Ольга Бабошкина 910
Дорогие читатели, я очень люблю писать, это как дышать... Наверно можно много говорить И о поэзии и о стихах. И душу перед многими открыть На свой конечно риск и страх... Наверно можно много написать Так называемых стихов, Красноречивых фраз. Но вот вопрос, кто их читать готов? Сегодня, завтра, каждый раз...
 
Замок(Продолжение)
11
Небо хмурилось, тучи дождём наливались, висели над замком.
Разразилась гроза, гром гремел, содрогалась точками земля.
Кто-то быстро поставил большие заслонки во времени... рамки,
Чтоб никто не проник и не смог помешать суд вершить силам зла.

А Элина внезапно узнала о страшном нежданном несчастьи.
Навалилась усталость... безмерная, жуткая, дикая.
Всё вдруг стало неважно, не нужно совсем, в одночасье.
Вот она средь толпы... многоликая... или безликая.
___________________
В день, когда веселиться должны, песни петь, улыбаться и праздновать.
Поздравлять от души, пить вино и, конечно, подарки дарить.
Все стояли на кладбище, и никто никуда не опаздывал,
И цеплялся за слово извечное ЖИЗНЬ ... всё равно нужно ЖИТЬ.

-- Арчибальд, что случилось с тобой?.. Почему мне никто не ответит.
-- Где отец твой, родимый... приехал? Не вижу я что-то... где Карл?
Но Элине никто ничего не сказал, а кусты шевелил только ветер,
И в душе поднимался безудержный, мощный, крушащий всё ... шквал.
___________________
С Арчибальдом простились, охапки красивых цветов на могиле.
Сердце громко грохочет, стенает, качает усиленно кровь.
И костюм рядом с гробом ему положили... на праздник, что шили,
Схоронили, закрыли часовню сегодня на огромный засов.
 
Замок (Продолжение)
10
Ночь -- старушка, однако, была очень лунной и звёздной недавно,
А теперь диск луны почему- то исчез, желтовато -- лиловый.
А на кладбище некто, в перчатках, работал лопатой... исправно,
Закопав... бугорок он украсил большою железной подковой.

Пробирался украдкой, осторожно зашёл через дверь боковую,
Незаметно добрался до мягкой широкой постели и рухнул.
И не спал и всё думал за что заслужил вдруг он участь такую,
Почему он живёт до сих пор, почему до сих пор он не умер.
____________________
А Этьен сильно пьяный, шатаясь пошёл из хозяйской кладовки.
Посмотрел он на Фугу... она улыбалась ехидно в ответ.
Завтра праздник уже и никак тут нельзя без особой сноровки.
Всё же где до сих пор Арчибальд? Почему его долго так нет?

А Маруфа не спит и страдает от боли ужасной в желудке.
Приготовить из кожицы Фугу решила "целебный" отвар,
Напоив им Элину, добавив немножечко в чай незабудковый.
И начнётся в желудке сестрицы негаснущий вечный пожар.
___________________
Ветер сильно крепчал, налетев на прибрежные дикие скалы.
Карл стоял на причале, прищуря от солнца больные глаза.
И ему перед смертью увидеть хотелось ребёнка, хоть малость.
Он задумался... резкий толчок... и его поглотила волна.

Чайки долго кричали, носились, вселяя безудержный ужас,
В тех людей, что гуляли по берегу, и спешили куда-то.
Провожая, прощаясь с мужчиной, который на свете не нужен.
И вод'ы вновь касаясь крылами, стучали, как- будто лопатой.
 
Замок (Продолжение)
9
Утро было дождливым, каким- то капризным и серым, и мрачным.
Под ногами всё хлюпало, чавкало и превращалось в болото.
Тёмный купол небес вдруг повис и накрыл вдалеке водокачку,
Замок весь впал в тоску,
обленился, страдал и не спал от чего-то.

А Элина ходила и выла, искала везде Арчибальда,
И тоска изнутри, разрывала огромную светлую душу.
Приезжает отец его, Карл, у него разыгралась подагра.
И недавно оглохли, не слышат совсем ничего, его уши.
_________________
А Этьен выходя вдруг случайно столкнулся с хозяйкой Элиной,
Быстро вскрикнул, увидев тотчас, таким белым родное лицо.
И теперь до кладовки весь путь показался ему очень длинный.
Вот и полка внизу, а на ней ждёт его дорогое винцо.

Рыба Фугу спала, не дождётся она уж, наверно, готовки.
Повара обходили её как всегда и давно стороной.
А Этьен попивал дорогое вино из горла там... в кладовке.
И никак он не мог... ну никак... обрести долгожданный покой.
________________
Ветер так завывал и носился над свежей, разрытой могилой,
Кошка чёрная здесь появилась из дырки, пробитой в стене.
На табличке : Элрой Арчибальд -- был когда-то хороший и милый,
А теперь не достоин ни дня, жить на этой безгрешной земле...

Филин ухал, гудел, издавал заунывные крики и плакал.
Лес качался, шумел и прощался сегодня с заблудшей душой.
Повелитель в донжоне стенал и метался... над духами главный.
Но ему не положен, как видно, за грехи безмятежный покой.
Продолжение следует...
 
Русь
Однажды некто вдруг задал священнику вопрос.
-- Подумай... что такое Русь?.. Ответь, мил человек.
Ответил : " Совокупность стран, конечно, не разброс."
-- Теперь же будет так всегда... отныне и вовек.

-- Русь для меня была и есть -- великая страна!
Поля и реки и моря, холмы, леса и горы.
Важны и люди с их заботами, а также имена,
И рыбы, птицы и зверьё, что разбрелось по норам.

В Европе на самом Днепре, когда-то процветала Русь,
Включавшая в себя так много разных княжеств.
Во всей красе встают князья, которыми горжусь.
Олег и Игорь, Святослав, княгиня Ольга даже.

Держали всё в своей руке, в плен брали печенегов,
И половцев, авар, хазар -- кочевников степных.
Спасали жён своих, детей.... от их ночных набегов.
А иногда могли спасти от смерти даже их.


Их было много, всех не счесть, такой огромный список.
И много делалось порой не так... увы и ах...
Чтоб процветанье началось заполнить нужно нишу.
Её заполнил в мир придя, Владимир Мономах.

-- Ты, получил теперь ответ уже на свой вопрос, ин'ок?
-- Мы русичи, мы впереди и мы не знали страха.
-- Пойдём теперь в страну берёз, забудем чёрный смог.
-- Там хорошо, они нас ждут... там русским духом пахнет...
 
Апрель
Вот март и подошёл к концу, на подступах апрель.
Уже который день стучит о землю с крыш капель.
Он златокудр, голубоглаз, подтянут и красив,
Трудолюбив и бережлив, и честен, не спесив.

За дело вот берётся он... дар'ит любовь в сердца,
И к каждому найдёт подход и подберёт слова.
От слов его в душе весна проснулась... ей пора.
Апрель во всём : в прищуре глаз, в веяньи ветерка.

И он теперь на месяц здесь, а ручейки бегут.
Но им приходится менять, однако, свой маршрут.
Набухнут почки, оживут... для них настанет рай.
Тогда во всей красе придёт и за апрелем май...
 
Рок -- н -- ролл
К нам Рок -- н -- ролл пришёл давно, годов с сороковых,
Из кантри, из ритм -- энд -- блюз... из смеси таковых.
Плюс буги -- вуги, чёрный сленг, затем поспел госпел.
Начало Хейли положил, он был настолько смел.

Потом Чак Берри подхватил, решил их Элвис спор.
Он Рок -- н -- ролла королём остался до сих пор.
А эстафету приняла позднее группа Битлз.
И продолжала до поры сводить с ума... бомбить.

А Рок --н -- ролл всё продолжал свой, шествуя парад,
Вот так немного погодя и набрался отряд.
Прибалтика и Ленинград -- зелёный свет ему.
И прославляли Рок -- н -- ролл теперь на всю страну.

Секрет и Браво, Зоопарк приятно удивили,
А группа Мистер -- Твистер играла рокабилли.
Жив Рок --н -- ролл всегда, везде и вовсе не забыт,
Его известность велика, прочнее чем гранит.
 
Замок(Продолжение)
8
А стихия стонала, дышала прерывисто, глубже и глубже,
Выпуская из пасти огромной всё больше холодной воды.
Залила и леса и равнины,
у замка наполнила лужи,
Будто очень хотела ещё больше наград получить за труды.

А Этьен всё молился, в душе что- то сильно трещало, ломалось,
И нутро наполнялось штормовою, глубокой и мощной волной.
Утонули остатки надежды, не доплыв до причала лишь малость,
А в душе грохотал, накрывая зелёной тоскою, прибой.
_________________
-- Вон хозяйка... работать,-- закричал командир, опуская глаза.
-- Как дела? -- подмигнула Элина Этьену, как старому другу.
Кто-то кинулся быстро к кастрюле, кто-то перья щипал с фазана.
-- Всё в ажуре, хозяйка, -- в ответ... -- начинаем готовить мы Фугу.

