Элизабет Элизбарян 10
Великим героям уже никогда не биться
Ве­ликим ге­ро­ям уже ни­ког­да не бить­ся.
Пусть тра­ур­ной лен­той воз­но­сит­ся к не­бу дым.
Ты хо­чешь ту­да, где од­ни об­ла­ка и пти­цы,
Но бо­ги опять ос­тавля­ют те­бя жи­вым.
Но бо­ги опять нас­ме­ха­ют­ся над то­бою,
Над тво­ими меч­та­ми ско­рей об­рести по­кой,
Над тво­ими по­пыт­ка­ми встать на­рав­не с ге­ро­ем,
Над тво­ею на­деж­дой, что это пос­ледний бой.
Они гром­ко сме­ют­ся над этим в сво­их чер­то­гах
И от стен от­ра­жа­ет­ся бо­жий ве­селый смех.
Не­уж­то ты про­сишь у них не­воз­можно мно­го?
Не­уж­то твои же­лания — смер­тель­ный грех?
Об этом уз­нать смо­жешь толь­ко по­пав на не­бо,
На это при­дет­ся пот­ра­тить не­мало дней,
А сей­час, «по­забыв», что злит­ся на это Фе­ба,
Де­лай то, что уме­ешь. Ну же, ско­рей... убей
Как найти себя в зеркале чертовых луж?
Эта осень пора листопадов и стуж,
Что встречаются мне по пути.
Как найти себя в зеркале чертовых луж?
Как себя от былого спасти?

Я брожу в городском лабиринте дорог,
Как всегда, совершенно одна.
Надо мною как будто навис чертов рок.
Надо мной потешалась Судьба.

Я шагала бездумно и молча вперед,
Позабыв про былые мечты.
И ничто меня в грезы теперь не вернет,
И исчезнут желанья и сны.

А сентябрь, как будто бы просто назло,
Не желает меня покидать.
Мне не нужно твое недопсевдодобро
И не пробуй меня ты спасать!

Я сама попытаюсь идти по пути
Сквозь буран непогоды и стуж.
Я себя от былого сумею спасти.
Я найду себя в зеркале луж.
***
Я стою на распутье меж светом и тьмой
И не смею поспорить с жестокой судьбой.
Я молчу и теряю сон, разум, покой,
А в тиши раздается отчаянный вой.
Кто так громко кричит? Кто же вдруг, неспеша,
Разрывает меня на кусочки? Душа?
Эй, душа, я прошу тебя, мне расскажи
Почему голос твой раздается в тиши?
Что случилось с тобой? Ну же, дай мне ответ!
Мы с тобой в веренице бесчисленных лет
Рука об руку шли, не боясь всяких бед,
И стремились туда, где сиял ярко свет.
Но теперь ты молчишь. Да... ты стала другой,
Неизведанной, странной, совсем не родной.
Я не смею назвать тебя грубой иль злой
Просто ты изменилась и стала чужой.
Почему? Что случилось? Ответь мне! Ответь...
Не молчи. Это хуже чем пытки, чем смерть!
Говори и в словах правду дай разглядеть.
