Надежда Портнова 64
 
Белым белым снегом...
Белым неистовым снегом запылило мое лицо,
Закружило завьюжило небо, окружает, беря в кольцо.
На глаза мои разом обрушив ледяной беспощадный град,
Просто так ненароком разрушив тот наивный распахнутый взгляд.
Я невольно сощурилась резко и рукою прикрыла нос,
Ветер взял в ледяные ладони неприкрытую прядь волос.
Поначалу, конечно, трудно так идти сквозь холодный плен,
Ветер щек все бесстыдно касался, терся где-то внизу колен.
Ну зачем так упорно пытаться мне мешать, я никак не пойму,
Я решила все твердо сегодня: все равно я к нему пойду.
Мне теперь туда очень нужно, я должна ему все сказать:
Без него меня в жизни нету, не могу без него дышать.
Я спешу , тороплюсь добраться, медлить нету уж больше сил,
Он меня ночью звал неслышно, все шепча что навек полюбил....
 
Шуточная
Белая кошка сидит на окне, уличный кот страдает.
Как подобраться к такой красоте, тот хулиган решает.
Кошку лелеют и берегут, любят, всегда ласкают.
Где же сегодня найдет приют, рыжий разбойник не знает.
В голосе страсть и тоска по ней, как он ее зовет!
Маленьким ушком едва поведя, кошка скривила рот.
Бедное сердце твое, хулиган, ухнуло сразу вниз.
Чтобы хоть что- то ей доказать, кот заскочил на карниз.
Как распахнулись ее глаза, блюдец зеленых дно!
Жаль, что навстречу твоей любви не распахнулось окно...
 
Вам, Ветераны
Да, я не знаю, что значит война, и это просто счастье,
В мирное небо сегодня смотря, помня былые напасти.
Помня лишь только из старых рассказов старых уже солдат,
Что развернули историю мира семьдесят лет назад.
Просто мальчишки, совсем юнцы, в первом бою взрослели, Просто мужчины, детей отцы, жизни стране хотели.
Ну а поняв, что право жить, враг отнимает безбожно,
Праведный гнев судного дня остановить невозможно.
Мы победили не только в войне против коварного немца,
Это победа всех честных сердец, в честном бою иноверца.
Наш светлый дух не дает им покоя, русских они боятся,
Им не понять что мы храмы строим, чтобы судьбе поклоняться.
Вы откупаетесь в ваших церквях, мы же в них горько плачем,
Богом единым мы все крещенЫ, но прощенЫ иначе...
 
***
Тот маленький принц, путешествуя, сумел одну тайну раскрыть,
Что в нашей огромной галактике планет может множество быть.
Своя есть планета у каждого, живущего в мире большом,
Она нам дается с рождения одним разноцветным кульком.
И мы, раскрывая подарок, не знаем каков тот внутри,
Как шарик большой и воздушный летит он всегда впереди
Свой мир познаем мы по разному, стремясь поскорей добежать,
До яркого легкого шарика, который хотим так поймать.
Зачем и кому это нужно и принцам понять нелегко,
Ведь шар наш большой и воздушный уже от земли далеко...
 
***
Женщины, рожайте сыновей, от любимых, сильных, дорогих,
Не бывает ненужных детей, вы порадуйте весточкой их.
Не дано нам решать за Него, Его промысел не угадать,
Мы не можем, взаймы получив, жизнь чужую случайно забрать.
Милые, рожайте дочерей, чтоб впитали папину красу,
Маленький кулечек из роддома я по жизни бережно несу.
Дочь - всегда отцовская отрада, она греет и любит тебя,
Она будет всегда с папой рядом, до последнего светлого дня.
Она сменит твое одеяло и поправит подушку рукой,
Приведет на могилку мальчишку, посмотри - это дедушка твой...
 
Я не люблю
Я не люблю обманывать кого-то, хотя, бывает, лгу сама себе,
Наверно так устроена природа, что больше лжи, чем правды на земле.
Я не люблю хвалить и бахвалятся, но не умею, кстати, обижать,
Хорошие слова гораздо чаще должны везде всегда от нас звучать.
Я не люблю отказывать кому- то, за это всегда чувствую вину,
Но как помочь, всем сразу, кому плохо, я никогда, пожалуй, не пойму.
Я не люблю все дальние поездки, без дома мне бывает нелегко,
Мне в стороне от Родины нет места, я не смогу жить где-то далеко.
Я не люблю примет и гороскопов и не хочу знать, что меня там ждет,
Пускай судьба, которая от Бога, меня по жизни за руку ведет...
 
Белый аист
Враг пришел на твои угодья, он сжигает твои поля,
Он с ухмылкой глядит на церковь, слыша как застонала земля.
Черной тучей окутано небо, забурлила багровым река,
Разве стерпит душа такое, разве дрогнет твоя рука?
Он хотел истребить тебя с корнем, из истории вычеркнуть род,
Разве может такое не помнить славный, гордый, святой народ.
Твое сердце не выдержит боли и позора не выдержит взгляд,
Ты ослепнешь от яркой крови, заслонившей твои глаза,
Отступать грешно и преступно даже сделать хоть шаг назад,
На Руси, по завету предков, в каждом доме стоят образа.
Не получишь прощения свыше, ведь в предателей только плюют,
Белый аист, согнанный с крыши, не отыщет уже приют.
Ты вгрызайся смертельной хваткой, не жалея своих костей,
Хлебом солью у нас встречают только прошенных в дом гостей.
Сын запомнит твои заветы, он подхватит из рук копье,
Внук, назвАнный в честь славного деда, расшугает с креста воронье...
 
Танец
Как ты красиво танцуешь, в музыке просто живешь,
Будто мужчину целуешь, словно к нему ты идешь.
Каждый изгиб и движение - это немой разговор,
То ли мечты продолженье, то ли неясный укор.
Я не могу оторваться от красоты неземной,
Мне нелегко признаваться, что этот танец мой.
Я, как злодей, в подземелье, спрятал тебя от всех,
Чтобы никто не увидел тайных моих утех.
Только лишь я любуюсь, мой восхищенный взгляд,
Станет твоей отрадой, выше иных наград .
Я не согласен буду с кем то тебя делить,
Хрупкий и нежный танец очень легко разбить...
 
