Светлана Гунько 30
 
Октябрь
Октябрь еще готовит хляби,
Но дождь не портит акварели
Прозрачных рощ и легкой ряби
Озер, беспечной карусели…
И все блаженствует и дышит
Прощальным солнечным теплом,
Еще ты мне письмо не пишешь,
И не жалеешь о былом,
И я не плачу у дороги,
И не ловлю твой грустный взгляд,
И не топчу твои пороги,
Как много лет тому назад.
Скажи, что это ожерелье
Из бус рябины мне к лицу,
С ресниц моих, о изумленье!
Сдувай дыханием пыльцу.
Еще так сладко, непонятно
Сжимает грудь мою печаль,
И речь октябрская невнятна,
И уходящий день мне жаль.
1992г
 
Роняет лес осенний
Роняет лес осенний, словно слезы
Прозрачный лист - последнее прощай,
О чем-то тихо шепчутся березы,
Кивая кленам, будто невзначай,

А мне все слышится в неясном шуме
Твои шаги, и голос твой вдали,
Как скоро осень, отпылав, минует,
Взмахнув крылом, простятся журавли,

Как скоро нам, встречаясь в белом поле
Листов, исписанных рукою декабря
Так мучится, зачем зима в неволе
Удерживает блеском без огня.
1987г
 
Только шаг
Только шаг
в августовский обманчивый день,
В подозрительность листьев,
примятость травы,
Только шаг-
И губами ловлю я лукавую тень
На лице твоем
И не поднять головы.
В небе облачко-
Ах, уплывет и прольется
И размоет дорогу
В мой придуманный рай,
Пугающе нежным твоим поцелуем
Сомкнется этот день,
Не скажу я: «Прощай!»
 
Одиночество
У одиночества, поверь, есть светлая страница,
Свидетель-звезды, и луна, и в доме половица,
Тогда и свет - волшебный свет,
И скрип, как наважденье.
О, одиночество, люблю твое воображенье!
По складкам старого плаща прошедшие дожди
Стекли весеннею водой, забытым: «Подожди!»,
И в кухне дрогнет неспроста цветная занавеска,
И лист маячит на окне - осенняя повестка,
Здесь на салфетке ришелье ночник сиял огнем,
И пели блюдца на столе, ты помнишь, чай вдвоем?
Глаза в глаза, не отвести, наивная-не верь!
Твердили мне кровать и стул, и озорница дверь,
Но все прошло и мне милей печаль моя затворница,
Платила сердцем за любовь,Любимая?Любовница?
Легко снимаю перстенек,стираю вензель твой,
Умоюсь с ворона водой и стану молодой.
 
Янтарная свадьба
Янтарная свадьба-горит ожерелье,
По капельке солнца на ниточку дня,
Прощанье и встречи, и грусть и веселье,
Скажи, что, как прежде ты любишь меня.

Янтарная свадьба - три чайные розы,
Как три поцелуя ты мне подари,
На старой пластинке забытые грезы-
Старинное танго с признаньем в любви.

Ах, женщины, женщины - берег желанный
То ближе, то дальше,зови, не зови,
А белая пена шуршит неустанно,
И тихо вздыхает до самой зари.

Янтарная свадьба, тоской взгляды полны,
Таинственно светят в ночи фонари,
У Балтийского моря неласковы волны
Выносят на берег мои янтари.
1988г
 
Живая вода
Возьми - корабликом ладошки,
Не веришь - вода живая,
Махнешь рукою из окошка
Черноволосая и молодая,
Задвинешь занавески ситца
И лампу не зажжешь,
Огарок лунный любопытства:
Придешь, иль не придешь,
Я постучу, когда туманом
Окутает вишневый сад,
Калитка скрипнет окаянно.
Заплачет птица невпопад,
Не хочешь?-
Головою покачала,
Прошло и хорошо,
Зачем мне все сначала?
 
