Поэмы

Гроза.
Грохочет гром за путником усталым,
Аж жути нагоняет в высший свет,
Здесь ветром подгоняет запоздалым,
Там молния танцует свой балет.
За пеленою ливня все картинки,
Тот путник шёл – за целый день устал,
Со светлой головы тряся росинки,
Он оступился – чуть бы и упал.
Лес не шумит и сосны будто строем,
Пред ним песчаный выложенный мат,
Песок промокший мнётся под ногою,
Он шёл туда – куда вернуться рад.
Вот снова гром, раскаты были близко,
И серым облаком покрытый небосвод,
Оно над ним висело очень низко,
И чувствовал мой путник – не пройдёт.
Взмолился он выкрикивая фразы:

- Ты что так обозлилась на меня?
Я не видал твоей исконной базы,
Не выбираешь следующего дня?
Я пятый день в своём пути шагаю
И сотни вёрст дороги покрывал,
Мои следы специально замываешь?
Не уж то дождь меня сегодня ждал?
Два дня мне ещё следовать по лесу,
Ведь в Черноземье долгий путь держу,
Не уж то ты прислуживаешь бесу?
К твоей природе злости не держу.
- Он шёл, уже отчаявшись с ночлегом,
И ни души – в округе жизни нет,
Нет даже с насекомых – для разбега,
Здесь оставаться будет лишь во вред.

И снова говорит грозе отчаянно:
- Прости же ты и отпусти меня,
Сюда забрёл наверное случайно,
Мне дай прожить до следующего дня,
Моя любовь за этими лесами,
Три года я в разлуке умирал,
Ведь всё сильней люблю её с годами
И так давно руки её не брал.
Прости меня, наверное обидел
Тебя – когда кричал на пустоту,
Но ни одной здесь твари не увидел,
И самому идти невмоготу.
Мне страшно здесь и мой покой нарушил –
Раскатистый до ужаса твой гром,
Поэтому, я криком гнев обрушил,
Ведь хочется добраться к милой в дом.
- Гроза шумит и сумерки сгущались,
Всё молния танцует – свой балет,
Он так устал, что руки опускались,
Но вдалеке увидел бледный свет.

С надеждою в душе прибавил шагу,
Там, может быть стоял лесничий дом,
(Завидую ему я за отвагу)
Он шёл, хоть на душе его погром.
Без сил совсем – выходит на поляну,
А там лесные звери собрались,
Волчица подошла и лижет рану,
Всё суетились – словно дождались.
Здесь дождь пропал, гроза кругами ходит,
Летают птицы стаей вверх и вниз,
Кабан к волкам с поклонами подходит,
С зайчатами мурлычет сказку рысь,
Бобры грызут опилок целу гору,
После такой грозы – все спать хотят,
С недоумением он не видит ссоры –
Средь хищников и остальных зверят.

Среди зверей сидел весёлый старец,
Он путнику с улыбкой говорил:
- Ну что сынок, кидай на землю ранец,
Бог грома я – меня ты удивил.
Скажи ка мне за что ты её любишь,
Что не боишься жизнь свою отдать?
Душа горит, тебя и не простудишь,
Прощение просил меня принять.
Ты видишь, как добры друг к другу звери,
И нет нужды охоту им вести,
Я для любви открыл в их сердца двери,
Ведь без меня – любовь всем не нести.

- Мой путник поражённый этой встречей,
Сел перед ним, хоть не хотелось ждать,
И не желал вести о жизни речи,
Было тепло и так хотелось спать.
Вдруг звери все вокруг него расселись,
Мышь с рюкзака достала хлеб и соль,
Всё на него смотрели, словно спелись,
Он не хотел рассказывать про боль:

- Моя душа во мне любовь растила,
Ведь всё живое в мире я люблю,
И от любви росла благая сила,
Но к людям своё сердце не томлю,
Я знаю, нету силы без терпения,
И волю свою надо обуздать,
У каждого на свете своё мнение,
Не будет жизни – коли будем лгать,
Среди людей есть миллионы судей,
Готовые со мной в конфликт войти,
Я не судим и их судить не будем,
Хотелось в жизни счастье обрести.
Моя любовь далась совсем не сразу,
И думал что со мной она растёт,
В моей печали говорили фразу:
«Уверен, что к тебе она придёт!»
Я ждал её и эти красноречия,
Всегда несли к душе моей лишь боль,
Ведь никогда она, не слушав речи,
На мою рану высыпала соль.

- Он говорил и каждым новым словом,
Снимал усталость, прибавляя вновь
Все силы, будто звери постарались –
Вернуть те силы за его любовь.
- Её любил, любовь согрела душу,
Но без ответа мне дала печаль,
Ничем её покоя не нарушил,
Я стал, как тень, за ней смотрящий в даль.
Мы выросли и зная свои муки –
Из её жизни медленно уплыл,
Хоть столько раз держал чужие руки,
Поверьте мне – ни разу не забыл.
А в двадцать лет она во сне приснилась,
Мы по дороге вместе с нею шли,
И кардинально внешность изменилась,
Стал светлый волос – краски подошли,
Я удивился цветом, как негоже,
Нет смуглой кожи – бледная она,
Но на лице румянец был похожий
И новых чувств нахлынули волна.
Вернулся к ней – она не изменилась,
Как будто не она была во сне
И на мои вопросы только злилась,
Не изменилась истина во мне.
Я горько плакал долгими ночами,
Хоть не хотелось по любви страдать
И не узнает тот, кто будет с нами,
Мой взгляд надежды – может всё скрывать.

- Был озадачен этой темой старец,
На палец свой наматывал усы,
Стал, как-то бледен, исчезал румянец,
Ему хотелось утренней росы
И так хотелось, как-то приукрасить,
От этих чувств разложенный венец,
Для путника всю жизнь в душе раскрасить –
Подозревал, что близится конец.
Но путник мой не умолкал в рассказе,
Он рассказал, как тяжко плыли дни,
Его судьба размытая в проказе
Ему твердила – поскорей усни.
- Тогда прошло времён моих не мало,
Пятнадцатый годок уже шагал,
Моя любовь впивала в сердце жало,
Как будто наказание отбывал.
Ведь после сна – покой её нарушил,
За это много лет себя ругал,
Наверное горели её уши,
Ведь я по ней частенько тосковал.

На этот год весна была красивой,
Расцвёл, благоухал мой старый сад,
Пришёл ко мне котёночек игривый,
За мышками охотиться был рад,
Пил молочко, валялся в моём кресле
И ящериц ловил передо мной,
Хотел его оставить, только если
Не уходил бы на ночь он домой.
И вот весенним вечером уставший,
Увидел на тропиночке её,
На этом свете – я один пропавший,
На мне одето грязное бельё.
Она была из сна, как ангелочек,
Блондинка, с её внешней красотой,
Не мог уснуть после неё три ночи
И изливались чувства добротой.
Но было ей всего годков шестнадцать,
Ребёнком оставалась для меня,
Ведь разница меж нами девятнадцать,
Пятнадцать лет прождал этого дня,
Ни с чем остался, был мой мир разрушен,
Не стар ещё, но возраст мой растёт,
Своей фигурой – молодость не рушил,
Ведь совесть мне с ней встречи не даёт.

- Печально блин – старик ему ответил
- Ведь столько лет своей души не знал,
И не поймёт она – что ты не весел,
Ты в ожидании жизни не узнал.
Но мне сказал – берёшь её за руку,
Что не был с ней ни раз не говорил,
Не уж то ты, испытывая муку,
Её от сердца чистого любил?

- Да, я люблю, тебе старик отвечу,
Как целый год за нею наблюдал,
Осознавал, что душу лишь калечил,
Потом, оставив сердце – убежал.
Три года по стране своей скитался,
Не смог я до сих пор любовь забыть,
Теперь она немного старше – задался,
Хочу хотя бы рядом с нею жить.
И пусть она слова мои забудет,
Забудет даже моего лица,
Пусть счастья никогда при мне не будет,
Останусь рядом, заменив отца.

- Всё звери в круге тихо, мирно спали,
Конца рассказа, так не дождались,
Гроза гремела где-то в тёмной дали,
Он чувствовал, что силы набрались.
Старик молчал, его глаза печальны,
Лицо его – даёт небесный свет,
- Да молодец, я вижу ты отчаянный,
Не буду подорвать тебе совет,
Лишь к ней зайди, ну так, на всякий случай,
Ведь может быть она тебя там ждёт?
- Нет, не пойду, ты дед меня не мучай,
Моя любовь мне счастья не даёт.

Раздался треск, его глаза открылись,
Там старый лось среди ветвей шагал,
И понял – чудеса ему приснились,
Кому же про любовь он рассказал?
Был тот же лес и сосны будто строем,
Пред ним песчаный вложенный мат,
Он понимал – не стал во сне героем,
Вся ночь прошла, грозе немного рад.
Она в дали, уж близко не подходит,
Одежду трогал, вроде бы сухой,
Откроет карту – здесь леса проходят,
По левой стороне река Нахой,
Ещё не много, сотня километров,
Два дня пути и дому будет рад,
Желаю я ему попутных ветров,
И чтобы в счастье жизнь прожил мой брат.
Он встал, пошёл привольною дорогой,
Я знаю – он за счастьем в дом идёт,
Она в душе осталась недорогой,
Ведь до сих пор для счастья её ждёт.
Она узнала жизнь его печалью
И ждёт его с тоскою у окна,
Ведь с радостью бы – попила с ним чаю,
Всю свою жизнь – она была одна.
2021-04-23 09:05:22
***
Жила была одна девчушка
Голос у неё лился как речушка
Была порой нежна и горделива
Своенравна и ревнива.

В сердце много у неё любви
А в характере и доброты
Всему свету  помогала
В беде никогда никого не оставляла.

Ох, сколько за душою боли
Улыбалась всем как на гастроли.
Но грустно, что каждый её взгяд с тоской
Вы все предпочли обойти стороной.


Те кто клялись ей в любви
Предавали как могли 
Она научилась засыпать с болью в груди
Она научилась вставать с колен и идти.

Да, все мои стихи о боли.
Но та девочка всю жизнь бежала за мечтою.
Она всю жизнь летела за любовью
Но в итоге начала вживаться в роли.
2021-04-18 00:11:45
***
Для мужчины - армия .
Для женщины - роддом .
Кто не был - побывает .
И не забыть - потом . .
2021-04-17 23:00:21
***
Во тьме, стеклянной, страшной и сырой,
Рос тёмный лесной дуб.
И был свинцом горячим тот влитой,
В землю́ из гниющих труп.

А в дубе том, в его корнях
Жил старый злобный жук,
И вот, он весь в торопях
Бежал из под свинца потоков.

В стволе же темном жил,
Красивый, добрый дятел,
И учуяв странный запах,
Тот в панике из дуба и взлетел.

В детстве жила змея,
Изысканно ползящая,
Но поздно поняла она,
Что запах не манящий,
И упав в горячий свинец в нем и умерла.

И жило в дубе много всяких разных..
Полезных и не очень..зверей своеобразных.
Что от свинца бежали, умирали,
И уже на том свете отдыхали.

А ведь вопрос..а кто же эта сволоч?
Что не дала животным спокойного житься?
А это человек. Сергей Семёныч,
Что мучал всех и даже самого себя.

И только вот, себя свинцом поливая,
Тот был совсем неосторожен.
И вот, тело юного джедая,
Словно фарш, в свинец и заморожен.

И нет, не умер сразу тот.
Лежал в мучения 11 минут. А после вылез крот,
И землёй свинцовой, засыпал негодяю рот.

Прошел уж год, подумалось бы,
Что что-то изменилось.
Ну да. Здесь выросли бобы.
От чьё-го вкуса все в этой пещере старонились.

Во тьме. Стеклянной. Страшной. И сырой.
Стоял прогнивший дуба ствол.
В корнях имея облик золотой.
И имея там же трупы, и сборы разных смол.

Н.Гартовский
2021-04-04 17:19:33
Не похожи
Я на тебя так не похожа .
У нас же разные взгляды вовсе ,
И мы ругаемся часто и это сложно ,
Я не могу понять ,что происходит здесь .

Хочу почувствовать прикосновения солнца, Прикосновения твоих нежных губ .
Но на этом поле нам с тобой не место .
Давай закончим нашу бесполезную игру .

Но я запомню твои очертания и буду помнить только силуэт .
Я напишу про нас стихами ,
И ты поймёшь ,что про тебя кричу.

В груди горит любовь к творению ,
Казалось ,больше я не полюблю .
Но может сердце избитое донельзя
Продолжить жить ,когда в груди погас весь свет .
2021-04-03 11:13:50
Максим и Митя
Пятиклассник Максим в обычную свою тренировку по футболу забивал голы. Игроки готовились к соревнованиям. Они долго к ним готовились. Соревнования были очень важными для Максима. Он даже специально тренировался у себя дома.
Вот настал день соревнований. Максим ради них не пошёл в школу. Соревнования были в другом городе. Пятиклассник уже направлялся туда со своими товарищами в самолёте.
Вдруг один из пилотов заговорил в микрофон:
-ВНИМАНИЕ! ПАСАЖИРЫ,СОХРАНЯЙТЕ СПОКОЙСТВИЕ! Кажется мы падаем.
Пасажиры самолёта оглянулись друг на друга. Самолёт резко полетел вниз. Все начали кричать. Стюардессы принесли парашюты. Хватило всем кроме маленького мальчика. Люди начали прыгать из самолёта. Первый полетел. Вот второй полетел. Третий, четвёртый, пятый. Маленькому мальчику было всего 4 года. На самом деле он летел в Москву. У мальчика должна была быть операция на следующий день. У него была смертельная болезнь. Максим это заметил. Он подошёл к малышу и предложил:
-давай мой парашют вместе разделим?
Мальчик кивнул.
Максим спросил:
-Меня зовут Максим, а тебя?
Маленький мальчик ответил:
-Митя
Мальчики полетели. Приземлились идеально. Стюардессы и сами пилоты извенились и отдали деньги. Игроки вызвали такси и уехали. Они доехали до поезда. И поехали на нём. К счастью с поездом проблем не было. Они вышли из поезда и отправились в свои номера. На следующий день настали соревнования.
Ребята потренировались. И пошли к назназначеному месту. Свисток. Началась игра. Максим и его товарищи были за красную команду. Их соперники-зелёная команда. Красная команда сразу забивада голы. Но потом начали проигрывать. Счёт 4/10 против красной команды. Вдруг Максим начал забивать голы. Он забил уже шесть голов. Счёт сравнялся. Обе команды забивали голы. Счёт был 19/19. Решающий гол настал. Максим решил его забить. И вот он подбегает. И промазывается. Зелёная команда победила. Все игроки красной команды растроились. Максим был прямо перед варотами и не забил. Максим заметил, что Митя сидел в зале и болел именно за его команду. Его сестра организовывала соревнования Максима. Мальчик подбежал и сказал:
- Максим, у меня папа хочет открыть футбольную команду. Ты пойдёшь? Если что звони на этот номер.
Митя дал Максиму записку с номером и убежал недождавшись ответа. Максим пошёл со своей командой и вдруг тренер ему говорит:
-Ты больше не будешь с нами играть.
Мальчик долго распрашивал причину. Но тренер его игнорировал. Команда поехала в номер. Максим подошёл к общему номеру как вдруг его товарищ говорит:
- Ты куда? Ты с нами больше не живёшь!
Товарищ прогнал Максима. Мальчик поехал домой абсолютно один. И наконец решился позвонить на Митин номер. Ответила его мама:
-Ало. Здравствуйте?
Максим произнёс:
-Здравствуйте! Это мама Мити?
-Да
-Меня зову...
Максима перебила мама Мити. Извините, у моего сына через 2 часа операция я не могу говорить. Потом перезвоню.
В больнице у Мити были плохие результаты. Мальчик погибал. Но вдруг в палату Мити пришёл Максим. Он поддержал Митю. Четырёхлетнего ребёнка забрали на операцию. Максим поговорил с мамой Мити. Пришёл отец Мити. Максим поговорил с папой Мити и тот согласился взять в команду пятиклассника. Митя пошёл на поправку. Операция прошла успешно. Митю спас хирург. Максима взяли в команду. Он начал тренироваться с другимим товарищами. Мо всеми подружился. Вот настали его первые соревнования с другой командой. Другой командой оказались его бывшие друзья. Счёт опять сравнялся. Последний гол забил именно Максим. Его команда победила. Но его бывшие товарищи не хотели принимать поражение. Они наврали судьям, что команда Максима жульничала. Судьи поверили. Они онулировали команду. И сказали играть ещё раз. Команда Максима опять начала играть. Бывшие товарищи Максима начали побеждать. Счёт был 0/15. Против Максима и его команды. Митя закричал Максиму:
-ДАВАЙ! ТЫ СМОЖЕШЬ!
Максим понимал, что не хочет растроить Митю.
Счёт изменился за секунды. Теперь счёт 19/15. Последний гол. Максим забил его. Его команда выйграла. Вышли тренеры команд и дали Максиму золотой кубок. Но здоровье Мити ухудшилось. Организм мальчика не выдержал болезнь. На самом деле у малыша был рак. Мальчик был в тяжёлом состоянии. К сожелению мальчик погиб.
2021-03-31 16:12:03
Глава 3. "Великий Кир"
До саков докатилась тревожная молва:
Встает на ноги Персия, теперь она сильна.
И царь у ней великий, непобедимый был:
Внук злого Астиага, Куруш, а проще Кир.
Никто даже не ведал, не думал и не знал,
Что этот Кир Великий нужду сполна познал.
Родившись в семье царской , он был уж обречен.
А был всему виною проклятый дедов сон,
Который растолкован был мудрецами так:
«Свергнет тебя с престола сын дочки, Астиаг»
И вот лишь дочь Мадина сыночка родила,
У ней его забрали по воле злой отца.
Приказ отдал жестокий дед Кира , Астиаг.
Чтобы убить младенца был послан сам Гарпаг.
То был сильнейший воин, что побеждал врага,
Но вот убить ребенка не поднялась рука.
Положил он в корзину то царское дитя,
Отнес его в избушку простого пастуха
И повелел бедняге ребенка умертвить.
Пастух не знал, что делать и как же поступить.
А тут его несчастная и бедная жена
Ребенка долгожданного умершим родила,
И вдруг она увидела то царское дитя,
К себе прижала крепко, решив : «Это судьба».
2021-03-28 08:30:04
Глава 2. «Томирис и Рустам» (продолжение)
Спаргапис был доволен и выбор оценил,
Ведь воина Рустама и сам он полюбил.
Мечтал всю жизнь Спаргапис всех саков помирить.
И племена все сакские в одно объединить.
Но это было трудно : Спаргапис не сдавал.
А здесь теперь Кавуду родным он сватом стал.
Так значит, все же в жизни сбывается мечта.
Тиграхауды - сакские ведь были племена.
И вот настало время: Спаргапис умирал,
А власть свою и дочку Рустаму завещал.
Но Томирис привыкла всю жизнь повелевать
И не хотела просто она женою стать.
Рустам же воин с детства был добрым он и мил
И трон спокойно этот любимой уступил.
То было не по нраву старейшинам-вождям:
Ведь под пятой у женщины стал ни один Рустам.
И вновь мечта о троне покоя не дает
Вождям о ней, мечтающим уже который год.
Боялись лишь Спаргаписа они ведь все года,
Не думали, что дочь его, достойная отца.
Да , тут еще Рустам мужем стал у ней,
И стала Томирис еще отца сильней.
Но это ведь неважно, ведь это полбеды:
Вожди племен древнейших- нестрашные враги.
2021-03-28 08:17:40
Война параллельных миров
Война параллельных миров
Поэма
Британский терапевт Стив Поуп в статье Gaming addiction grips youngsters из газеты Lancashire Evening Post заявил, что два часа, проведённые с консолью, сопоставимы с принятием дорожки кокаина. В качестве негативных примеров зависимости он приводит такие ситуации, когда игроманы отказываются от друзей, переходят на нездоровую пищу, забрасывают учёбу, у них повышается агрессивность, склонность к насилию и ряд других факторов.
Психиатр Джеральд Блок выделил динамику развития компьютерной зависимости, разделив её на четыре стадии: первоначально происходит процесс адаптации (стадия лёгкой увлечённости), затем наступает период резкого роста, быстрого формирования зависимости (стадия увлечённости). В результате величина зависимости достигает максимума, положение которой зависит от индивидуальных особенностей личности и факторов среды (стадия зависимости). Далее сила зависимости на определённый промежуток времени остаётся устойчивой, а затем идёт на спад и опять же фиксируется на определённом уровне и остаётся устойчивой в течение длительного времени (стадия привязанности).
Сам механизм состоит в «уходе от реальности» и «принятии роли», то есть обособление от реальных проблем и отождествление себя с выдуманными персонажами виртуальных миров.

