Ольга Бабошкина 1186
Дорогие читатели, я очень люблю писать, это как дышать... Наверно можно много говорить И о поэзии и о стихах. И душу перед многими открыть На свой конечно риск и страх... Наверно можно много написать Так называемых стихов, Красноречивых фраз. Но вот вопрос, кто их читать готов? Сегодня, завтра, каждый раз...
 
Лебеди
Лебеди плавали в озере дивном,
С чистой кристальной водой.
Лодка с людьми, проплывавшая мимо,
Мчалась вперёд за мечтой.

Кто-то заметил вблизи лебедей,
Вскинув винтовку свою.
Выстрелил быстро, совсем без затей,
Ранив подругу одну.

Лебеди быстро собрались влететь,
Крыльями бив по воде.
Чувствуя близкую верную смерть,
"Нет", закричали беде.
 
Жили - были
Жили - были, не тужили две подруги на селе.
Очень правильно дружили, были верными вполне.
Но однажды появился черноглазый паренёк,
Это ж надо двум влюбиться, а ему- то невдомёк.

Вот они и так и эдак, подходили с двух сторон.
Эх, не видит старый предок, что в селе жил испокон.
Он считал, чтобы девицы были праведны, скромны,
И сидели всё же дома и варили мужу щи.

Парень мило улыбался, повода он не давал.
И не с кем он не встречался, на работе был аврал.
А подруги поджидали на крылечке у него,
Ну а он уставший падал и ему ни до чего.

Что же делать двум подругам, составляли вместе план.
А потом они решились подписаться на обман.
Напросились к парню в гости уж в ближайший выходной,
Чтоб отметить именины, выпить дружно по одной.

Подождав его на лавке, в гости всё- таки прошли,
Подпоив дурманной травкой, на кровати прилегли.
Ну а парень разомлевший так спокойненько уснул,
Чтобы как-то добудиться, раз пяток роняли стул.

Ничего не помогало, парень видел третий сон,
И из горла двух подружек вырвался тревожный стон.
И не солоно - хлебавши по домам пришлось идти,
Молча шли они страдали и рыдали по пути.

Вот не будешь мил насильно, ты ж как только не крути.
 
Лес
Лес встречает нас запахом ёлок,
Травным духом с грибным запашком.
Янтарём льётся солнце с иголок,
Проникает на землю потом.

Нам давно не сидится на месте.
Мы привыкли бродить по лесам,
По холмам и равнинам, и с песней.
Чтоб неслась далеко: тут и там.

Мы ходили в далёкие дали,
Ночевали недавно в горах,
Мы природу, себя познавали,
Стал неведом теперь уже страх.

Разбивали палатки мы дружно,
Научились костёр разводить.
Суп варили, когда это нужно,
И привыкли всё это любить.

А когда собирались до дома,
Лес, как- будто бы дрёму смахнёт.
Проведёт по тропинкам знакомым,
И обратно с собой позовёт.
 
Приют у костра
Воздух в лесу чистотою ман'ит,
Солнце уже поднималось в зенит.
Мы на поляне все вместе сидим.
Песни поём и любуемся им.

Припев:

Дым от костра создаёт нам приют.
Птицы на ветках все с нами поют.
Здесь так уютно и очень тепло.
В душах становится наших светло.

Где-то поблизости речка шумит,
Горный хрусталь, у подножья -- гранит.
Лес приютил и окутал листвой,
Он будто брат, а поэтому свой.

Припев:
 
Клетка
Всё это может стать твоим,
Когда посадят в клетку, к людям.
Ты можешь жить там и один,
Хотя навряд ли это будет.

Подсадят тут к тебе жену,
Сказала хомячиха сыну,
Быть может даже не одну.
Начнётся, как всегда, рутина.

И наплодите вы детей,
Их будет много, слишком много.
Растить в клетушке малышей,
В такой маленькой, убогой.

Тебе не будет скоро места,
Иль выгонят, или съедят.
И станет очень - очень тесно,
Терпеть тебя не захотят.

Зачем им нужен лишний рот?
Такая неизбежность.
Ты попадёшь в водоворот,
Вопрос вот только, где же?
 
***
Я в море лишь мочила ноги.
И я всегда воды боялась.
Вот мужества нашла я малость,
Вдруг поплыла, гася тревоги.
Свобода, сожаленье, жалость?

Я расслабляюсь по- немногу.
Теперь дрейфую на волнах.
Уходит постепенно страх,
Пора в обратную дорогу.
Глубокий вздох и мощный взмах.

Стучит сердечко ретив'ое,
Плыву нагая, налегке.
И вижу берег вдалеке,
Мой дух мгновенно перестроен.
Я доплыла, не быть беде!..
 
***
Уплыть в неведомые дали, с земли исчезнуть навсегда.
Дрейфую на волнах, мечтаю, и понимаю ерунда.
Куда же можно убежать от дум, что распирают грудь,
От вечного безденежья?.. я тихо продолжаю путь.

Но от себя не убежишь, хоть улетишь ты на луну.
Расслабишься совсем чуть-чуть и медленно пойдёшь ко дну.
Всегда решать свои проблемы, от трудностей не убегать.
Передо мной опять дилемма, что делать мне? А как узнать?..
 
***
Отдохну душой и телом на сосновых берегах.
Разобью палатку смело, мне неведом нынче страх.
Разожгу костёр пожарче, отгоню я комаров.
До утра сидеть с гитарой, петь стихи свои готов.

О своей подумать жизни, встретить утречком рассвет.
Написать о том что вижу, передать друзьям привет.
Искупаться в бурной речке, и взобраться на сосну.
Так уютно в том местечке, видно хорошо луну.

Заглянуть в одну пещеру, там свисает сталоктит.
Но во всём знать надо меру, жизнь так весело кипит.
Хочется здесь находиться, словно в райских я садах.
Отдохну душой и сердцем на сосновых берегах...
 
***
Если пенсию отменят, что поделать, не беда!
Буду я савраской бегать на работу, ерунда!
И больничный брать не буду, докажу родной стране.
Тонны ящиков с гвоздями, можно ведь возить на мне.

Уходить нельзя с работы, а то с голоду умрёшь.
Каждый день одни заботы, что важнее, не поймёшь.
Вот жировка за квартиру, ипотека и кредит.
А ещё два дня уж точно, холодильник барахлит.

И машинка не стирает, отключили интернет.
А ещё сегодня будет корка хлеба на обед!
Хлещет дождь уж третьи сутки, солнца не было давно.
Нет свободной ни минутки, даже лень сходить в кино.
 
Смерч
Сижу одна я на дороге,
А смерч несётся на меня, Клубится - плотная стена.
Мне страшно, на лице тревога.
Я понимаю, что жива.

Мой дух теперь парализован,
В тумане где-то голова.
Дышу сейчас с трудом, едва.
Мой дух поник, в цепях, закован.
Всё ясно мне, как дважды два.

Так сильно подвернула ногу,
Встать не могу я, на беду.
До дома вряд ли уж дойду.
Сижу, молюсь усердно Богу.
Надеюсь всё же, не умру.
 
Гусляр
За семи морями синими,
За долинами и взгорьями,
Жил гусляр Рамир -- по имени.
Сам играл, пел на приволье он.

Птицы дивные заслушались,
Звери дикие у ног легли.
Открывал Рамир им душу так,
Его в гости звали все цари.

И однажды царь Черниговский,
За советом шёл к пророку.
Бить врага ли хватит силушки.
Будет толк иль мало проку.

Вопрошал он Бога искренне,
Рассказал он о нужде царя,
Ждал сидел он долго в т'ишине.
Оказалось, только, ждал он зря.

Царь ушёл тогда домой ни с чем,
И явился снова вновь, опять.
Он снимал который раз уж шлем,
Продолжалось это раз так пять.

И затем сказал пророк царю,
Приведи мне гусляра к утру.
Я послушаю его игру,
Может, что тебе потом скажу.

