Александр Чеховских 46
Старый зонт. ( Алина).
А я, вдруг, вспомнил первый наш полёт за горизонт.
Л уна струила свет любви через дырявый зонт.
И закружил, унёс двух странников порывистый попутный ветер.
Н ас не было счастливей никого тогда на всей планете.

А журностью внезапных чувств лёг между нами мост.
Мерцали сквозь его узоры взгляды любопытных звёзд.
Но, вот, воздушных замков грёз безоблачные стены
Рассыпались. ВорвАлось Солнце. Назревали перемены...

Украден тайно хмурым утром и коварно унесён
Воспоминаний смутных сонм оставил этот сон.
Я бросился вдогонку, посмотрев на зонтик новый.
Солидный, яркий, модный, словом, образцовый.

С ним в непогоду погулять по улицам не стыдно.
Жаль, только звёзд и перспектив из-под него не видно.
Тактичен, вежлив, прихотям всегда послушен,
Но к мыслям и делам моим он как-то равнодушен.

И потому, сдувая пыль времён, пошёл я с другом старым.
Он обладает удивительным и очень редким даром.
В прорехах, что открытиями жаждут поделиться,
Видны друзей, любимых и родных забытые мной лица.

Латать протертую годами ткань наивно и напрасно.
Заплаты в сердце ставить бесполезно и опасно.
Прочнее нитей всех - печаль. Тиха, мудра, сурова
И,сказанное искренне, божественное слово.

Так я и не догнал свои ночные откровения.
В полуденной жаре все испарились сновидения.
Но имя, образ в памяти остались призрачной картинкой.
Созвучные с "калинкою-малинкой". Сладкие с кислинкой.

Марина ли? Галина, Нина? Вспыхнуло! Алина.
Мне запах в поисках помог цветка её - жасмина.
Бежал с зонтом к ней старым, но проверенным.
Стал вместе с ним я бодрым и лихим, самоуверенным.

Спешил сон рассказать и сделать его явью.
" Люблю тебя..." " Ich liebe dich..." " I love you..."
На языках Земли, Вселенной бесконечностью наречий
Всё чувства нежные к Алине так хотел увековечить.

Всегда открыт я небу. Перед Богом - обнажённый.
Душа моя - сосуд из глин, судьбою обожженных.
Есть оберЕги верные в тревоге, радости, в часы тяжёлой битвы:
Моя любовь, моя земля, мои стихи, мои молитвы.

Покажется порой, что сверху давит купол многотонный,
Впрессовываясь в тело ложью и рутиной монотонной.
Тогда взмываю я над суетой, чтобы мечты расширить горизонты.
Беру с собой Алину, дочь ну и, конечно, старенький наш зонтик.
Чёрный. Квадрат.
В Нью-Йорке, Лондоне, Париже
Не знал шедевра я ценней.
Когда в Москве картину вижу,
Здесь, кажется, ОН всех черней.

Но по примеру Казимира,
Пусть и не гений, но не глуп,
По-свОему взглянул на мир я :
Земля - не шар, а Чёрный Куб.
Сон.
Я заключу тебя в объятья
И унесу за край земли.
Всё, что скрывало твоё платье,
Ни с кем не буду я делить.

И пусть беснуется молва.
Ведь у любви такой сюжет,
Что все одежды и слова
Нам не нужны давно уже.

Пусти меня в свой дивный сон.
Ничем его я не нарушу,
А только буду молча слушать
Сердца как бьются в унисон.
Зимнее чудо. Акростих.
О бворожительна, божественна, таинственна, прекрасна.
ЛЬ ют чистый свет надежд лучистые глаза.
Г убами губ твоих коснуться бы, но ты - любвеопасна.
А мне ад страсти безответной, словно рай, не оглянусь назад.

Я этот год счастливый встретил не один.
К о мне Любовь с небес ворвАлась звездопадом.
О на похожа на тебя улыбкой, нравом, взглядом.
В незапным вихрем закружила снег моих седин.

