Дмитрий Шнайдер 137
 
Нечего сказать
Мне нечего сейчас сказать.
Настало время помолчать,
Но что-то тянет за язык
И не сдержавшись в краткий миг
Произношу лишь пару фраз
И этот крошечный рассказ
Доходит до умов людских
И вызывает мысли в них
Из не цензурных двух – трёх строк
О том, что Дима демагог,
Но люди мне в ответ молчат,
Лишь в душу матерно глядят
И всё, теперь не объяснить,
Зачем я начал говорить,
Когда мне нечего сказать.
Слова свои назад не взять.
Их не вернуть и не стереть.
Быть надо сдержаннее впредь.
Пока мне нечего сказать,
Молчать.
 
Мгновенье жизни
Всё проходит, пройдёт и это.
Изменяется всё вокруг.
Как мгновенье промчится лето,
Вырвав юность из цепких рук.

Чередою проскачут годы,
Не жалея могучих ног.
Наших судеб коротких воды
Пропитают времён песок.

Всё проходит и жизни тоже
В этом мире мелькнут на миг.
Лишь мгновенье на свете прожил
Лишь чуть-чуть и уже старик.

Чуть пожил и покинул тело,
С чернозёмом смешалась плоть,
Что рождалось, уже истлело.
Всё способно перемолоть

Всемогущее лет теченье.
Всё уносит врёмён поток.
Жизнь людская – одно мгновенье,
Но бессмертны душа и Бог.
 
Без одежды
- «Нам важна вещей опека.
Без одежды мы не люди.
Снял все шмотки и по сути
Нету больше человека»

- «Как так нету человека?
Ведь осталась же прописка,
Пара ног бэ.у. для бега,
Печень, почки и пиписка.
Если думаешь, что хуже
Чем сейчас уж быть не может,
Вспомни, что осталась кожа
И скелет торчит наружу,
Да и мозг пока не вынут.
Вот придут взимать налоги,
Погоди и это снимут.
Всё снимается в итоге»
 
Окончание боевика
Мой храбрый и отчаянный боец,
Моя подруга милая, мой воин,
Когда со мной ты рядом наконец,
В победе я уверен и спокоен.

Но вот зачем ты ищешь, расскажи,
Сражений новых по седьмому кругу?
В борьбе суровой мы нашли друг друга.
Объединила битва две души.

Мы справимся конечно: я и ты.
Плечом к плечу сражаться нам привычно,
Но лучше я куплю тебе цветы,
А не патронов пачку, как обычно.

Борьба однажды нас с тобой свела,
Но ей не нужно продолжаться вечно.
Ты опасаешься, родимая, конечно,
Что нас с тобой лишь общие дела –

Лишь общие враги объединили
И в миг, когда окончится война,
Меж мною и тобой пролягут мили
И ты мне будешь больше не нужна.

Но я давным-давно хотел сказать,
Что ни к лицу совсем тебе доспехи,
А наши боевые все успехи
И побеждённая врагов могучих рать

Давным-давно порядком надоели.
Нужды нет больше с кем-то воевать.
Не начинай сражение опять!
Давай поженимся на следующей неделе!
Я продал меч, купил двуспальную кровать.
 
Мечтатель
Он построил красивые планы.
До небес его цели стоят
Бесконечно ясны и желанны,
Перед разумом выстроясь в ряд.

Прорисована чётко дорога,
Поэтапно рассчитан весь путь,
Каждый шаг, начиная с порога,
Где подпрыгнуть и где повернуть.

Изучил всё, что надо для дела
И к нему приступать можно смело…

Но всё там же стоят его цели
И всё также они далеки.
В виртуальном пространстве постели
Он, как прежде, считает шаги.

Всё просчитано чётко и ясно,
Но ему лень с кровати вставать.
План хорош, а дорога прекрасна,
Так ведь легче ещё помечтать,

Чем идти через трудности к цели
И ему все пути надоели

До того, как он сделал хоть шаг.
 
Я не молюсь неведомому Богу
Я не молюсь неведомому Богу
И встречи с ним не жду в своей судьбе
И в поисках его не вижу проку,
Ведь он со мной, он рядом, он в тебе.

Да он в тебе, во мне – он в наших душах,
А каждая душа – Его фрагмент,
Который хоть и мал, но всё же нужен
И в бесконечной веренице лет,

Пусть очень слаб, но многое способен,
Трудясь на благо мира сотворить.
Он Бога часть. Всевышнему подобен.
Прочней чем сталь связующая нить

Меж крошечной душой и бесконечным
Творцом вселенной вечным и святым.
Да, человек и слаб и мал конечно,
Но понемногу творчеством своим
Он вносит вклад в строенье мирозданья.
 
Потеря
…Он пропал, он исчез, потерялся
Мой хороший, любимый, родной.
Я искал долго-долго, но сдался.
Никогда его больше не будет со мной.

Ах, какой он был крепкий, красивый,
Гибкий, мягкий, три года лишь мой.
Ни недели, ни суток пассивом
Не бывал и не нужен ему был покой.

Я за ним так ухаживал нежно:
Мыл и губкой его вытирал.
Это горе безумно безбрежно,
Будто кто на две части мне душу порвал.

Он всегда был, где нужно, был правый,
Был надёжен и мне одному
Верен даже в глубинах канавы,
А теперь мне и левый сапог ни к чему.

Ну и замёрзнут же сегодня ноги в кроссовках.
 
Графоман
Грустная пародия на поведение некоторых
особо активных авторов
на литературных сайтах.

Прочитайте меня, прочитайте!
Я талантливый! Я гениальный!
Загляните ко мне на страницу!
Оцените меня! Оцените!
Я достоин любви и признанья,
Высших почестей, славы достоин.
Лучший мастер пера и чернила –
В день пишу по четыре шедевра.
Как поэт я на голову выше
Всех других современных поэтов.
Если Пушкин бы жил в наше время,
Даже он бы со мной не сравнился.
Сверхвеликий я суперпрозаик –
Я за год написал даже больше,
Чем Толстой, Достоевский и Чехов
За три долгие жизни работы.
А ещё я фотограф, художник,
Музыкант, вокалист и дизайнер.
Все труды мои здесь на странице.
Загляните ко мне! Загляните!...

