Любовь Бурнашева 122

Вокзальный блюз

Бывает так, что родишься где-то, Посмотришь- и время не то, и не та планета.
 
Вчера была среда.
В небесной колее след исчезает,
К немеющим ногам упала тень,
Шар остужая, солнце маслом тает,
Крылом твой самолёт закат задел.
Руками за перила схватив нервно,
Дрожь пальцы отбивают как канкан,
Сегодня был четверг, как год, наверно,
Вчера среда, была короче января,
День растворяясь, полумраком светит,
В уставших лицах притаилась грусть,
Стучат часы вокзала – время лечит,
Жестоко и некстати отмеряют путь.
В кафе вокзала тихо, музыка играет,
Под джаз нальют мне крепкого вина,
По памяти больной частями выбираю,
Сюжет любви, проверенный в веках.
На крышу голубь ангелом взлетает,
Дым сигареты растворяется во мгле,
Я в завтрашнюю среду возвращаюсь,
Разлуку я оставлю сегодня в четверге.
 
Марионетка
Стою в тени, тень за тобой,
И парусом душа по ветру,
Влечешь к себе своей игрой,
В твоих руках - марионетка.
Меня манит звучанье струн,
Игры гитары безмятежной,
Вплетает красный небосклон,
Закатами по венам нежность.
День ускользает на покой,
Под мраком льющегося неба,
Блуждаешь яркою звездой,
По снам моим, бродяга, ветром.
Зачем тебе, мой друг - герой,
Моя душа – марионетка?
Страсть растекается слезой,
От рук твоих и взгляда цепких.
Дышу я воздухом с тобой,
Одним. Зову тебя ночами,
Любовь словами не сказать,
Как исповедь перед свечами.
Ночь исчезает под рекой,
На небо хлынувшего утра,
Во сне и наяву, навек герой,
Я навсегда твоя марионетка.
 
Нелётная погода
Стирая закаты на пасмурном небе,
Мой ангел играет на картах с судьбой,
Снега пеленой, закружились метели,
В нелетной погоде звучит ветра вой.
На крышу вокзала ночь тихо стекала,
Закрыв звездопад из несбывшихся снов.
Неистовый голод земля утоляла,
Сугробами снега прикрыла любовь.

На небе мой ангел на картах играет,
Торжественно выиграл ночь у судьбы,
И я на плече твоем вновь засыпаю,
Под шум недовольно гудящей толпы.
Мир клином сошелся, частицею рая,
На сонном вокзале в объятьях твоих,
Дыханьем ладони мои согреваешь,
Кружиться земля, на земле мы одни.

На окнах вокзальных узорами нежность,
Хрусталь бархатистый рисует зима,
Играет на картах мой ангел мятежный,
В нелетной погоде своя красота.
По небу к рассвету ночь тихо стекала,
Открыв лабиринт из несбывшихся снов,
Под саваном белым земля умирала,
Прикрыла сугробами нашу любовь.
 
Фонари мне играют кантри
Опять я не сплю ночами, пью кофе, читаю книгу,
Теряя секунды по снегу время бредёт незримо,
Фонари мне играют кантри, светят клубами дыма,
Над дымом пустые крыши, и небо. Его не видно.

Закрыты небесные трассы, у природы свои законы,
Мимо промчалась осень, зиме просигналив дрожью,
Заплутала среди бессонниц, пью кофе и виски с колой,
Сколько было разлук, мне бы вспомнить – не помню.

Между нами вновь километры - отменённые авиарейсы,
Заворачиваюсь в одеяло, без тебя одной не согреться,
У погоды свои законы, заметает небесные трассы,
Фонари на струнах из снега за окном мне играют кантри.
 
От декабря до небес
От декабря до небес - только взгляд,
Едкий дым сигарет в глаза – слеза,
Каждый прожитый миг без тебя – убит,
А за окном ветер, зима, закат – плевать.

Считаю от стен шаги и часы – до пяти,
Греется память холодом злобной зимы,
Сшиваю, крою лоскуты - прошлого сны,
Сердце разбило ребра, сорвалось вниз.

Стрелки часов и жизни замедлили бег,
В шумном огромном городе опять снег,
Так неподвижен и вязок за окном свет,
В этом плену душа – обнаженный нерв.

