Владимир Куталёв 62
***
За что убили мы любовь,
Скажи за что?!
Мы обрекли её на муки.
Она ушла, и не осталось ничего,
Лишь пустота,
Да окровавленные руки.


Умирает любовь, умирает,
Тронул землю багровый закат.
Взгляд доверчивый медленно тает
Васильковый, пронзительный взгляд.
Умирает любовь, умирает.
Боль её не узнать никому,
Как осенний костёр догорает,
И не может понять почему.


Умирает любовь, умирает,
Кто отпустит нам эти грехи?
Души наши уже не летают,
Крылья срезаны, и коротки.
А она нас так сильно любила,
За собой нежным взглядом звала.
Наша злоба её погубила,
Она в спину удар не ждала.
13.05.2022 02:01
***
Пусть напитков в мире много,
От портвейна и до грога
Можно чачу пить из рога,
Можно просто квас.
С водкой не найти порога,
От шампанского изжога,
От вина крива дорога
Это не для нас.

Пили мы, что только льётся,
Только новый день займётся.
Кто захочет тот напьётся,
До угарной тьмы.
Коньяки и шнапс и виски,
Под огурчик и сосиски
Но от них сплошные риски,
И решили мы.

Только пиво, только пиво,
В кружках пенится игриво.
Пусть слегка мы ходим криво,
Жизнь от пива хороша.
Пусть и стоит три гроша,
От него поёт душа.
13.05.2022 01:55
***
Я тебя сто лет не видел,
Даже встречи не предвидел.
Но судьба решила видно,
Дать последний шанс.
Фраз дежурных напряженье,
Прошлых лет незримой тенью,
Тишины ползут мгновенья.
Оглушая нас.


Привет, привет,
По паре сигарет?
По рюмке коньяка.
Пока, пока.


Мы друг друга не узнали.
Посидели, помолчали.
Мы совсем другими стали,
Время не игра.
Всё прошло, что было раньше,
Шелуха слетела с фальши.
Ничего не будет дальше,
Вот и все дела.
13.05.2022 01:37
***
Такой даме, не грех подарить,
Сотни строк, безо всяких намёков.
Быть любимой и просто любить,
Без сомнений и ложных упрёков,
Она хочет услышать слова,
Те, что сердце истомой наполнят.
Чтобы кругом пошла голова,
От того кто мечты все исполнит.
Она хочет букеты цветов,
И глаза, что любовью поманят.
Дай ей Бог наяву этих снов,
Что манят и блаженством дурманят.
13.05.2022 01:18
***
Много в жизни «друзей», для шального веселья,
На халяву попить, на халяву пожрать.
И с утра подкатить, погасить, чтоб похмелье,
И о дружбе большой дифирамбы орать.
Много в жизни «друзей», если деньги в кармане,
Но приходит беда, остаётся один.
Что поможет всегда, не сбежит, не обманет,
Ну а типа «друзья», растворятся как дым.

Друг не станет кричать,
Что до гроба он дружит.
Друг не станет тебя осуждать за углом.
Друг на помощь придёт,
В тот момент, когда нужен.
И не вспомнит уже, в жизни больше о том.

Много вроде друзей, но понять сразу трудно,
Кто попутчик, кто друг, кто по жизни шакал.
Нужно время на всё, что расставит всё мудро.
Чтобы друга понять, чтоб вовек не предал.
Научиться дружить, невозможно на свете,
Либо друг, либо нет, есть один лишь ответ.
Берегите друзей, что за дружбу в ответе,
Друг на свете что брат, до скончания лет.
13.05.2022 01:12
***
Писать наверно о войне я не имею права,
Всё потому, что не был там,
Где льётся кровь, где смерть и слава.
Но пару строк я напишу, о том, как это вижу,
Надеюсь, этим никого,
Кто в бой идёт, я не обижу.

Мужики воюют за святое дело,
И не потому что, дома надоело.
Мужики воюют, чтобы жили дети,
Чтоб им улыбались матери на свете.
Да, война мужская трудная работа,
И не всем вернуться выписана квота.
Но вот так случилось, что нельзя иначе,
Доброй мирной жизни весь лимит истрачен.

Вновь кому то свежей крови захотелось.
И берутся снова мужики за дело.
Через кровь и слёзы, будет вновь победа,
За отца, за маму, за детей за деда.
Мужики воюют, мужики воюют,
Сыновья их в красках подвиги рисуют.
Просят сохранить их матери у бога,
Ждут живыми дома жёны у порога.