Почему про меня позабыли?
Нет ни слов похвалы, ни пятёрок.
Не растет популярности рейтинг.
Это глупо и не справедливо.
Вы не цените лучших творений.
Вы не стоите даже мизинца,
Что жмёт буковку «Я» в ноутбуке.
Мой мизинец вас всех гениальней.
Все признайте и все преклонитесь
Пред моим всесторонним талантом!
Почему надо мною смеётесь?
Неразумные, что тут смешного?
Да вы просто понять неспособны
Чувств моих утончённых глубины.
Недалёкие, не сознаёте
Мудрость мыслей, величье, духовность
Этих слов, что для вас публикую.
Вы пока вообще не достойны
В Интернете со мною общаться.
Вам расти ещё целую вечность
До шедевров моих пониманья…

Умоляю: прочтите, прочтите!
Загляните ко мне на страницу
И скажите хотя бы два слова!
Мне так грустно! Мне так одиноко!
И прошу вас: не смейтесь, не смейтесь
И не рвите мне хрупкие нервы!
Пожалейте меня – загляните!
 
Вожак
Он призвал людей на борьбу со злом.
Он собрал войска и возглавил их.
Приказал им жить и любить потом.
Ах, как он был крут! Ах, как он был лих!

Рассказал он им – описал врага.
Показал им всех, кто принёс беду –
Тех, чья сущность – ложь, подлость велика,
Чья порочна жизнь, место чьё в аду.

Объявил себя вестником добра.
Объявил себя главным вожаком
И сказал: «Пора и давно пора
Вбить в сердца людей правду кулаком»

Обещал вожак полный счастья мир,
Справедливый мир людям обещал.
Выдал по ружью, но повёл не в тир,
А на смерть – Харона сумрачный причал.

Свято клялся что, будет жизнь потом.
Будет всё у тех, кто за ним пойдёт.
Будет полон всем, чем захочешь, дом…
Только в никуда этот путь ведёт.

И собралось зло на борьбу со злом
И людская кровь полилась рекой.
Ну, а что потом? Ничего потом.
Этот сдох вожак, но пришёл другой,
А за ним ещё не один такой.
 
Я так решил
Не мне решать, зачем здесь кто-то.
Отвечу только за себя.
Мой странный путь, моя работа
И то, где обитаю я –

В каком-то смысле выбор мой же,
Поступков прошлых результат
И хоть порой сомненья гложут,
Но в целом этой жизни рад.

Я был всегда. Я помню это.
Вселенной старше путь души,
А эта дивная планета –
Теперь мой дом. Я так решил.
 
Полководец
Он след в истории оставил.
Так капитально наследил,
Что на века себя прославил,
Но лучше бы совсем не жил.

Он вёл солдат своих на битву
За правду, только за свою.
За всех, кто погибал в бою
Произносил слова – молитву.

Молил он бога о победе
Над злобным демоном – врагом.
Был полностью уверен в том,
Что только враг за всё в ответе.

Жестоко воевал со злом,
Добром святым себя считая,
Натренированным умом
Простых вещей не понимая.

Зло побеждал он и не раз,
Но зла не становилось меньше.
Врагов убив, друзей не спас.
Боролся с тьмой и сам был ей же.

Он отличался от врагов
Лишь только тем, что победил,
Лишь больше жизней погубил
И выслушал хвалебных слов.

Воюет только зло со злом.
Добро – любовь и примиренье.
Отправить бы хоть на мгновенье
Всех полководцев в сумасшедший дом.
 
Живые боги
Мы в сущности и есть живые боги
И сами каждый миг судьбу творим.
Увы не мир жесток, а мы жестоки.
Огонь тоски, в котором мы горим,
Смятение, отчаянье и лень
И эта ночь, что заменила день -
Всё выбор наш и нечего пенять
На время, жизнь, природу и удачу
И ныть и заливаться горьким плачем.
Не демонов враждебных злая рать
А только мы в своих виновны бедах
И некого призвать за все к ответу
И нам самим придется отвечать,
Самим искать свою дорогу к свету.
 
Поп-звезда
На сцену вышла поп-звезда.
Она поёт про ла-ла-ла.
Что слуха нету, не беда.
Природа попу ей дала.
Повертит попой пред толпой.
Извергнет рот протяжный вой.
Что нету голоса, плевать.
Час кряду может завывать.
Нет в песне смысла? Ничего.
Слова никто не разберёт
И не поймёт никто того,
Что поп-звезда не попою поёт.
 
Лирическая необходимость
Нужна нам лирика сейчас
В наш век повального цинизма.
Одна она спасает нас,
Жизнь наполняя новым смыслом.

Она любовь в себе хранит
И в суматохе повседневной
Сквозь будней серых монолит
Строкой ярчайших чувств нетленной

Весь этот мрачный мир ночной
Своим сияньем озаряет.
Она является Луной
Для душ людских, как та другая.

Как та Луна, что над Землёй
Сияет отражённым светом,
Так лирика для нас порой
Восходит над души планетой.
 
Разделение
Может, хватит делиться на тех и на этих –
На хороших своих, не хороших чужих?
Мы на маленькой этой прекрасной планете
Все родня и людей среди нас нет таких,
У кого б с нами не были общие предки.
Ствол у древа один, а народы все ветки.

Человечество – это пока что ребёнок,
А планета Земля – то его колыбель.
Он качается в люльке, должно быть, спросонок,
Словно створка окна без одной из петель.
Люлька кренится на бок, готова свалится.
В колыбельке так бурно играть не годится.

Эй, народ, может, хватит раскачивать лодку?
Далеко нам по вечности вместе в ней плыть.
Кто, о выпавших за борт вчера, читал сводку?
Жутко много людей, не успевших дожить.
Может, хватит играть в «царь горы» на балконе?
Осторожней, пожалуйста, души ж уроним!

