Константин Щедров 46
Я оправдывать себя не стану В том, что делать должен был. Но писать стихи не перестану, И потрудится над ними мой остывший пыл. Должен я добиться всего сам Своей волею, характером, умом. А что поможет в жизни нам, Узнаю только лишь потом. Не каждому писать вот так дано – Писать ведь кто-то не умеет. И, может быть, все сочиненное моё И все стихи мои – лишь глупая затея.
 
Как скоротечен этот мир...
Как скоротечен этот мир,
В нем зазеваешься - пропал.
Спеши скорее в этот тир,
Держи валыну, все попал.

Ты видишь цель - за ней стена,
Задача - не промазать сразу.
Возможностей всегда сполна.
Стреляй быстрей - опять ни разу.

Пуля, летящая твоя стрелой,
Замедлит до нуля движение.
Мимо цели остановлена стеной.
Все - край, вот это достижение.

Обойма выпущена - мимо вдаль.
Теперь остался лишь один патрон
Он для тебя или для них - решай.
Остановись, подумай - что потом.
 
Иллюзия 2
Прекрасный миг - иллюзий взор -
Себе поставил приговор
За счастье посчитать, представил я надменно.
За что теперь в душе пожар,
За что такой злосчастный дар
Метаться между строк нетленных.

Но все равно в прекрасный путь,
Как не посмел бы я взглянуть,
Желание огромное отправиться охота.
Там встретить ожиданье мне,
Узреть неуловимое извне
Прекрасных мыслей, чувств полёта.

Картина пишется творцом.
Стих этот мой - моим пером.
И в нём представлено так много.
Поверить снова я желаю,
Что новый путь - тропа иная,
Хотя исхода жду любого.
 
М. Горшеневу
Я слушал все твое...
Твое неповторимое тобою...
Тобой написано еще
Бы было много но порою

Мы этого как должность
В сердцах своих не принимаем,
Воспринимая все как сложность
И безысходности дыханье.

Горшка творения, как вечность
Оставят неизгладимый след
На стереотипах многих встречность
И резких проявлений бед.

Он безрассудность шутовских следов
В изысканности королевской четы
Разоблачил - тебе поклон.
Ушел от нас. Ну где ты..?
 
For VIK
Товарищ верный, лучший друг,
Твоею дорожу я дружбой.
В час печали, горечи, разлук
Твои совет, он самый нужный.

Ты весел без дурного тона.
Беззаботен и по жизни ярок.
Пусть оба мы так далеки от дома.
Но путь наш общий не без ямок.

Пусть неприятностей полна дорога,
Ты в жизни стерпишь огорченья.
Исканий и попыток будет много.
Но улыбнешься, без сомненья.

Друзьями дорожишь и верной дружбой,
Пусть за частую где-то треснет.
Эмоциональный чувственный наружный
Открытый всем, ко всем без лести.

Самим собой ты будь всегда.
И не сворачивай с пути.
Мой верный друг, с тобой друзья.
Ты Вик, я Кос, братухи мы.
 
***
Порывы ветра нагнетают,
Ночную мглу сгоняя прочь.
Ознобом холодов вдувают
В тела простуженности ночь.

Иголок тысячи голов
Вошли в поверхность кожного покрова.
И чувствуется холодов улов,
Все отбирают опять снова.

Над пропастью обрыва лета
Сгущает тучи стены снег.
И, кажется, теперь нет света,
И что тепла здесь больше нет.

И занесенные под снегом,
Пытаемся огонь найти.
И греемся надеждой где-то,
Её, увидев, обрести...
 
***
Перо заточено под руку автора Эйдзоку,
Уместен здесь контекст простой –
Он пишет будто сбитый с толку
Что толку нет, и ум пустой…

Толкуй ему свои талды,
Он их воспримет, не волнуйся.
Не зря на то ушли труды,
В усердие внимания лишь сунься,

Как неспокойным сразу станешь.
"Бесформенного пустохлябства" суть
Так изумленно вкус утянешь
Неясностей и свой абсурд.

Возможность вялого старанья
Не выразит прискорбья взор.
И незачем сведут признанья
В чей-то очень бурный вздор.
 
Иллюзия
В этой жизни больше снега, чем тепла,
Мы ощущаем его хладность,
Зажглась и разгорается внутри искра,
Свеченье холода придало эту статность.

Немой озноб дыхание сковал внутри
И выточил стальные нервы.
Невидимую грань теперь рукой сотри,
Предстанешь вновь и станешь первым.

А твердости придать теперь опору,
Основой этого прибудет ясный ум.
Высказывания его придутся впору
Закрытых тем и скрытых дум.

Но двухсторонним облик непривычен,
Разлом по трещине, прибегнутый к обвалу.
Обрушена надежда, миф привычек.
Оставь здесь все, успех и славу.
 
Путь
Досаднее от правды станет,
Что на душе моей тоска.
Печальным быть, отныне садит
Заточенные в тело небеса.

Разрушен миг порывом ветра,
Что ниспослал внутри лишь тишь.
Окутан призрачной надеждой
Взор, устремленный дальше ввысь.

