Александр Сафонов 314
 
***
Осень пришла, а ты не теряйся,
пробуй осень на вкус,
и удивляйся, щедрость
её не знает границ.

Давай не ленись, грибы собирай,
осень тебе даёт урожай,
что вырос за лето, в глубинах лесов,
клюква, брусника, орехи висят,
просят бери, ведь зимой пригодится,
будешь ты осень, добром вспоминать.
Попробуй же осень на вкус.
 
***
Слеза катилась по щеке,
в душе она держала крик,
кричать и плакать запрещал,
когда прощался.

И вот, теперь идет одна,
уже конечно не жена,
вдова, как не печально,
в последний путь везёт она,
того кому была верна,
идёт одна.

Друзья, ушли и не пришли,
а дети не успели,
возможно не хотели,
с ней разделить прощальный путь.

И что поделать, как- нибудь,
всё разберётся, но не вернётся,
кто любил и на руках её носил,
богиней часто называл,

да, не вернется, так жизнь,
отмеривает срок, она даёт один урок,
люби сегодня, возможно завтра,
будет поздно.
 
***
Не успеешь оглянуться,
пролетела твоя жизнь,
было ведь вчера семнадцать,
а сегодня семьдесят.

Что с того, в душе лишь двадцать,
и ещё чудишь слегка,
поживу чуток в охотку,
пусть посмотрят чудака.

Не успеешь оглянуться,
а тебе уже сто двадцать,
что ты сделал, как посмел,
ты сто лет преодолел.

Не смотрите на года,
душа вечно молода,
коль чудится, так чуди,
тыщу лет хоть проживи,
если это надоест,
тогда можно и под крест.
 
***
Не выставляйте напоказ,
ни радости, ни огорчений,
и даже верное решение,
не выставляйте напоказ.

И в тайниках своей души,
любовь к той женщине храни,
которая в недобрый час,
и не изменит, не продаст,
поддержит полностью тебя,
забыв на время про себя.

Цени, ты женщину
свою, и про амбиции забыв,
одно прошу, не обижай,
её любовь ты сохраняй,
тебе её доверил Бог.

Он знал, что делать, ты не плох,
но вся беда, не понимаешь,
каким ты счастьем обладаешь.
 
***
Одно мгновение и в полете,
не важно, что делал ты в самолете,
пускай и пинком тебя,
в дверь протолкнули,
летишь, и считаешь секунды в падении,

вот счастье, кричишь от восторга
на самом высоком тоне,
затем убедился, штаны ведь сухие,
и снова, в пространстве радости крик,

сумел, получилось, как это случилось,
ты к небу привык, а может летал,
в прошлой жизни по небу,

но кто-то забрал умение это,
теперь, с парашютом ты пробуешь снова,
в свободном полете вернуть прошлый опыт,
не получилось, но радость осталась.
 
***
Не успел я прийти,
а часы продолжают безжалостный бег,
сколько мне отпустили,
мгновение, или целый век,

а возможно, и век пролетит,
как мгновение,
проживу отпущенное, без вдохновения,
или творить картину жизни начну,

для начала рисую часы,
ведь по ним нам считают мгновения,
и по ним же считают века,
но я стрелки зажму,
задержу течение времени.
 
***
Грустные мысли, мысли цветные,
мысли о прошлом, совсем никакие,
они улетают, в небе растают.

А есть и такие, что не желают,
место покинуть где обитают,
точно ты знаешь, мысли чужие,
твои не такие, совсем не такие,
гонишь, их гонишь,
прижились так крепко,

и отрубаешь, ты ветку сухую,
с мыслью чужой, а ты ведь другой,
шепчет она,
дай, поживу, хоть чуть-чуть у тебя.

Но ты, не даешь ей поглубже внедриться,
ведь мысли твои, летают как птицы,
но часто бывает,
на белых крылах они улетают,
и исчезают, возможно вернутся,
или за ними, приходят другие,
но не чужие,или чужие.

Кто даст ответ, на этот вопрос,
а до ответа, ты не дорос,
кто-то сказал и ушёл в темноту.
 
