Яна Сергиенко(Шнейдер) 60
Пишу, ибо рукописи не горят!
***
Вот видишь, уснул, а твердил, что не сможешь.
И пусть облик мой, тебя впредь не тревожит.

Вот видишь, забыл, уверял, что под кожей.
Слова унесёт сотней фраз от прохожих,
слова, что внутри вряд ли что-то встревожат.

Завянут в садах поздние хризантемы,
я словно в цепях, за спиной моей стены.

Вот видишь, легко. Всё стирается в вечность.
И ты на пути, на пути в бесконечность,
где грёзы твои, и её бессердечность.

Вот видишь, оставил. Заверял, что не брошу.
Не всё, что сияет, бывает хорошим.

Вот видишь, простила, хоть и в рваных заплатках.
А в чём твоя сила, зачем врёшь всем так сладко?
Тебя отпустила. Проиграв в этих сватках.

Пожухли сады, как души моей раны.
Картины судьбы. Напишу мемуары.
***
И всё ж деструктивные люди нужны,
социопаты, нарциссы, лжецы.
И встретить их важно, пока молоды,
до старости выковав щит и щипы.

Суметь, засмеявшись, не выть от тоски,
всегда понимая, что жертва не ты.
Немного жалеть их несчастных внутри,
ведь им с этим жить, это с ними в пути.

Из желчи своей, пусть готовят тюки,
им в зиму как пища, сгодятся они.
Прощать и прощаться с такими, увы,
иначе паденье в темницу души.

И всё ж деструктивные люди нужны,
иммунные клетки, нам дарят они.
Лицемеры, злодеи, плуты,
закалку и опыт получим взаймы.

Суметь, отмахнувшись, не скалить клыки,
а лишь улыбаясь, прокапывать рвы.
Немного сочувствия в сердце взыщи,
и самую малость добра их зачти.

Из зависти пусть накрывают столы,
на званый обед, будешь позван не ты.
Прощать и прощаться, законы судьбы,
не тратить напрасно из жизни часы.
***
И однажды я ждать перестала,
самый нужный когда-то звонок.
И внутри песнь любви замолчала,
сделав выбор, нажав на курок.

И фантомные боли всё реже,
досаждают тебе, но не мне.
Затаившись, привыкнув к свободе,
наслаждаюсь победой в игре.

Не сыграть нам желаемой роли,
растворились все чувства в вине.
А у цирка любви есть гастроли,
ты поедешь на них по весне.

И однажды я вновь задышала,
нужен был лишь финальный рывок.
И душа как синичка порхала,
не отстукивал нерв мне в висок.

И тревожишь во снах меня реже,
не зовешь томным взглядом к себе.
Остываю, мне память дороже,
где мы тенью скользим по стене.

Мы как вещи глубин антресоли,
не применишь нас больше нигде.
И не хмурить сердитые брови,
на всех тех, что казались везде.
Детский сон о войне
А что если выстрел?
И к нам на заре,
Ворвутся солдаты,
Не нашей страны.

А что если Ваньку заставят копать?
И будут смеяться, штыками гонять.
А вдруг не заметят, что мама больна,
И выставят в зиму стоять у станка.

А что если взрыв?
И в доме напротив,
Детей забирают,
Служить на заводе.

А что если Маську поймают, съедят?
И будут глумиться, котяток искать.
А вдруг не поймут, что им дядя сказал,
И выведут в поле чтобы блиндаж охранял.

А что если пепел?
В домах, на дороге,
И ты необутый,
Стоишь на пороге.

А что если мне, всего лишь мальчишке,
Приказ отдадут: убивать всех подряд.
А вдруг растерявшись я выстрелю первый,
И будет убит еще один пленный.

А что если явь?
И это не сон повседнейный?
Кровь в голову бьет,
От боли душевной.

От боли за тех, кто тогда не дождался,
Ответ в темноте, в блиндаже разорвался.
От боли за тех, что боялись дышать,
Что так и остались в том поле лежать.
Послесловие
Я Вас любить, совсем не обещала,
Я звать с собою Вас, вовеки не смогу.
И душу в клочья разрывала,
Я в одиноком, ледяном плену.

Погаснут звёзды в целом мире,
Забыв меня, в пустой квартире.
Вы одиноко смотрите в окно,
Всё тщетно, всё - уже не то.

Меня ругайте, злитесь и браните.
Я девушка - змея, я сердца похититель!
Меня добавьте в чёрный список,
И осуждайте... в кругу особо приближенных кисок.

Пусть будет так, я Ваших слов достойна.
Я в памяти у Вас немного иллюзорна.
Я не боюсь остаться в темноте одна,
Пусть будет так, не быть нам вместе - никогда!

2017
Месяц счастья
Ноябрь месяц перемен,
Теперь мы оба взяты в плен.
Осенняя пора прекрасна,
В ней всё искрится нашим счастьем.

Я благодарна звездным картам,
Стихиям, небу и судьбе.
Что в этом необъятном мире,
Нашла я счастье лишь в тебе.

Понять меня лишь тот сумеет,
Кто без оглядки в сказку верит.
Кто, несмотря на бури в жизни,
Несет в себе любовь, любовью дышит.

Ноябрь месяц перемен,
Теперь любовь – невзгодам всем взамен.
Осенняя пора прекрасна,
Ей лишь одной подвластно наше счастье.
***
Вот честно, я устала,
быть в должниках у каждого из Вас.
Моя душа давно уж замолчала,
поставив паузу на встречах и звонках.

Невидимые нити огорчений,
И руки не от холода дрожат.

Вот честно, я забыла,
как это - нужной быть для Вас.
И сердце может быть чуть жестче стало,
заштопав наспех раны от колючих фраз.

Несбывшиеся помыслы, надежды,
И бриллианты слез, застывшие в глазах.

Вот честно, я разбита,
мой парус вырвал ветер, не морской.
А крылья, данные с рожденья,
давно пылятся в тумбе, за стеной.

10 апреля 2020
***
Не знаю, почему пишу,
не знаю, отчего грущу.
Неведомо откуда эти звуки,
но чувство, будто из глубин души.

И ни один поэт вам не ответит,
откуда настроение, сюжет.
Рукою на листочках строки,
рифмуются под властью тишины.

