Сергус Вафлепазиков 28
Хороших стихов вы тут не увидите. Вброс старых работ. Если волей судьбы вы оказались на этой странице — закрывайте. На дюжину стихов, примерно, один будет сносный. Не здоровался, не прощаюсь.
Шут и король.
И свистнул кнут,
Проснулась боль.
Страдает шут,
И рад король.

А крик шута,
Всё громче, ГРОМЧЕ.
Удар кнута,
Всё злее, жёстче.

И упиваясь чужой болью,
Король всё радостнее был.
Он наслаждался своей ролью,
Покуда шут его всё выл.

Слуга упал, палач устал.
Правитель всласть наулыбался.
"Какой прекрасный был финал,
Жаль, что слуга опять сломался."
Лермонтов.
О великих поэтах размышлять можно долго,
И каждый по-своему лучше другого,
Но выделить мне бы хотелось немного,
Одного из умельцев владеть своим словом.
Ведь у каждого есть свой любимый поэт,
В стихах у которого взыщешь ты помощь,
Ободрение, подсказку, душевный покой,
А может, моменты счастливые вспомнишь.
Поэт и художник, драматург и прозаик,
Энергия мысли и стихов мелодичность.
Выразительность и душевные чувства,
Он был и остался великою личностью.
Протест против рабства, приниженной жизни
Вопросы в стихах «леденящие» сердце.
Стихи, как орудие против устоев,
Разящие точно и повсеместно.
Он считал, что поэт - это словно пророк,
Призывал любовь к родине и свободе.
Но читались в глазах других злость и порок
И решил посвятить себя он природе.

Михаил Юрьевич Лермонтов, великий поэт,
Свою жизнь не ставил на первое место.
Не страшился он смерти и даже дуэль
Была как обычное дело уместное.
Он по праву вошёл в число великих поэтов,
И образ героев до сих пор, не тускнея
В сердцах остаётся у читавших людей,
Они не забудутся, я в это верю.
У каждого человека есть Лермонтов свой:
Для кого-то печальный и брошенный юноша,
Для кого-то певец прославляющий родину,
Для кого-то борец со стихией бушующей.
Мятежник, пророк и природы певец,
Произведения его многообразны.
Мужество, грусть, любовь и утраты,
Жажда свободы звучит постоянно.
Однако, всё между собой чем-то связано,
Очаровывая нас бесконечной идеей,
Погружая в размышления многих читателей,
Он нас ведёт по тропе незатейливой.

Мне близок Лермонтов, как певец о природе,
Это вечно, прекрасно, красиво, изящно.
Хоть стихи о природе, но они все различны,
И порою как сказка всё глубже манящие.
Мы видим природу во всех проявлениях,
Живёт она, словно собственной жизнью.
Это - идеальный мир для поэта,
Где нет даже зла с порочными мыслями.
Для Лермонтова природа – источник прекрасного,
Воплощение гармонии и земной красоты,
Но в этих пейзажах есть размышления,
Об общественной и личной жизни страны.
В пейзажной лирике часто встречаем мы
Постоянно изменяющиеся настроения.
Осенняя грусть, уходящее лето,
Жёлтые листья, зелёных ветвей помрачение.
Но вот ты буквально другой стих находишь
И видишь уже, как шумит свежий лес.
Как ландыш приветливо главою кивает,
Как солнце лучистое светит с небес.
И чувства другие тебя вмиг охватят,
И сразу почувствуешь отсутствие грусти.
Созерцание красоты всей чудной природы,
В тебе уже радость с теплотою пробудит.
Сами пейзажи довольно различны,
В них разные страны и континенты.
С индивидуальными чертами отличными,
И каждый пейзаж всё интересней.
Передать все те чувства после прочтения,
Может лишь только великий поэт,
Богатство и разнообразность всех мыслей
Словно от них снизошёл дивный свет.
И кто же на самом-то деле наш Лермонтов,
Насколько он мудр, насколько великий.
Насколько волнующий, неповторимый,
По-своему каждому он близкий, любимый.
Похоже особенность лирики Лермонтова
Передать минутное настроение,
Радость и грусть менять постепенно,
Предаваться глубоким размышлениям.
Вечная любовь.
Я бы хотел бессмертным быть,
Чтоб век смотреть в твои глаза.
Которые мне не забыть,
Уже, пожалуй, никогда.

