Великий Лобстер 48
 
Кто я
Кто я такой, о чем я пишу,
Чем я дышу, что пытаюсь найти?
Кто я сейчас и кем был вчера,
Что я отдам, что еще я должна?

Кто я? Зачем? Есть немые мечты.
Где я уже? Чем дышит мой век?
Как много путей, я хочу их пройти.
Во что верить мне и что даст ответ?

Откуда шел зов, что манит в ночь,
Сквозь боль дневных уз стремится к луне.
Кто я такой? Как мне уснуть?
Что ждет за углом, ведущим к весне?

Что стоит искать мне, что было давно,
Зачем это бремя мне было дано?
Есть что-то там за гранью систем
Кто создал меня, а, скорее, зачем?

Я только исток вопросов и снов.
Что знает мой дух, какую любовь?
Зачем мне борьба и раны от стрел,
Что пущены в явь, разрывая мой тлен.

Жить дальше, вперед и жизнь - просто жизнь.
Но что делать мне, как познать через боль?
Я ищу вдох, пусть появится бриз,
Что б понять кто я есть. И терзания вновь…
 
Жажда
Я жажду полета, я жажду рывка,
Нужен глоток, вдох до самого дна,
До пустот и свободы, в мире новых идей.
Строки в клетке тетради; путь без страха людей.

Сила, жажда признаний.
Любовь - способ связать;
Суть другого - как рабство,
Чтоб себя осознать.

Видеть истинным, разным
И остаться собой.
Но кто я? И где место,
Моя суть, мой покой?

Смотреть глазами другого -
Бездна смотрит в тебя.
И откликнешься взглядом:
Кто ты и кто теперь я?

Без эмоции жизни,
Идей, чувств, новых снов.
Поступь к новым началам
И реальность оков.
 
Удачи
Удачи, мой друг, удачи;
Печаль пусть накроет сны.
Почувствуй себя иначе:
Есть только простое «мы».
Удачи, мой друг, спокойно,
Иди, пока видишь путь.
Луна высоко и солнца
Скоро лучи взойдут.
Удачи тебе, мой пламень,
Мой пепел, мой проклятый дар.
Удачи тебе и пусть раны
Вынесут новый удар.
Пусть кровь пробегает по венам,
Пусть жилы натянутся вновь.
Удачи, мой друг, и под креном
Пусть греет тебя любовь.
 
Свобода
Отрывая кусок от куска
И зубами вгрызаясь в кости,
Пускай кровь течет по рукам,
Пускай крик заполняет область.

Этот шрам, эту даль пустоты -
Заполняй чужой ее болью.
Что молчит в тебе до весны?
Почему ты мечтаешь о воле?

Разрывай их, своих палачей,
Пожирай их сердца и страданья.
Твои руки дрожат, будь смелей:
Один шанс, один день до свиданья.

До зари, до рассветных огней,
До конца, что пылает безбрежно.
Убивай их во имя идей,
Своих демонов, и станешь легче.

Оторвись от оков бытия,
От фантомов адского пепла.
Откажись, чтобы горько мечта
Наполняла тебя вновь безмерно.

Дай вдохнуть своей впавшей груди,
Дай расправиться мыслям в полете.
Не сгорая, себя подожги
От любви, от надежды, от плоти.
 
Родник
Во что я хотела бы верить,
Что еще я должна отдавать?
Где мой путь, где мой свет? Что мне делать?
Где надлом, что мне нужно понять?

Открывай, проходи через тени,
Через страх и утрату оков.
Верь мне, помни меня, мои трели,
Те, что дышат сквозь боль вновь и вновь.

Опалить пора жалкие крылья,
Убедиться, что выдержат путь.
Отпустить и разбиться, есть выбор,
Чтобы знать, чтобы видеть сквозь суть.

В глубину, в колодец желаний
Брось монету и жди тихий звон.
Может, там, в глубине, у признаний
Мой родник, что напоит твой сон.

Дай свободу себе ошибаться,
Раздирая нутро до крови.
Боль горит где-то в сердце, но драться -
Это лишь обходимость пути.

Падай вниз, но вставай без раздумий:
Каждый шаг - это способ сгореть.
Лучше яркая вспышка безумий,
Чем бесцельно от горечи тлеть.

Скука - правильных выборов поле,
Где зыбучий песок до краев.
Будет вечность усилием воли,
Только стоит разжечь уголек.
 
Время
Я чувствую давленье боли,
Она пленит усталость дней.
Внутри горит надежды воля,
Но в отчужденье прошлых верь.

Как мир бледнеет, осыпаясь,
И превращаясь в призрак лет.
И тлеет суть воспоминаний,
Что нарисует мне поэт.

Дорога сыпется в процессе,
Пока прокладываешь путь,
Пока фонарь мерцает в бездне,
Не позволяя мне уснуть.

И не дает ответов время,
Что через пальцы, как песок.
Я говорю, во что я верю;
И каждый будет первым вдох.

Нет нового в моих признаньях,
Не ново, что мой мир пройдет.
Все утомимо, даже знанье
Мне ничего не принесет.
 
Красавчик
Ты мне нужен? О, нет, едва ли.
Этот смех, ироничный ответ:
Мой сарказм был воспринят буквально,
Но ты сам потянулся на свет.

Нет, смешно, ты настолько наивен
И бесцельно направлен к себе.
Вся любовь, что приносят богини
Ведь должна относиться тебе?

Нет, смешно, не настолько ты важный,
И не так интересен другим.
Эгоизм помогает, но все же
В меру лей его к жаждам своим.

Ни настолько ты светишься благом
Или тайнами прошлых побед.
Мне не жаль время в поиске дара
Только если приходит ответ.

Если будет отдача и знанья,
Чтобы смысл был познавать.
Нет, смешно, ты уверен в признаньи;
Я не стану тебя обижать.