***
Мне хотелось летать,
кто-то вдруг подшутил,
мои крылья сломал,
топором, он прошёлся по крыльям,

но мой недруг не знал,
что летают душой,
правда, крылья летать помогают,
и летел я туда, куда надо душе,
высоко, высоко забирался,
и в далёких мирах, свои крылья нашёл,
долго ждали меня, долго ждали,

вот теперь, я летаю куда захочу,
без сомнений душе подчиняюсь,
точно знает она, куда надо лететь,
ну,а крылья летать помогают.
 
***
Две лягушки, сидели на кочке,
а может на пенёчке, рядом с кочкой.

Сидели, говорили, лису осуждали,
зайцев жалели, про волка молчали,

ворона летела, лягушек задела,
кричала, орала,
плохими словами обзывала,
горла не жалела и в лес улетела.

Лягушки усмехнулись, переглянулись,
затем потянулись, и прыгнули в болото.

Они точно знали, из леса прилетит сорока,
что ей ворона напела, это они не знали,
но слушать её не желали.
 
***
Я учусь у мастера,
по оформлению неба,
и работа у меня такая,
краски смешивать,
небо украшать, да погодой управлять.

Что получится, и сама не знаю,
может быть рассвет,
или закат, как смешаю
вдруг со злостью,
будут тучи, да ещё с дождем,
может с громом или градом.

Кто, там мне укажет,
надо краски подбирать,
чтобы народу не мешать,
так мне мастер говорит,
но всё от настроения зависит.

Знать бы наперёд,
что от мазни такой бывает,
но ученик, не знает замысел творца.
 
***
Какое стремление во взгляде таком,
он в небо глядит, и вот, вот улетит,
серая цапля, хоть и низко летает,
про небо большое, много он знает,
в нашем болоте хватает лягушек,
еды ведь с избытком, зачем ему небо?

Серая цапля, живешь ты в болоте,
где много лягушек, их ты всех знаешь,
на пищу себе лягушат добываешь,
а как вы хотите?
Каждый в природе, другого съедает,
и тем выживает.
 
***
Мы допустили раз промашку,
забыли про корову Машку,
теперь вот, на закате дня,
искать поехали корову.

Хоть это дело нам не ново,
ведь Машка часто убегает,
её природа призывает,
искать ближайшего быка.

Ну, а пока, крути педали,
иначе мамка, да и папка,
устроят нам такой разбор,
и хоть домой не появляйся,
пока корову не найдём.
 
***
В первом классе, буквы изучив,
стал писать стихи, а может прозу,
до бумаги доступ не имел,
воровать тетради не хотел,
на асфальте мелом я писал.

Мел я все же, у доски украл,
все рисунки были как стихи,
но за это был нещадно бит,
папиным ремнём, рукой мамаши,
очень долго я понять не мог,
в чём же заключался мой урок.

Но однажды, пятиклассник объяснил,
что наделал, что я начудил,
на асфальте ведь всего,
два слова написал, чтоб
про это, целый мир узнал.

Слово Сталин написал большими,
ну а Ленин, маленькими очень
буквами, которые знал плохо,
вот за что, и получил ты взбучку.

Те слова, священны были,
а по ним могли ходить же люди,
навсегда я выучил урок.

Не пиши того, чего не знаешь,
и еще не понимаешь.
 
***
Закаты для двоих,
как это интересно,
а в лодке нам вдвоем,
совсем, совсем, не тесно,

и вот мы встретили закат,
затем рассвет встречали,
и вывод сделал я себе,
закат рассвета лучше,

а почему, подумай сам,
смеяться повода не дам.
 
***
Мы звёздными вратами уходили,
врата нам на секундочку открыли,
и мы пошли в просторах мироздания,
в душе у всех заветное желание,
добраться нам домой.

Совсем случайно мы сюда забрались,
и в темноте какой-то оказались,
и долго бились, выход всё искали,
когда, откуда-то, подсказку получили,
и нам врата заветные открыли,
кто нам помог, возможно Бог.
 
***
Я в лодку сел, и за мечтой поплыл,
со мною зверь, он тоже за мечтою,
но он мечтал о родине своей,
а мне в погоне за обманом,
мираж предстал, игрой воображения.

Увидел я миры, красивые такие,
что даже в тайных грёзах не видал,
что видел зверь, о том я не узнал.
 