Вот Этьен доставал запасные ножи из картонной коробки,
Подойдя ближе к Фугу, посмотрел в её мутный прищуренный глаз.
И в перчатках достал её так осторожно, но выбило пробки,
-- Да, провалится пусть насовсем этот чёртов никчёмный заказ.
_________________
Закатилось за гору уставшее, тёплое медное солнце.
Пропиталось пространство, изнутри и с боков, уж густой темнотой.
Самый главный в донжоне стоял до сих пор у сквозного оконца,
Ждал он жертву вторую, точнее, когда приведут на убой.
На лицо неземной красоты, ветер вьющийся выбросил локон,
И рука потянулась за ухо его, непременно, убрать.
А душа, заметалась внутри, разрывая тот внутренний кокон.
И с избытком, во благо ему, неся по крови благодать...
Продолжение следует...
 
***
Ветер рвал и метал, нападал на бездонное небо,
Что оно зарыдало, меняя свой истинный цвет.
Он, как- будто просил для земли чуть- чуть манны и хлеба,
И тогда полились благодатные воды в ответ.

Наливались луга и поля, и сады, огороды.
И дышалось прекрасно, свободно и очень легко.
На положенном месте всё всегда и везде у природы,
Хоть порой и запрятано всё... под землёй, глубоко.
 
Непогода
Отбивал дождь по крышам неделю, другую стакккато.
Почернели дороги, газоны и стены домов.
Чёрный кот во всю прыть от собаки погнался куда- то,
Потому что подвал уж давно был закрыт на засов.

Разливались рекою глубокие длинные лужи.
Затопило дворы, не проехать нигде, не пройти.
В этот пасмурный день никому и никто не был нужен,
Приходилось сидеть одному день -- деньской взаперти.
 
Дождь
Небо серое плакало долго, опрокинув внезапно своё коромысло,
Заливая луга и поля, и леса и равнины, огороды, сады.
А над городом чёрная туча, достигая огромных размеров повисла.
Очень видно хотела награду получить за такие большие труды.

Поливая что есть : парки, школы, сады и дома, и дворы, и дороги.
Начищая до блеска всё, что можно, смывая дорожную едкую пыль.
Дождь всё лился и лился, то бросаясь прохожим бегущим, под мокрые ноги,
То со всею свирепостью омывал позолоченный, здешней церковки, шпиль.
 
Замок (Продолжение)
7
Солнце вновь потихоньку вставало с огромной горячей постели,
Расправляя свои, вновь горевшие рыжим, прямые лучи.
А над замком на время открылся портал, к нему духи летели,
Проникая в него друг за другом, держа пред собою мечи.

Замок весь на ушах, Арчибальда с утра очень долго искали,
И готовы ему, как всегда, были всё что угодно простить.
А в донжоне стоял самый главный, смотря в неоглядные дали,
И жалел, что пришлось оборвать в жизни этой ещё одну нить.
____________________
С Фугу кожу Маруфа срезала в плотных чёрно --белых перчатках,
Положила в ларец, испарившись так быстро, как только смогла,
Возвратившимся вновь поварам не понятна осталась загадка,
Куда делась старуха?.. Все молчали... почему-то исчезли слова.

Главный повар Этьен... так прозвали друзья от широкой души,
Расседлал и в конюшню отвёл дорогого хозяйке коня.
Он на кухне... с порога ему доложили, что пропали ножи.
Это что же твориться? Шутники все получат сегодня ремня.
_________________
Ветер вновь налетал, разрывая, бросая лохматые тучи,
На деревьях висели остатки от них, небольшие клочки.
Ведь недаром названье у ветра, давно уже было, Могучий.
Он сегодня запрятал безумный свой взгляд за крутые очки.

Дождь пошёл потихоньку, бросая с небес лишь по маленькой капле,
Понемногу уже набирая свой полный, хороший разбег.
Наконец-то разверзлись небесные грозные водные хляби,
А шеф -- повар стоял, теребя на груди золотой оберег.
Продолжение следует...
 
Пустота
Пустота -- это пшик, ничего, тишина и бессилие,
Невесомость, апатия, боли внутри.
И ни с чем не сравнить этот крах, над душою насилие,
Этот фарс, безысходность, игру... попурри.
 
Вулкан
Просыпался вулкан, вырывалась из недр его магма,
Заполняя все трещины, поднимаясь поближе к земле,
Разрастаясь, набухнув как тесто густое... упрямо,
С новой силой и верой искала к поверхности выход себе.

Вылетая, как пробка из жерла... скопление газов,
Превращаясь в кипящую лаву, вынося пар и глыбы камней.
Заполняет пространство, несётся вся эта зараза,
По пути убивая живое, унося много жизней людей.
 
Эйфелева башня
В одном из парков, в городе Иваново,
Стояла одинокая скульптура.
Ей жизнь, буквально, подарили заново,
Чувствительна была её натура.

Она лишь копия той башни, что в Париже.
И ей от этого немного грустно.
Не думала совсем, ни о каком престиже,
Зато, как сделана была искусно!

Каркас иль всё же остов сварен из металла,
Из множества болтов и крупных гаек.
А башня в парке не сходила с пьедестала,
И веселила воробьёв, да галок.

Тут как-то мимо проходил один фотограф.
Задерживая на скульптуре свежий взгляд.
-- Ого... возьму- ка для истории автограф.
И получился снимков бесконечный ряд.

Воспрянув сразу духом, Эйфелева башня,
И находясь практически в раю,
(Навечно в памяти потомков... вот, что важно),
Почувствовала значимость свою.
 
Не грусти
Не грусти, дорогая, не надо, видно нам всё же лучше вдали.

У тебя ведь осталась отрада : дети, муж и стихи твои.

Не взлететь мне теперь, как птица, разошлись наши вновь корабли.

Даже лучше, что ты синица, не надёжны они журавли.

Широко разметаю крылья, может к солнцу теперь взлечу.

Я ищу где-то там изобилья, я приюта не там ищу.

Не грусти, дорогая, не надо, видно нам всё же лучше вдали.

Может ждёт меня где-то награда, отказавшись от этой любви...
 
Замок(Продолжение)
6
Потемнела луна, обагрившись вдруг кровью и сильно набухла.
Лес от стона клонился на землю, метя придорожную пыль.
А в соседней усадьбе -- то ли девушка... или может быть кукла?
Не поверят ведь люди, совсем, и подумают сказка... не быль.

Наш шеф -- повар гостил здесь, однако, в дорогу собрался обратно.
Попрощался с дев'ицею той, запрягая гнедого коня.
-- Уезжать нужно в ночь, - так сказала хозяйка -- надеюсь, понятно?
-- Ну, конечно, понятно, ведь слово хозяйки, как сталь, как броня.
____________________
А на кухне, Маруфа, сидела на стуле тихонько, как мышка.
Наблюдая за всем, вспоминая слова, подмечая детали.
У неё ни с того, ни с сего начиналась грудная одышка,
Лишь бросала свой взгляд на контейнер, где мёртвая Фугу лежала.

Дождалась... все в кладовку ушли, пока нет своего командира.
Положили халву, заварили на травах чайку, успели разлить.
Поднялась тут Маруфа, шатаясь пошла, как алкаш из трактира.
Снова эти ужасные, жуткие боли, что так хочется выть.
___________________
А в донжоне все тёмные силы устроили ведьминский шабаш,
Закружились над ложем, где лежал бездыханный уже Арчибальд.
А давайте раскинем- ка кости... Кто второй?.. этот стал уже ваш...
Самый главный из них, раскрывая футляр, доставал уже альт...

Полилась мелодичная музыка траура... было так странно,
Арчибальда терзали сотни рук, разорвав на большие куски.
И раскинув костяшки, бросая, играя, конечно обманом,
Выбирая всё новую жертву себе на раз, на два, и на три...
Продолжение следует...
 
Природа
Природа -- это вселенная,
С полями, горами, лесами,
С морями, степями, садами.
Большая и несравненная.

В лесу есть грибы, есть ягоды,
В морях -- много рыбок чудесных.
В садах много фруктов полезных,
И кладезь витаминов в мякоти.

В горах чистый воздух... блаженство!
Хоть летом, зимой, хоть осенью.
И небо так близко, с просинью.
Природа -- само совершенство!
 
Замок (Продолжение)
5
Так палило, сжигая дорогу, нещадно на небе светило.
Расплавлялся асфальт, тёк, сметая остатки чего-то живого.
На шеф -- повара пьяного тут уж тупая тоска накатила.
Поседел весь, как лунь, но не понял пока, что случилось такого.

Подъезжал он к соседнему замку тихонько, скрываясь, украдкой.
Опустил мост наёмник, посланнику тихо сказав : "Проезжай".
Мост опять поднялс'я. В ров вода наливалась, трясясь в лихорадке.
Ветер вскоре донёс, раскрывая секреты, какой-то безудержный лай.
_____________________
Арчибальд всё бежал, будто гн'ались за ним все собаки в округе.
Он не смел оглянуться ни разу и долго ужасно стонал.
Он согнулся от режущей боли почти пополам...
он в испуге.
Что же делать? Спасите!.. Спасите!.. Спасите!.. Он вроде кричал...