И не буду я больше играться
С твоим чувством довольства собой.
Извини, не хочу продаваться
За иллюзию чувствовать вновь.
 
Будь
Будь алогичным, иррациональным,
Будь просто живым: дыши, чувствуй, делай,
Собирай свои стрелы, ошибки, оценки,
Беги вперед утра, обгони свое время.
И смерть не отыщет; дыши полной грудью,
Борись с этой болью, с тенью вчерашней.
Ветер разгонит твой дух, мир проспавший;
Дыши и надейся. Все просто и клято.
Все было под солнцем и было предвзято.
И им уничтожится ради рассвета.
Будь ветром, будь светом, искристой кометой…
 
"За закрытыми дверями"
Закрытая дверь, за ней коридоры,
И комнаты, без окон и просветов.
Жар не угасает, он полон той боли.
Что - ад? Под взглядом и без ответов.

Привычные мысли, мир воспоминаний;
Реальная жизнь иллюзорна.
Наружу не выйти, не вдохнуть обещаний;
Упиваться виною бездонной.

За каждый свой грех понесешь наказанье,
Терзаться придется веками.
И мнением тех, кто здесь оказался,
По воле с тобой палачами.

Вы заперты в клетке своих же страданий.
Как искупить свое горькое сердце?
И выбор компании здесь не случаен,
И жажда тугая хоть кем-то согреться.

Каждый из нас совершает ошибки,
Ликуя, страшась или сгорая.
Что ад для тебя? Безумья прививки
Или отсутствие рая?

Жар обволакивал и повышался,
И путались грязные мысли.
Обида, тревога и тяжесть играла
В отравленных прошлого мыслях.

Какой выбор дан на тысячи лет?
Не выйти, не скрыться от гнета.
Ошибки былого как длинная плеть:
Оставит лишь жажду полета.

Что душит тебя? Осознанье потерь,
Вина или страх осужденья?
Оставь эти краски старых утех,
Они не достойны прощенья.

Нет истинны, боли, только парилка
Из мутных, тяжелых образов. Чувствуй:
Не скрыться, не спрятаться от горькой доли.
Ответственность пусть тебе станет грузом.

В изысканной комнате нагромождений
Найди грань реального мира.
Не время надежд или сомнений:
Ты знаешь: ад - это другие.
 
Весна
Не думаю, что нужно отрицать
Твой вдохновленный трепет от весны,
Когда влекут деревья и цветы,
Когда так хочется отчаянно мечтать.

Не думаю, что время ходит вспять,
Что можно пробовать и начинать сначала.
Да и зачем гниль старого причала?
Зачем идти свой старый путь опять?

Смелее падать в небо и не ждать,
Когда сомненье поглотит неспешно
Все новые попытки стать безбрежным.
Весна пусть будет временем мечтать.
 
Пташка
Пиздуй, пташка, пиздуй,
Улетай из придуманной клетки.
Пиздуй, пташка, пиздуй,
В горизонт, где вольные ветры.
Пиздуй, пташка, туда,
Где не слышали сладкой трели,
Где бывает, по-твоему, весна,
Открывать где не нужно двери.
Где не должен никто никому,
Создавать где и строить не нужно.
Пиздуй, пташка, пиздуй,
Далеко, где тебе будет лучше.
 
Да пошло оно
Да пошли вы все к чертовой матери!
С тем, как правильно жить и как нужно,
Как вести себя в двадцать и в сорок пять,
Как смотреть, что смотреть и как слушать.

Настроенье, одежда – все критика.
И такое, твою мать, количество,
Что ведешь себя, словно в политике,
Пряча разноплановость личности.

Да идите вы в жопу, сомнения!
Не хочу этой лжи поучительной.
Мне плевать, услышь самомнение,
Чтоб быть правильным, не обличительным.

Снять оковы толпы всегда видящей,
Все расскажущей про мир внутренний.
Может хватит их слушать, прибитая
И покрытая фальшью суть смутная.

Да пошло оно все к черту лысому:
Не получиться быть всегда правильным,
Всегда нужным, веселым и чувственным
К чужим жизням, врастая в бесправие.

Лицемерье, улыбкой прикрытое.
И не надо петь про последствия.
Жизнь одна – неповторимая;
Насладиться ей – цель всего действия.

Без сомнений, страхов и ста причин.
Разве важно, как выглядишь без прикрас,
Если в шкуре потрепанной ты один:
Сам с собой, в тишине и в который раз.

Будь свободен в своих пожеланиях,
Будь свободен в собственном выборе,
Будь отчаянным, свежим и раненым.
Настоящим стань, а не выдумкой.

Одобрения каждому хочется,
Частью быть коллектива бессчётного.
Но порой лучший друг - одиночество,
Чтобы Нужного встретить несломленным.
 
Поезд
Ехать в поезде, как можно дальше,
Ехать в поезде, пока не надоест.
Выйти там, где еще не был раньше,
Окунуться в нового рассвет.

Что случится, что уже настало;
Не имеет смысла суть искать.
Двигаться, пока ты можешь, в завтра,
И тогда насущное решать.

Пусть бесцельно, не хватая с неба звезды,
Жить, как тысячи других живут.
Сесть бы в поезд, наплевав на несерьезность,
Ехать в нем, пока тебя не ждут.

Где-то новый день меняет краски,
Где-то происходят сотни дел.
Жизнь твоя теперь однообразна
Столько страхов, что сам путь осточертел.

Все расцветки, все альбомы в сумке,
Все слова, что должен был сказать.
Пусть спонтанно, безнадёжно, глупо,
Но так хочется на поезде сбежать.

Только нет дороги под ногами,
Знаков, ориентиров, даже звезд,
Чтобы знать, что правильно сыграли,
Чтоб понять, насколько все всерьез.
 