Пролог
Событий в нашей жизни не хватает.
Реальность часто сковывает нас.
Зато нам горизонты расширяет
Мир виртуальный, сказочный подчас.
И кажется, что где-то рядом бродят
Невиданные раньше существа.
Они себе занятия находят
И действуют все вместе, сообща.
Бывает, что в холодный пот бросают,
А сердце словно схватывают льдом,
Свободное всё время поглощают,
Собою заменяют как бы дом.

Глава 1.
Реальная параллель
Вот стоит красивый дом:
Окна, стены – всё при нём.
А вокруг реальность дышит:
Птица где-то в кроне свищет,
Мужичок с кривой походкой
Пробирается за водкой,
Мамки с малышнёй сидят,
Рядом голуби урчат.
Славно жить в таком вот крае,
Словно быть в эдемском рае.
Жаль, что райские проблемы
Не решают эти стены.
***
Но не надо о плохом.
Дети мчатся дружно в дом,
Где к друг другу в гости ходят,
В играх время здесь проводят.
Радость близкого общения
Облегчат им угощения.
Смысла в остальном не много,
Ведь за ними смотрят строго:
«Хоть прыщавые лицом,
Но не лезут за словцом».
«Остальное, пусть с трудом,
Смогут получить умом».
Да, чтоб дети не шалили,
Предки пристально следили.
Тем, однако, всё хотелось,
В общем, смирно не сиделось:
«Без опеки жить приятней,
Но, естественно, накладней», –
Размышляли сорванцы,
Уплетая леденцы.
«Было бы у всех по миру», –
Осенило как-то Милу.
«Каждый правил бы в нём сам», –
Заявил один пацан.
***
Думать так не все хотели.
Школьники другим «болели».
Мысли эти о свободе
Им противны по природе.
Занимались все учёбой,
Беготнёй и детской модой,
Тем, что в жизни окружает,
И ничуть не раздражает.
Было трое недовольных
Школяров на вид спокойных.
Им не нравилась их доля.
Звать их: Вася, Мила, Коля.
***
Так они втроём ходили,
Меж собою говорили.
Волновали их проблемы –
Неизвестные всем темы:
О загадочных мирах,
Жизни там и их делах.
Это им не все простили.
Пальцы у виска крутили.
А соседские старушки,
Как назойливые мушки,
Сеть свою из сплетен вили.
Кости все им перемыли.
***
Но и те недолго ныли,
Быстренько о них забыли:
«Не буянят, ну и ладно.
Уже это и отрадно».
«Пусть их крыша тихо едет.
Нас она не переедет».
«Каждый сам пускай решает,
Что, зачем он выбирает».
Так троих и потеряли,
С поля зрения убрали.
Как им в жизни повезёт?
И к чему всё приведёт?
Глава 2.
Виртуальная параллель
Годы шли. Мир изменялся.
Люди следом семенили.
Быт другим уже казался.
Вещи разум всем затмили.
Электроника крутая
В домах многих появилась.
Для героев жизнь такая
Вряд ли раньше бы приснилась.
Всем компьютеры купили.
Лучше нет такой игрушки.
За неё бы всё простили.
Круче нету безделушки.
***
Коле первому купили.
Насладился он ей всласть.
И друзей не обделили.
Та же ждала их напасть:
«Теперь будет чем заняться.
Интересней станет жить».
«Это круче, чем учиться
И ботаником прослыть».
«Все вчерашние запреты
Нас покинут навсегда.
Нам откроются секреты.
Славно заживём тогда».
***
Так пришёл к ним интернет.
Он реальность потеснил
И обычный белый свет
Мониторным заменил.
Заманил в свои он сети,
Как паук навозных мух.
В новый мир попали дети.
Здесь царит особый дух.
Он хорош, когда есть мера,
От которой яд – вода.
Только в эту меру вера
Будет мир держать всегда.
***
Все программы, как и надо,
Вместе быстро загрузили.
Заработало всё ладно.
Так им путь для игр открыли:
«Нужно нам купить игру,
Где бы наша жизнь бурлила».
«Я такую подберу», –
Сообщила парням Мила.
Она фэнтези купила.
Много гоблинов здесь было.
Королева их хвалила.
Это им ужасно льстило.
***
Силы зла теснили эльфов
И рубились в полный рост
За богатство тайных сейфов
И высокий в жизни пост.
Злая гоблин-королева
Притесняла даже гномов:
«Нет занудного напева.
Я не слышу ваших стонов!»
Эльфы армию собрали,
Навязав бой обормотке.
Даже школьников наняли,
Чтоб сидели те на кнопке.
***
Ранним утром поле брани
Озарилось ярким светом.
Засверкал меч в чей-то длани*,
Неся смерть врагам при этом.
Эльфы луки натянули,
Тучи стрел пустили вдаль,
Кони смерти внутрь взглянули,
В себя взяв всю вражью сталь.
В ратной битве всё смешалось.
Забурлили ян и инь**.
По заслугам всем досталось.
Мертвецам споём: «Аминь».
Глава 3.
Параллели пересекаются
Прервалась сеча роковая.
Закончен первый пробный бой.
Друзья болтают меж собой,
Детали битвы обсуждая:
«Поставим королевой Милу
И будем вместе ей служить.
Василий, кем ты хочешь быть?»
«Хочу иметь я мощь и силу,
А так же эльфами владеть».
«Тебе достанутся все гномы.
Утешь их жалобные стоны.
Не всё же с Милою сидеть».
***
Вот так решили джентльмены
В игре все роли поделить,
Чтоб голод славы утолить,
И чтобы не было измены.
Затем до ночи до глубокой
Они сидели у экранов,
Сыграв раз двадцать без изъянов
В стране прекрасной, но далёкой.
Их сказочный Морфей сморил,
Разбив тела их сном убогим,
Под оком родственным, но строгим,
Который монстров отключил.
***
Но чёрство геймерское*** сердце,
И о добре оно не помнит.
Лишь слово грубое уронит,
Когда поднимет утром тельце.
Вот так они играли долго,
Себя от мира оградив,
Учёбу напрочь позабыв,
Зато врагов убили много.
И в честь такой тяжёлой службы
Всех эльф богато наградил:
Очки красивые вручил
Во славу их нетленной дружбы.

***
А где осталось чувство долга?
Всё там же, в этой же игре.
Оно исчезло, как в дыре,
Как будто здесь его берлога.
Глядят годами на экраны
Три наших славных отщепенца.
Ведь тут они три главных «перца».
И им не нужно с неба манны.
Ещё чуть-чуть, ещё немного
И мир падёт пред ними ниц,
Не будет радостнее лиц,
И их судить не станут строго.
***
По полю мощными рядами
Шли гномов славные полки:
«Плотней вставай! Давай сынки!
Победа уж не за горами!».
За ними грозно, величаво
Сам Коля ехал на слоне,
Сидя в корзине на спине,
И все ему кричали: «Браво!».
А с флангов эльфы продвигались.
Их горн атаку заиграл.
Он в бой последний всех позвал.
И вниз с холма они помчались.
***
«Быстрей! Быстрей! – кричал Василий, –
Рубите недругов мечами!
Эй! Гномы, бейтесь топорами!
Не будьте хуже вы рептилий!»
«Разбиты гоблинов отряды.
Я Николай! Я ваш король!
Была моя здесь главной роль
И мне носить в парче наряды!
А Мила будет королевой!»
«Как это здорово, друзья,
У нас уже своя семья
И я в ней тоже буду первой...»

Эпилог
Трое школяров решили поиграть,
Миром виртуальным жёстко управлять
Но не дали предки это провернуть –
Тихо отключили сказочную муть.
Так один в колодец бросился с утра.
Видно, на другое не было ума.
А другой все вены раскрошил ножом,
До того зарезав мать свою с отцом.
Вот у монитора девушка одна.
От своих героев просто без ума.
Но недолго мучилась, видимо, она –
Плохо очень кончила, выжив из ума.
2021-03-25 12:41:57
Баба Янга и Иван Дурак
Баба Янга и Иван Дурак.

СКАЗКА.

Предисловие.
Из большого количества легенд о Бабе Яге хотелось бы выделить следующую:
" До прихода славян на Среднерусскую возвышенность в северо - западной её части жило
множество племён.В числе прочих было племя "Янга" (Юкагинское племя). Его представители
сейчас ассимилированы эвенками и якутами.
В их обычае было хоронить своих (не самых ,наверно,безродных) соплеменников в деревянных склепах на сваях посреди болот.Они служили для связи живых с предками и явились прототипами для Бабы Яги.(Янги).


Сторона
Родная моя.
Без конца и края она.
Поросло всё мхом, тростником.
Тяжело быть в жизни дураком.
Чья вина?
Что ждёт здесь меня?
Нет у жизни верха и дна.
Захочу,залью боль вином,
До утра забудусь я сном.

Не найду
Себя я нигде,
Хоть играй шутом на дуде
И о стену бейся прям лбом,
Всё равно дурдом есть дурдом.
Как дойду
До крайней нужды,
Доведу я всех до беды,
Повернусь ко многим ребром,
Стану настоящим я злом...

Глава 1.
Достойный власти - шаг вперёд.
Пройди на свет из мрачной тени.
С тобой никто не встретит бед
И не потонет в сладкой лени.

"Колено, ведьма, преклони
Перед болотными жрецами,
К короне голову нагни,
Клянись кровавыми губами."

"Пусть сгину, пропаду в болоте
И разучусь я колдовать,
Когда не стану жить в работе:
Врагов не буду убивать."

"На царство ставим мы тебя-
Тверда ты духом и отважна.
Люби народ свой, как себя -
Ему опора очень важна."

"Воздам я всем им по заслугам,
Раздам богатства и дела,
Прибегну к нужным мне услугам -
Не зря ж всё это им дала."

Так стала царствовать старушка,
Держа с кем надо ей совет.
Глядела в мир её избушка,
В тоску вгоняя белый свет.

Глава2.
"Куда ты держишь путь-дорогу?"
"Иду до чёрта, дорогой."
"Ну помолись Перуну- Богу,
Пока в тебе есть дух живой."
Под пышной и высокой елью,
Как переход, как к мёртвым мост,
Из брёвен высился погост,
Куриной лапой врывшись в землю.

Здесь Янга, русская Яга,
Округой правила умело.
И, хоть была она карга,
Но лиходеев "ела" смело.

Кощеев, злостных казнокрадов,
Не раз хватала за "яйцо":
Лишала их больших окладов
И разбивала им лицо.

За пьянство лешего ругала,
Брала немало за табак,
Но всё же жить ему давала.
Тому и счастлив был простак.

Туда Иван забрёл однажды,
В лесу дремучем залутав.
Он постучал в избушку дважды,
Поспешно шапку свою сняв.

Ждал долго путник наш ответа,
Но не дождался ,сам открыл
И вместо доброго привета
Скелета только получил.

Лежал в добротной тот одежде,
По стенам кости распластав,
Дремал, как будто бы, в надежде:
Вот-вот очнётся , быстро встав.

Разволновался Ваня что-то,
Скелет в избушке увидав,
И рухнул на пол рядом где-то,
Почти таким же трупом став.

Глава 3.
Уйдя до мёртвых за покоем,
Забудь о нём,его там нет.
Кипит здесь жизнь пчелиным роем,
И есть закат, и есть рассвет.
Открыв глаза через минуту,
Увидел женщину с клюкой.
В лицо глядела Янга плуту,
Находкой брезгуя такой.

"Зачем открыл ты двери склепа,
Где вечно мёртвые лежат?
Держись подальше, недотёпа
От мест, где ваш не ходит брат."

"Весь день гонял я дичь в лесу
( Охотник главный я для рода).
Загнали псы мои лису,
А я отстал от них у брода.

Затем пошёл искать друзей,
А после в чаще заблудился.
Там леший,добрый чародей,
Передо мною появился:

" Иди туда, где мох растёт.
Твои собаки спят под елью.
Там дом и бабушка живёт .
Она поделится постелью."

Продрог от пяток до волос,
Когда бродил я по болоту,
Устал, опух от гнуса нос,
И потянуло на зевоту.

Найдя избушку у дороги,
Решил прилечь и отдохнуть.
(Устали сильно мои ноги).
А после я бы - снова в путь.

Вот так пришёл к тебе бродяга.
И не такой уж я злодей:
Стрелок и славный работяга,
Я Ваня- тихий дуралей."

"Ей! Мигом ,чучела лесные,
Схватите этого "красавца"
И, кандалы надев стальные,
На дыбу вешайте мерзавца".

"Не надо этих экзекуций.
Я понял ,что ты не простая.
Поджал я хвост , как тузик куцый.
Ты лапочка,но ,правда, злая."

"Я Янга, местная царица,
(Теперь, конечно, и твоя),
Казнить нахалов мастерица.
Меня боятся как огня.

Ну, ладно, дыбу отменяю,
Но кандалы пока оставьте.
Я посмотрю, поразмышляю.
Его в темницу вы отправьте."

Глава 4.

Дурак-работник нужен всем.
Для царства он полезен будет.
С ним меньше трений и проблем.
Грааль священный мне добудет.

Неделю Янга размышляла:
" Что может дать ей дуралей? "
Потом к себе его позвала -
Он стал ,наверно, нужен ей.

"Шлю завтра к Велесу посольство,
Где ты - подарок, милый мой.
Пусть тот простит за самовольство:
Я стать хочу ему женой.

Тебя ему я презентую,
Как символ доблести моей,
Ведь я на чашу претендую,
На власть над тёмной силой всей."

Ну вот попал я в переделку:
Грааль за голову дают.
Но я расстрою эту сделку,
А то меня они убьют.

Погибнуть если и придётся,
То за свободу, за свою.
Неужто средства не найдётся,
Чтоб одолеть напасть мою?

" Конечно, славная царица,
Помчусь туда я для тебя,
И станешь ты императрица
Для всех и даже для меня . "

Глава 5.
Тебе посуду принести?
Заняться делом мне неймётся.
Интриги я люблю плести.
За лапти разум не берётся.