Л икую и грущу, боготворю и ненавижу...
Е сть в жизни миг дороже тысяч лет.
В моём он сердце теплится, волшебный дар планет...
А чувства горячей, а ты всё ближе, ближе.
Июнь.
Июнь... Июнь. Начало лета.
День первый. Ночь. И день второй.
В объятьях солнечных планета.
Теплом его любви согрета.
А мне хотя б частичку этой
Горячей страсти неземной.
Хочу, чтобы была со мной
Та, что пока так холодна.

Умна, красива и стройна.

Я молодостью ослеплён.
Пусть, безнадёжно, но влюблён.
Чудак. Ведь на шестом десятке
С любовью заигрался в прятки.

Седина бьёт в бороду.
Тычет бес в ребро.
В пОлымя, да с холода.
Омут или брод?..

Но в "пороховницах"
Есть ещё заряд.
Искрой тем крупицам
Откровенный взгляд.

Героиню в пьесе
Тронет мой ноктюрн,
Если интересен,
Если сердцем юн.

У судьбы во власти
Мы, живые люди...
Рву себя на части.
Будет то, что будет.

Наступайте смело
На любые грабли.
Вам подскажет тело,
Где душой ослабли.
Новый год.
Не люблю я праздник Новый год,
Фальшь хмельную под еловой веткой.
Время лишь внутри тебя течёт,
Делая зарубки и пометки.

Не разбить его нам на куски.
Вовсе не отсечь секундой стрелкой.
Каплей не сдержать страстей людских
Даже в ситах душ с ячейкой мелкой.

Я не принимаю суету,
Пьяные ухмылки и поступки.
Чистоту сердец и красоту
Чувствую в тиши мгновений хрупких.
Весна души. Акростих.
С ветло и радостно. Остывшая душа
В есенним солнцем полнится, как прежде.
Е й снова хочется тепла, любви, надежды,
Творить добро, лёд скуки, зла круша,
А зартно жить, свободой чувств дышать.
Март. Акростих .
Л асковое солнце... Мартовское небо...
Ю жный ветер... Кажется, что зимы и не было.
Б редни вьюг вчерашних позабуду смело я,
близко лето красное, лето загорелое.
О сень... Зимы... Вёсны. Время, не лети!
ВЬ ётся жизнь - дорога. Вместе - попути.



.
Желания. Акростих.
М оих желаний ненасытен рой.
А ристократ и раб. Мне тесно в бренном теле.
Р исую образ Ваш и знаю :Вы- Бог мой.
И спепелить любого красотою бы сумели.

Н о воля для холопа прелестей дороже,
А лорду - власти б власть да золотое ложе.
Моя Любовь.
Моя любовь - она, как свежий вольный ветер.
То полный штиль, то лёгкий бриз, то ураган.
Я ей подстать : нагл, равнодушен, смехом светел.
То мальчик- пай, то весельчак, то хулиган.

Моя любовь - голубоглазая и чистая.
Порою сбросит монотонностей вуаль.
Вчера тиха, сегодня, как вино игристое.
Кровь взбудоражив, с ней летим в неведомую даль.

Моя любовь - она, как солнце пылкое и ясное.
Лучами нежными растопит все обиды.
В душе рождает чувства добрые, прекрасные.
В круговоротах жизни не даёт сойти с " орбиты".

Вселенной счастья распахнем свои объятья.
Я ангелов прошу:" Вы будьте с нами строже".
Меня с моей любовью в подвенечном млечном платье
Медовый Месяц закружИт на звёздном брачном ложе.
Бриз
Почувствуй : свежий бриз
Твоих коснулся губ
И лёгкий шторм в крови
Поверь мне, предсказуем.

Молю судьбы каприз :
" Прости, что нежно груб.
Наш ураган любви
С тобою неминуем"

Цунами бед? Борись!
Удержим счастья шлюп.
Лишь в сердце позови
Надежды поцелуем.
Случайные глаза. Акростих
С лучайные глаза... Миг встречи и прощания.
А сколько вас, забытых, впереди...
У носит время разочарования
Т уда, где ждут нас ласковые дни.