Я хочу...
Я хочу научиться петь,
Я хочу научиться играть,
И, в беспечном рывке, успеть
Научиться сквозь боль летать.

Не хочу вновь сбегать от себя.
Постараться теперь принять
Все, что было дано тогда,
Все, что станет мечтой опять.

От фальшивых печально фраз,
И уныло который день.
Я пытаюсь, желаю вспять,
Только голос внутри: «Поверь».

Только боль и усталость вновь
От прожитых во сне огней,
Что мою пожирают плоть
И коробят теченье дней.

Я не знаю, чего хочу,
Сомневаюсь в который раз.
Но пытаюсь открыть мечту
И вселенную в каждом из нас.

Слишком много желаю нести,
Густым смогом во мне – вина.
И проложен мой путь через пыль
От камней, что разбила сама.

Я совсем не умею петь,
И совсем не умею играть…
Но хочу, приближаясь, узреть
Эти звезды в чужих облаках.
 
Надежда
Тонкий дым.
Сожаление.
Смута.
Абстрактная тишина.
Только синий цветок греет руки.
Смотреть, не видя; чувствовать, как гаснет мечта.
Правда должна зреть, как рассвет или пламя.
Истина не достижима и выбор иллюзорен.
Но возможен.
В этом суть пленительной тяги к жизни.
Иллюзия выбора, иллюзия действий.
Но не конец.
Это никогда не заканчивается темнотой.
Путь, проложенный в голове, нарисованный мыслями, снами.
Путь - альтернативен, когда начинаешь идти.
Краски, огромное количество спелых, сочных и исчезающих там, впереди, на закате, в процессе.
Краски надежды и смысла.
Образы вечных синий.
Рисуй ими, полнись ими, верь им.
Безысходность – трамплин в бездну слепых ожиданий, но никогда падений.
Каждый прыжок – полет.
Если умеешь смотреть, если стремишься верить, если захочешь попробовать.
Камни внутри не исчезнут, не растворятся, не станут легче.
Но это и будет суть, это и есть плацдарм для будущего дома, для нужного пола, для настоящей основы.
Создай ее под ногами, после прыжка в безызвестность, после шага за шторы, за занавес будничных грез, за пелену туманных мечтаний.
Не бойся, рядом есть Кто-то.
Попробуй, узнаешь.
Попробуй.
Есть лишь один способ.
Есть только стремленье.
Страсть, искра, наваждение.
Есть пламя в кончиках пальцев.
И боль, что с биением сердца внутри и вокруг, словно рана, открытая пыли и ветру.
Есть боль и она бесконечна, глубинна, пронизана страхом.
Принять свою сущность, дать шанс своему облику, напиться этим сияньем, всмотреться в свою темноту, прожить пожар угасанья и снова поверить.
Без критики, фальши, голосованья.
Прочувствовать страсть и покой.
И боль.
Как открытая книга.
Шагни в свою бездну.
Пой.
Громко, безудержно, смело.
Играй.
Как не сможет никто.
Танцуй.
Вместе с ветром и летом.
Дай шанс себе быть собой.
 
Шоссе
Кажется, я сдохну так,
Через месяц, два,
Через десять лет.
Может быть, потухну в раз,
Как перегорает
В тусклой лампе свет.

Видимо, закроюсь я,
Как окно под тканью
Слишком толстых штор.
Кажется, исчезну в час,
Как корабль топит
Слишком резкий шторм.

Я, наверно, больше
Не смогу, как прежде,
По траве бежать.
И, возможно, больше
Не смогу, как раньше,
Под луной гадать.

И, конечно, дальше
Не считать мне звезды,
Глядя в Млечный путь.
И кричать до боли
Хочет моя воля:
Может, кто-нибудь?

Отзовется эхом и разрушит смехом
Эту стену лет;
Я еще не дряхлый, но потрепан знатно
За прошедший век.
Я, как дуб упрямый, все расту и порчу
Ровное шоссе,
Рвет меня на части изнутри надежда -
Видеть свет в конце.

Я, наверно, скоро
Страсть утихомирю
И развеюсь в прах.
И летать, наверно,
Скоро перестану
Даже в своих снах.

Выбираться в люди,
Выглядеть «в порядке»
Больше нету сил.
И, я знаю, время
Образ мой сметает
Будто слоя пыль.

Я уже не буду
Верить и стремиться
К новым берегам.
Мне уже не нужно -
Боли и так хватит
Наперед векам.

Если попаду я
В колесо Сансары -
Отпущу свой путь.
Не смогу решиться,
Не могу пытаться
Все перевернуть.

Пусть река уносит
Осколки и обломки,
Грязь чужих домов.
Ураган пронесся
И оставил только
Фундаменты оков.

От него не скрыться,
Не сбежать, не сделать
То, что я должна.
Разве что-то стоит
Этой тяжкой боли,
Что мне пить до дна?

Будет завтра вечер,
Можно вспомнить привкус
Горькой жажды жить.
Нет свободы воли,
Но могу прикрыться
Новой маской, ролью:
Так мне будет проще
По теченью плыть.
 
***
Я буду рядом с тобой:
Когда ты устанешь идти,
Когда ты захочешь летать,
Если мосты сожжены,
Когда тебе нечего ждать.

Я буду рядом с тобой:
Ветром, надеждой, плечом,
Солнцем, печалью, весной,
ИскрОй для тебя или сном.

