Вовец Человеков 75
Я ХМУРЮ БРОВИ, СТОЯ НА ЧЕКУ... ОТЛИЧНЫЙ ШАНС, ЧТОБ СЕСТЬ, ПОПИТЬ ЧАЙКУ, СКАЗАТЬ ДРУГ ДРУГУ ПО СЛОВЕЧКУ... И НА БОКУ ВДРУГ ОКАЗАВШИСЬ РЯДОМ, УЛЫБНУТЬСЯ ЧЕЛОВЕЧКУ
 
В жюри на танцах сплошь одни поганцы...
В жюри на танцах сплошь одни поганцы,
Сквозь пальцы смотрят, как танцуют танцы.
И эти два танцующих страдальца
За танец свой получат лишь два балльца.
 
Соблюдай, пожалуйста, приличия...
Соблюдай, пожалуйста, приличия
И кредитов новых не бери,
Потому что мания величия
Не оплатит старых целых три.
 
Я хочу уничтожить зло...
Я хочу уничтожить зло:
Встал пораньше и бреюсь!
Отключили назло тепло...
Заодно хоть согреюсь...
 
Автор копит на танк
Автор копит на танк.
Все мечты о донатах.
Вот в купюрах «Сбербанк» –
5469 4400 1648 1484,
А вот «Яндекс» в каратах –
4100 1157 3803 6766.
 
Запущу в тебя стишком...
Запущу в тебя стишком,
Как по голове мешком.
Пусть пылюка до конца
Не выветривается.
 
Отречение от отче
Я вчера разговаривал с Богом.
Он устал от своих спиногрызов.
Надоело снимать их с карнизов,
Провожать их по грязным дорогам.

Он явился ко мне на ночь глядя,
Взял на пару часов на поруки,
Удивлялся, как мы по науке
Мир поганим, самим себе гадя.

Он жестоко глумился к тому же
Над концом воды, газа и света,
Наложил пеклом вето на лето,
Проклял зиму дыханием стужи.

Я не помню, что точно сказалось,
Что ответилось – тоже не знаю.
Может быть, страшный сон вспоминаю?
Неужели мне всё показалось?

Не пророк, не даю предсказаний
И пускай не уверен во многом,
Я вчера разговаривал с Богом.
Он оставил нас. Вечных страданий!
 
Чёрное
Я переоденусь в чёрное.
Нет, я не вступаю в брак.
И тело моё покорное,
Ему всё равно, что фрак,
Что форма, что роба грязная –
Родная дороже ткань.
Одежда на людях разная,
Исподнее в людях – дрянь.
Словами порой не высказать,
Что сами с собой творят,
Как бесятся, чтобы с риском взять,
Урвать, но не сшить наряд.

Я переоденусь в чёрное,
И это не траур, нет.
В нём вечное «я», отборное,
Весь опыт мой прошлых лет:
Итоги, предлоги, пов)оды(,
Осколки надежд, угроз.
И вот наконец!то проводы
Без всяких причин для слёз.
Желания и стремления,
Прощайте. Я к вам привык,
Познал сл)ад(кий вкус растления,
Но мало чего достиг.

Я переоденусь в чёрное,
Я вылью гудрон в окно.
Противное и позорное
На белом снегу пятно,
Украшена клякса [скобами],
За.точкой пестрит пунктир_ _ _ _ _ _ _ _
Писать, так писать сугробами!
Чтоб рухнул квадратный мир!
Питаясь своим творением –
Варением из чернил,
Я буду смотреть с презрением
На сумерки тёмных сил.
 
Я по ночам пишу стихоплетенья...
Я по ночам пишу стихоплетенья,
Они своею зеленью бодрят,
Но эти некультурные растенья
К губам подносят кислый виноград.
 
Добро горит в свирепом мишке...
Добро горит в свирепом мишке
И тлеет в беззащитной мошке.
Не бойтесь пылесосов, кошки,
А вы не бойтесь кошек, мышки.

Живите в радости, зверюшки,
Плодитесь, крошки-коротышки,
Но опасайтесь той мартышки,
Что любит мягкие игрушки.
 