Все слова выходя, почему-то, застряли вдруг в узкой гортани,
Вмиг узлом завязались морским, создавая иллюзию... кляп.
Жизнь его небольшая уже пронеслась на огромном экране.
Он попал сразу в башню -- донжон и так чётко услышал там храп.
_____________________
Воздух вязкий, тягучий и липкий окутал обмягшее тело,
Арчибальд завалился правым боком на чью-то чужую кровать.
И глаза закатились его, ведь упал он совсем неумело,
Тормозная вдруг жидкость сработав, заставила парня здесь спать...

Ночь -- изгнанница тут поглотила весь замок, шептала всем в уши, Раскрывая огромную пасть, как у страшной китовой акулы.
Здесь никто не умел никогда, никого так внимательно слушать,
И сегодня начало наступит большого ночного разгула.
Продолжение следует...
 
Замок(Продолжение)
4
Ночь к концу подошла, отступила на время, молчала в сторонке,
Уступая дорогу промозглому, серому, зимнему дню.
А потом колесом закрутилась гигантская в небе воронка,
Опрокинув на землю огромную чашу несчастий свою.

Град достал до продрогшей земли, отбивая жестоко чечетку,
Пробивая железные крыши кирпичных, панельных домов.
Странно день начался, завтра будет опять всё понятно и чётко.
Снова знойное лето... Исчезнет и зимний, ненужный покров.
____________________
-- Кто такая? -- спросил главный повар на кухне чудную старуху,
А охранники бдели, взяв резко и быстро её за грудк'и.
-- Из соседнего замка... Маруфа... была там когда-то стряпухой,
-- Принесла я хозяйке, Элине, неплохие рецепты свои.

-- Ну тогда подожди тут, хозяйка придёт к нам не скоро, к обеду.
-- Ничего здесь руками не трогай, а лучше тихонько сиди.
-- Компаньон, ты за старшего... ну а я... ненадолго, отъеду...
Раздавал главный повар друзьям указанья, так чётко, свои...
______________________
Снова вечер приблизился, сильный ветер опять поднимался.
Красный месяц поплыл и повис, зацепившись за купол небес.
У дороги проезжей хруст страшный и громкий, внезапно, раздался,
Это всё же сломался давнишний, со временем выцветший крест.

И послышался плач, стоны, громкие крики и скрежет зубовный.
Гнулись ветки деревьев опять, поклонившись озябшей земле.
Старый повар по делу в другой замок едет, укромный,
Ему жутко и страшно...
попивая вино, стало вдруг веселей.
Продолжение следует...
 
Вечность
Меж жизнью и смертью всего только миг,
Сегодня ты жив ещё, завтра тупик.
Ведь Бог твою жизнь может сразу забрать.
Когда? Ты не сможешь об этом узнать.

Ты спросишь, наверное, что же потом?
Предстанешь пред Богом, покинув свой дом.
И будешь стоять у небесных ты врат,
Но каяться поздно, хоть ты виноват.

Тогда попадёшь на суд Божий нагой,
Совсем без одежды и точно босой.
Положит Господь все дела на весы,
Потом будет поздно отсрочки просить.

А что перевесит добро или зло?
Посмотрит Господь через время -- окно.
И если благие творил ты дела,
Не будет стоять между вами стена.

А если ты злом отвечал на добро,
И если ты грязью измазал нутро,
То скажет Господь, что тебя он не знал.
Он истину эту давно нам сказал...
 
Замок(Продолжение)
3
Ночь так близко подкравшись, в окошки домов заглянула,
Принакрыла от края до края всю землю своим покрывалом.
Кто-то снова нацелил вовнутрь автоматное гладкое дуло,
А разлучница в маске огромной вдруг... сердце чужое украла.

Не видать, не слыхать ничего : ни скамеек, ни скрипа качелей.
Провалились, исчезли совсем города, и дома, и дворы.
Только в замке все жили по- прежнему : спали, и пили, и ели,
Все они, будто пазлы отдельные, жуткой и тёмной игры.
_______________________
А на замковой кухне шкворчело всё, парилось, жарилось и приправлялось.
Столько изысков разных, и блюд, совершенно совсем непохожих.
В специальном контейнере Фугу лежала, она дожидалась...
Ядовитая рыба смертельно : и печень, икра, даже кожа.

И внезапно откуда-то вдруг появилась чудная старуха.
Гладко убраны чёрные волосы в косы, не космы седые.
Не в чепце и в переднике... в шляпе, по типу самбреро, и в брюках.
А старушки, что в замке живут, абсолютно же были другие.
____________________
Ветер в поле носился, ломал и крушил всё с неистовой силой,
Что деревья стонали ужасно и ветви ломались, как прутья.
Кто-то землю копал наклонившись, у свежей богатой могилы.
А ограда покрылась внезапно белёсо -- серебряной ртутью.

Скрежет слышался, словно пилили ворота гигантской пилою,
Топот ног по паркету и шёпот... теперь голоса, лязг цепей...
Арчибальд тихо взвизгнул, его из ведра окатили водою,
И погнали потом, из огромной дубовой кровати взашей...
Продолжение следует...
 
Замок (Продолжение)
2
Ветер злится и стонет и воет, кидается, будто злой коршун.
На людей, на зверей, на дома, на озера, лесные массивы.
Поскользнулся, упал и валяется в сточной канаве прохожий.
Не дошёл он до дома, как раз потому, что стал путь очень длинный.

Что за жизнь? Нищета и убогость... цепляется будто зараза.
Как бельмо на глазу или чирий... всё время мешает обзору.
Ст'оит с корнем её из нутра может вырвать тут быстро и сразу.
В это время у всех на земле с глаз упали вмиг плотные шоры.
___________________
Арчибальду Арону должно завтра стукнуть уже восемнадцать.
Он не хочет взрослеть, постепенно становится злым и коварным.
По уму он такой же сейчас, как в двенадцать, тринадцать, пятнадцать.
Этой ночью ему очень долго сон снился, ужасно кошмарный.

Потемнело вдруг сразу бездонное ясное синее небо.
Дверь с петель быстро ветер, как волк полевой вырывает, однако.
Чьи- то руки патроны катают из мякиша серого хлеба.
А у замка забита, растерзана волком борзая собака.
___________________
Холод так пронизал, что внутри всё так скоро и сильно застыло.
Снег летел с рваных туч, будто их кто-то чем-то проткнул, очень острым.
Арчибальда покинуть решили мгновенно все светлые силы.
Одному выжить в этой неравной борьбе будет очень не просто.

Злые духи тут в плен захватили и выжгли заблудшую душу,
Чёрным мелом оставив отметину в сердце, навек заклеймив.
А у древнего замка в налитые доверху, полные лужи,
Кто-то бросил перчатку, как вызов, и всё одним махом решив.
Продолжение следует...
 
Замок
1
Город медленно плыл в огромные лапы седого тумана,
Постепенно скрывая дороги, вокзалы, дома и дворы.
И до мозга костей, до нутра, напитавшись промозглым дурманом,
Опустевшие пазлы заполнив, вдруг страшной, жестокой игры.

Небо цветом, как жжёная кость, быстро стало казаться с овчинку.
Страх животный достиг апогея, вгрызаясь на всю глубину.
Там в далёкой дали возвышался и замок зловещий, старинный.
Силы зла людям в нём объявляли сегодня большую войну.
_______________________
Приближался один долгожданный, торжественный, радостный праздник.
Собирались соседи, родные, знакомые, просто друзья.
У живущих родителей там... вырос сын -- обормот и проказник.
Он забыл, что же значат для них : долг священный, и честь, и семья.

Поваров привозили из мест, совершенно далёких и разных.
Приготовить должны они были так много, изысканных блюд.
И трудились они день и ночь, над заказом настолько опасным,
Если вдруг не получится он, то тогда поведут их на суд.
_____________________
Солнце кажется близилось медленно очень к закату,
Постепенно ныряя, в омут озера рыжей своей головой.
Дождь угрюмый пытался потом барабанить по крыше стаккато.
Трясся, будто в припадке, слетая на землю сплошною стеной.

Закричали протяжно от ужаса чёрные- чёрные птицы,
Выли семеро злобных, огромных, голодных охотничьих псов.
И тогда показались, поплыли вдруг в воздухе разные лица.
Бились сильно в большие ворота, пытаясь откинуть засов.
Продолжение следует...
 
Лес
Лес -- это смесь из рощ, дубрав,
Из ельников, кустов.
Страна в стране -- такой анклав,
Где двери на засов.

В нём звери, птицы, как в раю.
Вот сказочная быль!
Имеет каждый там семью,
У каждого свой стиль.