Помни об этом сейчас,
Помни об этом вчера -
Я буду рядом с тобой
Завтра, сегодня,
Всегда…
 
Бред
А что, если все это - просто сон,
Просто ночной кошмар?
Иллюзия, бред, усталости звон,
Разум беспечный в бегах…
Если все это - ни правда, ни ложь,
Если вокруг - не мир?
Если тебя никто не найдет,
Потому что ты не просил?
Будешь бежать по мостовым:
Холодный асфальт, фонарь…
Озирайся вокруг - не упусти,
Сделай свой шаг в явь.
Снова бежать не слыша, спеша,
Не видеть, не чувствовать; знать
Сколько отдать за жизнь алкаша,
За горькую, бледную казнь?
Быть и исчезнуть, воскреснуть, живя:
Не умирай! Дышать…
Знаки ловить, мысли вкушать;
Только не нужно вспять…
 
***
Давай пробежимся под небом осенним,
Давай окунемся в надежду и мысль;
Ты помнишь, что жизнь исчезает мгновеньем,
Давай будем верить, пускай будет смысл.

Не бойся бросаться в пучину сомнений,
Бывающих нужными в призме реальных
И пошлых немного людских убеждений,
Но знай, что судьба не только коварна.

Пускай справедливость пророчит устами,
Что вложены были любовью вселенской
В дороги и пыль застаревших мечтаний,
И в счастье, что может наполнить надеждой.

По млечным путям мы расходимся снова,
Но точно я знаю – свобода - разлука,
И верю, что встретимся во время, вскоре,
Ведь я подарила тебе свою душу.

Читая мой бред на листике в клетку,
(Как будто бы буквы в тюрьме ожиданья),
Смотри за окно, отдайся моменту,
Пускай для любви нам хватает касанья…
 
Кофе
Давай по кружке кофе выпьем,
Забудем о беде своей.
И за окном, где вечно пыльно,
Сияет, греет мир огней.

Давай отпустим тень и фарс,
Что так тревожили волну.
И ты поверь, не ровен час:
Мы окунемся в синеву.

Давай освободим себя,
Покурим, молча глядя в звезды.
Давай, ты слышишь, как мечта
Рисует сумрачные слезы?

Не чувствуй боль, проникни в явь,
Напомни сердцу вдохновенье,
Что так манило раньше нас,
Напой о силе из забвенья.

И лира снова входит в дом,
Вдаль уплывает с потолками.
Смотри - и мир расцвел в узор,
Над головой небесным раем.

Давай оставим быт и пыль,
Давай поверим в чистоту.
Летать умели мы сквозь мир…
Из сердца выпустим весну.
 
11.04.11
Лил дождь за окном,
Начиная с утра.
И в дыме туманном
Созрела звезда.
И, может, простив,
Укажет им путь.
Всем тем, кто погиб,
Кого не вернуть.

У долгих перил
Живые цветы,
У новых могил
Мы ставим венки.
В крике навзрыд,
В слезах натощак…
Последнего миг,
На улице страх.
На улице толпы,
Кровавый асфальт.
Крича или молча,
Встречая закат.
Блеклые свечки
И скорби фата.
Пришедшие смерти-
Большая цена.
Мир безутешен,
Сошедший с ума.
Свои за монеты
Терзают тела.

Всем тем, кто остался
На дне вечеров,
Всем тем, кто прощался,
Не высказав слов.
Всем тем, кто домой
Не вернулся вчера.
Всем тем, кто весной…
И осталась весна.

«Прости» замирает
В горьких слезах.
Всем тем, кто сгорает,
С виной терпит страх.
Всем тем, кто не сможет
Вернутся в свой дом.
Всем тем, кто тревожим
Незримой игрой.
Пускай будет светом
Наполнен ваш дух.
Все те, где ночлегом
Становиться глубь.

Но вы, кто сегодня
Вернется домой…
Жить дальше не просто,
Храня эту боль.
 
О Любви
Как много было сказано о Ней,
О вечной, о мгновенной, роковой,
Написано рассказов и поэм,
Что посвящаются с начал и до сих пор.
Какой бы маской не рядил бы Ее век,
Она была и криком, и сонетом,
Из-за Нее кипит война, рождался свет,
И Ей вопросы обращались без ответа:
Танцующей в лиричности ночей,
И мерзнущей на крыше босиком.
Самоубийства, перекрест мечей
И наслаждение сливаются в одном.
Она жестока, равнодушна иль чиста,
Она спасенье и бушующее море.
Но неразрывной нитью, сквозь века,
Она и вдохновение, и горе.
Смотреть сквозь мир, вдыхать холодный бриз,
В рассвете видеть новые закаты:
Она учитель, чей простой каприз
Мог в сердце грома породить раскаты.
И нежность, и мечта твоя, и жизнь
Пропитаны Ее дыханьем неба.
И лишь Она способна научить
Создать внутри Себя источник Света…
 
***
В какой чудовищный каприз
Играют с нами поры года,
И снова выходить на бис
Решит сварливый бог порока.
И снова в город, сквозь мосты
И через призрачный спектакль.
Идти в грязи, идти в пыли,
Пока закат не станет мраком.
Скажи теперь, о чем мечтать
И для чего пылать в моментах,
Когда брезгливую печать
Поставят критики фрагментов…
 
***
Скажи мне, где я,
Ответь мне, кто я?

Я вижу змея
В бреду запоя.
И чувство страха
Мешалось с горем.

Скажи мне, где я,
Ответь мне, кто я?

Черта пристрастий
У всходов крыши.
Мечтать опасно
Для тех, кто выжил.
И откровенье,
Как след прибоя.

Скажи мне, где я,
Ответь мне, кто я?

Весенний вечер
Наполнит звуком,
Желанье снова
Навстречу мукам.
Все в расхожденьи
И в пониманьи,
Дотла сгорает
Мое сознанье.
И кровь вздыхает
Под такты пульса,
Коротким раем
Мой сон и смута.
Разорван пленный
Уставший сгусток,
Который криком
Вливался в русло.

Никто не слышит,
И боль играет.
Я просто кукла,
И я сдыхаю…
 
Серьезные люди
Мимо проходят толпами судеб
В ярких костюмах серьезные люди.
Тысячи лиц мелькают и гаснут:
Движенье без цели будет напрасным.