Слово моё – фиолетовый шар...
Слово моё – фиолетовый шар:
В воздухе, может быть, лопнет, взорвётся,
Но, задувая таёжный пожар,
Рвётся к тебе и назад не вернётся.
 
Сволочи
Довольно звенеть ключами,
Пытаясь замок отворить.
Я спорил со сволочами,
Но с ними нельзя говорить.

Довольно блудить ночами,
Мне многое нужно успеть.
Я ссорюсь со сволочами,
От этого хочется петь.

Довольно хлестать бичами
И ямы другим копать.
Я справлюсь со сволочами.
Храпите, а мне рано спать.
 
Театр
Всё то же время, место то же,
Диван и кресло вместо ложи,
Открыта лоджия, стена
Свет рампы ловит из окна.
Спектаклю одного актёра
Недостаёт лишь режиссёра,
И зритель глух, не внемлет зал.
«Не верю», – сам себе сказал.
Язык мой – враг мой, мысли – стервы,
Наружу лезут, треплют нервы,
Меня не покидают, чтоб
На сцене продолжался трёп.
Его совсем никто не слышит.
Сценарий к пьесе кто-то пишет
Там наверху, внизу и здесь…
Когда готов он будет весь,
Его прочтут и удивятся:
«Откуда это может взяться?
Кто этот человек и как,
С колен поднявшись, сделал шаг?»
А до тех пор горит бумага,
Летит зола на дно оврага.
Но в жизни главные листы
Ещё прозрачны и чисты.
 
Конечно, страшно жить среди глупцов
Конечно, страшно жить среди глупцов.
Удел их – окончательно скончаться.
Путь бесконечен. Незачем прощаться,
Мы встретимся ещё в конце концов.
 
Кремовые отблески заката
Кремовые отблески заката.
Тучи точно сахарная вата.
Я с лихвой беспечнобеспеченьем,
Запасаюсь чаем и терпеньем.
 
Шаг в сторону рая
От груди купола жмут стальной небосвод,
Улыбается солнце сквозь облачный пух,
Свежий ветер, со мной отправляясь в полёт,
Громко скажет «дыши» (это радует слух).

Всё спокойно, легко, нет сомнения в том,
Что любовь победит абсолютное зло…
Мы не думаем так, мы живём и живём,
А умрём, так умрём, значит, время пришло.

Кто мы есть, для чего появились на свет
И в каком направлении дальше идти,
Нам узнать предстоит, для кого-то ответ
Станет целью в начале иного пути.

Может быть, этот мир станет лучше без нас.
Мы уйдём по дорогам прямым и кривым.
Пусть две чёрных дыры скроют блеск моих глаз,
Он останется тёплым и вечно живым.
 
Теперь я весь в своих руках...
Теперь я весь в своих руках
И оттого спокойно мне,
Ведь это мой последний страх:
Побыть с собой наедине.
 
Варюсь сам в себе, без лука...
Варюсь сам в себе, без лука,
Без пряностей, острых приправ.
От книги рецептов одна только мука:
Изжога от специй и трав.

Я лягу на стол без блюда.
Я – студень. Настал судный день.
На кухне останется чистой посуда,
Тем более мыть её лень.

Вы ешьте меня без соли,
Руками, запомните вкус.
Я очень устал от неволи, недоли,
Украли мой райский арбуз.

Не дайте мне в горьком перце
Закончить свой годности срок.
Вот вам на десерт моё алое сердце
Со взбитыми строчками впрок.
 