Мужики воюют, мужики воюют……….
13.05.2022 01:04
***
Не грусти же, не грусти,
Обрети души покой.
Все печали отпусти,
Им не по пути с тобой.
Создана ты для любви,
Солнцу утром улыбнись,
И настанут счастья дни,
От обид своих проснись.
Пепел сбрось прошедших дней,
Что сгорело, это прах.
И поверь судьбе своей,
Что родится в ярких снах.
Не грусти же, не грусти,
Мёд улыбки на губах,
И огонь в своих глазах,
Поскорее воскреси.
29.04.2022 00:31
***
Наша вселенная, счастье нетленное,
Что нам раскрыли с тобой небеса.
Наша вселенная, вспышка мгновенная,
Что нам навек озарила сердца.


Мир без тебя это песня, без слов,
Я не шучу, ты пойми.
Я целовать твои руки готов,
Все, что отпущены дни.

Нам не дано, друг без друга с тобой,
Жить, не считая времён.
Я не могу даже верить порой,
Что наяву этот сон.

Даже на день расставаться с тобой,
Я так боюсь, он подобен векам.
Так дорожу я секундой любой,
Чтобы тонуть в дорогие глаза.
29.04.2022 00:25
***
Поля былых сражений бурьяном поросли,
Той боли отраженье, в сердцах мы пронесли.
Солдаты погибали, лилась людская кровь,
Под пулями писали, любимым про любовь.
Вот только треуголки, пришли они потом,
А раньше похоронки, бедой врывались в дом.
Как матери рыдали, от вести той в бреду,
И вдовами вдруг стали, солдатки в том аду.

И вот опять бойцы в строю, убийц призвавшие к ответу,
За землю бились, что свою, в полку одном идут по свету.

Бессмертный полк, всех павших память,
Бессмертный полк людская боль.
Чеканя шаг, сердца нам ранит,
И завещает нам любовь.
Они тогда недолюбили,
И в дом родимый не пришли,
Жизнь за отчизну положили,
Чтоб мы сегодня жить могли.


Чтоб помянуть не сможем ко многим мы прийти,
Простят пусть, их могилы нам просто не найти
Война их убивала, четыре года в ряд
Но в памяти бессмертье погибших всех солдат.
29.04.2022 00:15
ПУСТОЙ ПЕРРОН
В бокале чай давно остыл, и сигаретный дым клубится.
Я время с грустью разделил, и до утра опять не спится.
Стоит в глазах пустой перрон, и ты на нём в лиловом платье,
Увозит вдаль тебя вагон, моя судьба, моё проклятье.
Держа из жёлтых роз букет, ты на прощанье улыбнулась.
Невыносимой бездной лет разлука наша обернулась.
Я, просыпаясь, по утрам твои шаги на кухне слышу,
Но нет тебя конечно там, я снова утро ненавижу.

Пустой перрон, опять вдвоём
С тобой в последний раз идём.
Пустой перрон, опять вдвоём,
И бесконечен этот сон.

Целую мёд горячих губ, и аромат волос вдыхая,
Приняв блаженство нежных рук, шепчу опять тебе, - « Родная».
Я вижу милые глаза, опять ласкаю бархат кожи,
От страстных губ схожу сума, и нет видений тех дороже.
28.04.2022 23:45
***
Доказать не хочу ничего,
Ничего не хочу больше слушать.
Как вода всё в песок утекло,
Что недавно ласкало мне душу.
Ни простить, не понять не хочу,
Помолчим на прощание лучше.
Я сполна за ошибки плачу,
Я устал видеть в небе лишь тучи.

Больше нечего ждать нам, увы.
Строить планы не стоит напрасно
Надо вырваться как то из тьмы,
Через боль, в мир, где просто и ясно.
Да, непросто, и рана жива,
Но нет выхода просто другого.
Я не прав, но и ты не права,
Ждать смешно между нами иного.
28.04.2022 23:19
***
Война, опять идёт война.
Когда же кончится она!
Ну, сколько можно воевать!
Ну, сколько можно убивать!
Как ненасытен человек,
Война идёт из века в век,
А жизнь один ведь раз дана,
И заберёт её война?!
Да говорят кому война,
Ну а кому то мать родна.
Кому то смерть, кому нажива,
Кому то в цель, кому то мимо.
Пора уже остановиться,
А то Земля без нас крутится,
Продолжит , недалёк тот час,
Без нас, вы слышите без нас!
28.04.2022 23:18
***
Нелёгок жизни путь,
Здесь ничего не сделать.
Несу по жизни крест,
Что мне судьба дала.
А хочется ещё,
Так много , много сделать.
И людям подарить,
Имею что, сполна.

