Константин Куликовъ 22
Константин Куликов, поэт, бард, основатель творческого объединения "Оксия". Живу в Житомире.
Эсмигюль
Ольге Назаровой

Стало принцессе грустно: август, поди.
Это не важно в России там, или Йемене.
Лето за каждым из нас откровенно следит,
Лето сидит в нас, не ведущих роду-племени.

Стало принцессе грустно: не обнаружь
Этого августа ночи темнее тёмного –
Было бы легче. Солнцу не нужно груш,
Падают груши в август, как бьют локтями его.

Рыжая Эсмигюль, смейся, август, поди!
Но за разлукой с принцем, в прекрасном городе
Вместо дворцов стали скалы... о, господи! –
Небо закаты алым горят который день.

Ветер горячей пустыни опять задул.
Сколько песчаных бурь в этой жизни вынести!
Добрая Эсмигюль одинока в саду,
Принц Алладин бросает её и выходит в стих.

Каждой принцессе – лето, чувствам – срока:
Счастье висит над августом грушей сочною,
Из-под пера во тьму выползает строка,
Хочет о трусости принца поведать срочно ей.

Падает под ноги счастье. Не подходи.
Всё Эсмигюль прощает, хотя на грани. Но
Лето на каждом из нас откровенно следит.
Осень жадно набрасывается на окраины.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Настроение
Просят голуби семечек – брось им,
Не жалей, поделись пополам.
День, который приносится в осень,
Всё забросит на задний план.

Оседают пустые скандалы:
Люди, голуби, – кто глупей?
Осень лишнее отсандалит –
Задержись, покорми голубей.

Напоследок – вся грусть о браслетах
Из рябины, цветов и травы,
Пусть вплетается в образ лета,
В представлениях игровых.

Листопадом умоется солнце.
Дождь – искринкою на губе...
Кто зимою с тобой остаётся –
Право выбора голубей.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Не в радость деревьям, озябшим и голым...
***
Не в радость деревьям, озябшим и голым,
Асфальт отражает продрогшие фары.
Скукожился вечер, как бомж-алкоголик,
Бредет по бульвару.

А воздух настолько дождями отточен,
Нет сил надышаться прохладою эдакой!
Лишь ворон – черней нарастающей ночи –
На ветке.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Накануне
(песня)

Каждому вздоху свой выдох, своё послевкусие,
Словно любовь заставляет на время задуматься.
Станет оправданным всё, что казалось иллюзией,
Смотришь в глаза благодарно Тому, Кто придумал всё.

Вечером дышится слаще в предчувствии осени,
Память волнуют моменты подарками разными.
Даже в которых участие может быть косвенным,
Даже которые не настоящие – празднуем.

Верим тому, что и лето, и осень нам созданы,
И не поймём накануне – тревога отпустит как:
Лето – феерия красок, подаренных просто нам;
Осень – особенный звук, неповторна акустика.

Это дуэль без ответа, без первого выстрела.
Всё, что останется после, совсем не тоска о нас.
Станет понятно, что радость осенняя вызрела,
Мы между летом и осенью, как недосказанность.

Я собираюсь в дорогу, туда, где мы встретимся,
Где между летом и осенью только мгновение.
Эта пора звездопадом волнительным светится.
Нас обнимает случайная нежная тень её.

Не упустить, надышаться таинственной данностью,
Верить в Создателя, сквозь убежденья, что нет Его.
Он посвящает нас в это чудесное таинство,
В миг, когда осень касается краешка летнего.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Зимний сонет
Что ж, Зима, я тоже не привык –
Ива собралась к Вам на поклон как...
Позавидует коту в дублёнке
Радостно замёрзший снеговик.

Сухенькие стебельки травы к
Свету из-под снега рвутся тонко –
На восторг взлетающий ребёнка,
В схватках побеждая игровых.

Новый год заблудится в салатах.
Ты прошепчешь: "Знаешь, я спала там,
Где на шаг приблизилась весна!"