И Рамир коснулся струн своих.
Гусли пели, вопрошали.
Он извлёк последний звук из них.
Небеса ответ послали...
 
***
Есть роботы, ну просто нереальные!
Не отличить совсем от человека.
Над этим бились все учёные полвека,
И так работу выполняют -- идеально.

Они успешно применяют интеллект,
Приобретают всяческие знания,
У роботов других, в сети ли интернет,
И по плечу любые им задания.

Умеют мыслить, думать, танцевать, ходить,
И знают всё, что человек не знает.
И точно так же могут, право, говорить,
И петь, что даже сердце млеет, тает.

У человека нечто есть внутри -- душа,
И каждый из людей -- не идеален,
Но всё равно он так универсален,
Что чувства облечёт в поэзию, в слова!

А есть у робота -- машины слёзы?
У человека есть -- метаморфозы.
Они всегда: и в дождь, в жару, в морозы.
Не нужно строить никаких прогнозов.
 
Диета
Вели на кухне разговор
С подругами, да и при внучке.
Что довели себя до ручки,
Так стыдно нам и до сих пор.

Составим верный рацион,
Ну сколько можно быть нам массой,
На хмурых лицах, там гримасса.
Мы начинаем моцион.


На завтрак -- горстка кураги,
Кусочек рыбы можно на обед.
Я похудею точно, без диет!
На этом дружно спать пошли.

Я к холодильнику пошла
На утро, в общем, как обычно.
И руку протянув привычно,
С рукою так и замерла.

На холодильнике листок,
На нём кривые, слишком, строчки,
Ни запятых, ни даже точки.
Сначала было невдомёк.

"Халадилник ни аткрывать
Худет скарее нужна срочна"
Я прочитала всё опять,
Смысл слов дошёл, теперь уж точно.

Я тихо руку убрала,
И посмотрела, где же внучка.
И точно мне была бы взбучка.
Но рано и она спала.

На кухню я пошла бочком.
Сижу, пью воду из бокала.
Мне бы поесть, воды мне мало,
На стол упала я ничком.

Я б съела палку колбасы.
Так плохо на душе, ужасно.
А всё ж не ела не напрасно,
Спадают вот теперь трусы...
 
Не дождавшись
Листья пожелтели этим летом,
Не дождавшись осени немного.
Ими вся усыпана дорога,
Разноцветным отливая светом.

Потихоньку дождь стучит в окно,
Поливая садики упрямо.
Струи бьют: то косо, а то прямо,
Действо, происходит, как в кино.
 
Привет
Привет, скажи мне как дела?
Прекрасно! Не страдаю совершенно.
Не думай, я забыл тебя мгновенно,
А ты такая, как была.

Я рада, что всё хорошо!
Скажи мне честно, ты один иль нет?
Но я не слышу твой прямой ответ.
Осталось может что ещё?

Ответь, мне наплевать, но всё же.
Да я один, ты только не подумай,
Что я быть может что ещё задумал.
Тебя не смею я тревожить.

Так ты, действительно, один?
Подруга есть, но очень далеко,
Мне ждать её, конечно, нелегко.
Пойдём послушаем, как раньше, "Сплин".

Не знаю даже, надо ль это?
Пойдём, я ни о чём не попрошу,
Но расскажу потом всё малышу.
Ему был годик этим летом.

Да, у тебя есть тёзка -- сын.
Смешной такой и озорной мальчишка,
И на ночь я ему читаю книжки.
Скрывать не вижу я причин.

Но это правда? Вот так новость!
А почему ты раньше не сказала?
Да потому, что сильно я устала.
Я не могла давить на совесть.

А можно мне увидеть сына?
Ну я не против и в любое время,
И я надеюсь, он тебе не бремя?
Конечно нет, ведь я мужчина!..
 
***
Вернуться надо в эту жизнь, ты ж понимаешь.
Так выпадаешь постепенно из неё.
В своём мирке уютно, сухо и тепло.
Но без общения ты всё равно страдаешь.
И надо просто выжить всем смертям назло.
 
***
Спор

Однажды утром, мыло - мама с сыном.
Затеяли друг с другом вечный спор.
И долго шёл их странный разговор.
На то была своя причина.

Ты мыло! Отчего же грязный!..
Какой ты сёстрам подаёшь пример?
Наверно весь уже облазил сквер.
Я распинаюсь видимо напрасно.

Пойдём скорее в ванную, сыночек.
Смыть нужно срочно с тела эту грязь.
Зачем?.. учи своих чистюль ты дочек,
Сказал сын маме, в зеркало смотрясь.

Ты что, не понял?.. ведь не в этом дело,
Намыливай- ка шею, не ленись.
Смывай получше мыло щёткой с тела.
Чтоб люди на тебе не
завелись...
 
Грех
О, Господи, я виновата,
Что совершила страшный грех.
Теперь уж мне не до утех,
Настигла, догнала расплата.
Я плачу, слыша громкий смех.

Лицо так сильно постарело,
Точнее только половина.
Недавно я была невинна,
О счастье я мечтать посмела.
Покрылась затхлостью и тиной.

Живу во тьме, болит душа,
И я так больше не могу.
Увидев свет на берегу,
Спешу на зов я чуть дыша.
Меня зовут, уже бегу...
 
***
Яблони, словно невесты стояли,
Шлейф распуская цветов.
В садике дивном они загадали,
Яблок родить всех сортов.

Слива трепещет, согнулась малина,
Вишня немного грустна.
Горькие слёзы роняла калина,
Словно напившись вина.

Вьётся дорожка по саду, петляет,
Травкой уже заросла.
Каждый о доле хорошей мечтает,
С ночи и вплоть до утра.
 
Ветер
Вот с неистовой силой бросается ветер,
Теребя, налетая, вздымая большую волну.
Он старался достать и играя нырял в глубину,
Под водою косяк взрослых рыб заприметил.
Всколыхнул моря синь, погрузился пониже, ко дну.

Многотонные толщи воды убивали.
Там пещера большая и ветер решил заглянуть.
Продвигаясь тихонько, вдоль стен продолжая свой путь.
Он не видел, мурены его окружали,
Так взметнули они со дна грота всю чёрную муть.

Ветер здесь заметался и вырвался быстро.
Одним махом, рывком оборону чудовищ прорвав.
И теперь понимал в глубине, что был часто не прав.
Он, как трус убегал, место было нечисто,
Оставляя как память о том, в пастях чудищ рукав.
 
***
По стеклу стучал тихонько дождик,
Лил так долго, верно третий день.
Грустно, на лицо ложилась тень.
Вмиг гусиной стала моя кожа,
А за кофтой мне идти так лень.

Непогода, снова непогода
Заполняла часть моей души.
У окна одна сижу, в тиши.
Разве виновата в том природа?
Подожди ты дождик, не спеши.

Я надеюсь, завтра будет солнце,
И прогонит грусть - печаль с лица.
Выльет небо слёзы до конца.
И с утра я подойду к оконцу,
И увижу дивные места!..
 
***
Опускалось солнышко за гору,
Отражаясь красным на воде.
Звери все попрятались по норам,
Так бывает часто в их среде.

Разливалось зарево по небу,
Стала фиолетовой лазурь.
Птицы вожаку доверясь слепо,
Плыли по небу, не ждали бурь.

Тишина, спокойствие и радость
Наполняли землю, как всегда.
Подарили всем живущим благость,
Проникая тихо в их сердца...
 
***
Постелена дорожка, начальство на подходе.
Все ждут, как на параде, никто и не уходит.
Остановилось время и закрывался глаз,
Сейчас бы ногу в стремя, иль надавить на газ.
И тут неуловимый несётся шлейф духов,
Походкой лёгкой мимо прошла сама Денёв.
Равненье на актрису, походка от бедра.
И ахи, охи, вздохи несутся в небеса...
 