Он полем, лесом, лесом, полем
Галопом к Велесу скакал .
Гонимый страхом, волчьим воем,
Конь быстро выдохся устал.

И у обочины дороги
Седок его остановил.
Размяв свои немного ноги,
В трактир он настежь дверь открыл.

Овса коню дав до отвала,
Себе взял хлеба и вина.
Плащ расстелив у сеновала,
Заснул, забывшись в царстве сна.

Как только утром солнце встало,
Иван глаза свои открыл,
Ведь в доме что-то забренчало,
И пол, как пьяный, заходил.

В тот день кикимора-хозяйка
Решила спеть частушку громко.
Ей в такт гремела балалайка,
И завывала псина звонко:

" Посадила я сучок,
Чтоб какой-то был в нём прок,
Только вырос мухомор,
Ну какой с него забор?"

" Ав-у-у".

" Леший в гости приходил,
Земляникой угостил,
Обещал мне помогать :
Хворост у болот искать."

"Ав-у-у".

"Велес как-то забегал
И граалем мне махал.
Но зачем мне власть его?
Он не любит никого."

"Ав-у-у".

" Не уж-то Велес признавался
Тебе, хозяюшка, в любви?"
" Вчера здесь был, всем улыбался
Мой косолапый визави .

Откушав огненного зелья,
Плясал касатик до утра,
Потом болел весь день с похмелья
И прочь убрался со двора ."

" Так что? Жениться отказался?"
"Да нет ,сама я прогнала -
В любви ещё мне не признался,
А надевал уж удила".

" Не хочешь с ним ты помириться?"
"Да я ,конечно же, не прочь.
Но он ,наверно,удивится,
Припомнив ту шальную ночь."

Глава 6.
Не страшен чёрт,который спит.
Его любой дурак хитрее,
Хотя и знает,не сбежит-
Его намного тот быстрее.

"Живуча сильная обида.
Хочу загладить я её,
А для такого индивида
Цветущий папоротник - всё.

Наш Велес падок на богатство,
На жёлтый, проклятый металл,
Нечистое не помнит братство,
Скупым, жестоким очень стал."

"Что за цветок такой забавный ?
Не слышал никогда о нём,
Ведь папоротник бессемянный -
Плодов не видели на нём!"

"Да то у вас он бессемянный.
У нас- средь лета он цветёт.
А кто цветок увидит славный,
Под ним и клад себе найдёт.

Кому сорвать его случится,
Сквозь землю сможет он смотреть
И полной жизнью насладится
Пока не встретит свою смерть.

Цветок сорвать живой лишь сможет,
Который мёртвый отыскал.
Один другому так поможет,
Чтобы богаче кто-то стал."

Глава 7.
Чудят и смертные и Боги ,
Кипит в их жилах бурно кровь,
Но будут все они убоги,
Коль не зажгут в сердцах любовь.

"Подарок хочешь сделать другу?
Я помогу цветок сорвать.
А ты, услуга за услугу,
Уговори грааль мне дать.

Не для себя прошу, для Янги.
Она грозилась съесть живьём.
Они ведь с Велесом деляги -
Мечтают властвовать вдвоём".

"Грааль не даст тебе вернуться
Домой, назад к своей семье-
Фанфары над тобой взметнутся,
И власть возьмёт тебя к себе.

Душа умрёт твоя навеки,
И станешь чёрствым ты и злым,
Враги оставят свои пики -
Грааль развеет их всех в дым.

Но помогу тебе я всё же -
Хочу, чтоб Велес был моим.
Хоть и рискую очень тоже,
Не дам им царствовать двоим".

Вот так пожертвовать Иван
Решил собою ради власти,
Задумав очень хитрый план,
В котором всеми правят страсти.


Глава 8.
Держи, разиня, крепче счастье
И ни за что не отпускай.
Пусть жжёт оно твоё запястье.
Что захотел, то получай.

На воду пристально смотрели
Четыре неподвижных глаза.
Они на дне цветок искали,
Дойдя в азарте до экстаза.

" Давай, Ванюша, поглядим,
Что скажет полное корыто
И волю алчности дадим,
Увидев то, что в нём сокрыто.

Схватить цветок с тобой должны мы,
Когда он засверкает ярко,
Достать его из мрачной тьмы,
Хотя и будет очень жарко.

Хватай! Я вижу ! Он горит!
Бери! Тебя к нему придвину !"
Иван весь мокрый и сопит,
Стоя у бочки, выгнув спину.

" Поймал! Горяч, как уголёк!"
" Держи его, не отпускай!
Засунь в карман или платок,
Да на пол грязный не бросай!"

" Ну вот, не зря скакал я долго-
Пол дела сделал, можно в путь".
" Ты погоди ещё немного,
Под воду нужно нам нырнуть.

До Велеса от туда ближе.
Помочь нам должен водяной.
Он даст нам по волшебной лыже.
Помчимся мы на них стрелой."

" Не загорится мой карман ?
Цветок прям огненный какой-то!"
" Его цветок не жжёт до ран,
Пока его не тронет кто-то."

Глава 9.
Вы очень нервные, царица.
Трещит под Вами жалкий трон.
Куда девалась наша " львица"?
Где наша "мышь" ? Откуда " слон"?

Поняв , что лучше за Иваном
Никто не сможет приглядеть,
Решила Янга, став мустангом,
За ним в дороге присмотреть.

Теперь она в хлеву стояла
Среди коров и наглых кур
И седока устало ждала,
Собой пополнив список дур.

Уж полдень близок, нет Ивана,
Копыта нервно бьются в столб,
И ведьма вновь собою стала,
О доску больно стукнув лоб.

Глядя в испуганные лица
Кикимор, леших и других,
Кричала грозная царица:
"Быстрей найдите вы мне их!"

У ног её толкался леший,
Пытаясь что-то рассказать.
" Ну что, давай, шепчи, плешивый,
Где беглецов моих искать".

" Через волшебное корыто
Сбежали в царство водяного.
Окошко то ещё открыто.
Нагнать их, матушка, не долго.

Иван с кикиморой помчались
Туда, где " скотский бог" живёт.
До капища они подались,
Где их никто уж не найдёт."

" Быстрей ! В погоню ! К водяному!"
Но путь закрыт, прохода нет.
Они тогда бегут к другому,
Где ждёт всё тот же их ответ.

Глава 10.
Двойная свадьба- это чудо!
От счастья мозг уносит вдаль.
К нему бы власти дать не худо,
А лучше сразу же грааль.

Пока металась Янга с свитой,
Исчезли наши беглецы.
Летя над гладью вод открытой,
Домчались быстро хитрецы.

Идя без солнечного света,
Нашли обточенный гранит.
Забралась внутрь его невеста-
Кто ж ей ,красотке, запретит?

За ней Иван,но с меньшим шиком
Сквозь камень " чёртовый" полез.
Борясь со страхом, нервным тиком,
Внутри гранита он исчез.

Ступенькам следуя крутым,
В огромный зал они попали.
Медведь их встретил с взглядом злым.
Они в нём Велеса узнали.

" Я Янгу ждал, но счастлив всё же,
Что ты, кикимора, пришла .
Ты мной любима больше даже,
Хотя и в шею прогнала.

С тобою, вижу, рядом смертный?
Он раб? А может быть слуга?"
О ,повелитель ! Друг он верный,
И не похож он на врага.

Цветок мы взяли у Купалы,
Чтоб ты ещё богаче стал
И подарил грааль для славы,
Ведь от неё ты так устал.

Тебе Иван решил помочь,
Пока ты золото считаешь.
Он послужить совсем не прочь
И сделает всё то, что скажешь.

Я пригляжу за ним, не бойся,
Ведь я пришла к тебе надолго ".
" Об этом ты не беспокойся-
Мне власти нужно не так много.

Людишки дань платить не стали.
Молиться им, наверно, лень.
Они от капищ все устали,
И власть растаяла, как тень.

Грааль, мне более не нужный,
Пусть забирает и идёт.
Я вижу, он не очень умный -
За чашу душу отдаёт.

Владея, Ваня ,этой чашей,
Ты в боги вряд ли перейдёшь,
Лишь поданных накормишь кашей.
( В том только радость и найдёшь ).

Тебя не будут они славить
И ставить идолов везде.
Ты будешь ими только править
И потакать простой нужде.

Но помни, если вдруг захочешь,
Создать свой личный пантеон,
Проблем немало ты получишь,
Грааль развеет власть, как сон.

А Янгу в жёны забирай-
Негоже ей ходить без мужа.
Детей с ней вместе нарожай,
Хоть на скелет она похожа!

Тебя ,я слышал, дома ждут?
Желаешь, может быть, вернуться?
Ты что ,такой ужасный плут?
За власть готов на ней жениться?"

" Готов! Женюсь! А там, что будет!
Мне, может ,счастье улыбнулось!"
" Как власть людей несчастных губит!
В нём что-то зверское проснулось".

Глава 11.
Ну вот, свершилось!Власть в руках!
Дела кипят! Дурак решает!
Но гнев витает в головах
И недотёпу убивает.

Когда Иван грааль забрал,
Цветок отдав взамен волшебный,
То к Янге сразу он попал,
Откуда начал путь последний.

Метаморфозам удивляясь,
Он шёл внутри большой толпы,
А в ней, все мило улыбаясь,
Рвались к нему, зовя на Вы.

С трудом охрана их держала,
Друг друга взяв под локотки.
Затем толпа чуть- чуть отстала,
Кидая в воздух колпаки.

Потом и Янгу он увидел.
Она шла в чёрной простыне.
Её он сильно ненавидел ,
Грааль же пел : " Иди к жене".

Похоже в этой странной сделке
Лишь Янга счастлива была.
Забыв о старой переделке,
Охотно за руки брала.

Играли месяц они свадьбу,
Чернь любит очень погулять,
И ненасытную утробу
Богатой снедью набивать.

А после свадьбы и застолья,
Учила Ваню управлять.
Всё это Велесова воля
Их заставляла выполнять.

Бежали годы незаметно.
Дурак наш быстро обучался.
Он побурел,стал жить приметно.
В конце концов совсем зазнался.

Иван делами управлял ,
Как самодур, а не законник.
Он меры никакой не знал,
Ведь "дурачок" теперь - сановник.

" В делах копаться мне негоже.
Друзья! Займитесь ими сами.
Я помогу вам, может, позже,
Коль развлечёте новостями".

" Не беспокойтесь, о "темнейший",
Грааль пусть царством управляет,
А разговор наисвежайший
Слух Ваш безмерно ублажает".

Дельцы всех рангов и мастей
К нему сбегались на делёжку,
И он всё делал для друзей,
Добавив к мёду дёгтя ложку.

Так, выполняя переводы,
"Горыныч" в лапу брал откаты.
Иван не замечал разводы.
Он не учитывал растраты.

Другой " упырь" ,набрав подряды,
Всё делал плохо и не в срок.
Сажать таких,как он, все рады.
Пусть будет извергам урок.

Повсюду лесть, обман и склоки,
Война за лакомый кусок.
Сосут из всех ,как блохи, соки
Дельцы и новый муженёк.

И в довершение всего,
Иван ужасно возгордился:
Ваяли скульпторы его,
Поэт в стихах ему молился.

А нечисть в дрёме пребывала.
Ей было это невдомёк .
Она подробностей не знала,
Но вот терпенью срок истёк.

Подбил всех Велес к беспорядкам -
Грааль всю ценность потерял.
Подвержен Ваня стал нападкам.
За это смерть свою принял.

"Топите Ваню - лихоимца!
Пусть знает, что мы не уроды!"
" У нас не рыла, тоже лица,
Но, правда, ведьмовской породы !"

Ивана с радостью топили
Кикимор толпы, водяные.
Потом на поминках все были
От счастья и вина хмельные.

Лишь Янга слёзы о нём лила.
Что значит страсть - вот это сила.
И пусть его взяла могила,
Его она не разлюбила.

Жрецы, ведя её в темницу,
Морали ей во всю читали,
Жалея бывшую царицу,
От коей ,впрочем ,все устали:

" Не надо было тебе, Янга,
С таким ,как он, так долго знаться."
" Он по природе был деляга
И над присягой надругался."

" А ты об этом не сказала,
Наверно ,что-нибудь имела."
" И нам ты нагло промолчала.
Ну, как же ты так лгать посмела?"

От ныне родственные узы
Не управляют вместе с ней.
Глядят за всем лишь только музы,
Ни в чём не подражая ей.

***

Я там инкогнито бывал.
Жить, как они, всем Вам желаю.
Я много для себя познал
И нечисть,в общем, понимаю.

КОНЕЦ.
2021-03-25 12:33:52
Казачий брат
На пыльных полках помещения,
В не ярком отблеске свечей
Клыки мутантов, страшной тенью,
Как память всех минувших дней.
Здесь есть клыки, есть когти, крылья,
И экспонатом нет числа,
Но ест средь них, не тронув пылью
Висит мутанта голова:
Клыки и вверх и вниз как сабли,
Торчат, и очень уж востры,
Щетинясь губы вверх подались,
В глазах как будто бы костры.

Под нею сталкер чистит что то,
Сидит он в свитере своем,
В глазах тоска, в глазах дремота
Все в ожидании с каждым днем.
Принес посланец из столицы
Письмо в конверте, быть беде.
В письме том странном говорилось
О встрече сталкеров в Москве.

Наемник в сторону отложил:
Клыки, язык и шкурку, кость,
И не на шутку ведь встревожил,
Своим приходом , странный гость.
- Ты, Бес, наемник пограничный!
Казак с рождения ты лихой,
Мутантов ты ложил прилично;
Музей в палатке сделал свой.
Теперь Москва подмоги просит,
Как в те былые времена -
Без казаков и бунт не сходит
С подножия батюшки-царя.
Ты собери свою армаду,
Расчетных, смелых, снайперов.
Мутант опять идет облавой
Нам сил не хватит. Будь здоров!
И, Бес спокойно все читая,
Мрачнея с каждым словом, он
Вернул письмо гонцу, комкая,
И гаркнул громко: «Выйди вон!».

Включил приемник: зашипело,
Сказал он властно: «Все ко мне!
Давай сбирайтесь, тело в дело!
Мы снова братцы на войне!»
Прошла минута, не заходят;
Наемник глянул на часы-
А стрелки мерно вечно ходят,
И тихо, тихо, мерят дни.
Полог палатки той, откинув
И выйдя, спину распрямив,
Он глянул: строй стоит по чину,
И строго все стоят пред ним.
- Так, вот что братцы, мы выходим
И на рассвете на Москву,
Мы часовых оставим дома,
А сами двинем на войну!
Мутанты в городе гуляют,
Уж обложили, спасу нет;
Теперь в метро они спускают
И совершат там много бед.
Москва подмоги нашей просит,
В крови утопнет вся сама,
Сама себя уж фоном красит,
А в фоне вся теперь страна.
Ну что ж, теперь же на рассвете
Мы выдвигаемся туда,
На старых, ржавых драндулетах,
Быстрее мы жешь не гада!

И посмотрев в глаза парнишке,
Который, то письмо принес:
- Теперь скажи в Москве, братишка:
Услышал Дон, придет к ней Пес!
И на рассвете очень тихо
Гуляет ветер в городке,
Ловец мутантов, старый Тихон,
Готов к поездке налегке.
И все готово, все при деле:
У всех оружие своё,
Все в химзащите, еле – еле
Садятся «конники» вдвоем.

Вот строй машин несется степью,
За ними пыли вечный столп,
Над ними стая странной тенью,
Закрыв собою небосвод.
Взведен курок, прицел отлажен
И ПКТ, поднятый вверх;
Наводчик там сидит отважный,
Пернатым кличут среди всех.
Пернатый пулемет направив
И на гашетку надавив
Косить, как плетью, начал стаю
С десятка два там положив.
И вот Воронежские степи
Встречают гордых сталкерОв;
Вокруг себя, раскинув сети,
Стоит палаток городок.
И вставши рядом, «на приколе»
Бес, в химзащите идет к ним.
- Стой! Кто такой!, - АК с подстволом
Направил в грудь, тут сталкер Бим.
- Я, Бес! Я сталкер из Ростова.
Я еду по делам в Москву.
- Я, Бим!, и что же тут такого,
Тебя я братец не пойму?
- Ты дай проехать, очень нужно
Подмоги просит старина,
Но с вами жили мы ведь дружно!
- Теперь в развалах вся страна!
Тут из палатки вышел важно,
Весь в химзащите, при плаще:
- Эй, Бим, а что это за бражник?
Пускай зайдет сейчас ко мне!
И Бес прошел, в плечах сутулясь:
Уж больно низкий потолок.
- Я, Бес, - сказал глазами щурясь,
- Я из Ростова, на проход!
- Чем помогу тебе я, братец;
Ты здесь легенда, средь парней.
Людей я дам тебе покамест,
И ты тогда, поможешь мне! -
Скуластый парень, и плечистый,
Вожак, потомственный казак,
Людей он дал, и дал канистры,
Едой наполненный рюкзак.
- Летите парни вы в столицу,
Мутантов режьте не подсчет!
- А мне же голову волчицы,
И с ней теперь сведу я счет.