Чтоб вечность за руки держать,
Не отпуская ни на миг.
Чтобы с любовью обнимать,
И наблюдать твой милый лик.

Пр.
Но нам дано лишь раз прожить,
Чтоб насладились мы друг другом.
Тебя всю жизнь буду любить,
И наслаждаться этим чувством.

Я бы хотел бессмертным быть,
И посветить всю жизнь тебе.
С тобой хотел бы в даль уплыть,
На тихоходном корабле.

Чтоб моря запахи вдыхать,
Любуясь красотой твоей.
Всё дальше, дальше уплывать,
За горизонт больших морей.

Пр.
Но нам дано лишь раз прожить,
Чтоб насладились мы друг другом.
Тебя всю жизнь буду любить,
И наслаждаться этим чувством.

И вот смотрю, в твои глаза,
Забыв про всё, кроме любви,
И в сердце словно бьёт гроза,
Мешая мысли все мои.

Пр.
Пускай у нас лишь жизнь одна,
Давай же вместе проживём,
Пусть будет вечная весна,
В которой будем мы вдвоём.
Вампир.
Тень мелькает меж чёрных строений,
Как и обычно нету сомнений.
Быстр он и ловок, расчётлив, хитёр,
И осторожен, будто сапёр.

На улицах мёртвого города рыщет,
Очередную добычу он ищет.
Складки плаща чуть слышно трепещут,
Капли ночного дождя громче хлещут.

Вот наконец он нашёл себе жертву,
Уже приготовился к ночному обеду.
Быстрый прыжок, парализация цели,
Клыки глубоко следом в шею засели.

Испил сколько нужно, но не убил.
Вампирским умением память сменил.
И жертва задумчиво чешет лишь шею,
Не помня как кровь отдавала злодею.

Вампир ухмыльнулся сидя на крыше.
Любит сидеть он где-то повыше.
Мёртвый город - опасное место,
Но безусловно, тут интересно.
Чёрный город.
Этот город забыт и проклят.
Этот город потерян для всех.
Там в глаза друг друг не смотрят.
Не звучит там радостный смех.

В этот город ни кто не заходит.
Пилигрим стороной обойдёт.
Вечный мрак и тоска с ума сводит,
Всех несчастных, кто там живёт.

Все здания тёмного цвета.
Почернели деревья с травой.
Постоянно там серое небо,
И затянуто вечно всё мглой.

В этом городе воздух сухой.
Ветра нет и лежит везде пыль.
Декаданс тут царит и застой,
Тут страшнейшие страхи - всё быль.

Там знакомых у жителей нету.
Там у жителей нету друзей.
Всё решиться скупою монетой.
Только деньги важны для людей.

В этом городе мёртвые души.
В этом городе нету сердец.
И становится всё только хуже.
Подлецом помыкает подлец.

Те кто в город случайно заходят,
Остаются там навсегда.
Их уже ни чего не заботит.
Так проходят в страданье года.
Гимн нежити.
Из могильного хлада восстанем,
Загорятся в глазницах огни,
Страха совсем мы не знаем,
К нам на погост заходи.

Некромант наш отец и наш бог,
Ему служим мы с гордостью вечной,
Он поднять из могил нас всех смог,
Наделил жизнью нас бесконечной.

Скелетов армия целая,
Может спокойно восстать,
Зомби чуму разносящий,
Раскроет вонючую пасть.
Можешь бежать с громким криком,
Можешь на землю упасть,
Но победить не удастся,
Бессмертную воинов рать.

Личи увлечённые магией,
Вампиры сосущие кровь,
Бесплотные призраки стаей
Летают пугать людей вновь.