В Новогоднюю ночь
В Новогоднюю ночь
Так желается чуда,
Что не может помочь
Разум или расчет,
Слышишь: в дверь ли стучат,
Льется свет ниоткуда,
То забьется вдруг сердце,
То по детски замрет.
В полумраке квартиры
Зашевелятся ветки,
Оживет, не поверишь
Зеленая ель,
Превратится Щелкунчик
В прекрасного принца
Открывая в мир сказки
Волшебную дверь.
Это музыка- сказка,
Ее власть беспредельна
И дрожит в зеркалах
Незнакомое «Я»
Разыграется Космос
И войдет непременно
Дед Мороз и с порога:
С Новым годом, друзья!
 
Воспоминание об Уральской зиме
Что зима?- да это горы,
Шубы, шапки, алость щек,
Смех веселый, разговоры,
Детворе, ей невдомек,

Беспокойство всех домашних
И стремительность минут,
Только снег и шепот страстный-
Легки саночки несут

А потом укоры мамы:
« Боже мой, ты вся в снегу!»,
На подушке, сквозь туманы
Я на горочку бегу.

И мальчишка тот за мною
Любопытный: «Как зовут?»
И теперь во сне порою
Легки саночки несут.
 
Старинные часы
Старинные часы с чужого чердака,
Так недоверчивы и холодны со мною,
То остановятся, то ждут, пока
Оглушат вдруг неверным звоном.
Я терпеливо чищу механизм
И изучаю правила движенья,
Влюбляюсь в милый анахронизм,
Их душу призываю из забвенья.
И вот пошли, ожили, отозвались
Часы старинные с серебряной струной,
Все рассказали мне, признались,
Как страшно было им в тиши ночной,
И мне привычен, ход их стал, степенный,
И звон, словно бокалы в Новый год,
И радостно-еще один мой верный
Со мною друг, и он меня поймет
 
О книгах
Вновь, молчаливые друзья,
К вам обращаю скромный взор,
Дверь затворяю, с вами я,-
Ваш строй, причудливый узор,
Я взглядом обвожу, тая надежды
На разговор, склоняюсь ниц,
И ваши погребальные одежды
Дороже драгоценностей гробниц.
И мудрость ваша в откровеньи
На книжной полке собралась
Мое ли поразить воображенье,
Ум возбудить? Для вас сбылась
Мечта о жизни после смерти,
Где Сын, и Дух, и Бог Отец,
Превыше Божества, поверьте-
Здесь прах сердец, и пульс сердец!
И наслажденья не скрывая,
Моя-то жертва - на рубли,
Я –нищая, а покупаю
Бессмертных мыслей корабли.
 
Дни тороплю
Дни тороплю,
А надо бы вдыхать
Мгновенье каждое цветеньем липы,
Долго сплю,
Вставать бы до зари,
До петушиного цветного крика,
И не пою,
Слов не знаю
В песнях старинных,
Невесело гляжу,
Зеркалам не верю и витринам,
Тебя молю:
Будь милосерден,
Добра дай за добро,
И веру,
Сочти мне дни,
По справедливости
Отмеряй меру.
 
Счастье
Когда ни сон, не пробужденье,
А дымка слуха, полоса
Едва заметного движенья
И голоса, и голоса:
Про платье, мало иль велико,
Что нынче будет в ульях мед,
В лесу поспела земляника,
Как сладок из нее компот.
И скоро ль дед придет с рыбалки,
Ребенок пусть еще поспит,
Будить не надо, жалко, жалко,-
Как солнышко у нас гостит…
Каникулы,- в разгаре лето,
Пятнадцать лет, родных участье,
И нам неведомо, что это
Простое счастье.
 
Самовар
Властитель прошлого застолья,
Когда-то пышущий здоровьем,
Забытый всеми, потемнел,
И оказался не у дел.
Пылится друг мой стародавний,
Не вижу я в боку зеркальном
Ни глаз смеющихся, ни рук,
Не соберемся,- недосуг,
Как раньше все мы за столом.
Я все одна или вдвоем,
Попьем чайку без настроенья
И убежим, без сожаленья,
Оставив чашки на столе,
Для споров: Мыть тебе ли, мне?
Моей веселою прабабкой
Ты был начищен, чайник шапкой
Сиял и чая аромат
Вина был крепче во сто крат!
Теперь ты –экспонат музея,
И кто-нибудь, в тебя глазея,
В затертой надписи прочтет:
Такой то век, такой-то год...
Но я люблю тебя, дружище!
Надеюсь, уголок отыщем
На маленьком моем столе,
Устроим праздник, как в селе,
Где будут бублики и пышки,
И с маком сладкие коврижки,
И мед, и рыба, и грибы,
И бабушкины пироги!
Пусть день мечтания остудит,
Но сладко думать - так и будет.
 