К ого любил люблю ещё сильнее
И, пусть, от счастья были в дух шагах,
Н е стану каяться, о пожитом жалея,
А буду верить в искренность в глазах.
Сестре. Акростих.
И счезают детские мечты.
Р озовый туман развеет утро
И назло ошибкам темноты
Н аступает день прозреньем мудрым.

К аждый миг и вздох, он в нас неповторим,
Е сли верим, любим, честью дорожим.
Брату.
Не люблю я злословить.
Вот в чём, брат, заковыка.
А от той нелюбови
И стихи, и музЫка.

Счастье всё растерялось.
Видно, нёс его в сите.
Лишь три капли осталось.
Поделюсь. Заходите.

Сердцу страстью хмелеть...
Моим чувствам мир тесен.
Тронуть души б успеть
Откровенностью песен.

Жизнь, родную мою,
" Ни пером описать..."
У судьбы на краю
Есть, что Богу сказать.
Путь.
Помолись за меня.
Пусть я лучше не стану.
Призрак дальних миров
Позовёт за порог.
Постою у огня.
Память - пеплом на раны.
Покаяньем я нов.
Просто сделал, что смог.

Пробегу , пролечу
Полстраны и полмира.
Покажусь, присмотрюсь
Прав был в чём , в ком неправ.
Понял - всё поплечу:
Пламя, льды и Памиры.
Прочной дружбой горжусь,
Переврал - повинюсь.
Перекован мой нрав.

После странствий, разлук
Пристань дома родного
Примет плот мой и
плоть
Примириться с душой.
Почему замкнут круг?
Почему здесь я снова?
Потому, что Господь
Путь укажет домой.

Помолюсь за тебя...
Восход.
Как преДвосходно! Я во сне
Увидел сон о снах заснувших.
Им грезилось там, в тишине,
Что не хватает мифов мне
О будущем и днях минувших.

Так трудно разбудить в себе
Своё предчувствие рассвета.
Но благодарен я судьбе :
Моей поверила мольбе
Чуть задремавшая планета.
Слишком. Олег Серб.
Слишком подло. Слишком грубо.
Слишком быстро. Слишком просто.
Слишком громко режут трубы
Воздух сотнями полосок.

Слишком рано мой наушник
Целиком запрятан в ухо,
Как в монастыре послушник
Скрыт от злых и тёмных духов.

Слишком честен. И тактичен.
Слишком рЕдок взгляд до дрожи.
Слишком в чувствах стал практичен.
Слишком будням стреножен.

Слишком дразнит " мелочишко..."
Слишком влюбчив. Откровенен .
Слишком совести излишком
Смещена шкала делений.

Слишком часто был мальчишкой.
Жизнь любил неосторожно.
ПРОСТО жить - нет, это слишком.
Просто ЖИТЬ - маршрут надёжный.
Числа. Олег Серб.
На обрывках бумаги, салфетках и стенах,
В туалетах, на окнах и чьих-то коленах
Бесконечные символы, цифры, цитаты.
Чувств остатки от них убегают куда-то.

Утопаю в кривых и прямых, постоянных.
Даже в самых измятых блокнотиках рваных
Снова вижу в записках я, всё таки, числа :
Даты, время, количество. Сколько в них смысла?

В час усталости, вам говорю это точно,
От частей миллионный так стало мне тошно,
Что в замятинском духе( простите банальность)
Захотел я в премьеры Иррациональность.
Флейта
Нам бы встретиться раньше,
Мне бы быть посмелей.
Робок был, но без фальши
Голос флейты моей.

Ту мелодию чуда
Часто слышим вдвоём,
Но... Я в Самаре, а Люда
В Городище своём.
Красота. Акростих.
Есть женщины невероятной красоты.
В них тихая печаль сияет тайным светом.
Глаз глубина влечёт бездонностью мечты.

Есть, знаю, женщины небесной чистоты.
На них смотрю лишь с обожанием поэта
И, чувствую, что с Богом говорю при этом.
Я слышал, Он благословил святые их черты.

А ты - мой Крест. Его несу и не ропщу.
Ранимым сердцем ожидая чуда,
Твоё немое безразличие прощу,
А, вот, бездушия, увы, не позабуду.