А воздух там настолько чист,
Что дышится легко.
И рвёт с деревьев ветер лист,
Бросает высоко.

Там много ягод и грибов,
Полезных также трав.
Лес в гости всех пустить готов,
В свою страну -- анклав.
 
***
Недавно незнакомый паренёк,
Одной девчонке доносил портфель.
Ей совершенно было невдомёк,
Зачем нужна вся эта канитель.

Её и так все обожали в школе.
Петров её давно боготворил,
И Сидоров... был мачо на танцполе,
А этот... ничего не говорил...

Она его ругала постоянно,
И видеть не могла уже совсем.
А он смотрел в глаза ей пока'янно,
Ему всё было в радость... no problem.

И прекратился взлёт её недавно.
Нашли ученики другой объект.
Закончен снова бал, да так бесславно,
Померк перед глазами даже свет.

Вот он опять стоял у её дома,
И долго ждал у лестничных перил.
А для неё до боли стал знакомым.
Он искренне её боготворил.
 
***
Вдруг порвалась гитарная струна,
И звук подпрыгивал и бил по нервам.
Давно забыты наши имена,
А я привык везде быть только первым.

Осталась моя музыка в душе,
И мои мысли, что слагались в звуки.
Одно и тоже, как всегда... клише,
И каждый раз одни и те же муки.

Я долго не писал и так устал,
В немом вопросе искривляя губы .
И вот внутри уже страстей накал,
Теперь я слышу барабаны, трубы.

Я взял тетрадь, а музыка лилась,
Неслась вперёд, сметая все преграды.
Одна она на свете моя страсть,
А большего мне в жизни и не надо.
 
Рецепт счастья
С друзьями поделюсь рецептом счастья,
И приготовлю фирменный абсент.
Есть у меня один ингредиент,
С которым забываешь все ненастья.

Добавлю дягель, фенхель и иссоп,
Веронику, лакрицу и мелиссу.
Немного кориандра, мяты и аниса,
Напиток будет славный... не сироп.

Экстракт полыни горькой... с лёгким сердцем.
Ведь главный компонент её туйон.
Ох, не забыть добавить кардамон
И настоять, чтоб стал напиток терпким.

Простой рецепт, лишь капелька терпенья,
И всё всегда получится у вас,
По высшему разряду, первый класс!
Я пожелаю море вдохновенья.

И не забудем мы теперь, отныне,
Любовь... секретный тот ингредиент.
Давайте пригубим чуть- чуть абсент,
Что с горьковатым привкусом полыни...
 
Весна
Стали таять большие сугробы,
Побежали с пригорков ручьи,
А весна королева -- заноба
Обходила владенья свои.

Посмотрела в лесу непорядок,
Все тропинки опять замело.
На душе нехороший осадок,
На дворе уж второе число.

Что ж зима своё слово не держит,
Проводили ведь вместе февраль.
Март в ворота входить должен первый,
У весны на челе тут печаль.

Ничего... погрустила немного.
Нужно всё довести до ума.
Вот и чёрная стала дорога,
Не подруга отныне зима.

Вот и март подоспел на подмогу.
-- Где ты ходишь? -- весна говорит.
--Я голубку лечил недотрогу,
Перебито крыло, вся горит.

--Ты давай, принимайся за дело,
Только талые воды сойдут.
-- Пост апрелю сдавать будешь смело,
Он придёт и задержится тут.

-- Подготовит приход тут же маю,
Чтобы он улыбнулся листве.
-- Я сегодня гостить улетаю,
Доверяю тебе, как себе...
 
Клоунесса (Продолжение)
3
Часам к десяти снова вышел Пирин,
Ещё через час он опять у витрин.
На площади три иностранных посольства,
А сзади услышал, Пирин, недовольство.
Там парочка шла : он седой господин,
И дочка, едва поспевала за ним.

Она не довольна, всё просит чего-то,
А он с теплотой и с отцовской заботой.
Но странно, однако, ни разу отцом
Его не назвав, а лишь только котом.
Она иногда даже сильно кричала.
Он ей говорил : " Ну опять всё сначала"...

Тогда до Пирина, внезапно дошло,
Что это не дочь... по спине потекло.
Он точно такой же, вот старый дурак,
Едва не попал он сегодня впросак.
Быть может пойти всё ж обратно до дома,
Но нет, уж у них будет всё по- другому.

Метро" Чаринг -- Кросс", министерство и цирк.
Попался навстречу с корзиной факир.
А вот и шатёр и огромный навес,
Пирин проявил, тотчас, свой интерес.
Народу толпа, не пробиться совсем,
Не занято место у сцены никем.

Пирин полетел, как орёл, во всю прыть. Кто видел всё это, тому не забыть.
На сцене одеты в костюмы актёры,
Все в масках они, там ещё бутафоры.
А в центре стоит Клоунесса одна,
-- Но, Боже, помилуй... какие глаза!
 
Море
Играет ветерок с зелёною волной,
Ласкает днища всех катамаранов.
Сегодня благодать на море и покой,
Вчера же было пасмурно, туманно.

Возводят дети замок на златом песке,
Родители на лежаках читают.
А паренёк со связкой рыбы на руке,
Продать скорей её уже мечтает.

Народ заходит в воду, скрывшись от жары.
В прохладу моря, находя спасенье.
Издалека доносит ветер шум игры.
Игра с мячом ведь требует терпенья.

И жалят всё, что видят палачи -- лучи.
(Уже давно все с красными телами).
Друг друга дома будут вновь лечить.
На утро к морю на борьбу с волнами.
 
Из прошлого в будущее (Окончание)
11
К Тамаре в комнату зайдя, Иван вдруг огляделся,
Такая чистота кругом приятная ман'ит.
Как красна д'евица тогда, Иван слегка зарделся.
Тамара смотрит на него и тянет, как магнит.
Она тут начала рассказ и молвила : "Не ваша".
-- Я в гости к вам, покинув дом, из прошлого пришла.
А у Ивана в голове от всех событий каша,
И как такое может быть? Такие вот дела...

Нам что-то надо предпринять, -- сказал Иван Тамаре.
-- Не знаю даже как тебе об этом говорить?
-- Да что угодно говори... приму, -- он был в ударе.
-- Придётся видимо, Иван, тебе меня забыть.
-- Я не смогу тебя забыть и задержать не вправе,
Но может есть хотя б один, но вариант другой?
--Быть может можно как-нибудь тебя у нас оставить?
-- Или тогда поеду я, конечно, за тобой.

-- Иван, недавно был ответ, как мне домой вернуться.
-- Но также был ещё ответ, как мне остаться здесь.
-- С чего начать?.. скажи теперь и хватит уже дуться.
Послушай лучше до конца сейчас благую весть.
Два варианта есть у нас : чтоб в будущем остаться,
Тебе придётся повести с собой меня к венцу,
А чтоб вернуться... ну, Иван, ты можешь не смеяться?..
-- Тамара, ты не продолжай, ведь в жёны я беру!

Он только это произнёс и грянул гром на небе.
Исчезло всё уже давно : деревня и изба.
Пространство... церковь и алтарь... священник держит требник.
-- Ты, замуж за меня пойдёшь? -- она сказала : " Да!".

... Прошло уж очень много лет, Тамара не жалела.
У них с Иваном до сих пор всё очень хорошо!
Исполнилась мечта её, всё стало как хотела.
И Бог послал царице дочь, но будет сын ещё...
 
Ваза
Изящна и стройна, мила, миниатюрна,
Вот танцовщица крутит фуэте,
А ножка в фильдеперсовом чулке,
И платье новое с вплетением ажурным.

Коричневое тело, словно у мулатки.
Две райских птицы на её плечах.
Любовь их видно очень горяча,
А смотрят друг на друга только лишь украдкой.

Искусство -- это чудо! Редкостная ваза!
(Непокрытая большая голова).
Пригласит с собой, в глубины естества,
Дорогих цветов охапку по заказу.
 
***
Всю зиму просидела на диете,
Неделю ела только пироги.
Вторую -- только вафли и конфеты,
А третью -- самодельные торты.
Четвертую неделю отдыхала,
Пила лишь только сахарный сироп.
Я к шифоньеру плавно подплывала,
А в зеркале стоит бетонный столб.
-- Ну ничего надену снова платье...
Короткое, всем ножки покажу.
Смотрю... оно не лезет, мать его,
Мало... теперь понятно и ежу.

-- Что делать? Ну зачем ела торты?
-- Да ладно уж, хоть покажу трусы!..
 
***
Хотела на диету с сестрой зимою сесть,
Увидела котлету, ведь надобно доесть.
А там и ложка гречки безхозная лежит,
И сковородка плова за ухами пищит.
Проснулась как-то утром, пошла встречать весну.
Открыла антресоли, потом как заору,
Достала платье -- мини, кручу его, верчу,
Но почему на ногу его не натяну?
 
Клоун
Глядите, на арене клоун! -- ревёт толпа.
И так он сильно размалёван... он без лица.
Сегодня и костюм не новый... вот насмешил,
Смеяться мы всегда готовы, но нету сил.