И освещенной светлость млеет
И нежится в горячем льду.
Здесь ни за что и не согреет,
А только навлечет хандру.

Но все, что здесь теперь стрясется,
То сонм прекрасного во мне.
Кем стал, таким же пронесется,
Возвысившись по неге, налегке.
 
Страшный сказ
…В надежде, что остался жить,
Он оглядел себя с испугом.
И неожиданно пустился в прыть,
Рванул что силы вслед за другом.

Но и угнаться, знало время,
Не представлялось там возможным.
Дух сзади нагонял свирепо.
В мечтах одно - пожить еще бы.

Один, по сути, в древнем здании забытом
Он очутиться был не рад, и как всегда
На то судьба его прощать в пути закрытом
В последний раз никак уж не могла.

Мгновением нелепым предстанет вид
Ужасного в томлении прелюдий.
Где тУт же жизни музыки миг стих.
Издали стонущие вопли эти люди…

Кто ж знал, что так всё обернется,
Как будто в сумраке туманном,
Мертвецки пьяным с пропасти сорвется
Обманутый враньем, овеянный дурманом.

Вскружило голову от мысли быть богатым
Нелепо совращенное рассказами лгунов.
Глупцам от жизни взять то вряд ли,
Не прибегая к помощи своих умов.

Судьба злосчастная в затишье неприметного
Задумала жестокой шутке быть,
Взирает ликом ужаса предсмертного
Ждет часа кровного, стоит.

В прекрасной неге синей пребывая,
Он отодвинул от себя седьмой стакан.
Глава его, покамест, не седая,
Но выглядит уже как старикан.

Про местный эпос ужаса и страха
Рассказывали все вокруг селяне.
Что бродит дух убитого монаха,
В гористой местности Саянов.

В полунОчи освещенная земля луной,
Говорила нашему герою богом позабытая старуха,
Покажет путь к горе златой,
Он искоса взирал пьяненный, глазами часто хлюпал.

Мерещилось хмеленному, как в доме старом
Он обретает позабытые богатства горной расы,
И жизнь свою продал бы даром
За то, чтоб рассекретила те кассы.

С попойки голова его гудела сильно,
И смутности вчерашней странной встречи
Неясные сюжеты она все ж воспроизводила.
Напомнил друг ему попавшийся под вечер

Про то, что вместе предстоит, однако,
Найти заветного тайности плоды в горах
Сокровища, сияющие своей властью, знаком,
Оставленным луной в полуночи во тьмах.

В дорогу взять был рад он две бутылки,
Что согревали его нутрО теплом,
От близости к той цели были пылки
Их разговоры, подогретые вином.

Ночное небо, озаренное луной
Открыло виды дивные горы,
Мерцавшей, отливая золотой
Слепящей негою глаза в пути.

До цели старухой указанного места
Пройти лишь несколько минут осталось.
Но на пути средь чащи гОристого леса
Настигло их строение пугающее малость.

В натуре глупости незнание сочится,
И, увлекая за собой, оно, прискорбно
Как корабль на камни мчится,
Свою погибель предвещает скромно.

Над местом этим дух злосчастный
Проклятием своим безумным от беды,
Преграждающей к местам ему подвластным,
Как стражник злата здесь кружил.

Переполоха не имелось вовсе.
Напившись вдоволь, они шли.
Им, в поисках заветной горсти,
Неведомо последствие былин.

Заросший порослью домина старый
Истории свой не видел срок.
Самим казалось это странным,
Неясного создания чертог.

Манящий вечностью обманной в плен
Заполнил он пьяненное сознанье их.
А дух смеялся, снова виды древних стен
Нальются теплой кровью тел людских.

Вошедших дом встречал загадкой.
Что кроется внутри за гранью его сводов?
Ответ менять на жизни жалко,
Их скоро кончится свобода.

Жизнь – штука, вечной не бывает,
И черным красок пролита пятном.
Она пред смертью быстро осмысляет,
Что пропастью закончится потом.

Дух близится, за спинами людей стоит.
И видна тень его, ножом сверкнула.
Застыло время, поздно здесь в ночи
Им изумленным помышлять, откуда

Так скоротечно высекаются секунды
Из жизни временем им незаметным,
Виды ужаса покажутся нескудны,
Окрашены те сцены криком смертным.

Удар, за ним еще другой.
Рука не дрогнет, режет вены.
Крик боли. Друг куда ты? Стой!
Он убежит. Да нет. Попытки бесполезны.

И истекает кровью темно алой.
Повисшими кусками плоть висит.
Прорезан бок хладнЫм металлом.
В глазах незыблемая тень стоит.

Нажива легкою казаться может,
Когда, не прибегая к сохраненью жизни,
Риск проявляется гораздо позже,
Не дав понять, что всёж погибли.

Внезапным стало проведение такое.
В окружении стен прОклятых и злобных
Пока до смерти неумолимо двое
Выговорить слов могли безмолвных.

Один лишь миг, в глазах так мрачно.
Ну, вот и все. Застыл тот ужас.
И больше нет свободы алчной.
Затихли голоса, на издыханье тужась…
 
Тень судьбы
И села рядом смотрящаяся тень в себя,
Так скучно позабытое земное притяжение
Недобро гнев на небо пролило в дождях,
Теперь лишь знает некоторое облегчение.

