Валерия Болотова 62
Раз приходит на обед старый добрый наш поэт, (юный, зрелый или злой), но с единственной мечтой - съесть душевный свой омлет. а ему: - омлета нет! был омлет на завтрак, приходите завтра.
 
Горизонт
Есть гром и молния и полоса,
так хочет истину мне показать.

Я только голову приподниму:
вдруг он зовёт меня к нему, к нему!

И я прицелилась на яркий свет,
закат сменяет вновь немой рассвет.

Звенит туманами моя роса,
и разрисована та полоса.

Она неблизкая, как да и нет.
Зато так искренен её ответ:

Я здесь, начертанный небесный плот,
я жду, иди ко мне,
твой горизонт.
 
За океаном
За океаном розовая даль -
Далёко ты моё не приходяще.
За лимонадом скроется корабль
Надежды все мои не уносящий.
Пред океаном я держу бокал
С напитком сладким, как мои мечтания.
За лимонадом розовая даль
Окажется минутным ожиданием.
 
То ли
То ли я сейчас летаю.
То ли строго я шагаю.
Думаю. И нет меня
здесь и там. Ушла в себя.
Как красиво там и странно:
правды нет и нет обмана,
есть туманный длинный путь,
нет конца. Куда свернуть...
Вижу я знакомый берег,
скалы, лодочка и терем.
В тереме светло и пусто,
В нём не весело, не грустно.
Может ли быть одиноко...
Воля там и так глубоко
свет рождает там зарю.
Робко дышат на краю
волны-волны золотые,
как друзья мои живые.
Словно ветру невдомек,
как он близок и далёк,
как любим он и скалою,
берегом и мною-мною...
Возвращаюсь на закате -
здесь придуман мною катер,
что несёт обратно с другом -
друг мой, ветер, стань супругом,
стань попутным или встречным,
будь прохладным, тёплым. Вечно
рядом будь и будь мне верным.
чтоб шагать нам мирно-мерно.
 
***
Снова я жива, моё создание,
И любима снова, и во мне
Нет смятенья, нет и ожидания
Солнца, вёсен, рифмы при луне.
 
Моя любовь
Ты опять пришла, моя любовь,
Мрачным небом, ветром, гололёдом,
Жаром ты
пришла или ознобом, -
Всех не счесть подаренных мной слов...
Ты опять пришла, моя любовь.

Я люблю тебя, моё дыханье, -
Долгим паром ты обнимешь путь.
Что же ты звенишь вдруг расставаньем?
Я молюсь,.. ты рядом будь чуть-чуть.

Ты с ума свела весь небосвод.
Скоро ты уйдёшь полночным снегом...
Я бы назвала тебя Венерой...
Осенью же ты себя зовёшь.

Ты опять пришла, моя любовь,
Смелым небом, яркою дорогой.
Я молюсь,.. побудь ещё немного.
И да не поднимешь хмуро бровь.
Снова ты пришла, моя любовь.
 
Безветрие
В безветрии я слышу голоса
Спокойные, наполнены надеждой
И верой в волшебство и чудеса,
Укрытые в прозрачные одежды.

И я, как прежде, быв оголена,
Неспешным шагом сделалась похожа
На остров из любви. И у окна
Кладу свой взгляд на медленных прохожих.

Доверчивый, боишься рассказать
О зябкости. Но тёплые ладони
Возьми, чтобы опять-опять
Любить и воссиять на троне.
 
Монета
Смогла бы я отчаяться до дна,
До грязи всей земли, до хрипа.
Смогла. Когда стояла у окна,
Я не звала ни шёпотом, ни криком

Себя вернуть в уверенное русло,
До солнца, до сирени, до травы,
До запаха дождя и хруста
Неволи, вдруг сказавшей мне "увы".

А воля отвечала: "стоп, минута,
Смотри на реку: там, на берегу
В грязи земли закопана монета
Надежд. Ты сможешь выкопать?" Смогу!

Монета звонко заблестела светом...
Реки не видно - ночь. И только мгла
Поймала суть короткого сюжета:
Смогла бы я? Смогла бы. И смогла.
 
О запахе юной свободы
Хранит Твоя бесконечность
Размах, одинокий покой.
Хранит и мою беспечность
Морскою лукавой волной.

И книги мои да успехи,
И время, и пройденный путь -
Закутать в прохладные снеги
И больше уже не вернуть.

Ты - чистое мирное Небо -
Любовь и манящий сон -
Подаришь мне теплого хлеба,
И мы запоем в унисон:

О счастье, трудах, о смехе,
О жизни и в ней - любовь,
О добром Твоем человеке,
Что ищет свою морковь,

О запахе юной свободы,
И как пламенеют глаза
С рожденья до зрелого года
Купают Твои небеса.
 