Нелюдимое
Жизнь – это не просто школа,
Скорей, интернат для калек.
Не знаю, какого пола,
Наверное, ты – чудовек.
На что может быть похоже
Чудовищное существо?
Почувствуй мороз по коже,
Опомнись же, если живо.
Зачем тебе золотые
Часы, дорогой гардероб?
Игрушки лишь те крутые,
Что нас загоняют в гроб.
Оружием инвалиду
Послужат его костыли.
А ты затаи обиду,
Пока провода не сожгли
Тот розовый мягкий пластик,
Где сомкнуты рёбра в кольцо,
Где память стёр лазер-ластик,
Как ласты разгладил лицо…
Сперва рвёт от развлечений,
Потом опостылет уют…
Попробуй теперь мучений,
Они с нетерпением ждут.
Здесь твой приговор в конверте,
И, этот листок теребя,
Ты будешь молить о смерти,
Но смерть ускользнёт от тебя.
А сгинешь – совсем не жалко.
Я сам не последний герой,
Зато у меня есть палка.
Вперёд, обезьяны, за мной!
 
Искус. Ключ от замка
Искус. Ключ от замка.
Замка грозного вид.
Витражи. Склеп. Доска.
Допотопный гранит.
Груда серых камней.
Кандалы. Кисти рук.
Рухлядь. Трупы под ней.
Неизвестность. Испуг.
 
Мне иногда не хочется вставать
Мне иногда не хочется вставать.
Обычной ленью это не назвать.
Я почитаю за тяжёлый труд,
Зевая, утром заправлять кровать.

Не знаю, что сначала: завтрак, душ…
Нет, душ. Нет, завтрак. Да, пора бы уж.
Мне надо что-то сделать, посчитать
Всех мёртвых душ, отняв их вес от туш.

Не знаю, чем заняться, вот беда.
Куда идти? Зачем идти туда?
Мне ближе грязных улиц дом родной,
Там мебель и горячая вода.

Не знаю, где начало, тот запал,
Что отдых от безделья отличит,
Что даст билет, отправит на причал,
На пароход, который вдаль умчит.

Не знаю, где остановлюсь в конце,
Не знаю как, с венком или в венце.
Я буду жить, уверенный в одном,
Что встречу смерть с улыбкой на лице.
 
Я нахожусь в горизонтальном положении...
Я нахожусь в горизонтальном положении,
Не могут ноги постоянно вертикально быть.
Когда волокна мышц трясёт в изнеможении,
Их лучше пожалеть и лишний раз не теребить.

А если нет покоя, это надругательство,
Насилие, безумие и больше ничего.
О, организм, зачем ты терпишь издевательство?!
Беги скорей от злой души тирана своего!
 
Побег
Я бежал из тюрьмы
(Уведи меня),
Знал, что встретимся мы
(Подожди меня).

Я бежал целый день
(Обними меня),
Я упал, рухнул в тень
(Подними меня).

Я бежал по камням
(Не ревнуй меня),
По трясинам и пням
(Поцелуй меня).

Я бежал под дождём
(Пожалей меня),
Перекрикивал гром
(Будь сильней меня).

Я бежал от воды
(Охраняй меня),
Заметая следы
(Не бросай меня).

Я бежал от огня
(Не гони меня)…
Если вспомнишь меня,
Помяни меня.
 
Монополия (Призрачный дух времени)
Гордись почётным званьем дурака.
В чём фокус, вряд ли ты сейчас заметишь.
Не дрогнет от волнения рука,
Передвигая фишки. Словно фетиш
Я кубики встряхну над головой,
6 раз 6-6 они покажут сами.
Я – победитель, я – хозяин твой,
Начальник, управляющий костями.
Ни жалости, ни совести. Забудь,
Мы больше не друзья и не соседи,
И правила придумали, отнюдь,
Для тех, кто лишь мечтает о победе.
Чем дальше, тем изысканнее ложь.
Я позабочусь о других деталях,
Чтоб запугать, забрать последний грош
И рабство узаконить на скрижалях.
Ты хочешь вкусно есть и крепко спать?
Продай семью, вложи, считай проценты.
Людей удобней оптом покупать.
Пускай они гниют внутри плаценты,
Пускай микробы жрут твоих детей,
Пока за стопкой пропускаешь стопку…
Но стоит ли оно таких страстей?
Игре конец. Всё сложено в коробку.
Купюры в топку скопом, а затем
Из сердца вон отравленное жало.
Мы слишком долго увлекались тем,
Что никогда нам не принадлежало.
 