Не знаю, почему сегодня,
не знаю, отчего не в свете дня.
Сомкну я мысли, и с меня довольно,
пусть в этот раз с надрывом, тяжело.

А завтра новый день и пища,
для размышлений – вольные хлеба.
И может часть стихов мне снится,
для понимания существования себя.

Не знаю, почему сейчас,
не знаю, как донести это до вас.
Вдруг свет пылает и вокруг тепло,
прядёт из благодатных мыслей веретено.

*октябрь 2020 год
Мои осенние стихи
Мои осенние стихи,
в них льют холодные дожди.
А следом запахи весны,
в них поле маков и костры.

В них накрывает с головой,
тоской вселенской и хандрой.
Но тут же радости поток,
уносит в детство со всех ног.

Где я, смеясь, бреду домой,
и мир вокруг, совсем другой.
Где мне подвластно всё почти,
и ослепляют нежные мечты.

Мои осенние стихи,
в них запах моря и любви.
Волной смывает в отчий дом,
там спится самым сладким сном.

В них много красок и листвы,
и где-то ночью, разведённые мосты.
Еще читаю между этих строк,
чётко усвоенный существования урок.

И всё же я нашла приют,
где в тебя верят, тебя ждут.
В стихах пароли от души,
они спасут, избавят от вины.

И нарочитости в них нет,
согреет сердце трепетный сонет.
И осень снова унесёт,
в далёкий, удивительный полёт.

Ноябрь 2020
***
Закружило пушистый снег,
легкой поступью по земле.
И замедлился вечный бег,
все с улыбками на лице.

Щеки красные, сани в руке,
дети мчатся к застывшей реке.
Снеговик уж стоит во дворе,
званый гость, ждут его по зиме.

Колдовство. Всё окно в серебре,
много блеска на этом холсте.
И резвится мороз как в игре,
заметает пургой всё в селе.

Словно сахар взбивая в безе,
переливы сверкают везде.
Ледяного дождя пралине,
и под утро готово буше.

Коротая весь год в тишине,
даже старость готова к зиме.
И с внучатами дед на горе,
а на бабушке ужин в горшке.

Еще много часов в суете,
до капели весенней в ручье.
И сугробы, и смех на крыльце,
завертелись все дни как во сне.

Привкус счастья в хорошем вине,
тёплый дом и согласье в семье.
Вера в чудо, что в каждой судьбе,
нам дарует не знать о нужде.

Тихо падает мягкий снег,
ночь Рождественская на земле.
И зажёгся блаженный свет,
что таился в далёкой звезде.
***
Мне тишина и ночь давно подруги,
Не лезут в душу и не сеют ложь.
Им не важны мои недуги,
Они со мною даже если дождь.

Коварен мир и днём всем не до скуки,
А ночью многим хоть в петлю.
Но у меня ведь две подруги,
Мне есть с кем разделить тоску.

Им слёз моих причины не важны,
Они всё стерпят, всё забудут.
И лишь бумаги белые листы,
Напоминаньем о тревогах будут.

Мне тишина и ночь давно как сёстры,
Не ранят словом, лишь обиду затаив.
Им к счастью, не важны мои заслуги,
Они не точат за спиною нож.
О несбыточной...
Я тайной ночи оглушен, спокоен.
Мне по плечу любых невзгод печаль.
Я лишь тобою очарован,
Моя любовь и госпожа.

Твой блеск в судьбе моей подобен,
Огромным брызгам синих волн.
Я глядя лишь в глаза твои доволен,
И счастлив быть твоим - Никем.

Меня обрадуй белизной своей улыбки,
Молю, будь счастлива с другим вдали.
Меня прости Ты за ошибки,
Поверь, лишь Ты мои мечты.

Костер бушует, он искрится,
Пылает чувств моих листва.
Тобой как с родника напиться,
Давным-давно желаю Я.

Я тайной жизни огорчен, встревожен.
Мне не по силам ход судьбы переменить.
Ты оставайся навсегда любимой,
Мне глаз твоих уж не забыть.
***
Коснись лучом до моей нежной кожи,
И разбуди меня журчаньем ручейка.
Побудь со мной, пусть даже Ты встревожен,
Мне не хватает твоего плеча.

Поговори со мной о чем-то непонятном,
А я пойму всё, обязательно пойму.
Пусть будут речи так невнятны,
А я с душой твоей поговорю.

Погладь мне волосы рукою,
И пресных фраз наговори.
И я пойду лишь за тобою,
Нас счастье ждет там, впереди.

Пролей дождем мой плащ до дрожи,
И до камина проводи.
Нагой души встревожив раны,
Бокал игристого неси.

Пронзи стрелою мои крылья,
Ведь без тебя, они мне не нужны.
И заглуши любовь - чужою,
Той, что твои ласки так важны.
***
Забегу я на Ленина, в книжный,
и вдохну новых книг аромат.
Тут читатель довольно капризный,
ждёт бестселлеров хищный взгляд.

Мимо башни, а в ней иконы,
мироточат, в душу глядят.
И почудятся бригантины,
что вернулись из странствий назад.

Впереди лишь кремлёвские стены,
белизной ослепляя стоят.
Вдруг мерещатся звуки кареты,
водевиль, карнавал, маскарад.

На Советской, в театр драмы,
там повёрнуто время вспять.
Тут шикарное платье у дамы,
веер, слёзы, пора уезжать.

По брусчатке речных каналов,
мне бежать, не могу стоять.
Героиня любовных романов,
что с трудом ты берешься читать.

Забегу я на Ленина, в книжный,
шёпот гениев, скрежет пера.
Тут площадка для откровений,
здесь ценителю рады всегда.
***
Ну как там твои дела?
В душе также воют волки?
Чужой...
И с прищуром твои глаза,
ты смело стоишь у кромки.

А как же сегодня я?
Как книга пылюсь на полке.
Забытая...
Вновь сама не своя,
сутулясь, иду с планёрки.

Ты венчан со службой.
Она жена...
На плаце нет места девчонке.
Но знай, когда дождь,
я твоя стена...
Что сухость хранит гимнастёрки.