***
Луна в окно смотрела и смеялась,
я на луну смотрел разинув рот,
над чем она так явно потешалась,
возможно надо мной.

А рот закрыл, она смеяться продолжала,
ну что за цирк, сказал сердито я,
такой сюжет по жизни не встречал,
ну а луна уж откровенно хохотала.

Какой дурак, затем сказала,
причём здесь ты, над Васей я смеюсь,
твоим соседом,
сегодня Вася неудачно пошутил,

и надо мной решил он посмеяться,
за это от жены он получил,
такой затрещины еще не видел мир,
он позабыл, а может быть не знал,
что я луна, одной сторонкою темна,
а что там в темноте, сама ведь плохо знаю.

Да и шутить с собой не позволяю,
наматывай на ус и не шути, когда не просят.
 
***
Звёздные войны давно наступили,
мало защитников, много пиратов,
как нам собраться, думайте братья,

нас раскидали по континентам,
и придавили оброком безмерным,
как защищаться, думайте братья,

сила ведь в правде, правды так мало,
чем отражать нам теперь нападение,
коли на правду одели уздечку,
дергают влево, дергают вправо,
а нам дорогу прямую открыть бы,

думайте братья, как нам прорваться,
скинуть узду и всем вместе собраться,
да одолеть темноту наваждения,
спину поднять, хоть не гнули её мы,
правду отбить, скинуть уздечку,
и на пиратов найти нам управу,
думайте братья.
 
***
Копал, пилил, крутил, вертел,
пил водку, похмелялся,
но дело сделал я своё,
и похвалы дождался.

Жена хвалила и родня,
хвалила тетя Маня,
и даже злобный мой сосед,
прошамкал слишком тихо,
ну ты даёшь, хоть водку пьешь,
копаешь очень лихо,
а пилишь класс, ты видно ас,
и мастер в самом деле,
ты помоги, мне сделать то,
что сам себе сработал.

А я чего, помог ему,
не трудно в самом деле,
теперь с соседом мы друзья,
и он совсем не злобный.
 
***
Не завидуй, радуйся успехам,
не своим успехам, а других,
ведь тогда, законом бумеранга,
что-то тоже прилетит от них.

Ты люби Природу, корми птичек,
поддержи животных в их беде,
не сжигай в лесу напрасно спичек,
не пали траву ты по весне.

Все вернется, может ты не понимаешь,
и добро и зло, что сотворил,
вот тогда, милок, ты и узнаешь,
что закон Вселенной говорил.
 
***
Я по заказу, стихи не писал,
пробовал, правда, не получилось,
муза сказала, какой же нахал,
не для того, к тебе
сердцем стремилась.

И вот с тех пор, с музой разлад,
как-то стихи пошли невпопад,
рифмы не стало, потух огонёк,
видно заказом, был дан мне урок.

Надо мириться, мне с музой моей,
сонет для неё сочинить бы скорей.
 
***
Едут и едут, пускай уезжают,
там им сытнее, но воли не знают,
там веселее, но это навряд ли.

А мы не поедем, мы остаемся,
даже если, на горе нарвемся.

Но горе не вечно, быстро уйдёт,
ты дома, не страшен тебе ледоход,
как быстро он мчится, по жизни твоей,
пройдёт ледоход, ты станешь сильней.

Найдёшь себе дело, к вершине прорвешься,
а если уедешь, уже не вернёшься,
и у подножия высокой горы,
будут питаться тобой комары.

Мы не уедем, мы остаемся.
 
***
Люди, всё замечают,
когда их не уважают,
и это умело скрывают,
видят, когда их любят,
хотя любовь и не видно,
и очень бывает обидно,
когда перестали любить.

Ты, закрылся в своей оболочке,
и заводят тебя попутчики,
а там девушка рядом ходит,
тянет тонкие свои ручки,
тебя любят, ты знать не желаешь,
и наверно сильно страдаешь,
почернел, без любви от горя.

Снег кружится в твоих пределах,
и замерзли чувства как льдинки,
вылезай, тебя отогреют, черноту
отмоют любовью и она,
как солнце согреет.
 
***
Не сгибая колен,
я по жизни шагал,
да, частенько, бывало и падал,
поднимался, и по новой,
движение я продолжал,
синяки закрывая рубахой.
 