Разделение – наша большая беда.
С ним мы очень рискуем упасть в никуда.
 
Твой полёт
Лишь покой и чистый свет,
Нет преград, препятствий нет,
Лёгкий радостный полёт
Без усилий и хлопот.
Ты ныряешь в облака.
Счастья яркого река
Заполняет всё собой.
Свод небесный голубой
От тебя – рукой подать…
Шесть утра. Пора вставать.
Клетка тела душу ждёт.
Ждёт мир боли и забот,
Мир страданий и сует.
Нет свободы? Счастья нет?
Неужели то был сон?
Мир чудес, ну где же он?
Есть ли он в твоей судьбе?
Есть, конечно. Он в тебе.
Истинной свободы край
В глубине души. Вставай
И неси в себе свой рай
Вновь в судьбы водоворот!
Это будет твой полёт.
 
Напильники
Летела напильников дикая стая
Из Минска на солнечный юг.
В пути повстречались им два попугая.
Вожак прокричал: - «Милый друг,

Скажи мне, зелёный товарищ пернатый,
А как нам Сахары достичь?»
Ответил зелёный советчик крылатый: -
- «На право сворачивай, дичь!»

Летела напильников стая другая
В Сахару, на солнечный юг
И новый вожак вопрошал попугая: -
- «Скажи мне зелёненький друг:

Ответь мне, пожалуйста, странник крылатый,
А как нам Сахары достичь?»
Ответил зелёный советчик пернатый: -
- «На лево сворачивай, дичь!»

Спросил у зелёного синий попутчик: -
- «Зачем ты направил их так?
Скажи мне, о морем солёный огурчик!
Ведь это совсем не пустяк

И стае второй не увидеть Сахары.
Она вся летит не туда»
Ответил зелёный: - «Я мудрый и старый,
Напильников пас я стада

И точно я знаю: их столько не нужно
В Сахаре, хоть та велика.
Не могут две стаи напильников дружно
Пастись на барханах пока»

Ответом был синий совсем не доволен.
Зелёному он возразил: -
- «Свой путь выбирать инструмент каждый волен,
Сколь времени хватит и сил»

Ответил зелёный: - «Что ты о них знаешь?
О них я тебе расскажу.
Своим юным клювом не то ты болтаешь.
Пример я один опишу.

Летела над морем напильников стая.
Один из них в море упал.
Спикировал вниз, влажный воздух пронзая.
В полёте, должно быть устал.

На дно он упал, на поверхность не вышел
И сгинул в пучине морской,
А «плюх» его каждый напильник услышал.
Спасать же не стали: - «На кой?»

Ну, был бы он сильный, красивый, здоровый,
Тогда бы еще помогли,
А этот без ручки, щербатый, не новый,
Сам не долетел до земли»
 
Не рифмой единой
Не рифмой единой поэта душа
Живет в виртуальном пространстве
Не хочет она по шаблонам дышать
В эмоций изменчивом царстве
И рвется из древних канонов на свет
Не рифму и ритм, а всю душу поэт
Порой публикует на сайте.

Не хочет в строку помещаться вся боль –
Какой-то слог кажется лишним
И рифм самых бедных несчастная голь,
Как плач по утраченной жизни.
Ведь сердце больное не может стучать
В предписанном ритме и в рифму страдать
И плакать не может по нотам.

Вся радость не хочет вмещаться в канон,
Она не живёт по шаблонам.
Ей кажется метр стихотворный смешон,
Как чувства в мешках по талонам.
И рвутся из точных размеров слова,
Ведут себя словно весною трава,
Сквозь правил бетон прорастая.

Не хочет держаться горячая страсть
В силаботоническом русле.
Скорей согласится погаснуть, пропасть,
Но власть над собой не допустит
Старинных учебников ветхих страниц.
Не падает страсть перед догмами ниц.
Ей жизни дороже свобода.

Поэт настоящий – не тот, кто считать
Умеет в строке ударенья,
Поэт – это тот, кто из слов создавать
Способен живые творенья.
Пусть стих не похожим на стих будет, но
Он будет прекрасным стихом всё равно,
Коль автор вложил в него душу.
 
Удача
Шёл Странник по жизни своею дорогой,
Не просто гуляя, а к выбранной цели.
И вот впереди он увидел Удачу,
За ней побежал, но она отвернулась.
И Странника взгляд созерцал только спину
Сей дамы капризной, которая вскоре
Исчезла совсем, вовсе скрылась из виду.
И долго еще странник брёл огорчённый,
Смущённый, расстроенный вяло тащился.

Шёл Странник дорогою тою же дальше
И вот на пути снова встретил Удачу.
И снова она не лицом повернулась,
А Страннику к носу подставила попу
И вдаль унеслась, этой попой виляя.
И долго бежал он за нею вприпрыжку,
Пытался поймать, но её ж не догонишь.
Удача – она мастер спорта по бегу.
И Странник на землю упал утомлённый
Он долго дорогу лупил кулаками
И злился, ругая себя и Удачу.

Но встал Странник, снова пошёл по дороге
И в третий раз встретил её же – Удачу.
Удача опять от него отвернулась.
И в третий раз Странник бежал за ней следом,
Лишь попу и спину её наблюдая.
Пытался догнать, а, отстав, вдруг подумал:
«А эта милашка прекрасна и сзади.
Поймать не смогу, ну так хоть полюбуюсь
Шикарной причёской и стройной фигурой.
И Странник Удаче вослед улыбнулся.

Почувствовав кожей улыбки луч тёплый,
Удача к мужчине лицом повернулась
Ответной улыбкой его одарила,
К нему подошла и пошла с ним по жизни
И верной была ему целую вечность,
А всё потому, что Удаче по нраву
Не грустный и злой, а лишь радостный Странник.
Ей нравятся те, кто не стонет, не плачет
И не орёт, всех подряд проклиная.
Ей нравятся те, кто по жизни шагая,
Несёт внутри радость, снаружи улыбку.
В дороге она лишь таким помогает.
 