Некромант наш в союзе со смертью,
И ему она теперь не страшна,
Мы живём уже третье столетие,
Наша армия силы полна.

Скелетов целая армия,
Может спокойно восстать,
Зомби чуму разносящий,
Раскроет вонючую пасть.
Мы армия смерти, армия тьмы,
Победе твоей не бывать.
Склони свою голову смертный,
Пред нами не устоять.
О том, как утюг ехал на работу с племянницей.
В обычное, серое утро,
Утюг на работу пошёл.
Было всё очень круто.
Запеканку за ручку он вёл.

Ручка дверная в ней,
Щёлкала каждый раз.
И вёрткая будто змей,
Из руки выскользала тот час.

Утюгу запеканка племянница,
Очень странная семейная связь.
Вот в маршрутку они внедряются,
Как на весь салон резко: "ХРЯСЬ".

Отломил утюг ручку племяннице,
Завопила та как сирена.
Доверилась проклятому пьянице,
Тупоголовому как фанера.

Тучная пачка с арахисом,
Пуховик расстегнула от страсти.
Имплантат из груди показался
И сказал пискляво так: "Здрасти".

Пассажиры попадали в обморок,
Но тут ехал учёный из Греции,
Кушал спокойно он окорок.
Был он на конференции.

Конференция по геометрии,
Да, он знаток был большой.
Поклонник идеальной симметрии,
Но с очень кривою спиной.

Достал чемодан с инструментами,
Ручку быстро схватил,
На глаз всё рассчитал
И в один миг прикрутил.

Прикрутил водителю в голову,
И начал им управлять.
Долго катались по городу,
А потом пошли в парке гулять.
Белка, крематорий и огнеупорная лиса.
Случилась эта история,
В зелёном и тихом лесу.
В дупле одного крематория,
Белка сжигала лису.

Метод простой и проверенный,
Обливаешь бензином ты труп.
Если ветер северный,
То лесу придёт капут.

Сжигаешь спокойно и ждёшь,
Пока этот труп догорит.
Для запаха мятного масла нальёшь,
Хоть с ним здесь сейчас дефицит.

Но суть сей истории в том.
Что лиса не горела совсем.
Лиса будто грязи ком.
Да к тому же надет на ней шлем.

Белка вся извелась,
Не может лису эту сжечь.
До чёртиков уж раскалилась,
В дупле, проклятая печь.

Пошла белка та в министерство.
Министерство сжигания лис.
Там уж ей дали средство,
Стаю огненных крыс.

Насрать вообще на лису ту,
Белка надела очки.
Раскладушка лежит на боку,
Хоровод ведут ишаки.

Белка так отдыхает.
Смотрит на солнце в очках.
Раскладушку ногой пинает.
Катается на ишаках.
Червяк диабетик и охотники с мясокомбината
Жил был червяк с сахарным диабетом.
Любил загорать он под солнечным светом.
Кушал кизил он почти килограммами,
Исчерчена дома стена пентаграммами.
Йога в субботу, в среду качалка,
Книги читал, развивалась смекалка.
Жил он обычной жизнью червячьей.
Не людской и не поросячьей.
Но только случилась однажды беда.
Мясная промышленность рядом была.
Комбинат день и ночь крутил колбасу,
Из червяков и тирамису.
И знали работники того комбината,
Что жил червяк наглый, где-то, вот, рядом.
Они разузнали о вкусах его,
Ловушку составили очень легко.
Ближайший кизиловый куст весь в клею,
А рядом охотник пускает соплю.
Червяк подползает за порцией новой,
Но вот незадача, прилип голой жопой.
Кричит и ругается матом благим,
Охотник кричит: "Все в атаку бежим!!!"
Но червь не простой, йога, качалка,
Всё та же работает быстро смекалка.
И в пару мгновений он высвободил зад,
И в землю нырнул побыстрее назад.
Потом переехал в другое он место,
Не из простого слеплен он теста.
Вот так вот охотники облажались,
И с червяка умного поражались.
А он отдыхает в новом доме теперь,
Умён и опасен, будто бы зверь.
История о храбром рыцаре с полотенцем и злом ирисе.
На далёкой, забытой планете,
Где жили такие же люди.
Каждый ел, каждый день по конфете,
Что лежали на общем блюде.