С плеч сползёт твой бархатный халатик.
Мне, наверно, времени не хватит
О Зиме подробнее узнать.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Додекабрь
Полине Максимовой

То ли снег, то ли что-то не то...
Не восторг, может быть – удивление!
Расстилаю любимый платок:
Перед снегом встаю на колени я.

Совершаю весёлый обряд
В чистом поле, в присутствии вечера:
Призываю всю власть декабря –
Присмотреться на должность диспетчера.

Оглянусь: сколько можно сломать
Дерзких дней излучавших спокойствие?
Начинающая зима – я сама,
Я – хозяйка, не гостья я.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Прощальное
Уходи, возвращаться не стоит.
Я на всё закрываю глаза.
Нахожу объясненье простое:
Твой уход – твой, наверно, азарт...

Уходи. Так бросаться в объятья
Могут только большие лгуны.
Обещанья, надежды... Опять я
Одиночеству верю луны.

Ты уйдёшь, я возьму Книгу жалоб,
Чтоб стихами автограф излить.
Чтоб душа пред тобою лежала
Та, что будет восторженно злить.

Уходи. Ну, а вдруг кто-то спросит,
От чего мы расстались, сама
Ты расплачешься, глупая осень,
И уйдёшь. И настанет зима.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Поэтка
Снова в дорогу, снова она в пути,
Наспех блокнотик в сумочку и пару бубликов.
Сцена – это не то, что пойти в бутик,
Сцена всегда возвышает её над публикой.

Но остаётся искренней только во сне.
Впрочем, и там ретируется: не опоздать бы как?
Кто-то примажется и повторяет везде: я – с ней!
Но, никому нет разницы, чей этот дяденька.

На полустанках всё тот же зелёный чай,
И сигарету втирает в пальцы, как крем она.
Ночью расплачется в трубку: была у врача,
Мне далеко за тридцать, мам... не беременна.

Мне далеко за тридцать, умна ли? Пусть так,
Модных тусовок сама сочиняю действия.
Мам, понимаешь, прости мне, внутри пустота.
Мама, не помнишь случайно, какой была в детстве я?

Меж городами – железнодорожный нерв.
Шпалы, всего лишь деревья те, что погибли и
Может ты помнишь, мама, каким был мой первый?
Мама стихов не помнит. Читает Библию.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Монолог одной волшебницы
Елене Монтвидас

– Знаешь что, милый, а подари свою искренность?
На подоконнике мандарины, шампанское...
Чувства из ойкумены вливаются быстро в нас,
Я не скрываю себя под гримом или за маскою.

Все на ладони мы, не утаишь, на экране мы.
Кто-то грустит и хмурится, я – разговорчива.
Лишь иногда за гранью мысли сакральные:
Что уж там, все мы одной ойкумены рабочие.

Выпей вина, закуси мандаринкой, потом спроси,
Трудно ли в наше время работать волшебницей...
Ты вот, смотрю, сегодня как Аполлон, красив,
Я же любви ищу, а красота вообще не цель.

То, что умею сказать: "Да захлопни ты дверь свою!",
Не означает моё желание не сходить ли на...
Жизнь приучает с детства быть смелой и дерзкою.
Только любовь ко всем всегда снисходительна.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Christi Natalis
Снег то выпадет, то растает.
Понимая печаль декабря,
Нарастает вдруг Ночь Святая,
Пряжу снежную станет прясть.

В темноте, что длинней и вязче,
Город примет режим "дремать".
Ночь готовится к настоящей –
Белой пряжи фате – Зима!

Тьма победы свои не делит,
Приспособившись дни листать.

Насладится Святой Неделей
Новоявленная Звезда.


© Copyright: Константин Куликовъ, 2017
Зима нуждалась в тишине...
***
Зима нуждалась в тишине
Без промедления.
Ты говорила: ты же не
Такого мнения.
Ты говорила: посмотри
На колокольню,
Там солнце на кресте горит –
Ему так больно.

Инстинкт смиряя во дворах
Скулили суки...
А в шесть часов по вечерам
Рождая звуки
Других сферических пространств –
Протяжно, тяжко,
Глубоко возносились в транс
Молитв монашки.