***
Волнуется море, выносит
из толщи воды много пены,
Толкая её перекатами, кидая на каменный брег.
Бросают влюблённые камни большие попеременно,
Останутся вместе у моря...
в тиши долгожданный ночлег.
 
Заяц
Бегут собаки, очень громко лая,
Почуяв зайца, обнаружив след.
А бедный заяц быстро убегая,
Не хочет доставаться на обед.

А псы уж рядом, всё петляет заяц.
Куда же спрятаться, в нору? Но в чью?
Быстрее думай, вот же ведь страдалец.
К лисе в нору я точно не пойду.

Вот и берлога, сунусь я к медведю.
Зимой он спит и ничего не ест.
Побуду с ним недолго я в соседях,
Он оглянулся... нет других уж мест.

Упал в берлогу, огляделся тут же.
Темно и жутко, что не говори.
Услышал кашель рядышком натужный.
-- Косой, в глаза мне быстро посмотри.

Затрясся заяц, как листок от страха,
Но всё же на медведя посмотрел.
Наверно ожидает его плаха,
-- Зачем забрался ты ко мне, пострел?

-- Гнались за мною злющие собаки,
Лису тревожить как- то не посмел.
-- К тебе спустился, не хватало драки,
А почему же ты меня не съел?

-- Какой ты, право, беленький, пушистый,
И весь какой-то прямо шерстяной.
-- Внутри же щупленький, без мышцы,
Чайку попьём зелёного с тобой.

Уселись заяц дружненько с медведем,
Достали чайник, ложечки, бокал.
И разговор вели, как добрые соседи,
Такое чудо первый раз видал!..
 
Пучина
Голубая пучина манит.
С аквалангом спускаюсь на дно.
Зачарован, как кадр из кино
От пираний в глазах так рябит,
И становится слишком темно.

Успокоился, глубже дышу,
Подавил я в себе дикий страх.
Я прощаюсь, рукой сильный взмах,
И теперь на поверхность спешу,
Вспоминая тот рыбий размах.

Я свободен, я дома... дышу...
 
Той
Пришла на днях к подруге, а у той
Такая лапушка - собачка Той.
Ну подари такого пуделька,
И тянется к нему моя рука.

А я тебе взамен отдам кота,
Породистого, только без хвоста.
Курильский полосатенький бобтейл,
А может мэнкса, он по кличке Мейл.

Подруга обалдела от восторга,
И отдала мне пуделя без торга.
Сейчас я за рулём и Той со мной.
Мы едем с ним теперь ко мне домой.
 
Копия
Папа с сыном вместе спят,
Что значит гены!
В позах правильных лежат,
Попеременно.

Хоть и мал ещё сынок,
Видна порода!
Уместился под бочок,
Вот ведь природа!

Подрастёт и будет он Красив, как папа.
В шефоньере ждут его:
Костюм и шляпа!..
 
По щучьему велению
"По щучьему велению, по моему хотению,"
Шептала плача девушка на берегу реки.
Уже стемнело быстренько, светились огоньки.
У плачущей красавицы менялось настроение.
Она заулыбалась вдруг и не было тоски.

На берег морем вынесло красивого и статного,
Накачанного юношу с чернявой головой,
Гремел волнами весело, отхлынувший прибой.
А девушка в смущении тут вся покрылась пятнами.
И нежно попрощалась вмиг с ушедшею волной.

Открыл глаза молоденький парнишка и на девушку
Смотрел завороженно он, как- будто на портрет,
Боялся, что исчезнет вдруг, была и сразу нет.
Красавицу - зазнобушку от рода звали Евушкой.
А паренька Ванюшкою, он ей сказал "привет!"

Эх, щука -- раскрасавица, недаром в сказках славится.
Желанья исполняет все мгновенно и на раз.
Красавца -- парня крепкого просила на заказ.
Я никогда не думала, что вместо мужа пьяницы,
Подарит рыба добрая мне вот такой алмаз!..
 
На краю
Настал момент, когда дошёл до края,
Ещё мгновенье и сорвусь опять,
Но время не вернётся снова вспять,
Мне кажется, я быстро умираю.
Но Богу надо многое сказать.

А если не успею, это страшно,
Тогда на небо я не попаду,
Предчувствую ненастье и беду.
Мне так тоскливо, тяжко и ужасно,
Что вместо рая мучаться в аду.

А выход есть, я приоткрою дверцу,
Которая закрыта на замки.
И сердце, что страдало от тоски,
Вздохнёт свободно и исполнит скерцо.
Я осознал, мне Боже, помоги.
 
Ушёл
Опять ушёл, теперь уж не вернёшься точно,
Оставив тапочки, зубную щётку и бокал.
Со счёта сбилась сколько раз ты это забирал,
И возвращался снова, запросто, нарочно.
Мне нестерпимо больно... вот бессовестный нахал.

Лежал всё время на моём крутом диване,
Работы не имел, читал одни газеты,
Не забывал еды потребовать при этом,
Весь день присутствуя задумчиво в нирване.
Гостей встречал практически раздетым.

Ты забывал сказать люблю, поцеловать, обнять.
Да мне и стало это совершенно ни к чему,
Хоть человеку плохо и тоскливо одному.
И каждый раз уход твой мне мучительно принять.
Полночи я не сплю, в тисках, нет воздуха, тону.

Со временем поняв всё ж истину простую,
Что лучше быть одной, чем вместе и служанкой,
Вставать, омлет тебе готовить спозаранку,
Работать, изнывая от жары, тоскуя,
И думать... ждать подвох, очередную пьянку?

Я отпускаю и забуду, так решила.
Я расцвету, поверь и буду, словно роза.
Ты удивишься вмиг моим метаморфозам.
Откуда только появилась во мне сила?
Я привыкаю потихонечку к морозам...
 
Странный город
Этот город закован в гранит,
Солнце здесь не встаёт спозаранку.
Старый дед вновь заводит шарманку,
Буревестник над морем парит.
Город этот -- консервная банка.

Во дворах, на площадках темно,
Не скрипят, как обычно качели.
А зимой сильно воют метели,
Снежным комом врываясь в окно.
В джунглях каменных нет даже елей.

Больше времени ужас и мрак,
Заползают в открытую душу.
И тогда закрываются уши.
Демон ставит на темени знак,
И тихонечко медленно душит.

Здесь апатия вхожа в дома,
Прилипает она быстро к коже.
Все становятся сразу похожи,
Для души это тело -- тюрьма.
Что же делать?.. что делать?.. ну что же?..
 
Подруге
Я вспоминаю молодость подруга, мы дружим долго, очень много лет.
Порой скучаем, ждём скорей досуга, чтоб повидаться, передать привет.
Мы постоянно вместе, неразлучны, и юность вспоминаем мы свою,
Как десять лет назад красивый парень Миша
сказал тебе так искренне - люблю.
Лишь один раз тогда тебя увидев, он ясно для себя уже решил,
Что никогда тебя он не обидит, добьётся, не жалея времени, ни сил.
До свадьбы оловянной вы дожили, прекрасно жили, очень хорошо.
Двоих чудесных деток народили, но можно постараться и ещё.
Такая рукодельная подруга, и не откажешь, и на помощь вмиг придёшь,
Скучая по друзьям своим, ты сразу, не мешкая, нас в гости позовёшь.
Мы дружим до сих пор, практически домами,
и нас никто не сможет разлучить.
Хоть на курорт иль всё же на Майами поедем вместе, будем пиво пить.
Мы поздравляем с этим юбилеем, хотим всего -- всего вам пожелать,
Чтоб снова через десять лет вы захотели, всех на форфоровую, нас друзей позвать...
 
Бездна
Клонится берёза до сырой земли.
Ветер рвёт и топит в море корабли.
И клокочет бездна, доля нелегка.
К кораблям и людям тянется рука.
Захватила силой всё что есть на дно,
Обнажив бездонно - жуткое нутро.
А в пучине - бездне как- то невпопад,
Кладбище обломков и пиратский клад.
Многие ныряли, золото ман'ит,
А теперь два метра, памятник гранит.
Жадность погубила множество людей,
Бездна не пустила из морских сетей.
 