***
Твоя работа, мои заботы, судьбы невзгоды и, просто, быт.
Не спорю, это не все причины, но наш семейный корабль разбит.
Мы очень часто друг другу врали, потом латали все кое как,
Но ложь покрасить в оттенки правды на самом деле нельзя никак.
Мы просто танком могли проехать по нашим чувствам вполне легко,
И удивлялись, что не разбилось все то, что с виду совсем хрупкО.
Зашив все раны, мы продолжали на прочность связи все проверять,
Теперь я знаю, что только память не поделить нам и не отнять...
 
Бойся своих желаний
Сильное яркое чувство - просто эмоций таран,
Сносит любые преграды, это судьбы ураган.
Вихрь налетевший, торнадо, рушащий все на пути,
Выжить уже невозможно и невозможно уйти.
Старые хрупкие связи он обрывает легко,
Стыд и любые сомненья так от него далеко.
Он жертв своих не считает, сила его велика,
Кости легко он ломает, даже своих не щадя.
Такого уже не забудешь, былого, увы, не вернешь,
Что ж ты меня не слышишь и почему зовешь?
Бойся своих желаний и не перечь судьбе,
В этой внезапной буре не выжить ни мне, ни тебе...
 
Лебединая верность
Снова весна распустилась ярким зеленым ковром,
Стуком влюбленного сердца лебедь лишь только ведом.
С белой своей королевой он исполняет вальс,
Нежность с надеждой и верой в музыке той сплелась.
Грация с благородством крылья раскинула ввысь,
Чтобы из брызг и солнца звезды алмаза зажглись.
Нету острее грани, нет материала прочней,
И разлучить невозможно белых уже лебедей.
В горе и радости вместе - это не просто слова,
Вечная клятва влюбленных, клятва на все времена.
Если один пострадает и не способен лететь,
То и второй выбирает - рядом с другим умереть.
Врозь им уже не нужно, врозь им уже нельзя,
Клятва навеки вечные соединила сердца.
Люди, не трогайте лебедя, верность его ведет,
Он долететь старается к той что его зовет....
 
Не добивай
Черная узкая юбка выше немного колен,
Тонкой кромкой чулочка, в разрезе, берешь ты в плен.
Белая строгая блузка расстегнута выше груди,
Небрежно игривой походкой шествуешь ты впереди.
Стук твоего каблучечка сердцу свой ритм задает,
Тонкая черная шпилька по эго мужскому идет.
Взглядом уверенно бьешь ты сильного, с виду, врага
Груда поверженных в прах у твоего бедра.
Я не хочу быть новым, свежим трофеем твоим,
Но, по закону природы, падаю перед ним.
Из под ресниц взлетевших, выпущена стрела,
Вслед за стрелою - пламя, чуть не сожгло меня,
Ну и контрольный выстрел: с пола ты подняла
Не просто упавшую сумочку, а бастион огня.
Я не прошу пощады, сам я к тебе иду,
Не добивай, не надо, жалость имей к врагу.
Перед твоим оружием просто не устоять,
Только вот с сильным чувством стоит ли воевать.
Женская сила в слабости, ты уступить должна.
Если не хочешь остаться на поле боя одна....
 
Даша Севастопольская
Образ сестры милосердия словно портрет живой,
Старые снимки архивные подвиг хранили твой.
Память людей благодарная имя тебе дала,
Даша из Севастополя, сколько ты жизней спасла?
Помнят тебя поколения, помнит цветущий Крым.
Помнит солдат спасенный, память нужна живым.
Дети и внуки рожденные после большой войны,
Подвигу юной девушки будут всегда верны.
Тяготы лихолетья были всегда страшны,
Даже через столетья грохоты те слышны.
Женщинам место у люльки, дома у очага,
Что ж ты могла поделать, коль у порога беда.
Твердость мужского духа ты поддержать смогла,
Даша из Севастополя, сколько ты жизней спасла?
Ты не искала награды, только призваньем жила:
Много душе не надо, лишь бы быть нужной всегда.
Просто уметь откликаться сразу на боли и стон,
Слушать мирные речи под колокольный звон
 
Интенсивная терапия, реаниматор
Вы грустили, я заметил, в этот вечер все одна,
Глядя в дождь, укутав плечи, у раскрытого окна.
Закурив, глотая жадно тонкий сигаретный дым,
Вы стирали все границы между здешним и иным.
За колючим жестким взглядом была спрятана душа,
Неподвижная, немая, распласталась чуть дыша.
Говорить вы не хотели, просто силы берегли,
Охраняли, что осталось, защищали как могли.
Мне не важно, что случилось: я читал все по губам.
Так хотелось раствориться, вдохом стать, летящим к вам.
И расправить опавшие легкие, свежим бризом надув паруса.
И дождливыми нежными брызгами воскресить неживые глаза.
Яркой вспышкой ударившей молнии сердцу новые силы придать.
Чтоб душа встрепенулась и вспомнила, что когда - то умела летать....
 
Разбитый мир
Мой мир перевернулся, разбился об асфальт
На тысячи осколков, чуть не попав в глаза.
Обидно было сильно, ведь я его несла
Так бережно и тихо, дыханье затая.
Я любовалась часто твореньем божьих рук,
Вокруг него чертила я свой незримый круг.
Его я охраняла от зависти людской,
Могла делиться чудом я только лишь с тобой.
Я помню загорелись огнем твои глаза,
Когда увидел мир ты, чистейший, как слеза.
Ты предложил мне вместе заботиться о нем,
Вдвоем намного проще, сильнее мы вдвоем.
Конечно, кто же спорит, устала я одна
Нести такую ношу сквозь бури и ветра.
Я половинку мира доверила тебе,
Не стала верить хмурой поношенной молве.
Я думала, что чудо тебя преобразит,
И зеркало кривое слова не исказит.
Но ты же, как ребенок, игрушку получив,
Уже тянулся к следующей, о старой позабыв.
Не знала я что делать и выпустила шар,
Вот так в одно мгновенье хрустальный мир пропал...
 