Все только видели обличье... внутри тоска.
В нём было царское величье... дрожит рука.
Он каждый день смешит людей... как никогда,
Спокойно, просто, без затей... вот так всегда.

Последний доиграл аккорд... он в этот раз.
Сегодня за все дни рекорд... всё напоказ.
Закрылся занавес за ним... конец, ура!
Он моментально стал другим... прошла игра.

Улыбка медленно сползла... с лица его,
Окаменела вдруг душа... там ничего...
 
Душа
Душа -- вместительный огромный саквояж,
Хранящий до поры, до времени секреты.
Замок откроется, чтобы начать вояж,
Не оборвав и струн души при всём при этом.

И из пелёнок выбираясь в новый мир,
Из внутренних глубин, поднявшись на поверхность,
Все чувства наводнили мировой эфир.
На белом свете есть во всём закономерность.

И методично обходя все закоулки,
(Любовь и ненависть, и радость с огорчением).
Все огороды, тупики и переулки...
Вкрай измотавшись, занимаются лечением.

Изранены, побиты, всё тело в синяках.
Истерзаны морально, нет уж больше силы.
Глубокие порезы на лице, боках,
И никогда ещё пощады не просили.

Душа -- вместительный огромный саквояж,
Хранящий до поры, до времени секреты.
Вписавшись быстренько во внешний антураж,
Не растеряв неповторимости при этом.
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
10
Старушка -- мать, сынка почти совсем не узнавала.
Он так менялся на глазах и внешне и внутри.
Здесь что- то видимо не так... невесты не хватало.
Ему пыталась их найти, ни раз, ни два, ни три.
Иван корзины заносил и ставил их в кладовку,
Откуда- то взялась опять его былая прыть.
Он показал Тамаре тут отменную сноровку,
Достал чугун из печки щей, поставил сразу стыть.

Тамара дверцу отворив, тихонько наблюдала.
Вот это парень, удалец, принёс лещей с реки.
Она б такого ни на что, сейчас не променяла,
А во дворце у них живут, однако, дураки.
Иван глаза остановил вдруг на глазах Тамары,
И сердце бешено внутри пустилось резво вскачь.
Уже в ушах Ивану вмиг послышались фанфары,
Приплясывая впереди уж дул в трубу трубач.

Обедать сели все к столу, Иван Тамаре н'алил,
(Тарелочку глубокую, да с золотой каймой),
Отменных щей, да со свеклой, ещё, конечно, с салом.
Тамаре уж совсем почти не хочется домой.
Наелись плотно, как могли, и вот налили чаю,
А на столе теперь ещё с капустой пироги.
Старушка -- мать глядит на них и много замечает,
Какие странные они, совсем как дураки...
Тамара сделалась грустн'а, она в себе решила,
Что всё Ивану рассказать обязана она.
(Пока тарелки тщательно намыливала мылом),
А в сердце проникала вмиг щемящая тоска.
--Пойдём, Иван, поговорим... что будем делать дальше?
(Тамара подняла свои прекрасные глаза).
Иван так пристально смотрел, не видел в словах фальши,
Но чувствовал, что близится конкретная гроза...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
9
Тамара ночь промучилась, но так и не решила,
Остаться в будущем сейчас иль в прошлое уйти?
Всё думала об этом день, теряя много силы.
Закрылась и сидела так до н'очи взаперти.
Иван опять стучался к ней, она не открывала,
Не зная, что же делать ей и как смотреть в глаза.
И только поняла потом, что времени так мало.
А голос говорил вчера... подскажут небеса.

-- Быть может ей не нравлюсь я, -- страдал Иван в прихожей.
-- Но без Тамары уж теперь, наверно, не смогу.
-- Совсем расклеился, болван, а это так негоже.
А душу изливал свою, конечно, утюгу.
Наглаживал рубаху он, широкий красный ворот,
И начищал он ваксою из юфти сапоги.
На левой стороне груди цветок большой приколот,
Собр'ался он поговорить : " О, Боже, помоги!"

И вот Иван уж у окна, он начинал свободно.
-- Я сделал может что не так? Меня за то прости.
-- Подумай хорошенечко, судьбе может угодно,
Две одинёшеньких души по- жизни повести.
Ивану, улыбнувшись вдруг, Тамара отвечала.
-- Я думала над этим тут, наверно целый день.
-- Желанья моего сейчас, конечно, будет мало,
И на лицо её теперь ложилась грусти тень.

-- Скажи, Тамара, что ещё для этого нам нужно?
-- Я постараюсь это всё из-под земли достать.
И пёс залаял на дворе, протяжно и натужно.
А с огорода возвращалась к дому его мать.
-- Ты что Иван, стоишь один? Мне б донести не смог ты?
-- Здесь огурцы, салат, морковь, картошечки ведро.
-- Капусты вот подгнил бочок, который день уж мокро.
Конечно, мать, иду сейчас, -- сказал Иван, -- добро...
 
Сказка (на новый лад)
Давным- давно или недавно всё же,
Плутал по лесу страшный серый волк.
Голодный, что совсем никак негоже.
-- Хотя б поесть, чтоб был какой-то толк.

Глядит... стоит Ягусина избушка?
Он знал, что Ёжка любит пироги.
К ней заскочил... с порога : " Где же кружка?
Она ему :" Снимай- ка сапоги".

А следом уж Кащей стучит костями,
Толкает пред собою свой сундук.
-- Ой, бабочка, Ягусечка родная,
-- Придумай что- нибудь, ведь ты мой друг.

-- Намедни враг поганый Чудо- Юдо,
Красотку спящую в свой омут утащил.
-- А я его проказы не забуду,
Давай свой план, ведь нет уж больше сил.

Пока они тут рисовали схему,
Иван Царевич мимо проходил.
Свою решал он по пути проблему,
(А с ним там рядом колобок катил).

-- И как спасти мне всё- же Василису?
-- И где теперь находится, Кащей?
-- Испил бы я кобыльего кумысу,
А из избушки слышится "Налей".

Открыл он дверь : Эх, всё- таки явился ".
И тут Иван ответил" Прохиндей ",
-- Где Василиса? Я уж чуть не спился,
Яга, кумыса кружку мне налей.

Вот посидели чин - по чину, дружно.
Иван здесь вспомнил сразу колобка.
Кащей закашлялся слегка натужно.
-- Яга ему поджарила бока.

Иван с Кащеем сели торговаться,
(Услуга за услугу, так сказать).
Пытались друг до друга достучаться,
Ругались, поминали чью-то мать.

И наконец, дошли до компромисса.
Иван спасает спящую красотку,
Тут говорит Кащей где Василиса,
Всё разрешилось быстренько и чётко.

На следующее утро Колобок,
Будил Ивана, снаряжал на битву.
Ивану что-то было невдомёк,
Куда он подевал стальную бритву?

Он Чудо- Юдо заманил обманом
В ловушку и намял ему бока.
И выбрал из всех девушек с изъяном,
Ту что на сон была падка.

Не верил он Кащею, тот обманщик,
И ненадолго взял Кащея в плен.
(Другая сказка... в ней играл шарманщик).
И в ней произвели они обмен...
 
Вредные советы
Если встанет всё же выбор,
Водку пить или не пить?
Я считаю лучше выпить,
Сколько влезет, поскорей.
Если вы попьёте с месяц,
Засыпая на полу,
То тогда с горячкой белой,
Вы проснётесь в ПНО.

Если вы пошли за хлебом
И пропали до утра,
И с соседкой изменяли
Своей любящей жене...
То придя потом к квартире,
Вы не жмите на звонок.
Просто руку протяните,
Заберите чемодан...
 
***
Однажды рыжая коза, козла зайти просила,
(Сходить до гипермаркета, конечно, побыстрей).
Купить ведёрка три потом, ей разливного мыла,
Себе бутылочку вина, чтоб было веселей.

Козёл от счастья запорхал и взял с собой тележку,
Чтоб свой пупок не надорвать и выполнить приказ.
Пока мечтал он о козе заметил сзади слежку,
А уж бежал когда от них, совсем забыл наказ.

Он в гипермаркете купил бутыль простого мыла,
Потом зашёл в другой отдел, купив там три ведра.
(Ну вот и замечательно, всё то что и просила).
В другом -- налил в них по кайме он красного вина.

Пришёл счастливый он к козе : " Я выполнил заданье".
Коза, увидев три ведра прекрасного вина,
Сказала, что он не козёл, а просто наказанье,
Мораль : не жди опять козла, а делай всё сама...
 