На весенней ласковой траве
На весенней ласковой траве
Улеглись заботы и печали.
И шутя зима со мной прощалась
На согретой птицами листве.
 
Позови
Позови меня среди ночи.
Позови меня поутру.
Так безжалостно непорочен
Снег до истины на ветру.

Позови меня на бумаге,
Назови меня "день и ночь".
Ты раскаялся без отваги
И был искренен мне помочь.

Я развеялась над поляной.
И рассыпалась по полям.
Позови меня для гуляний.
Позови, чтоб дом пополам.

Позови меня, как и прежде.
Позови, а я всё отдам.
Под душой моей нет одежды:
Только ты да я бродят там.
 
На свет
На земле, укрытой жемчугами,
на укрытой росами траве,
взявшись за руки, шагали с вами
дальше истины на свет-на свет.
 
Пусть мимолетная удача
Пусть мимолётная удача
Летит ко мне издалека.
Я заплачу, не нужно сдачи,
А радость сменит пусть тоска.

Пусть за тоской - покой и тленье
Всех выстланных дорог, и звук
Моих надежд осуществление.
Как прежде, мой. Как прежде, друг.

Пусть долгожданная награда
За сто времен, за сто веков,
А я жива гулять по саду
Из долго пахнущих цветов.

Надежда, выдержи мгновение,
Уйми биенье сердца звук.
Пусть не потеряно сомнение -
Как прежде, мой, как прежде, друг.

Пусть перезрело ожидание
Моих внепраздничных забот.
Спешит ко мне весна-компания.
Удача вновь, мой друг, зовёт.
 
Пой же, пой
Пой же, пой на счастливой гитаре.
Пой любимую, пой красоту -
Не погубит тебя, не обманет -
Ты настроишь её струну
На взаимную нежность-волну.

Ты посмотришь - в глазах увидишь
Благодарной любви ответ.
Пой же пой... ты немного осудишь,
Что не видел её столько лет.

Электронные вольные звуки
Иль акустика - всё это свет:
Тот, что музыки чувствует руки,
Любит светлый её сюжет.

Пой, люби, объявляя ценность
Своей вечности и мечте.
Твоя нежная дарит верность
Всем порывам в твоей судьбе.
 
Весна
Может быть, пришла моя пора.
И, возможно, смело расцветая,
Я оставлю зиму до утра,
Овеснелая, несу кусочек мая.

Может быть, под утренний туман
Я, раскачиваясь в теплом танце,
Закружу двоих нас до румянца
От души. От веры. От ума.
 
Сон
Мне приснилось хрупкое создание -
Лёгкое, как роза, нет, слеза.
И боялась я без порицания
Всхлипнуть, уколовшись, нет, сказать:

- я тебя ждала года-потери,
я тебя искала, уходя,
странствуя и веруя, нет, веря,
и металась, вдруг не находя.

Я молила, приходи живая,
Сильная, нет, робкая приди.
Ты сказала, руки умывая:
- не во сне, а наяву дождись.

Я приду, склонившись у коленей,
Ты согрей и обними меня -
Станет нам уютней и теплее
Наяву, родная, у огня.

Мне приснилось хрупкое создание.
Я её любовью назвала.
Лика нет, как нет и очертания.
Так любовь во сне ко мне пришла.
 
Ломтик
Никто обо мне не знает.
Не знает он никогда,
Как частицы живут и сгорают,
И как рушится вся вода.

Та вода, что меня наполняет,
Не знает он никогда,
Как никто обо мне не знает:
Ни рупор и ни радар.

Пусть же некто увидит плечи,
Либо некто он иль никто
Не узнает, - так тихи речи
Для кого-то или о том,

Как мне крУжится в этом мире,
В этом доме и в том углу,
В том же духе и в этой лире
Некто вдруг прочитает вслух

Нашу осень и дождик-дождик,
Может, некто, быть может, кто
Не узнает тот лучший ломтик -
От меня он и для него.
 
Она
Я тебя никогда не теряла.
Я тебя никогда не звала.
Ты со мною ночами бывала.
Ты, правдивая, мне не врала.

Помню, как ты не спишь среди ночи,
Полнолунно нагая стоишь.
Днём ты ветром дрожишь, что есть мочи.
Только утром ты мной дорожишь.

Я тебя узнавала по соли,
Что стремится по векам, щекам.
Пусть волнуешь меня ты до боли, -
Для тебя - для любви - всё отдам.
 
Тебе
Ты прости меня, Твою невежду
И Твою заблудшуюся дочь.
Как бы ни было всем людям скверно,
Я пыталась каждому помочь.