Без тебя что тюрьма, что чума – плевать.
На второй половине земли где-то - ты,
От декабря до небес - только взгляд,
Без тебя как всегда - кошмарные сны
 
Вокзальный блюз
Страх искусственно глушат звуки,
В шумный город заходит вечер,
Мимо люди в оттенках разлуки,
Хрипло что-то кричит диспетчер.
Круг за кругом и час за часом,
Льется время вином измеряясь,
Оглушенная эхом вокзальным,
Я в оконный проём вжимаюсь.

Каждый раз как с судьбой играя,
Ставим жизни любимых на карту,
К стылым окнам лбом прижимаясь,
Молишь бога: – Не надо расплаты.
Не оставь мне в безветрие память,
Не оставь отраженье в зрачках,
Для тебя блюз вокзальный сыграю,
Ты услышишь его в небесах.

Синеву спрячут жалюзи-тучи,
Снег с небес на куски асфальта,
Сердце болью бинтуется туго,
Блюз вокзальный под звуки альта.
За любовь очень дорого платим,
Я делилась на тени и звуки,
Блюз вокзальный любви сыграю,
С лиц стирая оттенки разлуки.
 
Декабрьские сны.
Я осталась в зиме без декабрьских снов,
Я и снег, снег и я, в ожидание слепы,
Замерцали огни, твой взлетел самолет,
За огромным вокзальным окном - небо.

В пелене фонари чуть заметно видны,
Белый пепел вуалью окутал планету,
Без тебя опять сняться кошмарные сны:
«Самолет исчезает, снегом падает где-то.»

Буду я по карманам, ночь скрывая в заре,
Обезглавленной сигареты искать окурок,
Пустоту запрокинутых глаз слезой согрев,
Заполняет табачный дым, занавесив утро.

Между небом, землей стоит снега стена,
В новом дне - как всевышняя милость,
Самолет приземлился. И звонок от тебя.
Мне в декабрьских снах это снилось.
 
Ненавижу небо
А нам осталось до утра совсем немного,
Вот эти пол-заката, ночь и пол-рассвета,
Давай сейчас порвем к чертям твои билеты,
Скажи, зачем тебе нужны эти гастроли?

Звучат шаги по сонному вокзалу гулким эхом,
Пульсируя печаль впивается занозой в сердце,
Прощальный поцелуй, улыбка. Ненавижу небо.
Впадаю в панику, в безумие, с себя срываю кожу.

Докуривая сигарету, я смотрю как улетаешь.
Как машет крыльями твой самолет взлетая.
Мой сон бредовый наполняться кошмаром,
Оскалившийся самолет о скалы разбивает.

Вращаются - день и ночь, хватают за больное,
Тошнит от тряски прожитых пустых мгновений,
Зачем придумали все эти самолеты, это небо?
Не станут мне привычкой проводы и встречи.

Ты улетаешь, я по звездам вновь гадаю,
И умножаю расстоянье на молчанье телефона,
Я виски прямо из горлА пью, страх свой заглушая,
Наверно безвозвратно без тебя уйду в запои.

До встречи нам с тобой осталось так немного.
Пол-неба, пол-мечты, пол-жизни, пол-печали,
Тревожно всматриваюсь в ночные неба дали,
Пол сигареты докурив, лечу в твои объятья.
 
Не отпускай
Не исчезай.
Прошли по кругу стрелки на часах.
Отмерили отрезок циферблата.
Аэропорты, залы ожидания в глазах,
Их каменно-стеклянные квадраты.
Не забывай.
Рисую на стекле знакомый силуэт,
И пять часов осталось до рассвета.
На крыльях, взятых в небо на прокат,
Летели наугад и канули мы в лету.
Не забирай,
Скомкай и выброси отжившую мечту,
Продолжи жизнь ошибками рисуя,
Напрасных, пьяных откровений пустоту,
И недосказанность чужого поцелуя.
Прощай,
Всё только началось, я перешла черту,
День разбинтован, растревожив раны.
Печаль к вчерашним бедам приложу,
У времени с пространством бой неравный.