Ты понимала, так болит...
Смолкали звоны,
И завывали кобели
На лик иконы.
И от того казался лик
Иконы – белым.
Ты понимала, как болит
И ты терпела.

Не исповедуй каково
Стоять во сне как,
За миг – сто вёрст над головой
Шуршанье снега –
Зимы, пропавшей в тишине.
Собаки – выли.
Мы слушали, как падал снег
На грудь. Навылет.
Постскриптум
Это случится. Завтра, но это случится.
Противодействовать сил нет, да и желания.
День – на надрыв – переломанная ключица –
Рук не поднять к провожаниям и прощаньям.

Солнца пунктирная линия по небосводу,
Часто моргает в закат мандариновой долькой.
Пусть до утра не смолкает твоё: "с Новым годом!",
Пусть до утра остаётся хоть малая толика.

Хочется праздник впервые закончить пораньше.
Руки и голову освободить от ношения
Замыслов и поступков. Искрится в оранже
Вечера. И расставанием скрыть отношения.

Это не значит, что не доверяли с тобой мы,
Но априори в объятиях дня и ночи вы –
Рифмы – ещё не растраченные обоймы –
Образы и метафоры – всё настойчивей.

В ночь Новогоднюю пусть остаётся забава –
Флот из бумажных корабликов выпустить в лужу.
За недосказанность не осуждайте себя вы.
Год уходящий не станет ни лучше ни хуже.
Зодчим Питера
Из галеры в Неву, словно в небо весло –
Ветер своды до облачка вытер и
Полный штиль. Так кому это не повезло? –
В эмпиреях все зодчие Питера.

Разводите мосты, как разводят коней,
На асфальт расстилается зебра как.
Посмотрите, над Питером сколько огней
На соборах, в объятьях поребриков.

Я сегодня над городом тихо плыву.
Это сон. Это день. Тем не менее –
Я случайный свидетель: здесь каждому льву
Поклонение.
Зиму прожить - это больше, чем просто много...
***
Зиму прожить – это больше, чем просто "много":
Святками весь январь, снегопадами соткан.
Входите в дом, отряхните усердней ноги,
До февраля – две метели, одна позёмка.

До февраля снегири или дрозд-рябинник,
Но в гороскоп не верь, не кидай на картах.
Дворники чистят снег – короли тропинок!
Дворники, как никто, ожидают марта.

Наша печаль уйдёт за январской стужей,
Сгинет тревога, как декабрёвы козни.
Грустью в твоих глазах снегопады кружат.
Не прогоняй тоску раньше ночи поздней.
Новый февраль
Если вырвусь на волю – стреножь меня,
А иначе... мне было в чём каяться.
Эти ночи – такие тревожные, –
Где февраль о дожди спотыкается.

Он меня обманул и друзей моих:
Снегири прилетают не в гости к нам.
Дни без снега – фальшиво-весенние,
Запад стен – пожелтевшие простыни.

Дни плетутся тяжёлые – пасмурно:
Нет различия, стар или молод ты.
Если вырвусь, попробуй украсть меня,
Предлагая сварить кофе молотый.

Если хочешь, в ответ прокричи нам и
Расфасуй по проталинам запах дней.
Весь февраль перегружен причинами
Уходящего солнца всё западней.
Зафевраль
Ближе и ближе мартовский запах дней,
Солнце за тучами – круглым щитом Ахиллеса.
Снег февраля не выдерживает в западне:
Солнце сквозь тучи рваные пяткой пролезет.

Ветер над лесом промчится в сто тысяч ног,
Чтоб сразиться с остатками загнанной стужи.
Ты у окна стоишь. Ты дрожишь, как щенок,
Мартовский, что резвится по первым лужам.

Всё, что скрывала стужа – за кон изыдь!
Снег февраля на сенсации, падло, падкий.
Солнце над лесом щитом Ахиллеса висит.
Только щенок скулит у тебя под лопаткой.
Земное
Нет им покоя, твоим поцелуям в тебе:
Рвутся наружу гаишником из-за куста.
И продолжают шутить, веселиться, терпеть,
И продолжают стремиться к моим устам.