Массивным грузом окаянным упало рядом
И не пробудет дольше тех времен,
Что тяжестью тягучих кровных ядов
Вонзились точно хладным острием.

Угас в глубинах неприметных берегов
За тонкой коркой льда нечаянный тот лик.
Его повергнет в лихорадке странных снов.
И скоро скажется отсутствие червовых пик.

Испытанной, но верной времени дорогой
В том истина моя со мною пребывает.
В пути на карте вычерченною злобой
Она в судьбе моей оковы разбивает.
 
Безумные
Безумен в этом мире каждый, знай.
Кто-то меньше, больше остальные.
Безумцем станешь невзначай,
Пребывая в забытье, отныне

Проявляя некоторую спесь.
Сжимая силою томленья, скука
Желанье подавляет счесть
Правдивость действия рассудка.

Лжецом судьбы своей печальной
Без вести гибели в кручине дней
И страхом совести нахальной
Пребудешь лучшим из людей.

Не предаваясь нравственной породе,
Себя понять, как будто бледный свет
Пытайся плыть назло невзгоде,
Светить вовсю, искать ответ.

Из тонущих в пути таком заметишь
Неярких бликов яркие замашки.
От счастья лучшим быть засветишь -
Распродано сознание за бумажки.

Предавшись чокнутым недугам,
Халявной жизненной забаве,
Зовут проплыть в пути безумцем,
Отдавшись дурости и славе.

Негоже быть по чести главным
В творении такого безрассудства.
И в нем теперь осталось важным
Хвалить причины вех беспутства.
 
***
На жалость падки мы немного.
С теченьем времени, беда,
Дурная появилась мода -
Быть вместо сердца с куском льда.

И в самой малости старанье,
Что проявляется порой,
Не привлекается вниманьем
Надеждой вылиться благой...
 
Мнимые
Кто пресловутостью своей не блещет,
Сидит в потемках дома у себя.
Ему не станется от тягости полегче
Винить себе других за зря.

Спроси, что думается эдаким, как сразу
Ответ зальет своею простотой -
Иди своей дорогой, влейся в массу,
Тебя не просят быть самим собой.

Надень однообразия пародий маску,
Кто не признает, тот пропал в тени.
И мнимую как призрак ласку
Взамен той настоящей им верни.

Презренья час пробьет в тени тревогу,
И растрезвонится в один момент.
Такими быть - они то могут.
А настоящее свое погасит свет.
 
На краю
Здесь, на краю упавших стрел
Шаг влево иль вправо – сразу расстрел...
Вот он, край, прям подо мной.
Шаг влево иль вправо – и вечный покой...
 
Тлеющая нить
Прошедший день унес все то хорошее,
Что помогло забыть мечты,
Но было странно вспоминать заросшие
Во тьме разбитые пути.

Теперь осталось ничего почти,
И время разовьет печаль.
Поможет, может быть, найти
Вдали неясных очертаний даль.

Так сталось сладостно прощаться,
Как будто это будет раз.
И тешит мыслью безвозвратной
Последнее, что есть сейчас.

За небосклоном горизонт,
Он отравляет миг надежды.
Дождем все смоет без забот
Подобие любви и нежность.

Ничто не вытянет из бездны.
Кто погрузился будет жить.
Таких как я не будет прежде.
Порвалась тлеющая нить...
 
С теченьем времени судьба...
С теченьем времени судьба,
Опережая жизнь мою,
Пронзит осколком льда
Горящую тобой душу.

Бывало всякий раз и раньше тут,
Что с непривычки как в бреду
Размеренно ступить на этот путь
Мне не под силу, не могу.

Пытаясь делать снова так,
Перестаю я верить во что-либо.
Я выдохнул себя, теперь никак
Вернуть душой растраченные силы.

Еще подобное испытанное мной
Навсегда погубит суть души,
Останется один тогда покой
Под коркой льда в моей груди...
 
Ложный миф
Кто задыхается во лжи,
Тот не поймет свою заслугу,
Что злу он дружбу предложил,
И не поддался тем испугу.

Его разум под контролем так,
Направленный в говноутечке.
Говном лишь можно мозг его назвать,
Втопив туда всего три свечки.

Одною назван тот обман,
Что даст прикрытье его жопы.
Пойдет на всё, пуская хлам
Попытками пропитой злобы.

Второю будет жажда страсти.
И больше проявив потребность,
Пойдет путем наживы, страсти,
Имея с этого лишь бедность.

А третья станет мнимой целью.
Ему что скажут, он поверит
И будет тем же идиотам верить,
Искать свои концы, потери.

В душе бездушием чернит
Людей порок. Гвоздем прибив,
Всё кто-то ждет и свято чтит
Страданье, боль и ложный миф...
 
Духом панка
Здравствуйте ребята! Хой!
Вдруг слышу я в ответ.
А, это панки – народ хмельной.
Хой, для них – это привет.

Здесь собрались они, смело
Нарядившись в своем духе,
С ирокезом и в помятой
Уже потрепанной косухе.

