Екатерина Неустроева 399
Милости прошу в свою группу вк: https://vk.com/when_the_soul_dreams_12 Всем буду рада!)
***
А давай никуда не пойдём
И нырнем с головой в одеяло!
Крепко накрепко двери запрем.
Чтоб ничто нам с тобой не мешало.
***
Грязное небо, простывшие улицы.
Ветер уныло гуляет в ветвях.
И фонари одиноко сутулятся.
Тихо укрывшись в мечтательных снах.
***
У тебя есть свой тайный чердак,
Пусть там угрюмо и полный бардак.
Только на этом - то чердаке,
Дремлют фантазии на потолке.
Прячутся тени в углах потаенно,
Смотрят на стены угрюмо и скромно.
Ты им читаешь волшебные сказки
В бежевом свитере маминой вязки.
Прячешь на полках любимые книжки,
Кормишь мышонка в сером пальтишке.
Грусть свою в старом ларце запираешь
И от других незаметно скрываешь.

Как же тепло на твоём чердаке,
Как мне уютно в твоём бардаке.
***
Милые мои птицы, будьте друзьями мне вечными,
Будьте мне добрыми братьями. Не улетайте на юг.
Мне многолюдные улицы кажутся бесчеловечными.
Солнце звездою не чудится. Солнце мне - огненный круг.
Люди мне - племя звериное. Я себе - чудище лютое.
Город мне - камень, ослепнувший, холодом стиснувший грудь.
Птицы, вы с облаком дружите. Небо под вашими крыльями.
Вдруг с высоты вы увидите мой затерявшийся путь...
***
Каменные великаны,
Горные хребты.
Я хочу увидеть страны,
Дивной красоты!
***
Тишина - это лучший звук
Для тебя и меня, мой друг.
В тишине затаимся мы
Чтобы в ней не узнать зимы.
***
Шепот ветра ели слышен
По среди полей.
На дворах и старых крышах
Пух от тополей.
***
Дремлют у реки тополя,
Как мила родная земля.
Как тепло от вешних ветров,
Я в них растворится готов.
В тишине готов утонуть,
По среди полей бы уснуть.
Слушать б тихий щебет скворца,
Сидя у родного крыльца.
***
Я тебе буду верить на
слово,
Хоть и слово не воробей.
Я тебе прошепчу так ласково,
Что любовь моя всех сильней.
***
Я не тоскую по нему и не грущу,
И я не плачу от насильственной разлуки.
Я не желаю его видеть, не ищу,
Впотьмах забывшись, его ласковые руки.

Я не завидую другим, мне ни к чему
Делиться праздностью расшатаного духа.
Но мысли слепо поклоняются ему,
А сердце плачет от того, что ему сухо.

И не понятно сколько зим и сколько лет,
Продлится эта тяготеющая кома,
Ну а пока он для меня как божий свет,
Как боль и ад, и как палящая истома.
***
У тебя есть свой тайный чердак,
Пусть там угрюмо и полный бардак.
Только на этом - то чердаке,
Дремлют фантазии на потолке.
Прячутся тени в углах потаенно,
Смотрят на стены угрюмо и скромно.
Ты им читаешь волшебные сказки
В бежевом свитере маминой вязки.
Прячешь на полках любимые книжки,
Кормишь мышонка в сером пальтишке.
Грусть свою в старом ларце запираешь
И от других незаметно скрываешь.

Как же тепло на твоём чердаке,
Как мне уютно в твоём бардаке.
***
Любит наш хомяк морковку.
Как грызет её он ловко!
Полный рот её пихает,
Одним махом поедает.
***
Сильные ветры тебя истязали,
Лютые вьюги тебя извели.
Бросив в пустыню тоски и печали,
Где-то на самом краю у земли.
***
Солнце заболело, тускло капают,
На листву последние лучи.
Водяную гладь они царапают,
Их сердца уже не горячи.

Осень захворавшая и бледная
Прячет свое лико средь лесов.
Как тосклива песнь её последняя,
Песня без мелодии и слов.

На запястьях холод и безумие,
Медные печальные глаза
Прячут непонятные раздумия.
Успокоив тихо небеса,

Будет она шепотом вымаливать
Для себя покой и тишину,
Чтобы холода, не в силах сдавливать,
Тихо увели её ко сну.
***
Я любил тебя радости боле,
На душе под скопленьем свинца
Я оставил достаточно боли,
Чтобы ею дышать до конца.