Вдруг эхом по полю,
твои слова...
Разносит ветер, без толку.
И запахи лета, в конце января,
ищу как в стоге иголку.

Ну как же, как же твои дела?
Не хочешь ли жить в самоволке?
Далекий...
Не быть нам вдвоём никогда,
из разных мы стаек волки.

А как же прикажешь мне жить без тебя?
Как выказать стойкость в холке?
Забыться...
Отбросив второе я,
как брошены книги на полки.
У человека две любимые игрушки – собственная судьба и чужие чувства.
В узких пальцах, сжимая верёвки,
человек начинает игру.
Нити чувств, не скрывая сноровки,
он охотно вдевает в иглу.

Вышивает на пяльцах рисунки,
робко веря в участь свою.
Но при этом он ходит к плутовке,
что гадает ему на судьбу.

А на картах дорожных пометки,
где-то двое ходили к костру.
Дровяник уже пуст, сыры ветки,
не пылать видно больше огню.

Ловких рук его прочные петли,
обвивают надежды свечу.
Дикий зверь, что не хаживал в клетке,
не способен служить палачу.

И привычные встречи, так редки,
всё сплывается, время ко сну.
Чуть слышны звуки марионетки,
человек начинает игру.
Где я шла, там меня уже нет...
Где я шла, там меня уже нет,
в чьих-то судьбах, быть может, оставила след.
Затянув еще туже душевный корсет,
лишь бы не прохудился, мой старенький плед.

Где любили меня, встречу яркий рассвет,
пусть всем им светит солнце, жизнь пусть будет без бед.
Расставаться и верить, моих сил больше нет,
чашка кофе с зефиром, заменит обед.

Где распяли меня, а сослались на свет,
там фонтаны из зла, там их целый каскад.
Там танцуют под плач, там любовь из монет,
и величия нет, только пафосный бред.

Где забыли меня, по прошествии лет,
я надеюсь на то, что была не во вред.
Всем нам предрешено исполнить обет,
чтобы камень большой, не бросили вслед.

Где я шла, там меня уже нет,
заметёт тишина, в ваших душах мой след.
Также тлеет багряный закат,
не спеша, равно в восемь, разливая в бокалы яд.
Ожидание
Новогодняя сказка всё ближе,
запах хвои наполнит наш дом.
Снег летая, ложится на лужи,
засыпая всё белым ковром.

На озёрах порезы мороза,
пазл собранный ночью и льдом.
Изразцы серебрятся на окнах,
удивляя нас всех перед сном.

Карусель новогодних базаров,
закружила как вьюга добром.
Дивных сказочных карнавалов,
дверь открыта не только днём.

Зажигаются всюду ёлки,
пахнет цитрусовым коржом.
Главный ужин из перепёлки,
кто-то снова заменит тунцом.

Волшебство новогодней ночи,
так воспетое в сказках чтецом.
Окрыляет, закрой лишь очи,
станешь снова, ты вдруг малышом.

Звон раздастся хрустальных бокалов,
и ускорится ход часов…
А из самых важных подарков,
с детства помню я блеск коньков.
Мне нравится принцип поезда: Он не ждёт того, кто не ждёт его.
Отчего так люблю поезда?
Оттого, что не чувствуешь время.
Вот ты села намедни, в города А,
утром нет и следа, лишь поля Черноземья.

Это чудный мечты проводник,
хочешь море, а хочешь пикник.
Вдаль уносит, листвою шуршит,
пять вагонов, открытий магнит.

Отчего так люблю поезда?
Оттого, что ни капли сомнений.
День расписан, а ночь – дремота,
и не ждёшь никаких потрясений.

Чувство, будто твой путь в никуда,
подстаканник винтажный, вагон и зима.
Стук колёс для меня метроном,
в ритме вальса окутает сном.

Отчего так люблю поезда?
Оттого, что стираются грани.
Здесь рассказы правдивы всегда,
вновь подарят отросток герани.

Это старый и добрый старик,
что везёт тебя к родненькой маме.
Этим чувством к нему я проник,
еду в самой любимой пижаме.
Любовь к себе...где грань?
Мне сказали любить лишь себя,
пена в ванной уже по края.
Мне сказали ценить лишь себя,
маршмэллоу для кофе взяла.

Скрабы, пена с ароматом фейхоа,
масок целый набор, для подтяжки лица.
И бестселлер я в книжном приобрела,
чтобы как у других, чтобы блажь, красота.

Лепестки увядающих роз,
подсушила в течение дня.
Мне бы вынести их на мороз,
чтобы запахи и масла.

В инстаграме для ванны доска,
дивы все говорят, для уюта важна.
Только дорого стоит уют из бревна,
«очумелые ручки», смотрела не зря.

А на ужин был зожный салат,
двести килокалорий, к гарниру батат.
В интернете так много постов,
от скрывающих тайны волхвов.

Провалявшись всего полчаса,
в эликсире дорогущего добра.
Уминая безвкусный батат,
созерцаю я свой плагиат.

Почему же любя лишь себя,
нужно столько примочек зазря?
И какая ж любовь к сей персоне, нужна,
чтобы так ухищряться любить лишь себя?

Оказалось у этой любви,
есть погрешности всё же свои:

Минус мыльной красивой воды,
её вылито куба на три.
И на карте зияет дыра,
минус этот рубля в полтора.

Вывод просится только один:
будь хоть кем-то ты в жизни любим.
А на ужин пусть жирненький гусь,
душ контрастный, снимающий грусть.

И оставь этот пафос для мисс,
сложной псевдонауки каприз.
Вот вам фото и пусть без кулис,
мой сегодняшний вечер реприз.
И ведь совсем не важно, сколько минуло лет…
Морозное утро и мне только семь,
в окно ясно вижу, зимы канитель.
Рисует узоры прозрачным перстом,
а я всё любуюсь, за старым столом.

Снежинок танцующих разом не счесть,
а в вёдрах с водой, можно шифр прочесть.
Зима наступает на пятки сестре,
и в салки играя, твердит о весне.

Её убаюкать стремится метель,
и осень сдаётся, уснув под свирель.
Сосульки, на крыше сверкая, манят,
и я еле слышно, беру папин бушлат.