Мотор взревел, машины строем,
Несутся лихо по степи,
А за окном то ветер взвоет,
То в фоне дождик фосфорит.
А там и степи уж кончаясь
И лес стоит уже стеной,
И Дон течет все искривляясь
Как будто шепчет: «Жду домой!».
И вот изрядно подуставши,
Они приехали в Царьград;
А город вымерший, озябший:
Воронок тьма, мутантов смрад.
И набежали все тут твари:
На лапах, крыльях, ползунком,
Рыча, клокоча, лая, скалясь,
Как будто были под замком.
Считая тихо в респиратор:
- Один, два, три – огонь по ним!
Брюзжит ПК, как перфоратор;
Мутантов жжет огнем Вадим.
- Огнем их жечь, напалмам больше,
Эй братцы! Ну-ка, все за мной!
А это что о, Господь Боже!!!
Раздалось где то за спиной.
И Бес вертляво развернувшись,
Свой ПКТ направив в тьму,
А там мутантов тьма, пригнувшись,
Крадучись, все идут к нему.
И грянул залп, и рев рычание,
И искры сыплются из глаз,
А счетчик все трещит; дыхание,
Дыхание; видно через раз.
И тут пошла резня такая,
Что и во сне не снилась нам;
И врукопашную с клыками,
Мутанты скалятся от ран.
- Ну, что же братцы, здесь поляжем,
Спасем мы матушку, Москву!
Врагов теперь мы смертью свяжем,
Не надо видно ни кому!
Сказал, им Бес, в наушник слово,
Сказал, и, шашкою взмахнув:
- Мутантов резать мне не ново!
Побольше братцы света. Тьфу!
И слякоть, кровь, и зелень, скользко;
И мерзко стало вдруг ему,
И пулемет стрекочет звонко.
«Откуда столько, не пойму?!».
А вестибюль метро открытый,
Отряд наемников стоит,
И тянет в небе «щит крылатый»,
Собой светило заслонив.
- Пришли на помощь братцы наши,
Пришли к нам сталкеры с метро,
Им Бес кричит в наушник: «Страшно?!»,
Его не слышит уж никто.
Кто был живой еще немного,
Их затащили всех, в метро,
И Бес кричит: «Верните многих!»,
-Эй, Бес, а им уж все равно!


Стоит в камзоле, старший, видно,
Стоит, и бледный будто снег:
-Но, Бес, я знаю, Вам обидно,
Но надо там оставить всех.
Спасибо Вам за службу эту,
Поклон всем вам, аж до земли,
Теперь и нет у нас запрета,
Мы ж раньше в город не могли!
Большой он станции начальник,
В строю стоит за сто бойцов,
Повесив голову печально,
- Прости их, Бес, моих отцов!
Прости за фон, за респиратор,
Прости за дикую войну!
Теперь же жить нам как то надо?
Как ты в степях, я не пойму?!
-Там фона нет, он очень низкий,
Мутантов, правда, страшных тьма,
Ростова нет,- и взгляд поникший,
У Беса кругом голова.
И потеряв свое сознание
Он рухнул на бетонный пол,
Его подняли в одночасье,
И отнесли в медпункт потом.
Потом назначили леченье,
И Бесу и его братьям,
Ведь людям вечное мученье,
За все по нынешним статьям.
И радиация в России
Гуляет смело в городах,
Мутанты копят свои силы,
В сердца людей вселяя страх.
Лишь на просторах всей отчизны
Стоит не сильный смрад и фон;
Живут же люди за градищем
Набат церквей, заслышав звон.


И вот уж Бесу полегчало,
И Док ему: «как бык здоров!»;
Мятеж подавлен и сказал он:
-Ну что же братья, на Ростов!
Мы выдвигаемся колонной!
Мы заберем своих ребят,
Их там землица рядом с Доном,
Их примут там и погребят!
- Ну что ж, возьмите же снаряды,
Еду возьмите, долгий ж путь;
И новой встрече будем рады…
-Теперь уж вы к нам, как ни будь!

И вот отправилась колонна,
Безлюдно в городе, Москве,
На сердце, Бесу, бросив тонну
Ведь на войне, как на войне!
А за окном меняя местность,
Мелькают в фоне города,
И скоро их уже окрестность,
И Дон их встретит, как всегда.
И вот уж степи, всем родные,
И вот палаток городок;
Отряд встречают все родные,
Всех тех, кто выжить в Москве смог.
И Бес, пройдя в свою палатку:
В свой личный, памятный музей,
Из рюкзака достал он лапку,
Находку жизни всей своей.
Та лапа, цвета белой ночи,
Мощна, когтиста и в шерсти,
Добыть ее хотел он очень,
За ней гонялся по степи.
Когда в Москве со стаей дрался,
Махая шашкой на ходу,
И волк на встречу вдруг попался,
С волчицей серой он в ладу.
И память вдруг ему вернула,
Вернула те былые дни,
Когда он был лишь есаулом
В казачьем стане, до войны.
Тогда и волки были сыты,
И овцы целы, все добром,
Тогда волчицею побитый
Вернулся он в отцовский дом.
Пред казаками он зарекся,
Найдет он логово ее!
Казак так просто не сдается,
Казачье слово – это все!
Вертя в руках, сею вещицу,
Готовя экспонату жизнь,
Он слышит вой, вой той волчицы,
В Москве, что билася за жизнь.
Глаза прикрыв лишь на мгновенье,
Он видит битву у метро,
И словно падает в забвенье:
-Мне жарко, душно, тяжело!
Вдыхая воздух мощной грудью,
Он вышел было в городок,
Глаза наполнились как ртутью,
Хотелось крови, хоть глоток.
На небе тускло засветила
Луна, пуская нежный свет,
В ушах вдруг, что то заскулило,
И кости ломит, спасу нет.
На теле лопнула защита,
Клыки из пасти уж торчат!
Бес оборотнем стал в два счета,
Теперь он волк, Казачий Брат!
2021-03-22 04:51:02
9 мая
Пошли как то два лучших друга Лео и Марк на горку покататься
зимой. Идут с санками. Видят что то рядом с горкой слишком много людей. Подходят к месту смотрят,а там ярмарка. А друзьям нужно было дарить что то своим отцам и дедам. Лео спрашивает Марка:
-Хэй,Марк! А сегодня какое число?
Марк отвечает:
- 4 мая,а чт...Ой так нам же папам и дедам нечего дарить. Погнали быстрей искать подарок!
Мальчики побежали сломя голову искать подарки. Смотрят в карманы ,а там пусто. Марк говорит:
-Слушай, у тебя дома есть карманные деньги?
Лео отвечает:
-Эххх.... Нет совершенно!
Друзья расстроились. И вдруг к ним в разговор врывается дедушка старенький. Дед уже давно живёт в этих краях. Старичок говорит:
- Ребята,стойте! У меня есть денежка! Правда ,она у меня только 100 рублей и на половинку кусочка хлебушка. Но мне не жалко. Берите! Я уже своё отжил.
Ребята задумались. И говорит Лео:
-Деда Ваня,можно нам пожалуйста 100 рублей? Мы хотим поздравить дедушек и пап.
Дед отвечает:
-Конечно,Лео,бери!
Ребята обрадовались,но друзья не зря взяли именно 100 рублей. Они знали ,что у деда маленькая пенсия,а именно для подработки нужно было 100 рублей им обоим. Ребята пошли зарабатывать. Они работали каждый день по 12 часов. Совершенно не спали. Они даже дома готовились к работе. Каждый день тренировались. Спустя время по новостям передают что дедушке ,который дал им 100 рублей, остаётся 3 дня до его смерти. У него очень дорогая операция должна быть. И ему не хватает на неё денег. Ребята расстроились . Они знали , ещё до этого ,что вернут деду деньги ,но в несколько раз больше. Ребята отправились работать ещё больше ради деда Ивана. Они работали ровно 24 часа в сутки без выходных. Спустя время накопили денег. Оставалось ровно 3 дня до его смерти когда новость сообщили по телевизору. Сегодня,9 мая, праздник. Дед должен был погибнуть ,но мальчики побежали к нему. По дороге обсуждали сумму:
- У тебя же тоже получилось ровно 250 000 рублей?
- Да,у нас в сумме получится 500 000 рублей для деда Ивана.
Ребята прибежали к дому Ивана. Забежали туда. Там были уже врачи . Они бурно что то обсуждали. Кто то сказал:
- ну всё. Кто за твою операцию платить будет?
Ребята закричали:
- МЫ!!!
Врачи спросили:
Ну и сколько у вас денег?
-500 000 рублей!!!
Врачи ответили:
-не хватает 500 рублей! Проща...
И врача перебивают Отцы и деды детей:
-Мы добавим!вот вам 500 рублей,ОПИРИРУЙТЕ ЕГО!!!
Оказалось родители знали о всех выходках детей. А дед Иван защитил дедов детей когда то во время войны.
Деда прооперировали. Иван выжил. Он проснулся и всех отблагодарил. После чего семьи съехались и друзья оказались троюродным братьями ,а дед Иван их родственник.
2021-03-18 21:54:43
"Про годы девяностые-дремучие и несносные"
вступление в поэму)

Пропишите мне лекарства,
Пропишите мне такие,
Чтоб забыл я навсегда
Эти,полные коварства,
Безнадежные,глухие
Девяностые года...
___ __

Был я розовым студентом.
Над страной экспериментом
Озадачен не был я.
Было весело!Друзья
За собой меня таскали,
Дорогой ликёр лакали.
Я как мог им помогал,
Хоть и сильно уставал...
Но в бандитских девяностых
Пахло в воздухе погостом.
Бритые мордовороты
Выходили на работу,
Облагали данью рынки.
Торговать уж по старинке
Было трудно мужику.
Он и в пьянку,и в тоску
Постепенно ударялся
И от жизни удалялся.
Но все также-в города
Приходили поезда.
Бесконечные кидалы
Облепляли все вокзалы,
Как навозные жуки.
И пустели кошельки
У оболтусов примерых
И у женщин легковерных...
___ __

Ты выходишь из вагона.
Быстрым шагом по перону
Ты идешь.Напротив касс
Что за зрелище у нас?
Паренек в рубашке пестрой
Крутит с шариком наперстки.
Если шухер и менты-
Он,с наперстками,в кусты!
Через несколько минут
Он придет назад...
И ждут...
___ __

Как грибы росли киоски
Для продажи.В девяностых
Бодро шла "гуманитарка."
Пролетарий с пролетаркой
Привыкали,но не сразу...
Эта новая зараза
Больно резала глаза.
И хотелось им назад
В ту страну,где серп и молот
Над землей.Где был ты молод!..
Было странно:столько склянок,
Жестяных и полных банок,
Всевозможных коньяков,
Дорогих часов,духов,
Разноцветных этикеток
Леденцов,сырков,конфеток,
Легендарных сигарет
(знаменитых на весь свет)-
В магазине на витрине,
Точно это на картине,
Где на пышный светский бал
В первый раз бедняк попал.
___ __

Здесь,на суд толпы зевак,
Я представил кое-как
То,что в памяти хранилось,
То,что в воздухе клубилось
На пороге новых дней-
В вихре света и теней.

2018.05✍️
2021-03-03 16:53:09
Про Салтана,про царя...(отрывок из поэмы)
Бочку в воду опустили
В день погожий.Тишь да гладь.
Хоть о помощи просили
В бочке двое-сын и мать.
Был приказ такой исполнен-
Человеческий приказ!
И помчали грозны волны
Эту бочку прочь от нас,
Только лишь поднялся ветер...
Много зла на белом свете...
Мы,друзья,опустим строчки,
И не станем здесь крапАть,
Как ветрА гоняли бочку
По местам лихим...Как знать,
Может это и не плохо:
Меньше знаешь-крепче сон.
Но царя Салтана,лОха,
(Мне за всё ответит он)
Ничего не тяготит;
Пульс нормальный, аппетит,
И со сном порядок полный...
Что там бури! Где там волны!
Он на белой простыне
Спит,и хрюкает во сне...
А тем временем на сушу
Море выплеснуло враз
Бочку нашу в страшный час.
Господи,помилуй душу!
Стукнулась она о скалы,
И не так надежна стала-
Раскололась,так сказать.
И на берег,на пустынный,
Вышла мать со взрослым сыном.
Повзрослел заметно он,
И нарёкся князь Гвидон.
Как он вырос в той посуде
И в такие то срокА,
Разбираться мы не будем.
Верим Пушкину пока!..

И сказала сыну мать:
"Неизвестно,что тут ждать?
Берег дикий и пустой.
Чем питаться нам,с тобой?
Сын ответил:
"Добрый ужин
Нам сегодня не грозит.
Будем есть мы что похуже...
Чем мой батя,паразит,
В это время набивает
Свой кишечник...и икает?
Жрёт в четыре горла,змей,
Как в последний день Помпей.
Деликатные закуски:
Водочка!Паштет!Икра!
Осетрина и лангусты!
Ананасы! Фуагра!
Я ему подам идею,
Как прочистить пищевод...
Я к нему вопрос имею.
Даже два вопроса.Вот...
Я схвачу его за щёчку,
И подвешу на дубок.
А потом возьму заточку,
И засуну ему в бок.
Проверну четыре раза,
Но не быстро...и не сразу."

"Что за смысл в таком раздоре?
Перед нами-берег моря;
Походи ты по нему
(Говорила мать ему).
Может,что и раздобудешь,
И сердиться так не будешь...
Он то там,а мы то здесь.
И пора нам что то съесть..."

Продолжение следует...
2021-02-20 09:44:33
Крым
Крым, иль Крымский полуостров
В него влюбиться очень просто
Краса земная, глаз не оторвать
Достаточно, разок лишь побывать
И покоренной будет в миг душа
Так атмосфера и природа хороша.
К небесной выси дотянуться устремясь,
Ани жрецы неистово взмолясь
Таврические горы пролегают
Юг полуострова собою украшают
На склонах северных, древесная краса,
Дубов и буков, сосен стройные леса
Солнца земли избалованы лучами
Славой грону виноградную венчали
Ливадия, Массандра, Коктебель
В пенатах Крымских виноделия купель
В полотнах Айвазовского, воспетые волной,
Морские воды полуострова огибают,
Песчаный брег в приливе омывают
Азовского и Черное моря
Врата в мир развлечений отворяя
В очах лазурью голубой сияют

Поэтов на благое окрыляют
Пленяет маринистов вид морской
Здесь в денной ласке солнца и воды
Плескаясь в пенных брызгах огалдело
Затем на бреге распластавши тело
Внимать красоты окружающей среды
Где горизонта нить, чудесная картина
Небесный купол с морем слился воедино
Закат лиловый на небе зардел
Здесь можно отдохнуть, от важных дел
Коль с пирса взглядом провожая корабли
Стоять в обнимку с милой до зари
Касаясь кожи бархат, шелк власов
Уста сомкнувши, дни «на засов»
Соленый ветер с моря ощущать
Здесь в изобилии курорты
И судоходной жизни порты:
Гурзуф, Алупка, Ялта, Симеиз,
Мисхор, Алушта – на любой каприз
Керчь, Феодосия, Судак и Евпатория
И в каждом месте есть своя история.
В Крыму, бесспорно, есть что посмотреть
Чтоб представленье о судьбе его иметь
Жемчужиной курортов Ялта служит
В сим граде отдыхающий не тужит
На набережной вечером феерия в разгаре
Огни сияют в каждом летнем баре
Вдали суда, на якорь встали чинно,
Над головой гогочут чайки беспричинно
Повсюду изобилье развлечений
Для полноты приятных ощущений.
Автодром и автоматы игровые,
Столов торговых чередою ряд теснится
Поделки, четки, бусы, веера
На памятный подарок мишура
Кафе меню изысканным манят
Гуляньем общим Ялты брег объят
Курортной жизни, осветив кураж,
А утром люди ринутся на пляж,
Днем, отдохнув от суматохи всей
Сходить, возможно, в Чеховский музей,
На набережной томно погулять,
Художнику портрет свой заказать
Диковин драгоценных Крым ларец
И Ливадийский беломраморный дворец
Прекрасное тому есть подтвержденье
Несущее восторг и умиленье.