Арбузы
В арестантской одежде,
В дребезжащей железной тюрьме,
Выселенцы с Астраханских земель,
Теплым боком повернитесь ко мне,
Что б могла я потрогать
Ваш сорванный день,
Что ж вы мокните здесь
Под осенним дождем,
Без объятий людских, ну хоть плачь,
И горит треугольная рана огнем,
И блестит мокрый бок, словно мяч.
А назавтра застынут
Пустые контейнеры,
Челюстями пролязгав,
Впустят партию новую.
Где-то там полетели
Капустные головы первые,
Торопясь по этапу на базу торговую.
 
Кричали девочки "Огонь!"
Кричали девочки: « Огонь!»
Артиллерийские богини,
Ты, пуля глупая, не тронь
Их грудь девичью навылет.

Кричали девочки: « Не трусь!»
Без остановки заряжая,
«Ой, мамочка, боюсь, боюсь,
Не закричу я так, рожая».

Кричали девочки: « Ура!»
И падал факел самолета,
И туча черная плыла
Туда, где залегла пехота.

Но видно в грохоте войны
Никем тот крик услышан не был,
И с наступленьем тишины
Девчонок души плыли в небе.
 
О войне
Глупая война, мама,
Я еще вчера был жив,
Может, я родился рано,
Никого о том не спросив?
И мои шаги по земле
Невесомы, словно качели,
Девушки портрет на стене-
Просто «Весна» Боттичелли.

Глупая война, мама,
Так и не сумел я понять,
Несмертельною была рана.
Только головы не поднять,
Только не почувствовал ног,
Я бежал к тебе во всю прыть,
Слышал: «Возвращайся сынок!»
Думал: « Как могу я не быть!»,
 
Бесприданница Маша
Я бы в твои объятья упала, губы другие целую меня,
Сладко и нежно имя назвала, ах.- безымянная ночка моя!
Бесприданница Маша, счастливей меня,
Никого не любила, боялась огня.

Солнышком ясным тебя б я назвала, русые волосы гладила ночь,
Трав колдовских насобирала, но гонит времечко бедную прочь.
Бесприданница Маша, счастливей меня.
Никого не любила, боялась огня.

Горлица милая долго кричала, крепкие сети: зови, не зови,
Боли и страха не замечала, а вспоминала мгновенья любви.
Бесприданница Маша, несчастней меня.
Никого не любила, боялась огня.
 
Красное солныщко
Я еще нравлюсь тебе,греюсь под солнцем твоим,
И, благодарна судьбе, как мы прекрасно молчим.
Может быть, дрогнет струна, страстность руки ощутив,
Тайну доверит она-вот и любовный мотив.

Ах, терема-сердцем окошечко,
Свет, мой Владимир, красное солнышко.

Я еще нравлюсь тебе, голос твой сладкий, как мед
Наперекор ворожбе в сад соловьиный зовет.
Мне говорят-времена, отцеловал.отлюбил.
И высоко терема, где я тебя поселил.

Ах, терема, сердцем окошечко,
Свет. мой Владимир, красное солнышко

Ты еще нравишься мне, что же мы ждем холодов,
Не доверяем весне, пряному лугу цветов:
Где-то на долгом пути звон бубенцов позовет,
И нам поможет пройти пылкого сердца полет.

Ах, терема-сердцем окошечко,
Свет. мой Владимир-красное солнышко.
 