Мгновения любви, как отблески костра.
Он вспыхнет вдруг от искреннего взгляда.
Надеждой обогреет, теплотой добра.
Осветит тех, кто дорог нам, кто рядом.

Вином страстей опять упьюсь назло молве.
А боль похмелья... Ведь не сердцу. Голове.
Первый луч.
Из мрака чёрных тайн выходит неспеша
волшебной поступью предутреннее небо.
Рассвет научит нас по-новому дышать,
увидим ясно в этом мире
быль и небыль.

Дорогою любви придём к своей мечте,
Судьбу доверия мудрому
наказу:
" Слова порою так обманны в суете,
глаза глазам же не солгут ни разу."

Сияют ярко наших душ протуберанцы,
Энергия добра наполнены сердца.
Мы - дети Солнца, тех миров посланцы,
Где к счастью путь проходят до конца.

Обнажены перед восходом мысли, чувства.
Перо блеснет стихом, пронзая тьму и бред.
Премьера дня - вот озарения искусство.
Как сохранить в себе божественный тот свет?

Всё - в ожидании чуда. Замерло пространство.
И, вот, светило своей щедрой красотой,
Как символ Жизни, Веры, Постоянства,
Нам дарит первый луч надежды золотой.
Островок.
О стровок забытый в океане,
Л учшего нам места не найти.
Я корь бросим и корабль наш станет
П амятником долгого пути.

Е сли бы я мог начать сначала,
Р адостью б наполнил целый свет,
Ц енность знал любви и цену бед.
Е сли бы я мог вернуть Начало,
В новь страдал бы и грешил сполна,
А иная жизнь лишь пена, не волна.
Ему.
Твердил мне нудно, что я бездарь, тот пройдоха.
Сам слыл он членом общества " Мечом - в орало".
Существование вёл как-бы без выдоха и вдоха.
Блуждал я между строк его, но смысла было мало.

Пока " таланта" песенки вливались в уши,
ОН в прибавленьи лайков жаждал перемен.
" Бездарность" же тем временем спасала чьи-то души,
Ни от кого и ничего не требуя взамен.

Я, впрочем, благодарен всем потугам пИсаря.
Неполноценности его был комплекс, как броня.
Так, значит, за нутро я чем- то зацепил псарЯ,
Ведь натравил он свору дерзостей трусливо на меня.

Конечно, это здорово - призы, награды, звания...
Меня сосед-пропойца кликнул как-то поутру :
" В сетях прочёл твои я строки, да забыл название.
Три дня не пил, о жизни думал, не совру."

Поэт ли я? Дышу, пишу, спешу за чудесами.
Души рассвет под свежий ветер в первый снег...
Кто прав-неправ, пусть за себя стихи ответят сами
Через неделю, год, а, может быть, и век.
После грозы.
Июньский полдень грозами омыт,
Обласкан солнцем, ветрами овеян.
Ожившая листва чуть слышно шелестит
О том, что был в любви я так самонадеян.

Мне холодно. От глаз твоих та дрожь
Моей души, от равнодушия заснувшей.
Мне страшно. Ведь твоё молчанье - ложь,
Непонимания нож, по сердцу полоснувший.

Последней каплей по листу прощается гроза.
Прогноз нам обещает день
прекрасный.
А по моей щеке течёт горячая слеза.
Но сердце, как барометр, показывает :" Ясно ."

А, может быть, спасла нас эта тишина.
Без грома резких фраз и молнии упрёков
Мы счастья терпкого чуть пригубили, не до дна,
Оставив горький привкус зависти пророков.

Не верю я, что время лечит раны.
А зелье перемен лишь зарубцует след.
Напомнят сны порой закат любви багряный
И тающий в ночИ твой тонкий силуэт.

Душевной непогоды растворилась грусть.
Всегда я доверяю интуиции природной.
Пусть у Тебя всё будет солнечно. Да. Пусть...
Вдыхаю снова жизнь и страстно и свободно.
Выстрел.
Навылет. В сердце. Точный выстрел.
На белом теле рана рваная.
Чужое счастье на несчастье выстрою.
Жизнь... Жизнь. Какая штука странная.