Так хочется кричать,
А голос исчезает.
Так хочется лететь,
Но срезано крыло.
И только мне мечтать,
Никто не запрещает,
И до небес любить,
Не запретит никто.

Опять идёт строка,
И в голове туманно.
Не знаю, что ещё,
Всевышний подарил.
Но надо записать,
Красиво и пространно,
Чтоб каждый прочитав,
Сильнее жизнь любил.
28.04.2022 23:05
***
Кто был для наших предков палачами,
« Друзьями» вдруг становятся на раз.
Увы, они мечтают и мечтали,
Чтоб не было на этом свете нас.
Прошли века, ничто не изменилось,
Мешаем мы, как будто в горле кость.
А мы опять оказываем милость,
Чтоб нам последний вбили в крышку гвоздь.
Опять играем в русскую рулетку,
Надеемся на вечное авось,
Враги ж на «Зверя» расставляют сетку,
И клети, заготовлены небось.

13.02.2020
28.04.2022 22:56
***
Вернитесь живыми, где ждут вас родные,
Где ждут вас совсем незнакомые люди.
Вернитесь в свой дом, что от бед сохранили,
Забытым ваш подвиг страною не будет.
Пусть ваш героизм станет лучшим примером,
Вы с честью несёте великое знамя.
Ведь лишь у добра нет отпущенной меры,
Пусть жизни горит негасимое пламя.
Вернутся живыми, пусть Бог вам поможет,
В боях сохранит благодатным покровом.
И силы пусть ваши он кратно умножит,
Чтоб светлым весь мир стал в обличии новом.
Погибшим пусть вечной останется слава,
Что жизнь за отчизну свою положили.
Любая война в этом мире кровава,
Народная память всем кто не дожили.
Победа придёт, это всё неизбежно.
Вы только вернитесь, вернитесь живыми,
Любовь матерей, словно море безбрежна,
Для них вы себя в этой битве храните.

23/04/22
23.04.2022 20:25
***
Вернитесь живыми, где ждут вас родные,
Где ждут вас совсем незнакомые люди.
Вернитесь в свой дом, что от бед сохранили,
Забытым ваш подвиг страною не будет.
Пусть ваш героизм станет лучшим примером,
Вы с честью несёте великое знамя.
Ведь лишь у добра нет отпущенной меры,
Пусть жизни горит негасимое пламя.
Вернутся живыми, пусть Бог вам поможет,
В боях сохранит благодатным покровом.
И силы пусть ваши он кратно умножит,
Чтоб светлым весь мир стал в обличии новом.
Погибшим пусть вечной останется слава,
Что жизнь за отчизну свою положили.
Любая война в этом мире кровава,
Народная память всем кто не дожили.
Победа придёт, это всё неизбежно.
Вы только вернитесь, вернитесь живыми,
Любовь матерей, словно море безбрежна,
Для них вы себя в этой битве храните.

23/04/22
23.04.2022 20:24
***
Много в мире разных песен,
Есть у каждого своя.
Мир для песни очень тесен,
Если песня та твоя.
Летом осенью и в стужу,
Напеваешь ты всегда,
Песню, что других не хуже,
Только лучше для тебя.

Старая, новая песня хитовая,
В сердце живёт навсегда.
Старая новая, самая клёвая,
Что не уйдёт никуда.