***
Такую обезьяну, я не видал ни разу,
и сразу не понятно, что женщина она,
в грязи морской, а может быть озёрной,
нашла себе забаву, возможно макияж,
прославим наших женщин, вот на такие
муки, чтобы быть красивой,
и очень молодой, идут даже старухи,
зато по всей Европе, особенно в Париже,
старухи нарасхват.
 
***
Кто-то, красивый, очень опасный,
ночью явился к бабке Настасье,
бабка от счастья вдруг разомлела,
а узнала, так обалдела,
стала молитвы быстро читать,
но кто-то тащил её прямо в кровать.

С печкой кровать рядом стояла,
вспомнила Настя, за печкой кувшин,
был он наполнен водою простой,
ну, а в народе звали святой.

Долго кувшин, тот на печке стоял,
как говорится, время он ждал,
бабка схватила кувшин в свои руки,
и со всей силы, которой хватило,
так звезданула его по макушке,
что от кувшина остались лишь ручки.

Он прокричал, ох и дура Настасья,
я же сосед твой, по имени Васька,
бабка со вздохом усталым присела,
и заявила, теперь уже смело.

Очень ты глупый Васька-охальник,
пришёл бы один, а не c демоном этим,
глядишь, получил от Настасьи ты ласку,
а коли дурак, оказался сосед,
топай домой, не гневи мою душу,
скалка лежит у меня на столе.
 
***
Сто тысяч почему,
задал судьбе вопросы,
ответа нет.

Ищи ответы сам,
так мне она сказала,
встречай-ка лучше,
утром, ты рассвет,
а вечером, с закатом,
солнце провожай,
и не ищи ответы,
где их нет.

Ответ, найдёшь в себе,
коль хорошо поищешь,
судьба ответы не даёт,
она вопросы задает,
и ставит лишь задачи.

Считаешь ты иначе?
 
***
Разрезая клином небо,
журавли летят,
в край далёкий, на зимовку,
а весной назад.

Ведь на родине любимой,
кто бы не говорил,
все березы нам известны,
и озера к ним.

Да, лягушки нас встречают,
кваканьем своим,
а они ведь знают, что мы их едим.

Разрезая клином небо,
стая журавлей, улетает неохотно,
с Родины своей.
 
***
Открылись небеса,
вода вся освятилась,
крещение на Руси, особый ритуал,
а кто не понимает,
тем более не знает,
пускай сидит на печке,
закутавшись в тулуп.

И малые ребята,
чтоб сила появилась,
ныряют прямо в прорубь,
а взрослые следят.

Ведь мама стоит рядом,
она уже купалась,
она для казачонка,
защита и пример.

А папа, с дядькой крестным,
хотя какой он дядька,
ведь крестный, он отец,
за руки мальца взяли,
враз в прорубь опускают,
прими же силу неба,
ты будешь молодец.
 
***
Приходит ночью вдохновение,
тебе придётся выбирать,
стихи писать,
а может просто, лечь и спать.

Ушло куда-то вдохновение,
ложись и спи, чего тянуть,
но ждёшь, а вдруг оно вернется,
скрипишь тихонько ты пером,
рисуешь домики, цветочки,
и вот, когда дошёл до точки,
оно явилось, как свалилось,
с небесной тучки золотой.

Вот здесь тебе уж не до сна,
и не права была жена,
когда ложиться заставляла,
мол утром рано всем вставать,
иди родной, ложись ты спать.

Я не поддался на уловки,
писал стихи и заголовки,
к статьям о вреде алкоголя,
да и пользе коньяка,
пардон, в умеренной лишь дозе,
вот ночь прошла, теперь поспать,
быстрей к жене ложусь в кровать.
 
***
В каждом уходящем дне,
частица жизни пролетела,
а ты старался неумело,
частицу эту задержать.

Не получилось, и опять,
ждёшь новый день,
а вдруг сумеешь,
хоть ненадолго удержать,
мечту своих прошедших дней,
надежды юности своей,
что растерял ты неумело.

И в каждом уходящем дне,
ты видишь, молодость уходит,
былая сила не приходит,
что потерял, то потерял,
но честь свою не запятнал.
 
***
К тебе, любимая,
я приходил ночами,
тихонько звал,
пойти в уснувший сад,
а в том саду,
нас соловьи встречали,
прекрасным пеньем,
пламенных рулад.