Трескучий морозец мне бьёт по щекам,
а я так довольна, бегу к будке, к щенкам.
Сквозь доски забора я вижу дымок,
соседский мальчишка, заливает каток.

Вот будет забава, вот будет зима,
прекрасное время и сказок пора.
Хватаю лопатку, ведь помощь нужна,
бегу без оглядки, в этом с детства вся я.

Прошло лет не мало, а я всё гляжу,
на танец снежинок, на сезонов борьбу.
И вензель на луже не станет другим,
его я узнаю спустя сотни зим.
Сила женщины
Сила женщины в её молчании,
сила в милосердии души.
Пусть внутри ты вся изранена,
счастье в косу заплетай, другим дари.

Сила женщины в её призвании,
сила и в вибрациях любви.
Если плохо женщине, всё увядает,
тонут тогда в гавани все корабли.

Сила женщины в её доверии,
сила лишь в касаниях руки.
Пусть снаружи ты скала холодная,
слёзы пусть стекают медленно, в ручьи.

Сила женщины в её очаровании,
сила в её даре замолить грехи.
Если доверяет тайны мироздания,
как зеницу ока ты её храни.

Сила женщины в её смиренности,
её сила в счастье от тоски.
Пусть сжигает всё от безысходности,
Пылкость озорливую, в ней всегда цени.

Сила женщины в её покорности,
её сила побеждать, но без войны.
Если женщина счастливая,
уж поверь, счастливым будешь ты.
Сомнения
У любой тоски, будет год спустя,
если грусть сильна, то скорее два.
Кажется, порой, угасла и прошла,
только это мыслей сила, воли и ума.

Захлестнет вдруг вновь, бурлящая вода.
Сколько было слов, сказанных любя…
Вечная борьба. Кто если не я?

У любой беды будет год спустя,
если полный крах, может быть и два.
Кажется, жива, но уже не та,
что сияла счастьем, верила, ждала.

Занесет забвением, словно серебром.
Снежных бурь мгновения, остывают в нём.
Жуткие дела. Может не права?

У любой любви, будет год спустя,
если настоящая, будет сто не зря.
Окрылённость дарит нам, вечная весна,
главное довериться, чувства не тая.
Прекрасная печаль
Торжествуй природа. Засыпай.
За туманами приснится, тебе тёплый май.
Белая лебёдушка. Радуйся, встречай.
Деревня запорошена, на ней зимы поталь.

Холодом повеяло. Инеем сверкай.
С голубым отливом, шубку надевай.
Реки льдом ты сковывай. Звёзды зажигай.
Бриллианты смело, по небу разбросай.

Торжествуй природа. Отдыхай.
Сил и многогранности, с влагой ты вбирай.
Крепостью морозов, деревья обнажай.
Города потухшие, снегом заметай.

Мостовые с треском, в горки превращай.
И в снежки с детишками, смело поиграй.
И любуйся милая, попивая чай.
Как ты необходима нам, прекрасная печаль.
Грустная история
Тёплый ноябрьский вечер,
в кружке молочный улун.
Ты как порывистый ветер,
собой предвещаешь тайфун.

Молний порезы на теле,
шрамы от вихрей внутри.
Что же со мною на деле,
если прошу, отпусти.

Канули в лету аффекты,
страсть мы не ждём, не горим.
Сморщенный фантик конфеты,
грустный любви пилигрим.

Запах дождя и тревоги,
привкус вселенской тоски.
Нам здесь сойти бы с дороги,
расправив тугие тиски.

В окнах мерцанья бульваров,
в душах безумства мечты.
Нет между нами флюидов,
рушатся замки, мосты.

В этот ноябрьский вечер,
нам не сбежать от судьбы.
Пусть увезёт мрачный кучер,
дальше из этой глуши…
Белый град
Жёлтый песок и тягучая глина.
Верблюжьих колючек долина.
Бескрайнее поле, маков равнина.
Застывший мираж исполина.

Сухая жара и плакучая ива.
Великая Волга река.

Моря камышей и прелесть села.
Рыбалка в низовьях жива.
Чужая для многих, для нас же своя.
Родимая степь. Астраханцев земля.

Прохлада дождя и деревьев сполна.
Всех жителей сон и мечта.

Изящная стать. Белоснежность кремля.
Сверкают над градом церквей купола.
Мечетей таинственность манит сюда.
Истории кладезь на все времена.

Червонного злата всласть для купца.
А местным магнитик, где в ложке икра.

Царица рек и волшебство цветка.
Раскатов прекрасных, граница.
Пристанище птиц и странствий звезда.
Жемчужина. Дюн вереница.
Детские страхи порою фырчат
Я задумалась однажды,
рассказать о тайне важной.
Рассказать о приведенье,
приходило оно дважды.

Первый раз оно глядело,
с зеркала, что на трельяже.
Я бы улыбнулась даже,
если было б мне не страшно.

Ровно в полночь на пороге,
за холстом, что уж не в моде.
Появились чьи-то ноги,
зубы клац у недотроги.

Приходило, часто выло,
в ванной покусало мыло.
Я же виду, не подав,
пряталась, частенько в шкаф.

Вот история моя,
много натерпелась я.
И в один из зимних дней,
в доме было - мрак гостей.

Мама чай несла с вареньем,
его ждали с нетерпеньем.
Вдруг, откуда ни возьмись,
Скрежет. Я ж к отцу скорей прижмись.

За окном погасли фонари,
гости в комнаты свои пошли.
А в углу, свозь призму ночи,
засверкали его очи.

Сердце вмиг заколотило,
все предметы закружило.
Спрятавшись под одеяло,
чую натиск, что-то где-то выжидало.

Так прошёл часок, второй,
сон сняло, словно рукой.
А тепло сгорающей свечи,
заставляло спички принести.

Пальцы белые ледышки,
на пол ставлю, еле слышно.
Обернуться не решаюсь,
дара речи я лишаюсь.

Вижу тень я на стене,
что-то круглое, извне.
Я застыла словно камень,
как назло погасло пламень.

Я решила быть мудрей,
не бывает же непрошенных гостей.
Меня мама этому учила,
столько книг в примеры приводила.

И нащупав быстро спички,
я зажгла, уж было свечки.
Только чувствую тепло,
под ногами, вот оно.