Нам нельзя о вкусах спорить,
Бесполезен этот спор.
Для кого - то лучше море,
Для кого – то пики гор.
Только без любимой песни,
Никому прожить нельзя,
Даже самой неизвестной,
Песня каждому своя.
04.04.2022 00:40
Мэл и Джи
Владимир Куталёв





Мэл и Джи
( Розовый алмаз)
( Сказка в стихах )




Персонажи сказки « Мэл и Джи »


1. Мэл
2. Джи
3. Маймуни (обезъяна)
4. Кот
5. Папа
6. Мама
7. Лу (удав)
8. Харуши (попугай)
9. Самохруш (орёл)
10. Карага (ворон)
11. Батоно
12. Край
13. Кри
14. Аю (бурый медведь)
15. Бобёр (механик)
16. Филин(пилот)
17. Брайхан (плохой)
18. Яхма (жена Брайхана)
19. Окаритун (пингвин)
20. Бурдай (белый медведь)
21. Яри (хороший)
22. Заряна (змея)
23. Грай (кит)
24. Гора (крокодил)
25. Енот (швейцар)
26. Лех (акула)
27. Барканай (плохой)
28. Кок (повар)
29. Чибрако (орангутанг)
30. Баркули (ягуар) 204
31. Тиграс (тигр)
32. Мирзана (крыса)
33. Ван (мальчик)
34. Петух (водитель)
35. Златан (плохой)
36. Нианги
Названия:
1. Город Грёз (город в космосе)
2. Цвиана (планета)
3. Ирсон (корабль)




























Часть
первая



Мэл и Джи в городе Грёз












***
В далеком сказочном краю,
Где джунгли высятся стеною,
Где звери разные живут,
И дружат все между собою.
Бананов там растет не счесть,
Свисая с прльм,куда ни глянешь,
Кокосы, ананасы есть,
Возьмешь их, руку лишь протянешь.
Повсюду дивные цветы,
А небо синее как в сказке,
Все реки, как слеза, чисты,
Палитры яркой всюду краски.
Там бьет о берег океан
Могучие, шальные волны
А рыб, не знаю сколько сам,
Живет в его глубинах темных.
Вот там-то все и началось,
К нам, докатившись через годы
В селении, легко жилось,
В краю нетронутой природы.

***
Среди джунглей чудной красоты,
Где деревья дивной высоты,
Где лианы все сплели кругом,
Мы, друзья, селение найдем.
Жил в селении народ простой,
Окружал их девственный покой,
Было небольшим совсем село,
Взрослых человек быть может сто,
Протекала жизнь спокойно там,
Утром все спешили по делам,
Целый день трудились, а потом
Каждый возвращался в милый дом.
Где ждала любимая семья,
А соседи были как друзья,
Было в том селении детей,
Больше чем у дерева ветвей.

***
Словно стая диких обезьян,
Создавая страшный шум и гам,
Маленькие бестии неслись,
Бабушки и дедушки тряслись,
Как бы кто чего не натворил,
Как бы кто, куда не угодил.
Взрослыми был строгий дан наказ:
За село не выпускать проказ!
Но за ними разве уследишь,
Ведь пока с одним поговоришь,
То другой на пальме уж сидит,
Сбить бананы палкой норовит.
Просто мука с этими детьми,
Сильно непослушные они,
Столько в них энергии и сил,
К вечеру всем старым свет не мил.

***
Среди всей ватаги малышей,
От носков до кончиков ушей,
Двое были схожи, что никто
Различить не смог бы кто есть кто.
Губы, брови, волосы, глаза,
Звонкие ребячьи голоса,
Были как две капельки воды,
Звали этих братьев Мэл и Джи.
И никто в селении не знал,
Почему их папа так назвал,
Улыбался только он в ответ
Всем, не открывая свой секрет.
И привыкли все, в конце концов,
К дивным именам двоих юнцов,
А они резвились и росли,
Радость папе с мамою несли.

***
Пролетали радостные дни,
Были все похожие они,
Поднимала мама их с утра
Говоря: - “Мэл, Джи, вставать пора,
зубки чистить, умывать лицо.”
Папа звал потом их за крыльцо,
Делали зарядку всей семьей
И вбегали завтракать домой.
Ну а после завтрака гулять,
Их потом уж было не догнать.
Ждали их приятные дела,
Целый день забава и игра,
Только пообедать и опять
Можно прыгать, бегать и скакать,
Вечер очень быстро приходил,
Ну а он для них был очень мил.
Папа каждый вечер в тот же час,
Под восторг горящих детских глаз,
Радиоприемник доставал,
Для притихших малышей включал.
И пускай трещал он и скрипел,
У детей блаженства был предел
От того, что музыка лилась,
С ней в мечтаньях сказка родилась…
Буд-то бы в высоких небесах
Мэл и Джи, совсем забыв про страх,
Прыгали на белых облаках
И держали звездочки в руках.
Все вокруг сияло чистотой,
Все вокруг дышало добротой,
Ярких красок целый океан,
Лишь художник был невиден сам.

