошли миллионы лет.
Тем самым, к изучению
более достоин предмет.

Их винить будут уже за то, что
гнулись спины их коромыслами
когда бились истово
и рвали бесценный рот,
хватаясь им за острые
выступы берегов.

Ученый совет соберется с мыслями.
Будет капать, во фрагменты их, пот натруженный
над невозможностью хоть как-то определить вид,
этих двух, стиснутых в целое.
А молодая женщина, сотрудник НИИ,
уезжая утром домой, задумается в метро:
– Не вымирали они, медленно,
а просто, последние, нашли друг друга.
22.02.2024 21:26
Дорожная пыль
Не сдвинуть регистр.
Пусть "ныне" * и "присно" **
звучат на латыни.
Пишу – по-английски,
пришёл – по-английски. ***

Трава луговая,
где запах полыни
чуть сладкою нотой
с чуть горьким приливом,
не страждет полива.

А были ведь рады,
всегда, за кордоном…
Там лепет беспечный
небесной капели
утапливал мели,

обваливал берег,
шумел над простором;
прибитою пылью
гордились дороги,
скрестясь на пороге.

Чудными кострами
рядилась истома.
Шли тёплыми ливни,
и шаркали гномы
уюта по дому.

А небо скудело,
и шорохи ветром
сдувались. И стихли.
Заклинило жернов,
здесь время не мелит.

Но реки текут,
и мели всё выше.
И ветер, и дождь!
Капли скачут по крышам.
Не требует пищи

не сеянный клевер.
Все пашни остыли
и пахнут полынью.

Дорожная пыль.
Дождь пришёл по-английски.


* сейчас
** всегда
*** не здороваясь (IMHO)
20.02.2024 20:16
Дюны
... И будет, что вспомнить:
улыбки, разгадки,
смешные картинки,
пещерные замки.
Падение волн,
"три рынды" в тумане,
и качку, и бури
в бездонном стакане.

Красивое небо,
милые руки,
конфеты на завтрак,
на ужин прогулки.
Горячие дюны,
раскопки и ветер,
и наши находки..,
как взрослые дети
без грабель и кирок
копались в пустынях.
Но найдено имя,
и лира, и крылья!
И есть, что беречь,
ограждая от правды.

Хорошая новость –
раскрылась лаванда.
Сиреневым цветом
покрылась планета,
и дарит тепло
ароматное лето.

- - - - - - -

Вдруг вспомнятся вспышкой
улыбка и голос.
И буду тогда я достаточно взрослым.
Пойду кочевать по изрытым пустыням
в надежде найти драгоценное имя.



Фото из интернета. Спасибо автору!
18.02.2024 14:07
Оригами
Центр потустороннего мира
в корзине для бумаг.
Нагнись
и чувствуй, как ты наг,
перевертыш.

Дыра в голове.
А ты все думаешь – лира?
Ты – маг,
и пепел из твоей дыры
заполонил уже пол мира.

В корзине для бумаг
вопрос.
Там, в оригами,
проекция на плоскость
чуда.

В хрустящем лабиринте
храм.
Измятый лист
и записи на нём –
ты сам.

Теперь из "зю"
перевернись в "первоначально".
Ты слышишь, "Чайник",
за окном – "кукареку"?
Что это значит? –
ты уже в печати!
И поздно
переписывать лоскут.
17.02.2024 21:06
Цвет жизни
Снова играет безмолвность
в испуганную надежду.
Одежду скорей подайте
на перекрёстке между
смятением бледноликим
и падкой в улыбку гранью.
Озимые колос тянут
побегами в слишком рано ль?

Кишит тишина лососем,
трепещет, идёт на нерест.
И вереск уже лопочет,
и пчёл зазывает к тесту.
Но дремлют ещё закрылки
в апреле, таком порочном,
где времени ни кусочка
для пчёл не отмерил Кронос.

И вновь тишина шагами,
звенящими на мгновеньях,
условность не нагнетая,
звучит. И внимая гаммы
немые, как псевдолики,
я пью из соцветий жизни
нектар белоснежных лилий.
15.02.2024 13:47
Когда не в беге слов
Меня оговорят, а ты иди...
к весне!
Зачем ещё подруги?
Они близки, вменяемы вполне,
и говорить им нужно на досуге
о чём угодно, даже о тебе.
Они утешат, не в услугу!
С тоскою откровенною в глаза
посмотрят, и послушная гюрза
сползёт к ним в трепетные руки
на поруки.