Седьмое небо
Растворился в потоке астрального света.
В нём уютно, тепло и легко.
Я и есть и меня как бы вроде и нету.
Мир сует где-то там, далеко.

Протекаю по крыше астрального мира.
Верхний ярус прозрачен и чист.
Быть энергоручьём так удобно и мило.
Вместо трудной судьбы белый лист.

Жизнь не та, что внизу, совершенно другая –
Бесконечный полёт без границ.
Мчатся души по небу, как солнца сверкая.
Нет усталых, озлобленных лиц.

Ну а впрочем, откуда бы лицам здесь взяться
В этом мире изменчивых форм?
Нет нужды тут встречаться, общаться, прощаться,
Узнавать и грустить нет о ком.

Обитатели этого мира едины.
Целый мир, как один организм.
Мы – частицы астральных лучей паутины.
Хорошо, но так хочется вниз.

Мне уютно, тепло, но немножечко скучно.
Безграничный комфорт надоел.
Я решаю уйти и легко и беззвучно
Опускаюсь туманом в край тел.

Опускаюсь в край тусклый страданий и боли,
Миновав шесть астральных миров,
Заточаю себя добровольно в неволю
На мгновенье в десятки годков.

Тут трудней, но зато во сто крат интересней.
Жизнь моя здесь событий полна.
Клетки тела судьба, как короткая песня,
Словно миг долгожданного сна.
Как подарок она мне дана.
 
Голубь
За что меня ты, голубь ненавидишь
И чем я провинился пред тобой?
Иль человека ты во мне не видишь?
Ну, хоть прибрал бы, что ли, за собой!

Нет! Вовсе ты не символ мира белый,
Небесный снайпер ты, воздушный ас.
Крылатый экскремист ты оголтелый.
На капюшон нагадил в третий раз.

Нет! Больше я не дам тебе батона,
Свирепых заведу себе котов.
О, это счастье для волос и капюшона,
Что в мире нет летающих слонов.
 
Раствор Димы в дождевой воде
Сегодня небо снова плачет
И не скрывает чувств своих.
Рифмуется звон капель в грустный стих
И ветер сам с собой судачит
О неизбежности потерь,
О вечном, но изменчивом «теперь»
И обзывает тучу старой клячей.

Сегодня небо плачет и вздыхает.
Оно опять обиделось на нас
И льются струи из бездонных серых глаз,
Тела и души тёплым душем промывают.
В потоке тонет будней суета,
А капель мокрых дикие стада
Сознанье тихое собою заполняют.

Сегодня небо снова разрыдалось
Обрушился на землю ливень слёз.
Все чувства вниз по улице унёс
Ручей новорождённый и осталась
Со мной лишь серенькая маленькая грусть.
Все мысли смыло. Скоро в ливне растворюсь,
Глубокой лужей по асфальту растекаясь.
 
Хорошие идеи
Эх, к моим бы идеям да умную голову,
Ноги быстрые, руки умелые,
Как бы было прекрасно, как было бы здорово.
Воплощались бы в жизнь мысли смелые.

Воплощались бы в дело идеи хорошие,
Симпатичные, добрые, но так похожие
На скучающих в стойле могучих коней.
Чуть заглянет под кепку мысль мудрая новая,
Поселится во мне, безусловно, готовая
И уйдёт. Нет свободной стоянки для ней.

И теснятся идеи, как люди в автобусе,
Воплотится, мечтают в реальный мир дел,
Но ещё не одну я до точки на глобусе
Пассажирку доставить не смог, не сумел.

Но не кажутся мне: все труды бесполезными,
В голове моей мысли мои неуместными.
Пусть я их пронесу лишь отрезок пути,
Но найдут они в мире живом воплощение.
Может это и есть моё предназначение:
До сознаний иных их в себе довезти.
 
Красоты неба
Бессильны слова в описании неба.
Великий дизайнер над ним поработал.
Тот самый, что солнечным светом рисует
И лепит фрагменты скульптур облаками
И звёзд огоньки в пустоте нагревает
До самого ясного, чистого блеска.

Не могут слова рассказать о природе.
Её рисовал гениальный художник,
Тот самый, что создал все краски вселенной
И жизнь в них вдохнул, создавая движенье
И на поверхности шара земного,
Нашёл примененье цветам и оттенкам.

Словами нельзя описать человека.
Он скульптором лучшим удачно был слеплен
Из мало известных порой материалов:
Из разума, чувств и немножко из тела.
Душой безграничной творцом наделённый
И сам человек в своей сути художник.
 
Тапочек
Тапочек, тапочек, тапочек
Много в России таких,
Но это единственный тапочек,
Который пропал у меня.

Пропал пред вечерней мой тапочек,
Исчез, не оставив следа,
Исчез неожиданно тапочек
И это большая беда.

Пропажа большая случилась -
Не смог я его уберечь.
Вот какая беда получилась.
Может быть, мне под поезд прилечь?
 
Из тёмной пещеры
Я из тёмной пещеры достану свободу
Цепи порву и взлечу
В небе буду порхать, наслаждаясь полётом,
Подобно стрижу, снегирю иль грачу

И пусть мне говорят, что летать тот не может,
Кто был ползать на брюхе рождён,
А оковы тверды и вросли в мою кожу,
Да и ветер за прутьями клетки силён.

Всё равно я взлечу и пусть будет, что будет,
Пусть на острые камни свалюсь,
Целый мир мой безумный поступок осудит,
На одно пусть мгновенье, но в небо прорвусь.

Пусть я в небо прорвусь на одно лишь мгновенье,
Как весёлый, бесстрашный, но мыльный пузырь
И ценой будет жизнь за миг краткий паренья,
Но в тот радостный миг вся небесная ширь

Станет домом моим. И секунда свободы
Бесконечно дороже столетий цепей.
А быть может освою я навык полёта –
Млечный путь станет новой дорогой моей.
 