Цвели пионы,
аромат небесный источая,
а мы стояли за руки держась,
мерцали звёзды,
и ангелы по небу пролетали,
а все амуры стрелы побросали
любуясь нами, радуясь за нас.
 
***
Мы на одной земле живем,
и хлеб жуем, и водку пьем,
бывает пивом разбавляем,
а дружно жить нам, что мешает,
а может кто?

Когда научишься давать,
тогда получиться и брать,
брать без боязни, что украл,
тебе отдали, что давал.
 
***
Однажды денди молодой,
решился делать променад,
крутил он тросточкой своей,
к себе внимание привлекал.

А на его беду, мартышка
вышла на работу,
мартышка денди увидала,
руками быстро помахала,
и кошелька у денди нет,
вот чем заплатит за обед,
и за фуршет, с прекрасной дамой.

Мартышка время не теряла,
доллары быстро посчитала,
и чтобы не было улик,
тот кошелёк в канал кидала,
что вдоль бульвара протекал,
и скрылась с глаз, как не бывало,
лихой проказницы в толпе.

Мораль проста, уж если вышел
погулять, не надо тросточкой махать,
подальше прятать кошелёк,
и помнить слово, "не зевай"
тогда, мартышка пройдёт мимо,
и будешь ты гулять счастливый,
целее будет кошелёк.
 
***
В какой галактике,
в каких мирах, с тобой
мы встретимся случайно,
и вспомним всё, как на Земле,
рассвет встречали очень тайно.

Прошли века, опять мы вместе,
не надо слов, понятно так,
сожмем сильней свои объятья,
и постоим, как подобает
когда любовь свою встречают.
 
***
Так и жизнь пролетает,
в полутёмном вагоне,
приглядевшись, в окне,
я увидел и понял,
мы летим над землёй,
по маршруту, который не знаем.

Рядом звёзды сверкают,
космолёт пролетает,
не от нашей планеты,
и не нашей галактики,
может гости летят,
а возможно враги, жизнь
покажет, чего им всем надо.
 
***
Она любила и ждала,
когда муж, из запоя вернется,
помогала, чем только могла,
и рассолом поила из бочки.

Он пришёл, и открылось ему,
все убожество жизни в запое,
но себя не ругал, для чего,
да и так, все на место стало,

ты не брошен, любят тебя,
есть рассол, от похмелья спасает,
он включает в работу мозги,
с головы алкоголь вымывает,

вот с тех пор, навсегда завязал,
уходить он в запой не желает,
а жена потихоньку смеется,
и рассол наливать продолжает.
 
***
Ты полюби себя, друг мой,
тогда, полюбишь и другого,
и ты поймёшь, то, что любовь,
основа мира, но живого,

а в тех мирах, где нет любви,
одни страдания остались,
там жизни нет, одни угли,
чуть только тлеют, не сверкают,

так полюби себя мой друг,
и в жизни обретёшь ты силу,
уйдут невзгоды и враги,
не будут рыть тебе могилу.
 
***
Кто-то зиму ждет,
кто-то лето,
я ждала сентябрь,
ты прости меня лето,
в сентябре полюбила,
в октябре позабыла.

Бабье лето,
тоже ведь лето,
но короткое очень,
и на склоне лет,
вспоминая былое,
я всё жду сентябрь,
может ты придёшь,
возьмёшь за руку,
как глупа была,
скажешь ласково.

Жизнь, иначе все рассудила,
вместо слов, поставила точки,
не вернуть назад,
сентября денёчки.
 
***
Проеду всю Сибирь,
на верхней полочке,
плацкартного вагона,
так много повидал за эти дни,
век не забуду, кошечек из Омска,
Екатеринбургские, так были хороши,
затем Новосибирск, мой дед оттуда,
Хабаровск, тетка там живет,
а дальше, если повезёт,
Шанхай, Пекин, затем уж Сахалин,
и до Японии совсем немного,
а кошки там, мне папа рассказал,
но все же, им далеко до омских кошек,
вагон качается, мечты сбываются.
 
***
Что жизнь- театр,
понял с детских лет,
и во дворе,
мы в рыцарей играли,
но по судьбе,
нам приготовлен был сюжет,
а вот про это, мы пока не знали.