Клятва вьюги
Закрутилась поздняя вьюга: не видать ни дверей, ни окОн.
Застонала на всю округу, окружила со всех сторон.
Засвистела тягуче-протяжно, и нашептывает в тоске:
"Позабудь, все уже не важно, выходи поскорей ко мне.
Я твоя по несчастью подруга и сумею тебя понять,
Не напрасно мы ждем друг друга, мне дано боль твою унять.
Пострадай и поплачь со мною, я твою утолю печаль,
От людской суеты укрою и на плечи накину шаль.
Пусть не греет моя накидка, из пушистого снега она,
Но и сплетни тебя не отыщут, не догонит людская молва.
За тобой замету все следы я, погружу душу в сладкий сон,
А во сне будет яркое солнце, и во сне будет рядом он.
Знаю я по кому ты плачешь, не зови его, не придет,
Этот путь для него окончен, он в другом мире весточки ждет.
Он к тебе торопился, я знаю, он спешил из последних сил.
Но на лед неокрепший и тонкий необдуманно он вступил.
Я пыталась помочь, поверь мне, отгоняла злую волну,
Но река оказалась сильнее, как же холодно было ему.
Этот стук горячего сердца, замедляющего свой ход,
И сейчас иногда пугает, гулким эхом в ночи отдает.
Он все звал ТЕБЯ, умирая, но взял страшную клятву с МЕНЯ.
Чтоб тебя я к нему, родная, хоть на миг еще привела.
Вот поэтому я сегодня не утихну и не уйду.
Ты прости за плохие вести, за нечаянную беду.
Собирайся же в путь скорее, все равно я тебя найду.
Не могу я клятвы нарушить, она сковывает меня.
Я готова весь мир разрушить, но обет нарушать нельзя.
Есть последняя воля у каждого, не исполнить ее грешно.
Ты поймешь и сама однажды плакать над пустотой смешно....
 
Таран
Писать о святом нелегко, как раны живой касаться,
Прекрасен лишь тот полет, что в памяти смог остаться.
Создатель страдал за нас с улыбкою на лице:
"Не бойтесь идти за мною, я жду вас на том конце".
И кто-то ускорил шаг, героем уйдя в небеса,
А кто-то тихонько шел, боясь расплескать себя.
Дождем или водопадом, не важно как жизнь прошла,
Когда ты отсюда падал - она тебя там ждала.
Героям, наверное, проще решил я, идя на таран,
Себя разрывая в клочья назло пораженным врагам.
И жизнь распахнула объятья, по дружески мне сказав:
"Тебя не могу держать я, хотя ты сейчас не прав.
Вот жил бы и жил спокойно, со мною всегда в любви.
Решив же уйти достойно, не бойся, смелей иди.
Я здесь обо всем позабочусь: тебя будут помнить всегда.
Огонь твоего самолета другие зажжет сердца.
Твой подвиг поможет многим из тех, которые тут,
На смерть ради жизни оставшихся лишь избранные идут.
И люди об этом знают, и помнят из века в век.
Вот так и становится Богом самый простой человек..."
 
У войны одна Победа
Или ты, или он: иного, не бывает в любом бою.
Или ты или он: запомни, стреляй первым, не то убьют.
Но ты должен бояться не смерти, потому что дело не в ней.
Уступив, ты уже не сможешь защитить свою мать и детей.
Враг растопчет могилы предков, он нарушит их светлый покой,
Он тебя закует в оковы, надругается над женой.
Твоя смерть - это лишь начало: зашипев, приползет беда,
У тебя есть святое право: вероломного бить врага.
Ты ударь ему сразу в сердце, по другому нельзя никак,
Собери все последние силы, чтобы было наверняка.
Выживает всегда сильнейший, и, поэтому, ты не жди,
Не получится две Победы получить у одной Войны...
 
Ты - продолжатель рода...
Семья сильна традицией и золотом икон,
Семья гордилась предками, так было испокон.
Твой прадед жил и верил, что промысел велик,
Что век людской по времени вселенной - это миг.
Исполнить, что завещано и кровью скреплено:
Ты род продолжить должен, иного не дано.
За это право грудью стояли праотцы,
И ты про это помни: не обрывай концы!
Ты отвечаешь в жизни не только за себя,
Обетом поколений пренебрегать нельзя.
Ты - продолжатель рода в свой отведенный час,
Отдельно не бывает ни одного из нас ...
 
В подарок
Ваш возраст Вам к лицу - Вас украшает время.
Морщинки - ерунда, нестоящее бремя.
Вы с верой и надеждою старались не прощаться,
И, значит, все хорошее должно к Вам возвращаться.
 
Настоящая женщина
Ты - настоящая женщина: волосы, грудь и бедро...
Ты - настоящая женщина: светишь, когда темно.
Ты - настоящая женщина: радость, тепло и уют,
Путнику запоздалому руки твои дают.
Ты - настоящая женщина: блеском зеленых глаз,
Силу надежды дарящая робкому взгляду подчас.
Ты - настоящая женщина: любишь мужчину всего.
Ты - настоящая женщина: как же с тобой нелегко.
Быть для него удобною - ты не давала обет,
" В горе и радости вместе" - это достойный ответ.
Как настоящая женщина, ты раздражаешь порой,
Но, мне чертовски нравится, гнев мимолетный твой.
Как настоящая женщины, ты можешь пламя разжечь,
Чтобы потом с наслаждением, страстно его беречь...
 
Психотерапия, "само - настрой"
Все будет хорошо, не стоит нам тревожиться.
Все будет хорошо и жизнь удачно сложится.
Однажды мы поймем все важные приметы,
И на вопросы все найдем свои ответы.
Все будет хорошо: любовь, семья и дети,
И будут живы все, мы за кого в ответе.
Успешны в начинаньях, удачливы в делах,
Все будет хорошо, на жизненных весах,
Горстями счастья, радости, щепоточка невзгод,
Чтобы никто, из близких к нам, завидовать не смог.
Людей пустых, неискренних, живущих в темноте,
Ненужных, незначительных, мешающих судьбе.
Пускай совсем не встретится на длительном пути.
Пусть небо помогает нам легко вперед идти.
"Все будет хорошо!" - всем и всегда советую,
Почаще повторять.
Надежду у живущего не нужно отнимать...
 