Проснись, сознание!
Мир познанный – один лишь малый хутор.
Реальность – безграничная страна.
Она чудес и мудрости полна,
Но часто отгорожен почему-то,
Бывает человека заперт ум.
В себя он не пускает свежих дум.

И кажется ему, что всё он понял,
Все основные истины узнал.
Он в тихий омут погрузился сна
И мысли больше не лихие кони.
Им стало лень по вечности скакать.
Уютно в стойле у кормушки спать.

Проснись сознанье! Утро наступило.
Иные к нам приходят времена.
Великая реальности страна
Зовёт. Она нас вовсе не забыла.
Она нас в путешествие зовёт,
Но не пешком. Давно нас ждёт полёт.
 
Хочу летать
Я уже научился летать,
К сожаленью, пока что лишь вниз.
Он смешон мой нелепый каприз.
О полёте люблю помечтать.

Не о крыльях могучих стальных,
Не о лёгком порхании птиц,
О полёте души без границ,
О высотах духовных иных.

Прижимает к себе мать – Земля,
Не пускает ребёнка в полёт,
Тянет в глупый, смешной хоровод
Мелких судеб, с собой быть веля.

Не пытаюсь я вовсе сбежать,
Просто очень хочу стать другим,
Не таким, как сейчас, не таким,
Но велит мать – Земля подождать.

Просто время моё не пришло,
До полётов ещё не дорос.
Вырос разум из сказок и грёз.
Мне двухмерное царство мало,

Но ещё недоступен объем.
Я к полёту пока не готов.
Вся судьба – ручеёк между двух бережков
И душа моя плещется в нём.
 
Ласковая дура
Моя ты ласковая дура,
Мой электрический магнит,
Твоя стервозная натура
Парней как мух на мёд манит.
Моя дебильная красотка,
Вслед за тобой схожу с ума.
Бьёшь по мозгам ты словно водка,
О том не ведая, сама.

Моя ты ласковая дура,
Язвочка моей души,
Твоя стройная фигура
Мне обходится в гроши,
Но твой дикий темперамент,
Твой характер заводной
Меня скоро в гроб повалит.
Не могу я жить с тобой.

Моя ты ласковая дура,
Ты словно мина на кровати.
К тебе подъеду я как фура.
Ты не взрывайся, бога ради!
Ты то ласкаешься, как кошка,
Целуешь в губы, обнимаешь,
То вещи все мои в окошко
Вдруг неожиданно кидаешь.

Моя ты ласковая дура,
От тебя я скоро спячу.
Моя ты ласковая дура,
От тебя ножи я прячу.
Моё дикое, ты, чудо,
Вертолёт мой заводной,
Хоть с тобой мне шибко худо,
Жить могу я лишь с тобой.
***
Моя ласковая дура,
Электрический магнит,
То меня подальше гонит,
То опять к себе манит.
Моя нервная подружка,
Человекодинамит,
То сама меня прогонит,
То потом за мной бежит.
 
Своя любовь
Любовь, она у каждого своя?
Да я скажу вам точно, не тая: -
Вы в этом абсолютно, безусловно правы.
Она дороже всех богатств и славы,
Сильней чем смерти страх.
Лишь прах
Мы без любви,
Мы без неё не человеки.
Так пусть же расцветёт её цветок
У каждого из нас в душе навеки.
Пускай любви безудержный поток
Несёт сквозь бесконечность лодки – судьбы.
 
Покой
Представь!

В душе твоей покой и тишина.
Твой разум отдыхает от забот
И погружается легко в глубины сна.
Остановился мыслей хоровод.

Расслаблен каждый мускул, недвижим.
Тебе уютно, радостно, тепло.
Еще нет будущего. Прошлое ушло.
Лишь добрый сон в покое и тиши.

Ты опускаешься в него вперёд и вниз
На мягкое и ласковое дно,
А сквозь души открытое окно
В тебя втекает, словно вкусный приз

Энергия безоблачных небес –
Кристально чистый освежающий поток.
Ты в нём паришь, совсем утратив вес,
Как в воздухе волшебный лепесток.

Всё глубже, глубже, глубже твой покой.
Ты слился с ним – ты растворился весь.
Остался лишь покой сейчас и здесь,
Лишь безграничный, всеобъемлющий покой.
 
Вдохновение
Ну где ты, где ты бродишь, вдохновение?
Тебя я жду за письменным столом.
Приди ко мне скорей! Моё терпение
Закончилось, как кофе с коньяком,
Который больше даже не бодрит
И белого листа тоскливый вид
Украшен вместо текста пирогом.

Куда ты убежало, вдохновение?
К другим поэтам что ли подалось?
Диктуешь им стихи любви весенние?
Неужто плохо нам с тобой жилось?
Мне нечего бумаге рассказать!
Прошу, хоть тему, тему подсказать!
Хоть пару строчек на листочек мне подбрось!

Скорее возвращайся, вдохновение!
Иначе без тебя доем пирог
И не вернется чудное мгновение,
Чтоб отразится меж красивых строк
Я напишу стихи лишь про стихи,
Которые и серы и тихи,
Собою только заполняют блог.
 
Паутина логики
В паутине логических выводов
Увязает сознание ищущих
Абсолютную, вечную истину
И в маразм разум гения падает
С высоты ноосферной познания,
При попытке объять бесконечное.
В человеческий мозг не вмещаются
Все аспекты кристалла реальности.
Не трамбуется в текст необъятное.
Ничего нет смешнее стремления
Из страниц сотворить монополию
На реальность, на вечную истину.
Ничего нет ужасней, по-моему,
Чем война за свои убеждения
Против чуждого им восприятия
Общей родины – дома вселенского.
 
Плач небес
Вновь дожди, снова сырость и слякоть.
Лета будто бы и не бывало.
Продолжает навзрыд Небо плакать,
Словно всю боль Земли увидало.
Ветер стонет протяжно, тоскливо,
Поменяв направленье полива.