Да, каждому своё, об этом,
прочитали в умной книге,
у одного ирония в глазах,
а у другого, злость
в глазах искрится.
 
***
Откушу я палец тебе,
если будешь ко мне приставать,
и тогда не надейся,
на то, что я буду тебе помогать,
коль в носу ты захочешь чесать.

Да, смеюсь,представлю себе,
как ты станешь про мать поминать,
только друг, не спеши, подожди,
надо зубкам моим подрасти.
 
***
Что подкаблучник он,
сказала мне жена,
об этом же твердили
все соседи.

Молва по городу ходила,
про подкаблучника,
кричала вся шпана,
за это он частенько чистил рыло,
всем крикунам по одному,
и вместе, когда,
они на пятачке вертелись.

Он сильный духом был,
не слаб и телом,
и все наветы мимо пролетали,
ценил жену, любил её безмерно,
а подкаблучник что,
ведь это люди так сказали.
 
***
Ах, эти горки, хоть и артист я,
что взять с меня,
ведь и по жизни клоун,
какая сила, меня в санки посадила,
ведь пил немного огненной воды,
да лимонадом разбавлял без меры,
теперь, я сзади, слышу крик химеры,
и скрип тележный, большого колеса,
удачи мне и не свалиться с санок.
 
***
В этом безумном мире,
плавали две селёдки,
такие были трещотки,
их слушать никто не хотел,
трещали они, трещали,
и вот наконец замолчали.

Весь мир напрягся конечно,
как может такое быть,
и стало уж очень скучно,
совсем тишина надоела,

все в меру должно ведь быть,
и громкие речи селёдок,
и шепот прибоя морского,
и кит, когда громко кричит,
тоже бывает полезен.

А в этом безумном мире,
смейтесь, кричите и плачьте,
но тишину берегите,
она часть основы всего.

Почему замолчали селёдки?
Их съели большие акулы
они берегли тишину.
 
***
Я разносчик подарков,
по мирам прохожу,
и подарки дарю на удачу,
кому мяч, кому слон,
заслужил, получил,
а доской измеряю пространство,
и не надо искать,
в своем мире меня,
прихожу всегда сам,
если требует время,
подожди, и тебе повезёт,
не бывает всегда невезуха.
 
***
Писал стихи не на стекле,
а на душе чертил,
слова и точки.

И если, это оказалось на листе,
простой бумаги, ты не считай,
что не осталось на душе,
кривых борозд,
и кратеров от точек.

А на стекле писал стихи,
когда бумага истрепалась,
писал на мраморе,
граните, на стене,
до вечности осталась
только малость.
 
***
Хорошо сидеть с любимым,
на скамейке вечерком,
и кормить друг друга,
чем-то, может любовью,
а может пшеном,

хорошо, что не лапшою,
что на уши можно вешать,
думать буду, что любовью,
а лапшу не буду кушать.
 
***
Во взгляде твоем,
было столько любви,
и чуток сожаления.

А о чем тут жалеть,
если гложут сомнения,
для чего, почему и зачем,
всё прошло и забылось.

Что случилось, случилось,
и назад не вернешь,
даже если захочешь,
видишь осень пришла,
и меня ты не спросишь.

Как живешь, с кем ты осень
встречаешь, о прошедшей любви,
знаю, вспоминать не желаешь.

И во взгляде твоем,
столько было презрения,
сам ведь был виноват,
не прошу я прощения.
 
***
Я на кухне хозяйка,
возможно и фея,
как обед я готовлю,
муж ведьмой зовет.

Ну и что, пусть летают,
тарелки и скалки,
даже капли воды завели хоровод,

на таком я подъеме,
даже вроде в угаре,
так что, скалка летает сама,
приготовлена скалка была,
ночью для мужа,
не пришел ведь подлец,
я весь вечер ждала.

А теперь я от счастья,
пою и танцую,
не свершился ещё у судьбы поворот,
ну, а к вечеру, доберусь и до мужа,
никуда от меня, он теперь не уйдёт.
 
***
Ты и я крови одной,
мы за решеткой, оба с тобой,
нас разделяет только стекло,
но мыслью единой, мы за одно,
как нам на волю, в пампасы уйти,
ведь вольная жизнь стоит того,
чтоб постараться пройти
сквозь стекло.
 