Щенок
Забрал я с улицы щенка,
Отбил у местных пацанов.
У пса разбита голова,
А по щеке стекала кровь.

Я взял его домой, отмыл,
С любовью обработал раны.
Он день и ночь не спал, скулил.
И делал это слишком рьяно.

Сегодня отошёл чуть-чуть,
Попил немного молока.
В глазах тоска, немая грусть,
Погладить тянется рука.

Пёс стал почти, как член семьи.
Привык ко мне он понемногу.
Ложился под руки мои,
Вмиг перестал быть недотрогой.

Меня пёс ночью разбудил,
Проснулся я от сладкой муки.
Он так за жизнь благодарил,
Лизал усердно мои руки.
 
Непогода
Мне сегодня особенно плохо,
Почернела от боли душа.
По дороге иду чуть дыша,
Вдалеке слышу грома я грохот.
Надвигалась гроза не спеша.

Воздух вдруг напитался озоном,
Птицы носятся, рвутся в полёт.
Собираются стаи на слёт,
Ветер строит им козни, препоны.
Дождик сверху на головы льёт.

Разгулялась шальная стихия,
Вся сырая, одежда насквозь.
В сердце вбили как- будто бы гвоздь.
Терпко пахнут цветы луговые,
Запоздалый прохожий, как гость.

Непогода -- моя ты подруга,
Всюду холод: снаружи, внутри.
Проводи ты меня до двери
Непогода, что зимняя вьюга,
И немного тепла подари.
 
Это просто смешно
Это просто смешно -- говорила Татьяна устало.
Чтоб поверить тебе, мне, конечно, "прости" будет мало.
Ты пойми, очень сложно бывает забыть и поверить,
И стучаться усиленно, в плотно закрытые двери.

Это просто смешно -- так устали мы бегать по кругу.
Позабыли про радость, достали безумно друг друга.
Не щадит никого непрощенье, усталость и злоба,
И клокочет внутри бесконтрольная наша утроба.

Это просто смешно, если б не было больно, обидно.
За усмешкой кривой этой боли нисколько не видно.
Может всё же попробуем сесть, разобраться, подумать:
Ты продвинутый парень, а я леди босс -- бизнес вумен.

Это просто смешно, снова делаю первая шаг.
Я бросаюсь вперёд и сдаюсь, развевается флаг.
 
***
Мы себе наступаем на горло,
Чтобы разум заставить молчать.
А так хочется нам закричать,
Слов немыслимых высказав прорву.
Но смиряемся вечно, опять.
 
Впереди будет только хорошее!
Впереди будет только хорошее!
Поняла это точно, нутром.
Даже утро сегодня погожее,
Говорит очень громко о том.

В небе синем об этом и птицы
Распевают на все голоса.
Сойки, лебеди, гуси, синицы.
Ветер музыкой рвёт паруса.

Льются, плещутся на море волны,
Отбивая мелодии ритм.
Люди верой, надеждою полны,
Тихий мир в душах светлых царит.

Нам приветливо машут дубравы,
И звенят с косогоров ручьи.
Тихо шепчут полезные травы,
Мы ничьи, мы ничьи, мы ничьи...

Впереди будет только хорошее!
И иначе не будет никак.
Громко шепчет нам утро погожее,
Солнце светит, как- будто маяк!..
 
Невидаль
Стоит избушка на краю,
Живёт там кот один - Баюн.
Хозяйством заправляет он
Давненько очень, испокон.
Кот как- то заскучал намедни,
Хотел послушать чьи-то бредни.
Вокруг в лесу такая тишь,
Но мимо пробегала мышь,
И заскочив на огонёк,
Враз к русской печке, под шесток.
Вот кот к мышу с угрозой, лаской,
Не бойся, я ведь не опасный.
Пойдём тебя я покормлю,
И песенку тебе спою.
Приму тебя я на постой,
Придёт к нам в гости домовой.
Уж как сияют его глазки,
Какие он читает сказки:
Про Свинопаса, и про гномов,
И про принцесс таких знакомых...

Вот звёзды осветили печку,
И навестили мирный дом:
Где домовой нашёл местечко,
Где мышь беседует с котом!..
 
Зачем ты ушла?
Скажи, дорогая, зачем ты ушла?
Мы счастливы были с тобой эти годы.
И суть не изменят, наверно, слова,
Любовь унесли нашу вешние воды.

Но кроме любви есть ведь много чего...
Забота, доверие и уваженье.
Понять ты не можешь теперь одного,
Что ради тебя я готов на лишенья.

И если попросишь я сразу приду,
И ночью, и днём, и в жару, в непогоду.
С тобой разделю я любую беду.
А помнишь, тебе не давал я проходу:

Стоял до темна под балконом твоим,
И пел до утра о любви серенады.
Стеснялся всегда и был очень раним,
И долго смотрел за тобой из засады.

Я был очень счастлив, как время пришло,
Тогда получил хоть немного вниманья,
Когда на меня посмотрела тепло,
И я избежал в тот момент наказанья...

Я память надёжно храню о годах,
Что прожили вместе с тобою бок о бок.
Как часто меня посещал дикий страх,
Я ждал у окна и глядел из- за шторок

Придёшь - не придёшь, навалилась тоска,
Стоял, чуть не плача и крышу сносило.
Пять раз к телефону тянулась рука,
И я зажимал её с бешеной силой.

Но ты приходила, и я всё прощал,
Уставшая, крепко меня обнимала.
Опять наступало начало начал,
Но вдруг мне вот этого стало так мало...

Хотелось тепла, только мне одному,
Любви чуть побольше, не самую малость.
Тебя не хотел отдавать никому,
Но ты не смогла... вот действительно, жалость.

Скажи, дорогая, зачем ты ушла?
Мы счастливы были с тобой эти годы.
И суть не изменят, наверно, слова,
Любовь унесли нашу вешние воды.
 
Петляет дорожка
Петляет дорожка, длиной в километр,
Уже показались сады и дворы,
Деревья -- листвой и плодами одеты,
И облако вьётся вдали мошкары.

Несутся собаки, бросаясь под ноги,
Почти до порога людей проводить.
И живность сомлела, она даже в шоке,
Жара... слишком душно, водицы б испить...

Петляет дорожка: бугры и ухабы,
Поля, луговины, река и леса.
В телегах, в возках -- со страды едут бабы,
Чумазые лица, трава в волосах.

Петляет дорожка, длиной в километр,
Уже показались сады и дворы,
Деревья -- листвой и плодами одеты,
И облако вьётся вдали мошкары...
 
Обет
Вот больная открыла глаза.
Добрался до лица лунный свет.
И она улыбнулась в ответ.
А по щёчке скатилась слеза,
Ведь давала молчанья обет.

Если выживет, будет беречь,
То что есть, не роптать на судьбу.
Говорить всем врагам "я смогу",
Опустить хоть на время свой меч.
Не решать ничего на бегу.

Жёлтым светом мигала луна,
Набиваясь сегодня в друзья.
Говорила, сдаваться нельзя,
Что отныне она не одна.
У неё появилась семья!..
 
Чудное утро
Чудное утро и птицы летают всё ниже и ниже,
Задевая деревья, касаясь карнизов домов.
Солнце с постели вставало, тянулось лучами всё ближе,
Нежно целуя людей, проникая в уютный их кров.

Чайки кричат, что есть мочи, носясь над большими волнами.
Ветер гуляет и гонит кораблик к родным берегам.
Только б успеть, не попасть ни под смерч, ни под волны цунами,
Вот бы до дома доплыть, к близким людям, к коровам, к стогам.

Крутится -- вертится наша родная - родная планета.
Изменить невозможно её бесконечный неистовой бег.
Наша жизнь на земле - это редкостный дар, чудо света,
И хранит эти жизни на ней, Богом данный, большой оберег.
 