Романовых на лето резиденция
Здесь в сорок пятом проходила конференция
Союзников съезда, второй мировой
Черчилль, Рузвельт, Сталин, план такой?
Послевоенная политика
Глав держав и аналитиков
Коль на прогулку, при попутном ветре
По морю синему, на белом катерке
От Ялты выйти малость прокатиться
Увидеть можно то, что не присниться
Бриллиант в огранке синевы морской
«Сон» - сотворенный человеческой рукой.
Средь моря возвышается скала
Вершину чуден замок украшает
Подняться вверх учтиво приглашает
Хоть лестница отнюдь и не мала,
Ласточкино значится гнездо,
Диво это так наречено.
Зубчатых грядою стен манит
Замка строгий, стройный, чинный вид
Фасад готический, невиданного крова
В пастели неба нежно голубого
Внушает трепетом, врядли, где отыщешь
Такое поднебесное жилище.
Чудес в Крыму несметные богатства
Вот граде Семииз, не святотатство
Как некогда считала инквизиция
Небесного пространства – экспозиция
Астрофизическая есть обсерватория
Наука издревле теорию вела,
Чтоб лицезреть небесные тела,
Необходимо глаз вооружить
За сим построили науке послужить
Обсерваторию – во славу поколенья,
Туристу в данный час на удивленье
Астрономический что ублажить каприз
В обсерваторию езжайте в Семииз!
Настрой природой веет поэтический
Подле Ялты сад Никитский ботанический
Основан в тыща восемьсот двенадцатом году
И без того украсив, дивную среду.
Флорою причудливо чудесной,
Пород растительных, прелестной
Древесных насаждений красоты,
От будничной спасенье суеты
Создал ботаник Стевен, русский
Растений спектр здесь не узкий
Три тыщи с половиной видов
Кустов, деревьев и гибридов
Семидесятитысячных листов,
Гербарий, биологии остов

Гордость упомянутого сада,
Каждому биологу отрада
Туризму Крым объятия открывает
Красотами своими завлекает.
Забыть упомянуть нельзя никак
О крепости, что в городе Судак.
Крепость генуэзская посреди песков
Купцов генуэзских незыблемый кров
Стены нерушимые, строенье на века,
Крепость генуэзская – гордость Судака.
Диковинок Крым – неисчерпаемый клад
Вблизи Судака, Феодосия град,
В пятнадцатом веке Кафа – назывался
Остатком крепости, что в памяти стался
Есть в Феодосии что посмотреть
Семнадцатый век, Муфти – Джами мечеть,
И мариниста Айвазовского картины
Галереи украшенье и доныне,
Людских поступков в море героическом
Изобразил он на полотнах романтических
Бесстрашие волне не покоряющихся,
Людей отважных, со стихиею борящихся
Центр Крыма Симферополь главный,
Смысл в этом вовсе не сакральный
В град, что на реке Салгир заложен
Рельсами туризму путь проложен.
К огромнейшей станции Крыму полезной
Идут поезда, на дороге железной
Неаполь Скифский – столица государства
В четвертом веке Симферополь назывался
Скифы создавали город сей,
Склепы расписные, хоз постройки, мавзолей,
Дома жилые, укрепления развалины,
Сегодня Симферополя окраина.
Вот так в начале скифский город был,
Столица государства, прочный тыл,
Затем был крепостью татарской Керменчик
Вот так вот Крымский эпос многолик.
Истории во благо ради
В Керчи, во Крыма чудном граде,
Бесспорно, нужно побывать,
Чтоб, познакомившись, узнать,
Что он в стенах своих хранит,
Чем отдыхающих манит.
Пролива Керченского берег украшает
В истории почину погружает
Портовый город Керчь – герой,
С насыщенной, нелегкою судьбой
Наполнен тайны полной чашей
В век шестой, до эры нашей
Рабовладельческого греков государства,
Пантикапей – столица царства
Боспорского, правленья Спартакиады,
Те, что потомки – Археанактиды
Босфор, где киммерийский протекал,
Античный, величавый град стоял
Домов, построек всяческих руины,
Да склепы сохранились лишь до ныне,
Мелек – Чесменский курган уцелел
Страж погребенных под насыпью тел,
И склеп Деметры, века первого строенье
До нашей эры, все стоит на обозренье
Эпохи прошлой след, помпезный вид
Церковь в чудном городе стоит
Иоанна Предтечи, десятый век,
Возрадуйся, увидев человек!
Климат Крыма бархатно-атласный
Евпатория – у моря град прекрасный
На сказанья городок богат,
Дивною историей объят
Античный град, внушительного вида
Греков колония – Керкинетида
Здесь был на рубеже до нашей эры, век второй
Эллинистического времени устрой
Принадлежащий Херсонесу, град не мал,
В торговле хлебом роль он важную играл
Крепость семнадцатого век, Гезлев,
Турков, османской империи кров,
Мечеть Джума - джами, изысканный вид
В своих пенатах Евпатория хранит,
Богат на диво Крымский край
В долине речки Чуркусу, Бахчисарай
В шестнадцатом веке ханства крымского столица
Сюда спешат туристы вереницей,
Чтоб ханский дивный лицезреть дворец,
Фонтан причудливый – творения венец.
Чтоб в ханские покои заглянуть
К истории вплотную чтоб прильнуть.
Знать где читались суры из Корана,
Взглянуть на будуар в покоях хана
Где средь ковров златых, кальян, куря, лежал,
И где наложниц из гарема ублажал.
Но окромя дворца немало тайн тая
Бахчисарайские окрестности маня
Туристов в град пещерный завлекают
Врата в средневековье открывают
Чуфут-Кале сей назывался град
Воздвигнут на средневековый лад
Оборонительные стены и врата,
Жилые, хоз. постройки красота,
Караимские кенассы и мечеть,
Что осталось, можно лицезреть
Подивиться тем, что уцелело,
Каждый приходящий может смело.
Воронцовский в Алуште дворец
Чудесных диковин ларец
Стены зубчатые мощь и красота
Навивает трепет ширь и высота,
Львы у входа томно возлежат
Хозяина обитель сторожат,
Дивит внутри прекрасный интерьер
Создан на изысканный манер
Убранства оформления чарующе красиво
Жилище Воронцова, просто диво.
Ай - Петри, пик у Крымских гор
Пленяющий туриста взор
Со двора дворца видна вершина
Романтики чудесная картина
Туда экскурсии взбираются когда,
Желающие есть взойти туда.
Севастополь, дивный град герой
Празднично белес, хорош собой
Завоевал поступками героя
Город белокаменный у моря
Славу неприступной цитадели,
Что люди в поколениях воспели.
Основан как военный-крепость, порт
Величавый кораблей эскорт,
Проходит ежегодно на параде,
Демонстрации военной мощи ради
Судоходный град, здесь кораблей,
На набережной словно фонарей.
Звание героя град сыскал,
За заслуги, вклад его не мал
Ратных дел суровый долг отчизне
Храбрые мужи несли до тризны.
Две войны пережил город стойко
Ужасает, здесь погибло столько
Множество героев, не взирая
На напор врага, не отступая
Насмерть бились Крыма сыновья
Свою землю искренне любя.
За что сподвигли восхищаться люд собой,
Запечатлев твореньем кисти – бой,
Художники на веки передали,
Как Севастопольцы отважно воевали
Панорама «Оборона Севастополя» навзрыд
Баталий триста сорока девятидневных вид,
Пред взором факты ужасающей войны
В реалистичных описаниях даны
Ф.А. Рубо создал шедевр сей
Напоминанье сумрачных тех дней
Корнилова, Нахимова – войска,
Прославили свой образ навека
В душе вселяется к героям уваженье
Взглянув на рубище кровавого сраженья
«Оборона Севастополя» - Дейнеки полотно
В дань подвигу написано оно,
Месяц севастопольцы сражались
Лютому врагу не покорялись
«Штурм Сапун-горы» - мемориал
На горе, чей склон крутой не мал
В музее диорама, на горе одноименной
Огнем в войне с фашизмом опаленной
Геройский подвиг совершили ведь Ей-богу,
Солдаты наши штурмом взявши гору.
Манят туристов всплеском интереса,
Античной выправкой руины Херсонеса
Колон величественной стройностью осанки
Кварталов, храмов, с башней стен останки
Вот, так велик, прекрасен Крымский полуостров.

Я повторюсь, в него влюбиться очень просто
Достаточно разок лишь побывать,
Чтоб сделать вывод, истину понять,
Что лучше места просто не сыскать
Где летом так прекрасно отдыхать!