Я дарила каждому внимание
И душой я соглашалась греть.
Я людей любила состраданием.
Лишь в Тебя поверить бы суметь.

В то, что Ты - в глазах, в зиме и в лете,
В то, что Ты - в листве и в облаках,
В то, что Ты - в любви и в ярком свете,
Стала забывать и я слегка.

Я пою Тебе одно желание,
Я пою Тебе мой трепетный укор:
Пробудить в миру святое знание -
Ты - любовь до тризны до сих пор.
 
Весенний план
А в груди мозолистое чувство,
Что пройдя недолгий белый путь,
Вдруг внутри окажется так пусто, -
И сирень прикажет мне свернуть.

Развернусь на градус Эквадора.
Размечтался Тихий океан.
Между мной и им не будет ссоры -
Там сирень поставлена в стакан.

Так зеркальны, тонки стекла-грани.
Вижу в них Индийский океан...
Заживают маленькие раны.
Что ты скажешь на весенний план?
 
В душе
В душе моей открытое окно,
И боль боится заживо остаться.
И то ли окунуть её на дно,
А то ли ей позволить заблуждаться.

В душе моей и мягко, и тепло.
И одеяло крашеных иллюзий
Покинуло открытое окно,
Оставив полуслед ранимой музе.

В душе моей грядущее туман
И терпкое прошедших сожалений.
Волнующе взошла моя луна.
В душе моей так тихо... Без сомнений.
 
И вот опять ты видишь наше детство
И вот опять ты видишь наше детство
И по тропинке к речке ты идёшь.
Любовь твоя гуляет по соседству.
В руках подарок держишь, ей несешь.
Прижмешь к груди согретое в ладонях
Колечко - знак согласия на жизнь
Вдвоём гулять на золотых просторах.
На зов любви, друг детства, отзовись.
 
Миг
На ветер бросаю улыбку.
И дождь растворяет мой смех.
Я право держу на ошибку
В руках из наполненных рек.
Я верую мерою мига,
Являя на сердце узор
Из роз и прощального крика,
Как ход пробуждает мотор.
Я знаю исход этих песен
И слышу мой летний мотив.
Пускай он немного не весел,
Мой миг навсегда полюбив.
 
Стих
На берегу, у океана
(Не помню, будет, был ли мост)
Смиряли Вы свои вулканы...
От Вас далёк и очень прост
мой стих

На том ладу - любви настроя -
Вы вспомнили чужой успех:
Вас ранило на поле боя.
Укрыл и замер теплый снег
мой тих.

Вы у волны в няряде тайны.
(Где я, не помню, там ли снег)
Позвольте мне заснежить раны,
Полуоткрыть себя навек
мой лик.
 
Помнишь
Меня вдруг спросила: - Помнишь,
как мы рисовали с тобой,
твоей доброты ломтик
и всех наших дел рой?

Ответила ей сухо:
- Дарю тебе мой ответ -
бывала ты мне другом,
теперь же друзей нет.
 
Иду
Я тебя сегодня полюбила,
Мой красивый добрый человек.
Сто веков любовь к тебе носила.
Лишь теперь увидела твой свет.

Я хочу забрать твои тревоги,
Все заботы, тяжести труда.
И хочу листать с тобой дороги,
От моста шагать и до моста.

Я увидела в тебе лиловый берег
И последнюю земную доброту.
Если мне сегодня не поверишь,..
Я иду, любимый, я иду.
 
Не в печали
Не в печали надо мной склонишься.
Я улыбкой руку протяну
И скажу "привет, как пышно
Ты, качаясь, близишься ко сну".

И в метель, и в летнюю погоду
Ты разбудишь, медленно дыша.
Ветром ты уронишь ветку в воду.
Как сосна в погоды хороша...
 
Застав себя в упитанных летах
Когда я был весьма уже в летах,
душа сыскала чудное решение:
отчаявшись в надеждах и мечтах,
обрёл я в оптимизме утешение.
Игорь Губерман




Застав себя в упитанных летах,
нечаянно я вдруг заметил:
что не искать бы нам впотьмах, -
вернее находить при свете.
 
На просторах белой простыни
На просторах белой простыни,
На карете в снах из долгой ночи
Полюбили Вы меня, как дочерь,
И боялись потревожить сны.

Укрывали Вы меня своей надеждой,
Не касаясь холодом тех дней,
Где былых безжалостных теней,
Вы забыть решили и заснежить.

На просторах рифмы и строки,
На куплетах в песне и в припевах
Вы гуляли справа или слева
И держали две мои руки.

На просторах белой простыни,
На карете в снах из долгой ночи
Полюбили Вы меня, как дочерь,
И боялись потревожить сны.
 