Кровинки запеклись и ветер плачется.
Совсем один на поле бранном я.
Беда смела, уже за спинами не прячется.
Последний вздох. Любви цветок - трава дурманная...
Наш мир.
Мир держится на монолитности
Простой житейской монотонности,
На нашей с вами самобытности,
Традиций предков многотомности,

На дружбы верной безотказности,
Для зла, предательства как меч она ;
На чудной детской несуразности,
Что богом в гениях отмечена.

Пусть шатки мира равновесия.
Их сохраним и эта вера свята.
От смысла жизни есть хорошие известия :
" Для счастья кто-то создал нас когда-то".

Мир держится пока мы - вместе.
За друга друг. Мы лЮбим и любИмы,
Пока живут законы верности и чести
И вечных истин звёзды негасимы.
Кино.
"Любви таинственный сюжет
Растаял, как мираж в пустыне..."
Фильм неудачен. Кровь не стынет.
Чувств искренних в помине нет.

Герой - любовник всех переиграл.
А с женской ролью я не угадал.
Одной лишь музыки теплом согрет.
Стоп! Снято! Всем спасибо!
Свет!

Я сброшу лета пылкий бред.
Мне осень вЫзолотит Твой портрет.
Мотор! Снимаю сериал "Богиня".
Теперь - Ты главная в нём героиня.
Своей судьбы я режиссёр отныне
И дерзкий сценарист финальных лет.
Ангел.
И опять бушует море...
С казкой чудною маня,
А нгел светлый , с бесом споря,
К расотой влечёт меня.

И от этого, наверно,
Н а душе то рай, то скверна,
А дский холод от огня.

О на мне сердце обнажила смело.
ЛЬ ёт лавой страсть и чувства горячи.
Г роза греховных грёз ещё не отгремела,
А лишь сверкнула молнией и спряталась в ночИ.
Сказка.
Я сам себе порой придумываю сказки.
Но старой притчи топ-намёк урок мне дал.
Пусть голым стал король, с себя сорвал он маски
И королевой сделал ту, о ком всю жизнь мечтал.
Танцы Любви.
Потанцуй, прошу, со мной
Танго в ритме лета.
Чувств горячих зной хмельной,
Карнавал души шальной ,
Россыпь самоцветов...
Только глаз лишь той, одной
Нет желанней света.

Слёзы с неба, слякоть, грусть,
Листопад сомнений.
Их скорей развеет, пусть,
Вальс любви осенний.

В хороводе зимних вьюг,
Льдов тревог, злой стужи
Сердца моего приют
Нас согреет, милый друг.
И тогда поймёшь ты вдруг
Как тебе я нужен.

Озорной весны лихой брейкданс,
Соло солнца, пляс ручьёв, цветные песни
С нас стряхнут разлук холодный транс.
Верю, знаю- Счастье даст нам шанс.
Ведь Любви весенней чуда нет чудесней.
Пепел.
Сяду рядом.
Я так рад
Нежданной встрече.

Нежным взглядом
Обниму тебя
За плечи.

Сбрось обид
Вуаль.
Я - другой.
Всё позади.

Вижу глаз
Печаль :
" В сердце - пепел.
Уходи..."
Роман.
Телефонный роман...
Телефонный обман...
Голос твой
Наэлектрилизованный.
Телефонный роман,
Телефонный обман
Злой ли, доброй судьбой
Нам дарованный?

Словно на полюсах,
Целый день на ногах.
Между нами моря
Неизвестности.
Телефоннный роман-
Телефонный обман?
Круг спасенья на зыбкой
Поверхности?

Новых гаджетов - тьма.
Наночувств кутерьма.
Как игра,
Виртуальная страсть.
Потому-то порой
Без улыбки живой
Сердца с сердцем
Теряется связь.

В сотый раз шлю привет.
Снова слышу в ответ :
"Всё в порядке... Звони...
До свидания..."
Телефонный роман -
Телефонный обман
В слово сжатого
Расстояния.
За туманами...
Оглянись. За туманами рваными
Всё сгорело, остыла зола.
Были в страсти мы слишком уж рьяными,
Высекая огонь без тепла.