Гриб ядерного взрыва озаряет нас
Гриб ядерного взрыва озаряет нас.
У света белый цвет, но он бывает разным,
И от него графитовый оттенок глаз
Становится алмазным.

Мы тянемся друг к другу. Не могу понять,
Какая сила движет нашими телами.
Я ближе подошёл, хотел тебя обнять…
Но что случилось с нами?

Я, как и ты, огнём испепелённый прах,
Ты, как и я, свободная душа живая.
Так будь всегда со мной, свечой в моих руках
Гори, не угасая.
 
Белка
У неё есть свой дом, он гораздо прочней,
Чем постройки любого народа.
Я не помню, когда познакомился с ней,
И, наверное, знал меньше года.
Но меня поразил этот ловкий зверёк,
Как он вынес подножки, насмешки,
Как легко и бесстрашно он в зарослях мог
Собирать золотые орешки,
Как свободно парил, управляя хвостом,
Пробирался под лапами ёлок.
Это творчество мы называем трудом,
Мы привыкли к уколам иголок.
Я хочу одного: чтобы беличий взгляд
Оставался таким же прекрасным.
Она прыгает вверх и не смотрит назад,
Ей не кажется небо опасным.
В постоянном стремлении что-то найти
Ей чего-то всегда не хватает.
Если тяжесть земную придётся нести,
Отставая, она наверстает,
В новом танце закружится, но в колесе
Одиноко. И это печально…
Потому что она не такая как все,
Потому что в ней всё идеально.
 
Мне всё осточертело!
Мне всё осточертело!
Я больше не могу
В тюрьме сидеть без дела.
Когда же я сбегу?!
 
Паладин
Кончен пир
На весь мир,
Но турнир
Лишь забава.
Воевать,
Убивать –
Это долг,
Честь и слава.

Вот герой
Рвётся в бой,
Молодой
И бесстрашный.
Сюзерен,
Взятый в плен,
Ранен был
В рукопашной.

В страшном сне
На войне
На коне
Рыцарь скачет.
Он рискнёт,
Он умрёт…
Дама спит,
Дама плачет…
 
Не-мой шум
Как мало в нашем мире тишины!
Как много лишних скучных разговоров,
Бессмысленных намёков, криков, споров!
Зачем они? Кому они нужны?

Мы говорим на разных языках,
А на одном – не можем, не умеем,
Скрываем правду, иногда краснеем,
Пытаемся держать себя в руках.

Я выслушать тебя всегда готов,
Хотя не понимаю половины,
Пусть это просто будет, без причины,
Без откровений и красивых слов.

Мне надоело объяснять, в чём суть,
Я сам и переводчик, и посредник,
Я – кто угодно, но не собеседник,
Мне лучше помолчать о чём-нибудь.

И если посмотреть со стороны,
Я зря тебя нашёл, напрасно встретил.
Ты мне сказала что-то, я ответил…
Как мало в нашем мире тишины…
 
Рекорд, шедевр, космический полёт...
Рекорд, шедевр, космический полёт,
Свидание, звонок в прямой эфир…
Возможно всё, есть выход, и есть вход,
И дверь всегда открыта в новый мир.
 
Слились в одно добро и зло...
Слились в одно добро и зло,
Года и дни, слова и числа,
И чтобы ни произошло,
Теперь уже во всём нет смысла.
 
Кровь на асфальте. Противник лежит
Кровь на асфальте. Противник лежит.
Он побеждён и уже не опасен.
Если не мёртвый, тогда – инвалид.
Вот час расплаты. О, как он прекрасен!
 
Мегагрессия
Ты хочешь
Прыгнуть выше всех,
Пророчишь
Сам себе успех,
Считаешь
Жизнь большой игрой,
Играешь
С ней, она – с тобой.

Ты хочешь
Женщин, без проблем
Морочишь
Их, собрав гарем,
Теряешь
Разум от одной,
Стираешь
Память о другой.

Ты хочешь
Стать сильней богов,
Ты точишь
Зубы на врагов,
Бросаешь
Вызов и порой
Вступаешь
В бой, жестокий бой.