Я любил тебя странной манерой
Без каких-то условных границ,
Я не чувствовал надобной меры...
В моем сердце немало гробниц...

Я для каждого пел панихиду,
Плакал горько над каждым крестом.
Ты считала меня "инвалидом"
И каким - то чудным простаком.

Я разбился и канул в безвестье.
Я погиб в безымянной войне
И уснул на пустующем гесте
Где-то в северной стороне.
***
Ты носишь тень в своём кармане
И прячешь мысли от других.
В своём дорожном чемодане
Ты кроешь демонов своих.

Ты ищешь света и тоскуешь,
Что свечи в комнате мертвы.
Ты в одиночестве зимуешь
И дышишь холодом Москвы.

Твоя звезда ласкает север,
А сердце просится на юг.
Не исчезай, не слушай ветер...
Не замерзай, мой добрый друг.
***
Это все до поры до времени...
Нам когда - нибудь надоест
Жить под взором людского племени,
Под одеждою спрятав крест.

Нам когда - нибудь не захочется,
По морям отправляться вплавь.
Пустомелие и пророчества,
Механизмы рассудка - ржавь.

Нам когда-нибудь станет боязно,
И в надежде найти приют,
Мы дождёмся любого поезда,
Выбрав самый простой маршрут.

Мы уедем. Уедем затемно,
За собою стерев следы.
Звёзды падают с неба замертво,
Сберегая нас от беды.
***
Мне тяжело с тобой прощаться,
Мне в этом чудится тоска.
Я снова буду задыхаться
От острой боли у виска.

Я буду думать, буду верить
В твою счастливую судьбу,
И, дома заперев все двери,
Уйду на лютую борьбу,

Где даже зверь мне станет братом,
Где кровь - гнилое молоко.
Я стану хиленьким солдатом,
И буду очень далеко...

Я позабуду все молитвы
И все волшебные стихи.
Я знаю, после всякой битвы
Лишь умножаются грехи.

Я стану тленен и ничтожен.
Я стану холоден и сух.
Я буду сердцем обморожен.
Во мне угаснет прежний дух.

Я отрекуся от везенья,
Возненавижу черноту!
Мне будет чудится спасенье
В твоих молитвах ко Христу.
***
Километры немых путей,
Я бежала, забыв про кров,
Под ударом чужих плетей
И под натиском лживых слов.

Мне дыханье срывала боль,
Холод бил по моей спине .
На щеках застывала соль,
Но горела звезда во мне.

Мне светила она одна ,
Изгоняя как беса тьму.
Одиночества пелена
Всё тянула меня ко дну.

Я вернула былой покой,
Дом теперь мой так тих и пуст.
Слишком рано похоже мой
Отпевали сорокоуст.
***
Всё может в раз потерять свой смысл,
Кажется, все мы "немного того".
Каждый свою сберегает мысль,
Каждый страдает от своего:
Гордость, безумие или злоба,
Грусть и тоска иль обиды горсть.
Мы же с тобой виноваты оба,
Я для тебя лишь не званый гость,
А для меня ты всего лишь бремя.
И не пытайся искать причин.
С Богом! Пускай тебя лечит время
Или полсотни других мужчин!.
Я не судья тебе, не спаситель.
Ты мне не свет, не родная кровь.
Я для тебя лишь обычный житель,
Коих встречаешь ты вновь и вновь.
Всё, что когда - то в груди пылало,
Жаром спалило нас навсегда.
Видимо, было любви в нас мало.
Или же не было никогда.
***
Я тебя не отдам ветру
Я тебя не вручу стуже,
Я укрою тебя фетром,
Ты мне больше других нужен.

Я тебе сберегу радость,
Я тебе сохраню нежность
Твоя вера ведь мне святость,
А любовь твоя мне вечность .
***
Я искал тебя взглядом сердца,
Я туманил рассудок свой.
И теперь никуда не деться,
Не вернуться к себе домой.
Не вернуться... Ведь там осталось,
Слишком много суровых зим.
Не пытаясь давить на жалость,
Я хотел быть тобой любим.
Ну пойми же! Не понимаешь...
Я как будто кричу во мглу,
Я надеюсь, что ты узнаешь,
Что теперь я поддался злу.
***
Усмири во мне гомон ветров,
Я хочу лишь немного поспать.
В доме двери запри на засов,
Чтоб никто не посмел помешать.