Стиль их буйный и мятежный
Был знаком он всем давно.
Волосатых и небрежных
Не понимали их никто.

Но толпы той рьяной, дикой
Все бояться не спроста.
На концерт КиШа так лихо
Рвались панки как всегда.

Их упрекнуть ни в чем нельзя,
А ни то одним замахом
Пьяная вот та толпа
Все накроет своим панком.
 
Земля вращается вокруг оси своей...
Земля вращается вокруг оси своей,
Набирая обороты –
Года, века, эпохи.
Но что таится там за горизонтом дней.
Что нас ждет?
Что к нам грядет?

Ничто не дремлет в наши дни,
Взгляни, увидь и посмотри,
Одумайся над тем,
Что может вскоре быть,
Что сможешь ты свершить.
Но скажешь ты «зачем».
 
Зачем живем мы на Земле?
Зачем живем мы на Земле?
Какая цель у человека?
Кем быть, кем стать тебе и мне?
Найдешь ответ в конце своего века.

Люди созданы творцом небес
Как все живое на Земле и как сама Земля.
За тайной мира я полез –
Время и пространство бесконечны – задумался над этим я.

Если все же бесконечно –
Нет начала всех начал,
То как же зародилась вечность?
Нет того, кто это бы обосновал.

Искать ответы на загадки мира
Нет смысла. Трудно найти нить.
Продолжает над головами солнце светить мило,
Дарить нам свет, тепло и жизнь…
 
Правды жизни не имея...
Правды жизни не имея,
Я зашел на этот брег,
Зерна знаний в почву сея,
Начал свой я бег.

Как необузданная птица,
Легкомысленно взмыв в небеса,
Поднялась и начала кружиться,
Думы тяжкие в себе неся.

Так вот и я,
Не разобравшийся в себе, в своих я думах,
Жизнь беззаботно проводя,
Запутался - где правда, а где смута.
 
О, Русь...
О, Русь, моя родимая земля!
Все в тебе прекрасно, свято:
Твои просторы, нивы и поля.
Душой народа ты объята.
Границ не существует у тебя.
Кто не понял? Мне ж понятно –
Свободна ты, родная сторона!
Осознавать мне это так приятно!
 
Я не тот...
Я не тот, за кого вы меня принимаете.
Я не тот, за кого вы хотите меня выдавать.
Не сможете понять, и сейчас не понимаете.
Я другой человек и не смейте вы мной потыкать.
Пускай, что все мы люди,
И движет нами одна «рука».
Но путь у нас разный будет,
У каждого своя судьба.

Судьба человека, она не вся цела –
Может менять он свою судьбу.
Так вот кто-то идет под прицелом,
Отстаивая честь и свободу свою.
Что же движет человеком?
Его жизнь, судьба и путь.
По маршруту жизни, пробираясь веком,
Радуйся, иди, живи и будь.
 
Новая звезда
Год пролетит как все года.
Что полезного принесет он для всех?
Никто не знает – наша жизнь всего полна.
Но ждет кого-то и успех.

Ждет ли успех меня
В этом ли году?
На небосклоне следующего дня
Звезду я жизни обрету?

Живу я, живу,
Живет народ.
Попутно вмести с ним
И жизнь течет.

Течет. И утекает ли она
От повседневных дел, забот?
Родилась новая звезда
Под этот Новый год.
 
Пути
Жизнь – поток морской волны,
То вспенится невольно
И забурлит, как пробуждение весны
От сна всего живого;
То гладь воды не тронута, спокойна,
Не шелохнет ее ни что,
Останется молчать
И спать себе тихонько.

Есть два пути: один – молчать,
Смиряясь ко всему;
Другой – живой – кричать
И примиряться лишь к тому,
К чему ты хочешь примиряться –
К добру, любви и свету,
Но не злу.
Нельзя такому поддаваться.

Зло, ложь, обман
Ведут не к жизни.
Накроет мрачный их туман,
Придут лишь к верной гибели.
Мир воцарится на Земле,
Все заживут в добре спокойно,
А прошлый мрачный день
Уйдет в небытие, в историю.
 
И скрипящим тихим шагом ...
И скрипящим тихим шагом
Иду навстречу я судьбе.
Не хотел бы больно падать,
Поскользнувшись на доске.

Жизнь спешит куда-то вдаль –
Время не догонишь.
И идешь, немного жаль,
Что былого не воротишь.

А хотел бы вспомнить детство,
Дальние края,
Где тревожилось бы сердце,
Закипала кровь моя.

Не вернуть таких времен,
Как хотелось бы, конечно.
Жизнь идет своим чредом
Медленно, беспечно.
 
Хорошо же жить на свете...
Хорошо же жить на свете,
Видеть солнечный закат
И здороваться. В ответе
Слышать пару теплых фраз.

Что же будет с нами вскоре?
Кем мы станем на Земле?
Призадумался Володя.
Призадуматься бы мне.

Предрекал же Нострадамус,
Воцарится на Земле
Мрак и свершится «Апокалипс».
Может все это и бред.