Ну а большего я и не смею хотеть.
"Я отвечу тебе, я откликнусь на зов,
Но не всякий к подобному будет готов
Ведь ответ не прекрасен и вовсе не нов
И, возможно, он будет ужасно суров.
Перед этим прислушайся. Слышится стук?
Ты не слышишь того, что творится вокруг?
Ты не слышишь стук сердца? Не слышишь? "Тук-тук"?
Может быть потому что намека на звук
Вовсе нет? Ты ведь веришь своим же ушам?
Ты ведь знаешь, что больше не можешь дышать?
Ты мертва. В этом правда. Ну что? Хороша?
Так ответь мне, зачем неживому душа?"
Мы успели?
В нескончаемом вихре мелькающих дней,
Позабыв, что живём мы не вечно,
Мы должны осознать и как можно скорей
То, что жизнь наша всё же конечна.
Жизнь конечна, конечная станция - смерть
И обратно уже не вернуться.
Мы успели зажечься? Успели сгореть?
Мы успели родным улыбнуться?
Мы успели сказать, что хотели сказать:
"Я люблю тебя?Я вас прощаю?"
Мы сказали родным: "Долго буду вас ждать" ?
Мы испили горячего чаю?
Мы успели? Скажи, мы успели понять?
Мы смогли воплотить все желанья?
Может быть получилось хоть часть разгадать,
Ну хоть часть всяких тайн мирозданья?
Ха! Неважно! Неважно.... неважно теперь.
Что успели, то значит успели.
Я поверю и ты тоже, родненький, верь
В то, что мы не напрасно горели.
А теперь, вместо тысячи красочных слов,
Что способны лишь только мешаться,
Я скажу те, к которым ты вряд ли готов...
Что ж, пора нам с тобою прощаться.
Я сижу на диване
Я сижу на диване, а ты задеваешь плечо.
Одиночество на двоих это вовсе и ни о чем.
Я сижу на диване. Ты делаешь мне горячо.
Мы молчим хоть и знаем, что каждый из нас обречен.
Я сижу на диване. Сижу, напиваясь тоской.
Я срываюсь на яростный, женский и душащий вой.
Я теряю себя, сердце, душу и свой покой.
Так и тянет, держа за рукав, прокричать:"Постой!"
Я сижу на диване и вдруг раздается плач.
Это я разломалась от горя и всех неудач
И теперь, пока время несется куда то вскачь,
Я сижу на диване. Ожидаю тебя. Палач.
Я сижу на диване и снова срываюсь в крик,
Ну а ты обнажаешь свой грозный, кровавый лик.
И ты, как обычно, бесстрашен, упрям и дик.
Знаешь, жалко, что жизнь наша вовсе и не черновик.
Забытые строки
Забытая строчка, забытые мысли,
Куда вы ушли, ничего не оставив,
Забрав с собой свет и частички тех знаний,
Которые жизнь наполняли бы смыслом?