Ты хочешь
Царствие своё,
Курочишь
Древность и старьё,
Меняешь
Мир, но он не твой.
Ты знаешь,
Миру не впервой:
Вселяешь
Страх, а он страшней,
Толкаешь
В бок, он бьёт сильней,
Стреляешь
В лоб, а мир живой
И без
Людей,
Людей,
Людей.
 
Хочу всеядным быть, не опасаться...
Хочу всеядным быть, не опасаться:
Жевать железо, на куски дробя.
Кому-то ядом суждено питаться,
А я впадаю в кому от тебя.

Так можно умереть от аллергии,
Услышав только, как рыдаешь ты.
Мне кажется, на свете есть другие
Лекарства от излишней суеты.

Но где достать проверенное средство
Без хмеля и дурмана в голове?
Сыграем в прятки. Точно. Вспомни детство,
Пока тузы я прячу в рукаве.

Поддамся. Подожду, когда уймёшься.
Ну наконец-то ты меня нашла!
Как здорово, что ты опять смеёшься,
Не зная, что кого-то там спасла!
 
Дикость
Сопли и слюни льются от смеха,
Дикий охотник готовит капкан.
Жизнь ради денег, смерть ради меха.
Мясо в желудок, а прибыль в карман.

Игры пиратов – средство от скуки.
Дикий рыбак заряжает гарпун.
Визги и хрипы, жуткие звуки.
Море как кладбище лодок и шхун.

Дикая жажда вышла за рамки,
Вспять направляя течение рек.
Станции, дамбы – новые замки...
Стоп. Возвращаемся в каменный век.

Вспыхнет пожаром ярость природы
И приговор её дико жесток:
Страны исчезнут, вымрут народы,
Здания рухнут в разломы дорог.

Пули, гранаты, будет спокойней
Ими напичкать голодные рты.
Каждый наш бой обернётся бойней.
Я стану диким, таким же как ты.
 
Это смесь из огня и льда...
Это смесь из огня и льда,
Это мощь земли вглубь и вширь,
Это в небе моя звезда –
Моя гордость, моя Сибирь!
 
Ученье – свет? Покоя нет от вшей...
Ученье – свет? Покоя нет от вшей,
Научной тли. Сквозь мрак я вижу ясно
Мир без квартир, без денег, без людей,
В котором без иллюзий всё прекрасно.
 
Я с пелёнок обычный ребёнок
Я с пелёнок обычный ребёнок.
Но теперь стану, кем захочу.
Гадким лебедем вырос утёнок,
И с блестящим пером я лечу.
 
У противника есть джокер
У противника есть джокер.
Но не дрогнет пустая рука.
Чтобы выиграть кон в покер,
Раздавай кулаком в дурака.
 
Путешествие
Пора лететь, пчёл выгоняют соты.
Мы не увидимся уже, я понимаю,
Поэтому стихами донимаю.
Грусть – не причина для отказа от работы.

Окно открыто, подана карета.
Я плавно исчезаю, испаряюсь
И поднимаюсь вверх, перемещаясь
По тонкому лучу дневного света.

Я не нуждаюсь в помощи. Взаимной
Любовью ослеплённый, сокрушаю
Мрак бездны и полёт свой завершаю
В сиянии звезды гостеприимной.

Как это странно – быть в своей стихии.
Друзья мне улыбаются навстречу,
И кто бы что ни спрашивал, отвечу.
Но как найти ответ, кто мы такие?

Мы – те, кто вьют клубок, на нашей пряже
Покоится весь мир, мы – вереницы,
Мы – в колеснице огненные спицы,
Нам нет числа в небесном экипаже.

Нас не застать среди земных селений,
Где скот и сброд порокам потокают.
Мы – те, кто на забвенье обрекают.
Мы – те, кто славят жизнь без сожалений.

Грядущим поколеньям мы – опора.
Наполним печи их святой рудою.
Они с годами стройной чередою
Расширят грань вселенского простора.
 