Между жизнью и смертью
Скорая помощь несётся, воет сирена.
Между жизнью и смертью лежит человек.
Ему помощь в пути оказали мгновенно.
Может быть проживёт ещё долгий свой век.
 
Стрелок
Стрелок... был киллер злой... колчан и стрелы.
Наскок... врага настиг, стрелял умело.
Лесок... тьма разлилась за каждой ёлкой.
Сучок... поранил глаз, так больно, колко.

Мирок... один, как перст, внутри лишь злоба.
Жесток... и ненасытна его утроба.
Навлёк... проклятие на свою душу,
И срок... когда поймают, не станут слушать.

Обрёк... себя опять на бег по кругу.
Ожог... не рассчитались с ним за услугу.
Продрог... болит душа, трясётся тело.
Урок... как он устал, всё надоело.

Дымок... увидел он в лесу избушку.
Стерёг... дождался старую старушку.
Смешок... и усмехнувшись слегка, поверь,
Рывок... он отдышавшись толкает дверь.

Моток... там бабушка сучила пряжу.
Знаток... Чай, в отдыхе уж не откажет?
Глазок... он озирался, прям как зверёк.
Шажок... проходь к столу, не стой, милок.

Кусок... а на столе -- кутья, да каша.
Цветок... тут вспомнил он сестрёнку Дашу.
Комок... она погибла, не сберёг её.
Песок... на той могиле уж вороньё.

Помог... прибраться он в избе старушке.
Чуток... прилёг, но ушки на макушке.
Висок... боль, напряжение, он не у дел.
Отсёк... шальные мысли, грубость, беспредел.

Сверчок... запел в ночи, за русской печкой.
Брелок... зажат в руке, нашёл местечко.
Широк... душой, в мозгу живёт стратег.
Сберёг... нательный крест, свой оберег.

Далёк... от Бога был совсем, да от людей.
Заскок... до мозга самого и да костей.
Силок... вселился сразу в душу его бес.
И рок... и потерял он к жизни интерес.

Пророк... старушка тихо подошла к нему.
Тревог... рассей в душе печаль свою и тьму.
Исток... покайся ты в грехах скорей, сынок.
Поток... излей ты Богу душу, будет прок.

Мосток... навстречу шёл Господь - и лёд и пламень.
Порок... и снял с души его тяжёлый камень.
Мазок... к сему добавил Бог последний штрих.
Молчок... стрелок уснул и голос его стих...
 
Ястреб
4
Андрей вышел на улице Долгопрудной.
Он нашёл дом под номером девять, входная дверь была открыта, судя по всему здесь и должен находиться Седой.
Андрей зашёл в подъезд, двенадцатой квартиры на первом этаже не было. Тогда он поднялся на второй, прошёлся по коридору и в самом дальнем правом углу, в тупичке, увидел квартиру с таким номером. Звонка на двери не было и он несколько раз постучал. Ему долго не открывали, за дверью раздавались какие-то непонятные звуки. Наконец, дверь открылась и перед Андреем предстал сухонький, весь седой старик. Оба какое-то время изучали друг друга и Андрей, на всякий случай, уточняя, спросил его -- Седой?..
Тот утвердительно кивнул головой и Ястреб протянул ему маляву с зоны.
Седой внимательно прочитал записку и пригласил Андрея зайти.
-- Пахан пишет, чтобы я тебе помог, чем смогу -- ответил Седой.
-- Я на это и надеюсь -- Андрей подробно рассказал Седому, что ему от него нужно.
-- Ну с оружием я тебе не помогу, это к Качку, а информацию по Железному я тебе предоставлю -- и Седой достал большую синюю папку, в которой были сведения обо всех авторитетах и группировках в городе.
Где-то, примерно через час, Ястреб вышел от Седого и направился к Качку.
На улице Пятницкой в доме номер десять, Ястреб нашёл человека по кличке Качок. Он дал ему маляву от Брусилова, а следом и от Седого.
Прочитав записки, Качок пригласил Андрея в квартиру.
-- Уважаю Пахана, он мне в своё время очень помог -- разговорился Качок.
Он почувствовал в Андрее родственную душу: во- первых, они были ровестниками, а во- вторых, судя по всему, и тот и другой были волками - одиночками.
-- Послушай, Ястреб, могу предложить тебе "Беретту - 92 FS" -- сказал ему Качок.
-- Нет, Качок, "Беретта", слишком, большой пистолет с широкой рукояткой, мне нужен компактный ТТ, а лучше "Калаш", или сразу и то и другое -- высказал своё желание Андрей.
-- Ну, ладно ствол Токарева, а где я тебе "АК "возьму, Ястреб?
-- Значит нужно очень постараться, Качок... как с тобой связаться, если что? -- задал вопрос Андрей.
-- Придёшь через два дня, всё будет готово -- ответил Качок.
Андрей направился к двери: "Значит, через два дня? Ок!"...
Ястреб стоял на улице и думал...
-- Ничего, Полинка, я тебя найду, обязательно найду...
Андрей долго смотрел в голубое небо, как- будто искал там ответы на все свои вопросы...
Продолжение следует...
 
Ястреб
3
Света допила большой бокал кофе, маленькими она просто не пила, и начала своё повествование...
-- Так вот, Андрей, когда тебя посадили, Полинка сразу как- то сникла. Она замкнулась в себе и даже со мной не могла расслабиться. По клубам не ходила, говорила, что ей хватает приставаний и в ресторане. Так и жила...из мужчин у неё никого не было -- это было табу. Ходила, как тень, вообщем, существовала, но постепенно свыклась с мыслью, что ты в тюрьме, немного успокоилась и стала даже иногда выходить со мной в свет. Однажды мы зарулили в один крутой клубешник, даже не помню точно, как он назывался... не то Армада, не то Армани, и вот там на нас сразу обратили внимание...
К нам за столик подсели два мужика, на вид под сороковник, но выглядели они отпадно. Угощали нас весь вечер дорогими напитками и мидиями. Короче, мы ушли вместе с ними...
На утро Полинка рассказала мне, что у них всё было со своим... А через месяц начало тошнить, а потом её с работы увезли на джипе, это мне один официантик из ресторана говорил. Больше её никто не видел, понимаешь, никто. И что с ней случилось - -неизвестно...
-- Погоди, погоди, как ты говоришь зовут того фраера, ну который был с Полинкой? -- поинтересовался Андрей.
-- Артур, кажется, точно...
Артур! Кликуха, по- моему Железный! -- обрадовалась Света своей хорошей памяти.
-- Как ты сказала, Железный? -- Андрей чуть со стула не упал.
-- Железный, а в чём дело? Что не так? -- теперь уже испугалась Света.
-- Да это как раз и есть тот авторитет, чью сестру "я" сбил.
-- Где живёт, конечно, не знаешь? Вижу, что нет. Ладно Светка, спасибо за информацию, мне надо подумать -- и Андрей, не прощаясь захлопнул дверь.
Когда он вышел на улицу, у него заходили желваки, так он был зол.
Значит, захотел отомстить...
Ладно, поглядим...

Андрей достал маляву от Брусилова к пацанам на воле.
Так, кто первый? Седой!..
Надо бы не забыть отметиться, вскользь подумал Андрей и зашагал к остановке...

-- Даааа, потрепала тебя тюрьма, Андрюха, ещё и сестра пропала, когда жить собираешься? -- говорила сама с собой Светка, наблюдая за Андреем из окна.
Продолжение следует...
 