Может этот «Апокалипс» -
Перемена всех времен –
Приведет нас к светлой жизни.
Смысл жизнь в том,

Чтоб люди жили в мире и согласье.
Что же говорить потом –
Откуда происходят все ненастья,
катаклизмы и несчастья
Надо думать и умом.

Скажете умом.
Он у каждого по разному сложен.
Это правильно и верно,
Ведь у каждого ума своя есть мера.

Люди, заклинаю я Вас –
Живите достойно:
Ведь каждый прожитый час
Отразится Нам невольно!
 
Черно-белый
Ой, не жизнь, а кутерьма,
Сплошное невезенье.
Настала черная полоса –
Диких воплей проявленье.

А забросить бы все к черту
И забыться насовсем.
Пробежать не в силах версты
До решения всех дел.

Но не нужно расслабляться:
Говорит внутри мой мир.
Нужно с мыслями собраться,
Доказать, что полон сил.

Я согласен с этим мненьем,
Довершить дела готов.
Что же будет с проявленьем
Тех, кто верить мне не мог?

Да, пусть знают, я не сдамся.
Докажу я головой,
Что с проблемами справляться
Мне, конечно, не впервой!
 
Новогоднее приключение
Однажды вечером морозным,
Как раз пол Новый Год,
Пошли за елкой в лес путем мы незнакомым.
Бензопила у нас – такой вот был подход.
Втроем на лыжах шли
По неизведанному, сложному пути.
Вдруг начался внезапный снегопад.
Следы заметены – и нет пути назад.
Озаряя тьму ночную светом фонаря,
Пробирались в глушь лесную,выбраться желая.
Сначала трое нас, а стало два –
Отстал товарищ наш, все больше уставая.
Его искать стали тогда.
Потеря Вадика для нас была большая,
Ведь у него бензопила,
Которой ель пилить мы собирались.
И вдруг мы видим – голова
Медвежья на снегу валялась…
Что случилось здесь недавно,
Не могли никак понять.
На снегу следов полно,
Крупных пятен крови пять.
Осмотрев ту голову медвежью,
Уяснили лишь одно –
Оторвана она не силой человечью,
А, в частности, бензопилой иль топором.
Долго думать мы не стали –
Надо Вадика спасти.
Там тропа, и с лыж мы встали
И по той тропе пошли.
Шли мы около полчаса,
Недалеко увидев свет,
Оказались прям у самого шабаша
Ведьм, а с ними был и дед.
Дед тот, видимо, был лешим,
Весь в лохмотьях и зловещий лик,
Взор недобрый, и молчит он, онемевши.
Быстро сообразив все это вмиг,
Мы очутились у небольшого там сарая,
Ползком пролезли мимо них.
И, шагам нашим внимая,
Дед оглянулся и затих,
Но через несколько секунд
Проклятый леший взял дубину.
Весила она около двух пуд.
И снял с нее он паутину.
Приплетая, взял, пошел за нами.
Что нам делать?! Повезло. В кармане
У Вована отмычка от дверей валялась.
Вскрыл он дверь. Рядом леший оказался.
А мы в сарай тогда шмыгнули
И закрылись на замок,
К тому же деда обманули –
Дубиной дверь сломать не мог.
Что делать нам, не знали,
Дальше как бежать.
Но вдруг в подвале увидали
Потайную дверь с замком. Опять
Дедок дубиной в дверь стучит.
Не открываем мы ему.
Сарай бензином был облит –
Сжечь заживо хотели нас, и-ну.
Уже пылает наш сарай,
Дышать уж нечем нам совсем.
Замок-то кодовый. Лом дай,
Мы вышибем им дверь –
Кричит Вован, силенок понабравшись,
И поднапрягшись,
Мы вместе дверь свернули.
Туда шмыгнули. И как вдруг
Сарай тот рухнул наземь.
За дверью люк,
Который вел под землю.
Закрывши люк, спустились вниз.
Не видно во мраке ничего,
Лишь слышан писк от крыс.
А дальше делать что?
В руках Вована появился факел.
Спичкою его зажгли.
Мрак нам этот не приятен.
Убиваю тьму, мы дальше побрели.
Шли мы менее полчаса.
Выход вскоре показался.
И вышли мы оттуда,
Увидев, что стоим
Мы рядом с елкою огромной.
Нашли мы Вадика следы,
Которые вели как раз к нему.
Он, нас увидев, закричал,
Что очень долго нас искал.
Взял бензопилу.
Нет, не подумайте,
Что сделать нам он собирался.
И не представите себе.
За нами леший гнался.
И распилил его на пополам.
Кровь, брызги, мозги.
Так он спас жизнь нам.
Сказал, чтоб были осторожны –
Тут много нечисти в лесу.
Завел бензопилу, пошел пилить сосну.
А мы не представляли,
Что он знал эти места.
Вот так мы погуляли
В тот Новый Год, и не спроста.
 
Закончен путь...
Закончен путь - не в ад, не в рай.
Чистилище - страшнее смерти.
За каждый грех, проклятье - найм.
Замучен пыткой твердой жести.

Сталь - расплавленный металл
Искрометною своею силой
Подавит все, придет в места,
Въедаясь мессией пытливой.