Я обожаю котиков пушистых...
Я обожаю котиков пушистых,
Пятнистых,
Хвостато-рыжевато-полосатых и других…
Наводят змеи страх, доводят слизни,
Но усы,
Холодные носы
Напоминают мне о жизни,
Которую готов отдать за них.
И всё, что я могу, всё, что умею,
Всё посвящаю им,
Таким живым,
Свободным, беззаботным, молодым,
И ни о чём не сожалею.
Я до скончанья века ни на день не постарею,
Пока мяукают они под солнцем золотым.
 
шЕСТЬ
Пойми, что я совсем не тот,
Кого ты загадала.
Но если всё наоборот,
Есть шанс начать сначала,
Есть час забросить все дела,
Вдвоём дойти до парка.
Погода явно подвела,
Сегодня очень жарко.

Прошу, не плачь из-за меня,
Из-за меня – не стоит.
Пусть рассказать не хватит дня
О том, что беспокоит,
Есть ночь, чтоб вместе ждать рассвет.
Исправь мои ошибки.
Я, как проснусь, шепну «привет»
В ответ твоей улыбке.

Прости, я не подозревал,
Что это так серьёзно:
Наш ветер превратился в шквал…
Нет, никогда не поздно,
Есть вечность, есть желанье жить,
Мы были, есть и будем,
Чтоб каждым вздохом дорожить.
Дай Бог влюблённым людям!..
 
Раскопки
Подлец искал под левой пяткой мертвеца
Богатства, взятые по прихоти рулетки.
Нашёл он скорлупу разбитого яйца
В закрытой настежь скороспелой яйцеклетке.

Подлец не унывал, держался молодцом
И был вполне доволен нищенской добычей.
Он на мгновенье перестал быть подлецом,
Тем самым сотворив свой первый необычай.
 
Ярость
Я хвалюсь хромотой. Не скрою,
Кости сломаны и раздроблены.
Ты же помнишь, как надо мною
Вились фурии, ржали гоблины?

Я тебя за спиной поставил
(Держишь кнут в руке, так не прячь его)
И наставил в бою без правил:
«Чтоб не мучился, бей лежачего!»

Топчешь пятки, в затылок дышишь,
Сердце гнойное воет бешено.
Мне на память на нём напишешь
«3л0 3аре3ан0, перевешан0».

Только ты помогаешь драться
За прекрасное, за любимое.
Дай лишь срок, чтобы вновь собраться
В нечто целое, нерушимое.
 
Ухожу. Не пойму, отчего...
Ухожу. Не пойму, отчего
Всё приелось, смеяться не смею.
Ты не плачь, плач не стоит того.
От улыбки же я онемею.

Расстаёмся. Последний обед.
Громыхает в груди Кракатау...
Ведь я знал тебя тысячу лет,
Моя еле знакомая фрау.

Покидая твой пряничный дом,
Оседлаю воздушного змея.
Навсегда ты забудешь о том,
Как порхала с ним бабочка-фея.

Растоптал во мне рыцаря зверь,
И принцесса не стала счастливой.
В этой сказке (не хочешь – не верь)
Странный, глупый конец, но правдивый.
 
Нет, не обманешь, я чую твой страх
Нет, не обманешь, я чую твой страх.
Ты заколдуешь. А что в этом проку?
Вздрогни от пламени в карих глазах,
Ибо я с факелом неподалёку.
 
Эта ж...
Когда-нибудь, забыв дорогу к дому,
Мы обойдём весь мир, леса, трясины.
Вдыхая горный воздух, мы с вершины
На эту жизнь посмотрим по-иному.

Когда-нибудь мы повернём обратно.
Мы покорим кого-то, завоюем,
Обнимем крепче с каждым поцелуем,
За эту жизнь благодаря стократно.

Когда-нибудь мы встретимся и скажем:
«Не падает лишь тот, кто не летает».
Пусть крыльев нет, но смелости хватает.
Мы эту жизнь когда-нибудь накажем.
 
В ней что-то есть, живёт само собой...
В ней что-то есть, живёт само собой,
Крушит меня на мелкие частицы.
Под градом крепость кажется избой,
Трещат по швам кирпичные бойницы.