И холодный пожар голубой,
Потуши в моих венах, чтоб мне
Видеть сумрачный сон с тишиной,
Не сгорая при этом в огне.

Подожди до прохладной зари.
И до шума чужих голосов,
Когда будут гасить фонари,
Избавляясь от призрачных снов.
***
Мне в эту осень пасмурно - седую,
Не хочется от грусти замерзать,
Я в эту осень нежностью тоскую,
Мне в эту осень хочется мечтать.
***
Я хочу тебе стать светом,
Чтобы в день как не будет солнца,
Ты не ждал поцелуев лета,
У серебряного оконца.

Я хочу тебе стать счастьем,
Чтоб когда озвереет вьюга.
Ты упрятался от ненастья,
Вспоминая меня как друга.
***
Ради любви к тебе,
Брошу родимый дом,
Я покорюсь судьбе,
Стану её рабом.
Стану тебе судьбой,
Ты мне заменишь кров.
Буду тебе стеной
От полевых ветров.
Ты для меня одна
Звездочка в небеси,
Я заплачу сполна,
Чтобы тебя спасти.
Не пожалею сил,
Жизни отдам зарю,
Чтоб согреть зимой,
Я для тебя сгорю.
***
Одни нас учат любить,
другие ненавидеть,
Одни нас учат радоваться,
другие страдать, видимо,
всякое умение
по - своему полезно.
***
Когда пройдут сто бурь и сто печалей
Вернись ко мне. Я стану тебе светом
Как ты ушёл, все звезды замолчали
Как ты исчез, обуглилась планета
И прахом обнимая мои ноги,
Навеки сгинула, устав существовать.
Нас не услышали напыщенные боги.
Им невдамек, что время умирать
Еще не грянуло, ещё не наступило.
Во мне жива ещё вся прежняя любовь
Она во мне живительная сила,
Которую впитала моя кровь.
Когда пройдут все зимы и все вьюги
Вернись ко мне. Я стану тебе счастьем
И может быть, отыщем мы друг в друге
Свой свет, что сбережет нас от ненастья.
***
Мне не слышен твой плачь, твой зов,
Не слышна мне твоя душа.
Ты забросил наш прежний кров,
И живёшь теперь без гроша.

Ты забыл наш пароль и ключ
От дверей наших потерял.
Ты искал в небе солнца луч,
От скитаний своих устал.

Гонит жизнь тебя все вперёд,
Мне тебя даже как-то жаль.
Ты все ждал, когда боль пройдёт,
Превратившись случайно в сталь.
***
Милый друг,
Далёкий друг,
Холодно мне очень.
Не хватает твоих рук,
Много многоточий.
Милый друг, во мне тоска
И метель сурова.
Боль таится у виска
И струится снова.
Добрый друг, я буду ждать,
Твоего ответа,
Снова мне приснился май
В бирюзовом цвете.
***
Светят улицам фонари,
Ветер шепчет мне тихо очень :
" Дверь свою же мне отвари,
Я дождями измыт, источен,
Как мне холодно, как темно
И по всюду я гость не званый,
Отвори для меня окно,
Я тебе верным другом стану. "
***
Лунный свет скользнул в окно,
И на улице темно.
Прячут тучи небосвод,
Снег тихонечко идёт.
***
Что ж вы так, я пока не болен
Не простужен и не убит?
Я ведь кажется так спокоен
И далёк от дурных обид.
Что ж вы так, будто я чумнленый,
Будто сердце моё - гранит.
Был я вами душой рожденый .
Вами ж был и душой убит.
***
Что за чудо из чудес!?
Предо мной цыплята.
Но по мордочке своей,
Видимо, щенята...
***
Плачет ветер, тихо стонет
Просит дать ночлег
То окошки гулко тронет,
То поднимет снег.

Вьюга тихо утешает
Песнею своей.
Ветер ветки все качает
Голых тополей.
***
Ветер гонит злую вьюгу
По тропам и тропкам.
Напишу письмо я другу
Бережно и кротко.