***
А ложась в свои кроватки спать
Продолжали в снах они мечтать,
В шумном окружении друзей,
Понимая разговор зверей,
Подпевая переливам птиц,
Множество, встречая добрых лиц,
Было это словно наяву,
Мэл и Джи не знали почему,
Просто догадаться не могли,
Что придут еще к ним эти дни,
Где сбываться станут все мечты
В городе, чудесной красоты.
Где все просто, словно дважды два,
И что ждут их славные дела.
Было это все пока в мечтах
И в красивых разноцветных снах.

***

В селении жила среди людей
Маймуни, что на свете нет, добрей.
Так звали обезьяну, что у всех
При встрече вызывала добрый смех.
Она старалась людям подражать,
Порою, начиная им мешать,
Увидев, что сердиты на нее,
С обидой шла под дерево свое,
Под пальмой, что раскинулась шатром,
С бродячей дикой кошкою вдвоем.
Она любила время коротать,
О чем-то обезьяньем помечтать.
Глаза Маймуни застилал туман,
Хоть спелый покажите ей банан,
Она уже не видела его,
Вокруг не замечая ничего.

***
Никто не знал, когда она пришла,
Что в маленьком селении нашла,
На то и не искал никто ответ,
Лишь знали, что Маймуни много лет.
Она уже покрылась сединой
И только лишь весеннею порой
Ходила в джунгли навестить друзей,
С прибившеюся кошкою своей.
Придя с гостей, веселою была,
По обезьяньи, что-то говоря,
Она плясала и стучала в грудь,
Пытаясь донести рассказа суть.
В конце концов, прижав к груди банан,
Под пальмой предавалась вновь мечтам.
Походит по посёлку и опять
О чем-то будет с кошкою болтать.

***
Однажды утром, сделав все дела,
Мэл с Джи бежать пустились со двора,
Чтобы скорее отыскать друзей
И время провести повеселей.
Но все куда-то делись в ранний час
И пробежав поселок пару раз,
В недоумении, взглянув вокруг,
Мэл с Джи присели на засохший сук.
С родителями может, кто ушел,
По дому ли занятие нашел,
Но не было в округе никого
И больше не придумав ничего,
Решили над Маймуни подшутить,
Мэл с Джи любили иногда чудить,
Подкравшись потихоньку со спины,
Они прервать хотели ее сны.

***
Но обомлели, лишь открывши рты,
Маймуни, без особой суеты,
Вдруг языком, что людям только дан,
Сказала детям: - “Как не стыдно вам?
Вас не учили старших уважать?
Кому вы здесь собрались подражать,
Шакалам что рыдают по ночам,
И будят криком спящих обезьян?”
И сделав передышку, им она
Нотацию всю выдала сполна,
Но постепенно угасал пожар,
Маймуни уняла свой пылкий жар.
Еще детей немного пожурив,
Что рты так и стояли, не закрыв,
Маймуни продолжала уж без зла,
Наполнив добротой свои слова.
- “Про ваши, дети, знаю я мечты,
Пересказать смогу вам ваши сны,
А то, что я умею говорить,
Секрет лишь вам могу я свой открыть:
Все звери понимают речь людей,
Скрывают только, что знакомы с ней,
Ведь стоит людям лишь о том прознать,
И жителям лесов не сдобровать.
Так человек коварен и хитер
Что всех зверей лесов, полей и гор,
Легко и ловко сможет обмануть.
И подчинив их всех себе вернуть.
Когда-то было время на земле,
Все на одном общались языке,
Но пробил у зверей терпенья час
И стало все, как видите сейчас.

***
О том, что я сейчас вам говорю,
Я больше никому не повторю,
И выбрала я не случайно вас,
Ждала я долго, пробил этот час.
Вам предстоит увидеть много стран,
Слетать к Луне, спуститься в океан,
Узнать о том, что людям невдомек
И путь ваш будет труден и далек.
Вы сможете со всеми говорить,
Вам стоит только ротики открыть,
Поймет вас рыба, птица или зверь,
У всех для вас открыта будет дверь.