Хотя оборонительный рубеж
Не взят, на время перерыв объявлен,
Она в одной из стен находит брешь,
Гордится тем, что мой мятеж подавлен.

Валькирия, её любовь – война.
Она идёт на смерть как амазонка.
Не знает поражения она
И бьёт наверняка изящно, тонко.

Ей победить не стоит ничего,
Ей страшно быть в плену, ей сдаться сложно,
Ей очень мало этого ВСЕГО,
А всё, что я могу ей дать, ничтожно.
 
Что-то
Чем ближе к цели, как ни подходи,
Тем дальше что-то в сторону толкает.
Стена с закрытой дверью впереди:
Попробуй достучаться – не пускает.

Как будто что-то рядом бережёт
И не даёт ступить на край обрыва,
Но, защищая, пятится и лжёт,
Когда уже готов упасть красиво.

Мне что-то очень важное сказать
Мешает что-то, видимо, гордыня,
А взять добычу силой, приказать
Я не могу, ты не моя рабыня.

Считаю дни, хочу забыть совсем
И никогда уже тебя не видеть.
Я ненавижу что-то. Но зачем
Я продолжаю это ненавидеть?

Всему причина ревность. Нет, не то.
Есть что-то глубже и гораздо шире.
Я обожаю что-то. Знать бы, что
К тебе так тянет в нашем скучном мире.
 
За/трещина
Когда желудок требует, я ем.
Когда покоя хочется, я сплю.
Всем недоволен и подавлен всем.
Казню себя. Пора смириться с тем,
Что выше меры не определю.

Сдержал удар судьбы исподтишка.
Но что-то надломилось: ветхий хруст
Вдоль каждого пробрался позвонка
Со скрипом, словно челюсти жука
Вцепились в костный мозг. И череп пуст.

Усыпанный останками, я тлен
За ним не успеваю убирать,
В двухкомнатном гробу жду перемен
И малодушно в окруженьи стен
Учусь одной науке – презирать.

С распиленной душой, как инвалид,
Я рану, повредившую остов,
Срощу, переживу. Грудь не болит
С протезом сердца и ничто не злит,
Когда почти свободен от бинтов.
 
Моё стальное сердце, как ведро...
Моё стальное сердце, как ведро,
Не раз ещё из шланга кровью обольётся.
Насквозь дырявое и ржавое,
Но до сих пор хранит горячее ядро.
Лишь прикоснись одною левой, и оно взорвётся.
Литое сердце бьётся до конца за дело правое.
 
Небылицы
Этот мир сам собой не изменится.
Эта голь в кружева не оденется.

Эта жизнь просто так не наладится.
Этот сад без труда не посадится.

Этот дом у реки не построится.
Эта дверь в тишине не откроется.

Эта ты никогда не соскучится.
Этот я ничему не научится.

Этот миг нам двоим не почудится.
Эта ночь под луной не забудется.

Эта песнь на заре не услышится.
Этот стих для тебя не напишется.
 
Карусель
Я ни о чём тебя не попрошу.
Скажи всего три слова,
Тогда я всё позволю, разрешу,
Шагну тебе навстречу, гордость задушу.
Она воскреснет снова.

Я ни за что тебя не засмею.
Я знаю, ты устала.
Прости, конечно, если перебью,
Закрой глаза, улыбку украду твою,
Её мне не хватало.

Я никуда тебя не отпущу.
Напьёмся. В самом деле,
Ты нас споишь, а я нас совращу.
Я совесть потерял и больше не ищу,
Лечу на карусели.

Я никогда тебя не обману…
Но если пожелаешь,
Я буду удивлять тебя одну,
Волшебной ложью нарушая тишину,
Пока ты засыпаешь.
 
Мой крепкий сон ничто не потревожит...
Мой крепкий сон ничто не потревожит:
Ни холод, ни соседи, ни война.
Окончен день, и он не зря был прожит…
Когда такая красота видна.
 
Зазнайки
Ты знаешь то, что знаешь только ты,
И этого никто другой не знает.
Пока внутри тебя растут цветы,
Их кто-то неустанно поливает.