Мужчины, не рискуйте
"Давай попробуем втроем" - сказал ты мне однажды.
Звучало будто невзначай, но чувствовалась жажда.
Желанье свежих перемен или другого тела,
Твое мужское естество, наверное, хотело.
Вначале я решила: "Чушь, нет, не смогу решиться",
Мужчиной с женщиной другой не принято делиться.
Но, не озвучив слова: "Нет", я выиграла время,
Хотела просто осознать: идешь ли ты к измене.
Но ты спокоен был и мил, не чувствовал подвоха,
И я ответила тебе: " Да, было бы неплохо".
Мне нелегко дались слова, обычные, простые,
Хотя тогда я поняла, что ты мне опостылел.
О, месть моя была страшна: я созвонилась с нею,
И сообщила, что хотя настаивать не смею,
Но очень хочется узнать ее немного ближе.
Я намекнула на постель отчаянно бесстыже.
Она пришла, и, закурив, сказала: " Я готова,
Давай попробуем вдвоем встречаться без него мы".
Я этот вызов приняла, и, знаешь, не жалею,
С ней лучше поняла себя, неплохо было с нею.
Тебя решили мы не брать. Зачем? Ты нам не нужен,
Ведь ни одной из нас ты стать не смог хорошим мужем.
 
В стиле "рэп" о чувствах
Нет, где-то точно должна быть кнопка,
Переключатель для наших чувств,
Пульт не у нас - это знаю точно,
Кто-то решил поиграть в игру.
Он написал нам такие правила,
И наблюдает за нами с небес.
Но, запустив алгоритм неправильно,
Вдруг потерял к нам весь интерес.

Вот пишут в книгах - любовь искусство,
Какое- то большое и светлое чувство.
Я так и не понял, может врут,
Почему его нет в нашем мире тут.
Говоришь: " Люблю", и я, вроде, слышу,
Сам же просто смотрю сквозь окно на крышу.
Замечаю, что, за окном светло.
Может с нами всеми что-то не то.

Уехал на неделю, а потом вернулся,
Но мир без тебя не перевернулся.
Ты спросила сразу: " Привез подарок",
Но ты же обещала любить меня даром.
Я - твой подарок после любого отъезда,
Не тронешь- молчу, а спросишь-кричу.
Ты знаешь: в больших городах тесно,
Поэтому я в городе жить не хочу.
"Переезжай ко мне", вроде сказал четко,
И подарил тебе зубную щетку.

Или нет любви и все врут поэты,
Или есть у них от людей секреты.
Да нет, мне не жалко ей что-то дарить,
Но разве подарки надо просить.
Я понимаю: девчонка, кокетство,
Но ощущаю себя только средством.
Чтоб не обиделась, я к ней подошел,
Сказал, что люблю и курить ушел.
И, глядя с балкона, на все, что ниже,
Мне вдруг захотелось залезть на крышу.
Вот если бы я от нее услышал,
Что тоже хочет со мной на крышу,
А то лишь только: "Сделай звук потише".

Нет, где-то точно должна быть кнопка,
Переключатель для наших чувств.
Пульт не у нас - это знаю точно,
Кто-то решил поиграть в игру.
Он запустил алгоритм неправильно:
Понаблюдаю и все сотру,
Но мы решили разрушить правила,
Переступив за его черту.
Мы удивили собой создателя,
Он согласился еще подождать.
Чувством нельзя торговать сознательно,
Чувство свободой должно дышать.
 
Эх...
Милая, хрупкая девочка, как ваш беспечен задор.
Нежная, тонкая веточка, как мне начать разговор.
Вашей наивною радостью мне любоваться легко.
Вы не подумайте гадостей, просто мне с вами светло.
Юность, увы, быстротечна. Только вам лучше не знать,
Что я готов свою вечность за ваш мизинчик отдать...
 
***
Моя кожа под нежными пальцами заструилась другой материей.
Это тело охвачено пламенем, а в глазах желаний мистерия.
Не хочу я сейчас понимания и не надо совсем объяснений.
Все уходит за грань сознания, вся вселенная в нашей постели.
Не оправдываю бездействия, и сейчас с тобой не играю,
Я теперь под твоим воздействием открываю ворота рая...
 
Не играй со стихией
Море синее, желтый песок, в белой туфельке твой носок.
Ты красивая, как волна, и ласкаешься, как она.
Обволакиваешь, струясь. Всю себя отдаешь, не боясь.
Подарив море мне до конца, отметая любые нельзя,
Обнажая, смущаясь грудь. Ты прости, и не обессудь.
Как же ты не смогла понять, что огонь невозможно унять.
Он лишь спрячется до поры, не прощая любой игры.
Чтоб потом разгореться вновь, с новой силой и без оков.
Он погубит, сожжет дотла, не поможет морская гладь:
Сильным чувством нельзя играть!
Ты пойми, не моя вина, я все дрожь не могу унять,
Просто каждую глубину не советую измерять....
 
Нелегкий путь
Мы взрослые, а может старые, фасад красив, а стены рваные.
Куски фундамента отколоты, а ведь когда-то были молоды.
И шли красивые, нарядные, вдвоем с тобой шагали рядом мы.
Любой подъем легко давался, а если вниз, то ты смеялся
Над всеми острыми преградами, друг другу были мы наградою
Затем пришли покой и скука, уже из-за угла разлука,
Кривляясь, знаки подает, что ни к чему идти вперед.
Давай рывком, и с напряженьем, продлим еще наше движенье
Не смей сдаваться, я держу, сейчас я главное скажу:
По нашему с тобой пути твой внук еще должен пройти.
А кто ему расскажет как, даются первые шаги?
Лишь только тот, кто смог дойти!
 
***
Я сегодня упала в снег, просто ухнула в белый сугроб.
И прохлада сразу в спине, с неба звезды прямо в лицо.
Вот лежать бы так, чуть дыша, от земных проблем далеко.
Где-то рядом, над головой пусть душе моей будет легко.
Тихой радостью и торжеством наполняется вздохом грудь.
Мне становится так светло, но и грустно совсем чуть-чуть.
Не хватает лишь одного: нету рядом души твоей.
Посмотреть бы сейчас на нее, полетать бы немного с ней.
Но давно мы с тобою врозь, мимолетно касаясь, вскользь,
Незаметною бахромой истончилась "нить-связь" с тобой.
За концы я возьмусь рукой - полетаем еще вдвоем,
А иначе зачем весь путь, что до этого был пройден...
 