Багратион
Листаю учебник истории, пытаюсь увидеть вдали
Какими вы были герои, защитники Русской земли.
Из дыма и огня с укором на меня глазами давно прошедших войн-
Багратион.
Багратион – может мы крови одной,
Багратион, Багратион -у всех у нас Москва за спиной.

Давно они стали холмами, травой-муравой и листвой,
С небес они смотрят за нами, а войны одна за другой
Там где-то за горой, братишка не герой, просто солдат последних войн-
Багратион.
Багратион – может мы крови одной
Багратион, Багратион – у всех у нас Москва за спиной

Листаю учебник истории, но плачет солдатская мать,
Насколько уроки усвоили, еще предстоит нам понять,
А будущей весной мальчишка рядовой, романтик пока не звездных войн
Багратион.
Багратион – может мы крови одной
Багратион, Багратион – у всех у нас Москва за спиной
 
Я не грущу
Я не грущу, невольно вспоминаю,
Напрасна мука, повернуть назад,
Листом осенним календарь читаю-знаю,
О чем рябины тихо говорят.
Я не грущу- пластинку ставлю,
Пластинку-пленницу времен,
А вечер длится, вечер тает-
Поет романс, поет Кобзон.

Приворожу летящее мгновенье,
Костров забытых голубой туман,
Сложи весна свое стихотворенье-пенье
Строкой черемух, сладостный дурман.
Приворожу-свечу расплавлю
В калейдоскоп родных имен,
А вечер длится, вечер тает.
Поет романс, поет Кобзон.

Твои глаза забыть не обещаю.
Грешно лукавить о сиянье глаз.
На пожелтевшем фото различаю, знаю
На склоне лет я думаю о вас.
Я не грущу, пластинку ставлю,
Пластинку, пленницу времен.
А вечер длится, вечер тает,
Поет романс, поет Кобзон.
 
Неудачница
Все что-то никак, просто никак удача мне не светит,
Мешает пустяк, вечно пустяк.- то дождь, то ветер.
Бежишь или идешь-опять на месте,
Скажи. откуда они, дурные вести?

Припев:
Ты знаешь все, все держишь нити,
Как высоко твоя обитель?
Верный мой страж и целитель,
Забыл про меня, забыл про меня мой ангел-хранитель.

Мне этот мираж- в пальмах пейзаж ночами часто снится,
Мой третий этаж в замок, увы, не превратиться,
Не стану листать листвы страницы.
Как боль утолить- росы напиться.

Припев:

Днем грусть не страшна, песня слышна,
Время летит, как птица.
Вертит карусель вечных забот, поет и злится,
Но ветру назло – люблю и верю,
Зачем солнце в окно- открою двери!

Припев:
Ты знаешь, все, все держишь нити.
как высоко твоя обитель.
Верный мой страж и целитель,
Забыл про меня, забыл про меня мой ангел-хранитель
 
Сиянье глаз
Мне бы фрак, мне бы вальс
Пригласил бы я вас
На сияние глаз любоваться,
Мне бы век поменять,
Вас нежнее обнять
И восторженности не стесняться.
Припев:
Сиянье глаз-заменит слова,
Дыханье в такт, на руке кружева,
Сиянье глаз-теряю покой,
Звучи, не смолкай « Дунай голубой»
Что вопрос, что ответ,
Ваше робкое: «нет»
Не могу я теперь сомневаться,
В ритме вальса кружить.
Каждым «па» дорожить,
И волос твоих пряди касаться.
Припев:
Где найти, потерять,
Все на свете отдать,
Умирать и опять возрождаться.
Мукой мучась любить,
Виноватым ходить,
Полевому цветку удивляться.
Припев:
Сиянье глаз-заменит слова,
Дыханье в такт,на руке кружева.
Сиянье глаз-теряю покой,
Звучи, не смолкай « Дунай голубой»
 
Романс
Чем дальше ты уедешь от меня,
Дороже мне твое лицо и ближе,
Мне холодно у жаркого огня,
Когда усталых глаз твоих не вижу.
Казалось все пустяк. сплошная болтовня,
Каприз и наваждение простое.
Но только ты уедешь от меня.
В душе моей былого нет покоя.