Оглянись. За морями безбрежными
Наше прошлое тает вдали.
Мы Любовь обманули надеждами
И нас разные ждут корабли.

Оглянуться... А нужно ль нам это?
Позабыто. Прошло. Улеглось.
Но порою приходит с рассветом
Не любимый, не званый мной гость.

Чуть коснётся дыханьем горячим
Моих губ, моих глаз и волос.
Сердце тронет немым ожиданьем
И исчезнет в краю чёрных роз.

Оглянусь. Над осколками зеркала
Вороньё будет долго кружить.
И пусть чувств отраженье померкло
Мир хочу вновь обнять. И... Любить.
Манекен. Next.
Ты проходила мимо.
Не заметила.
Я превратился в манекен
Такой чудак.

Тебя спросил о чём-то.
Не ответила.
Я бесу продал душу
За пятак.

- 2-

И потому тобою здесь
Бездумно, бессердечно
Задвинут в угол. Только есть
Другая жизнь, конечно.

Бодр, постоянен и не лгу.
Уменье слышать в норме.
А на своём стоять могу
Хоть век. Всегда я в "форме".

Бывает, бросит кто то взгляд
С такой небесной искрой,
Что полыхнет души разряд,
Но... И угаснет быстро.


А мимо - шумная река
Обтянутых лишь кожей,
Очеловеченных слегка
Так на меня похожих.

Уносит вечер суету.
Сгорает день хороший.
Но не забыть блондинку ту,
Чьё платьице в горошек.

Пытался сделать даже шаг....
Вдруг вижу её снова!
Сказала, тронув мой пиджак:
"Мужчину мне б такого!"

Скорей. Она мне дорогА.
Взялась откуда прыть?
Спешу я к чёрту на рога,
Чтоб душу вЫкупить.
Пульс Земли. Олег Серб.
Эта звёздная летняя полночь
Лунным светом постель мне укрыла.
Фея сна не спешила на помощь,
А вот Муза , впорхнув , озарила.

Чувство прилив удержать я не в силах.
Строки с неба подарками царскими.
В сердце бьются, пульсируя в жилах,
Водопады страстей Ниагарские.

Их истоки в далёком Онтарио.
Родники сил в глубинах озёрных.
Там рассвет - краснолицее зарево,
Символ жизни племён непокорных.

Бросив в "Американца" ,* "Подкову",*
За измены Ночь скинет "Фату".*
Месяц наш дарит ей над Ростовом
Своей звёздной любви красоту.

В буйстве струй слышу зов Лелевалае**,
Ирокезов клич дикий и смелый;
Будто русская песнь разудалая,
Загуляв, в этот рай долетела.

Мир чудес мАнит радужным светом,
Но родней мне степей ковыли ...
Верю в хрупкое счастье поэта -
Словом чувствовать душу Земли.


*- Ниагарские Водопады
** - героиня легенд ирокезов
Мария.
Минуют дни , года, тысячелетия.
А что нам Время? Нет его. С тобой,
Расправив крылья, на своей планете я
И ты вдвоём легко парим над суетой.

Я не учёный-астроном , но звёзд открыл немало.
Но ярче тысяч Солнц твоя лишь засияла.
Полёт.
Межгалактические связи разрывая ,
Астрономическим законам вопреки ,
Рискуя в ад попасть, не в рай я ,
Ищу твоей планеты маяки.

Но знаю , что от них мне ничего не светит.
А всё равно лечу, сгорая , в ослепительные сети.
Дороги.
Лишь здесь, на перекрестке всех дорог,
Едва прозренья луч развеет мрак ненастья,
Не знаю вам кого навстречу вышлет Бог,
А мне Любовь , Разлуку и старушку Счастье.
Видение.
Невдалеке от чёрных дней
Остановилось вдруг мгновенье.
Рыжеволосое виденье
Мелькнуло меж ночных теней.

Я знаю станет, сон тот вещим.
Увижу близко наяву
Одно из лиц любимых женщин.
И вновь надеждой лишь живу.