А я усядусь и сложу свой стих
вполне умеренным своим речитативом.
Что толку от вибрации кучливой,
когда не в беге слов, а в смысле их
таится сила.
Игривый конь,
на крыльях, вспыхнув гривой,
аллюр чей по определенью лих,
сбежит по облакам
следов твоих.

Потом прочту, всё то, что накрапал.
Когда слагал, всё виделось иначе –
на карандаш уселся звёздный зайчик
и грифель строки его светом наполнял.

-----

Свет утренний, влезая на окно,
увидел стол и карандаш, и полки,
и самолётик, залетевший в ёлки,
и чудака, укутанного в сон.
12.02.2024 00:32
Будто тебя терять
Будто тебя терять, навсегда, навечно –
повестка в иное время, где хлеб не тестовый,
где сны не из лени.
Будто тебя терять мне всего важнее,
вспоминать реже, и не знать прежде.

Помаркой исправленной в прошлое назидать,
воро'тистое, пронзившее полдень зимний,
пощёчиной жаркой вернувшее к жизни.
Будто тебя терять мне всего за даром,
с дырой в кармане, гривенник золотой.

В Медуницу схожу на мельницу,
где родиться почётно, где в лучах месяца
с лестницы до воды рукой подать.
Тесен воздух, а ночь – крестница,
и не важно всё, и – благодать...



На картинке – Медуница,
символ единства противоположностей
10.02.2024 21:41
Твой голос
Он снова узнаёт твой голос
из тысяч отшумевших голосов.
Очнувшись, замирает полоз.

В пределы запрещённых полюсов,
движением владея в совершенстве,
упругой болью отмечая след,
ползёт в груди, ползёт во тьме кромешной
свиваясь в кольца, к выходу на свет.

И нет другой ему причины
из темноты горячей и сырой
бежать, пронзая грудь и спину,

оставив телу ветреный покой.
Нет выхода, закрыты двери –
стучи, ползи или кричи.
Свет бесконечностью измерен,
в которой голос твой звучит.
09.02.2024 19:03
Седьмое небо
Шумят, как на базаре.
Галдят. И вроде бы не бесы.
А этот обнаглел – повесил
бусы на стрелу,
пронзившую бедро.
Ведро б ему (а не колчан)
с песком, и поливать
в оазисах им пальмы…

– Ты улетаешь?
Завтра в восемь?

– Проводишь?

– Нет. Я предлагаю:
со мною в Корсунь.
Смотри на карту –
реалии событий
там, не здесь...
А после, туманы
зажимая в горсть,
пройдём с тобой
сквозь Южные Кресты.

– Нет, улетаю, ты прости.

– А хочешь, будем жить на Веге!?

– …Прошу, останься человеком.
А этих... строго не суди.
Они лишь за себя в ответе.
Им стрелы претят,
крыльев шум и ветер,
и крест, и невозврат пути...
06.02.2024 17:53
Святое перо
Щеками в ладони и пузом в траву
лежу и любуюсь небесным парадом.
Не знаю – зачем и кому это надо:
сбежать и валяться в сосновом бору,

и быть бессознательной чёрной дырой,
засасывать в чрево пустое пространство,
в котором с завидной чертой постоянства
послания пишет Святое перо.

Бездонность, внимай, обнимай, принимай!
На стыке планетном не жди катастрофы.
Таких погружают до времени в морфий,
и их от себя не спасти никогда.

Звезда загорелась, погасла, и ночь
густым наполняется эхом аллюзий*.
Есть правила, правда и звук тайных музык.
И сердце не гонит мелодию прочь.

* намёк, шутка
06.02.2024 16:31
бережно
С желтым уже не справиться. Синий опрятен более.
Дышится. Дышится вольно в безоблачное безмолвие.
Вселенские сети звёздные пространство прошили сроками.
Заводят в полон* по мокрому, по тихому, босоногое.

Родится зима метелицей. И улыбнутся бережно
пространства холодной нежности приятию бесконечности.
Но кружит ещё по осени листва в листопадах.
Просинью
освящена, на память, а после – проклята.


* плен, неволя
03.02.2024 16:05
Егоза
Сверчок, и не один.
Не стрёкот – разговор.
Ход времени не высветить свечой.
Тень тянется над сколотой плитой
и озеро, живой ночной сачок,
раскинулось под звёздной маятой.