До краёв наполняет Дождь лужи,
Но теперь цель его изменилась.
Метят струи в открытые души.
Жмёт тоска – то душа простудилась.
Воцарилась во мне непогода.
Это грусть, грусть течёт с небосвода.

Я от Неба себя не укрою.
Пусть текут в меня горькие слёзы.
Ими дочиста душу умою.
Не сбегу в свои сладкие грёзы.
О Земле вместе с Небом поплачу…
Эх, до сердца промок, не иначе.
 
Протрезвей
Не сходи с ума! У тебя его нет.
Все твои слова – это дикий бред.
Все твои движения – даунов синдром.
Все твои стремления – будущий облом.
Вся твоя любовь – чувственный обман.
Хватит водку жрать! Опусти стакан!

Твоя крыша не едет – давно её нет.
Твои чувства – от белой горячки привет.
В твоих мыслях густой беспросветный туман.
То, что видишь и слышишь, мираж и обман.
Твоя новая страсть – гипнотический сон.
Она ж весит, наверное, несколько тонн.

Ты не съехал по фазе ты там уже был,
Когда тело своё ты водкой лечил.
Ты это лекарство во внутрь принимал,
Принимал без рецепта и меры не знал.
Твои пьяные ласки ей не нужны.
Ты, по морде получишь сейчас от жены.

Ты не сбрендил, в натуре, давно ты такой.
Дружишь ты со стаканом, а не с головой.
Только бабу увидел, и сразу же к ней.
Я еще не видал в жизни сцены глупей:
Ты несешься галопом на всех четырёх,
А жена тебе сверху орёт: - «Чтоб ты сдох!»


Протрезвей, протрезвей, протрезвей,
Вместо водки компота налей,
Трезвым взглядом взгляни на неё!
Помутилось сознание твоё.
Ты её уже раньше встречал.
Ты по пьяни жену не узнал.
 
Без любви
Жизнь без любви – не жизнь, существованье
Белковых тел,
Нелепое, тупое прозябанье,
В судьбе пробел.

А сердце – только орган,
Насос, деталь.
Из биомассы соткан.
Его не жаль.

Дух без любви – не дух, одно названье
Лишь буквы три,
Тень на полу, лишённая сиянья,
Ночь без зари.

Глаза – одно лишь зренье.
В них нет души.
Лишь тленье и забвенье
В болоте лжи.

Смерть без любви – не смерть, не расставанье
С тем, кто любим.
Сломалось и на свалку без прощанья
И всё на сим.
 
Мир живой
Представь!

В бесконечности вселенной
Растворяешь ты себя
И душою безразмерной
Уважая и любя

Мироздания живого
Каждый образ и фрагмент,
Жизни атома любого
Каждый крошечный момент,

Ты становишься пространством.
Жизнь вселенская в тебе.
Ты её стал вечным царством –
Слился с ней в её судьбе.
 
Мой сайт
Мой милый сайт, как ты мне дорог!
Я так люблю твои страницы!
Был путь к тебе тернист и долог,
Но дал сполна мне насладится
Тобой бескрайний Интернет.
Твой радостный и ясный свет
Воспроизводит монитор,
Лаская образами взор
И наслаждение даря.

Мой милый сайт родной, заветный,
Идей и чувств людских обитель,
Я был поэт на рифмы бедный,
Теперь зажиточный твой житель.
Ты – мой источник вдохновенья,
Идей и чувств обогащенья,
Банк мыслей виртуальный мой,
Страна с загадочной душой,
Окно в волшебные моря.

Мой добрый сайт, мой сайт любимый,
Дороги множества людей
К тебе ведут, как раньше к Риму,
К началу и концу путей.
К тебе приходят, чтоб остаться
Читать, писать и наслаждаться
Общеньем тёплым без границ
Средь красочных твоих страниц.
Ты утра нового заря.
 
Запретный плод
Запретный плод обычно не съедобен
(Не всё у нас за зря запрещено)
Быть может, он по вкусу бесподобен,
Но для здоровья вреден всё равно.

Хоть и бывают глупые запреты,
Которые и стоит отменить,
Как порожденья сумрачного бреда,
Мешающие честным людям жить,

Но всё же стоит слушать объяснения,
Инструкции и правила читать,
Хоть ради жизни собственной спасения,
Существование опасности признать.
 
Тело умрёт
Смерть
Это естественно и неизбежно.
Время придет, и я тоже умру.
Нет, не я сам, моё тело конечно.
Финиш, на отдых… окончу игру.

Но я вернусь, я приду, доиграю,
Чуть отдохну и назад попрошусь.
Мне ни нирваны не надо, ни рая.
Только отпустят, и сразу вернусь.

Жить
В теле трудней, но за то интересней.
Астральный мир быстро опять надоест.
Нет ничего во вселенной чудесней,
Чем своё тело, приятней нет мест.

Но у всего, что имело начало,
Будет когда-нибудь всё же конец.
Был организм, организма не стало.
Дух продолжает свой путь… Молодец!
 
Космическая фея
Я наверное спятил, я наверное сбрендил.
Моя крыша уплыла, а я не заметил.
Ты, наверное, сон ты наверное глюк.
Мои мозги перегрелись, им скоро каюк.

Я тебя полюбил, но не верю в тебя.
Образ сказочный твой я гоню от себя.
Восхищаюсь тобой зная, что тебя нет.
Может быть, ты от белой горячки привет.

Я уже дней четырнадцать как бросил пить.
Ты и рядом и нет. Я не знаю как быть.
Ты - мечта идиота, воровка сердец,
Ты - реальности этого мира конец.

Просто сказочный бред, воплощение сна.
Жду тебя третий час, я стою у окна -
С нетерпением жду, когда ты прилетишь,
Ну, а ты между крыш в это время паришь.

Я наверное всё же поеду к врачу
И больное сознание своё подлечу.
Но пока нету сил мне расстаться с тобой,
Со своею безумной, прекрасной мечтой.