Но только есть условие одно,
Не говорить о том, что вам дано,
А если нет, забудете вовек,
Что говорил с Маймуни человек.
Ребятам стало страшно, но они
Не зря же в джунглях были рождены
И сказок много слышали о том,
Как звери приходили к людям в дом.
И помогали, и любили их,
Но оборвалось все в какой-то миг.
Причины им никто не говорил,
Но любопытство выше всяких сил
И загорелись детские глаза,
А у Маймуни капнула слеза
И к ней Мэл с Джи тихонько подошли,
Прощенье попросили и нашли
Объятья теплые и светлую любовь,
А страх ушел, и жить хотелось вновь.
Свалился с пальмы на кота банан,
Кот заорал спросонья:- “Ураган”.

***

Все засмеялись, даже дикий кот
Так хохотал, открыв усатый рот,
Что все вокруг ходило ходуном,
Болели долго животы потом.
Маймуни насмеявшись от души,
Ждала, когда утихнут малыши,
Затем серьезно вдруг сказала им:
-“Не прогуляться ль в джунглях, нам троим?”
Мэл с Джи не знали, что в ответ сказать,
Конечно, им хотелось погулять,
Но помнили они и про запрет,
А для детей его страшнее нет.
Но молвила Маймуни, что никто
Об этом не узнает ни за что,
Никто и не заметит, что они
Селение покинули одни.
Преодолев сомнения свои,
Кивнули в знак согласия Мэл с Джи.
Селение осталось позади,
Неведомое что-то впереди.
Преодолев лианы, и кусты,
И заросли, что были так густы,
Что даже солнца был невидим луч,
Так джунглей мир огромен и могуч.
Уже устав немного от ходьбы,
С природными преградами борьбы,
Они попали на прекрасный луг,
Где бабочки в кругу своих подруг,
Играли и кружили средь цветов,
Что ярче и красивей всех ковров,
Что видели Мэл с Джи когда-нибудь,
Привел их словно в сказку долгий путь.

***

Передохнув и посмотрев вокруг,
Маймуни взглядом описала круг,
Закрыть велела, уши поплотней,
Мэл с Джи погладив лапою своей.
И свистнула так громко, что трава
От свиста вся на землю полегла,
Листвой деревья зашумели вдруг,
Плоды летели, падая на луг.
И наступила тут же тишина,
Необъяснимой тайною полна,
Все стихло в ожидании на миг,
Что даже шепот, был как буд-то крик.
Вдруг зашуршала вдалеке трава
И появилась чья-то голова…
На яркую поляну, не спеша,
Вползал удав, а у Мэл с Джи душа
От страха чуть не вылетела вон,
Таким огромным им казался он.
Переливалась красками спина,
Была такой широкою она,
Что можно было пробежать по ней,
Змеи Мэл с Джи не видели длинней.
Удав подполз поближе, а потом,
Свернувшись преогромнейшим кольцом,
На всех он посмотрел и молвил вдруг
Так громко, что захватывало дух.
Глаза ж его сияли добротой
Удав был этот вовсе не простой…

***

“Ну, здравствуй, здравствуй, старая пройдоха!
Зачем звала? Я спал в лесу не плохо.
Еще с собой кого-то привела,
Рассказывай, Маймуни, как дела?”
“Невежда, пролежавшая бока,
ведь я же только свистнула слегка,
А ты, червяк, как видно испугался,
Коль на поляну быстро так примчался.
Не рад ты, что тебя я позвала,
О, Лу, мой друг – большая голова,
Я по тебе соскучилась немного
Или к друзьям заказана дорога?”
“Ну что ты, что ты” – отвечал удав,
“Я просто знаю твой, Маймуни, нрав,
Не просто так свалилась ты с небес,
Перепугав вокруг лежащий лес”.
“Я думал: не случилась ли беда,
И поспешил отправиться сюда,
А что был резок, ты меня прости,
У нас с тобою старые пути.
И видно провидение само
Нам подсказало встретиться опять.
Куда, Маймуни, хочешь ты слетать?”

***
“О, мудрый Лу, опять, опять ты прав,
Недаром башковитый ты удав.
Хочу тебе сегодня предложить:
Всем вместе верхний город посетить.
Давно с тобой мы не бывали там,
Земным лишь посвящая все делам.
Там изменилось многое теперь,
Негоже не проведывать друзей.
А заодно и этим двум юнцам
Раскрыть глаза на жизни океан.
Они не просто мальчики для нас,
Хотя и несмышленые сейчас.
Прилета их давно уже там ждут,
Решайся, Лу, минуты вдаль идут”.
“О, да, я помню Обоба наказ,
Паук умнее был намного нас,
Он говорил, что время подойдет,
Когда нас вдаль дорога позовет.
Но без Харуши в путь лететь нельзя,
Могу, Маймуни, заблудиться я.
А он всегда подскажет сверху путь,
Найди его, Маймуни, где-нибудь.
Пусть попугай он, но для нас с тобой,
Он много сделал в жизни непростой”.