Не смотрите в анфас, два орла
Отравлена ветром-луной.
И прячу глаза от неба.
Смеюсь над своей-собой:
И зачем две башки у герба.

Не хочу я ни лета-тепла.
Раздвоилися впечатления:
Не смотрите в анфас, два орла.
В гордом профиле - нет сомнения.
 
Стих
На берегу, у океана
(Не помню, будет, был ли мост)
Смиряли Вы свои вулканы...
От Вас далёк и очень прост
мой стих

На том ладу - любви настроя -
Вы вспомнили чужой успех:
Вас ранило на поле боя.
Укрыл и замер теплый снег
мой тих.

Вы у волны в няряде тайны.
(Где я, не помню, там ли снег)
Позвольте мне заснежить раны,
Полуоткрыть себя навек
мой лик.
 
Намеренно
Намеренно или случайно
Даёшь мне руку, наклонясь слегка.
С любовью или без отчаяния
Шепчу тебе: "пока-пока".

Качаясь или без движения,
Так хочется меня вернуть.
Решительно или в смущении
Позволишь мне ещё вздохнуть.

Намеренно или нечаянно
Тебе я руку протяну:
Сожму я ветвь твою в молчании
И крепко обниму сосну.
 
От рассвета до темна
Не расстанемся сегодня утром,
Не расскажем мы друг другу сон.
Сколько времени сегодня в сутках?
Что поставили с тобой на кон?

Мы поставили с тобой влюбленность.
Вместе выпили бокал вины.
И под утро нежность и смущенность
Так же плещутся за край волны.

Как дрожит мой локон под руками,
Знаешь только ты. И мой ответ
Молча я держала за губами,
Чтобы ты открыл, как наш рассвет.

За окном легко, свежо, но зыбко
Время от рассвета до темна.
Сутки пусть измерены улыбкой,
Распиваем день до дна, до дна.
 
Сюжет-эпикриз
Не расстанусь сегодня с надеждой,
Что так смело лелеет мой путь.
Пусть я строго, немного небрежно
Вдруг подам свой сигнал, чтоб свернуть.

Мне бледны все огни и туманы,
Что так вяло лелеют мой рок
Там, где весны и все мои страны
Вдруг окажутся у моих ног.

На душе ни печального звука,
Что так тихо лелеет обман.
От любви до любви - век разлуки,
Исчезает в пути эхо тайн.

Я открыла дождливое время,
Что так скоро ревёт по щекам
И щекочет открытое темя,
Чтобы смех пробежал по глазам.

Ты, столетнее мирное древо,
И глубокая сладкость травы.
Если прямо похоже налево,
Не склоню головы для молвы.

Я признаю тебе скуку-тайну,
Что лелеет сюжет-эпикриз:
Для меня жизнь - небесная манна,
Для тебя эта жизнь как каприз.
 
На краю света
На краю встревоженного света,
На пути к зовущим берегам,
На кусочке солнечного лета
Нет теперь меня ни здесь, ни там.

Я ступаю лёгкими шагами
По ковру из тёплого дождя.
То ли это ветер между нами,
То ли я прощаюсь, уходя.

Я дружу с тобой, моя природа.
Ты возьмёшь осеннее баррэ.
И любовь, одетая по моде,
Разукрасит робость в сентябре.

Я вернусь за край того же света.
На пути к сомненьям-берегам
Нового, не Ветхого Завета
Я люблю Того, Кто здесь и там.
 
Под вечер, на воле, на утро
Под вечер, по воле, на утро,
На гребне небесной волны,
На скатерти моря как будто
Мне трепет и чуткость даны.

Я вижу усталые плечи,
Печальные свечи-глаза,
Когда вдохновенные речи
Проводят на шумный вокзал.

Когда над воспетым мной дымом,
Средь гулкой и липкой толпы
Безропотно и без грима
Надежд вновь взмывают столпы.

Я крикну без громкого звука,
Погаснут вдруг свечи-глаза,
И вновь благовестные руки
Обнимут, как вечер назад.

Я снова счастливое поле,
Я снова любовь и рассвет -
Под вечер, на утро, по воле
Рассказан мой трепет-сюжет.
 
Мгновения истины
Душевной осенью гуляю вновь.
Здесь - речи с проседью безбрежных слов.

За годом прожитым течёт река.
И ветер, может быть, уймет века.

Ты - час высочества своих дождей -
От одиночества спаси людей.

Мгновенья истины сквозь сон продли.
Развеять листьями тоску вели.
 
Плохие стихи
Пусть в конце моей любви-строки
Громкой паузой безмолвной ночи
Ты возьмёшь вдруг две мои руки
И виски обхватишь между прочим.