В центре главной площади града,
Всегда вкусные, свежие сладости.
Была для людей то награда,
Получить свою порцию радости.

Было множество разных вкусняшек,
Только был вот один каприз.
Ненавидели люди люто,
Лишь один ирис.

И однажды один злой алхимик,
Сделал так, что б ириски Ожили.
Стали большими и сильными
И людей глупых всех уничтожили.

Начался дикий хаус и смерть в городах,
Армия сладких ирисок,
Вселяла в любого неистовый страх,
И заставляли пить горькие смеси из мисок.

И вдруг появился один рыцарь храбрый,
Он взял себе миссию зло устранить.
Был он умён и к тому же не слабый,
В итоге он смог весь ирис победить.

Он храбро махал своим полотенцем,
В боях многочисленных был закалён.
Против него, любой был младенцем,
Воистину рыцарь был тот силён.

Но вот только смотрит, а людей всех убили.
Остался один он на бренной земле.
Ириски тупые, мир загубили,
В своей непростительно глупой игре.

И дикая боль загорелась внутри.
Один, он один на целой планете.
И горькие слёзы из глаз потекли,
И забились в груди его жгучие плети.

Сквозь слёзы и боль, на тракторе едет,
Прошло много лет, у него огород,
Сам себя кормит, со смертью он медлит.
Не сломил его, страшных событий водоворот.

Сию всю картину, с грустью в глазу,
Наблюдал телескоп, тот что Хаббл.
Он тоже пустил печали слезу,
Не выдержав эту драму.
Чуток сопливой лирики.
Ты была последним лучом уходящего солнца,
Да нет, ты мне солнцем была.
И теперь я остался совершенно один,
На всю ночь. На всю ночь до утра.

Мир стал тусклым, без сияния глаз,
Без сияния глаз твоих.
И добрая сказка обратилась в рассказ,
Грустный рассказ о двоих.

Где уходит одна в эту тёмную ночь,
А второй остаётся один.
И пытаясь одиночество превозмочь,
Грусть с печалью бросает в камин.

Только вот не горят и не грусть, не печаль,
Ибо нет той одной, самой важной.
Нету той, кто могла бы весь мир озарив,
Его сделать сказкой прекрасной.

Ты ушла, ты ушла в эту ночь отдохнуть,
Погрузившись в сладостный сон.
Ты решила вот так от меня упорхнуть,
Поставив меж нами заслон.

И была ты лучом уходящего солнца.
Да нет, ты мне солнцем была.
Но оставив меня, ты ушла сон смотреть,
Ну а я, тут один, до утра...
Маршруточка.
Одежда вся в поту,
Прилипла к телу.
В маршрутке, в духоту,
Я еду.
Название.
Подбитой птицей
Лечу в кровать.
В глазах искрится
Желанье спать.
Встреча в парке.
Я летним днём гулял по парку,
Смотрел на листьев карнавал.
Я шёл неспешно так, вразвалку,
И запахов букет вдыхал.

Среди скамеек и деревьев,
Шагал не знаючи куда.
Я вспоминал свои падения,
Свои прошедшие года.

Пр.
Метались мысли в голове,
Метались птицы в небесах.
Лишь сел тихонько на траве.
Застыли слёзы на глазах.

Вспоминал и всё сильнее
Я погружался в темноту.
Один сидел среди деревьев,
Презрев людскую суету.

Как вдруг подсел ко мне старик,
И молча трубку закурил.
Он как и я совсем поник,
Лишь докурив — заговорил:

Пр.
"Пусть мысли бьются в голове,
Как птицы, что летают в небе.
Будь предан ты своей мечте
И в счастье, и в беде, и в гневе".

Он долго вёл свой монолог,
Уча меня основам жизни.
Он ценный дал, тогда, урок
Донёс доступно свои мысли.