Вера
16
Вера спала плохо, металась на постели, ей снился сон: Янек уезжал к себе на родину, а она стояла около поезда и плакала, плакала, плакала...
На утро Вера проснулась с головной болью и не смогла встать с постели. Ломило виски, припухли глаза, кажется она заболела.
Марина заварила ей чай на травах и принесла в постель.
Илья переживал и ходил в прихожей: туда- сюда, туда - сюда...
Проснулся дом...
Фёдор Егорович, умывшись и попив чаю, пошёл ремонтировать мотоцикл Игоря. Он не любил откладывать обещанное в долгий ящик.
Илья вышел во двор посмотреть на это действо, он никогда не мог усидеть на одном месте, когда волновался.
Отец работал быстро, умело, соскучившись по простым житейским заботам.
-- Слушай, Илья, а не сходить ли нам с тобой сегодня на рыбалку? -- задал вопрос Фёдор Егорович сыну.
-- Что пап?.. Да- да, конечно сходим -- машинально ответил Илья отцу.
Его голова была забита мыслями о Вере, он постоянно думал о ней.
О чём, интересно, она вчера разговаривала с Янеком?
Как бы это выяснить? Марина...
точно, спрошу у неё...
Илья зашёл в дом и увидел Марину, сидящей за столом и пьющей ароматный чай.
-- Слушай, Марин, а что с Верой, не заболела случайно? -- начал издалека Илья.
-- Ох, братец и любопытный же ты! -- Марина не собиралась отвечать на вопрос Ильи.
-- Ну, Маришка, я же переживаю, что всё- таки произошло? -- не отставал Илья.
-- Ладно, скажу, как есть, но только потому, чтобы ты не строил никаких планов, относительно Веры -- отвечала Марина брату, искренне жалея его.
-- Влюбилась наша Вера, понимаешь, влюбилась и не в тебя, дорогой мой братец -- сказала ему Марина и скрылась в своей комнате.
Илья сидел, как громом поражённый, он всё- таки надеялся, что Вера предпочтёт своего парня, не иностранца. Надо идти с отцом на рыбалку...

После обеда Фёдор Егорович с сыном накапали на огороде червей, взяли всё необходимое для рыбалки и потихонечку двинулись на речку. Рыбаки рыбачат обычно по утрам, но отцу с сыном был интересен сам процесс ловли, а не результат.

Вера немного отошла и собиралась встретиться на речке с Янеком, но Марина её не пустила, сказав, что она ещё слаба, да и Янек пусть немного помучается, ему полезно.
Отец с Ильёй дошли до реки, расположились на своём старом месте, около мостка.
Достали удочки, насадили червей и приготовились их забросить в речку. И тут Илья увидел Витьку с Янеком под развесистой ивой. Ах, вот в чём дело? Значит здесь решили встретиться с Верой.
Ну, ладно, сейчас разберёмся...
Илья уже закипал, как чайник.
Он подошёл к ребятам и сразу выпалил, что Вера не придёт.
Янек растерялся и подумал ...откуда Илья знает о встрече, неужели Вера рассказала?
-- А тебе, прости, конечно, какое до этого дело? -- тоже не выдержал Янек и заговорил на повышенных тонах.
-- А такое... Она моя девушка -- выпалил, не подумав Илья.
-- Что ты сказал? -- Янек стал надвигаться на Илью.
Илья уже принял стойку, и тут их быстро оттащили друг от друга Фёдор Егорович и Витька.
-- Ну сцепились, сколько раз было говорено, что все вопросы решаются мирным путём -- говорил отец сыну, догадавшись в чём, собственно, дело.
-- Всё отец, понял я, пойдём домой, что- то мне расхотелось рыбу ловить -- Илья развернулся и не прощаясь ни с кем почти бежал к дому.
Отец простился с Янеком и Витькой, пожал плечами и подобрав снасти и ведро, пошёл вслед за Ильёй...
Продолжение следует...
 
Вера
15
Девушки вышли к гостям, поздоровались, и Марина предложила попить чаю.
-- Конечно, дочка, прошу всех к столу -- Фёдор Егорович засуетился, пошёл на кухню ставить чайник.
Бабушка Изя достала из буфета: сушки, пряники и конфеты.
Егор Матвеевич заваривал ароматные травки.
Все расселись за столом. Янек -- по правую руку Веры, а Илья -- по левую.
Марина села с Виктором, они всегда находили общие темы для разговора. Все разлили в чашки чай, разобрали конфеты с посыпушкой, "Дунькина радость" и завели друг с другом разговор. Янек говорил Вере, как он соскучился, что ему очень плохо без неё. Вера слушала и млела. Как же ей было приятно внимание такого умного, начитанного парня, как Янек. В это мгновение подключился Илья и завёл разговор о том, как он рад, что Вера приехала к ним погостить, что с её появлением здесь стало, совершенно, не скучно. Каждый говорил о том, о сём. Фёдор разговаривал с родителями и одновременно посматривал на детей. Один Игорёк грустил. Он всё думал о Лане и удивлялся почему она не идёт у него из головы.
После чаепития Янек с Виктором засобирались домой и попросили девчат их проводить.
Янек прощался с Верой и говорил ей очень серьёзные вещи... о своей любви, что никогда не встречал такой девушки, как Вера: доброй, милой, скромной и красивой.
Вера была поражена, душа её плавилась и рвалась навстречу Янеку.
Они простились и договорились увидеться завтра: сходить на речку, побродить по лугу, набрать цветов и поговорить наедине.
Вера зашла в дом, никого не замечая вокруг. Илья несколько раз позвал её, но она прошла мимо сразу к себе в комнату. Вера была в трансе.
-- Вера, ты меня слышишь? -- Марина что есть силы тормошила её.
-- Что? -- сказала Вера и подняла глаза на Марину.
-- Вера, что случилось, а ну- ка говори сейчас же -- не унималась взбудораженная Марина.
-- Ничего, просто я влюбилась -- ответила Вера Марине.
-- Что опять в обоих? -- решила уточнить Марина.
-- Нет, в одного, я сегодня поняла, что я люблю Янека -- утвердительно сказала Вера.
-- Ты уверена? -- на всякий случай ещё раз спросила Марина.
-- Да -- почти прошептала Вера.

Илья с Игорем сидели за столом... каждый думал о своём: Игорь -- о Лане, Илья -- о Вере...
Что- то будет...
Продолжение следует...
 
Ястреб
2
Андрей проснулся ближе к обеду, удивлённо посмотрел по сторонам, сообразил, что он дома и пошёл в душ. Нужно было смыть с себя тюремную грязь. Где же всё- таки Полина? В ванной он подробно вспомнил сон, который ему снился ночью. А видел он Полину с младенцем на руках, кажется это была девочка. Всё как-то очень -- очень странно. Нужно всё выяснить и в первую очередь зайти к бабе Глаше, соседке напротив, а уж потом, к дяде Семёну. Он живёт на втором этаже, но всё про всех знает.
Андрей прошёл в кухню, нашёл банку кофе, вскипятил чайник, достал с микроволновки тетрадь в клетку, ручку и начал составлять подробный план поисков Полины.
Где-то примерно, через час был завершён опрос соседей. Ничего конкретного, как не странно, они сказать не могли. Только то, что Полина не замужем, что никакого ребёнка они не видели и вообще не видели её длительное время, с полгода -- это точно. Вот это поворот!
Теперь в ресторан...
Андрей заскочил в автобус и сел на переднее сиденье. Вот и остановка Школьная, примечательно, что школ на этой остановке не было, зато было много кафе и ресторанов. Он быстро дошёл до ресторана "Гауда" и прошёл внутрь.
Андрей поймал худого официанта, как он ещё не рассыпался, и прямо спросил.. где Полина?
Молодой человек испуганно попятился: "Какая Полина?"
-- Ястребова? -- ответил Андрей.
-- Да она уже полгода здесь не работает -- сказал официант.
Как не работает, а где же она тогда? -- не мог успокоиться Андрей.
-- Да откуда же я знаю -- ответил бедный официант.
Андрей вышел из ресторана, не зная куда ему теперь податься? Помнится к Полины была подруга Света, как же её фамилия, Соколова, точно. Даже смешно стало: Ястребова -- Соколова. Одни птичьи фамилии.
Андрей решил пройтись пешком, это недалеко. Он подошёл к дому из красного кирпича, нажал на цифру два и стал ждать.
-- Кто там? -- спросил мелодичный голос.
-- Это Андрей Ястребов -- отчеканил он.
-- Полинкин брат что ли? Ну проходи -- Света открыла дверь в подъезд.
Андрей буквально залетел к ней в квартиру, благо она была на первом этаже.
-- Осторожно, сшибёшь же, прямо ястреб, как есть ястреб -- возмущалась Света.
-- Мне поговорить, срочно -- не унимался Андрей.
-- Ну срочно, так срочно, дай хоть кофе попить -- Света прошла в кухню, приглашая с собой Андрея.
-- Где Полина? -- без предисловий начал он.
-- Я же сказала, после кофе, разговор будет длинный...
Продолжение следует...
 