Не одерну, слова не скажу.
Прикосну к губам твои ресницы.
Ветру слёзы тихо одолжу -
Осень к нам с тобой опять стучится.

Я поставлю чайник воду греть.
Ты забудешь трубку в Мачу Пикчу.
Я, как есть, любима в октябре,
Мною создан ты пусть по привычке.

Солнце, солнце, ветер, листопад!
Мчи мои линялые напевы!
И давай устроим маскарад,
Правый шаг сменяется на левый.

Я забыла о тебе, супруг...
На моих руках твои заботы...
Здесь загадочно льёт дождик вдруг -
Звуки осени ложатся в ноты.

И в конце моей любви-строки
Я со свойственным себе упрямством,
Как бы ни были стихи плохи,
Я грешу в них с прежним постоянством.
 
Безвременная
Безвременна я вселенная.
Я сама себе солнце и тень.
Бесконечная и мгновенная.
Я могу и ползти, и лететь.
И царица теперь, и раба я.
Я сама себе дьявол и бог.
Мне не надо ни ада, ни рая –
Я останусь меж этих дорог.

2008г.
 
Меч, доспехи, шлем
Меч, доспехи, шлем.
И еще отвага.
Он не знал проблем
И не ведал страха.
Рыцарь, воин, принц,
Гамлет, вечный странник
Заключил пари:
Дьявол был избранник.
Дьявол не с небес,
Не из сказок страшных -
Убить в самом себе
Дракона в рукопашном.
Был неравным бой.
О, рыцарь, ты отвага.
Не кровь сильна, но боль,
Что защитит от страха.
И снова ты один,
Как был. И снова странник.
Как прежде, нелюдим,
Ты мудрости посланник.

2007г.
 
Мужчина и женщина
Женский голос:
Верность твоя как песня:
Куплетом она начинается,
Живет и во мне продолжается,
Припевом она повторяется.

Мужской голос:
Правда твоя: как струны,
Как струны моей гитары
Рвутся от резкой музыки,
Оставляя на пальцах раны.

Припев:
Солнце мое, ты радуйся:
Я вижу твое приближенье!
Сердце мое, не бейся:
Я нашел(ла) свое отраженье!


Мужской голос:
Нежность твоя солёная
Стекает со щеки в ладонь,
Видит, что я, влюбленный,
Раздавлен этой водой.

Женский голос:
Сила твоя аккордная:
Аккорды в моей памяти,
Минорная или мажорная,
Пленница твоей робости.

Припев:
Солнце мое, обрадуйся:
Я вижу твое приближенье!
Сердце мое, не бейся:
Я нашел(ла) свое отраженье!

2002г.
 
Зови меня нежность
Зови меня Нежность
В минуты, что буду резка,
Когда я небрежна
К тебе и смотрю свысока.
Зови меня Юность,
Когда не увидишь мой блеск
В глазах. Зови Cкромность,
Заметишь триумфа вдруг всплеск.
Зови меня Мудрость -
Без меры я буду глупа.
Зови меня Робость,
Когда я на чувства скупа.
Не Лера, а Нежность
Зови, и так будет всегда
Храню тебе Верность.
Зови меня так все года.


2009г.
 
Я вас любил
Я вас любил. Любовь еще быть может...
Я в этом месте не уверен до конца.
Но пусть любовь (коль есть) вас не тревожит -
Умчал себя от вас я, как гонца.
В строке признаюсь - вы меня погнали;
И явно выдали мне ваш секрет:
Метлой своей так кренделяво управляли, -
Я растерялся: есть любовь иль больше нет.
 
Женско мужское очевидное
Очевидно вероятное прозаично без куплетов припевное

Женщину рождают для любви.
Зачем Она, вопрос, берет бразды правленья.
Ребята фактом сим ослабше взмущены -
Бегут от дамы сердца в изумленьи.

Сударыня глядит во след - трагична сцена -
И думает: где б силушки еще набрать
да 25-й кадр свой догнать
и, обогнав, окольцевать.

Концовка некрасива и грустна.
И леди тоже и всея против речива:
над всеми переменная-надменная всегда одна -
сильна; странна; красива; может; зря спесива.
 
Мне скулы от досады сводит
Мне скулы от досады сводит,
мне кажется который год:
что там, где я, - там жизнь проходит,
а там, где нет меня, - идёт.
В.Высоцкий

Там, где я, - посторонние люди -
нет ни близких нет и родных.
Там, где нет меня, - тоже осудят,
сквозь зубы попросят, чтоб стих.
Не смирялся, кричал я спорил.
Сердце рвал, подавая на стол.
И разводит тоска так изводит:
раздарил - а себя обошел.
 