Забытые строки, дурацкие строки,
Вы напоминали, что я одинокий,
Что крик мой беззвучный, но все таки громкий
Помог обнажить чей-то свет и пороки.

Забытые строки, беззвучные строки,
Я вас не увижу на книжных страницах,
Вы просто летите свободно, как птицы,
В чужие умы, преподав им уроки.

Забытые строки, избитые строки,
Вы вечно твердили, что мир недалекий,
Что "боги" жестоки, что путь мой нелегкий,
Но не позволяли забыть, что пороки

И прочие наши грехи и деянья,
Оставив лишь пепел от наших желаний,
Несбыточных мечт и пустых обещаний,
Приблизят к разгадке всех тайн мирозданья.
Сложнее всего для людей
Я хотела всего лишь узнать и понять
Почему я себе вдруг решила солгать?
Почему мне казалось, что лучше молчать
В тот момент, когда сердце так хочет кричать?
Я хотела проклясть этот чертов момент,
Когда я вереницу бесчисленных лет,
Где таились и счастье и тысяча бед,
Променяла на блеск жалкой кучи монет.
Я хотела воскликнуть: "Очнись и беги
От ненужной и глупой мирской чепухи,
От навязанной жизни и жуткой тоски,
Что способна тебя разорвать на куски".
В этой жизни так много нелегких путей,
Всяких взлетов, падений и прочих страстей,
Но, конечно, сложнее всего для людей
Просто гордо шагать по дороге своей.
Я брожу по родным лабиринтам дорог
Я брожу по родным лабиринтам дорог,
Понимаю, что что-то не так.
Я давно разучилась читать между строк,
Мне казалось, что это пустяк.
Но сейчас я смотрю на родное лицо,
Разучившись читать по глазам,
Ощущаю себя идиотом, глупцом,
Признаюсь в этом только лишь вам.
Почему я никак не могу прочитать
Вашу душу? Что стало со мной?
Не хочу, не могу (я боюсь) узнавать,
Я боюсь становиться иной,
Но подобный исход уготован нам всем -
Изменяться по дням, по часам,
Мы давно угодили к взрослению в плен.
Каждый в этом виновен был сам.
Мы взрослеем, стареем, идем лишь вперед
В этот странный, заоблачный край
И свободным от времени будет лишь тот,
Кто с улыбкой прошепчет: "Прощай".
Вот склонились над колыбелью отец и мать
Вот склонились над колыбелью отец и мать
И смотрели с любовью, назвали при этом чудом.
Захотели от боли и бед его оберегать.
Мать сказала ребенку: "Навеки с тобою буду"
А отец прошептал: "Если явится вдруг ненастье,
Если что-то заставит тебя безутешно плакать,
Знай, запомни навек, ты - моё дорогое счастье.
Я тебя защищу. Поняла меня, моя радость?
Годы шли, мир менялся, ребёнок менялся тоже,
Научился ходить, говорить и немного спорить,
У родных каждый раз мороз пробегал по коже.
Время быстро летит, а дитё начинает вздорить.
- Я смогу защитить?
- Я смогу с ней побыть подольше?
-Я смогу уберечь? Я смогу подарить ей счастье?
-Я ей буду нужна? Я ведь буду нужна ей тоже?
-Я избавлю её от беды? Я спасу от напасти?
Годы шли , а сомнений стало гораздо больше ,
Каждый день на иголках и ночи бывало тоже,
Вам хотелось побыть хоть немного... немного дольше,
А она отстранялась, смущенно шептала: "Боже!"
И потом уходила, оставив лишь запах лета,
Что был тенью её и давно вам впитался в кожу,
Потому что она Ваша капелька чистого Света,
Потому что она очень очень на вас похожа,
Годы шли и однажды жених у неё появился,
Он был вежлив и тих, но при этом слегка суматошен.
Папа, громко хихикнул, сказал иронично: "Рыцарь"
Мама папу заткнула, сказав, что они похожи.
- Он её защитит
- Он всегда с нею будет рядом.
Эти мысли внезапно их головы посетили
И они обожгли жениха вдруг тяжелым взглядом
И казалось в тот миг, что они ни за что б не простили,
Но прошла пара лет. Колыбель, ну и в ней ребёнок
И родители смотрят с улыбкой на это чудо,
Слышен их дружный смех, что прекрасен и очень звонок.
- Я тебя защищу.
- Я с тобою навеки буду.
Мне спокойно
Я упорно ползла к ненавистной вершине,
Наплевав на всё то, что казалось пустым,
Мало значащим, то есть ненужным отныне,
Я ползла, хоть подъём не казался простым.
Я считала, что там, впереди, будет правда,
Я считала, что эта игра стоит свеч,
Но во мне не найдётся ни чувства азарта,
Ни желания взять в руки проклятый меч
И идти, прорубать себе путь с громким рёвом
И с желанием просто быстрей победить.
Я не чувствую этого, только укоры,
Что, как бусы, вдевают в презрения нить
Все, кто ждал от меня непонятного рвенья,
Все, кто думал, что к цели упорно иду,
Я хочу поскорее предаться забвенью,
Но сейчас я, как дура, упрямо бреду
Лишь вперёд и надеюсь, что все мои грёзы
Не фальшивы. Пускай это будет не ложь,
Я прошу, пусть все крики, волнения, слёзы
Будут стоить того. Но я чувствую дрожь,
Что впивается в тело и в душу. А сердце
Переходит на резкий и бешеный ритм
В бесполезной попытке позволить согреться,
Для того, чтоб на миг оказаться живым.
Вот, осталось немного совсем до вершины
И плохое предчуствие давит на грудь,
Понимание давит на разум. Отныне
Я не в силах держаться за тот ложный путь,
На который ступила, поэтому вскоре
Разобьются все "грёзы" и я упаду.
Я не чувствую злости, печали и боли,
Мне спокойно. Ведь я наконец не в аду.
Статистика
Произведений
10
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!