Ястреб
1
Андрей Ястребов возвращался из тюрьмы, куда попал совершенно случайно, взяв на себя вину хорошего друга, у которого была жена и маленький ребёнок.
Они вдвоём со Славкой возвращались тогда из коттеджного посёлка Элитный со свадьбы Елены, их общей подруги.
Не справившись с управлением Славка налетел на двух девушек, одна из которых погибла на месте и была она дочерью местного авторитета Железного.
Поэтому и только поэтому Андрей попал не в колонию, а в тюрьму, получив по максимуму, на полную катушку, пятнадцать лет, от звонка до звонка. Попал он в тюрьму ястребком, а выпорхнул Ястребом. Он долгое время был правой рукой пахана, державшего тюрьму крепко в своих объятиях. Но прежде, чем стать этой правой рукой авторитета Брусилова, он неоднократно был бит и резан самодельной заточкой. Полгода провёл в тюремной больничке, где находился между жизнью и смертью. Но после выхода из неё попал под крыло к Брусилову, который и дал отбой его травле.
Ястреб ехал к сестре Полине, которую он воспитывал после смерти матери. Сестре было двенадцать, ему восемнадцать, когда их бросил отец. А через два года умерла мать и он остался один с четырнадцатилетней сестрой, за которой нужен был глаз да глаз. Когда Андрей сел в тюрьму сестре исполнилось уже восемнадцать. Она осталась жить в трехкомнатной квартире и работала в то время в ресторане Гауда официанкой. И теперь Андрей был в предвкушении встречи с сестрой, правда последние два года он не получал от неё писем и он очень хотел узнать... почему?..
Андрей сошёл с поезда и вызвав такси, назвал адрес. Через полчаса он зашёл в подъезд и поднялся на третий этаж, медленно подняв руку он нажал на звонок. Ему никто не открыл, тогда Андрей пошарил над дверью и достал ключ, они с Полиной договорились заранее, где он будет лежать. Он собрался с духом и открыл дверь, но его встретила тишина. Андрей включил в коридоре свет и прошёл на кухню, открыл кран, налил стакан воды и залпом выпил. Затем осмотрел все комнаты и ванную - никого. Где же Полина?
Андрей не раздеваясь лёг на диван и провалился в тревожный сон... Ему снилась сестра, держащая на руках младенца - девочку, она улыбалась и звала его с собой...
Продолжение следует...
 
Чужая жизнь
За окном непогода, теперь и в душе.
Оголённые нервы, что тронуть нельзя.
Затекают вовнутрь боль и ужас скользя,
Разрушенье и мрак потихоньку неся.
И представив нутро всё как есть, в ниглиже.
Подменив в один миг чьи- то пазлы в судьбе.

Заставляя прожить снова жизнь, не свою.
Разобрать очень сложно, где зло, где добро,
А порой невозможно, так скрылось оно.
Даже если хирург вскроет это нутро.
Даже если стоять будешь ты на краю,
Говоря сотни раз одно слово -- "люблю".

Жизнь одна, но она тяжела и сложна,
Распознать и прожить не чужую, свою.
Когда загнан ты в угол и скажешь, "терплю",
Когда больно упал, скажешь снова, "встаю".
Вот тогда будет всё у тебя и сполна,
Счастье, дом, солнце - днём, тёмной ночью - луна.
 
Между жизнью и смертью
Холодное дуло вплотную к виску,
Мурашки по коже, дышать не могу.
Вся жизнь пролетела, как- будто бы сон,
А тело с душою поют в унисон.

Как хочется жить, неужели конец,
Встречают на небе: и мать, и отец.
Там ангелов сонм собрались на парад.
А может они отведут меня в ад?

Пот льётся холодный, бежит по спине,
О, Боже, как страшно при яркой луне.
Дай время подумать, грехи осознать,
Мне нужно немного, всего минут пять.

Я дам две минуты, стучит в голове,
Подумай, покайся, не то быть беде.
Трясёт лихорадка, отчаянье, страх,
А где согрешил я, в словах ли, делах?

Вся жизнь на ладони, увидел грехи,
О, сколько их, Боже, ты мне помоги!
Я каялся, плакал, молил и просил,
А дуло давило в висок, нету сил.

Что было потом, мне не вспомнить никак,
Быть может я чудик, а может дурак?
Но мне полегчало, я всё осознал,
Ох, как же от этой я жизни устал!

Спасибо, Господь, предоставил мне шанс.
Я в ступоре был, испытал некий транс.
С надеждой иду я по- жизни вперёд,
Опять поворот, знаю точно не тот...
 
Ангел
Станислав стоял на мосту и готовился умереть. Сегодня он окончательно расстался с Людой, вернее она его бросила, поэтому не хотелось больше жить. Что ему делать в этом мире? Отец у него пьяница безработный, постоянно поднимал на него руку.
Иногда Станиславу просто хотелось его убить, но он не мог, его посадят, а он в тюрьме не выдержит.
Недавно он встретил бывшего одноклассника, который вернулся из мест заключения. Стас его не узнал, это была ходячая мумия с впалыми глазами, больным взглядом, как у затравленой собаки и каким-то синюшным цветом лица. Нет... уж лучше с моста. С Людой они встречались два года, сегодня он сделал ей предложение, долго готовился и решился. А что же Люда? Она просто рассмеялась ему в лицо, и сказала, что он ещё не дорос. Какой из него муж? Ей нужен мужчина представительный, умеющий зарабатывать, дарить красивые подарки, возить по заграницам и просто ею любоваться. Мать... мама, до того была зашугана своим мужем, что Стасу больно на неё смотреть. Если бы он нашёл хоть один аргумент, чтобы задержаться здесь, но его не было. Станислав забрался на перила, встал ровно, расправил плечи, решил досчитать до десяти и прыгнуть...

Катя шла не торопясь по мосту, вспоминала свою сегодняшнюю встречу с Игорем. Он сам её позвал, до чего же она была счастлива! Они прошлись до парка и сели на скамейку, Катя была в предвкушении чего-то необычного. Вот сейчас Игорь скажет ей, как она ему необходима, что он любит её и не может без неё прожить ни дня. Игорь сказал... только всё это предназначалось ни ей, а её сестре, Веронике.
Он долго расспрашивал Катю, что любит её сестра, есть ли у неё кто- нибудь, не поможет ли она ему с ней познакомиться...
Катя всё никак не могла отойти от разговора, так ей было плохо, что не хотелось больше жить. Катя медленно подошла к перилам и на мгновение подумала, как же быстро можно решить эту проблему. Уйти и не мешать счастью своей сестры.
Тут она услышала странный звук и посмотрела налево. На перилах стоял молодой человек и готовился прыгнуть...
Нет, только не это... Катя медленно подошла к нему, чтобы не спугнуть, и очень тихо сказала: "Возьми меня с собой."
Стасу на мгновение показалось, что это Люда...
Конечно нет... зачем ей это?..