Две планеты
Есть я и ты, как две планеты, на неизведанном пути,
Стремились главные ответы мы в мире звезд вдвоем найти.
Твоя планета - эрудит, подтянут и всегда побрит,
Моя же - взбалмошный котенок, подросток, и еще ребенок.
Но небо нас всегда любило, от звездной пыли берегло,
Мне нравилось смотреть на Солнце через красивое стекло.
В тебя смотреть мне стало скучно, и ты закрылся, отошел,
Хотел уйти, но не ушел...
Сейчас я вижу грань иную, все осознала, поняла.
Нельзя смотреть на солнце долго без защищенного стекла.
Я повзрослела и не стала твою орбиту украшать,
Тебе со мною стало грустно, ведь ты не смог меня понять.
Не понял ты, что я хотела тобою Солнце заменить,
Как оказалось, ты не можешь ни отогреть, ни осветить.
 
Чужой клад
Нашла я все, чего желала, и есть все то, чего ждала,
Как Алладин в пещере темной, к чужим сокровищам пришла.
Я любовалась этим кладом одна, лишь в сумраке свечей,
Я не хотела знать ответов, я все решила: "Ты ничей".
В душе конечно понимала, что ты не можешь быть моим,
Ты был другой усердно собран и ею бережно храним.
Но для меня ты стал отрадой, и отказать я не смогла,
Когда украдкой заглянула в твои янтарные глаза.
И ни о чем я не жалею, мои исполнились мечты,
Тебя делить согласна с нею, да только не согласен ты...
 
Исповедь, проповедь
Богу - богово, а нам, убогим, что?
С десятью заповедями не справившимися,
И душою не прославившимися,
Землю грызть, или волком выть?
- Не поможет уже, ее не отмыть.
Ну а жить то как, только ада ждать?
Расплатится чем за неверие,
За поклон, что клал с недоверием.
И захлопнув дверь, продолжал так жить,
Что за горло ком начинал душить.
- Но закон суров, крутит жернова,
Коль не знал чего, отвечать сполна.
Ну а если знал, так тем более,
Не ропщи теперь на безволие.
Собирай сполна теперь камушки,
Что посеял сам в Землю-матушку.
Что бросал тогда, то и взрощено,
Что поклоны бить на всенощной - то.
- Ну а детям что-ж, тоже маяться?
- Коль сумел в душе ты покаяться,
Не кому то там, а лишь ей одной,
Помоги понять, успокоиться:
Не напрасен был ее грешный век,
Что пришел и жил все же Человек.
 
Ты
Ты моя нежная колючка, в любых условиях цвети.
С рассветом просыпаюсь - Ты,
Хлеб покупаю, снова Ты,
В окошке сумрачном черты...
Часы качнулись - это Ты,
Кот встрепенулся на диване,
Спал на Твоем он одеяле.
Ты - через все ограниченья,
Пространство, время, ось земли,
Стремишься к моему теченью,
И я спокойна - это Ты...
 
Простое
Тот, кто чувства знал, что огнем горят,
Тот не будет жить просто так, в пригляд.
И вприкуску есть не получится,
Вскользь по тине плыть - только мучиться.
Раз не вместе мы, то одни весь век,
Только так любить может человек.
 
Женская осень
Вот поздней осени расцвет, "Увы!" и "Ах!" - мне 40 лет.
Я - дождь, переходящий в мокрый снег.
Не грею, никого не увлекаю, я не искрюсь и не сверкаю,
Не обожгу, не затуманю, ушедшим летом никого не одурманю.
Лишь холодком коснусь щеки я зазевавшегося путника,
Всего лишь поздняя распутица - распутница,
Слегка ему я улыбнусь, пообещаю, что вернусь.
Пусть ждет и мокнет под дождем, наивный, я уже растаяла
Снежинкой под его пальто...
 
Чувство
Вот стул, и стол, и кот, и чашка,
И много разного всего,
Я вижу каждый день и часто,
Но что для нас важней всего?
Ведь жизнь - не то, что у меня перед глазами,
Жизнь - только то, что происходит с нами.
Жить - значит чувствовать, гореть,
И обжигаться, и стареть.
И это так же очевидно, как то, что на дворе апрель,
И то, что за окном сегодня такая звонкая капель,
И то, что тучи в небе сером на нас спешат обрушить дождь.
Я это точно знаю, но не уверена, что ты сюда придешь.
Вдруг стук калитки и твои шаги,
Я их не просто слышу, чувствую, в груди.
 
Ложь
Мне с тобою сегодня нельзя, да и завтра, наверное, тоже.
Что терзает и мучит меня, ни на что из всех чувств не похоже.
Не хочу, чтобы эта хандра цепко липкой своей паутиной,
Вдруг коснулась хоть краем тебя, пусть тебя обойдет это мимо
Я с тобою хочу веселиться, мне с тобою легко танцевать,
И искриться вином в бокале, что ты любишь всегда наполнять...
Не хочу я на праздник с виною приходить, опустив глаза,
От тебя я ее не скрою, потому мне идти нельзя.
Ты еще ничего не знаешь и с улыбкой ко мне идешь,
Как же мне выдать ложь за правду? Говорят, есть святая ложь.
Вот она по пятам крадется, за край платья меня зацепив,
Горькой горечи вместо солнца в твой любимый бокал налив.
 
Случайная связь
А у нас ничего не получится, потому что все было не так,
Наши встречи бесстыдно-крикливые, череда из всех встреч, пустяк...
Мимоходом, утратив реальность, вмиг все связи оборвались,
С внешним миром, и мы, наивные, вдруг решили: мечты сбылись...
Все мы сможем, у нас получится, в дверь любую бери ключи,
Только сердце тревожно ухало: не стучи туда, не стучи...
Слишком поздно пришло прозрение: мы спираль обогнули не раз...
На обломках стыда и презрения не получится счастья у нас.
 
Бабское
Господи, скажи как жить, справиться с бедою,
Как его приворожить, чтобы был со мною?
Как же снова проложить тропочку к родному,
Дорогому моему самому такому.
Чтоб березка и родник, да с живой водою,
Чтобы жизни на двоих нам хватило б втрое...
 
Разный темперамент
Чтобы ночи были значительней,
Чтобы встречи были - ожог!
Чтобы не было ограничителей,
Ты хотела, а он не смог...
Он не смог просто время выставить,
Для тебя и твоей души,
Ты ждала, ты искала истину,
А он просто любил спешить..
 