Не отпускай меня, мечту, любовь.
Все пережив ко мне придешь ты вновь.
Качаясь крыльями взлетает самолет.
Непрочность сновидений разбивая.
 
Не целуй мои глаза!
Застыла льдиной неба синева,
Слеза дрожит росою на ресницах,
Не нужно целовать меня в глаза,
Пусть на губах твой поцелуй храниться.

Не нужно целовать мои глаза,
Плохая эта с древности примета,
Сама от ветра высохнет слеза,
К разлуке их целуют. Ты заметил?

Ты вроде близко, мне от рук тепло,
И очень странно, мысли уже где-то,
Твой путь далекий, расставаться тяжело,
И на осколки вдруг разбилось сердце.

Не нужно целовать меня в глаза,
Прикрою их руками на мгновенье,
Открою, в небе снова синева,
Кричу я в вышину, мне нет ответа.

Сама от ветра высохла слеза,
Но сердце осени дождем залито,
Просила: – Не целуй мои глаза!
К разлуке привела эта примета.
 
За туманным поворотом.
За туманным поворотом я осталась,
Мне ветра кричали: – Не вернется!
Сердце мне рукой разлука сжала.
В небе вороньё кружиться, вьётся.

Мир дожди хрусталью затянули,
И звенят, звенят тоской- печалью,
Солнечные дни нас обманули,
Спрятались за тучами отчаянья.

-Я на время, - Говоришь мне, - Уезжаю,
А ты смотришь, будто расстаёмся,
Ты молитвою меня оберегаешь,
Ты не бойся за меня, прорвемся.

Я останусь за туманным поворотом,
Ты вернешься. Бред ветра кричали,
Машут с неба твои крылья самолета,
Разбивая дождь-хрусталь печальный.
 
Не знаешь ты.
Опять аэропорт,
Нет, ты не бойся, я не буду плакать,
Я посмотрю, как ты мне машешь с трапа,
И как взлетает в небо самолёт.

Машу тебе рукой,
Смеёшься, что боюсь я самолётов,
Что ничего нет страшного в полетах,
В который раз меня зовешь с собой.

Не знаешь ты,
И каждый раз мне удивленно говоришь,
Что рядом тенью, птица- облако летит,
Сопровождая самолёт в пути.

Ты не узнаешь никогда,
Что я от бед и катастроф тебя оберегаю
Я следом птицею-облаком взлетаю,
Пока жива я, будет так всегда.

Я не боюсь летать,
Мне так привычней и спокойней,
На небе, в облаках я от земных оков свободна,
И только так могу сопровождать.

Твой звонки,
От стрел грозы и от порывов урагана,
Твой голос заживляет на мне раны,
Спасает мою душу от тоски.
 
Мои сны.
Ну, почему мне перестали сниться сны?
О будущем я как теперь узнаю?
Они мне так нужны, так мне важны,
Без них брожу по жизни как слепая.
Как мне узнать, о чем поёт заря?
А этот ветер чьи приносит мысли?
И дождь стучится в мои окна зря,
Седыми тучами над крышею нависший.
Как мне узнать дороги твои где?
Их осветить тебе я как сумею,
Чтоб не блуждал ты, милый, в темноте,
От холода ночного как согрею?
Чтоб сны увидеть, нужно лечь и спать,
А я сижу смотрю в ночное небо,
Вот только так могу тебя я ждать,
И ты другого от меня не требуй.
Я буду ждать когда приедешь ты,
Зайдешь в наш дом, гитару в кресло бросишь,
И как всегда, подаришь мне цветы,
Ждала меня? – Ты улыбаясь спросишь.
В твоих объятьях, на плече твоем усну,
Устав от бури страстных поцелуев,
Во сне увидеть будущее я смогу,
И разгадаю тайну колдовскую.
Я расскажу тебе, о чем поёт заря,
И ветер озорной мне мысли чьи приносит.
Стучал по окнам дождь седой не зря,
Они любовь и счастье нам пророчат.
В стихах я разговор их утром запишу,
А ты стихи на музыку положишь,
Под голос твой и песни я усну,
Когда приехать ты домой не сможешь.
Я буду знать, как осветить твой путь,
И как согреть тебя в прохладу ночи,
Я буду тенью над тобой летать,
И нам никто беды не напророчит.
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!