Обрублен корень поголовье.
Стресс с себя откинув,
Жизнь потерял свою в безмолвье,
Сгинув в темную пучину.

Забыл про все, что было.
Исчез и покаяние унес,
Забрав с собой обиду
Судьбы истязанье грез.

Ушел как призрак покаянный,
По истеченье стольких лет
На свет вышел первозванный,
Забыв про миф своих легенд.
 
Вампир
Он был сражен по воли вечной,
В его глазах была утрата.
Путь наверх казался млечным.
Он видел здесь ворота ада.

Но не постигнув тайной силы,
Он наземь пал, сраженный болью.
И яд скрутил незримой тиной,
Опутав разум, взыграл кровью.

Но справившись со страшной силой,
Которая давала вечность,
Он осознал, что став вампиром,
Не станет тратить человечность.

И он остался предан ей,
Вселенная рождает время.
И с новой жизнью устремленный к ней,
Нес за собою бремя.

Застывший мрамор юных лет
Отразил всю красоту и холод
Его лица прекрасных черт.
Сила есть и ум, и скорость.

Он скрыл себя среди людей,
И мог общаться с ними,
И мысли видел их идей,
Читал насквозь как книги.

Весь мир теперь как на ладони
Трепещет сердце, снова как живой.
Путь его сведен судьбою
С прекрасной девушкой одной.

Противится желанию никак.
А кровь ее поет так сильно.
Правда выльете во снах,
Он и она теперь едины...
 
Здесь ему не будет покаянья...
Здесь ему не будет покаянья,
Здесь обреченному ему во мгле,
Познавшему все беды и страданья,
Придется тяжкий крест нести к судьбе.

До той поры терпел презренье,
Людскую ненависть и ложь,
Что жить в таком забвенье
Душе его не смочь.

И в заточенье находясь,
Она стремится вырваться отсюда.
Ей не дает взлететь та грязь,
Сокрывшая надежду всю от люда.

Эпохи смена наступает…
Затмилось небо и гремит.
Неугомонный шум съедает
Ту весть, что сердце говорит.

И на пределе сил своих
Ничем помочь себе не можем.
Гнием здесь все мы изнутри,
Снаружи пудря свои рожи.

Предел достигнут, тот лимит
Как выстрел в спину нас накроет.
Смертей стрела запущенной летит
На мир падший ярость гонит…

На стык эпохи привилась
Спираль закрученных событий.
И жизнь еще не умерла,
А только прячется в укрытии.

И возрождаясь в новом виде,
Приходит образ по-иному,
Той силы новый лик
Лишь будет устремлен к благому.

Преображенный мир не сгинет
Историей, не ставшей былью.
И гибель не постигнет,
То созданное вечной жизнью.
 
Солнце светит над землею...
Солнце светит над землею,
Освещая все вокруг.
Что поможет нам с тобою
Заглянуть за грани, друг.

Что увидишь в этой дали
Будущих больших побед?
Нет ни грусти, ни печали -
Мир огромен, человек!

Мы живем ни ради денег
И не славы на земле,
Ради счастья. На тот берег
Устремлен твой взгляд весь век.

Пробираясь к нему силой
Гибель принесешь с собой.
Надо быть душой красивой,
С честью жить и добротой.
 
Кодовую дверь не отпереть ...
Кодовую дверь не отпереть –
Шифр утерян навсегда.
Здесь во мраке ожидает смерть
И заклятие врага.

Все, что создавалось вечным,
Разом растеряем вмиг.
Улетит душа беспечно.
Стерт с Земли былой весь лик.

И грядет тот переломный час,
Когда все лопнет и взорвется,
Что может потревожить нас,
За что всех нас коснется.

Под управленьем находясь,
Мы все в системе зависает.
Но тот, кто в озарении сейчас,
Не поддается он влияньям.

И, выделяясь из толпы,
Для всех покажется глупцом.
Не разделяя их молвы,
Говорит своим он языком.

Идее импульс он придал,
Наладив иерархичность связи.
Стремлением своим он показал,
Что нам подали – все из грязи.

Что ценность человека не в свободе
И не в «хотении» чего-то,
Не в подражании элитной моде,
Служащей наживе и мамоне.

Высшим чувствам придаваясь,
Взор устремил свой к небесам.
Готовым был хоть в одночасье
Расстаться с жизнью за Тебя.

Жизнь серых красок повседневных,
Размытых однообразьем серых дней,
Не уместит портрет блаженный
Прекрасных чувств, благих идей.

Вот, что воистину бесценно –
Не жизнь – а чувство чести, доброты.
Кто по пути идет неверным,
Тот не пройдет того пути.
 
М-2033
Горит земля, в огне пылая,
И он, идя сквозь гущу дыма,
На небе мрачном созерцает
Мерцанье звезд, почти незримых.

Душа его не омрачила.
Мир измененный всех меняет.
В борьбу с врагом вступая смело,
Их хитрый разум побеждает.

Во мраке темноты бездонной
Спешит он, голосам внимает.
Подземный город утомленный
Ему ловушки расставляет.

Хоть цель его недостижима,
Но с каждым шагом к ней он ближе.
Запретных зон и их режимов
Подземный зов негласный слышен.