P.S. За окном сверчки поют
Тенора во мраке ночи
Нот высоких в тон берут
Сладкозвучья, что есть мочи
Вспоминаю Крым чудесный,
Отдых сказочно прелестный
И мечтой горю опять,
Вновь хочу там побывать!
2021-02-18 15:28:08
Санкт-Питербург
Град на болотах, замысел Петра
Рожден эпохой восемнадцатого века
Несет творенье, крепости-порта
Мощь государеву и волю человека.
Где низменная, тонкая земля,
Ольшаникам и ельникам поростая,
Воздвигнут город имени Петра
Великое явив собой прошлое.
Закравшись мыслью в светлой голове
Он на яву согрет лучами славы.
Царем основан на реке Неве
Архитектурной став жемчужиной державы.
Санкт-Петербург, тебе я песнь пою,
Величьем стройности строений покоряя
Душу чуден град пленил мою
Искусством зодчих, музой вдохновляя.
Повсюду взору неизменно зримо
С далеких тех, чарующих времен
История в наш век высокочтима
Прошла сквозь тернии индустриальных дён.
Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград
Знакомству с тобой несказанно я рад
Пинаты красот вожделенных твоих
Меня погружают в историю их
Адмиралтейства шпиль, соборов купола
От блеска оных улица светла
Казанский, Смольный, Спаса на крови
Исакиевский, что ни говори,
Духовности мирских святынь остов
Молебну веры придающий кров
Красой любуясь северной столицы
Туристов – несчислимы вереницы
Меня же, как и их к себе манит,
Как никогда писал поэт великий.
Санкт-Петербурга – «строгий, стройный вид»
В сооружениях, хозяев оных лики
Точеный царевластьем град
Немало повидал преград
Служа спасению отчизны
Своей не дожидаясь тризны.
Ларец событий эпохальных
Дворцовых пагон тайн сокральных,
Самодержавия купель
Трех революций колыбель
Не осязаемо, навзрыд
Авроры эхом залп стоит
И на Финляндском броневик
«мужайся», вторит «большевик»,
Стоит шалаш в разливе чинно
Сооружен не без причинно
Вождя укрытье революции
Отца декрета, резолюции
А как стоял в блокаду Ленинград
Сносивший голод и бомбежки град
Ужасных девятьсот, страшнейших дней
Рев артобстрела нескончаемых огней
Озеро Ладога службы несение
«Дорога жизни» и единое спасение
Она артерии связующей одной
Соединяло ленинградцев со страной
Да, город пережил немало
Но меч ковавши на орало
Стоит до сели чудный град
Врата открыть туризму рад
Дворцов чарующие своды
Невы хладеющие воды
Да куполов златых сиянья
Каналов и мостов преданья
Искусных архитекторов творенья
Благоговейный трепет, умиленье
Наводит классицизм архитектурный
Фигурной композиции скульптурной
Лик возвышается литой
Украсив здание собой
Имперской волею каприз,
Портал, очерчивает фриз
Фасад изящно украшает
Войти учтиво приглашает
Великолепен портик, строен
Рельеф его благоустроен
Рельефа писаной строкой
Умельца твердою рукой
Фронтон Атланты подпирают
Спиной к колоннам примыкают
На теле зримо напряжение
Вселяя к силе – уваженье,
Розетки, Меандры, Декор
Пленяют орнаментом взор
Балконы балюстрадой обведенные
Скульптурой арки окаймленные
Ансамбли городских сооружений
Умеют поразить воображенье
А медный всадник, дар Екатерины
Царю Петру, все скачет и до ныне
Над глыбою копыта вознеся
Несокрушимый конь, наездника неся
Аллюром мчит хозяину в угоду
Чтоб скаковых не осрамить породу
Тенистые аллеи, летний сад
На променады, много лет назад
Мальчонку, оценить увидев диво
Арина Родионовна водила
По истеченью тех далеких лет
На мир на весь прославился поэт
Ограда сада вычурно чудна
Стальною нитью вышиты узоры
Дивят ажурного сплетенья кружева
Колон гранитных, обрамление опоры
Чреда на тех колонах, ваз резных
Рубленных из гранита финов, их
Для композиции создали украшенья
По архитектора Егорова веленью
Сад сей – града юности свидетель
Душе покой и телу отдых, благодетель
Итальянской в саду изваянья, скульптуры
Беломраморной коллекции фигуры
Рельефно в зелень статуи вписались
За волею Петра они ваялись
Здесь бюсты полководцев, императоров
Античности героев и ораторов
Творенья без единого изъяна
Кого венчала царевластия корона
Августа, Клавдия, Трояна,
Македонского, Цезаря, Нерона
Аллегорической скульптуры, замыслы просты
Правосудья, благородства, истины и красоты
Архитектуры, Мореплаванья и Славы
Являют статуи могущество державы
Летнего дворца Петра, строенье
Красу древесного венчает насажденья
Строго и скромно оформленье декора
А фриз барельефный, фасада уборам
Меж окнами двух этажей размещен
Сюжетам мифическим фриз посвящен
Он наделен искусных скульпторов талантами
«В беге Гиппомены состязанье с Аталантами»
«Персей сражающий медузу», «Нептун и Амфетрита»
России в северной войне победа скрыта
Над Швецией, в сюжете аллегории
Тем самым наделив его историей
Михайловский дворец, на площади искусств
Переполняют душу гаммой светлых чувств
Монументальная чугунная ограда
Лепной фронтон, величие фасада
У входа львы из бронзы возлежат
Сокровищ дивных кладезь сторожат
Полон живописи русскою музей
Памятник искусства, для людей
Со всего сюда стремятся света
Лицезреть полотна гениев портреты
Никитин, Антропов, Боровиков,
Рокотов, Левицкий, Аргунов,
Скульптурных образов ваятелей творенья,
Великих скульпторов плеяды поколенье
Козловский, Растрелли, Шубин, Мартос
Имели великих творения спрос
Изящной живописью писаных полотен
Гласят картины, коих много сотен
Российских живописцев труд великий
Разнообразен, всеобъемлющ, многоликий
Кипренского, Крамского, Иванова,
Федотова, Тропинина, Брюллова,
Венецианова, Васильева, Перова,
Куинджи, Сурикова, Репина, Серова
Волненье пенных волн страстей накал
Здесь Айвазовского воспел – «Девятый вал»
Стихии всплеск, бушующей воды
Пейзажи леса, Шишкина труды
Любовь к природе, жизни, лирике – основа
Труд Левитана, Рериха, Пластова
«Царевна-лебедь», Врубеля меж сим,
«Летящий демон», «Шестикрылый Серафим»,
Коровина - к пейзажу тяготенье,
Души широкой русской проявленье
Кустодиев писал на полотне
В картине «Масленица», передав вполне
«Оборона Севастополя» Дейнеки полотно
о героизме повествует севастопольцев оно
авангардистов всплеском чувства впечатления
Филонова, Малевича несут произведения
Сложно, своеобразно мастерство
Петрова-Водкина художника яство,
Являет оного известная картина
«Смерть комиссара», революции купина
Михайловский дворец, в своих стенах
Русских художников славу в холстах
В скрижалях экспозиции хранит,
За сим музей всемирно знаменит.
Гладь Невы, гранитом окаймленье
Несут от поколенья к поколенью
Незыблемую града красоту
Сквозь будней круговерти, суету.
Аки меч гигантский, шпиль злаченый
Пронзает небо острием точеным
Являет Петропавловский собор,
Одноименной крепости убор
Красу сию Трезини воссоздал
Строенью мощность неприступности предал
Плит гранитных монолита ряд
Пушки в полдень за стеной палят
Страх, крепости вселяют казематы
Под стражу декабристы были взяты.
И в них томились, но позиции не сдали
Смерть не ропща геройски принимали
Под сенью неба у Кронверкского пролива
Героям память обелиском чтима
Где строки Пушкина врезаются в гранит
Глася о том, что подвиг не забыт
Апостолов Петра, Павла имен
Собор в сей крепости во славу наречен
Чарует, завораживает глаз
Резьбой злаченою внутри иконостас
Он памятник умельцев тех времен
В соборе Петр первый погребен
Сооружений обороны и надежности венец
На ином бреге Зимний – видится дворец.
Как строили то раньше, – блеск
Архитектура всплош – гротеск
Красу как преподать умели
Франческо, зодчий знать Растрели
Ярчайший есть тому пример
Он на изысканный манер
Зимний воздвигнул дворец, Эрмитаж
В стиле барокко, явив эпатаж
Создав шедевр, в отличном вкусе,
Был у создателя кураж
Во славу всероссийскую ковал
Величье зданью и торжественность предал
Фасад, три мощных розалита
Скульптур на балюстраду ряд отлито
Лепных деталей, раковин и ваз
И умиляет изобилье статуй, глаз
Над интерьерами дворца трудясь,
Полет фантазий ублажая всласть
Труд титанический проделала большой
Плеяда архитекторов с душой
Кваренги, Фельтен, Чевакинский, Старов
РинальдиЮ Валлен – Деламот – вот остов
Голов лучезарных, несущих дива
Стезя архитектора знать такова
И Росси великий и Монферран
Создали строения внутренний план
Стасов, Штакеншнайдер, да Брюллов
Облагораживали также царский кров
Парадная, главенствующая лестница
Необычаяно изыскана прелестница
Резьба злаченая, средь мраморных скульптур
Чреда колонн из сердобальского гранита
Замерших в нишах отлитых фигур
Декора убранства изюминка сокрыта
О Эрмитаж, хожу невольно млея
Внутри картинная сокрыта галерея
Парадных залов бельэтажа по фасаду
Дворцовой набережной пролегают к ряду
Обилье залов, в убранстве холстов
Искусствоведенья, основа всех основ
Фельдмаршальский, Петровский – тронный зал
И Гербовый затем, отнюдь не мал
Гостиная златая, Малахитов кабинет,
Арабский, Белый, Аванзал, сомнений нет
Оформлены роскошно, шедеврально
Что расширяет драгоценность визуально
Шестьсот пятьдесят прекрасных залов, галерей
И около две тысячи дверей
Вот каковы дворцовые пинаты
Венчают сии чудные палаты
Шедевры живописи, графики, скульптуры,
Геральдики, иной мануфактуры
Археологии – глубин веков преданье
Здесь злато скифов, греков изваянья
И саркофаги, таинства обряд
Страны магичных пирамид таят
Но основанием музея, - «драгоценности камея»
Картинная все ж служит галерея
Сей клад твореньем дивным изумляет
Красу полотен живописных представляет
Да Винчи, Рафаэля, Тициана,
Веласкеса, Риберы, Сурбарана,
Ван Дейка, Гойи, Рубенса, Ватто
Их творчество сакрально и чисто
Эль Греко, Халса, Рейсдала, Кранаха
Для них разлука с кистью, словно плаха
Пуссена, Рембрандта, Гудона, Гейнсборо
Несущих кистью на холсте добро
Моне, Сислея, Писсаро, Дега
Сезана, Ренуара и Ван Гога
На холст выплескивая дарованья Бога,
Труды Гогена, Пикассо, Матисса
Не подобает прятать за кулисы
За сим полотна стены украшают
Собою любоваться приглашают
Чаруют сердце и лелеют глаз
Собранье расписных прекрасных ваз
И бюсты, белокаменны скульптуры
Аки живые, в мраморе фигуры
Мышцы, вены, в позе напряженной
Несут моей душе завороженной.
Мощь Микеланджело, как скульптора творца
Родена легкость, поэтичность романтизма
Видна в скульптурной пластике лица
В скрижалях галерей до наших дней
Дошли собранья из цветных камней,
Вазы, канделябры – самоцвет уральский
Воистину венец творенья царский
Ревневской яшмы серо-зеленой, гигантская
Здесь выдающаяся ваза Колыванская
Два с половиной рост красавицы, притом
Вес оной цельных девятнадцать тонн
Взглянув переполняет гордость чувства
Шедевр камнерезного искусства
Эрмитаж, иль Зимний дворец
Богатств красы невиданой ларец
Сокровищ кладезь, памятник культуры,
Дворец – искусства и архитектуры.
Туристы едут изо всех концов
Земли, чтоб лицезреть красу дворцов
Внутри что града и за оного пределами
Любуясь царскими дворцами, их наделами
Самодержавцев зря величественный кров
Парадной летней резиденции
Драгим гостям аудиенции
Дабы принять непринужденно,
Был , самодержец убежденным
Построить надобно дворец
Творенья дивного венец
Дворцово-парковый ансамбль сотворить
Одноименно – «Петергофом» окрестить
На южном бреге Финского залива
Для замысла подобранная нива
Леблону, Брайнштейну и Макетти
Петром указанья даны были эти.
Чтоб краше, чем Версаль, ансамбль был
Неповторимостью на весь бы мир прослыл
Potagen – «огород», иль Верхний сад
Аки врата в прекрасный чуден град.
Дворец у сада строен для Петра
Из окон спален дивный вид с утра
Морской канал, фонтаны бьют вокруг
Глаголит разум – «не печалься милый друг»
Дворец внутри красой манит
Сплошь интерьера чинный вид
Аудиенц и Тронный залы
Апартаменты чьи немалы
И танцевальный проходили где балы
Убранства невидаль, достойны похвалы
Владенья зала тронного, китайских кабинетов
Полны прекрасных экспонатов, раритета
И строгий кабинет Петра манит
Резных панно дубовых колорит
Большой дворец, музей роскошества царей
Донесший глас Петра до наших дней
В стенах своих самодержавца имя
Неся в своем названьи и до ныне
Нижний парк, над ним дворец возвышен
Повсюду песней, птичий щебет слышен
На спуске в парк центральная аллея
Все чуда дивного творенье лицезрел
Таков туристов пред фонтаном сим удел
Большой каскад, скульптур средь грациозных
Фонтаны бьют, одно из грандиозных
Сооружение фонтанное в миру
Образчик мощи государства на яву
Фонтанов дивных переливы вод
Красой своею радуя господ
Венчают славой архитектора труды
Скульптуры злато отражает гладь воды
В честь победы Полтавской, аккурат у пруда
Группы центральной скульптурной чреда
Фонтан большой каскада, композиции глава
«Самсон» – могучий, «разрывающий пасть льва»
Недюжей силы богатырь библейский
Мифологии герой древне еврейской
Необычаяная в теле мощь теснится
В кудрях влас Самсоновых таится
Царю зверей руками разрывает
Он пасть, из коей хищник извергает
Поток воды стрелою ввысь летящий
О камни дробно, бой воды звенящий
Символизирует воды паденья шум,
Рев зверя раненого, тишину разящий.
Щедрин, Козловский, Мартос, Шубин
Прокофьев и Раметт,
Создали рай, для царских буден
Дивя сим белый свет
Златых скульптур чреду создавши
Фонтанам роскоши предавши
Дворец в восточной парка части
Он для Петра был музой страсти
Монплезир иль «Мое удовольствие»
Навивает блаженство спокойствия
Небольшой одноэтажный, но величествен и строен
В парке Нижнем был построен
У морского брега расположен
Аллеями к террасе путь проложен
Петра Великого, к строению веленье
Пропорций четкость, легкость построенья
Ярусная крыша высока,
Словно подпирает облака
Огромные оконные проемы
Архитектурного изящества приемы
В оформленьи интерьера, роспись потолков
Изразцы, резное древо, лепка красят кров
Монплезира зал Парадный
Доскою шахматной, отрадно мрамор пол сей украшает
Твердость поступи решает
Оазис пред дворцом парадный
Фонтаны, цветники, садочек ладный
Эрмитаж – павильон, с тишиной единенье
Для топки души, впечатлений поленья
Покрывшие стены картины являют
Которые видом своим окрыляют
Дворец Марли, пристанище господ
Особо знатных титулованных особ
Царь «Петергофом», как дитятой упоенный
В Екатерину Петр будучи влюбленный
Во ублаженье, от щедрот решает
Дивить жену, решению внимает
Саарскую он даровал супруге мызу
На мызе той, по ейному капризу
Бронштейн воздвигнул домик для царицы
Палаты каменные, да белы светлицы
Но дочь Петра, взошедшая на трон
Нашла весьма убогим этот дом
К роскошеству царевна тяготела
Елизавета от изысканного млела
Желанье – изумлять вело
Расширить Царское Село
Размах строительство взяло
Земцов, Чевакинский, Квасов, Растрелли
Царицы желанья явью сумели
Передать в работе нетленной своей
До наших донесшей историей дней
Дворец Царско-Сельский Большой
Красою пригожий собой
Парк с павильоном «Монбижу» и «Эрмитаж»
И «Грот» - царицы воплощают блажь
Екатерининский прекраснейший дворец
Екатерининский царицына услада
Дворец внутри «златая анфилада»
Барокко стиль дворец отождествляет
В веках Растрелли имя прославляет
Лепной орнамент лестницы парадной
Делает ее весьма нарядной
Убранством интерьера блюд и ваз
Фарфора блеском умиляют глаз
А потолок, в мифическом сюжете
Расписан, при дневном чарует свете
Большой манит величьем зал
Здесь не один был даден бал
Он кажется размером безграничен
Зеркал чредою иллюзорно увеличен
В стенах меж окон зеркала блистают
Златой резьбы орнамент отражают
Комната янтарная, столовая зеленая
Красота великая и непревзойденная
Официантская столовая, парадная
К чревоугодью комната отрадная
Гостиная голубая и китайская
Опочивальня парадная царская
Зал картинный и портретный
Передней злата блеск приветный
Кайма дверных проемов интересна
Декор скульптурный резаный древесный
Простенки оплетают, рукоделием точеные
Карнизы, подуги, орнаменты злаченые
Пред зеркалами в жирандолях свечи
Здесь на балах звучали пламенные речи
Манит к себе творения венец
Первовладелицы в честь названный дворец
Амбиций царских к вожделенному ларец
Екатерина правивши вторая
«Усовершенствовать» - решенье принимая
Задумала и вовсе удивить
Строительства размахом покорить
И архитекторы Кваренги, Камерон,
Фельтен да и Нееловы притом
Чреду прекрасных зданий возвели
Стиль древне римских терм ввели
Агатовые комнаты – творенье Камерона
Сплошь по античным обустроено канонам
Хладные бани, в Риме словно
Бассейн, ванны безусловно,
Но все ж, с горячею водой,
Парильней, климат таковой
Отведены на отдых кабинеты
В агат уральский с яшмою одеты
Белеют статуи, античные фигуры
Дивят рельефы, круглые скульптуры
Камины, вазы и Каринфские колонны
Произведения искусства Камерона
Поодаль воплощая Римский вид
Галерея зодчего манит
Галерея Камеронова, обилие колонн
Строительного дива эталон
Геракл с Флорою, стоят на пьедестале
У лестницы, строенья стражей стали
Осанкой гордою строенье украшают
Гостей войти учтиво приглашают
Растрелли архитектора творенья
Прекрасного мотивом настроенья
Служили царственным особам умиленьем
От поколенья проходящих к поколенью
«Эрмитаж» - красив, изыскан павильон
Средь парковых широт построен он
Несет красу далеких, чудных лет
Сложный павильона силует
Игрою светотенивой объемов
Прекрасный из точеных павильонов
Златых скульптур на балюстраде украшение
Танцует группа «Прозерпины Похищение»
Сюда приходила императрица,
Уединившись, красою дивится
В светлые залы, гирлянды где в круг
Амуры с цветами, взгрустнется коль вдруг
Парят в пастушьих шляпах купидоны
Златой резьбой окутаны плафоны
«Пустыньки» маленькой убранство
Изыски прихоти дворянства
Пол зеркальным блеском отражает
Все то, что зал собою представляет
На потолке картиной писаный плафон
Богов Олимпа пиршества на нем,
Средь гирлянд цветочных множество зеркал
«Эрмитаж» сей славу издревле сыскал
На бреге озера «Грот» - павильон стоит
Убранством каменное здание манит
Редчайших раковин, с причудливым декором
Колонны, вазы, статуи в наборе,
А к лодке для охоты на бекас
Сход мраморных с террасы манит нас
Охота лишь без преувеличенья
Была исконно русским развлеченьем
И в подтверждение тому я погляжу
Был павильон «Зверинец» - «Монбижу»
«Мое сокровище» - что значит в переводе
Неповторимое строенье в своем роде
Над гладью большого пруда горделиво
Колонна Чесменская стройное диво
Возвышена, величием покрыта
В ней слава флота русского сокрыта
Извилисты аллеи, тиховодные пруды
Архитектуры умиляют глаз труды
Катальной горки высится громада
Воплощенье райского парк сада
Историей вокруг природа дышит
Пестрят китайской деревеньки крыши
С башни минаретной, куполами павильон
Турецкой баней наречен,
На мысе в пруд впадающий стоит
Турецкую мечеть являет вид
Необходимо в парк по пандусу спустится
Фонтаном «девушка с кувшином» насладится
«Парнас» пригорок и «Грибок» куртина
Канал крестовый, живописная картина
Пруды кристальные, ажурные мосты
Несут в тандеме воплощенье красоты
Кваренги замысел великий воплотил
Когда дворец он Александровский творил
Не ведая в строительстве преград
Свою он лучшую создал из колоннад
Колонн каринфских обрамление у входа
Здесь были трапезы,. В хорошую погоду
О Царское село, ты чудо света
А ныне город Пушкин, в честь поэта
Пера здесь гений обучался, жил
Строкой нетленной родине служил
Санкт-Петербург, О град великий чудный
Таит историю извечно многолюдный
К тебе не перестанет люд тянутся,
К великому желая прикоснутся!
2021-02-18 15:24:51
Софиевка
В любой эпохе чувство это
Любой касаясь части света
Любого возраста и чина
И будь то женщина, мужчина
Любому будоражит кровь
А чувство это – есть любовь.
Любовь искусство порождает,
Всегда на подвиги толкает
И на благое побуждает
И безрассудству потакает.
Потоцкий будучи влюбленным
Мечты реалиям предал
Софии чарами плененный
Шедевр парковый создал.
Творенья человека и творца
Изысканы, роскошны, неповторны;
Дивится ими можно без конца,
В душе от них играют лишь валторны.
На отчих. на украинских просторах
Эпохи след, фурор былого века,
Сплетаются в причудливых узорах
Природы дар с искусством человека.
Цветник, оазис, даже пуще –
Свет неземной, глаза слепящий,
А флора парка – рая кущи.
Сокровищ клад к себе манящий.
В зеленом царстве изобилья трав
«Софиевки» цветущие пенаты.
Повсюду над опушками дубрав
Струятся разнотравья ароматы.
Чисты, прозрачны парковы пруды
И отражения зеркальны – окруженья.
Их серебристая симфония воды
Чарует поразив воображенье.
Деревьев кроны величавы и ветвисты.
«Софиевка» - природой парк манящий.
Тут некогда гуляли декабристы,
Вдыхая здешний аромат пьянящий.
На парковых просторах, средь дубрав
Скульптурного изящества лик вечен.
СЛиянье мифов, мудрость, кроткий нрав…
Эллады эпос в них увековечен.
Кружатся лебеди в пруду в движеньях томных.
Здесь в мыслях строки, о любви слагались.
Возможно в парке, в уголках укромных
В любви друг другу многие признались
В «Софиевке» впервые побывал
Еще юнцом. Я был под впечатлением.
Природой парк меня очаровал,
Архитектурой, рук людских твореньем.
Повергла в трепет красота,
Что пред моим явилась взором:
Владений сказочных врата,
Литье чугунное узором.
Аллеи шлейф бегущий вдаль
Загадку за собой таит.
Прошел я дальше … Сквозь вуаль
Открылся взору чудный вид.
Дубрава Дубинка по левую руку –
Преданье веков из древесных пород
Дубов-колдунов, отгоняющих скуку.
Красой и величьем дивится народ.
Царят здесь сумерки весь день,
Деревьев словно саван кроны
Укрыли свет, лишь властна тень.
Дубы – столетние бароны.
Бывало в парке много люду
И странник Долгорукий побывал.
«Здесь гений вкуса виден всюду»:
Он об увиденном восторженно писал.
О парковых красотах кистью сказ
Вильям Аллан в полотнах освещал,
Пейзажи что чаруют глаз
«Софиевке» художник посвящал.
Неоднократно послужила вдохновеньем.
Здесь глас творца поэзией прольется.
Её воспел Трембецкий с вожделеньем
В поэме, что «Софиевка» зовется.
Шагая дальше по аллее.
Как сон, казалось просто спал
В картинной словно галерее,
Как будто в сказку я попал.
Справа склон вдоль Каменки стоит.
Плес реки весь елями обвит,
Зазывая зеленью рябит –
Малая Швейцария манит.
Рабочие маёвки здесь бывали.
Большевиков в «Софиевке» не раз
Глубокие овраги укрывали
От рыщущих вокруг жандармских глаз.
Скала Тарпейская с беседкою резной,
Композицией сложённой из камней,
От жары спасает в летний зной,
Заключен античный образ в ней.
Когда дуэль несла вендетту,
Лелея честь, поправ карьеру,
Судьбу доверив пистолету,
Призыв чеканили «К барьеру!»
В эпохе царской трости, веера,
Мужчины чинные, красотки-хохотушки…
По парку гений хаживал пера
Великий классик Александр Пушкин.
«Софиевка» прекрасна, хороша,
Пленительна в любое время года,
Изменчива как девичья душа,
Смотря какая на дворе погода.
В «Софиевку» прийти осенним днем
Листва злачёной россыпью манит,
Объята желто-розовым огнем,
А утром иней травы серебрит.
Великолепной флоре местной
Зимой безмолвной сладко спится.
Мессии манною небесной
Снежок на улице искрится.
Цветеньем парк весною пышет,
Симфонии сплетенье нот.
Природа полной грудью дышит,
Во всеоружье каждый кот.
А летом от жары спасаясь
В тени деревьев вековых
Вдыхать приятно наслаждаясь
Растений запах полевых.
Венец конца аллеи – кладезь пресной
Воды живительной, для здравия целебной.
Вода сия вполне достойна лестной
Всегда воспетою быть одою хвалебной.
Источник серебристых ручейков,
Журчащих струй, кристальная вода.
Порой хватает несколько глотков,
Несущих благо жаждущим всегда.
А рядом обрамление аллеи
В искусство погружения обряд
Чредой «Софиевской» картинной галереи,
Как ярмарка стоит торговый ряд.
Творцов плеяды, свет богемы,
Служенье муз, художники, поэты…
Сплочение в едино общей темы
Несут картины, сувениры и буклеты.
Изгиб изящных поворотов завершая,
Зеленый занавес раздвинулся учтиво:
Где площадь расположена большая
Гротеск творенья, парковое диво.
В тонах пастельных стиль дорический
Хранитель словно парковой культуры.
Настрой мне дал лирично поэтический
Тандем природы и архитектуры.
Как Флоры павильон к себе манит,
Точеный фриз лепной орнаментальный,
Архитектуры строгий, стройный вид
И виден сквозь колонны пруд зеркальный.
Словно в сон глубокий погружен,
Лебеди тревожат лишь порой.
Средь пруда фонтан сооружен,
Плеск его как ливень грозовой.
Бока на солнце прогревает всласть
Змея громадная собою уповаясь,
На солнце лежа, разевая пасть,
С изящной пластикой блаженно извиваясь,
Зевнув рептилия как будто бы играя
Неистово нам вторит: «Ну, держись!»,
Из недр пасти неустанно извергая
Воды поток стрелой летящий ввысь.
Отражает явь зеркальный плес
Лицезрев я был заворожен,
Трепет вызывая, интерес –
Нижний пруд красою окружен.
Кавказской горки гордым видом покоряет
Обитель горцев, Лермонтовский сказ
Сирень завьюжена цветением буяет,
Предстал пред взором солнечный Кавказ.
Поодаль на изысканный манер
Растительный украсив дивный склон
Скала, на ней площадка Бельведер
Застывший где с кифарой Аполлон.
Угодник дамский Бельведерский Аполлон –
Бог солнца и искусства покровитель,
Он мужества бессменный эталон,
Сложён прекрасно этот небожитель.
Магнат Потоцкий, что греха таить:
От природы жалуя дары,
Навек решил свой профиль сохранить
В очертаньях Бельведер-скалы.
Скала у брега Нижнего пруда
Смертельной став надгробною плитой,
Немой свидетель тяжкого труда
Людей, что схоронила под собой.
Левый брег не менее красив,
Не скала Левкадская, но всё же…
Здесь древесной «зелени» массив
На лесную чащу так похоже.
Стена деревьев, занавес ветвей
Сокрыла от всевидящего ока,
Где трелью зазывает соловей,
Китайскую беседку, дочь Востока.
Пристанище вельможи, мудреца,
Династий императорских нередко
Служила украшением дворца
Такая же прекрасная беседка.
Людвиг Метцель, польский инженер
Сотворенья парка план создал,
Тонкий вкус изысканых манер
В гротах и каскадах передал.
Террасы Муз в подножии холма
Собою чинно возглавляет много лет
Скульптурный символ, ода тонкости ума
Лик Еврипида в мраморе портрет.
Пергамента свиток сжимает рука,
Таланта чело отражает печать.
Стезя драматургу отнюдь не легка,
Нетленной строкою добро излучать.
Терраса муз над Еврипидом
Туриста манит чудным видом
Обитель муз, богинь прелестных
Похвал достойных самых лестных.
Урания – звездочетов покровитель.
Клин – страж истории на свете.
Когллиона – красноречия хранитель.
Мельпомена – за трагедию в ответе.
Все музы покровительства богини
Наук, искусства слуги и поныне
Эвтерпа – музыки
Поэзии – Эрато
А Полигимния лирической строки
Кольцом духовной святости зажато
Деянья их, хоть те и нелегки
Терпсихора – танцев, пенья Муза
Талия – комедию блюдет
Оберег богиням не обуза
Оное им силу придает.
Терраса Муз – поэзии родитель,
Искусства и науки колыбель.
Вблизи нетленный для поэтов покровитель
Струится вдохновения купель.
На Геликон-горе легенды глас,