Космическая фея – воплощение мечты,
Космическая фея – эталон красоты,
Космическая фея – моя любовь,
Космическая фея – ты прилетела вновь.
 
Закрытая дверь
Странный, тихий, лёгкий, робкий,
Очень нежный, сладкий звук,
Скромный мягкий, томный, кроткий
В дверь души закрытой стук.

Встань, сходи, открой-ка двери!
Может то любовь пришла.
Ждать устал?.. Не хочешь верить?..
Лень вставать?.. Ну и дела!

Поднимай с дивана попу!
Ну, давай же, не ленись!
Мелодичный слышишь шепот?..
Зов любви. Скорей очнись!

Всё! Пора! Настало утро.
Принесла любовь рассвет…
Да, к тебе, а не к кому-то…
Спутан адрес?.. Что за бред?!

Встань, открой пошире душу
И пусти хозяйку в дом!
Что, не до конца разбужен?..
Жить желаешь, но потом?..

Не откладывай на позже
Жизнь и радость и любовь!
Всё, она ушла, но может...
Быть ещё вернётся вновь.
 
Нота
Представь!

Ты – звук божественного слова.
В тебе великий смысл сокрыт.
Звучал ты много раз и снова
Тобой Всевышний говорит.

Ты – нота вечной песни Бога,
Которая – есть бытиё.
Священного звучанье слога –
Существование твоё.

Фрагмент мелодии прекрасной,
Ты в бесконечности звучишь.
Всё тот же звук, но всё же разный:
И звон, и шорох, гром и тишь.
 
Толстая книга
Написал автор толстую книгу.
Было много в ней грамотных слов,
Были логики горные пики,
Аргументов таинственный ров
И сюжет – драмы смесь с детективом,
С философским трактатом и с пивом
И от оперы тоже чуть-чуть.
Чтоб читатель не смог с ней не уснуть,
Наблюдая за неторопливым,
Заторможенным действием, суть
Всех ста глав находилась в концовке.

Он трудился и денно и нощно.
Уставала печатать рука
И тогда он цитировал точно
Кнопкой мыши былые века.
Цель работы – объемы и сроки
И как солнце встаёт на востоке
Неизбежно в положенный миг,
Получать текст готовый привык
Образованный старый редактор,
Целый день тарахтящий, как трактор,
Ожидал за столом результат.

Автор в сроки вписался отлично.
Получился рекордным объем.
Без ошибок, прилично, тактично,
Только жаль, что почти ни о чём.
Оказался том очень полезным,
Для читателя нужным, уместным.
В нём удобно заначку хранить
И под попу порой положить,
Если вдруг табурет слишком низкий
И ключи, документы и диски
Прятать между огромных страниц.
 
Юные мысли
Мысли прыгают, резвятся
И мешают телу спать,
Всё на теме копоша`тся
И хотят решеньем стать.

Мысли юные, не время
По сознанию гулять.
Станет завтра ваше племя
Взрослым, а пока, в кровать!

Утром мысли я умою,
Свежим фактом накормлю,
Им свой разум приоткрою,
А пока, все вон! Я сплю.
 
Пути Господни
Пути Господни неисповедимы.
Не может Бога человек понять.
Сознаньем бесконечность не объять,
Не запихать её в компьютер Димы.

Не описать в сверхумной книге Бога,
Не натолкать всю истину в пророка,
По формулам её не разложить
И вечность не познать и не прожить.

В продолговатых спорах богословских
Людские тренируются мозги,
В них логики зыбучие пески
На картах мирозданья тусклоплоских.

Религия – лишь только карта чья-то,
А вера – только стрелочка на ней.
Пусть у кого-то и ума палата,
Допустим, Майкрософта он умней,

Он всё равно не Бога дистрибьютор.
На истину не продал Бог патент.
Не подписал Всевышний документ.
Мир познанный – один лишь малый хутор.
 
Просторы интернета
Гуляем по просторам интернета,
Встречаемся порой и там и сям.
Без приглашения и даже без билета
На сайты входит пользователь сам.

Знакомимся, беседуем, играем,
Проводим время в тонких проводах.
Почти что каждый здесь неузнаваем
В фантазии одежде и в мечтах.

Не индивидумы, а логины, пароли
И вместо личности анкета, аватар
И вместо судеб выбранные роли,
А чувства заменил модемов жар.

Здесь нет условностей, размыты все границы,
Свобода направлений и дорог,
Но хочется живые видеть лица
И чувствовать движенье быстрых ног.

Да, интернет конечно – наслажденье,
Проклятие и счастье, два в одном,
Источник знания, досуг и наважденье,
Но точно, что не наш родимый дом.

Мы здесь ещё немного поболтаем
И выйдем из сети, чтоб снова жить,
Но не прощаясь с виртуальным краем,
А так, чтоб снова в гости заходить.
 
Жмёт
Навалилась на тело усталость.
Утомлённые мышцы болят,
А в душе наслаждение, радость
Ясным солнечным светом горят.

Позади день тяжёлой работы
И таких меня ждёт много дней,
Дней усталости, боли и пота.
Тело жалко. Ему жить трудней.

На душе же легко и спокойно.
Ей приятно, уютно, тепло.
Для неё поработать, прикольно,
Только жмёт это тело. Мало.
 
Мой дом
Мой милый мир людей,
Мой дом, моя обитель,
Я твой на веки житель.
Кармических сетей
Не рву, не убегаю,
В нирвану не стремлюсь,
К заоблачному раю
Сквозь тернии не рвусь.
Мой славный мир родной,
Нелепый и чудной,
Не просто так – для дела,
Ты снова дал мне тело.
 
Дела
Дела идут, контора пишет,
Но касса денег не даёт.
Мои финансы еле дышат,
Ах, если б всё наоборот!

Мои финансы поют романсы.
Я пояс свой потуже затянул.
Устроили по банкам деньги танцы,
Чтоб до зарплаты я не дотянул.

Мой кошелёк давно забыл вкус денег,
Их у меня в помине больше нет.
И я давно сожрал уже свой веник
И третий пояс за последних восемь лет.
 