За каждой шляпой – многоголосье:
Хор набирает силу, ликуя;
Я его слышу тлеющей бурей,
Я его вижу, как грязную осень.

Вы так серьезны, вы, блять, не шутите:
Если надежда, то до исступленья,
Если влюбленность, то горькое семя,
Ростки из которого долго жуете.

Беды наиграны, драма притянута,
Повышенный голос, подача трагедии:
Это – истерика строгого плана,
Но не душа, не полет, не отметина.

Улыбка наиграна, она одержимая,
Чувства на выкат и до предельного;
Вы так серьезны в ограничении:
Снова и снова драма плаксивая.

Нет ничего настоящего, спелого;
Но вы не шутите, скованны бременем,
Что изжевали из прошлого семени,
Взрастили из жалости как драгоценное.

Боль - не тропа с цветами и соками,
Тьма не дает ответов и знания;
Я среди них, и я обесточена,
Но доказать нет ни прав, ни желания.

Нет упования, нет наслаждения.
Нет, вы серьёзно, нет вы не шутите.
С камнем, как будто, ценней достижение,
Слепленный жалостью, камень искусственный.
 
***
Я не актриса и не поэтесса,
Но я желаю научиться танцевать
Так,как никто,и сочиняю пьесу,
Которую другой не написать...
 
***
Подумай сам - твой мир не вечен,
Души строенье искалечив,
Ты просишь порцию весны.
Путь под ногами брошен, млечен,
И сколько пройдено дорог.
Ошибок список бесконечен,
И сердце окунаешь в лед.
Но есть мотив, отрада, песня,
И, воскрешенный ото сна,
Глоток лучей, придет весна,
Ты не один, ты с кем то вместе…
 
Сигарета
Утро, кухня, сигарета…
Я вдыхаю горький дым.
За окном лучи рассвета,
На душе - дороги пыль.
Дальше - полчаса утраты,
Семенить через толпу.
Снова выслушать браваду;
Погасить внутри борьбу.
День сгорит, другой воскреснет,
Тот же способ пережить:
Убиваю время в нете,
Ускользает смысла нить.
Снова кухня, сигарета,
Серый дым, все глубже вдох.
Всем известно - это вредно:
Убивать себя – порок.
Только жизнь теперь такая -
С сигаретой за одно.
В едком пламени сжигает
Веры бывшей горький вдох.
 
***
Я имею право скучать, не так ли?
И так пасмурно за окном…
Приезжай, приходи, улыбнись мне; вряд ли
Жизнь такую же проживем.
Я могу похандрить сегодня, правда?
Ведь так сумрачно на душе.
И когда вокруг и внутри мне гадко,
Наши встречи как шаг к весне…
 
***
Я хочу узреть
Глубину,
Я хочу окунуться
В сиянье.
Я на Север
За Светом пойду,
И нарушу обеты
Молчанья.
Я хочу быть частью
Тебя;
Я хочу быть…
Всесильно слабой.
Я хочу вдохновенья
Дождя,
Звездных россыпей,
Крыльев взмахов.
Я любуюсь рассветом с окна,
И на крыше закат допиваю…
Я хочу, чтоб моя
Душа
Воссияла, как мир
Сияет.
Как бы ни были люди жестоки,
Как бы алчны ни были мысли,
Я поверю…
Шагну в истоки,
Чтоб бессмысленной не быть
Жизнью.
Наполняй меня,
Свет вселенной,
Я хочу твоею стать
Частью.
Я хочу быть лучом нетленным,
Чтоб сиять,
Так нежно и ясно…
Я хочу стать как воздух,
Искристой,
Я хочу быть с ветром, игравшим
В волосах моих неказистых
Или в черном дурмане не спавших.
Загляни в глаза
Незнакомцу:
В них сокрыты звезды
Вселенной.
Я хочу быть с тобой,
Так просто…
Я хочу быть мечте
Верной…
 
Лицо
Мое лицо скрывается внутри,
Отчуждено от света и тепла.
Я не хочу, чтоб видели меня,
И не хочу смотреть в глаза других.

Мое лицо из шрамов и огня,
Наполненное болью и тоской.
С улыбкой – сколом толстого стекла,
Из кожи бледной, грубой и чужой.

Глаза украшены морщинами вины,
Иссечены зарубками насмешек.
Рассветный луч скользнет по ним поспешно,
Но не украсит жесткие черты.

Мое лицо без памяти и сна,
Мои глаза просолены покоем.
Кто выбирает: красота или борьба,
Чтоб выжить, не сломавшись под напором?

Мой выбор - стать сильней и пережить,
Мой выбор – все равно все видеть в цвете,
Предначертания и горечь отпустить.
Но кто захочет за уродство стать в ответе?..
 