Ярким светом озарило,
то, что страх в меня вселило.
Это был большущий кот,
весь потрёпан, обормот.

Видимо, он кем-то брошен,
и напуган, и встревожен.
И совсем не приведенье,
появлялось в час забвенья.

Это бабы старый дом,
а в подвале дверь с котом.
Личный вход пушистых лап,
дед кормил, в округе всех котят.

А на утро все узнали,
что Черныш как доктор, но с усами.
Он улёгся на ноги, одной знакомой даме,
и как не было проблем с её костями.

А совет семейный разрешил,
чтобы милый котик с нами жил.
С той поры мы тесно дружим,
вместе бегаем по лужам.

И не страшно мне совсем,
под фырчанье, я котлеты ем.
Мы играем, вместе спим,
не разлей вода мы с ним.
Исцеление любовью
Какой бы не была холодной осень,
Ты для кого-то ранняя весна.
Незримо подступает проседь,
А дня него ты привлекательна, юна.

Он о больном тебя не спросит,
И сбережет от лести и вранья.
Его рассказы в детство переносят,
Он улыбается, тебя одну любя.

Какой бы не была тревожной осень,
Ты для кого-то свет от маяка.
Вот только бы дождаться озимь,
И не запреть от непрерывного дождя.

Перегнивают листья с ними колья,
Заточенные лично ближним, для тебя.
Ты отвлекись от вечного застолья,
Где рады кости мыть, в корыте для белья.

Какой бы не была дождливой осень,
Ты для него всегда важна.
Необъяснимо высыхает плесень,
Оставленная кем-то в сердце, без стыда.

Любовью окрыляют многих,
Даря лишь человечность, часть себя.
Каким бы не был в жизни промах,
Нас исцеляют, только искренне любя.
***
Я знаю, точно и наверняка,
в моей судьбе, есть Богом данная тропа.
Осуществляя замысел творца,
молюсь за счастье близких, за себя.

И одному Ему подвластна,
житейских бурь бравада, песнь дождя.
Незримое присутствие тепла,
течение жизни меняет, словно священная река.
Высокомерие
Ах да, прости, ты золото земли.
Мне до тебя как до кометы,
Что светит ярко там вдали.

Тщеславная гордость с тобою в пути.
А знаешь, бывает, что и знатоков судьбы,
Призрение к ближним, сжигает внутри. 

Ах да, прости, ты выше Бога.
Устлана цветами, твоей жизни дорога,
Породы уродства, капризов и зла.

Гордыня душонку навек забрала.
Брезгливый взор бросаешь ты на справедливость,
Где выгодно, там будет вам царей сих милость. 

Ах да, прости, ты всем судья.
Мерило правды и чрезмерного добра,
Что не даёт покоя в ненавистном друге. 

Деноминация души, и чувства больше не важны.
И напускную спесь всё чаще жизнь сбивая,
Словно ушатом, с ледяной водой, тебя гоняет.

Ах да, прости, ты бесподобен.
И нет изъяна, ты на всё способен, но зависть,
Сковывая сердце, тебе не даст, увы, согреться.

Слепое зазнайство не дарит добра.
Приводит к несчастью твой взгляд свысока,
Однажды ударом сомнёт под себя,
Когда-то зажженная в небе звезда. 

Ах да, прости, я многословен,
Но я с тобой, и в радости, и в горе.
Мне важен свет твоих очей,
Что самой ночи были ярче и теплей.

Высокомерье вылито из яда.
С надменностью владык, что бьёт исподтишка,
От человечности, в дальнейшем, не оставит и следа. 

Переосмыслить жизни ценности пора,
В плену у чувств своих, не оказаться никогда.
Чтобы под натиском житейских вьюг,
Ты ниспадал с мольбою в ниц у алтаря.
***
Сменю я кресло на пенёчек,
и посижу одна, в лесной тиши.
Как много сразу дивных строчек,
приносит осень и листвы шумы.

Сквозь кроны жёлтых одиночек,
проникнут в волосы мои - лучи.
Порывом сдует умерший листочек,
в ковер узоров, из таких же как и мы.

Ласкает шею лёгкий ветерочек,
вокруг убранства безусловной красоты.
И сердце сжавшись в маленький комочек,
благоговеет в предвкушении зимы.

Знакомый множество поставив точек,
вдруг оглянувшись, замер от тоски.
А я сменивши кресло на пенёчек,
удостоверилась насколько осязаемы мечты.
***
Вы знаете, стала себя беречь,
от тусклых, унылых порою встреч.
Вы знаете, стала себя любить,
и правду в людях, всё больше ценить.

Совсем не важны расклады карт,
когда в глубине, лишь добро и азарт.
И образы гущи теряют подтекст,
когда ты судьбе своей пахарь и жнец.

Совсем не тревожит злоречия суть,
прекрасных и добрых, не меньше ничуть.
И жизни преграды, обтесавши мой путь,
заставили птицей, до солнца вспорхнуть.

Вы знаете, стала себя любить,
и планы, мечты от людей таить.
Вы знаете, стала себя беречь,
назад не смотреть, без оглядки лететь.
Время для души
Осень. Листья. Танец ветра.
Всё кругом в позолоту одето.
Искры снега. Костры вечерами.
Душ и тел разговоры ночами.

Кот уснул возле ног, у камина.
Тёплый свет. Тишина победила.
Старый плед согревает ночами,
Чашка кофе наполнит мечтами.

Осень – золото времени года.
Ей подвластна любая погода.
В её чары я вновь попадая,
В чудо веря, бреду как немая.

Проходя мимо пёстрой аллеи,
Я от солнца потухшего млею.
А на завтра обещанный ветер,
Заметёт белой шалью, под вечер.

Осень – яркая вспышка на небе.
Насладиться успеть, в сладкой неге.
Грусть на сердце стирается ветром,
А невзгоды все смоет дождём.

Очарует. Согреет. Излечит.
Даст совет. На вопросы ответит.
И однажды, средь тысячи дней,
Вспомнишь осень и счастье, что в ней.
***
В полуночной тишине,
мысли снова о тебе.
Караваны убеждений,
душу вымотали мне.