-- Как тебя зовут? -- он опять услышал тихий голос. Голос был мягкий, мелодичный, приятный.
-- Стас -- ответил он.
-- Мне очень нужна помощь, ты не смог бы мне помочь? -- спросил голос.
-- А что случилось? Я бы рад, но я немного занят -- отвечал Стас, не поворачиваясь к собеседнику.
Ему стало интересно узнать с кем же он разговаривает.
-- Понимаешь, здесь нет больше никого, кроме тебя, и если ты мне не поможешь, тогда придётся прыгнуть вместе с тобой -- Катя была уверена, что молодой человек этого не допустит.
Стас резко оглянулся, пошатнулся и... но Катя молниеносно среагировала. Она обняла его и дёрнула на себя. Стас и Катя упали на брусчатку и только тогда посмотрели друг другу в глаза.
-- Ты Ангел! -- произнёс Стас утвердительно.
Ему показалось, что он увидел над головой Кати нимб, а сзади крылья.
У девушки были белые волосы, голубые глаза, точёный нос и ямочки на щеках.
-- Конечно нет, обыкновенная девушка -- ответила ему Катя.
А в чём должна была заключаться моя помощь? -- Стас вдруг вспомнил о просьбе девушки.
Понимаешь, мне было очень - очень плохо, пока я не встретила тебя -- Катя смотрела на Стаса и к ней пришло осознание, что этот красивый парень и есть её судьба...
Они взялись за руки и пошли по мосту, уходя всё дальше и дальше, о чём- то оживлённо разговаривая...
 
Жизнь идёт
Жизнь не стоит на месте, движется вперёд.
И каждый день за чередой событий:
Сошёл с рельс поезд ли, разбился самолёт,
И сделано ль достаточно открытий.

Мы все песчинки в этом бренном мире,
Событий ход не можем изменить,
Сегодня находясь в прямом эфире,
Мы просто продолжаем дальше жить.

Мы ходим на работу, в магазин,
Уроки проверяем у детей.
У каждого из нас есть свой трамплин.
С него нам прыгнуть вовремя успеть.

Возможно, станет космонавтом кто-то,
А архитектор выстроит дома.
И президентом выберут кого-то,
Страна запомнит лучших имена.

Мы попадём в круговорот,
вот так сложилось,
Жизнь продолжается, идёт,
чтоб не случилось…
 
Смятение
Встаю с утра, мятущиеся мысли,
Вот из чего сегодня есть сварить?
Нет ничего и щи давно прокисли,
Но что поделать, надо дальше жить.

Где денег взять, никто ведь не поможет,
А до зарплаты очень далеко.
Что делать мне? Ну что же, что же, что же?
Смириться с этой жизнью не легко.

И я тогда молиться начинаю,
О Господи, ты не оставь сейчас.
И тут стук в дверь, иду и открываю,
Как раз, наверно, где-то через час.

Спасибо, Господи, я понимаю,
Подруга принесла мне старый долг.
Кто мне помог? Теперь я это знаю!
Я приготовлю ужин, будет толк!..
 
Прожитый день (Воспоминания)
Так тихо в доме, свет давно погас,
Закрыты ставни, а потом и двери.
Еды сварила много, про запас,
День кончился, сама себе не верю.

Я прилегла тихонько на кровать,
И в голову мою полезли мысли.
Они стучались в мозг, мешали спать.
Так плотно в голове моей зависли.

Я вспоминаю всё, до мелочей:
Как в холодильник убрала котлеты,
Плеснула молока коту... ничей.
А сдобой поделилась я с соседом.

Я искупала маленькую дочь,
И даже колыбельную ей спела,
Сказала тихо спи, теперь уж ночь,
И та тихонько засопела.

Поцеловала в лоб, укрыла пледом,
И пожелала ей, спокойной ночи,
Она мне очень помогла с обедом,
Сомкнула быстро свои очи.

Лежу… минута за минутой,
Я вспоминаю эту чахорду.
Глаза открыты, тело будто в путах,
Я понимаю, больше не засну…
 
Лунный свет (Монорим)
Льётся лунный свет в моё окошко,
Трепетный и призрачный немножко.
На коленях примостилась кошка,
Вдаль зовёт лимонная дорожка.
В рюкзачке овсяная лепёшка,
Уместилась и орехов плошка.
Сверху мёда липового ложка,
И нашлась свободная одёжка.
Вмиг уже покинута сторожка.
А в пути играла мне гармошка.
Провожала и собака Мошка.
Лунная дорожка, я в сапожках.
Шаг... упала сразу, вот матрёшка.
Лучше бы была я в босоножках,
Или же исподтишка подножка?
А вокруг, как- будто бы бомбёжка.
Я шагаю всё по мелким крошкам.
Словно боевик, а не киношка.
Только почему? Не плуг я, сошка!..
Трогала луну моя ладошка.
Ты, не плачь, она сказала, крошка.
Дам с собой небесное лукошко,
В нём такая лунная окрошка:
Нежная молочная морошка,
Кроткая волшебная рыбёшка,
Медная, рассеянная брошка,
Неземная яркая серёжка.

Все дары припрятала обложка,
До поры защёлкнута застежка!..
 
На море
Лена с Ирой - подруги, не разлей вода: вместе жили на одной площадке, вместе учились в университете, вместе убирались, сначала в одной квартире, потом в другой, готовили и естественно, отдыхали.
Чтобы увидеть их по отдельности - это надо было очень постараться, или обратиться в детективное агентство...
Парней у них до сих пор не было, они ни разу не были влюблены, да и считали что это им ни к чему.

На дворе полным ходом гуляло лето, июнь уже вступил в свои права, к обеду стало душно и девчонки решили сходить на море, что случалось крайне редко. Как говориться в известной поговорке: "сапожник без сапог". Жить у моря и практически там не бывать.
Лена принесла два купальника: один себе, другой Ире. В пляжную сумку были аккуратно уложены фрукты, вода, два полотенца и запасное бельё.
Девушки выпили по чашечке кофе и вышли из подъезда...

Вот они и дошли... Пляж - песочек. Море у них Азовское, бытует мнение, что оно чище, чем Чёрное. Подруги походили по пляжу, нашли себе хорошее местечко, разделись и легли на полотенцах позагорать немного. Долго они загорать не любили, поэтому через двадцать минут решили пойти поплавать...

Эдик и Богдан - местные ребята, тоже назагорались и подумали, что пора бы им искупаться. Недалеко от себя они увидели двух красивых девчонок. Некоторое время они за ними наблюдали и пришли к выводу, что неплохо было бы с ними познакомиться. Они дождались, когда девушки пойдут к морю и не торопясь пошли следом.
Лена с Ирой плавали неплохо, правда давно не практиковались. Вот и решили вспомнить, как это делается. Ребята вошли в воду вместе с ними и поплыли вдогонку. Ветер дул резкий, порывистый,
Лена и Ира уплывали всё дальше и дальше. Волны становились большими и преодолевать их становилось всё тяжелее. Внезапно девчонки оказались на гребене волны, а потом их со страшной силой бросило вниз и они ушли под воду. Лена очень испугалась и пыталась выбраться за счёт Иры, она толкала её вниз ко дну, а сама карабкалась наверх и ей это удалось.
Ира исчезла под водой, а Лена поплыла к берегу. Ребята всё это видели и старались найти Иру. Наконец, Богдану это удалось и он с помощью Эдика смог вытащить Иру на берег. Богдан, как мог сделал ей искусственное дыхание, хорошо хоть этому учили в школе. Эдик вызвал скорую, но они нигде не могли найти Лену, неужели ушла домой, бросив подругу?..

Скорая увезла Иру в первую городскую больницу Таганрога, находящуюся ближе всех к морю. Ира провела в больнице три дня, там у неё обнаружились проблемы с сердцем. Было назначено лечение и запрещены пока водные процедуры на море.
Лена в больницу к Ире так и не пришла не разу, наверное, ей было стыдно. Но к ней очень часто приходили ребята, спасшие её, особенно Богдан. Он вообще ей недавно сказал, что так как он спас ей жизнь, она просто обязана выйти за него замуж...
А что, об этом у неё ещё будет время подумать...
Статистика
Произведений
1186
Написано отзывов
248
Получено отзывов
242
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!