Надеждой страсти запоздалой,
От одиночества слепой...
А ты б ещё прекрасней стала,
Когда бы от меня узнала ,
Что мир спасётся Красотой.
Костёр.
Дождик смыл признания
Струйками прозрачными.
Друг для друга , знаю я ,
Что-то мы да значили.

А костёр старается
Ярким быть , как прежде .
Дымкой застилается
Наш рассвет надежды.

Гладит твоё платьице
Ветерок сомнения.
Холодно мне нА сердце,
Жара нет , лишь тление.

Просим пламя взглядами:
" Догорай... Не быстро..."
Вспыхнут звездопадами
Расставанья искры.

Про судьбу нескладную
Шепчемся мы с зорькою.
Пил любовь я сладкую,
Допиваю горькую.
Неровные строки.
Не смотри удивлённо
На неровные строчки.
Нервы... Я же влюбленный
Нежный волк-одиночка.

Нам бы жить осторожно.
Не кусаться , не злиться.
Но тогда наглость с ложью
Наплюют в наши лица.

Не умел притворяться ,
Но проникся учением:
" Надо умно бояться
Новоявленных гениев".

Накаляются пОлюсы ,
Напрягаются жители.
Нам запретные полосы
Нарезают правители.

Нити связей непрочны.
Не терплю назидания.
Но КАК на ощупь порочна
Нагота мироздания.

Не теряю надежды
На Любовь и Везение.
Нам БЫТЬ лучше чем прежде ,
Но в других измерениях.
Эврика. Олег Серб.
"Эврика!"- голый кричал Архимед,
Выплеснув море основ.
" Эврика..."- шамкал ГУЛАГовский дед-
" Этногенез - это всё Гумилев."

" Эврика!!"- рявкнул в запале вчера я,
Рифму придумав к "глиссандо".
" Эврика?.."- плакал закат, догорая-
" Утро пророчит Кассандра".

" Эврика!"- ключик к мечте золотой.
Дверца творцу лишь подвластна.
" Э... ври-ка" . Эху вдруг стал я чужой.
Голос срываю напрасно.
Ночь. Олег Серб.
У вдохновенья с ядом жало.
Меня терзало целый день.
Скрутило. Выпятило. Сжало
Так , что я стал похож на тень.

Втайне от зеркала в прихожей ,
Надеясь, что засады нет,
В черновике писал, похожий
На перекошенный скелет.

Всё чувства помню, как сейчас.
Я той же ночью , вот вам крест ,
Как будто бы погиб сто раз ,
Но всё ж четыреста воскрес.
Космос.
Латаю в сердце дыры чёрные печалей,
А на душе мерцает звёздочка в туманности Любви.
В комок сверхплотный чувства сжаты , как Вселенная в Начале.
Один твой нежный взгляд , как Взрыв.И снова - Жизнь... Ты только позови.
Вор.
Была она красива. В браке.
Да я и сам давно женат.
Но, чувствую, как вор во мраке,
Крадётся в душу странный взгляд.

Он обошёл все закоулки.
Потрогал сердце : "Горячо!"
Сыграл на нервах, струнах гулких.
Сказал мне , погрозив ключом,
И по-хозяйски хлопнув дверью:
" Копи добро. Приду - проверю."

Встреч больше не было. Не леность.
Мне вестник неба ( в сон он вхож)
Вмиг объяснил всех истин ценность...
На сына* Ангел был похож.



* -. У автора 6 лет назад погиб сын.




Вс
Музыка.
ПризнАюсь в любви. Нет слов.
Лишь музыка райского сада.
Органная магия снов,
Арф-ворожей глиссандо.

В душе там-там тарарам.
Бас тУбы страстью утробный.
Свирели плач по ночам,
Литавры в ярости злобной.

Но ФЛЕЙТЫ голос ближе сердцу.
Расстроенную скрипку-дверцу
Чуть успокою. А пока... На облаках
Не форте, пиано пьян. Слегка.

Рифмую дни -" КровИ-зовИ"...
Играю рондо вместо скерцо.
Пишу симфонию любви
И соло для сопрано-меццо.
Статистика
Произведений
46
Написано отзывов
8
Получено отзывов
11
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!