На столе и на диване,
разбросал листы везде.
Вихри мнений, изречений,
слишком много их в тебе.

Но с другой, тоскливо мне,
вся любовь моя в тебе.
Счастье ждать тех приключений,
что даруешь ты извне.

Где-то в звёздной глубине,
я ищу твой образ на Земле.
***
Моя любовная любовь,
пушистый, мягкий
мухолов.
Любитель спать
по семь часов,
в отжатом кресле,
у домашних сов.
Ты из семейства
диких львов,
прыгуч, задирист
и здоров.
Ты в прятки любишь
поиграть,
потом из-за угла,
как рысь напасть.
Ты солнечным лучам
так рад,
часами намываешь,
свой наряд.
Ты лечишь раны,
что от слов,
съедая душу,
нас лишают снов.
Твоё чуть слышное
мурчание,
ценнее сплетников
молчания.
Моя любовная любовь,
ты лучший в мире
из котов.
***
А вы мечтали в шелесте листвы?
Вы пролетали бабочкой вдали?
Когда под небом синим, дождевым,
всё кажется знакомым и родным.

Когда в начале сентября,
берёза с тополем любя. Вдруг
зашуршит листвой чуть слышно, о чём-то мило говоря.

Когда устав от солнца и жары,
деревья ждут осенние дожди.

А вы вникали в их мольбы?
Вы замирали от лесной тиши?
Когда под небом бархатным, живым,
всё кажется причудливым, чужим.

Когда обычным, зимним днём,
вдруг понимаешь, что влюблён.
В красоты леса и страны, отныне судьбы их важны.

Когда взбодрившись, исцелившись от хандры,
осознаёшь всю прелесть стохастичности судьбы.
***
А в деревне особенно тихо,
еле слышно проходят года.
Звонко песни поёт зеленушка,
удивляют красой небеса.

На полях колосится пшеница,
словно кроткая чудо-река.
А в Дону отражение ели,
и березка слегка подросла.

Все уж собраны здесь урожаи,
мчится осени тройка сюда.
Восхитительно чудные трели,
звук глубинки во все времена.

Где-то в тёмном лесу, на опушке,
дивных трав, ароматы манят.
Яблонь поздних, усталость на ветке,
сладость мякоти, сочность хранят.

Бесконечно прекрасна дорога,
уводящая тайной в закат.
Здесь совсем не тревожит дилемма,
кто ты в жизни, и кто же твой враг.

Забывается города спешка,
закрывая глаза, слышишь жизнь.
И остатки вчерашнего лета,
яркой вспышкой, уносятся ввысь.
***
Эта химия слов -
повсеместно
Там в далёкой стране
не моей
Где рождается солнце -
безлюдно
Оттого всё чудесней
светлей
Королевство зеркал -
добродушно
На заре всем бывает
теплей
Раздвигаются рамки
у жизни
Только точно не знаю
у чьей
Ковыляя во мгле
еле слышно
Подбирается смерти
Шахат
Если ты его хитрый
сподвижник
Угасая в тиши, стой
у врат
Эта физика тел
и материй
Забирает с собою
в сто крат
Ты любил, ты был истинный
гений
Позволяющий многое
раб
Затихает гроза чужих
мнений
Ты доволен, ты этому
рад
Потрясают нас неба
волненья
Этот страшный, пугающий
град
***
Дружный женский коллектив,
сладкий, приторный мотив.
Мягко стелют, жестко спать,
надо думать, кому что сказать.

Слышат стены всё порой,
зависть давит, хоть завой.
Та, что кажется милашкой,
больно жалит за спиной.

Дружный женский коллектив,
зельем чёрным опоив.
Ставит души перед фактом -
нет друзей, среди чужих.
***
Разберите меня на части.
Сердце - камень?
ну да, отчасти.
Вырвать чувства.
Ты манекен.
так удобнее будет всем.
Вдруг улыбки,
кругом друзья.
Говорили, что так нельзя.
Нас удобными воспитали,
говорим мы себе -
ГРЕШНО.
Отупели и одичали.
Своё я давно потеряли.
Поразительно,
тривиально,
парадоксы жизни,
банально.
***
Порою, я так жалею,
что на гитаре играть не умею.
Я написала бы много песен,
о мире, о том, как он чудесен.

И сочиняя песен строки,
вложила бы в них смысл глубокий.

Порою, я так жалею,
что росписью не владею.
Я расписала бы вечность,
что б в мире, в любви, в бесконечность.

Зарисовав бессрочность,
не стала бы жизнь проверять на прочность.

Порою, я так жалею,
что, словом одним владею.
К нему бы добавить звуки,
и чёткие полутени, масла и акварели.

И вдруг бы сложился пазл,
где смысл вложился в разум.
Где жизнь всем ценнее красок,
где речь не для снятия масок.
***
Тому, кому всё просто достаётся:
В сравнении счастье познаётся.
Но не суди ты жизни без прикрас,
Того, кто пил чуть забродивший квас.

Ты не суди того, кто видел много горя,
Кто без спасательного круга бился в море.
Кто выстоял, преградам всем назло,
Кого не раз, кружило жизни колесо.

Кто в стужу и нестерпимую жару,
Всё также верен делу своему.
Кто не бросает слов пустых на ветер,
Кто без обмана счастлив и безбеден.
***
Твои волосы цвета хрома,
Этот город, где всё знакомо.
Грязь и пыль оживлённых дорог,
Скрывает сердца жестокого лёд.

Ты как феникс из пепла вновь,
Возродишься, забыв про любовь.
И вокруг не заметит никто,
Как сдавило тисками нутро.

Ты улыбкой смущаешь всех,
Сколько наглости, ценишь успех.
Ускользаешь опять на метро,
В этом городе зябко давно.

Твои плечи совсем нагие,
Бледной кожи изгибы родные.
Ты увязла в большой игре,
Где кругом одинокие все.

Одиночество как панацея,
Средь колючих роз – орхидея.
Не губи ты меня и себя,
Отрекись от свободы любя.
***
В осенний лёгкий транс,
ворвётся шумный дождь.
Любви запретной преферанс,
несёт с собой тоску и ложь.

Чуть видима вуаль,
прозрачных серых туч.
Уносит дней печаль,
таинственная ночь.