***
Рассвет вставал малиновый над лесом понемногу.
Колючий ветер северный сильнее налетал.
Упал мужик на лестнице и стал молиться Богу,
Соседка быстро дверь открыв, помчалась на вокзал.
Восторг неописуемый, вдруг перепали кости,
Залаял пёс на улице, за них благодаря.
Великолепный мерседес уже подъехал... гости,
Нехотя открыть пошла, наверно всё же зря.
Босиком прочапала и чуя запах в кухне,
(Яичница обуглилась... такие вот дела).
Открыл дверь всё- таки мой муж, а там... цветные букли...
Надо ж вовремя мешать... послышались слова...
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
8
-- Болит нога, не наступлю, -- Тамара отвечала.
-- Тогда тебя я понесу -- Иван ей говорил.
-- Покрепче шею обхвати -- просил её сначала.
Тамару отпустил потом лишь около перил.
Старушка -- мать, увидев их, руками всё ж всплеснула.
-- А что случилось?.. расскажи, сынок ты мой, Иван.
-- Да вот, Тамара, ногу так немного подвернула,
-- А что воды совсем нет, мать? Мне бы хотя б стакан.

-- Клади её сюда, Иван, здесь будет ей удобно, --
Переживала мать уже совсем, как за себя.
-- Как раз теперь супец поспел... я думаю съедобно,--
Смотрела мать на девушку её почти любя.
Старушка быстро потянув чугун из жаркой печки,
(Ухват взяла неправильно, ведь было не с руки).
А пёс Ивана на полу лизал из супа речки.
Тамара, чуть не плакала... какие дураки!

Иван принёс ещё воды, ведра уж три наверно,
Картошку мытую давно поставили варить.
Вот только настроенья нет, в душе противно, скверно.
Иван Тамару начинал действительно любить.
Поели вместе, сообща, темнеть уж начинало.
Тамара чай скорей попив, вдруг в комнату ушла.
Ивана начала любить... знакомы были мало,
Но это не понять совсем, такие вот дела...

Уснули все уже давно, луна в окно сияла.
Тамаре не хотелось спать, предчувствие внутри.
К окну тихонько подошла, всё думала стояла,
А в сердце молоток стучал... один и два и три...
И голос прорывался сквозь тягучий, плотный воздух,
-- Тамара, пребыванье здесь уж подошло к концу.
-- Через два дня смотри наверх, тебе подскажут звёзды,
-- Остаться точно сможешь здесь, если пойдёшь к венцу...
Продолжение следует...
 
Клоунесса (Продолжение)
2
Спокойно назад оглянулся Пирин,
Глазами скользнул мимо ярких витрин.
А сердце внутри танцевало уж джигу,
И он сохранял в своём взгляде интригу...
__
... Кругом снуют люди, у всех ведь дела.
Надежда увидеть её, умерла.

Пропало желанье гулять совершенно,
И вдруг осознал он всё это мгновенно.
Не сможет Пирин жить теперь без неё,
Не смог успокоить и сердце своё.
Заходит обратно в парадный подъезд,
В жилище своё... вновь один, словно перст.

И тут на губах появилась улыбка.
На вечер спасён, без чехла снова скрипка.
Смычок будто ожил в умелых руках,
А скрипка молилась и пела в стихах.
Пирин снова вспомнил родные глаза,
(Оттенок нефрита, слегка бирюза).

Уж ночь опустилась, Пирин всё играл,
Покрылись туманом и двор и вокзал.
Собр'ались под окнами сотни зевак,
Был сч'астлив Пирин... вот ведь старый дурак.
Вот скрипка уложена в новый футляр,
А он всё мечтал, как мальчишка, школяр.

Разделся Пирин и прилёг на диван,
(Но голос ведь слышал, ужели обман?)
Надумал он снова на площадь пойти.
Туда, где горели неона огни.
Всё ж праздник и будет конечно парад.
Ещё говорят будет там маскарад...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
7
Старушка, дров поленьев пять, домой уж заносила.
Иван, перехватив дрова, тотчас, одной рукой,
Сказал : " Ну, здравствуй моя мать, а где у тебя мыло?"
Сейчас схожу я за водой и сразу на покой.
Тогда Тамара поняла, зря мылила картошку,
И как с неё теперь смывать ту пену... просто жуть.
Осталось мыла от куска совсем уже немножко,
Потом она взяла ведро и выбежала... в путь

И выходя уж со двора Тамара зарыдала.
(Ей почему-то всё не так, всё было не с руки).
Обиженно и тихо всё ж, чтоб избежать скандала,
Тут прошептала вдруг она : " Какие ж дураки!"
Вот за воротами родник шумит, водой играя,
Тамара быстро наклонясь, подставила ведро.
Она не расссчитала путь сначала и до края,
Но тут Иван сообразив, успел поймать зато.

Иван из дома выходя и расправляя плечи,
Заметил, как вдали мелькнул красивый жёлтый бант.
(Пошла Тамара на родник, но скоро уже вечер).
В два шага был на месте он, не зря же ведь атлант.
Глядит внимательно за ней, что будет дальше делать?
Тамара в руки взяв ведро и сильно наклонясь,
Его подставила под слив и даже так умело,
Шагнув на край уже совсем, нисколько не боясь.

И вот поехала нога, ведро в родник упало,
Иван услышал громкий крик, она его звала.
И он на помощь побежал, она опять кричала.
Поймал, прижал... опять тупик... такие вот дела.
Её на землю опустив, глядит ведро упл'ыло.
(Иван пригоршней зачерпнул из родника воды.)
-- Пойдём, -- сказал Тамаре он -- Уж спряталось светило.
-- А что с ногой? -- спросил Иван... не ждал такой беды...
Продолжение следует...
 
Клоунесса
Когда-то... в году этак сорок втором,
Пирин Чемберлен вдруг покинул свой дом.
Сходил ненадолго постричься в салон,
Потом улетел навсегда в Альбион.
И там поселился на улице Стрэнд,
Где свой проводил каждый раз уикенд.

Поблизости с домом был сквер -- Трафальгар.
(Пирин не хватил чуть однажды удар).
Народ веселился, гулял до поздна,
(Пока в небеса не вплывала луна).
В окошко летели слова разных песен,
А мир снова жил, снова был интересен.

Пройтись видно нужно ему перед сном,
(Подумать о жизни всё ж можно потом).
Взял трость с набалдашником вскоре Пирин,
Ведь он был почтенный уже господин.
Парадный был скоро покинут подъезд,
А вот перекрёсток, где Чарингский Крест.

Три главные улицы : Стрэнд, Мэлл, Уайтхолл...
(Вмиг стало тоскливо и в сердце укол).
Он вспомнил любовь неземную свою,
Ту горлинку чистую... с ней, как в раю!
А в теле проснулась щемящая боль,
Как-будто засыпали в рану вдруг соль.

Поэтому он и покинул страну,
Собрался по- быстрому, как на войну.
Она была слишком тогда молода,
Пшеничные кудри, походка тверда...
На площадь стекалась народа волна.
Он голос услышал... не уж- то она?..
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
(Продолжение)
6
Красавец быстро подхватил, прижав к себе дев'ицу.
Кровь побежала к голове и разлилась внутри.
Решил он разглядеть тогда получше молод' ицу,
А сердце колотилось так... стучало : раз, два, три...
Какая всё ж красивая! Глаза, ресницы, губы,
(И брови чёрные дугой, точёные, вразлёт).
Вдруг захотел поцеловать он нежно, а не грубо,
Стоял недв'ижимый уж час, совсем, как идиот.

Тамара, глубоко вздохнув, тут распахнула очи.
Зарделась сразу девушка, и опустила взор.
-- Ой, почему в глазах темно, наверно ближе к ночи.
А где она, в объятьях что ль? Ой, мамочки, позор...
И парень сразу выпустил из рук свою царевну.
Он почему-то враз решил, что девушка его.
А д'евица в глаза ему глядя, как- будто гневно,
Спросила... кто же будет он, как звать- то самого?

Он тихо прошептал : " Иван... сама- то ты кто будешь?
(С такою неохотою и руки опустил).
-- Зовут меня Тамарою, надеюсь не осудишь?
-- Держаться на ногах уже, не хватит больше сил.
На стену потихонечку она облокотилась,
Осела на стоявший там под боком табурет.
Ещё разок, а может два за воду извинилась,
Сказала : "Не успела вот... ещё сварить обед".

Да я поел не так давно, работали мы с другом,
Вернулись уж сегодня мы в деревню, насовсем.
Решил подумать вот опять, что делать, на досуге?
Зашёл домой, а тут дела... не бойся ты, не съем...
-- Но я нисколько не боюсь, с чего ты взял трудяга?
-- А ну- ка, раз сказал теперь, то дай скорей ответ.
И тут же где-то вдалеке залаяла дворняга.
Открылась дверь тогда рывком... ну что, сынок, привет!..
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
5
Старушка дверь захлопнула, пошла к сараю тут же,
Тамара нос повесила, дар речи потеряв.
И как она прослушала, что делать было нужно,
И с табурета встала так, лишь юбку всю измяв.
В ведре лежит, ага, ну вот... ой, кажется картошка.
Но до чего она черна, как матушка -- земля.
И кто-то в таз воды налить успел уже немножко,
А дома в кухне пряталась и кажется не зря...