И каждый раз в момент тоски,
Я в парк тот приходил всегда.
Когда судьба брала в тиски,
Я воспоминал его слова.

(тут такой мясной соляк)

И вот, однажды стариком,
Придя всё в тот же самый парк.
Я рядом с грустным сел юнцом,
И в трубке раскурил табак.
О любви.
Границ не зная,
Лечу к тебе.
К своей любимой,
К своей еде.
Когда в курсаче много воды.
Как реки, полные воды,
Впадают в океаны мира,
Так курсачей моих гряды,
Текут на кафедру в архивы.
Голод и лень.
Я аки дьявол жрать хочу,
Но лень вставать с кровати.
Я в потолок як свин кричу,
Боюсь, меня не хватит...
Путина в шапку.
Я в шапку Путина поставил!
Исполнил свой гражданский долг.
Чтоб вечно Император правил!!!
Чтоб враг сломить страну не смог!!!
Мой путь капканами усеян...
Мой путь капканами усеян,
А я иду, не тороплюсь.
Ведь я в себе вполне уверен,
Ведь я с маршрута не собьюсь.

Пестрит дорога поворотами,
Петляет и стремиться ввысь.
Не потеряться бы в заботах,
Не упустить святую мысль.

Мой путь бриллиантами сияя,
Ведёт меня, а я слепец.
Иду вперёд и замечаю,
Лишь незаманчивый свинец.

А истины из мудрых книжек,
Я признаю с большим трудом.
Мой путь — сплошные передышки,
И дел я не беру гуртом.

Мой взор подолгу замирает,
На пройденном уже пути.
Где выстроились городами,
Воспоминания мои.

Судьбе наперекор иду,
Неторопливо, не спеша.
Чтоб в медленном своём шагу,
Узреть всю тщетность бытия.
Король уходит на покой.
Король устал, уходит на покой,
Ему стал безразличен этот мир.
Мир изменился, стал другой,
И как всегда во всём виновен люд
Безжалостный, кричащий и слепой.

Печальный взор упал на пошатнувшийся баланс,
К чертям ушло всё равновесие природы,
Простите боги, о простите нас!
Но род людской не ведает иной дороги.

А вот и слава короля утопла в вязкой жиже,
Да больше не возьмёт рука меч позабытый.
Нет, он не хочет опускаться ещё ниже,
Да и куда там, когда он сам уже в душе убитый.

Ты больше не услышишь звон мечей в бою,
Не будешь ты обманут кем-то в споре,
И не услышишь песнь любимую свою,
Иссохло в русле жизни море.

Последний раз ты восседаешь в тронном зале,
Просматривая от начала жизнь свою,
Вопрос извечный: "Зачем меня создали?"
Терзает душу мёртвую твою.

Разбито сердце кем-то на осколки,
Кровавые осколки льда,
Ты боль лишь причинять умел,
И не умел любить ты никогда.

И вот стоит теперь перед тобой,
Наследник, не познавший битвы,
И кто он? Будущий герой,
Или такой же как и ты,
С печальным взором, страдающий изгой...
Скиталец в плаще!
"Скиталец в плаще! Скиталец в плаще!" -
Скандирует громко толпа.
"Скиталец в плаще! Скиталец в плаще!" -
Покатилась дурная молва.

И вот гильотина стремительно вниз
Направила кару свою.
Приведён приговор и исполнен каприз,
Слава и честь королю.

Скиталец в плаще добропорядочным был.
Путешественник в мире бездонном.
Из города в город свой путь проложил,
Напевая баллады задорно.

Был честным и верил в правое дело,
Мира желал всем всегда.
Огнём в груди его правда горела,
И вела его в жизни она.

Вот только однажды, на знатном балу,
Он стал упрекать короля.
Что долго не может закончить войну,
И крови так много льёт зря.

Король не стерпел такого нахальства,
И грозно триады повёл.
Спор разгорелся, закончилось пьянство,
И прозвучал приговор.