Будет вьюга бушевать
За моим окошком.
Буду я стихи писать
Тихо по-немножку.
***
Тонкий прутик еле книгу держит.
Девушка лежит себе читает.
Я надеюсь, прут не подведет,
А не то боюсь её раздавит.
***
Напрасны, бедняга, твои старания.
Ведь близится всё к одному концу.
Из книги тебе не помогут знания,
Не верь ты книжному подлецу.

Страницы книги тебя раздавят
Как только сломется тощий прут
Надежда и вера тебя оставят.
И все мечты твои в раз умрут.
***
В я в душе, наверное, линяю,
Как кот блохастый позднею весной.
Я сжег себя. Теперь я точно знаю,
Что я не в силах стать твоей звездой.

Ведь я сгорел, я пепел, я могила,
Я для тебя забытое "прости ".
И если ты когда-нибудь любила
Меня "чумного", лучше отпусти.
***
Встретил Крольчик вдруг полевку
У неё решил спросить
- Хочешь, Мышка ты морковки,
Я могу ведь угостить.
- Не хочу , твоей морковки,
Запищала тут полевка,
- Мне бы зерен и орехов,
Мог бы лучше их добыть?
- Охох, ну где ж я буду
Тебе зернышки искать.
- Со, тут сложного, их всюду,
Можно тут же отыскать.
- Ну коль так, так может Мышка
Ты сама найдёшь ячмень
Нет, - ответила Полевка
Ведь самой мне Крольчик лень.
***
Тоску я ем на завтрак,
И скуку на обед.
Ну а порой смешав все это,
Готовлю винегрет.
***
Буду тихо считать минуты,
В каждом дне разбавлять надежду .
Моё сердце сдавили путы,
Как и всякую зиму прежде.
***
Нам с тобою нельзя сомневаться
Ни в себе и ни даже друг в друге.
Нам с тобою нельзя поддаваться
До безумия ласковой вьюге.
Наши жизни навеки едины,
Нам шагать под одною звездою.
Мы с тобою одной паутиной
Сплетены под единой судьбою.
***
Умирать по зиме так холодно,
Может быть подождём весны?
Сердцу сухо и очень голодно,
Сердце хочет увидеть сны
И расстаять прозрачным облаком.
Прикоснувшись к твоей щеке.
Распустила бы косы по ветру,
Спрятав тихо весну в руке.
***
Ты одна мне станешь светом,
Солнцем в небесах.
Ты одна мне будешь летом,
Радугой во снах.
***
Мне тяжело с тобой прощаться,
Мне в этом чудится тоска.
Я снова буду задыхаться
От острой боли у виска.

Я буду думать, буду верить
В твою счастливую судьбу,
И, дома заперев все двери,
Уйду на лютую борьбу,

Где даже зверь мне станет братом,
Где кровь - гнилое молоко.
Я стану хиленьким солдатом,
И буду очень далеко...

Я позабуду все молитвы
И все волшебные стихи.
Я знаю, после всякой битвы
Лишь умножаются грехи.

Я стану тленен и ничтожен.
Я стану холоден и сух.
Я буду сердцем обморожен.
Во мне угаснет прежний дух.

Я отрекуся от везенья,
Возненавижу черноту!
Мне будет чудится спасенье
В твоих молитвах ко Христу.
***
Вечер дремлет у окошка,
Дремлет тихо моя кошка.
Темень бродит вдоль дворов,
Ветер грозен и суров.
***
Снег кружит над городом,
На асфальте лёд,
Старым крышам холодно.
Серый небосвод
Стянут серой тучею,
Шепчет : "не скучай"
По такому случаю
Заварю я чай.
***
Зажигай огни по темным улицам,
Прячь меня от этой темноты.
Бродит ночь проулками, сутулится.
Дремлют беспризорные коты.

Тяжело мне, боязно, болезненно.
Рвутся вены, жалобно звеня...
Сердце моё стало как железное.
Спрячь скорей, пожалуйста, меня.
***
Нету дороже тебя мне ныне,
Нету тебя родней.
Станет пристанищем мне пустыня,
Будет душе моей
Холод не страшен и жар безвреден.
Ты для меня покой.
Будет огонь мой так сух и бледен,
Коль не возьмёшь с собой.
Будет душа мне чужой казаться,
Будет холодной кровь,
Если придётся с тобой расстаться
Этой зимою вновь.
***
Подари мне сон, подари покой,
Мне тревожно так без тебя, Родной.
Мне тоскливо так без твоей души.
Мысли глохнут вновь посреди глуши.