Пока скрывалась от отца, чтоб с ним не ехать в гости,
Смотрела за шеф -- поваром, как он варил супец,
Как разбирал и отделял : где мясо, а где кости,
Что оставалось это всё ещё на холодец.
Потом он брался за ножи и чистил лук, морковку,
И отпускал бездельникам сплошные тумаки.
Вот очередь затем дошла уже и до картошки,
И тут Тамару всё ж нашли, обули в сапоги.

Придётся всё самой теперь, чтоб выполнить заданье,
Ведро Тамара подняла и опустила в таз.
Вода из таза полилась, ну что за наказанье,
И не один так делала, а много- много раз.
Вот всё же до неё дошло, что надо просто вылить,
Из таза воду чистую в огромное ведро.
А может быть пора ещё, как следует намылить,
Тем самым отплатив старушке за её добро.

И вот открылась снова дверь, вовнутрь прошёл сгибаясь,
Красавец кареглазенький, чернявый великан.
Снял куртку, кепку, сапоги, шир'око улыбаясь,
-- А ну- ка красна девица, налей воды стакан.
Тамара рот открыла аж, и как она забыла,
Пойти набрать воды в ведро у дома в роднике.
Рванулась резко так она... зачем, скажи на милость?
Упала в обморок теперь с картофелем в руке.
Продолжение следует...
 
***
Считает голос изнутри -- и раз и два и три.
Ты в моём сердце точно есть -- четыре, пять и шесть.
Связала нас с тобою осень -- семь и восемь.
Вот повернуть бы время вспять -- десять, девять... пять...

Стоял парнишка молодой на улице опять,
Ему друзья кричат : "Постой, не стоит начинать".
-- Иди домой, зачем ты здесь? Она уж не одна...
-- Готовь ты лучше свою месть, хотя ведь не жена...

И каждый день он приходил, считая до конца.
И ждал опять возле перил он девушки отца.
Хотел бы с ним поговорить о ней, начистоту,
Чтобы помог и дал совет, осуществить мечту.

Стоял он долго, до темна, как видно снова зря.
На небо выплыла луна холодный свет даря.
И не осталось больше сил,
закрылась вмиг душа.
Он шёл и ноги волочил, тихонько, не спеша.

Считает голос изнутри -- и раз и два и три.
Ты в этом мире где-то есть-- четыре, пять и шесть.
Связала нас с тобою осень -- семь и восемь.
Вот повернуть бы время вспять -- десять, девять... пять...

Стоял парнишка молодой на улице опять...
 
Из прошлого в будущее
4
На утро лишь глаза открыв, Тамара быстро встала.
И свой сундук освободив и бросив на кровать,
Сходить хотела в туалет, хотя бы для начала.
Но где находится вот он, хотелось бы узнать.
Старушка, как пришла домой, дев'ице той сказала,
Что нужно ей идти на двор, он рядом где сарай.
(Хотела печку растопить, но дров казалось мало),
И предложив галоши той, сказала : "Надевай".

Дев'ица скоро натянув тут с гвоздика ветровку,
Пыталась дверь скорей открыть, упал башмак с ноги.
Бежать к сараю собралась, вдруг потеряла тропку,
-- Ну кто ж дороги направлял? Наверно, дураки!
Вот, наконец, она нашла там за сараем будку,
Открыв щек'олду кое- как и забираясь внутрь.
Здесь запах был теперь такой, что становилось жутко,
А с броши той, что на груди, облез весь перламутр.

Тамара вышла поживей и побежала к дому,
Дыша поглубже, не смотря и под ноги порой.
(Ей стало одиноко так... то чувство не знакомо).
И зацепившись за порог, влетела головой.
Старушка, оглянувшись вмиг, сказала : "Вот чудна'я",
-- Куда ж летишь ты, как стрела иль гн'ались за тобой?
-- Могла бы дров чуть- чуть набрать, что около сарая.
-- Не видишь, как мне тяжело управиться одной?

-- Сиди уже, сама схожу, -- промолвила старушка.
-- А то переживаю я, вдруг вправду не дойдёшь.
-- Не знаю раньше где жила, но жизнь ведь не игрушка,
-- Я на тебя смотрю -- смотрю и пробивает дрожь.
-- Вот скоро мой приедет сын, и он тебя научит : как огород вскопать ужо и печку затопить.
-- А ты, пока картошку чисть, да вымой её лучше,
-- Да и воды принесь тогда, так хочется испить...
Продолжение следует...
 
Была любовь
Была любовь, горела постоянно.
И погасить не мог её никто.
Пришла она негаданно -- нежданно,
В одном нелепом стареньком пальто.

И кроткий взгляд, пушистые ресницы
Скрывали очень беспокойный нрав.
Я так не смог её любви добиться,
А лишь частичку нежности украв.

Она ушла и сильно хлопнув дверью,
Сказала мне в догонку : "Всё, прощай!".
Но я тогда ей точно не поверил,
Подумал... пошутила невзначай.

Я ждал звонка... и очень характ'ерный
Услышать в дв'ери поворот ключа.
(Но всё настолько тонко, эфемерно),
А в жизни рубим часто сгоряча.

Ты больше не вернулась, вышли сроки.
А на крючке лишь старое пальто.
(Судьба нам преподносит так уроки).
И я благодарю её за то!..
***
Мерцает на столе свечи огарок.
Осталось пол минуты догореть.
Недавно огонёк был слишком жарок,
Теперь он понемногу начал тлеть.
 
***
Снег сыпал целый день... мокрющий, точно мартовский.
В полях погнал метель и ветер сильный, мартовский.
На море треснул лёд, конечно тоже мартовский.
Мы знали наперёд, дождь посетит нас мартовский.
По крыше ходит кот Мурзилка, кличка --Мартовский,
А муж открыл блокнот и написал в нём --Мартовский.
И воздух ледяной дрожит, как заяц мартовский.
Мы вечером с тобой возьмём коньяк наш, Мартовский.
В театр потом пойдём на оперетту "Мартовский".
Фотограф скажет : "Щелк" и снимок будет мартовский,
Наверно будет толк и в вечерок наш, мартовский...
 
Вера
6
Вера открыла глаза... неужели утро? Во сколько же они вчера уснули?
Кажется часов в восемь вечера. Надо же... она никогда так рано не ложилась.
Вера посмотрела на Марину... она ещё спала. Странно... Обычно деревенские девушки просыпаются раньше городских. Вера с Мариной поступили на первый курс технологического института, им предоставили общежитие.
А теперь у них заслуженный отдых, целых два месяца.
Вера лежала тихо, боясь разбудить Марину. Память ей услужливо подкидывала вчерашние события.
Почему-то вспомнился Янек : его глаза, улыбка, эрудиция. Он был очень начитан, с ним было интересно разговаривать. Вера всегда настороженно относилась к молодым людям, стеснялась их и старалась не завязывать с ними никаких отношений. Но с Янеком всё было по другому...

Илья открыл глаза... он лежал на диване в одежде... интересно когда же он заснул?
Вставать не хотелось, очень болела голова.
Что же вчера произошло?..
Ах да, Вера... Верочка... она когда- нибудь сведёт его с ума.
Илья вспомнил момент, когда он в саду у Витьки Летова, подглядывал за Верой.
Какая она красивая, а самое главное скромная. Это качество Илье в Вере нравилось больше всего.
Он тогда заметил мимолётный взгляд Веры в сторону незнакомого парня. Что-то странное промелькнуло в нём : то ли интерес, то ли радость, то ли счастье...
Илья не мог понять, отчего ему так тревожно.
Нет, всё- таки пора вставать... голова всё равно не пройдёт...

Марина, наконец, открыла глаза...
-- Верочка, ты как, выспалась? -- поинтересовалась она.
-- Выспалась, спасибо, -- ответила Марине Вера.
-- Вот и чудненько, давай вставать, а то сейчас бабушка придёт будить.
-- Сейчас надаёт нам кучу заданий, не зря же мы приехали, -- как бы извиняюсь, говорила Марина.
-- Вот и хорошо, ты же знаешь я не люблю бездельничать, -- отвечала Вера.
И девчонки начали одеваться...
Минут через десять вышли из комнаты и сразу попали в бабушкины объятия.
-- Вот они мои красавицы, мои помощницы, чтобы я без вас делала? -- нараспев говорила Изольда Константиновна.
-- Давайте завтракать и на огород... а где Илья? -- спросила бабушка Изя.
-- Да тут я, где же мне ещё быть? -- проговорил Илья и пошёл умываться.
Девушки пошли следом за Ильёй о чём-то разговаривая...
Продолжение следует...
 
***
Согревались мы кружкою чая,
Засыпали под танец костра.
(О горах очень долго мечтая),
Мы сидели всю ночь до утра.

Горный ветер ласкал нашы спины,
А в глаза лезла нам мошкара.
Мы спускались сегодня в лощину,
Искупаться на речке... жара.

Нурали покорили хребет,
Побывали в ущелье Миасс.
(Где б найти на вопрос нам ответ?),
Много ль пройдено было до нас?
 