Бабочка и жук
Жил жук в обычном дубе средь прочих всех в коре,
Он ел и спал по норме, гулял при ветерке,
Лишь начинался дождик, бежал всегда назад,
Не знал невзгод и праздников, грустил, бывал и рад.
Свое существование никак не объяснял:
Живу и все, чего уж там, мой век совсем не мал.
Но вот однажды куколку он бабочки нашел,
Пришел он к ней и утром, и вечером пришел,
Смотрел и ждал чего-то. Чего? Он сам не знал.
И вот случилось чудо: расправив два крыла,
Над ним всплыла красотка: " Как долго я спала.."
- "И что же это ты меня все время охранял?
А где же твои крылья, на что ты их сменял?
Мой рыцарь, ты потратил их все на панцирь свой,
Чтобы никто не тронул мой девственный покой?
Ах как тебе я рада, тебя благодарю!
И хоть лететь мне надо, тебя не разлюблю...
Мой бабий век недолог, и стану я порхать,
С цветочка на цветочек, двоих объединять"
- "Останься же со мною, тебя не отпущу!
На красоту такую смотреть всегда хочу..."
- " Мой бедный, смелый рыцарь, открою я секрет:
Не просто так встречаются два сердца на земле.
И я с тобой останусь под панцирем твоим,
Не будет в твоем сердце нам тесно и двоим..."
 
Незапертая дверь
Милый мальчик, Вы больны?
У Вас жар, температура?
Или может Вы пьяны?
Чтобы дерзости такие говорить средь тишины...
О любви (или влеченье) тихо говорили Вы,
То смущаясь, то краснея, то внезапно замерев.
Я сидела за столом, подбородок подперев.
Первая минута: гнев, замешательство, смятенье,
Непонятное волненье: "Ты его останови!
Нет, продолжи, говори..."
Что не так? И где же я?
Страсть на ключик заперев,
Ведь давно уже решила, что я- мать, что я - жена,
И моя дорога - эта, а другая - не моя...
Всколыхнули очень много те признанья,
И, поверь, что тебе я благодарна за незапертую дверь...
Дверь туда, где я желанна,
Дверь туда, где я нежна,
Дверь туда (открою тайну), где я кому - то
Просто ужас как нужна.
Твои речи так чудесны, что кружится голова,
И коварные мурашки забрались под рукава,
Эти смутные виденья не проходят навсегда,
Просто мы их забываем, хрупкость первую теряем,
И, взрослея, не умеем больше верить в чудеса.
Мы простое усложняем, все карабкаемся вверх,
Мы размениваем счастье на достаток и успех.
Но ведь было же, все было, это двадцать лет назад:
Ты меня целуешь нежно в чуть закрытые глаза...
 
В упрек
Почему ты ей сказал столько слов мной долгожданных?
Почему ты с ней упал в омут чувств таких желанных?
Почему ее назвал божеством неповторимым?
Разве с нею смог ты стать сильным и непобедимым?
Это я тебя люблю! Жду, желаю ежечасно.
Это я, как вера в то, что все было не напрасно.
Это я тебя всегда вижу лишь на пьедестале.
А она - твоя игрушка? Дорогая? Нет, едва ли...
 
Ты ушел
Мир огромный, мир большой,
Мир, в который ты ушел.
От меня ли, или к ней?
Из уютного "мирочка",
Где есть я и наши дочки.
От меня ли, или к ней,
Ты ушел, захлопнув дверь?
Но не смог поставить точку,
Мне бы знать, но только точно,
Где ты телом, где душой?
Я подарок не ценила,
Я тебя не берегла,
Срок назначен был не нами,
Она вовремя пришла...
 
Диалог
- Вы, сударь, просто ненормальный,
Несовременный, нереальный...
- Ах, Ваша светлость, Вы промокли,
Хоть под весенним, но дождем,
Быть может, мы уже поедем,
А не хотите, так пойдем.
Уйдем туда, где много света,
Где безрассудство правит бал..
Но почему Вы отвернулись,
Я что-то здесь не то сказал?
- Нет, я бы с радостью, поверьте,
От серых будней вдаль ушла,
Потерянная или одинокая,
Однообразия сестра...
С обрыва - в воду! Да холодную!
А телу жарко - просто жуть!
В такой бы я пустилась путь...
Да только, это легкомысленно,
Откинув всякие сомнения,
Быть притягательно ранимой,
И обнаженной, и... счастливой!
- Я обещаю, моя Пери,
Что не доставлю вам тревог.
Поверьте, так же я растерян,
И в чем-то так же одинок...
Я просто нашу с Вами встречу,
Уже представил наяву...
Вот обнажились ваши плечи,
Как воск, стекающий со свечи,
И первое мое касанье
До Ваших бедер, как в бреду...
- Ах! Прекратите! Я уйду!

Побит и жалок, не прощен,
Пощечиною награжден.

ОНА (про себя):
- Ну подожди еще немного,
Не слушай женщину всегда!
Кому нужна твоя свобода?
И я свободна для тебя!
Не уходи, н-е у-х-о-д-и,
Взгляни в мои глаза, почувствуй,
Все волны вспыхнувшей души...
- Прощайте, я не смею больше
Вам, Ваша светлость, докучать,
Но будет плохо на обоим,
Без продолжения того,
Что мы и не смогли начать..
 
Сердце
Одно сердце всегда для весны,
А второе, порой, для ненастья,
Если много в одном любви,
То в другом не хватает счастья,
Если в первом всегда светло,
То второе, бывает, плачет,
Жаль, что в жизни оно одно,
Грустно, что у людей иначе...
 
Пять коротких
Не слушай слов,
Ведь лишь поступки
Собою ценность представляют.
Но только вот твоим поступком,
Слова, бывает, управляют...

Когда вдруг исчезает здравый смысл,
И логика эмоциям сдается,
Ты вдруг решаешь броситься в отрыв,
Но прошлое всегда к тебе вернется...

Граница "Я" твоя закрыта,
И нарушитель не пройдет.
Я вынуждена отступить,
Хотя хочу шагнуть вперед..

Жизнь двоих - всегда качели,
Снизу вверх и сверху вниз,
Кто за кого в ответе и кто кого вытянет, меняясь, неизвестно...

На вид - красивая,
На ощупь - приятная,
На вкус - сладкая,
А ведь отравился...
 
