Константин Милованов 19
Живу!
Душа потрескалась от грима
Душа потрескалась от грима
И дух наш в полной слепоте.
Добро и зло неотличимы
От вспышек света в темноте.

Мы тьму замалевали белым,
Ходить на ощупь всё трудней.
Наша любовь - давно сопрела,
А милость - плавится в огне.

И неба нет над головою,
Звезда последняя ушла,
И прошлогоднею листвою
Забиты наши жернова.

Мы поменяли ориентиры,
Живём в ночи, не видя дня.
Ведут нас наши командиры
К банкноте в тридцать три рубля.

Прости нас, Господи, помилуй,
Что наши мягкие сердца
И свет, и грех в себя вместили,
А святость тронула гнильца.
Нет дорог у войны ...
Нет дорог у войны, нет преград у неё,
Только поле широко разверзлось.
Нет любви у войны, нет тепла у неё,
Только слёзы отчаянья смёрзлись.

Я бродил по войне, там над полем стоит
Крик утробный на вдохе застывший.
Я летал над войной, там исподней разит.
Льётся дождик грехи мне омывший.

Ползал я по войне и в воронки нырял,
Заглянул под могильные плиты.
Я не мести хотел, а я Бога искал.
Но кругом лишь одни паразиты.

Я хотел убежать, но простите, не смог,
Сотни жизней за мною стояли.
И средь шквала огня вдруг позвал меня Бог,
Кто-то тихо ... сыграл ... на рояле.
Смысл бытия
Чтоб зря вы не теряли сил,
Решил потратить я чернил,
В пустую не пришлось трудиться,
Глядишь, кому и пригодится.
Друзья, скажу вам не тая,
Прекрасен смысл бытия,
На поиски его ушла
Вся жизнь беспутная моя.


Что же мне Бог предначертал,
Я в юности своей гадал,
Вдруг осознал: великой славы,
Или хотя бы криков: «браво»,
У ног бесформенные кучи
Поклонниц юных и цветов,
И небо без единой тучи,
И путь из розы лепестков.

Пушок над верхнею губой
Сменился редкой щетиной,
И повзрослев, вдруг понял я,
Что жизнь прожить надо шутя,
Что создан я для развлечений,
Чтоб песни с рюмкой коньяка,
Между плотских увеселений,
Орать до самого утра.

Устал я вскоре быть шутом,
Раскинуть захотел умом,
Эйнштейном стать или Капицей,
Или другою важной птицей,
Но напрягать свои мозги
И тратить время на уроки,
Мне оказалось не с руки,
Владельцу дара лежебоки.

Решил спортсменом стать блестящим,
И рекордсменом настоящим,
Но быстро понял: не по мне,
Идти по хоженой лыжне,
Ведь напрягаться там придётся,
И слишком долог этот путь,
Удача вдруг не улыбнётся,
Мне эту штангу не толкнуть.

И вскоре охладел мой пыл,
К богатству взор я обратил,
Потом я разочаровался,
Поняв, что не туда ввязался,
Пахать там надо ночь и день,
Как кочегар на паровозе,
А удовольствия, поверь,
Как у опарыша в навозе.

Я перебрал все варианты,
Сложил в сторонку доминанты,
Уже из этих доминант,
Обрисовался фигурант,
«Я» – собственной своей персоной,
Любимый, славный и родной,
Увенчанный большой короной,
В колоде туз мой козырной.

Зачем терять я буду время,
На нудное людское племя,
Услышав колокольный звон,
Я посадил себя на трон.
«Я» надо мной вдруг рассмеялось,
И при ближайшем рассмотрении,
Оно внезапно оказалось,
Ну, очень гнусненьким творением.

Бежал по лесу без оглядки,
С самим собой играя в прятки.
Отпасть от собственного «Я»,
Можем на кладбище скорбя,
Или при жизни раздвоившись
На два отдельных «мудреца»,
Живут они отдельной жизнью,
Но одинаковых с лица.

Один обременён рассудком
И будет звёздочки считать,
Другой останется с желудком,
Чтобы калорий набирать,
Но эти, братцы, перспективы.
Как вам надеюсь, не по мне,
Согласен быть я терпеливым,
Остаться бы в своём уме.

Так в чём же смысл бытия,
Скажите мне мои друзья,
В богатстве, силе, славе, власти
Или другой какой напасти,
А может кроится он в том,
Чтобы с соседом не ругаться
И чтить страну где мы живём,
От лжи подальше удаляться.

Растить детей, любить жену,
Детей с пяток, жену одну,
И знать дорогу в отчий дом
Почаще делать им поклон,
И с Богом надо примириться,
Кто знает, что будет потом,
Тут, братцы, бы не ошибиться,
Умрёшь, очнёшься, а там Он.
Стихи рисуются душой
Стихи рисуются душой,
На полотне унылой жизни,
Лихими взмахами кисти,
Ложатся чувств глубоких брызги.

Плывут по капиллярам душ,
Мелодией волшебной фразы,
Сгущаясь от дыханья муз,
Так формируются алмазы.