Огромная луна.
Трава на склонах гор.
Кровь ночью из земли качает капилляр.
Всё чёрно-синим вскрыл невидимый маляр.
Как идол у плиты, лишь только не скуля,
на лапы голову не сложит лабрадор.

И насторожен взгляд.
И сердца чаще стук –
по пояс из земли вдруг показалась тень.
За деревом ещё, за этим... и за тем.
И справа, у сосны, прозрачный манекен,
и нити сквозь него плетёт свои паук.

Дыхание сорвал.
И лаем тишина
разрушилась надолго, глотая с эхом сны.
Но призраки встают. Не пели им псалмы.
Доспехом не гремя, фантомы из земли
прошли, не тронув фиолетовый шафран.

...из камня, из воды...

Мечам слепых Фемид
был предначертан пир.
Весы отбросивши, разили возле скал.
Питаться гриф устал, жрал потроха шакал.
И толстый червь от смрада на костях блевал,
блестел. Их в слизи шевелился целый мир.

Не слышит чуткий нюх –
полынь и лебеда.
Картины видит пёс, а тени всё идут.
Сейчас разрешено. По времени им путь.
Отсюда не одну пройдут они версту
в долину с этих гор, а дальше кто куда...

...........

Весёлый летний день,
и счастлив лабрадор.
Девчонка егоза, смех заливной в цветах.
Обняв за шею пса и с лаской на устах,
тревожно шепчет что-то без майки и в носках.
И он с ней, как щенок. Но взгляд на склоны гор:

– Днём не придут.

Из дома голоса
зовут. Бежит на зов во весь смешной опор.
На полпути – назад, за егозой. – "Апорт"!
На всём скаку цветок зажал в зубастый рот.

...........

А день смотрел в его щенячие глаза.
03.02.2024 15:10
Звёздная тропа
В созвездии Тельца долины и отроги,
ручьи и водопады живительной воды.
И вечное проклятие – кибитка и дорога,
и память, и осколок мерцающей звезды.

Здесь выйдешь и стоишь.
И смотришь в бесконечность.
Колышется шелками нарядный паланкин.
И этот ли забег рождением отмечен
в придуманный оазис обугленных пустынь?

Вселенская тропа – года, века, парсеки.
Рабы в святых одеждах не разгибают спин.
Мерцающий ландшафт – туманности и свечи…

… и предрассудок к пицце – чуть горький вкус маслин.
01.02.2024 20:59
Дорога
Скользит упрямая дорога.
Степная топь, степная блажь.
Во стрюк льдяной ныряют ноги.
И дымкой явленный мираж

в холодных струях. Небо – ватой.
Парит земля в расколах льдин.
От конопатых куропаток
осталась сотня пуповин.

Хлыстами пули свищут, рыщут,
и в землю градом бьёт снаряд.
За этот день другие взыщут.
Рай снова превратится в Ад.

Но мы бежим, и имя Бога
легко узнать в мельканье спин.
За нами месивом дорога;
во блажь вцепилась впереди.
31.01.2024 21:05
Пианист
Играл, не уставая, пианист.
Аккорды из под гибких рук
лились.
Играл не в первый раз на бис
акцентами тревог, и звук
сочился
в пол кулис.

Мешался в звук не частый стук
тугой педали о каблук,
возня и визг голодных крыс,
чей слух остёр и хвост чей лыс.

Я в зале спал. Мне звук сулил
рой ярких бабочек;
сачок – живой и трепетный смычок
был скрипке мил.
И их дуэт, как ручеёк
журчал и бабочек пленил,
и был водой. И на восток,
где свет, где счастлив мотылёк,
он крылья падших уносил.
А я в ручье за ними плыл, что было сил.

Тапёр замолк. Зал исступлённо ликовал.
А я никак не мог понять,
чему
так радуется зал.
Хотел неистово сбежать
пока Он не открыл глаза.
Упущен шанс.
Оглох от выкриков "Vivat!"
Ослеп от тысячи карат
в глазах свирепых диких рыл.

И в стае ста копыт и крыл
я ощущал себя своим,
но рот,
а может быть и пасть
была похожа на печать
молчаний.
Так выдал я себя им всем,
проснувшись ото сна во сне.

Но обо мне никто не знал.
Маэстро высмотрел и встал.
На мне висел его жетон.
Невольно вырвавшийся стон
из сна вернул меня назад,
в кровать чужую, и рука
красотки в сетчатых чулках
легла на мой вспотевший Ад.
31.01.2024 20:47
Начала гармонии
Обычным днём
над водами томился ветер
предтечи.
Рождались, гасли в глубине,
переполняли водоём
волшебных рыб загадочные свечи.
Поток тяжёл, инертен, бесконечен.
Падение воды; в реке
кипит волна,
к воронкам двигаясь навстречу.