Осенний тихий бал,
Чуть слышно пенье луж.
С котомкой на вокзал,
а в мыслях грустный блюз.

Из листьев вальс-бостон,
в кафе горячий пунш.
Прекрасный перезвон,
Терзающихся душ.
***
Горы, воздух и вода,
Богом одарённая земля.
Капли росы поутру,
Воскрешают природы красу.

Запахи трав и соцветий,
Шумные, быстрые реки.
Лошади кружат по полю,
Все здесь рассказы о воле.

Ветер ласкает деревья,
Лапы раскинули ели.
Сосны рядками стоят,
Прямо в глаза мне глядят.

Виды мне дарят волнение.
Чудо. Природы творение.
Я возвращаюсь назад,
Каждому листику рад.

Я узнаю год из года,
Рисунок тропы и погоду.
Журчанье реки из палатки,
Где спится легко и так сладко.
***
Вдали от дома, от родных.
Печален. Пишет этот стих.
Ему в неволе за двоих,
сгорать дотла,
любви пожар давно затих.

Вдали от скорби, от тоски,
тревоги полон он, увы.
Ему сухой степи ковыль,
доносит,
с детства колыбели быль.

Колюч и влажен, старый плед,
в его руках наваристый обед.
Пронизан стрелами обид,
пластинку памяти,
он бережно хранит.

Вдали, в глуши своей души,
он удаляясь от людей, в тиши.
Пытается всё осознать,
берет блокнот,
чтобы всей жизни путь истолковать.

Удел писателя таков,
он скован узами, пришедших свыше голосов.
Покинут, брошен и забыт,
крейсер семьи,
вконец, о быт разбит.
В.Высоцкий. длятехктовтеме
Как время жизни быстротечно,
Сменяются эпохи и года.
Не чтим мы гениев при жизни,
А лишь посмертно лавры, да слеза.

Мы неугодных зажимаем в клешни -
Системы политической беда.
А после тишины почти в полвека,
Мы раскрываем факты травли за слова.

Творцу при жизни хочется признанья,
Оно словно в пустыне - животворящая вода.
Творцу не нужно вылепленной славы из вранья,
Обман он, презирая и бунтуя, сам сделал из себя врага.

Нарывы общества он хлёстко осуждая,
Не тратя время, редко подбирал слова.
И оттого системой повсеместно запрещаем,
Он стал народу ближе и важней "серпа".

Вдруг тишина, погасли рампы, занавес закрыт,
Творца не стало, огонь его свечи утих.
Забвенью предан членами политбюро,
Но дело мастера живее всех живых, всем супостатам яростным назло.

Мы вспоминаем его песни и стихи,
А "быть или не быть" - вопросы каждой жизни.
Так пусть в умах системной и моральной голытьбы,
Не утихают песни истин, вечные твои.
***
Почему же выходит так,
Ты мне друг или лютый враг?
Почему ускользая в тиши,
Ты не пишешь и мне не звонишь?

Почему откровенность даря,
Мне занозы извлекать из себя?
Почему неказист и жесток,
Глас невежества, гнева росток?

Острота замусоленных фраз,
В сердце псевдодрузей как экстаз.
Красноречие лжи словно дар,
Получающий силы от слухов пожар.

Караваны веселых встреч,
А над главами, незримый дамоклов меч.
Завещали нам предки друг друга беречь,
В современности лет, не о том наша речь.

Почему же выходит так,
Был мне друг, а сейчас лютый враг?
Почему уходя, не спешишь,
Сплетням повод даешь и кричишь?

Почему не ценя откровений,
Мне, оставив заноз с полведра.
Ты при встрече меня не обнимешь,
Не протянешь ты рук, уходя?

Пусть всё так, я смирюсь с этой болью,
Я забуду, обид не храня.
В моих мыслях ты так иллюзорен,
Всё проходит, с этим свыкнусь и я.
Catwomen
Я околдован страстью к незнакомке,
В её глазах танцуют сальсу волки.
Она подобна грациозной кошке,
Изящен стан, приподнятые бровки.

Горят огни чарующей надежды,
Я скомкан, и не глажены одежды.
Завоевать её на жизнь, ценой свободы?
Да, забирай!
Оставь себя и солнца ежедневные восходы.

Её движенья, словно из фламенко,
А ноги так отчаянно стройны.
И бездна, в мыслях отзываясь гулко,
Вдруг оживляет тайные мечты.

Срывает ветер безмятежности личину,
Приоткрывая в её сердце дверь.
Она так долго ждёт МУЖЧИНУ,
Но попадается, как прежде, хитрый зверь.
Память
Шрам на левой, на щеке,
В сердце врезался тебе.
Глаз зеленых изумруды,
Как засечка на душе.

Легкость слов, мир весь в руке,
Взор недвижим – дарит лишь тебе.
Смех без фальши и взахлёб,
Помнишь страсти монолог.

Моря шум, блеск на песке,
Пульс отчетливый в виске.
Чаек крик и бухта на заре,
Дразнит чувства - дежавю извне.

Взмах трепещущих ресниц,
Дарит счастье без границ.
А написанный на память ей портрет,
Как на всё - пронзительный ответ.
***
Манифестирую свою свободу,
Не крашу больше губы и глаза.
Не закрываю тонной краски,
Свою природную, неповторимость естества.

Отбрасываю страхи стать ненужной,
Отныне не смотрю по сторонам.
И для мужчин пусть буду неприглядной,
Всегда летящей, лишь к своим мечтам.

Манифестирую свою свободу,
Не подбираю больше рифмы и слова.
Не прикрываю тонной отговорок,
Твои ужасные, до боли гнусные слова.

Осмелюсь я на рынке мужских мнений,
Остаться самобытной, мир любя.
Пускай тревожат только в понедельник,
С газетных полок, заголовки «грязного белья».

Манифестирую свою свободу,
Как знамя красное неся.
Поправлюсь я в любое время года,
И не подумаю, что скажет, за спиной молва.
Счастье жить
Струится жизни полноводная река,
Бурлящим потоком уносит года.
Развилки дорог поджидают в пути,
Пугающих тайн сулят нам найти.