Он знает, где подрезать, что убрать,
Какой бутон каким раскрасить цветом,
Он знает всё, что ты позволишь знать.
Но стоит ли рассказывать об этом?

За грань переступая, меру знай,
Чтоб ваш роман не обернулся басней,
Свои секреты прячь, не выдавай
И будь ещё милей, ещё прекрасней.
 
Парк расчленений
Кто самый сильный, храбрый, дикий?!
Кто ждёт от жизни приключений?!
Весь Мир ужасный, Мир великий
Пополнит ваш багаж мучений!

Чума, Холера и Проказа
Проводят в Комнату кошмаров:
Один удар – вон оба глаза,
Язык отсохнет без ударов.

Попутно выходя на холод,
Окиньте взором чисто поле,
Там встретят вас Война и Голод,
Там Падаль корчится от боли.

А на краю в гниющем море,
В болоте павших легионов,
Где тихо плачет ваше Горе,
Стоит Король аттракционов.

Каркас костлявый, неимущий
Внушает скорбь. Его одежды
Шьёт трупный запах вездесущий.
Он – Мор, на стяге смерть несущий,
Он – Ад и никакой Надежды.
 
Антибиотик
С рожденья глух, посмертно нем.
Как чудотворная таблетка,
Любезен и полезен всем,
Кому-то – горькая конфетка.

Добро и зло распознавать
Мне не дано, но твёрдо знаю:
Я создан, чтобы разрушать,
И всё живое убиваю.

Проникну кротко в кровь без слов,
В твоё изнеженное тело,
Я уничтожу ту любoff,
Которой до тебя нет дела.

Впиваясь в губы, дотянусь
До каждой нервной клетки пальцем.
Когда уйду, не обернусь,
Ещё вернусь ночным скитальцем.

Я – леденец в твоей руке.
Целуйся дальше, до отрыжки.
Оставь рецепт мой в дневнике:
«ПОЭТЫ ВРУТ, БРЕХНЯ ИХ КНИЖКИ!»

Ослабнут чувства, красота
Растает словно кольца дыма.
Ты убедишься: жизнь пуста,
Со мной она невыносима.
 
Вдаль через трещины в медной трубе...
Вдаль через трещины в медной трубе,
Пламя и баки с кипящей водой
Время меня провожает к тебе,
Я проведу его вместе с тобой.
 
Давайте чутко культивировать друг друга...
Давайте чутко культивировать друг друга,
Усилим корни в ночь колючей непогоды,
Протянем стебли в знойный день. Их сеть упруга,
Она щитом укроет будущие всходы.
 
Пока мы здесь
Привет, моя подруга из свинца,
Супруга с задней стороны медали.
Я остаюсь до самого конца
И в радости с тобою, и в печали.

Я – штык, летящий впереди ствола,
Я смерть у алтаря разоружаю,
Какой бы совершенной ни была,
Всегда на шаг тебя опережаю.

Мне нечего терять, и покарать
Твой точный выстрел в грудь меня не сможет.
Я сто раз в жизни буду умирать,
И вряд ли чем сто первый потревожит.

Последний сон в объятьях красоты,
Но кажется, всего лишь укачало.
А что там дальше? Только я и ты,
Которые начнут войну сначала.
 
Ралли
Сын пустыни, бедуин
(Так тебя и называют),
Делаешь всё сам
И почти всегда один.
Мало ли, что там бывает,
Ты привык к пескам.

Благородный самодур,
Дорожишь своей командой,
Вспоминаешь дни
Африканских авантюр:
Как работал с контрабандой,
Засыпал в тени.

Ты не веришь в чудеса,
По одной и той же карте
Строишь свой маршрут…
Но четыре колеса
Отказали вдруг на старте,
И приборы врут.

Штурман вышел, ты застыл.
Давит звук на перепонки,
Градом льётся пот.
Твой противник победил.
Результаты прошлой гонки
Здесь уже не в счёт.
Подписчики 1
Статистика
Произведений
75
Написано отзывов
0
Получено отзывов
4
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!