Чем дальше ты уедешь от меня,
Как яхонты перебираю встречи,
Пришпориваю время. как коня
И суеверно зажигаю свечи.
Твержу себе опять: не мой ты идеал,
Твоя любовь помеха и некстати,
Горят остры, ну кто их зажигал,
Сгораю я, горю в твоих объятьях.

Чем дальше ты уедешь от меня,
Не увидав чуть дрогнувшие губы.
Звонков междугородних трескотня
Звучат, словно серебряные трубы.
Нелепые слова: у нас идут дожди,
Нелепые обиды и тревоги,
Потерянными днями дорожить
Научат нас разлучницы дороги.

Чем дальше ты уедешь от меня…
 
Театр
Я приняла твою игру, двуликий смысл речей.
Полухулу, полухвалу, из- под ресниц – ничей
Не мучаюсь, не тороплюсь, лишь щеки розовей,
Быть брошенною не боюсь,а снег белей, белей.

Ты мой непризнанный актер, блестяще знаешь роль,
Глаз разговор, немой укор-принц Датский и Король.
Ах, в танце кружится лицо, как смена декораций,
Вопрос-ответ и рук кольцо, что скажешь друг. Горацио?

А утро вздохами полно, они не для меня,
Ту роль забыла я давно, браслетами звеня.
Остановись лукавый шут и объяви антракт,
Прости, прощай- меня ведь ждут и на часы глядят.

Но этой музыке звучать и сладко флейте петь,
Да чьи-то губы целовать,да сладких вин велеть,
Куда ты желтенький песок,в недолго, в никуда,
Ну, погоди еще часок,пока горит звезда.
Припев:
Ты мой непризнанный актер, блестяще знаешь роль,
Глаз разговор, немой укор-принц Датский и Король.
Ах, в танце кружится лицо, как смена декораций,
Вопрос-ответ и рук кольцо, что скажешь друг. Горацио
 
День рождение
Я годам, каждый год, как собакам голодным
Кость бросаю- усталость свою.
Делать вечно счастливым лицо-не желаю
И печали свои не таю.
Но бывают мгновенья-года заменяют,
Нас с тобою сам черт не страшит.
И меняется небо местами с землею,
И душа моя где-то парит


В который раз слова для дня рожденья
Напишут мне друзья и не друзья,
В который раз я верю в продолженье
Апрельских дней,где править буду я!

Лишь припухшие губы- какое всем дело
Грешных тех поцелуев любви,
Закрываю одеждой горячее тело.
«Я люблю тебя!»- ты говорил.
Ты потише, потише листай это осень,
Отпылав, подожди до зари,
Вы шумите деревья, пусть кто-нибудь спросит:
« Еще раз для меня повтори»
 
Васильев вечер
Падает с неба серебряная грусть, в кружевах морозных окно.
Косы распущу, к зеркалу сажусь, жду тебя кудесник давно.
Васильев вечер, щедрый вечер-погадай,
Колечко девичье, не тускни, а сияй,
И воск в дороженьку растает, невесту суженный узнает,
Ох, расцелует или бросит-знак подай.

Каши наварит мамаша до свету, было бы счастье, добро,
«Авсень» споют деревенские дети, дай. Бог, что б им повезло.
Васильев вечер, щедрый вечер-погадай,
Колечко девичье, не тускни, а сияй,
И воск в дороженьку растает, невесту суженный узнает,
Ох, расцелует или бросит-знак подай.

Ясные зерна в колодец бездонный брошены щедрой рукой,
Не угасая светите мне долго, долгой счастливой судьбой.
Васильев вечер, щедрый вечер-погадай,
Колечко девичье, не тускни, а сияй,
И воск в дороженьку растает, невесту суженный узнает,
Ох, расцелует или бросит-знак подай.
 
Новогодний вальс-бостон
Мне жаль, проходит тридцать первый день
И заметает прошлое зима,
Я жду, ты скажешь: «Платье лучшее надень,
Все двери настежь, к нам идет любовь сама!»
Не стану в зеркала считать морщины,
Решим проблемы наши, но потом,
Кружиться буду и смеяться без причины,
Лишь бы звучал, звучал печально вальс-бостон.