Не бойся
Есть ли жизнь где-то там, за границами слов?
Я напьюсь этой мыслью, что можно постичь
Тайны наших раздумий и пугающих снов,
Что, однажды, мы сможем надежды простить.
Отпусти на свободу тени прожитых лет:
Жизнь не стоит того, чтоб до хруста сжимать,
До белеющих пальцев вчерашний момент.
Да, я тоже познала как больно - терять.
Все, что было – оставь за кирпичной стеной
Кучей мусора, грязи, пожелтевшей тетрадью.
Не смотри, обернуться – проиграть этот бой,
Свой азарт к настоящему просто утратить.
Песни будут написаны, сшиты стихи
Из обрывков истлевших воспоминаний.
Отпусти на свободу себя изнутри:
Жизнь так быстро на кончиках пальцев сгорает.
От себя не сбежишь, боль пронзает глубины,
Правда, шанс остается всегда для тебя:
Если хочешь увидеть рассветы с вершины,
Отпусти и прощай, никого не коря.
Выбирай, это сложно; средь петляющих троп,
Или свой проложи путь по центру болота;
Разве кто-то сказал: «Это будет легко,
Ты ступай по проторенной кем-то дороге»?
Вновь не бойся прощать и не бойся смотреть:
Где-то там, вдалеке, зарождается солнце.
От падений на дно защитит только смерть,
Но что будет потом, на дне у колодца?
Жизнь и так коротка, непростительно, вмиг…
Если хочешь – живи, как и тысячи жили,
Я хочу по-другому, я хочу встретить мир
С сердцем, ярко горящим на грани порока.
Мне плевать на толпу, я рисую картины,
Вновь и вновь я из пепла себя достаю.
Если хочешь - останься, завесив кардины,
Не впускай в свою клетку ни страх, ни мечту.
Я уже не хочу поселиться с тобою
В этот ящик бетонный, без окон и дверей.
И уже не смогу верить каждому слову,
Что тебе преподносит машина цепей.
Отпусти навсегда боль от прошлых ошибок,
Даже прошлых людей навсегда отпусти.
Помнишь? Жизнь коротка, не окончен отрывок,
Не дописана песня и не сшиты стихи.
Брось иллюзии в топку, никому не должны мы,
И никто не обязан тебе никогда.
Дай свободу и небо, чтоб расправились крылья,
И не бойся упасть в дно вчерашнего дня.
 
Беседа
А, впрочем, мой дорогой,
Все как всегда:
Сидим напротив друг друга,
За шатким столом.
Налей себе чаю. Или, быть может, вина?
Нет истины в нас и нет теперь истины в нем.

Напротив друг друга, а смотрим за спины опять...
Какой интересный рисунок обоев ты учишь?
Сколько Вселенных нам нужно разбить и создать?
Вывода нет все равно:
Ни подсказки, ни сути.

Истины нет ни в вине, ни в портвейне, ни в кофе,
Ни в сигаретах, ни в лжи, ни в прикрасах, ни в снах.
Брось идеалы - фальшивы они, однобоки,
Блуждая по ним, ты тонешь в своих миражах.

Брось! Посмотри на меня - на открытую книгу
Обманов твоих, обид, твоих смыслов и благ.
Читай по строке, взгляни теперь моим миром;
Я - отголосок тебя, твои крылья и даже
Твой страх.
 
Видишь? Чувствуй...
Когда улыбаешься – я улыбнусь,
Если сгораешь – я стану пеплом:
Смешаемся вместе безудержным ветром;
Когда задыхаешься - я задохнусь.

Ты моя песня и яд в моих жилах,
Я твой покой, твой густейший дурман.
Ты точно знаешь – все в наших силах,
Чтобы рассвет нам рассеял туман.

Мой голод, мой сон, мое личное чудо,
Миф молчаливый, мечта дурака…
Я буду здесь, там, где сердце я буду,
И догораю, безумно любя.
 
Дыши
Вдыхать солнце, верить в небо,
Слышать голос изнутри.
Догорает быстро лето
Каждой жизненной искры.
Есть ли время на сомненья?
Или час на бури гром?
Скоро тают все рассветы:
Жизнь идет своим путем.
Наплевать, вдохнуть поглубже;
Наплевать, рвануться вдаль!
Окунуться стоит в лужу,
Чтобы смыть былого гарь.

Как сегодня дышит ветер,
Чувствуя приход весны!
Будь свободен, будь в ответе:
Жизнь одна – ее живи.
 
Синий цветок
Курю одну за одной, за столом,
На кухне без света, в ночной тишине.
Я чувствую только прозрачную боль
И слабость пришитых крыльев к спине.
Никто и ничто, я сегодня одна,
Я Немо, я Путник без ног и без воли…
Сколько еще этой пламенной боли?
Знаю, что жизнь покидает меня.
Кто-то другой дергает нити,
Играет моими руками в Убой.
Он захватил мою суть, мои мысли,
Кто-то жестокий, горький… Чужой.
Слезы не будут стекать к моим скулам,
Острым и бледным; в моей голове
Шум голосов, их крики, их воля:
Они разорвут мою жажду к мечте.
Марионетка - вот мое имя,
Я – мотылек, ослепший во мгле.
Выдержать снова - нет такой силы,
Мне не пришить больше крылья к спине.
Помню больницу, адские ночи:
Стенанья во тьме неприкаянных душ.
Я - вместе с ними, осколком порочным,
Только… за что выпал мне этот путь?
Несправедливо, неаккуратно
Жизнь режет глотку светлому дню.
Хватит, довольно! Нет больше правды!
Ложь не забыть… Излечить эти раны
Не сможет Никто.
И Я не смогу…
 
Чердак
Я бы встретила закат на чердаке:
В плетеных креслах, в тишине и пыли,
Лишь крылья бабочек барахтались во тьме
И наполнялся воздух ароматом дыма.
Почти молчали, не смотрели прямо;
В лучах, что пробивались через щели,
Так изворотливо крутились, как туманом,
Дым сигаретный и мои идеи.
Был странный вечер: теплый и прощальный,
Спокойно-горький, ясный и простой,
Наполненный особенной печалью
И пониманием, что мир теперь чужой…
Я бы хотела дружескую встречу
Или совсем одна, но на чердак,
Где луч сквозь щель бил на одно из кресел
И крылья бабочек шуршали на стенах…
 
Древо
Я - ветер в твоей кроне,
Ты - древо моей сути.
Сплетаемся в бытовой смуте,
Врастаем корнями в роли.

Вдохнуть и взлететь – просто:
Если я буду ветром,
А ты останешься древом,
Чтоб я не растаяла в звёздах.

Послушай, как истекают жизни
Рекой, из разных течений бурлящей.
Прочувствуй блик солнца, палящий;
Как лианы, разрастаются мысли.
 