Раз глядел, два глядел на твой мир
Мужское мимо лётное препатетично безусловно-инстинктивное
краткое


И
раз глядел два глядел на твой мир:
Ничего, кхм, я не понял.
Но отметил длину и обширь,
ровность ног и помады тонну.
 
А снег хрустит в глазах, как чистый хлеб, безгрешен
... А снег хрустит в глазах, как чистый хлеб,
безгрешен.
О.Мандельштам
16 января 1937

Снежок будто хлебные крошки -
Их в ладошку собрать и скушать.
И помнить, что дорого платишь
За то, что казалось не нужным.

Ночной свет в безумии ярок -
Столь рьяно мнит предназначение -
Ослепнуть и скорый упадок
В декабрь. На снег. Без моления.
Без волнения. В поколения.
 
Приму вкусившая Донна
Приму вкусившая Донна
неотразима в претензиях
к себе, человечеству, Богу,
бесконечным ролям и пенсии.

Играет всегда пронзая,
прославляя тире-запятые,
смакует себя-и ругает,
в зеркале видя мессию.

Нежности трудно угаданы.
Не нужно. Они телячьи.
Теряют сознание, падают
Мимо мужчины ходячие.

А те, что чуточку стойкие,
Слоняются мирно по стенке:
С другими всегда они бойкие.
Здесь же - трясутся коленки.

Нет, я обычная женщина!
Отвалите и дайте мне жить.
Слава-успех померещились.
Лишь любимой хочу я быть.
И еще что-нибудь сотворить -
Вытворить-претворить,
Но больше - любимой быть!
 
Мы разошлись на полпути
Мы разошлись на полпути
Валерия Болотова
И разойтись по разным сторонам,
По разуглам-по судьбам и по долям.
Приветы прошлых встреч по вечерам
Забыть-вернуться к опостылой воле.

Зачем мне поле, если я один,
Зачем мне небо, дождь и ветер...
Друзьям улыбки, впрочем, сохранил...
С тобой я был бы ярче светел.

"Прости", я мысленно тебе скажу.
И ты простишь мне мысленно не скажешь.
В сомнении сейчас я нахожусь:
Любила ты меня или неважно.

И о себе мне нечего сказать...
Как скорым лёгким, юным шагом
Ты отвернулась. И опять-опять
Ты стала одиноко плакать.

И я один я думаю, не сплю -
Зачем с тобой тогда мы повстречались.
Все верно - я люблю еще... люблю
И вижу в снах. И сны бы не кончались.

Как медленно течет река
Моей души озябшей и признаний...
Протягивает мысленно рука -
Прошу опять не надо расстояний.

Не верно нам прощальное "прости".
Хочу объятий-встреч-и вслед посланий.
Но отвернулись мы на полпути
И вслед мы бросили полупрощанье.
 
Мизантропического склада моя натура, я привык
Мизантропического склада
Моя натура. Я привык
Удар судьбы встречать как надо,
Под крепкою защитой книг.
Варлам Шаламов
1976

Натура, что ж, она не дура.
Не зря я годы размышлял:
Что, если б власть с комендатурой
Я счастливо бы разыграл.
Но нет. Не так себя устроил.
Но нет. Я воин, и горжусь
Тем, что я выстроил-построил,
Как жил, что нес, за что борюсь.
И миссию свою исполнил:
Всего себя всем отсидеть-
Отвидеть-отклевать-отъёжить
И отболеть и отгреметь.
Я не люблю людей-их судьбы:
Их дни скучны-тоскливы рты.
Я выжил - мой рукав засучен,
Все смерти брал я на понты.
Я рисовал себя, я волен
В неволе воли не желать.
Я мизантроп и я достоин
Был жизнь свою за то отдать.
 
Довела Бога ты до седой бороды
Я не знаю, как жить мне с тобой со струной.
Что трогай тебя-что не трогай.
То зовешь: поиграй-всех долой на покой.
То звенишь так, что слышится Богу.

Довела Бога ты до седой бороды.
Мне чего с тобой, струнная, делать:
Зазвенеть ли, как ты, душу омолодив,
Или чутко вселенно не трогать.

Я проверен и крепок, как кровь и огонь.
И затылок, душа моя, тяжек.
Я забуду тебя. Больше не беспокой.
Не заплачу, и камень не свяжет.

И заплакать бы мне, есть же, вроде, о чем.
Разреветься бы всласть - кому скажешь.
Отравился я - может, ты здесь при чем,
Может быть, ты все это мне кажешь.

Не уснуть опять - думать о струне,
О себе, о стране, о дороге.
Вечера мои, как волна волне
Шебуршат-шумят будто строго.