Судьбой не брошен, он поднялся.
Взгляд его и город слились.
Лик красоты былой остался,
Но цивилизации сменились.
 
Время там остановилось...
Время там остановилось,
Чтоб понять и обсудить
То, к чему оно стремилось,
Осознать такую жизнь.

Все безумны в этом мире.
Мы спешим, стоя на месте,
Ставя целью страсть к наживе,
Заменяя честь на лести.

Проморгал. Обманут сразу.
Разобраться и не сможешь.
Ты упал, но вмиг подняться,
Обязательно ты должен.

Презирая жизнь такую,
Ты пойдешь своей дорогой
В этом мире на слепую,
Дорожа своей свободой.

Попадая в вихрь событий,
Не пропав, ты движешь дальше,
Где вдали за гранью скрыто
Время от безумных мыслей наших.
 
Победа над неизбежным
Вдали гроза и молнии сверкают.
На город, наступая мрачной тенью,
Свинец угрюмой тучи предвещает
Его стремительную гибель, разрушение.

Ураган, все ближе подбираясь,
Угрожает он стремительным порывом.
Фронт его, все ближе разрастаясь,
Поглощает небо, нет нигде разрывов.

Столбом вихрастым он пойдет на город.
Высасывая все с земли.
Смерч принесет погибель, холод,
Сметет того, кто встанет на пути.

Но фронт высокого давления
Разрушит час стремительных тревог.
И туча сменит направленье,
Уйдет, гремя, за горизонт.
 
Roduar
Меч, магия сокрушит всех врагов.
Власть его вечная брала свое.
Ни страха, ни гнева в глазах, ничего.
Наделен лишь он силой могучих дедов.

Кровь, разгоняясь в жилах вен,
Нагревалась, закипала.
Проявлялся силы ген.
Страсть к победе в нем играла.

И он брал свой меч булатный,
И грозящим всем ударом
Разбивал он сталь и латы,
Раздавая смерть за даром.

Родуар, рожденный светом
В день начала великой войны,
Любил свободу, мчась по ветру,
Находясь в ожиданье дальнейшей судьбы.
Но опыта в нем было мало –
Любая материя не совершенна.
И замечен был он магом
В момент испытания белого света.

Маг – не пророк, наделен он лишь знанием.
Ученику своему все секреты откроет,
Чтоб его дар и вся сила сознанья
Всех врагов с пути верного сломит.

Армия тьмы, возрастая из мрака,
Мглою туманной опутала землю.
Нечисть и прочее исчадие ада
Были беспощадны и веяли смертью.

Город большой был охвачен огнем.
Черные силы мрак, тьму принесли.
Гибель убийства ночью и днем,
Но есть спасение – твой дар и мечи.

Магия света в полуденном зное
Окажется выше над магией черной.
Сила сознанья тьму сокрушит,
И в пламени белом вся нечисть сгорит.

От сил этих темных шло разорение.
Начало положено великому времени,
Многих судеб крутой перелом.
Но жажда к победе веяла в нем.

Вестник событий – черная птица.
Чует добычу, хочет убийства.
Глаз ее зоркий, клюв наточен,
Но мир его этот не побежден.

Битва великая вот уже скоро.
Ждать остается совсем и не много.
Что за выбор стоит впереди –
Встать на сторону света или же тьмы?
 
Живя одним лишь днем
И живя одним лишь днем,
О нашем забываем прошлом.
О чем же думать нам потом,
Когда на плечи тяжкой ношей

Ляжет наша жалостная жизнь
Как аморфно серое пятно.
В ней красок нет. Внутри
Судьбы дыханье замерло

Для тех, кто сам обманут дважды.
Им изменить себя нельзя,
Но постараться может каждый
Понять, что жизнь не зря дана.
 
666
Завтра будет новый день.
Тем более, что праздник.
Но накроет всех нас тень –
И горесть, и веселье сразу.

Мрак, туман и холода
Заполняет все вокруг живое.
Может быть это неправда,
Но наливается все кровью.

Наступит день и час,
Минута и секунда.
666 что для нас?
Нет время на раздумья.
Цифра шесть,
И что же?
Может это месть,
Которая кого-то и тревожит.

Заходит солнце, накрывая тенью,
Нет света, мрак туманный.
И в глазах ваших смятенье,
Но нагрянет мести час нежданный.

Мир уходит понемногу,
Смерть за жизнями спешит.
И со временем не в ногу
Свет от жизни улетит.

И поймут не скоро все,
Что за выбор предстоит:
Выбрать тьму нам или свет,
Кто кого же победит.

И пройдут лета и годы.
Мир. Каков он будет там?
Но не так-то много
Ждать осталось нам.

Сделав выбор свой,
Переступи порог,
И тогда ты сам поймешь,
Кто есть Сатана, а кто есть Бог.
 
Движение вперед
В минуты грусти и печали
Каждому из нас немного жаль
Тех дней, которых мы теряли:
Все дальше уплывают они вдаль.

Нет с нами уже близких рядом:
Поймем мы скоро - насовсем
Покроется все вечным мраком.
Кто станет продолженьем твоих дел?