***
Это был обычный день,
светило солнце необычно,
и как-то очень не привычно,
ложилась на дорогу тень.

Она сгибалась, выпрямлялась,
и даже вроде насмехалась,
над кем смеялась, вот вопрос.

Но солнца лик зашел за тучи,
исчезла тень, и день стал скучный,
один лишь мучает вопрос,
над кем пыталась тень смеяться,
и с этим надо разбираться.
 
***
Одна коза всё,
бегала, кричала,
какой подлец козёл,
так заработал мало,

всего мешок капусты,
он принёс и половину съел,
пока донес, на что
козёл резонно ей заметил,

ты меньше рот,
коза бы открывала,
ведь раньше четверти мешка
тебе хватало,

умерь родная аппетиты,
иначе протяну копыта.
 
***
Когда копали мы туннель,
нам надо выйти из тюрьмы,
пробили литосферу мы,
и вышли в мир зимы.

Метёт пурга, торосы льда,
куда идти, где путь,
но тут, один из нас сказал,
прорвемся как-нибудь,

назад вернуться нам нельзя,
идём вперед друзья,
зажгите факел, от огня,
светлее станет путь.

Мы прорвались, вожак был прав,
попали мы домой, и силу духа
обретя, скажу тебе друг мой.

Иди вперед, в краю невзгод,
ты обретёшь свой путь,
но только факел береги,
огниво не забудь.

Как только свет ты обретёшь,
в душе своей дружок,
делись с товарищем своим,
он за тобой идёт.
 
***
Две страсти было у него,
он музыку любил и сало,
внимал альтам, басам, сопрано,
но в исполнении свиней.

Ещё он не был королём,
но поручение давал,
иметь монастырю
свой хор, молочных поросят,
и музыкальный инструмент,

из хряков, свиноматок,
а поросята соло не тянули,
и славу Франции пропели,
а не визжали просто так.
 
***
Ты не гони коней,
судьба сказала,
не напрягай своих усталых рук,
по жизни сделать,
предстоит не мало,
соразмеряй ты силы,
милый друг.

Не строй же планы,
что не выполнимы,
смотри, что сможешь сделать,
а что нет,
и если будешь слушаться меня,

от жизни может ты,
букет получишь,
цветущих роз,
и благодарность от меня.
 
Пройдёт и это
Царь Соломон, мудрец маститый,
носил кольцо, известный факт,
а надпись на кольце гласила,
"всё пройдёт,пройдёт и это",
познай науку, не скорби,
всё было и прошло.

Ты, не теряйся в жизни этой,
не обижайся на невзгоды,
чтоб не случилось на пути,
обиды старые прости.

На новые, не обращай внимания,
они пройдут, ведь те прошли.
 
***
Сидим на диване,
а в телеэкране,
такая весёлая жизнь,
там Бобик и Жучка,
ходят под ручку,
и танго танцуют,
под песни Жаннет.

Мы с Шариком вместе,
на улицу выйдем, и там
рок-н-ролл оторвем,
брит-поп не танцуем,
фолк панк попираем,
танцуем классический рок.

Наш двор ухмыльнётся,
к забору прижмётся,
и криками браво,
проводит домой.
 
***
Не губите, березку и елочку,
не губите, простую травинку,
если нужно для жизни, берите,
а вот просто так не губите.
 
Урок
Когда брели мы космосом большим,
то забрели на поле,
но не на то, где пахарь заложил
зерно.

А поле, где косили жизнь,
жизнь человека убирали,
и прятали в амбар, до срока,
пускай лежит, настанет время,
и съедим, чужая жизнь,
ведь вкусная такая.

Хотели мы вмешаться, но вожак
нам запретил менять чужую долю,
коль жизнь свою дают косить,
теперь им точно не поможешь,
а только горе приумножишь,
таков исход, коль нету сил,
бороться, защищаться,
не просят ведь вмешаться.

Урок был дан и он усвоен,
коль хочешь жить, борись,
и не трясись от страха,
ты поднимись с колен,
возможно их согнули,
и спину разогни,
бери отцовский меч,
и дедовы заветы, тогда ты будешь жить,
а не идти на корм,
тем, кто по чужим амбарам шарит.
Статистика
Произведений
314
Написано отзывов
34
Получено отзывов
27
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!