Творенье вдохновеньем наделив,
Удар копытом совершил Пегас,
Источник Гиппокрены сотворив.
Сплетенье бронзовых ужей
Фонтана вазу обрамляют,
Служеньем преданных пажей
Родник целебный охраняют.
Купальщицы Венеры красоты
Точеных линий дар природный
Телесной вожделенной наготы
Передал взору мрамор благородный.
Владений каменных раскинуты широты
Грот Дианы, коридор гранитный
Луны богиня, госпожа охоты
Собой явила комплекс монолитный.
Вдалеке, подле верхней аллеи,
Аккурат проходящей вдоль склона.
Где мелькали когда-то ливреи
И деревьев листва как корона,
Где весною трава зеленеет,
А зимою снежок серебрится,
Там зима в лике старца белеет,
Нагишом у тропинки ютится.
Аллегория – зима – холод беломраморный
Лик отражает безголосый стон
Фигура человека, образ жалобный
Холодом коварным скован он.
Лицо морщинами изрезано нещадно
Клеймом отмечено страдания и боли,
Треплет старец покрывало беспощадно,
Кутается зябко мимо воли.
В скале поодаль клеть литая
Зверинец некогда там был.
Жила животных диких стая,
Зверь по преданью хищным слыл.
В центре парк красив необычаянно:
Здесь камней загадка, шелест трав
И соловьи трели лишь нечаянно
Будоражат мирный сон дубрав.
Застыл Меркурий, странствий покровитель.
Крылья в шляпе, прототип Гермеса.
Он стези купеческой ценитель.
Бог торговли, молодой повеса.
На площадь собранный оплот переправы
Мост пролегает меж двух берегов;
Изящны железные прутья оправы,
Простое строенье средь статуй богов.
Чудесный вид откроется с моста
Водопад большой течет, стремится,
Где вода прозрачна и чиста
Шлейфом шелка, веером струится.
Мчит поток изобилия рогом,
Сквозь зеленую чащу несется,
По скалы кругогрудой порогам
Словно музыка горная льётся.
При паденьи с высоты водицы
Пена, брызги, капель распыленье
Лебедей сквозь дымку вереницы
Меж камней кружат на умиленье.
Солнца луч игриво пригревая
Радует все краски отражает
В тайны парка, мудрость мировая
В глубь веков всецело погружает.
Полуостров средь воды и чащи
Зазывает люд суля увлечь
Водопада капель гул звенящий
Собраний Площадь, уголочек встреч.
Какая бы аллея ни вела,
С какой бы ни рассматривал позиции,
Пейзажная идиллия мила,
На площади прекрасны композиции.
Венчает центр площади строенье
Бассейна «Рыбки» с вазою овал
Златые рыбки тут на умиленье
Одноименно место граф назвал.
Вблизи на площади вниманье привлекают
Чарующий Грот страха и сомнений.
Скала над гротом грозно нависает,
Невольно чудится: беснуется злой гений.
Тантал раскрыл секрет богов,
Был в сий измене уличен,
Наживши в их лице врагов,
К мученьям вечным обречен.
Стоял Тантал снося напасть,
Вселяя страх отнявший речь.
Скала грозящая упасть,
Нависла как Дамоклов меч.
Два огромных каменных обломка
Возлежат вальяжно подле грота,
Чинным видом радуя потомка,
Графа прихоть, крепостных работа.
Глыба необъятная в объемах
За размер зовется камень-слон.
Стоя в междукаменном проёме
Видишь мощи грозный - эталон.
Рядом символ царского размаха,
Глыба уникальна в своем роде,
Имя камню «Шапка Мономаха»,
Рюриков реликвия в природе.
На площади как будто кипарис.
Красив, как подобает быть герою,
На пьедестале высится Парис,
Приама сын, не уберегший Трою.
Спор девичий, прихоти каприз
Красы Афины, Геры, Афродиты
Кто прекрасней разрешил Парис,
Будучи судьей богинь элиты.
Признав Афродиту прекраснейшей дивой,
В союзе с богиней мечту воплощает:
У Минелая женою красивой
Елену прекрасную он похищает.
Поступок тех далеких дней
Войны Троянской всплеск, начало,
Сраженья между двух огней
Приама гибелью венчало.
Афины с Герой месть, коварство
Пособие в паденьи Трои
С лица земли стирают царство,
Где жили славные герои.
«Локетек» и «Орешек» - грота два,
извечны сквозь эпохи, поколенья.
Их описать не подобрать слова,
Различные истории строенья.
Грот «Локетик» сказочно красив
В честь польского владыки Владислава,
Располагает чтить колено преклонив
Стране служения незыблемая слава.
Валун большой искусно взгроможден
На камне как орех уравновешен
Под впечатленьем – каждый убежден –
Простой расчет с фантазией замешен.
Мхом поросший розовый гранит,
Камней прохлада, отдых – благодать,
Грот западный укроет, охладит,
Когда с жарой совсем не совладать.
Величье скал, мозаика камней,
Хаос искусственный, вуалью паутина,
Сказанья предков донесли до наших дней
Те мифы, что хранит в себе долина.
В сознании зрителя явью картина:
С титанами битва Олимпа богов.
Долина гигантов – баталий долина,
Прошедшая семеро ада кругов.
Контраст камней – тревожности мятежной
Лесных мотивов – дремлющий покой
Пруд у подножья гладью безмятежной
И к водопаду здесь подать рукой.
Где мчатся воды славного Пенея
Граф у супруги умершей склонился,
Где траур, рвущий узы Гименея,
В камнях скульптурный образ отразился.
Озерцо с каскадом среди суши,
Скорби слезы достигают дна
Все детей оплакивают души
Три слезы, на каждого одна.
Струится «Три слезы» каскад,
Ручьев печальных плеск водицы,
Ведут беседу без преград
Слезинки три, как три сестрицы.
Могила под колонной усеченной,
Тела детей погребены троих.
София здесь скорбела обреченной,
Детей любимых схоронив своих.
Колонна, лев – период романтизма.
Темпейская долина, мост, каскад…
Утраты горечью исполненной трагизма,
Отсюда стоном слышен водопад.
Деревьев своды словно арка
Ведет аллея - ву-а-ля
Из живописной части парка
На Елисейские поля.
Страной весны вечнозеленой
По мифам Греции слывущей,
Извечным миром озаренной
Страною счастья всемогущей.
Краса пейзажей привлекает сразу,
Разбросанные камни по долине
Композицией такой, приятной глазу
Тандем камней остался и доныне.
Глыбы две, гранитная порода:
Одну отшлифовали, дав огранку,
Другую обработала природа,
Но обе держат гордую осанку.
Вокруг же композиции сравнения,
Когда одарит щедро зеленью весна
Листвой пушистою приносят умиленье
Дубы да липы, бук восточный и сосна
Чуть дальше лабиринтом Крита
Напоминая вид хаоса
Поляна глыбами покрыта,
Явив владения Миноса.
Легенда, глас мифических сказаний
Преданье с незапамятных времен
Порочной связи, нечестивых притязаний,
Дитя греха опалою клеймен.
Когда невежеством огульного хаоса
Священный бык царицей завлечен,
Неверною женою царя Миноса
Рожденный сын изгнаньем обречен.
Расплаты, испытанья час настал
Кармой, матери греховного влеченья
Лабиринт ему тюрьмою стал,
Страшной карой стало заточенье.
При этом царь повелевал
Афинам покорится, не роптать,
Минотавр чтоб не голодал,
Людей к чревоугодью присылать.
Народ Афин скорбяще стал тужить,
Взмолясь смиренно небеса просить:
Неужто вечно нечисти служить,
Младые души в жертву приносить?
Исчадье ада Минотавр представлял,
Что призван человечество сгубить.
Афинских граждан страхом подавлял.
Решил Тесей чудовище убить.
Герой свершил свой подвиг ратный,
Останки зверя поглотила мгла.
Неведом в лабиринте путь обратный,
Назад вернуться Ариадна помогла.
Клубочком ниток храбреца вооружила,
Конец при входе закрепив,
Дочь Миноса Тесею услужила,
Победный дух герою укрепив.
Свет на событие пролил
Гранитных глыб немой рассказ.
Волшебной нитью Ариадны покорил
Невидимую взору наших глаз.
Дерево семейное, тополь серебристый
У лабиринта высился когда-то,
Канул в лету великан ветвистый,
Природа отнеслась к нему предвзято.
Немного левее русло реки
Перегорожено завалом из камней
Движенья в Альпах были нелегки
Так композиция символика тех дней.
Перевал Сен - Готардекий, Альпийские кручи,
Был переход Суворова непрост.
Над головой солдат сгущались тучи,
Отсюда и названье «Чертов мост».
Громовый иль Львиный грот
В скале природной вырубленный был
Под канделябры игры для господ…
Потоцкий в карты поиграть любил,
Воды теченье как раскаты грома
Иль зверя рев, точней рычанье льва,
Слугой напротив правит легкая истома –
Значимость камня – черепахи такова.
Как маг чудеса исполняющие грот,
Желание можно, ведь здесь загадать,
Коль влево кружившись иль наоборот
Три круга, опоры касаясь, шагать.
Где нимфа Фетида, богиня морская
Владычицей некогда грота была,
Венеры нынче грот, краса мирская,
Дорога лентой дальше повела.
Купальщицы Венеры Медицейской
Стан грациозен, плавные черты,
Долины украшение Темпейской
Любви богиня, символ красоты.
Как служанка, водяной порыв
Занавес пред нею опускает,
Пеленой воды её покрыв,
Наготу красавицы скрывает.
Стоит фазанник подле грота
Снаружи липы инкрустирован корой
Красив, резная тонкая робота
Фазанов клеть, Потоцкого порой
Мертвое озеро невдалеке,
Тихая заводь размещенна тут
Лодка туннелем плывет по реке.
Ясени, клёны у брега растут.
В озеро впадает Стикс-река,
Царство мертвых омывают её воды
Обитель дум умерших на века
Туннель гранитный, имитирующий своды.
Чрез Амстердамский шлюз река пройдя
В пруд Верхний попадает неизменно.
Отсюда вдаль задумчиво глядя
Спешит турист на остров непременно.
Остров любви, иль Цирцеи обитель,
Венеры храм, иль ренессанса павильон.
Измену жены не узнал покровитель,
Любовью к Софие был граф окрылён.
Краса её влекла порок.
Греховных мыслей наважденья
Несло безнравственный урок
Блудницы образа рожденья.
Да, так бывает, се-ля-ви
С младым любовником встречаясь,
На остров бегала любви,
Утехам плотским предаваясь.
Цирцеи остров (раннее названье).
Являя сущность подлого яства
Несущий грех волшебницы призванье
Ёё коварство, чары колдовства.
Команду обратив в свиней,
Навеяв чары Одиссея обольщала,
Удерживая пленом много дней,
Любовью мнимою, иллюзией прельщала.
Поправ деяньям узы Гименея,
Царя Итаки зельем опоила
Как дом лелеять обязала остров Эя,
Но волю воина себе не покорила.
Средь пруда прекрасный островок,
Павильон там розовый построен,
Чудесный, тихий, райский уголок –
Остров любви романтично устроен.
Вдалеке Английский парк цветущий:
Клен, спирея, бук, черемуха, айлант,
Запах трав пьянящий, вездесущий
Пашкевич вывел, садовод-талант.
Терраса роз поэтов вдохновляет,
Служенье муз не терпит суеты
Партер амфитеатра представляет
Ковер цветочный яркой красоты
Фонтан «Семиструйка» - строится игриво
Круглый бассейн, струйки воды
«Софиевка» - просто великое диво,
Собой воплощает людские труды.
Прекрасен при любой погоде,
Великолепен парк ей-богу,
Объятый славою в народе,
Он проторил к нему дорогу
«Софиевка» - душе елей,
Купель мирского упоенья.
На свете парка нет милей
(мои примите заверенья)
Мне парк однажды так помог,
Что свет на многое пролился.
Домой вернувшись в Кривой Рог
На вещи взгляд мой изменился.
Порой осенней в парк пришел
Уставший от любовной склоки,
Безмолвно вдоль аллеи шел,
А в голове кружились строки.
«Тебе ль не знать, что чувствую к тебе
благоговейным трепетом томимый.
Я мнил, что предоставлен сам себе,
Но равнодушьем стал твоим ранимый.»
Искал бредя по парку утешенье
Среди камней, деревьев и воды
И думал: за какое прегрешенье
Былой любви остались лишь следы.
Сознанье вскоре мысль пронзила:
Минет, пройдет и не замечу,
Юлила ты, врала, дерзила,
Да бог с тобой, другую встречу.
Благие мысли шелест трав навеял,
Природа-мать души омыла раны,
А шум воды уныние развеял
И принесли покой деревья-ветераны.
Однажды случай был иной,
Дубинка – славная дубрава…
Я на экскурсии одной,
Народу как всегда орава.
Увидел девушку я вдруг –
Как незнакомка хороша!
Я уж не видел что вокруг,
Лишь любовался чуть дыша.
Она стояла средь людей,
Экскурсовода глас внимала,
О том, что я увлекся ей,
Она бесспорно понимала.
Стоял как вкопан без движенья,
Владела мною окрылённость,
Лица в нелепом выраженьи
Читалась легкая влюбленность.
Паромщик как на переправе,
Как егерь обходя угодья,
Как пограничник на заставе
Иль кучер натянув поводья…
Я пламенел душою жарко
И как факир с огнем игрался,
Как от Лауры млел Петрарка,
Я незнакомкой наслаждался.
Ее глаза, как неба краски,
Я в ней не выявил пороки.
Как фея добрая из сказки
Я посвятил ей эти строки.
Тебя увидел, девочка,
Ах, милое созданье,
И взгляды наши встретились
Как будто на свиданьи.
Глаза твои бездонные,
Твой взор меня пленил
Мадонны нежный образ твой
Меня к тебе манил.
Венец творенья чистоты
Ты зрелый плод моей мечты,
Ты так невинна и чиста
И не целованы уста.
Меня мгновенно покорила,
Твой голос, как ты говорила!
Я в ангельском твоем обличьи
Увидел эталон приличья.
Твоя красивая улыбка
И нежный, теплый, кроткий взор
Струны души моей коснулись,
Плетя прекрасных чувств узор.
В душе играла музыка,
Кружилась голова
Глаза в глаза шел разговор
И ни к чему слова.
Без смысла может, просто так
Ты на меня смотрела,
Возможно даже до меня
Нет никакого дела.
Но мне казалось на полянке там,
Что каждый миг от встречи дорог нам
Как сон безмолвное признанье,
Шальной круговорот в природе.
Глазами внял – порыв сознанья
«Шерше-ля-фам» твердят в народе.
Ах, как «Софиевка» прекрасна,
Как многогранна, величава неизменно
Вы не бывали там? Напрасно.
Красу увидеть поезжайте непременно
Увидишь раз – полюбишь навсегда.
«Софиевка» в любое время года
Свежа, неповторима сквозь года,
Краса и гордость нашего народа.
2021-02-18 15:22:02
Святослав и Соломия
Град белокаменный, великий
В церквях святых сияют лики
На колокольнях звонари
Звонят при проблесках зари
Врат обрамление искусство кузнецов
Металл кующих филигранно молодцов
На стенах стража, стережет палаты
Богатырей блестят на солнце латы
Златые, храма купола сверкают
Реки у града воды протекают
Владимир град, торговая столица
Живет в том граде юная девица
Краса, что Соломиею зовется
Её прекрасней, вряд ли кто найдется
Той волости, усладою очей
Служа предметом пламенных речей
Со стороны мужского населенья
Лишь получая знаки умиленья
Любви искала юная царица
Средь тех, кто пожелал на ней жениться
И царь Евсей, царевны той отец
Готовил дочку выдать под венец
Уж и жених средь множества нашелся
Князь Святослав ей по сердцу пришелся
Он добр, не по веку умудрен
Любовью к Соломие окрылен
Князь храбрости и силы не лишенный
Был во Владимир гостем приглашенный
Со свитою он прибыл в стольный град
Решенью Соломии очень рад
Евсей закатывает пир
Грозясь дивить гуляньем мир
На площади базар гудит
Купцам немедля царь велит
Готовьте яства и вино
Шутов сзывайте и сукно
Доставьте скоренько в палаты
Восславим родные пинаты
Наряд царевна выбирает
Князь по Владимиру гуляет
Стряпухи заняты трудом
Идет своим всё чередом
Никто не ведал в пору ту
Снося приготовлений суету
Что может быть какая-то преграда
Не знаючи что в ста верстах от града
Ордынский хан свой стан расположил
Хазаров до зубов вооружил
Глумливый душегуб, убийца зверский
Химерный образ, норов изуверский
Он к Соломии сватался – однако
Она не вняла домаганьям знака
Неладное затеял злой Харлаф
О чести убеждения поправ
Задумал Русь поработить
Царевну юную пленить
И воле своей гнусной подчинить
В шатре опричников собрав
Веленье молвил им Харлаф
Владимир град не за горами
Осыплю я того дарами
Парчою, жемчугом и златом
Сановьим титулом, булатом
Коней арабских вереницу
Кто Соломию мне царицу
В плен подчинив ее дворец
Мне в стан доставит наконец
Всё дам герою молодцу
Царевну ж поведу к венцу
Заставлю, вскрикнул зло Харлаф
Нет, за её упрямый нрав
Её сурово накажу
В гарем навеки посажу
Царевна Соломия, свет девица
Краса которой можно подивиться
Душою трепетна да нравственно чиста
Бездонны очи и медовые уста
Стан грациозен, будто пава
Её призренье, мне отрава
К ней засылал сватов не раз
Но получал всегда отказ
Мол «недругу – не стану милой»
Строптивая, заставлю силой
Любить меня и почитать
Довольно собирайте рать
За Соломией отправляйтесь
И без неё не возвращайтесь
Скорей спешите мои други
Раскланявшись владыке слуги
Шатер покинув, вышли вон
«мы посягнем на русский трон»
Угрюмо молвил воевода
Я храбрость русского народа
Знавал в бою и не хотел
Нести я боле сей удел
Но что поделать, хан велит
Не подчинишься, в миг казнит
Но кто-то крикнул Бек не трусь
Поставим на колени Русь
Не одолеем, что за вздор
Труби к утру всеобщий сбор
Исполнив хана воли суть
С рассветом войско вышло в путь
А во Владимире в то время
Не ведая лихое бремя
Гуляли пир на честь, на славу
Дань гостю, князю Святославу
Девичье пенье хоровое
Борцов сраженье удалое
Звучанье лир сладкоголосых
И танцы скоморохов босых
И яств обилье на столах
Являли празднества размах
Все веселятся, пир горой
В чревоугодье с головой
Бояре кинулись гурьбой
Вокруг ништо не замечая
Смочив уста лишь кружкой чая
Да мед из кубка пригубив
Младой герой князь Святослав
Кого боится злой Харлаф
В плечах его косая сажень
Он близ с царевною посажен
От Соломии взор, дивясь
Отвесть не в силах юный князь
Он гость явившийся в палаты
Любимой посетив пинаты
Руки её просил царя
Благословив богатыря
Отец царевны, царь Евсей
Владимирской округе всей
провозгласил о свадьбе той
Пусть веселится люд честной
За сим в палатах пир грохочет
А в жилах князя кровь клокочет
Он подарив невесте платья
И заключив ее в объятья
К вину все ж холоден, не рьян
Ведь и без зелья, будто пьян
Песнь затянул любимой ради
Вдруг словно гром, средь неба глади
Гонец ворвался чуть живой
Стоит с поникшей головой
В плече стрела, где кровь сочилась
Он прохрипел, «беда случилась»
Хазары, О владыка мой
Идут к Владимиру стеной
Разбили в ночь заставу нашу
Испили мы не сладку чашу
Отчизны мы не предавали
И как могли отпор давали
Все полегли, один лишь я
Скакал к тебе загнав коня
Чтобы несчастия отвесть
Прости же за худую весть
Сказал и замертво упал
Чтоб град в безвестьи не пропал
Повелевает царь Евсей
Дружине собираться всей.
«На подвиг собирайтесь ратный
Возьмите в руки меч булатный
Расплаты час мы не упустим
На Русь вторженья не допустим»
Вскричал тут гневно Святослав
«Мне опостылел сей Харлаф
Доверь отец свою дружину
Клянусь, я истреблю вражину
Не избежать злодею мести
С Харлафом бой, мне дело чести»
От зла очищу белый свет
И молвил царь Евсей в ответ
Ну что же, так и быть тому
Не совладать мне самому
Уж стар я стал, ослаб слегка
Уже не так тверда рука
А ты сынок силен, могуч
В сраженье средь хазаров туч
Ты сможешь дать достойный бой
Пойдет дружина за тобой.
Ты справишься, хоть тяжко будет, знаю
На битву эту я тебя благословляю
Креща перстами обнял князя царь
Мы победим, великий государь
Не одолеть им нашего народа
Громкоголосо крикнул Воевода
За сим на площадь вышел князь к народу
И молвил, «Братья сбережем свободу
Ремесленник, купец иль скоморох
Сжимая меч борись за каждый вздох
Я гордо поведу вас за собой
Мы с честью примем сей грядущий бой
У града стен, стена людская
Их суть прибытья не мирская
А гнусный, варварский разбой
За что они горды собой
Беснуясь алчет волчье племя
Сразится с гадом вышло время
Вставайте други стар и млад
Не пустим нечесть в стольный град
Дадим набежчику отпор
Рапир и копий полон двор
Мечей, ножей и топоров
Вооружившись до зубов
У врат мы будем ждать врагов»
Веленью князя внял народ
И притаился у ворот
Смеркалось, битва уж близка
Во всеоружии войска
На стенах лучники застыли
Завидев в поле клубни пыли
Заката зарева сквозь тьму
Стрелу заправив в тетеву
Пустили град калёных стрел
Туды где враг в кустах
Огнем овеяв наконечник
В миг смертоносный сей подсвечник
Пускали лучники во тьму
Устроив в поле кутерьму
Метался враг в расплох клейменный
Стрелою русской опалённый
Завидев недруга смятенье
Дружине молвил князь веленье
Пора, вперед без промедленья
Мечом родную Русь спасём
Удар немедля нанесем
Ворота тотчас распахнулись
Враги трепеща ужаснулись
Когда на них сквозь свет огней
Неслась волна богатырей
Пылающь битвы жар в ночи
Схлестнулись сабли и мечи
Сквозь скрежет лат и посвист стрел
Услышать Святослав сумел
Глас вездесущий воеводы
«Не допустите в град подводы»
Но оборвался резко крик
Копьём сражённый вдруг поник
Сафрон, великий воевода
Гордыня русского народа
Приняв удар бесчестный в спину
«Неушто я безвестно сгину?»
В сыру землю успею лечь
Рванулся обнаживши меч
Снёс голову хазару с плеч
И пал с коня дух испустивши
Свой образ славою покрывши
Дружина князя не дремала
Повоевать пришлось немало
Удары с флангов наносили
Аки траву врага косили
У врат подводы в прах разбили
У стен родных, горна трубили
Богатырей лаская слух
Победный поднимая дух
Харлафа войска жалкие остатки
Бежали с поля брани без оглядки
Их настигало наказанье русских стрел
Так горек был набежчиков удел
Когда ж рассвет зарею выступал
Хазар последний убиенный пал
Среди кровавой груды тел
Князь тщетно разглядеть хотел
Харлафа, нет его средь павших
Хазаров битву проигравших
Так значит рядом вражий стан
Где притаился злобный хан
Мысль Святослава озарила
Чтоб душу совесть не корила
Князь молвил, соберемся ж дружно
В гнезде душить гадюку нужно
Не время раны омывать
На лаврах мирно почивать
Вернемся позже мы к палатам
Пора покончить с супостатом
Харлафа нужно истребить
Настигнуть гада и убить
Мечом пронзивши смерду грудь
Коней пришпоря вышли в путь
Богатыри за Святославом
Промеж деревьев, по канавам
Степенно лошади ступали
В грязи копыта утопали
Путь был не близок, не далек
В душе теплился огонек
Вот-вот чуток еще пройдем
Укрытье недруга найдем
Крепился люд и князь был бравый
Пройдя сквозь тернии дубравы
Чрез ветви, леса паутины
Глядят поляна средь равнины
Вражиный стан на ней разложен
Тропой из леса путь проложен
К поляне близ холма лежащей
Побудкой тишину разящий
Исходят трели соловья
И переливы вод ручья
Слегка доносятся до слуха
Коль навострить умолкнув, ухо
Хазары спят, не видно люду
Лишь,благодать царит повсюду
И каждый, в схожий миг хазар
Нежданный бы нанес удар
Противника врасплох застав
И спящим саблей зарубав
Богатырям так не пристало
Дружина князя бить не стала
Хазар застигнутых врасплох
Поднялся тут переполох
Харлафа слуги оробели
Метались словно в клетке звери
«Спасайся, русские пришли
Они нас все таки нашли»
Хан вышел из шатра в смятеньи
С лицом окутанным в презреньи
За поражение в сраженьи
Ему принесших униженье
Был зол на русские войска
Возмездья кара знать близка
И молвил Святослав «что ж хан,
Не удался коварный план
Кровавый блуд злодейского порока
Стезя твоя разбойничья жестока
Я шанс тебе даю в последний раз
Сойтись со мной сразясь с глазу на глаз
С мечом или копьем, что изберешь
На бой со мною коли ты пойдешь
Коль в схватке сложишь голову мою
Тебя не тронут, слово я даю
Покинешь поле это без вреда
Тебя коль свергну, значится тогда
Все восвояси воины твои
Навек изгинут с русскои земли
Не будут больше осквернять святыни
Мы больше не увидим их отныне
На том о договоре кончив речь
О всем договорясь, избравши меч
Сошлись в бою Харлаф и Святослав
Довлел над ханом князя гордый нрав
Меч князя воздух рассекая
Блестел в его руках мелькая
Так что Харлаф ошеломленный
Сноровкой князя изумленный
Вился ужом спастись пытаясь
И от ударов уклоняясь
Пытался князя заколоть
Вонзить старался саблю в плоть
Но князь удары отразил
И нападая меч вонзил
Злодею хану прямо в грудь
В очах Харлафа страх и жуть
Сквозь крови пелену сорвался крик
Дух испустивши замертво поник
Сражен мечом разящим Святослава
Пронесся крик округой «князю Слава!»
Дружина ликовала, нешто снится
К родному дому можем воротится
Князь даденому слову верен был
Ведь он не даром справедливым слыл
Остатки войска Хана, отпустил
Но строго перед сим предупредил
Крестьянам больше не вредите
На земли наши не ходите
Не то вам всем несдобровать
Харлафа рок не миновать
Бросая сабли, скинув латы
Спасались бегством супостаты
Бежали быстро как могли
Сверкали пятки лишь вдали
И молвил князь, ну что же други
Не даром были все потуги
Харлаф убит, и мы домой
Теперь уходим на покой
Мы путь свой держим в град родной
Друзья поедемте за мной
Заждались верно дома нас
А во Владимире в тот час
В светлице под покровом ночи
Царевна не смыкая очи
За князем тужит, пряча слезы
Нет ли над миленьким угрозы
Всё грезит в помыслах свиданьем
Томима горьким ожиданьем
Глядит в окошко без конца
Вдали не видно ль молодца
Где ж ты соколик, сердцу милый
Молюсь я чтобы хан постылый
Тобой был стёрт с лица земли
Свободно чтоб вздохнуть смогли
Наш мирный люд и край родной
И град Владимир дорогой
Плечом стену царевна подпирала
И незаметно сидя задремала
На лавке сон её застал
Евсей будить её не стал
Когда вошел тайком в светлицу
Поцеловал в чело девицу
Глядеть на девушку не в мочь
Не в силах дочери помочь
В окно с утра пролился свет
Румяным заревом рассвет
Благих вестей гонцом явился
«Князь из похода воротился»
Бои победой увенчал!»
Глашатай с площади кричал
Над градом эхо прокатилось
И Соломия пробудилась
От сонма чувств вскружилась голова
О как мудра народная молва
Что русский дух не вырубить мечом
Богатырям невзгоды нипочем
Голубкою царевна вниз вспорхнула
К вратам открытым радостно прильнула
Переполняли чувства вихрями, девицу
Вдали завидев войска вереницу
По утренней росе босой бежала
Настигнув в поле милого прижала
Чело, к груди могучей Святослава
С улыбкой молвила она «герою слава!»
Царевну поцелуями покрыв
Избранницу на лошадь усадив
С дружиной князь подъехал в стольный град
Где каждый житель был герою рад
Народ бросает шапки ввысь повсюду
Рукою машет князь с улыбкой люду
Владимир наполняет глас народа
«Слава князю!» - «Спи спокойно воевода»
У палат объятия раскрывши
Стоит Евсей слезою лик покрывший
И молвит царь «князь ты герой!»
Я горд что породнюсь с тобой
О том что верен ты земле родной
Ты доказал рискуя головой
Я верю в преданность твою
Бери же в жены дочь мою
Тебе я сын мой доверяю
Судьбу её тебе вверяю
Тебе ведь люба Соломия знаю
Тебя в свои палаты принимаю
Вот свадьбу справим и потом
Живите с миром и добром
Уж чрез три дня венчанье было
Весть о гулянье охватила
В округе множество земель
Приехать то смогли откель
На свадьбе было много люду
Съежались други отовсюду
Из всех Российских волостей
Явилось множество гостей
Младых дарами осыпали
Чудесно все попировали
Князь и царевна наконец
Ступили все же под венец
Им жить, да блага наживать
И детвору в любви рожать
Такой вот сказ, дружок любезный
Хоть вымысел, но все ж полезный
Не праздной скуки увлеченье
А отрокам младым ученье.
2021-02-18 15:13:55
Мама
Прости за все мои слова
В которых обижала
Прости за все мои года
Когда не понимала
Прости за боль и за страданья
За подростковые желанья
За цвет волос уже седых
И за морщин не молодых
Прости меня!!!! Хоть иногда
Мне трудно признаваться
Но я уже не так мала и нужно соглашаться!
****
Хочу что б счастлива была
Здорова и любима
Что б в жизни веру обрела во что уже забыла
Живи и радуй всех вокруг
И больше позитива
Не унывай мой милый друг, Надежда - это сила!
2021-02-15 22:26:34
Сказ Бояна
играй мой баян зимушка
стоит вьюга бьет в
окна а дом полон гостей,просят рассказать