Руки мои пробираются там, где "нельзя",
Руки мои непослушных детишек смелей!
Пальцы по коже атласной к тебе скользят.
Губы припухшие от ожидания млеют.

...Всё это было в забытом уже "не здесь".
Руки не в силах отмыть от обид и утрат.
Я ничего не ищу, никуда не лезу –
И никому я на этой Земле не рад.
К Восьмому марта
Из предчувствия праздника
Сам в объятия вырвался.
Мысли женщин заразны как
Супермодные вирусы.

Март причудливой нежностью
Разрывает цепей тоску:
Так с обманчивой внешностью
Сдёрнет снег - простыней лоскут.

Я склоняюсь к твоим стопам:
Не изволь казнить, смилуйся!
От весеннего приступа
Благородно и мило всё.

Зачаруй мне все полночи
Дней заботливо прежних, как
Танец зайчиков солнечных
Над тревогой подснежника.
Март. Прощание с Москвой
А ты устал. Любая цель –
Прощай, пишите письма!
От февраля избавиться,
Как от алкоголизма.

Март молится метелям. И
Шныряет по проулкам.
За постными неделями
Тепло. И пахнет булкой.

И чем длиннее пауза
Между большими датами,
Тем оживлённей Яуза
Кишит-кипит пернатыми.

Горбатый мостик, улочка, –
Безрадостный напряг твой.
Ты ровно делишь булочку
Между собой и кряквой.

Тропа до дна исхожена,
Март растворяет краски.
И ты теперь моложе на...
На сорок дней до Пасхи.

Прощай, Москва. В изгнание!
Мой срок в тебе не длинный.
И все воспоминания
Скатились по Неглинной.
Тебе
Я слушаю ветер, а ветер рисует дорогу,
Которую выложил Месяц по глади озёрной.
Сукном повсеместно апрель зеленеет - игрок он!
А ты босиком - собираешь Небесные зёрна.

Я слушаю ветер. А Месяц ложится на берег.
И вот от него рябь воды как от Белого камня.
Я знаю, кому этот ветер дорогу доверил,
Кто эту дорогу смакует тихонько глотками.

Я слушаю ветер, рисунка его не нарушив:
В серебряных бликах блуждая путями окольными.
А ты - собираешь Зерно и выходишь наружу,
Туда, где весна, где тепло, где любовь. Где не больно мне.
Апрель
(диптих)

І
Апрель. Михайловская. Грустно.
Но солнечная сторона
Под напряженьем света хрустнет
И звоном разольётся на

Улыбки, добрые приветы:
Знакома до туфлей толпа нам!
И будет всё – преддверье лета:
Магнолия, сирень, тюльпаны...

ІІ
Если по городу бродят сплетни,
Кто-то нарочно гуляет в летнем,
Значит, тепло затопило щели,
Значит, уже апогей апреля.

Если по городу бродят слухи,
Спален распахнуты окна и кухонь,
Значит, весна подсыпает дрожжи –
Ветки набухли, теперь не трожь их!

Вот настоится, достигнет, взорвётся,
Сладкий затянет водоворот сей.
И никого не оставит в покое
Лето хмельное.
Майское
В мае – не только тычинки-пестики,
Во что угодно любовь завёртывай.
Остановился, прислушался – есть, таки:
Вот тебе первая, вот – четвёртая!

Так и шагаешь, пиная бутоны всех
Цветиков-семицветиков. Прочь их,
Все раскалённые стены бетонные;
Тех, кто за стенами рожи корчит.

Воздух вдыхаешь, как вепрь на течку,
Мчишь, сломя голову, ссадины делая:
"Дама, простите, у Вас есть аптечка,
Бинтики, йод и другие изделия?"

Все неповторны, даже особенны,
Всех захватить, обозначить скорее мне!
В мае неопытные способны на...
Не ошибиться бы в майском гареме.

Тем, кто случайно до истин допёрли:
Май загнездился на ветках листвою.
Рубишь концы. Но поможет топор ли,
Если заведомо встретились двое.
Статистика
Произведений
22
Написано отзывов
1
Получено отзывов
1
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!