Будь моим самым лучшим врагом!
Будь моим самым лучшим врагом!
Делай мне всякие гадости!
Я тебя буду очень любить
За твои все удачные пакости.

Я тебя полюбил до безумия,
Так люблю, что не хочется жить,
Так люблю, что бы мог и не думая,
Хоть сегодня тебя задушить.
 
Царица любовь
Я умру и ты, умрёшь.
Мы умрём однажды.
Грустно, страшно? Ну и что ж,
В эту реку дважды,
Не надейся, не войдёшь.
Уникален каждый…

Каждый уникален миг,
А тела все смертны,
Но любви чудесный лик,
Глас её заветный

Знаю, будет с нами жить
В новом воплощеньи.
Это чувство - словно нить
Судьбы и мгновенья,

Сшившая в единый мир,
В общую картину.
Без любви никто не мил.
С нею мы едины.

Я умру и ты, умрёшь.
Жизни скоротечны.
Если есть любовь, ну что ж,
Мы с тобою вечны.

Лишь любовь в своей душе –
Главное богатство.
Так давай её уже
Возведём на царство!
 
Луч
Представь!

Ты - луч Божественного света.
Бог освещает мир тобой.
В сияние душа одета.
Летишь, неся рассвет с собой.

Ты - инструмент в руке умелой
И мастер – Бог тобой творит,
Как лазерной указкой белой
Узоры судеб. Свет горит.

В тебе горит – мир освещает.
Со светом отдаёшь себя,
Но мощь сиянья нарастает,
Модернизируя тебя.
 
Амур
Бабка с дедом рядышком сидят.
Бабка с дедом смотрят телевизор.
Программу шибко интересную глядят
Про очень сексуальные меньшинства.

Спросила бабка: «Как же это так?
Откуда же их столько появилось?
Иль их к нам подослал коварный враг?
Ведь раньше нам такого и не снилось»

Старик ответил: «Помнишь про Амура
Про греческого бога мы читали,
Мальчишкой был проворным он тогда,
Но те мальчишки стариками стали.

Летал тогда, порхал на крыльях счастья
И стрелами любви сражал сердца,
Но к старости ослеп, и хуже нет напасти,
Он палит наугад, стреляет без конца»
 
Самолюбие
Пусть нет тебе тебя роднее, дороже
И сам себе ты бесконечно мил,
Себя всего пусть обожаешь, ну и что же
Плохого в том, чтоб ты себя любил?
Раз любишь сильно ты себя, то это значит,
Что полюбить способен и других.
А коль любовь пока от мира сердце прячет
И не хватает чувства на двоих,
Так то душа твоя пока что не созрела,
Но раз любовь жива, то подрастет
И не одно твоё родное только тело,
А целый мир то чувство обретёт.
 
Дерево
Представь!

Сидишь в дремучем, сказочном лесу
Ты, созерцая дивную красу:
Деревья, травы и на них росу.

Ты здесь зелёным деревом растешь,
С деревьями беседы ты ведёшь,
Земную силу ты корнями пьёшь.

Твой крепок ствол и гибок и ветвист.
Средь веток слышен соловьиный свист.
Дождём омытый, каждый листик чист.

Ты – дерево и крона высоко.
Ей сладок свет и дышится легко.
Лишь лес вокруг, а небо далеко.

Колышет крону тихий ветерок.
Ласкает корни тёплый ручеёк.
Уплыли тучи и закат далёк.

Ты – леса часть, фрагмент его души.
Растёшь и крепнешь ты в лесной глуши
И расцветаешь в радостной тиши.
 
Тёща
- Ты знаешь, Вова, мне такое счастье
Послал Господь на жизненном пути:
Жену красивую и добрую такую,
А тёща - просто ангел. Ты прости,
Что так расхвастался! А ты как поживаешь?
Как там твоя работа, как семья?
Рассказывай дружище? Ты же знаешь,
Как я всегда волнуюсь за тебя.
Что мрачным стал, как грозовая туча?
Тебе что разболелась голова?

- Ты говорил, что тёща твоя ангел.
Так вот моя пока ещё жива.
 
Лев
- «Хилый ты какой-то, Вова.
Что как столб, дурак, стоишь?
Надо боксом заниматься.
Ты ж себя не защитишь.
Ну а что, коль на те мощи,
Что семь лет зовешь ты тёщей,
Нападет, допустим, лев?
Что тогда ты будешь делать?
Убежишь, запрёшься в хлев?»

- «Ну, а что я должен делать?
Нехрен было нападать.
Сам ввязался в передрягу.
Я не стану льва спасать»
 
Лодки любви
Нас всех уносят бурным течением
Воды реки бесконечной,
Наполненной нежностью и восхищением,
Ну и надеждой, конечно.

В лодках непрочных нашей любви
Все мы плывём в неизвестность.
Когда чья-то лодка садится на мель,
Его поглощает тоскливая вечность.

Все мы попали в сети любви,
В прочные, липкие сети.
И всех нас по жизни куда-то несёт
Её переменчивый ветер.

Но стоит кому-то цепи порвать,
Теченье реки перекрыть,
Становится нечего больше желать
И незачем далее жить.


Крепче водки, сильнее наркотиков,
Словно цепи стальные… Любовь.
Страшнее бури и землетрясения,
Самые крепкие сети… Любовь.
Она и пытка, она и спасение,
Самое главное чувство - любовь.
 
Ветер
Представь!

Сидишь на воздушном потоке.
Ты паришь средь великих небес.
Ветра стали словно дороги.
Тело вовсе утратило вес.

Летишь по бескрайним просторам.
Лёгок ты словно воздух и чист.
С тайфуном могучим, сверхскорым,
Ты несешься прозрачен, лучист.

Ты в небесных ветрах растворился.
Стало небо - с тобою одно.
И душою и телом с ним слился.
Тебя сделало ветром оно.
Статистика
Произведений
137
Написано отзывов
9
Получено отзывов
15
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!