А участь его я поведал вначале,
Слетела с плеч голова.
И в народе его уже после прозвали:
"Невежда", "глупец" и "болван".
Одинокий фонарь.
Одинокий фонарь,
Нет внимания к нему.
Одинокий фонарь,
Ты один, почему?

Ты холодною ночью
Один каждый раз.
Ты один на всей улице
Кто ещё не погас.

Все друзья уходили,
Мерцая в ночи,
Люди их позабыли,
Хоть от горя кричи.

Но никто не услышит,
Никто не поймёт.
Тихо ночью он дышит,
Тусклый свет слабо льёт.

Ночью ты одинок,
В помощь свет предлагая.
Ну а в светлый денёк,
Ты лишь только мешаешь.

Очень больно влачить
Одному эту тяжесть,
Но есть шанс залечить,
Одиночества рану.

Лишь всего-то и нужно
Найти хоть кого-то,
С кем бы ты не тужил,
С кем дружить хоть немного
Ты мог.

И смотрю я печально,
На фонарь тот высокий.
И боюсь одного -
Быть как он, одинокий.
Я бы бессмертие хотел...
Я бы бессмертие хотел,
Но не с кем мне его делить.
Чтобы сидеть вот так без дел,
И вечный разговор водить.

Чтобы ходить ночной порой,
Забыв про все дела мирские.
И обниматься под луной.
Вдыхая запахи морские.

Хочу дарить любовь свою
И получать её обратно.
Делиться счастьем я хочу,
Чтоб на душе было отрадно.

Но это всё мечты полёт,
Такому просто не бывать.
И так мечта моя умрёт,
Без права счастье мне отдать.
Бессмертный.
Когда-то давно человек был рождён
И вечною жизнью был награждён.
Только была таковою награда,
Что и даром её было не надо.
Одно лишь мучение бессмертие дарило,
И очень тяжёлым бременем было.
-----------------------------------------------------
Вон, смотри человек в балахоне,
Он один идёт не спеша.
А вокруг словно звери в загоне,
Люди давят друг друга ради гроша.

Серым пятном он идёт незаметно.
Путь бесцельный ведёт в никуда.
"Не вмешиваться в жизни людей" - его кредо,
Так и идёт он теперь сквозь года.

Сначала всей жизни он ходит по свету,
Смотрел как его умирают друзья.
Смотрел как любимые канули в Лету
И видел как старели его сыновья.

Он видел развития и упадки,
Войны, голод, страданья людей.
Видел как менялись порядки,
А в людях встречал повадки зверей.

Он всячески пробовал лишить себя жизни,
Больше всего он хотел умереть.
Но слишком нещадно над ним пошутили,
Заставив его муки вечность терпеть.

Стоило только вмешаться в историю,
Как сразу же горе одно и война.
Нёс одни беды он вместе с собою,
И огнём полыхала не смертна душа.

И вот сквозь века прошагавший измученно,
Медленным шагом идёт он вперёд.
Всё что нужно ему, всё изучено,
Теперь он лишь смерти покорнейше ждёт.
Когда-то давно человек был рождён
И вечною жизнью был награждён.
Но награда проклятием вечным лишь стала,
И мучения только одни даровала.
Но от любви не уйти.
Я сожгу чувство печали,
Прогоню чувство тоски,
Как люди бы не кричали,
Но от любви не уйти.

Я сожгу все мосты, что ведут,
В пучину страданий и боли,
А ветра все следы заметут,
Что вели меня против воли.

Я разрушу в себе храм уныния,
По кускам разберу все страдания,
У души моей есть ещё крылья,
Но они взаперти у сознания.

На секунду я стал свободен,
От земных страданий и зла,
Но осталось во мне одно,
То, что терзает меня.

Это любовь постоянно,
Даже когда её нет,
Бьёт меня так внезапно,
А я не могу в ответ.

Когда ты влюблен, ты слабее,
Если не любят тебя,
Если не любишь, быстрее
Загнёшься от недостатка тепла.