Подумал ветер: "Как же хмуры,
встречаясь, воздымаясь, буруны.
Хватило бы одной моей струны,
и плавное течение воды
освоилось бы в русле,
прибоем мягким растомились берега,
ладьи б не прятались под кровлями причала,
но распустив, как пряди, паруса,
являли красотой своей начала
гармонии.
Иль лучше бы Борей,
чтобы вода дичала!
На брёвнах уцелевших, на опорах
чтоб висли лини от ладей
и сети рыболовной рваная парча."

И ветер, берегами уходя,
кленовый лист сорвал, как сдачу
с рассветом повторившегося дня.

Цыганка с неухоженной скамьи
небрежно бросила три слова.
Я для неё был ветром,
случайным и влекомым.
Запомнились слова,
судьбой легли на крылья:
"Тебя жизнь приняла".

…и в летнем небе, и по стыни,
блудя в садах, врезаясь в клинья
птиц перелётных,
молчу без устали и брежу:
"Люблю тебя, тобой повержен,
тобой воспет, объят, заполнен,
продлён, крылат, согрет, не сломлен."

Жизнь видит сны и этим длится.
Закрыв окно, дышу на свечи.
Я, милая, начну молиться,
чтоб сон твой оставался вещим.
31.01.2024 20:46
Мэри в чёрно-белом доме
"Мэри" – мысленный научный эксперимент.
Мэри родилась и всю жизнь провела в чёрно-белой обстановке. Не видела своё тело (белая одежда, белые перчатки и проч.) Мэри повзрослела, освоила науки и стала экспертом по проблемам мозга. Она точно знает, какие процессы происходят в нервной среде, когда человек говорит: "Я вижу красное". Однажды в её чёрно-белый мир принесли спелый помидор. Мэри была поражена. Она открыла для себя новый факт: она узнала, что это такое – ощущение красного.

Стих не имеет ничего общего с историями из области психофилософии ))


__________


Две комнаты. Повязка на глазах.
Витает эхо, отклики, картины.
Улыбка поволокой на губах:
нестойкий вкус прожаренного тмина.

Камин. И близятся шаги. Их звук
то тяжелей, то тише.
То ближе. И не различить – каблук,
или душа считала почерк "Ницше".

А белый мой ковёр пушист и слеп.
В нём отпечатки стоп тонули и тонули.
И мой натужный, неумелый блеф
дал волю случаю, мычали даже стулья.

Я знаю наизусть все длины волн,
когда в коричневом приходишь или в красном,
когда сшибаешь горы напролом…
да наплевать – в чём ты, уже не важно…

Пусть чёрно-белый снится мне портрет.
И серый цвет травы и солнца.
Меня не затруднит вопрос-ответ,
у спектра радужки твоей какая плотность.

- - - - - - -

Я снова крашу каждый день и ночь
в цвета безликую поверхность.
Рисую мир цветной, как тот, точь в точь,
смешной, где счастье есть и верность.

В мой чёрно-белый мир, в окно,
закрытое, тайфун влетел однажды.
И захромал мир на одно крыло,
раскрытое из сложенного дважды.
31.01.2024 20:05
Портал мандрагоры
Слеза откровения сорвана ветром. Вторая скатилась и стёрта небрежно
движением, волей, рукою, не важно. Они ядовиты болезнью: надеждой.
По белой стене расползаются тени волнений-растений, созвездий-растений.

Бреду осторожно сквозь заросли чуда. На свет, излучаемый центром вселенных.
И словно паук-путешественник, ветру вверяя все связи,
узлы и расчёты, ищу не спасения. Жив лишь удачей.

Дрейфует минута, кругами под ней искривляются бездны.
Пространство явилось. И с каждым мгновением, божьею сутью,
внутри прорастая, ветвятся лианы, сливаясь в канаты знакомого чувства.

И время течёт, и не требует платы. Портал мандрагоры – рубиновый омут.
Читаю скрижали, пульсируют в венах упругие волны, смола откровений.
Понятия жалят, и мне, незнакомцу твой голос созвучен, как давний знакомый.

По-новому утро звучит. Предрассветны неясные тени, неясные звуки.
Мне сложно бороться с собою и с тенью, заветной, и с центром вселенных.
А морды исчадий, мелькая в портале, мне лают, что душу берут на поруки.