почему глаза полны грустью
боли,отвечает ветеран я
не расскажу а расскажет
мой баян о великой

могучей той войне
жил был инженер простой
С дочкой и женой,
вот провела жена и дочка

любимого и отца на войну отдав икону матроны,попросив
вернутся вот рота попала западню,и пленил всех фашист

и решили фрицы солдатам
показать дабы устрашить что
делают они с советскими
людьми, деревенка простая

лес зеленый вокруг радостно
бегает детвора по дворам
пастухи следят за стадами
вдруг беда нагрянула Фашист

явился пули полетели ложа
народ без разбора крикнули
фрицы заходить всем в
дом,мальчик молодой

Не веря что мать погибла
обнимает труп а сссовец
кидает под тело гранату.
взрыв сын с матерью,соединяется

а мы с завязаными руками
вынуждены смотреть не имея возможности спасти ,помочь, в сердце разжигается пламеная

ненависть к фашизму тем временем фрицы весь молодняк загнали в баню закрыли дверь и подожгли

живыми людьми,стон и вопли заживо умирающий людей,наполнили а эти твари
смеялись,стариков согнали в

ряд и связали и начали медлено расстреливать за то что не согнулись перед ними,умирали они молча,

С гордым взглядом в глазах а над детьми они устроили охоту,выпустив всех в поле сказав что те кто убегут

выживут и стали палить в спину детей,они ползли и умирали а они ликовали,но плен окончен освободили
наши войска и воюем

мы за светлое будущеее без войны нацизма,
а мать и жена не дождались отца погибнули во время войны
2021-02-13 19:48:12
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!