Кострища тревог обжигая внутри,
Нас будто из глины отлив в кирпичи.
Вулканы предательств уснувших в груди,
Как страшный Везувий на лике Земли.

Зальет всё слепым, моросящим дождём,
Следы от падений растворяются в нём.
Под солнцем, согревшись, отправимся в путь,
С дороги судьбы нам уже не свернуть.

Сухая гроза предвещает, как древо сломать,
Корнями цепляясь, стиснув зубы – стоять!
Погода изменчива, а жизнь не проста,
Но счастье, какое, она нам дана.
***
А заживёт ли эта рана,
Наполненная тяжестью обид?
А можно ли лечить без скальпеля, без шрама,
Лишь приготовив вкусный, пятничный обед?

Сгорают дни, сжигает время вкус любви,
Давно забытых и оставленных двоих.

А будет ли смятенье чувств,
Расценено, как душ заблудших переправа?
А можно ли осколками колючих фраз,
Понять что здесь конец, без права на начало?

Уносит ветер, сметает золото листвы,
И вновь распяты, мы пылью слов занесены.

А отрастут ли крылья у любви,
Тех чувств давнишних, ржавые болты?
А стоит ли в неверии блуждать,
С волненьем перемен в себе самой искать?
Геленджик
Ну что мой южный друг,
Признайся, ты скучал?
Всё также морем звал,
Рассветами встречал.

А я всё время жду,
Мечтаю и люблю.
И песни и слова,
Из уст твоих ловлю.

Ласкает кожу бриз,
Солёных моря слёз.
Я рвусь к тебе всегда,
Дыханье затаив.

У побережья снов,
Хранятся все мечты.
Их знаешь только ты,
Закаты и дожди.

Бегу по краю грёз,
Спокойна и легка.
Прекрасная страна,
С улыбками из гроз.

Твоих фонтанов шум,
И детский, звонкий смех.
В душе своей храню,
До новых, тёплых встреч.
***
Воспоминания. Тепло.
В душе светло и хорошо.
И жаль что на улице лето,
Я в зиму достану кассету.

Кассету с таинственной силой,
Что в мыслях назад уносила.
В далекое время надежды,
Где мы были рядом, как прежде.

Где солнце мне ярче светило,
И вдаль, за собою, так часто манило.
Где наши мечты словно звёзды,
На небе сияя, дарили нам сладкие грёзы.

Воспоминания. Озноб.
Искрится времени лампадка, огоньком у ног.
И не спасают сонники, кресты,
Ненужных слов забытые стихи.

Перепишу я каждую страницу,
Пусть ждёт в итоге небылица.
Для новых чувств открыв себя,
Я покидаю мостик тонущего корабля.
Добрый друг
Я с детства видела в Тебе героя,
Ты открывал мне мир, таивший море.
В том море: звезды, лес, война и горе,
Любовь, печаль, тоска и смех.

Я с детства знала волшебство,
Ты мне рассказывал из книг: события историй.
Я так любила слушать и внимать,
Твоим рассказам сотканным любовью.

Когда герои книг боролись с ложью,
Я знала, Ты из этих книг.
Когда они доносчиками были у вельможи,
Ты мне доказывал, что это грех.

Ах, сколько же хранишь историй,
Ах, сколько перечитано Тобою книг.
Я восхищаюсь, славлю и любуюсь,
Тобою папа, добрый друг!

Я благодарна за себя такую,
В чьём сердце есть кусочек, часть Тебя.
За то, что и в минуты боли,
Я вспоминаю ночь и поезд, и Анны грустные глаза.

Ты подарил мне много больше,
Чем жизни искру, хлеб из тёплого жилья.
Вложить сумел так много истин,
Доселе, о которых, знать не знала я.
Лотерея-судьба
Ты приехал по службе и вскользь,
Повидать, посмотреть, как жилось.
Как жилось милой девочке той,
Что навеки осталась с тобой.

В твоих мыслях и снах она рядом,
Она также добра и остра.
Снова радует пышным нарядом,
Снова светятся счастьем глаза.

В её жизни бывала гроза,
Но всё чаще шторма бушевали.
И двенадцати баллов шкала,
От накала стекло разбивала.

В прошлом верила часто словам,
Но ценила лишь прелесть поступков.
Каждый, кто обещал ей себя,
Оказался женат через сутки.

Ты любил? Но не стал исключеньем,
Говорил, и красивы слова.
Тот, кто любит, не ждёт проведенья,
Ведь для них лотерея – судьба.
Стихия воды
Я морем любуюсь, ласкает мне взгляд,
Его чудодейственный, прекрасный наряд.
Великая сила, таинственных вод,
Собою так манит, с собою зовет.

Склонившись над гладью, все вровень стоят,
Могучие скалы и сосновый каскад.
Зовут вдохновенье в пейзажах искать,
И страстно, с досадой за ними скучать.

Я им восторгаюсь, а море взамен,
Души исцеленье дарует нам всем.
Чудесней, изящней стихии не знаю,
О ней я пишу, о ней я мечтаю.
***
Море тёмное, волны сильные,
Отражение моего лица.
Брызги мелкие, на губах рапа,
Глаз зеленых цвет, свет издалека.

Как маяк в глуши, а кругом вода,
Чаек гул в тиши, и прибоя шум.
Растворяет след, твоих нежных губ,
Исчезает злость, знаю, не вернусь.

Камнем в глубину, в пустоту миров,
В мыслях отпустить, унеси поток.
Берег близится, и песок горяч,
Высока скала, разбиваться жаль.
Безвозвратно
Если ты на меня колдуешь,
Наколдуй мне удачу в пути.
Если ты на меня гадаешь,
Расскажи, что нас ждёт впереди.

Если ливни глаза застилая,
Не смывают ни грамма тоски.
Позабыть, ты меня пытаясь,
Умоляю, назад не зови.

Если видя меня украдкой,
Кровоточит душа и болит.
Я прошу, не зови обратно,
Сразу лучше под корень скоси.

Если спится с другою сладко,
Ты ей счастье любви подари.
Всё, что было ушло безвозвратно,
Нам тех чувств огонь, не спасти.
Статистика
Произведений
60
Написано отзывов
7
Получено отзывов
7
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!