Это чувство меня разлагает,
А потом зажимает в тиски,
Сколько бы все не кричали,
Но мне, не уйти от любви...
Разговор с жизнью.
Ну что, горячо? Так терпи.
Не можешь стоять? Так беги.
Но ты ни куда не уйдёшь,
Сгоришь как листок и умрёшь.

Ну что, жжёт огонь? Ахаха.
Нравится мучить тебя мне? Ну да.
Я внутри тут огонь поддержу,
Не надейся, не потушу.

Больно тебе? Не вопи.
Потушить тут огонь? Не дури.
Я тебя лучше сейчас закалю,
Чтоб потом, не смогли ранить душу твою.

Говоришь: "Сколько можно терпеть?".
Говоришь: "Что уж лучше сейчас умереть?".
Ну не надо, не стоит ругаться,
Я шутила, не хочу над тобой издеваться.

Ты сейчас потерпи, держись веселей,
А потом будешь в сто крат сильней.
"Сколько ещё тебе ждать?" - молвишь ты.
Ты не думай об этом, а просто живи...
Наёмники.
Точильный камень ходит по мечу,
Сегодня снова нам идти в поход,
Сегодня нанял нас король богатый,
Мы будем расчищать войскам проход.

Точильный камень ходит по мечу,
А я задумался о смысле своей жизни,
Где слышу звон монет, туда иду,
К чему бы интересно эти мысли?

Настрой на битву нужен верный,
Иначе подведу других и сам помру,
И снова "подожди" скажу я смерти,
Хоть в бой совсем бессмысленный иду.

Наш предводитель крикнет как обычно,
Что б каждый к бою был готов,
До жути стало всем привычно,
Услышать: "Не жалей своих врагов!"

Я в ножны вкладываю меч мне верный,
Кинжал за голень и за спину щит,
Не раз который спас меня от смерти,
Не раз ещё меня он защитит.

Моя броня изношена слегка,
А шлем давно утерян в битве,
Но верю, что не подведёт меня,
Моя броня и острый меч, подобный бритве.

Наёмников отряд не верит в бога,
От нас давно все боги отреклись.
Осталась нам теперь одна дорога,
Дерись наёмник, до конца дерись.

И вот уже в азарт вошёл я,
Ущелье впереди, а там враги,
Несётся наш отряд, не веря в бога,
Подняв блестящие и верные мечи.

Удары, кровь, мелькает сталь повсюду,
Прикрыл себя щитом, иду вперёд.
Летят рубящие удары отовсюду,
Какой из них меня теперь убьёт?

И вот я слышу голос командира:
"Выходим из ущелья все, быстрей!"
Так значит сделали свою работу верно,
А остальное пусть заботит королей.

И вот уже сижу я у костра,
А битва словно бы в тумане,
Нахлынула печаль вновь на меня,
Сегодня снова многих потеряли.

Точильный камень ходит по мечу,
И вот готовлюсь снова к бою,
Не знаю, выбрал я зачем и почему,
Наёмника тяжёлую работу...
Поезд судьбы.
Синем пламенем сгорают мечты и желания.
Удача порой покидает совсем.
Душу рвёт непонятная боль и отчаянье,
Добавляя излишне тебе лишь проблем.

Бороться с собою нужно упорно,
И цели свои достигать нужно в срок,
Ведь если ты медлишь или просто боишься,
То поезд судьбы таких уж не ждёт.

И если ты всё пропустил и не можешь,
Догнать тот вагон что уже не вернуть,
То вряд ли теперь ты догонишь его,
Останется только с пути лишь свернуть.

Жизнь любит смелых, идущих вперёд,
А тех, кто остался, за спиной у таких,
Она под грузом проблем лишь сомнёт,
И к жизни уже ни за что не вернёт.

Хотя может есть, те, кто сможет подняться,
Их может любовь снова к жизни вернуть,
А может и сам кто то смог не сломаться,
И быстро вскарабкаться на свой путь.

А кто-то сидит далеко, на начале,
И думает, взгляд устремив в небосвод,
Что скоро то жгучее пламя исчезнет,
И он потихоньку снова пойдёт.
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!