Разрыв
Разрыв... стена непонимания,
Отрыв...поездка в ресторан.
Прорыв... крушу самосознание,
Остыв... опять самообман.

Курсив... пишу тебе послание,
Испив... любовь и боль с тобой.
Открыв... тебе мои страдания,
Нарыв... и вышел сразу гной.

Заплыв... тону и нету воздуха,
Схватив... удачи только хвост.
Сменив... навечно зону доступа,
Простив... я поднимаю мост.

Отплыв... вот пароход на пристани,
Просив... у Бога лишь терпения.
Решив... быть ближе только к истине,
Забыв... отныне своё мщение...
 
Из прошлого в будущее
3
Вздохнув поглубже, девушка перевела дыхание.
Зашла в деревню... боязно... вокруг ведь ни души.
Не зная, что же ждёт её, любовь или страдание.
А ветерок легонечко шепнул : "Давай, иди"...
Между домов петляет вот... тропинка... ночка лунная.
И всё, как на ладони здесь : дома, дворы, сады.
Тамара оступилась вдруг и прокричав белугою,
("Да кто ж стелил дороги тут? Наверно дураки...)

Упала неожиданно, ударившись ногою,
Уселась, горько плакала на расписной сундук.
Какая всё же дурочка, что делать ей с собою?
И утешало всё- таки, что это точно юг.
На крик сбежались жители, смотрели... не опасна ли,
(Во тьме мерцали яхонтом Тамарины глаза.)
Но тут же быстро поняли, что возвели напраслину,
Дев'ица безобидная, ну чисто егоза.

Одна старушка сжалилась, приблизившись к Тамаре,
Спросила : " Откель будешь ты?.. И в гости позвала.
Галдёж поднялся вмиг такой, как- будто на пожаре.
Тамара тут подумала... а что ж здесь за дела?
Дев'ица потихонечку встать всё же попыталась,
Сказав" спасибо "бабушке, пошла теперь за ней.
А жители глядели вслед, жалели даже малость,
Подумали старушке той с ней станет веселей.

Дойдя через часок поди... уж до конца деревни,
Тамара впрямь без ног была, кружилась голова.
Да... нелегко придётся ей... из прошлого царевне,
Ну что ж теперь поделаешь, к чему сейчас слова...
Старушка дверь открыв свою, Тамару пропустила,
Забрав сундук из её рук и показав кровать.
(А девушка, спросив тогда... где у старушки мыло)
"Давай, дела до завтра все, а ночью нужно спать"...
Продолжение следует...
 
***
На воротах на страже стоял часовой,
Проверяя большие машины.
Вот старушка больная заходит с клюкой.
На горбу две тяжёлых корзины.

Пожалел он её, ведь почти ему мать.
Пропустил без досмотра... и что же?
Разве мог он тогда, что случится узнать.
Если б знал, то проверил бы строже.

Метров двадцать прошла, а потом слышен взрыв.
Рядом с ней поравнялись детишки.
(А солдат растерялся, смотрел рот открыв).
Полетели тетрадки и книжки.

Этот ужас ему не забыть никогда,
И теперь уж никто не поможет.
Защищать нужно лучше свои города.
Таже Родина это ведь тоже.
 
***
Светлана была и добра и радива,
Что качества эти ей делали честь.
Но где-то в душе всё же очень пуглива.
(Все страхи людей в подсознании есть).

Сходила с утра, как всегда на работу,
И выслушав новую в адрес свой лесть,
Надолго отбило общаться охоту.
А мозг начал строить им страшную месть.

Пока шла домой, изучала и планы...
Какие ей нужно доделать дела,
Коллегам своим находила изъяны...
Опять до подушки... и вот уж спала...

И тело тогда поднялось очень сильно,
Зависло оно в параллельных мирах.
И девушка став в этот миг инфантильной,
Лишь зайца -- игрушку, покрепче обняв.

Тот мир не приемлет вторженья без спроса.
Он девушке вдруг показался суров.
И кто-то уже задаёт ей вопросы,
А кто-то ведёт, как на казнь докторов.

А нервные клетки дают импульс дерме.
Опасность... внимание... бей и беги...
И это приводит к волос шевеленью,
И кажется тотчас... здесь всюду враги.

Уже атакуют и стресса гормоны.
Они не сдаются никак без борьбы.
Разрушены крепости, также препоны.
И волосы тут уж встают на дыбы.

Вот ночь пронеслась, снова новое утро.
И девушка много теперь поняла.
Душа обелилась и вся перламутром
Сияла... и это не просто слова!
 
Из прошлого в будущее
2 (Продолжение)
Уставшая, голодная, несломленная дама,
Ругала на чём свет стоит безбожные лучи.
И сокрушаясь в сотый раз, что не взяла панаму,
По надписям искала название -- Ключи.
Растёрты ноги снова в кровь и стало слишком поздно.
Дев'ица чуть не плакала вдали от суеты.
Какая всё же дурочка... всегда была не сносна.
Разбились видно вдребезги Тамарины мечты.

Нет сил уже опять нести тяжёлую поклажу.
Тамара резко бросила в траву теперь сундук.
А мысли, чтоб найти ночлег, не приходило даже,
Подушкой красной д'евице лишь стал какой- то сук.
К Тамаре долго сон не шёл... одни воспоминания.
Теснились в голове её, летя со всех сторон.
И вспоминались девушке любовные признанья,
Затем они все попросту, сливались в унисон.

И пробудившись ото сна, и причесавши кудри,
Надежды вновь была полна... характер -- чудеса!
Всё собрала скорей в сундук, сказала : "Здравствуй, утро!"
Смотрела радостно на сук, на ноги... в небеса.
Сняла пулены*, убрала, нашла цветные тапки.
И юбку жёлтую взяла и к ней такую шляпку.
Водой умылась из ручья, цветов кругом охапки.
-- Как ты, приветлива, заря, но утром что-то зябко."

Взяла сундук, вперёд стремясь, там ждёт её загадка,
Любовь, надежда, даже страсть... предчувствие внутри.
И знала точно, наперёд, теперь всё будет гладко.
Ведь дорог'а порода --- масть, хоть как не посмотри.
Тамара шла, зажглись огни, луна светила, звёзды.
Зверьё по норам разбрелось и спрятались лучи.
И успокоились птенцы в своих родимых гнёздах.
-- Ой, сердце что-то занялось... вот поворот... Ключи...

*пулены -- остроносая мягкая обувь с загнутыми вверх носами.
Продолжение следует...
 
Вера
5
Илья бегал от одного дома к другому, заглядывал во дворы, по возможности в окна, но так и не нашёл свою сестру и Веру. Что делать? Может случилось что- то?
Илья решил дойти до дома Витьки Летова, бывшего одноклассника Марины, может быть он что-то расскажет.
Илья почти бежал, он не на шутку испугался за девушек.
Подойдя к дому Виктора Илья прислушался... из окна доносились голоса и слышался смех.
Он открыл калитку и подойдя ближе к дому, остановился. Интересная картина предстала его взору. За столом сидели четверо : Витька с каким- то парнем и, кто бы мог подумать, сестрица собственной персоной, а рядом с ней её подруга Вера. Сестра рассказывала, по всей видимости какую-то историю, жестикулируя руками, и делала это так смешно, что за столом опять все засмеялись.
Илья стоял и смотрел и ему почему-то стало завидно. Он тоже захотел оказаться с ними за одним столом.
Вера тоже улыбалась, но беседу не поддерживала. Илье нравилась её скромность. Надо как-то начать разговор...
Илья подошёл ещё ближе и заглянул в окно.
-- Приветствую всех, -- весело произнёс он.
-- Ой, Илюшка, а что ты здесь делаешь? --среагировала Марина.
-- За вами пришёл, бабушка звала, -- соврал Илья.
Вера первая встала из-за стола и начала прощаться с ребятами.
Они с Мариной вышли на крыльцо, а Витька последовал за ними, чтобы проводить их.
-- Ну, что девчонки, приходите запросто, здесь вам всегда рады, -- сказал Виктор и сразу же удалился.
Как только ребята вышли за ворота, Илья сразу замолчал и не проронил больше ни слова.
Придя домой он заперся в своей комнате.
-- Что это с ним? -- подумала Марина, но не придала этому никакого значения.
Девушки тоже ушли к себе и завалились на кровать.
Нужно было отдохнуть, день был насыщенный и они очень устали.
-- Верочка, ты как? Сильно устала? -- спросила подругу Марина.
-- Немного, но я бы с удовольствием отдохнула, давай ляжем сегодня пораньше, -- попросила Вера.
-- Давай, -- согласилась Марина, -- тогда спокойной ночи, Верочка...

Илья лёг на диван. Он был в смятении...
Что- то тёплое разливалось по телу, в нём зарождалось трепетное чувство под названием любовь!.. И он пока не понимал, что же с этим делать?...
Продолжение следует...
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!
Copyright ©