Еще два коротких
Наш мир, что зеркало кривое,
Здесь то, а в зеркале - другое.
Не скрыть припудренных изъянов,
Дешевых чувств, пустых карманов...

Чай холодный, все остыло,
Улетело испарилось,
Теплота, печенье к чаю,
Просто взгляд: "Ты знаешь?"
- "Знаю".
И рассыпчатость и сладость,
Все ушло, невкусно, гадость...
 
Все тебе
Я красивая?.. или нет,
Я желанная?... дай ответ,
Ты откройся мне, не таясь,
Ведь я - женщина, значит страсть!
Ты - мужчина мой, значит власть.
Ты - любимый мной - это плен,
Откуплюсь, уйду, только чем?
Чтобы вровень быть на весах,
Как две стрелки, в одних часах,
Нужно так стоять, не дыша,
Чтобы ухнула вниз душа...
И от пыльного сна ожить,
Захотела вдруг искупить,
Не мои грехи, хоть их тьма,
А твоих невзгод кутерьма.
Пусть я - вдребезги!
Что уж в том?
Только ты цвети за окном...
Распускайся вновь, яблонь цвет!
Для других свети много лет...
 
Короткое
Люблю тебя!
"Его"?...
"Не знаю..."
Но за тебя "Его" молю.
"Ему" я свечи в церкви ставлю,
Но лишь тебя боготворю!
 
Крик души
Глаза ведь зеркало души?
Скажи мне ими все,
Скажи!
Что чувство острое ушло,
Что много времени прошло,
Что обижала я тебя:
Смотрела мимо, не любя.
Что эгоизм не выносим:
Быть рядом - не всегда быть с ним.
Что просто нужно подождать,
Ожоги резко остужать -
Такая боль, такая мука...
Но, хуже, если просто скука,
Как пелена или туман...
Уж лучше - розовый обман,
Или печальная разлука.
А все же: чувствовать, кричать,
И раздражаться, и ... прощать,
И сердце рвать порой на части -
Вот это - жизнь!
А жизнь - есть счастье..
 
Сын, люби свою страну
Я люблю свою страну. Только эту и одну.
С нею вместе много понял,
Здесь родился, с нею рос.
У нее на все ответы,
Был всего один вопрос:
Что слабо тебе, парниша,
Сделать гаечный пугач?
Что, боишься спрыгнуть с крыши?
Ты ж пацан, а ну не плачь!
Эй, рискнем рвануть сегодня
ночью вместе на бахчу?
А девчонке этой хочешь
Ты понравиться? - Хочу...
Нам на выбор предлагала
Очень многое она.
К жизни взрослой закаляла,
Поднимала, как могла.
Проверяя нашу волю,
Наблюдала и ждала.
Сможешь ты оставить детям
Эти важные слова:
"Сын, люби свою страну.
Только эту, и одну"
 
Русская память
У памяти свои законы,
У русской памяти свои.
Мы знаем колокола звоны
И бисер утренней росы.
Мы кружево блинов тончайших,
Что горкой бабушка клала
С годами вспоминаем чаще,
Чем чьи-то важные слова.
Вдруг вспомним вкус своей победы
Над Витькой с нашего двора,
И как девчонка-непоседа,
Уткнувшись в шарф, сказала "Да".
Мы вспоминаем тот экзамен,
Что сдали, не надеясь сдать,
Но забываем к своей маме
на чашку чая забежать.
Нам наша память предлагает,
Порою, очень верный путь.
Но мы его не выбираем,
Боясь обратно повернуть.
Все рвемся к новым горизонтам,
Теряя многое в пути.
Жаль, что никто не объясняет,
Что от себя нельзя уйти.
Вообще, нам многого не нужно,
Чтоб время жизнью наполнять:
Любовь и дети, счастье, дружба,
Ушедших в церкви отпевать.
 
Как жаль
В кривое зеркало всмотрюсь
И воскрешу былую грусть
По очень правильным словам
И с грустной искоркой глазам.
По четким линиям ресниц,
Прикосновенью без границ.
Прямым, не отведенным взглядам.
Как жаль, что мы давно не рядом,
Как жаль, что сигаретный дым
Глотаю жадно, не смакуя.
Что слишком поздно поняла:
Жить можно без.., но не смогу я.
 
Я жду всегда
Ушел последний в этот поздний вечер гость,
Осталась в сумраке прихожей чья-то трость,
Ее блестящей стороны едва коснусь,
И окунусь с тобой в расслабленную грусть.

Мы оба знаем эти главные слова,
Их не сказать друг другу нам никак нельзя,
Под эту музыку раскрывшегося "Да!"
Лети, любимая, ко мне, спеши всегда...

Я просыпаться от "безумья" не хочу,
Спешу забыть о том, что завтра улечу,
Меня проводят только несколько друзей,
И твой прощальный поцелуй-дождинки грусть,
Уже проникла под пальто - я не вернусь.

Мы оба знаем эти главные слова,
Их не сказать друг другу нам никак нельзя,
Под эту музыку раскрывшегося "Да!"
Лети, любимая, ко мне, спеши всегда...

Я буду ждать тебя во сне и наяву,
Я буду звать тебя всегда в хмельном бреду,
Я не смогу забыть твой тихий шепот "Да",
Приди, любимая, сейчас и навсегда!

Мы оба знаем эти главные слова,
Их не сказать друг другу нам никак нельзя,
Под эту музыку раскрывшегося "Да!"
Лети, любимая, ко мне спеши всегда...
 
Все решает лишь первый шаг
Я увидел тебя средь них,
Всех красивых, но не живых.
Ты стояла в толпе одна,
В саван света облачена.

Я заберу тебя в огромный сад,
Откуда нет для нас пути назад,
Который создан был лишь из мечты,
красоты, чистоты …
В нем есть дыханье белых нежных роз,
Дурман твоих всех самых смелых грез,
Прошедших слез с утра блестит роса,
Там бесконечны чудеса...

Долго плыть по теченью -
Не мое назначенье,
Для меня и тебя сейчас,
Все решает лишь первый раз.

Я заберу тебя в огромный сад,
Откуда нет для нас пути назад,
Который создан был лишь из мечты,
красоты, чистоты …
В нем есть дыханье белых нежных роз,
Дурман твоих всех самых смелых грез,
Прошедших слез с утра блестит роса,
Там бесконечны чудеса...