Припев:
Полночь- мы свечи зажжем.
Сядем за круглым столом,
Чтобы без острых углов
Год наступивший прошел.

Не верю я рождественским гаданьям,
Храни от холодов родной очаг,
Живи подольше, не болея, моя мама,
Цвети земля людей, не зная слова: враг.
У каждого из нас своя дорога,
И дай мне Бог терпенья и добра,
Я у тебя прошу не так уж много,
Постой, не торопи Господь мои года.

Припев
Полночь- мы свечи зажжем,
Сядем за круглым столом.
Чтобы без острых углов
Год наступивший прошел.
:
 
Купец
Закрываю ворота на железные запоры,
Но стучится неспроста, гость заезжий, посох новый.
Он колотит, крепость шатка, сердце бухает в груди,
Крикнуть бы: « Хозяйки нету», но молчу я – заходи.
Открываю сундуки да комоды расписные,
Зазвучали каблуки, словно струны золотые.
С бирюзой его глаза, ох не вынесу такого,
Проведу по волосам и не надо мне другого.

Припев:
Купец молодой с кудрявой головой
Сладки речи говори и подарочки дари.
Купец молодой пойди за водой,
А я печь затоплю, тебя чаем напою.

А наливка горьковата, поцелуи горячей,
Что терять мне- я богата, ну а ты миленок, чей?
От такой словоохоты закружилась голова
И повисли на воротах,дегтем мазаны слова
За цветастой занавеской пали листьями года,
Вышла доченька- невеста, хороша и молода,
Вьются волосы колечком, с бирюзой ее глаза,
Ох, вы сладостные ночи, ох ты девичья слеза
Припев:
Купец молодой с кудрявой головой
Сладки речи говори и подарочки дари.
Купец молодой пойди за водой,
А я печь затоплю, тебя чаем напою.
 
Моя Россия
По тропинке, по тропинке, по тропинке я иду,
По росинке, по росинке все роняю на ходу,
Ведра жалобно и тонко выговаривают всласть,
Что за чудо, за сторонка, где весной я родилась.

Припев:
У моей России – имя Евдокия.
У моей России-мамины глаза.
Под окном рябина, зимний вечер длинный,
В роднике вода-слеза.

Оглянуться. не забыться, отлучиться. не забыть
Колокольный звон станицы,крепче- крепкой прялки нить.
И дороги грязь мирская за грехи нам отдана,
Ну откуда ты такая разгуляй-поле страна?

Припев:

Слезы горечи узнали. слезы радости от встреч,
Мы любимых поминаем, сколько по России свеч,
Но всегда спасает вера, гей ты русская душа,
Так же плакала и пела, замирала. чуть дыша..

Припев
У моей России – имя Евдокия.
У моей России-мамины глаза.
Под окном рябина, зимний вечер длинный.
В роднике вода-слеза.
 
Мне голос был
« Мне голос был»
Анна Ахматова

Мне голос был

Мне голос был, он проникал, сквозь сон
Небесным звоном, серебристым звоном,
Мне голос был мучительно знаком
И нотой ласковой, и нежным тоном.
Он говорил «Смирись, умерь свой бег,
Молись и примирись с поклоном,
В душе твоей упавший снег
Растает вздохом невесомым»
Он говорил: « Терпенье и любовь
Ищи в своем отчаявшемся сердце,
Таи печаль и прячь поглубже боль,
Позволь теплом чужой душе согреться»
Но день настал, по кругу сгоряча
Забыла я тот голос и совет,
Не мною в храме ставиться свеча,
Не для меня хранит икона свет.
Там без меня вершится строгий суд,
Наказаны глупцы и исполины,
Горит огонь, кого-то вечно ждут
И верят силам Купины Неопалимой.
Мне голос был, хочу его вернуть,
Заслушаться, вздохнуть глубоко,
Пошире окна распахнуть,
Смотреть и видеть близко и далеко.
Статистика
Произведений
30
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!