Так мало
Так мало мне знакомо слов,
Чтоб восхищаться красотой.
Так много наломала дров,
Пока дошла до этой точки.
Ответь, быть может, этой ночью
Закончу я неравный бой?

Идти по лезвию ножа,
В глазах прохожих быть туманом.
Открыта новая строка;
Пьянить саму себя мечтами,
И снова чувствовать стихами,
Дышать отравленным дурманом.

И долгим кажется твой путь,
Хоть век его незримо краток.
И скажет верно Кто-нибудь,
Что загореться будет глупо,
Но я открыть хотела чудо,
А на душе теперь осадок.

Но стоит верить и мечтать:
Мы для полета создавались;
Любить и заново прощать,
Хоть боль ломать умеет крылья,
В колеса любит ставить клинья:
Из пепла души возрождались.
 
Я лежу на траве
**
Я лежу на траве
У прозрачного неба.
Я целую следы
Приходящего лета.

Я пою для него
Сиплым голосом нежно,
Как ждала одного –
Ливней светлого неба.
А на карте дорог
Брошу метки ошибок.
Бесконечный порок
Исправляет мотивы.
Но я буду светлеть,
Наполняясь покоем.
Ничего не иметь –
Это малое в многом.

Дымом выдохну сны
В погасший фонарь.
С грустной нотой весны
Я зажгу эту даль.
Холод голого парка
Пробирался под кожу.
На снегу была драка,
Я упала в ней тоже.
Но я вспомню февраль,
Но я вспомню о бывшем.
Загорится свеча,
И в груди честность дышит.

Я наполню слова
Мотивами добрых.
Я открою сердца
Для расплавивших окна.
И уже никогда
Не отвергну признаний.
Пусть сгорает душа
В этот пепел из знаний.
Точно помню игру
На струнах ночного.
Я споткнусь, но дойду
К мудрым чувствам покоя.

Я лежу на траве
У прозрачного неба.
Я целую следы
Приходящего лета…
 
Изгнание
Твое личное право:
Делать то, что захочешь!
Убирайся, и хватит
Уже с нас многоточий.
Затыкай свою глотку:
Дикий вопль здесь лишний;
Забери с собой боли,
Задохнись в этих мыслях.
Мне плевать; каждый в праве
Делать то, что решает.
Каждый может ответить,
Развернуться, ударить.
Каждый, слышишь, имеет
Свою волю и совесть.
Убирайся! И больше
Ни к чему эта горечь
От тебя и от прошлых
Звезд, погасших в рассвете,
Хватит, хватит! Упейся
Своим праведным светом.
Я хочу на свободу!
Я хочу разрываться.
И сломать это горе,
И с моста разогнаться.
Каждый в праве, как хочет,
И решать, и придумать:
Эта жизнь очень быстро,
Слишком быстро проходит.
Я – свободна, я – птица:
Рождена для полета;
Ради счастья, и воли –
В небосвод без пилота.
И не лезь в мои мысли,
Не касайся надежды.
Все мечты будут скрыты
Толстым слоем одежды.
Больше я не откроюсь
Лживым, глупым припадкам.
Убирайся из жизни!
Пусть все смоют осадки.
Тихий гром нарастает,
Значит, буря так близко…
Убирайся из жизни,
Убирайся из мыслей!
Я любить продолжаю
Ломкий свет и закаты,
Значит, воздух вдыхаю,
Значит, к жизни я падка.
Я ломаю никчемность
И смешные стандарты:
Скользкой будет дорога,
Но я падала раньше.
Хватит, чертова бездна,
Устрашать мою душу.
Не сумею быть прежней,
Но ведь так и не нужно.
Я взлетаю, я легче,
Легче воздуха, пыли…
Я - простая надежда,
Под густым слоем мира…
 
Спать
И не знаю, чего я жду
Допоздна не ложась спать.
Свои мысли до фильтра курю,
И под одеяло, в кровать.

Все гоняю остывший чай
Воспоминаний и снов.
Ну чего моя сущность ждет?
Каких ей не хватает миров?

Я смотрю в потолок до утра,
Серо-белый, в трещинах лет.
Внутри дымно и пустота,
Хоть я знаю простой ответ.

Но не ясно, как с этим жить,
Но не ясно, как вдаль смотреть.
Только вот Вникуда идти
Рвется сердце, как гаснет свет.

Тишина вокруг, пустота,
И туман, что мешает спать.
Что же нужно тебе, душа,
Чтобы снова жить и мечтать?

Что ты хочешь, опять и вновь,
Каждый вечер, пока луна?
В этих поисках смысла нет;
Остается глоток вина.

Что же рвет тебя изнутри?
Что ты хочешь теперь понять?
Если пройдены те пути,
И река не вернется вспять.

Если прошлому прошлым быть,
И не нужно сжигать мосты,
Потому что дороги нет -
Нет желанья по старой идти.

Но тогда, что ты хочешь сейчас?
От меня, от мира, от дней.
Что тебе я должна отдать,
Чтобы жить и смотреть смелей?

Где звезда, что укажет путь
Только вдаль, только вперед?
Но внутри снова дымка и грусть,
Но внутри снова душу рвет…
 
Дом
Я не знаю, чего стоит ждать:
День вчерашний догорел и сыпет пеплом;
Что останется в конце пути от нас?
Все забудется, сотрется этим ветром.

Каждый день в итоге догорит.
Жизнь одна и время быстротечно;
Я хочу пылать, пускай беспечно,
И оставить вспышку для других.

Наплевать, что будет завтра – в новой жизни,
Наплевать, что скажут обо мне.
Жизнь полна открытий и событий,
И людьми, с тобою на волне.