Первый шаг- я иду к тебе,
Первый взмах - ты меня узнай,
Первый такт- не смотри вокруг,
И ладонь мою не теряй.

Я заберу тебя в огромный сад,
Откуда нет для нас пути назад,
Который создан был лишь из мечты,
красоты, чистоты…
В нем есть дыханье белых нежных роз,
Дурман твоих всех самых смелых грез,
Прошедших слез с утра блестит роса,
Там бесконечны чудеса...

Ты сказала: "Идти боюсь,
Уходи, я потом вернусь,
Не могу бросить здесь
Все так …
Трудно сделать мне этот шаг"
Твой первый шаг...

Я заберу тебя в огромный сад,
Откуда нет для нас пути назад,
Который создан был лишь из мечты,
красоты, чистоты …
В нем есть дыханье белых нежных роз,
Дурман твоих всех самых смелых грез,
Прошедших слез с утра блестит роса,
Там бесконечны чудеса...
 
Признание
Ну вот и снова мы с тобой одни,
совсем одни.
Такие нежные вокруг огни,
бокал возьми.
Какие яркие твои глаза,
уже мои.
Как я хочу им все сейчас сказать,
должна ты знать:

Мой мир не светел больше без тебя,
Твоя улыбка- как палитра в нем,
Я не хочу замерзнуть у ручья,
С тобою рядом мне гореть огнем!

Я знаю может снова все пройдет,
не тает лед.
И сон про этот дивный сад уйдет,
к утру уйдет.
Но только здесь у нас сейчас есть мир,
хрустальный мир,
Который жизнь мне подарил,
с тобой одною подарил.

Мой мир не светел больше без тебя,
Твоя улыбка - как палитра в нем,
Я не хочу замерзнуть у ручья,
С тобою рядом мне гореть огнем!

Мы сможем вместе рядом плыть туда,
вдвоем всегда.
Куда по одному никак нельзя,
совсем нельзя.
Там есть сплетение любых начал,
любви причал.
О чем ты грезил и мечтал,
всегда мечтал...

Мой мир не светел больше без тебя,
Твоя улыбка - как палитра в нем,
Я не хочу замерзнуть у ручья,
С тобою рядом - мне гореть огнем!
С тобой вдвоем, одним огнем!
 
Любовь и ревность
Любовь и ревность – две подружки.
Решили как-то поболтать:
Давай посмотрим: «Видишь двое?
Что можешь ты о них сказать?»
Любовь:
Он говорит: «Я только твой, других знать не хочу»,
Она в ответ: «И я с тобой хоть к звездам полечу!»
Ревность:
Ну это ж скучно и смешно, готова спорить я,
Их пыл любовный разобьется о первое «Нельзя».
Любовь:
Они прошли этап страстей и создали семью,
Прошу: «Не лезь к ним просто так, по-дружески прошу».
Ревность:
Да мне то что? Ты оглянись: куда он посмотрел,
Жена ему не дорога, другую он «хотел».
Любовь:
Я вижу все, я не слепа, хоть и считают так.
Ей нужно просто пошутить: «Мой милый, ты «дурак»,
Ты ей не нужен, так как мне, ну разве что на час.
Эй, вспомни, как ты волновался в наш самый первый раз»
Ревность:
Меня не стоит утешать, ты ей подай платок.
Она рыдает битый час. Таков любви итог?
Любовь:
Да, очень грустно мне сейчас, но есть, что показать:
Смотри, он курит у дверей, решает, как сказать:
«Я оступился невзначай, чужой позвал порог.
Но преступить через него я, все-таки, не смог.
Я сам себя не понимал. Как и зачем я тут?
Какие силы мне шагнуть свободно не дают?
Я понял, там - совсем другое, чужое, не мое,
И сделав шаг, предам троих: тебя, себя, ее.
Я развернулся и ушел, хотел побыть один.
Тебя прошу лишь об одном: прости и не гони»

Ревность:
И как дуреха отвечала изменнику в ответ?
Я думаю, что прозвучало презрительное: «Нет»
Любовь:
«Я ревновала, я кричала, хотела все сломать,
Хотела выбросить все вещи, замки в двери менять.
Но поняла, что если завтра наступит новый день,
То в нем всегда со мною будет твоя немая тень.
Я с нею буду спать ложиться, ее искать глаза.
Того, кого мы любим сердцем, нам разлюбить нельзя.
Пусть я останусь без него, а у тебя их два…»
Ревность:
Да это – просто тост готовый, с тобой не спорю я.
Где «Ты», где «Я» границы нету, вот в этом вся беда.
Себя к кому-то ревновать, нам все - таки нельзя.
Себя мы любим и жалеем, готовы оправдать,
Но этих «жертв во имя чувства» мне не дано понять
Любовь:
Прощать и жертвовать, согласна, не каждому дано,
Но наша жизнь куда сложнее, чем долгое кино.
Заранее не нужно знать куда же мы придем,
Нам легче просто понимать, с кем мы всегда вдвоем.
 
Любящей женщине
Жди меня, и я вернусь, не впускай печаль.
Прогони тоску и грусть, плеч не опускай.
Я к тебе спешил всегда из любых дорог.
На пути моем стояли: лесть, обман, морок.
Обольщенный сладким взглядом, я тебя забыл.
Только сердцем был я рядом, я не разлюбил.
Опоенный черным ядом, я себя терял.
Но душа парила рядом, зов твой воскрешал.
Ты звала меня, как в детстве окликала мать.
Ты ждала меня всем сердцем, не могла не ждать.
И домой я возвращался из любых дорог,
Ты свечу мне зажигала, чтоб дойти я смог.
Ты просила перед нею только одного:
"Сохрани, Пречистый Боже, сбереги его".
И огонь твоей молитвы согревал мне кровь,
Вспомнил я, мать говорила:
"Бог и есть любовь"...
 
Тебе
Я б хотел долететь до луны
Посмотреть, как оттуда видны
Эти звезды и солнца края
В черной пустоши есть глубина?
И с обратной ее стороны
Что нам видится из глубины?
Долететь до луны одному
Мне, пожалуй, совсем ни к чему
А вот если со мной будешь ты
Я согласен бежать до луны
Ну а если с тобой буду я
Мне и вовсе луна не нужна
Подписчики 3
Статистика
Произведений
64
Написано отзывов
5
Получено отзывов
3
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!