И я вырастаю из собственной тени. И мне, вдруг, понятно, что я не иное.
Что центр вселенных внимает мой демон.
Что центр вселенных – могучая Кали – сияет во тьме путеводной звездою.

- - - - - - -

И снова живу, и снова в мирское меня привело беспощадное время.
Я знаю, что значит закон менделеев, про "пыль" из квадрата с эмблемой:
"Малевич". Что мудростью святы: достоинство, воля;
что плыть предпочтительно брасом и кролем…
Но снова я демон, и дар Афродиты, опять он со мною,
и светоч звезды, прожигающий темя.



На картинке Астарта (у греков Афродита), богиня любви и власти.

Кали - высшая реальность, защитница богов и дарующая освобождение, уничтожитель демонов.

Демон - из всех существующих вариантов описания больше всего мне нравится
толкование из ранней христианской традиции от Феодорита Кирского - существа,
растящие в себе божественные черты.
31.01.2024 20:01
Рассвет
Ю.П.




На Божие слово
найду ли управу?
От яркого света
не скрою поклоны.
И снова улыбкой
улыбку встречая,
открою полуночи
хлебом и солью.

В косу влажный берег
изогнут, и волны,
ступая на сушу,
прозрачны и ленны.
Над морем рассветным
рассеется морок
рукою пастушьей
дрожащей, но верной.

Размытою правдой
прокатится галька,
откинется на бок
в сбегающей пене.
Зароется глубже
в цветастой и гладкой
сыпучей среде
неживой и разменной.

Оскал горизонта алеет,
и новый
рассвет, багровея,
степенностью шёлка
течёт по коленям.
Беспечно, без меры,
с Всевышней любовью,
день принят и сослан
до ночи в Геенну.

- - - - - - -

На Всевышнего нет управы.
Мы ему поклонимся в ноги.
Он расстелет для нас коврами
и лучами зальёт дороги.
И едва распрямившись, сможем,
благодарностью захлебнувшись,
чудеса сотворить, его же:
не смириться с судьбой,
а сдюжить!
31.01.2024 19:52
Ганимед
Ю.П.





Смотрит Осень. И во взгляде её: – "Пора!"
Спозаранку роса. На туманный след
запоздалый птах
взмыл последним с её ковра.
И раскрученный, от земли,
вторит лист напряженью сил; упадёт,
и ему во цвет полыхнёт заря!

В нежном зареве прогорают дни,
летней зелени раскаляя смерч.
С плеч осенних спадает синь,
сонный ливень. В простую речь,
облегчённых от нош стволов,
пробирается молчаливый крик.
Красят в образы сон ветвей
интерьерные конфетти.

Над челом висит рунный знак.
В нём путей зашифрован смысл:
"За Юпитером есть земля,
где во след улетевших птиц
из глубин поднялись моря
до острогов крутых вершин".
Снежный панцирь глубок и сед,
и снежинки почти с аршин,
по раскату орбиты след
ледяной.
Ганимед!

Нет иллюзий и нет тепла.
Там, что видишь, с тем и живёшь.
Цвет застывших морей – опал.
Камнепад – неизменный дождь.
Но божественно над главой:
гул Юпитера, глаз и лик;
и Европа ему сестрой;
для Каллисто – приёмный сын.

Здесь для Осени заповедан Рай,
как мечталось: не на Земле.
От вознёсшихся в небо стай,
от Луны, оттолкнись сильней.
Там, где плавится океан,
где в горах расцвели сады,
ждут и молятся об одном:
чтоб хватило тебе сил!
31.01.2024 19:49
Гроза
Ю.П.




Громовые раскаты слагают сегодня сказ,
что у нас в стороне то тепло, то идут дожди.
На вчерашний день не смотря, опадут опять,
и не спросят: "Как там у вас дела?"

Не пойму зачем, не узнаю кто
разметал по столу все мои листки;
дверь открыл и шкаф, вазу разбил,
и стих,
и ушёл восвояси, в распахнутое окно.

В подоконник капли, в строку курсив
и наклонный росчерк на все счета.
Недопитый кофе. Упруго гудит верста,
впился в шину влажный её мотив.

...но я верю, что у тебя тепло –
предпоследних дней не жалел июнь
Соловьи поют, и сады цветут,
и уютен день, и в ночи светло...
31.01.2024 19:42
©2024 Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!