Шлифуются они умом,
Гранятся истинным талантом,
Упорством редким и трудом –
Вот так рождаются брильянты.
Я нарисую хмурый дождик
Я нарисую хмурый дождик,
Завесой во вчерашний день,
И приглашу тебя за столик
Под упоительную сень.

Я угощу тебя бокалом,
Вечерней огненной зари,
А в нём искрится лучик солнца,
И звёзд играют пузырьки.

И долька сладкого забвенья,
Висит на краюшке стекла,
И тонкий аромат струится,
Рисуя нежных два крыла.

Вдруг лёгкий бриз окно откроет
В небесную ночную даль,
И дымкой будет нам стелиться
Любви манящая печаль.

Я приглашу тебя на танец,
Нас в вальсе закружит мечта,
И в чувств могучем урагане
Взовьёмся к небу: Ты и Я.
Где солнечный свет ...
Где солнечный свет, не моя там стезя
Туда не ходи и сюда вам нельзя.
Там глубокий овраг, чужая гора,
Там тайна, которой ещё не пора.

Ниспосланный дар угнетает меня,
Туманит рассудок, застит мне глаза.
Цепляется за ноги, руки пленит,
Чужим божествам поклоняться велит.

Нет путей, нет преград, когда светит луна,
Моя истина здесь, здесь живу, это я.
Только черная грусть овевает меня,
Почему я один? Как мне быть без тебя?

Возьми, я дарю тебе радость ночи,
Мерцающий свет одинокой звезды,
Пугающий окрик ночной тишины,
Озаряющий свет безмолвной луны.
Построил я свой дом
Построил я свой дом вдали
От бурных мыслей и деяний,
На самом краешке Земли
В стране таинственных влияний.

Воздвиг его я в поднебесье,
Чтоб с высока на всех смотреть
С любовью или сожаленьем,
С восторгом или злым презреньем.

Нет! В подземелье я живу,
Прорыв нору в гнилых каменьях.
Я это знаю потому,
Что я как крот в своих стремленьях.

И света нет в моей берлоге,
И входа нет, как не ищи.
А может есть? Кому охота
Бродить впотьмах чужой души.
Вот если б я любовью к богу воспылал
Вот если б я любовью к Богу воспылал,
Забыв про суету, про бренный мир,
В молитве и посте я б время проводил
И не вкушал пьянящий эликсир.

Я не бросал бы взгляд шальной на женщин,
Под ноги не смотрел, презрел бы плоть и кровь
И мысли бы отдал той книге умной.
Над всеми бы парил, к земле пригнувши бровь

Нет, чуждой власти предаваться не по мне,
Будь сила то иль чернь, иль разум высший.
Я не приемлю это в самом страшном сне
И сам себе создам я праздник пышный.
С любовью трудно совладать
С любовью трудно совладать,
Когда она сойдёт нежданно,
С небес, как Божья благодать,
Туманом пьяного дурмана.

Тяжёлым камнем упадёт,
И гулким эхом отразится,
Растопит в сердце древний лёд,
И выпорхнет на волю птица.

А сможешь ты, не пряча пыл,
Подняться в небо вместе с нею,
Отдав всю мощь духовных крыл,
Всё выше, выше и смелее.

А сможешь ты любовь сберечь,
Собой укрыв от непогоды,
Достать из ножен острый меч,
Срубить все беды и невзгоды.

Пусть ревность не заточит клык,
А сделается лёгким шармом,
Ты отличи душевный крик,
От похотливого обмана.
Я устал видеть хмурые лица ...
Я устал видеть хмурые лица,
Поглотила меня суета,
Безучастны пустые глазницы
И улыбки лишь краешком рта.

Я устал слышать помощи крики,
Пряча руки свои за спиной,
Отражая в очках света блики,
Делать вид что глухой и немой.

Равнодушно смотреть на страданья,
Утирая чужую слезу.
Нарастают порывы раскаянья,
Предвещая слепую грозу

Не могу, разрывает на части
Заточённая в теле душа
И рычит моё мнимое счастье
Из-под рухнувшего миража

Обнажу я свой взор перед миром,
Покаянья слова прошепчу.
Помолчу в темноте, и с рассветом
Тихо к Богу я в дверь постучу.
Под покровом любви ...
Под покровом Любви, где-то поздней весной,
Во вселенной в высоком оконце,
Две души воспылав, загорелись звездой,
Отодвинув притихшее солнце,
И болиды спешили с дороги свернуть,
Ветер песни им пел завывая,
А планеты спеша, уступали свой путь,
На другие орбиты вставая.
Я ревную тебя
Я ревную тебя к песне,

Что ты пела без меня,

И к печали я ревную,

Что делил с тобой не я,

Я ревную тебя к жизни,

Что прожита без меня,

И к судьбе тебя ревную,

Что свернула не туда,

Я ревную тебя к солнцу,

Что светил тебе не я,

К смерти лютой не ревную,

Просто не отдам тебя!
Вдруг я проснулся ...
Вдруг я проснулся от яркого солнца,
От свежего ветра в груди,
Будто волшебник похитил из будней,
Помог мне с бумаги сойти.