Хорошо. И ночь. Ярок свет. Один.
Не тревожит звонок от друга.
Ни струны бы мне и ничьих седин.
Ничего. Не хочу. Всех вас много.
Тьфу на каждого понемногу,
На струну, тьфу, пардон, и на Бога...
"На Бога нельзя!", скажут строго -
Тьфу на вас-на чертей, брысь с порога.
Тьфу-тьфу-тьфу на корявости слога,
на страницы девиц. Для итога -
Ёб, беда, отсидел как я ногу.
 
Не я, не я, эх, наказал
Невероятная усталость.
И сумасшедшая печаль,
Когда уйдешь. Приму, как данность,
И буду ждать - спущу вуаль.

Мгновение, как ты жестоко.
И горько ждать две тыщи лет.
Уходишь ты, а я так зорко
Слежу, не взял ли пистолет...

А вдруг его не обнаружу?
А вдруг сегодня горек ты
Решить, что в правде безоружной
Есть сила разделить пути.

Я чувствую, и я спокойна:
Тебе дыхание передам
Глубокое. И самовольно
Сюжет расставит по местам.

И ты вернешься, чуть встревожив
Мой голос, руки и глаза.
И скажешь мне: "Как жаль, что всё же,
Не я, не я, эх, наказал."
 
Я жеженщина умная и не косая
Любите меня! Я такая-какая!
Кака я-такая?.. какой больше нет.
Примите такой. Что я есть, - я не знаю.
Но после шести я, конечно, не есть.

Какие вы все, мужики, полу... боги.
Я богиня богинь, хоть и криво сижу.
Но твои некрасивые полуокурки
Вижу я - я, богиня, о том не скажу.

Отдаю всю себя, ведь яя - это много.
Всем яя отдаю и даю и дарюсь.
Он обидел, сказав, что ору я так громко
И что зря иногда я с посудой дерусь.

Я жеженщина, умная и не косая.
Я приклеила супер-пресуперкудель.
Губки делаю - милая - славно-худая.
Все завидуют-смотрят - таков мой удель.

Обалдель слегонца мой удель.
Совершенству совсем нет предель:
Молодей да и молодей.
Где мужик?! - как мой тяжек бездель...
Ой, слетель с головы мой кудель.
Ах, я тоже слетела с петель.
Мужиков нет! Какой беспредель!
 
Ах, метро, Москвы метро
Ах, метро, Москвы метро.
здесь конь в пальто, в чулках питон,

и девочка-припевочка,
и мальчик, словно девочка,

и хоккеист, и гармонист,
и африканец, и расист,
еврей славянский, и басист,
контрабандист, порноартист,

по всем и вся специалист, -
путем идущий верным глист,
в бриони, и душой не чист,

кавказских гор суровый глаз,
узбека глаз давно погас.
искореняемый москвич.
такая жизни песня-дичь...

и коммунист, либералист,
и монархист, консерватист,

бородка, сбритые виски -
стилист ли байкер-зациклист,

буржуй и нищий профурсист,

и средний класс, рабочий класс,
о Боже, даже пидорас.

метро Москвы! метро Москвы!
с улыбкой ждем вагоны мы:
любимы, любим дружно мы
локтем задеть и приобнять,
насев раз сто-сто двадцать пять,
на ножку встать, толкнуть плечом -
"как славно вмял меня бочком."
приветливость в глазах отдать
и думать:"зырит, твою мать."

Метро Москвы-метро Москвы!
туды-сюды-туды-сюды.
и воздух чудный - будто рай,
в раю - бесплатный всем wi-fi.
 
С надрывом хочу я замуж
С надрывом хочу я замуж.
Чегой-то меня не берут.
Копытом стучу упрямо.
Намёк мой, авось, поймут.

Мой авось такой нежный-пренежный.
Сама нежность-пресветлость я,
Но внутри. А снаружи - падежность,
Что склоняют меня, не любя.

Посмотри на мой мир: я же - ангел -
Мозго-космос тебе выношу
Я исправно. А ты, мой архангел,
Не берешь. Ну возьми, я прошу.

Ну возьмите меня, ради Бога,
Ради чёрта и ради седин
Тех зверей, что зову на подмогу,
Обгавгав ими славных мужчин.
 
Дон Педро и Дева
Ах, роза, - помыслила Дева, -
это такой предмет,..
В общем, как я, - королева, -
чудесная мысль на обед
мне пришла. Но вот в чём загадка:
откуда она пришла?..
Смертельно умна я! Не шутка ль:
ведь мысль мне с небес снизошла."