Приходи ко мне без цветов и слов,
Я закрою дверь на тугой засов.
Будет плакать ночь посреди степей.
Приходи ко мне, приходи скорей.
***
Все понятия относительны.
Сублимация не поможет.
Мысли в полночь порой губительны.
Когда сердце тоска изгложет,

Не проси их тебя помиловать,
Не пытайся повысить градусы.
Ни к чему себя так насиловать,
Ты же ведь не трусливей страуса.

Всё сбывается, даже худшее,
Не трави себя глупой совестью.
Сохрани в своём сердце лучшее,
Что когда-нибудь станет повестью.
***
Усмири во мне гомон ветров,
Я хочу лишь немного поспать.
В доме двери запри на засов,
Чтоб никто не посмел помешать.

И холодный пожар голубой,
Потуши в моих венах, чтоб мне
Видеть сумрачный сон с тишиной,
Не сгорая при этом в огне.

Подожди до прохладной зари.
И до шума чужих голосов,
Когда будут гасить фонари,
Избавляясь от призрачных снов.
***
Не грусти, не печалься, мама,
Ну и пусть на душе февраль.
Не сиди у оконной рамы,
Не копи на душе печаль.

Твоя грусть мне совсем не в радость,
В этой грусти спасенья нет..
Для меня твоя вера - святость.
Для меня твоё счастье - свет.

Ну а если дурные люди,
Были злы к тебе и строгИ,
Пусть Господь их тогда осудит.
Ты обидой себя не жги.

Мне с тобою на сердце радость
Мне с тобой на душе покой
Для меня твоя вера - святость.
Просто знай, я всегда с тобой.
***
Я наркоман и алкоголик, извечный лгун и развратник. И пусть они продолжают травить меня законами совести, в которые сами давно не верят. Пускай проклинают меня Сатаной и плюют на мои следы, пускай ненавидят, корят и оскорбляют. И пусть я в их глазах не больше, чем гниющая масса. Разве знают, они, что прячется в этой массе и чего эта масса желает? Не знают, и от того им проще и лучше.
Я все думал, когда же настанет мой последний день (день или ночь – я не был уверен в том, что я увижу напоследок). Я ждал это дня сначала со страхом, потом с тоской. В тот день, когда я понял, что «карманы мои пусты» и душа наизнанку вывернута, я понял, что не стоит ждать этого дня, точнее ночи ( для себя я решил, что это будет ночь). Не хочу, чтобы то, что я увидел напоследок, была моя убогая комната или не менее убогий мир из окна. (Мир из окна - последнее, что хотел бы видеть напоследок). Лучше уж ничего не видеть, поэтому пусть будет ночь.
Совесть моя немного ныла, но не от того, что ее задели люди. Мне совестно было только перед ней. Только перед ней. Я вдруг подумал, что стоит спросить у нее. Как послушный ребенок отпроситься у своей матери…
Нет, пусть лучше я буду не послушным ребенком. Зачем же на нее возлагать такое страдание? Ведь она будет непременно плакать. Не знаю, правда, от отчаянья или от сожаления. (Последнего я больше всего не желаю).
Я продолжал думать, хотя и понимал, что это ни к чему. Ведь мысли привязывают тебя к этому миру. А я хочу разорвать все нити. Мне ведь больше не зачем ни к чему привязываться.
Я хотел оставить ей хоть какое-то послание, но понимал, что такая память может изрядно навредить. Я даже, кажется, плакал. А все потому, что позволил себе недопустимую мысль, я представил нас вместе - на одном пути, среди безмозглых сотен, которые продолжали клеймить меня печатью грешника, но тогда мне не было до этого дела, ведь она же не была из сотни тех отреченных.
Сначала я проклинал себя за эту мысль, ведь она разом убила во мне всю прежнюю твердость. Я сидел в ванной, как чумной, в лихорадке и темноте. Я теперь уже не держал лезвие в своей руке так уверено. Вены ныли, отторгая железо и саму смерть. Как же я идиот! Мразь! Поскуда! Тварь! Ничтожная тварь, которая продолжает мучить себя и раздражать других, из-за глупости и нерешимости.
« Ну же», - уговаривал я себя.
Рука дрогнула, от напряжения, после того, как тишину развеял резкий звонок в дверь. Я будто опомнился от наваждения, но открывать не хотел до последнего. Наконец, выйдя из ванны, я почувствовал, что мне мокро и холодно. (Как давно я не обращал на это внимание). Звонки прекратились.
Я испугался, потому что вновь воцарилась прежняя тишина, которая теперь пугала меня, как маленького. Я быстро подбежал и открыл дверь, по ступенькам спускался какой-то парень. Я окликнул его, он неохотно оглянулся, а затем подошел ко мне и протянул какой-то бланк.
- Распишитесь,- сказал он устало и сухо.
Я плохо соображал, поэтому не мог ни пошевелиться, ни молвить слова. Тогда незнакомец рассердившись, прикрикнул на меня:
- Не хотите, как хотите!
- Чего? – рассеянно произнес я.
- Ну письмо вам пришло заказное. Сказано - лично в руки. Нужна только подпись, вот здесь, - он резко ткнул пальцем в пустую строку.
Я бездумно черкнул что-то на бланке, а затем забрал письмо. Мне стало еще страшнее, потому что я увидел ее имя на конверте.
Разорвав конверт, я вынул большой белый листок бумаги, на котором мелко было начертано:
«Дождись меня, никуда не уходи, не уезжай, пожалуйста…»
Я выбросил свой телефон, оборвав связь с внешним миром, после ее отъезда. Я и подумать не мог, что она пошлет мне какую-то весть, а уж тем более такую… После нашей ссоры, я подумал, что она уже никогда не вернется. Вдруг в голове промелькнула мысль:
«А ведь она могла и опоздать… Хотя нет, не могла. Кого я обманываю? Я бы не убил себя! Она бы не дала, слишком уж глубоко она прижилась во мне…»
***
Если ты заболеешь, то я приду,
Буду жить на твоём пороге,
Не выпуская в твой дом холода и мглу,
Буду камнем на их дороге.