Я оказался в безоблачном небе,
Где счастье судьбу золотит,
Мне предоставили вытянуть жребий,
Блаженные двое на вид.

Мне повезло, стал я лире подвластен,
Босым семенил по траве,
В меру горяч, впечатлителен, страстен,
Бумага, перо на столе.

Свято поверил я в солнце и небо,
И ветру хвалу воздавал,
Видимый мир возлюбил беззаветно,
Траву на лугу целовал.

Но людям, как равным я не поверил.
Вращаясь в порочном кругу,
Мне захотелось вдруг больше, чем хлеба,
И дом на крутом берегу.

Стали противны чужие пороки,
Был слеп и не видел своих,
Мерзок стал сильный и слабый, и робкий,
И этот, что жрёт за двоих,

Прелести мира не видел я вовсе,
Изъяны бросались в глаза,
Грызли меня, изводили поносом,
Но шёл напролом я, друзья.

Стал задыхаться я в бурях эмоций,
От гнева вселенских обид,
Вдруг постучали тихо в оконце,
Блаженные двое на вид …

Тучка по небу летит грозовая,
Как в клетке закрытый зверёк,
Громы и молнии в землю вбивая,
Я снова живу между строк.
Любовь сегодня хоронили ...
Любовь сегодня хоронили,
Вогнав её насильно в гроб,
Гвоздями шпальными забили,
В глубокий скинули окоп.

Дух неба изгнан и отвержен,
По горсти бросили земли,
Ногтей по крышке слышен скрежет,
Мольбы несутся изнутри.

Но тусклы каменные лица,
И чёрствы души от обид,
И только зависти волчица,
С ухмылкой у ворот стоит.

Наскоро закопав могилу,
Бегут, имея жалкий вид,
Но обречённые забыли,
Что в сердце гроб у них лежит.
Разденьтесь, скиньте балахоны ...
Разденьтесь, скиньте балахоны,
Пусть с плеч они падут у пят.
И будут наслажденья стоны,
Красив естественный наряд.

Души манящие изгибы
Нам явят Божью красоту,
И восхищение друг другом
Сольётся в общую мечту.

Нас естество поднимет к небу,
Одежда искажает суть
Мечтаний, мыслей, даже веры
И предназначенный нам путь.

Давайте радоваться вместе,
Печали время уделим,
С любовью в мыслях, в каждом жесте,
Мечты друг другу посвятим.

Не стройте каменные лица,
Не заслоняй звезду горой,
Душа – она частица неба,
Всеобщего над головой.
Уж сколько лет ...
Уж сколько лет не видел света,
И воздух чистый не вдыхал,
Ослеп во тьме, прозяб во мраке,
В немом общеньи обнищал.

Скупы мои слова,
И взор опущен в землю,
Пред мною трость слепца,
Объята дрожью нервной,

Мой разум где-то далеко
От мира грязной нищеты,
Зовёт и тянет за собой,
Стремления его чисты.

Стряхнуть с меня всю грязь,
Росток любви найти,
И сгинуть в пустоту
В мерцанье звёзд уйти.
Одиночество
Иду я во храм или гарем,
В отхожее или святое,
Лечу на крыльях будущего,
Иль мрачно я бреду в былое.

Стараюсь не идти в толпе я,
Не верь тому, кто говорит,
Что сплочены мы воедино,
Другое разум мне велит.

Ведь души нам не слить в стакан,
Себя обманывать негоже,
И ложкой их не размешать,
Мне одиночество дороже.

Путей-дорог на свете много,
Но так как путь лежит мой далеко,
Вдвоём мы ходим по дорогам,
Я и одиночество моё.
Я чувствую тебя ...
Я чувствую тебя, твоё дыханье,
Твоё тепло, разлитое во мне.
Твоя любовь, печаль, твои желанья
Становятся всё ближе и родней.

Я на тебя смотрю, тебя не видя,
Веду с тобой беседы без тебя,
Пространство, годы тихо ненавидя,
И в тоже время их благодаря.

А на себя смотрю твоим я взглядом
Держу осанку, выгляжу бодрей,
В душе пытаюсь навести порядок,
Стараюсь быть в движениях нежней.

Я тренирую жест, готовлю речи,
Всё, что во мне - тебе подчинено!
Как будто репетирую я встречу,
Которой может, быть не суждено.
Бежит змейкой поезд ...
Бежит змейкой поезд сквозь лет буреломы,
Туманом окутан неведомый путь,
Лежат прочно рельсы – земные законы,
А хочется взять, да и вспять повернуть.

Наш путь неширок, не смотри на просторы,
Расплата за вольность - душевная боль,
Ведь мы в этой жизни всего-то актёры,
Играем свою отведённую роль.

Все мы лицедеи и грим уж наложен,
Под стать амплуа и словарный запас,
И дел наших список печальных приложен,
А радость, смех, слёзы – набор лишь гримас.

Чужие гримёрка, костюмы, софиты,
И всё чем владеем – лишь наша мечта,
Сверкающим бисером в небе расшитом,
У каждого тайная светит звезда.

Бежит змейкой поезд сквозь лет буреломы,
Туманом окутан неведомый путь ...
Статистика
Произведений
19
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!