Тут мимо ходил Дон и Педро.
(ремарка: в одном лице.)
Деревья согнулись от ветра,
и небо сыграло концерт
Вагнера. Педро послушал:
"Неплохо. А чё там девчонка грустит?"
Соломинку не докушав,
решил он её спросить:

- Как ваше имя? - Я Дева.
- Неплохо. Дон Педро - я.
- Ах, как это странно, наверно...
- Какая вас мучит мысля?
- Вы - пятый сегодня Дон Педро,
которого встретила я.
- Так мы с вами, Дева, в Бразилии.
а Педров здесь - завались.
Вот если б мы жили в России,
я был бы один, кажись.
Поедем в Россию, о Дева!
Так сладко там дышат поля.
- Нет, Педро, ведь я - королева.
- А я кто? Дон Педро - я.

Когда уходил Дон Педро,
заборы прижались к земле
от горя и гордого ветра
и плачущих русских полей.

О, бедная юная Дева,
теперь ты не так уж юна.
Зато ты теперь королева
и даже смертельно умна.
 
Тихо, и нет начала
В песне оттают вёсны,
Цветом нальют лета,
В песне готовит осень
Скриплые холода.

Облаком серого дыма
Прошлое, не шутя,
Вдохом восходит мимо
Нас, отпустив-найдя.

Тихо. И нет начала.
Только бы до утра
Тихо моё прозвучало
Песнями у костра,

Песней о реках гладких,
Лодке с дерябым дном,
Запахе редком и сладком...
Тихо ласкаю сном.
 
Или сон, но явь
За усталой твоей спиной
Много неба и столько моря...
Снова день подарил покой.
Дай мне света в твоих историях.

Дай мне хлеба из рук твоих
И воды, чтобы пить-напиться.
Дай с плечей унести на миг
Все труды, чтоб могли нам сниться:

Тишина и поля, поля,
Ветер твой и тропа-дорога,
Простыня и заря, заря,
Как иду к твоему порогу.

Ты идешь. Или сон, но явь...
Ты идешь надо мной склониться.
Или ночь, родилась ли кровь
Дать желанию объясниться.
 
Не шутя, не скорбя, без обиды
Не шутя, не скорбя, без обиды
Ты ушла, как уходит река
В те края, где морские орбиты
Ждут тебя, как удачу рука.

Провожая, любил тебя взглядом.
Думал я, обернись, обернись.
Лентой яркой и за поворотом
Скрылась ты будто ввысь, будто ввысь.

Был июль, был сентябрь, декабрь.
За окном замерзает река.
Был февраль. В этом доме зябко.
И туман не согрел облака.

Вот и март. Уплывают воды.
За окном мой вчерашний снег.
Нет тебя у моей природы.
Я один у весны человек.

Вот апрель. Вдруг апрель подарит...
Голос птиц прокричит: - Дождись!
Верно, голос меня не ранит.
Как твой взгляд, поворот впереди.

Словно май. Словно дышит небо.
Словно край. За окном стою.
Шёлком-лентой, одним "спасибо"
Снова ты на моём краю.

Воды-воды. Взлетело лето.
Мне обнять тебя и сказать:
- Ярче ленты вот этой нету.
Я сумел тебя не отпускать.
 
Глинтвейн, улыбка, чай ли с мятою
И жду. В осеннем ожидании
Я не волнуюсь. Но люблю.
И жду. В дождливом расстоянии
Быть может, я себе налью

Глинтвейн, улыбку, чай ли с мятою,
С моей невежливой тоской
О том, что рядышком припрятан
Родной мне смех. Он только твой.

Я миф. Ты миф. И мы - в иллюзиях,
Мечтах, фантазиях, борьбе.
Я растерялась до контузии
В сопротивлении судьбе.

Когда-то знали мы отчаянье.
Но кто узнал, остался жив.
Я бы пришла к тебе с раскаяньем.
К тебе, мой преданный мотив.
 
Мыслям твоим колючим
Этот медовый свет
Верность мою научит
Ждать от мечты ответ,
Видеть и знать, что лучше

Снег загрустит в тропу,
В сонную подорогу...
Взгляд от шагов в толпу,
В лето, а может, к Богу:

Там, где Небес вода,
Там, где твои ресницы
Думают о годах -
Вылистанных страницах.

Шаг. Говоришь: - Постой,
Вот, я живу, я слышу,
Господи, я живой.
Вижу тебя, как ты дышишь.
Будто бы на берегу.
Будто бы на распутье.
Будто живу, как могу.
Будто бы я утратил
Время и смятый путь,
Юность, мечту, доверие...

Верный мой, эту грусть
Ты принесёшь теперь мне.

Этот медовый цвет
Нежность мою научит,
Что рассказать в ответ
Мыслям твоим колючим
Подписчики 1
Статистика
Произведений
62
Написано отзывов
0
Получено отзывов
1
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!