Если ты заболеешь, не сможешь встать,
Буду жить у твоей кровати,
Если будешь ты ночью тревожно спать,
Я тебе буду очень кстати.

Я тебя спасу, отведу напасть,
Не отдам ни ветрам, ни стуже,
Я не дам тебе никогда пропасть,
Излечу, если ты простужен.
***
***
Душа изношена, она тебе не в пору,
А новой как, известно, не купить.
Не верь теперь ни честному, ни вору,
Чтобы никто не смог тебя убить.

Не доверяй ни нищим, ни богатым,
И не прельщайся малою ценой.
Храни подальше то, что тебе свято
И сберегай от зависти людской.

Не трать напрасно пламенного света,
И свечи до темна прибереги,
Когда во тьме заблудится планета,
Ты звезды этим пламенем зажги.
***
Давай, я приду к тебе и буду просить о помощи,
Давай, я приду и покаюсь во всех грехах,
К тебе я приду усталою и беспомощной,
Хотя б для того, чтобы плакать в твоих руках.

К тебе я приду простуженной и холодною,
Со с злобой в груди, что кроется в глубине,
Я стала тоске своей вечной Сестрою сводною,
Лежать мне теперь не самом глубоком дне.

Лежать и просить, чтобы Боже меня помиловал,
Чтоб дал от отравы какой-то живой воды.
Но главное чтобы тебя он незримой силою,
Отвел и укрыл от холодной слепой беды.
***
Давай, я приду к тебе и буду просить о помощи,
Давай, я приду и покаюсь во всех грехах,
К тебе я приду усталою и беспомощной,
Хотя б для того, чтобы плакать в твоих руках.
К тебе я приду простуженной и холодною,
Со с злобой в груди, что кроется в глубине,
Я стала тоске своей вечной Сестрою сводною,
Лежать мне теперь не самом глубоком дне.
Лежать и просить, чтобы Боже меня помиловал,
Чтоб дал от отравы какой-то живой воды.
Но главное чтобы тебя он незримой силою,
Отвел и укрыл от холодной слепой беды.
***
Относись к смерти как к
небу, хоть изредка
поднимай голову и знай,
что когда нибудь пойдёт
дождь, который коснется
твоей могилы.
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!