Каждый день последний в своем роде:
Мой обшарпанный и маленький мирок,
Где и боль, и радость дарят всходы,
Ценным где бывает каждый вдох.

Мой мирок, уютный и открытый,
Опустевший и наполненный рассветом,
С виду - ветхий дом, лозой покрытый,
Но внутри – ласкаем свежим ветром.

Он прекрасен в том, что он спонтанен,
Он уютен тем, что нет границ.
Быть хорошим и нормальным не отравлен -
Невозможно таким быть для всех чужих.

Я могу не лицемерить, не сгибаться,
Снять оковы страждущей толпы.
Молодость моя пусть мне отдастся –
Краток век, чтоб выбирать пути.

Настоящим быть и жить сегодня,
Стать таким, что б быть самим собой.
Сколько масок перемерено безмозгло!
Этот скарб пускай несет другой.

Мне плевать на то, что кто-то должен,
Что кому-то снова я должна.
Жизнь моя, одна и в ней возможно
Все, что ты позволишь для себя.
 
***
Я знаю, что однажды он заплачет,
Я видела прозрачность этих слез.
И, как всегда, теряя нити звезд,
Ты расправляешь паруса покоя,
И замыкаешь время звуком розг.
И словно врач, мне встречу назначаешь,
Как проповедник, за руку берешь.
И знаю, что опять ты оттолкнешь,
Но громко прозвучало уверенье,
И я не стану уличать за ложь.
А на закате подкурю от газа,
И синий, обреченный нам цветок
Напомнит ночь и завтрашний восход,
И по стопам чужого убежденья
Мы принимаем новый крик за вдох.
 
Тараканы
Хм, Тараканы, вам не пора
Нахер свалить из моей головы?
Устроили жуткий бардак вчера,
А мои правила были просты:

Вы не шумите, не будите зло,
То, что дремлет там, в глубине,
Я вам даю пищу и кров,
Взамен сочиняете мысли мне.

Разве я многого так прошу?
Порядок оставьте хотя бы раз!
И не шумите, когда выхожу
В люди, иначе избавлюсь от вас!

Есть дихлофос под названием Врач,
Он выгонит в миг, как исправил огни.
Драка вчера, например, была:
Что за погром устроен внутри!

И хватит носиться в моей голове
Топая громче, чем я говорю.
Василий, слышишь? В глаза смотри мне!
И проветрить пора, я много курю.

Короче, достали, идите вон.
Нахер все быстро! Я вас выселяю.
Скучно мне будет? Разберемся потом,
Но так я тоже уже не играю.

Вы приберетесь и мусор в окно?
Это, конечно, хороший ход.
Только не верю я вам все равно -
Давно таракан Обещаний сдох.

Хм, может в последний раз
Я вас прощу, но помнить должны:
Проветривать голову, мыть и молчать -
Иначе зачем вы вообще нужны?

Мысли для творчества? Не нужно смешить,
Я не умею почти ничего.
Весёлые выдумки? Не стану юлить -
Здесь вы помощники те еще.

Ладно, забудем ругань свою,
Только помойте посуду дней.
Я так устала, пойду посплю,
А с вас жду порядка и новых идей.
 
Серьезные люди
Мимо проходят толпами судеб
В ярких костюмах серьезные люди.
Тысячи лиц мелькают и гаснут:
Движенье без цели будет напрасным.

За каждой шляпой – многоголосье:
Хор набирает силу, ликуя;
Я его слышу тлеющей бурей,
Я его вижу, как грязную осень.

Вы так серьезны, вы, блять, не шутите:
Если надежда, то до исступленья,
Если влюбленность, то горькое семя,
Ростки из которого долго жуете.

Беды наиграны, драма притянута,
Повышенный голос, подача трагедии:
Это – истерика строгого плана,
Но не душа, не полет, не отметина.

Улыбка наиграна, она одержимая,
Чувства на выкат и до предельного;
Вы так серьезны в ограничении:
Снова и снова драма плаксивая.

Нет ничего настоящего, спелого;
Но вы не шутите, скованны бременем,
Что изжевали из прошлого семени,
Взрастили из жалости как драгоценное.

Боль - не тропа с цветами и соками,
Тьма не дает ответов и знания;
Я среди них, и я обесточена,
Но доказать нет ни прав, ни желания.

Нет упования, нет наслаждения.
Нет, вы серьёзно, нет вы не шутите.
С камнем, как будто, ценней достижение,
Слепленный жалостью, камень искусственный.
 
Ночь
Хочу, чтобы ты наслаждался,
Играл с моим чувством покоя.
Чтоб ты, исчезая, остался,
Едва прикасаясь рукою.

Веди подушечкой пальца
По контуру кожи горящей.
Дразни, играя, как в танце,
И впитывай стон мой молящий.

Рисуя дорожку губами,
Дыханьем своим опьяняя,
Прожги мои чувства словами,
Характер игры изменяя.

Заставь меня задыхаться,
Гореть от близости кожи,
Дрожать и мгновенно взрываться;
Заставь меня чувствовать больше…
 
Музыкант
Играй, играй еще громче!
Заглуши мои талые мысли,
Ворвись ветром в чертоги смыслов;
Играй, пока внутри солнце.

Пусть боли и страхи тают,
А волненье растет ветвями.
Душе, посеревшей с годами,
Полета давно не хватает.

Играй, играй в моем сердце,
Громко, громче, смелее!
Дай только мне разгореться,
И, может, я снова поверю.

Играй, разрывай мою сущность,
Играй, так громко как сможешь.
Я хочу чувствовать больше:
Забыть про былую возможность.

Играй, как я не сыграю.
Спой то, что было не спето.
Покажи, каким небо бывает,
Когда теплым обласкано летом.

Напомни, верни в мои мысли
Вдохновенье и чувства живые.
Играй, так громко как можешь,
Играй, как не смогут другие.
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!