В сон уходят от забвенья
Бутоны красно-белых роз.
Цветы погибнут от волненья,
Завянут, не оставив слез.

Нельзя стоять на месте тихо –
Цветы погибли, но остался плод.
И ясно станет и без криков,
Плод вырастет и расцветет.
 
Наслаждение природой
Листок последний опадает, не спеша,
Летит он, придаваясь колебанью ветра.
Опавшие же листья под ногами шелестят
И, погибая, требуют лишь снега.

И первый снег летит так медленно и плавно,
Подобно этому опавшему листку.
Снежинки ветер обдувает бездыханно,
Чтоб не растаяли они сразу на ветру.

Снег выпал. Все замерзло.
Жизнь, прекратилась ли она?
На землю ярко засветило солнце,
И растопила все вокруг весна.

И талая вода, журча, играя,
Заполнить устремилась водоемы.
Цветы, растенья, травы, расцветая,
Объединяются в прелестные узоры.

Дождь – лето – грозы,
Зной полуденный пылает.
Фрукты, соки и кокосы –
Люди жажду утоляют.

И вот опять, как будто не было и года,
Все начинается по новой повторяться:
Летит листок осенний снова…
Давайте же природой наслаждаться.
 
Озарение
Увидел вдалеке я свет.
Освещал он тьму в ночи,
А дальше слышал я в ответ
Пустынный зов моей души.

И мрак ее вдруг озарился,
Померкли в ней и плач и стон.
На дно души луч света опустился,
Разрушил чары молний гром.
 
Россия
Россия, Родина, Отчизна!
Ну и пускай что ты Рассея,
Душа твоя светла и чиста,
Как солнца луч тепло на землю сеешь.

А твой язык могучий и богатый,
Как пламя вырывается из уст.
Что не согласны с этим вы?
Так, значит, ум ваш пуст.

Что главное для вас? Игра, затея,
Иль развлечений чехарда?
Смотрю на это я, немея.
Ведь все же это ерунда!

Для меня одно лишь важно –
Живу я на святой земле.
Вы забываете порой, а это страшно,
Не думать о родной стране.

Свою Отчизну не забуду.
Хоть бедна Ты, я не тужусь.
До той поры я счастлив буду,
Пока счастлива Ты, о Русь!
 
Уходим в сторону Финляндии
Уходим в сторону Финляндии

Зима морозная, кругом все тишина
И звезды синие блестят над головами.
Уходим в сторону Финляндии –
Штаб приказал. С Вованом я
Сугробами и занесенными дорогами
Идем на сверхсекретное задание.

Там вдалеке виднеются холмы,
А за холмами, которые покрыты сплошь лесами,
Стоят нам незнакомые мосты.
Мы их обходим стороною,
А дальше неприятности такой порою,
Когда мы видим вдалеке посты.

То посты противника-капиталиста.
Друг посмотри, ведь мы же коммунисты,
Дела за нами бравые.
Спасен Русь-матушку от лютого врага,
За Родину мы постоим и за себя,
Ведь мы с тобой отважные.

Подходим все ближе мы к водным преградам,
Ползком пробираемся мы к баррикадам,
Нельзя выставлять себя напоказ.
Там взрывы, осколки летят от гранат.
Их звуки доносятся нам невпопад.
А рядом танк подорвал злой фугас.

А пули только и свистят над головами,
Могли б укрыться мы за этими холмами,
Но долг наш не таков.
Хоть будет трудно нам, мы выполним задание.
Пойдем-ка в сторону Финляндии,
Добьем своих врагов.

А враг имеет мощное оружие.
У нас же непристрелянные ружья.
Кой с этого им прок.
Не посрамим Русь-матушку,
Вован, а кинь гранатушку,
Получит враг урок.

Вот наша цель – он «Constellation» звался,
Теперь покоится на дне условного «Ламанша».
Заданье выполняли смело.
И в сумерках ночных к нему мы пробирались.
Взрывчатки в рюкзаке, и вовсе не боялись.
«Корыто» взорвано умело.

На том борту был важный чин,
Нам нужен был язык для штаба.
Уходим в сторону Финляндии мы с ним.
Штаб приказал – так значит надо.

Давай же, Вовка, поскорей
Послужим Родине своей
За честь, за верность и отвагу.
Нет места на земле святой
Буржую, неприятелю и врагу.
Роль велика у нас с тобой!
 
Первоисток
Куда же подевались дни
Надежд несбывшихся мечты?
И где же то,
Что знал когда-то ты давно?
Кто на это даст ответ?
Никто не скажет. Много лет
Ты думал только об одном:
Зачем же правда в том,
Чтобы давать надежду людям?
И тот, кто благодарен этим судьям,
Помогут дать ответ разумный
Забытым людям и безумным
От того, что не смогли предугадать они
Те дни надежд несбывшихся мечты
Пока что нет таких людей –
Никто не может быть мудрей
Правителей великих свыше,
Но Бог один правитель высший.
Как никто другой он знает все,
И рядом с Богом мы никто.
Статистика
Произведений
46
Написано отзывов
0
Получено отзывов
1
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!