***
Харуши спал на ветке средь листвы,
Но спрятать краски не могли кусты,
Которыми был разукрашен он
И был так крепок сладкий его сон,
Что он не слышал, как к нему спеша
Маймуни подбежала чуть дыша.
Схватив Харуши за цветастый хвост,
Услышала в ответ: – “Кого принес
Нечистый дух, чтобы будить меня?
Шакал пришел, а может быть свинья?
А может павиан, я не пойму,
Понадобилось это все кому?”
Ворчал Харуши посреди куста,
Сам, поправляя перья у хвоста,
А выбравшись с кустов на белый свет,
Харуши обнаружил там ответ:

***
“Маймуни, неужели это ты?
С какой же ты свалилась высоты?
Откуда ты взялась в такой глуши?
Мне рассказать скорее поспеши”.
И затрещал без остановки он,
Как он ее приходу удивлен.
И что вчера он видел вещий сон,
Который был сегодня воплощен.
Что попугая в мире лучше нет,
Хоть обойти три раза белый свет.
И что готов он биться об заклад,
Что только лишь Маймуни зоркий взгляд
Сумел его найти среди кустов
И оторвать от самых сладких снов.
От этой бестолковой трескотни,
Поскольку были там они одни,
Маймуни так устала в пять минут,
Что ей казалось, что часы пройдут,
Пока Харуши клюв закроет свой,
Хоть на минуту дав ему покой
И крикнула она: - “Остановись!”
Да так что даже листья затряслись.
“Сегодня я не просто так пришла,
Лишь по хвосту в кустах тебя нашла.
Болтать сумеешь не один ты час,
Не нужно делать удивлённых глаз.
Минуты быстро покидают нас,
Тебе скажу, Харуши, без прекрас,
Что болтунов таких не видел белый свет,
На протяжении известных миру лет”.
“Пойми, Харуши, нужно поспешить
И кое-что сейчас же нам решить.
Мы с Лу должны отправиться опять
Туда, где приходилось нам бывать.
Но он уже не помнит точно путь,
Глазами в небе нашими ты будь,
Ведь то, что мы не видим в небесах,
То у тебя Харуши на устах.
Пойми что с нами двое малышей,
И в жизни нет серьезнее вещей,
Чем уберечь их от любой беды:
От ветра, от огня и от воды”.
Решал вопрос недолго попугай,
Он закричал: - “Давай, давай, давай,
Отправимся мы в верхний город вновь,
Где правит всем прекрасная любовь”.

***
А в это время, подружившись с Лу,
Мэл с Джи уже затеяли игру.
Мэл разные вопросы задавал,
А Джи ему вопросом отвечал.
Они сидели на спине у Лу
И это очень нравилось ему.
На самом деле он любил детей,
Душою очень доброю своей.
Послушал их задумчиво удав
И вдруг решил что: “Обоба был прав!
Нам нужно в сказку посвятить людей,
Они лишь станут лучше и добрей.
Возможно, все изменится вокруг,
Зверь человеку станет снова друг.
Маймуни видно знала, что для нас
Наступит этот долгожданный час”.

***

Когда-то жил огромнейший паук,
У Обоба имелось сотни рук,
Он был так мудр, что к нему всегда
Шли все, коль приходила вдруг беда.
Он многое на свете этом знал
И всем зверям однажды предсказал,
Что день наступит и придет опять,
Перевернув предубежденья вспять.
С людьми животным речь объединить
И вновь семьею дружною зажить.
И что не будет в мире больше бед,
Которым ныне, счета просто нет.
И что придут два мальчика и их
Должны принять все, как детей своих.
Всему, что знают сами, научить,
Чтоб землю от безверья излечить.
А уж они, в назначенный им срок,
Взрастят тот благодатнейший росток,
Прольется он на души как бальзам
И неподвластен будет он годам
Росток добра, любви и красоты
И станут снова помыслы чисты…
Так думал, отдыхая на лугу,
Всё представляя в красках, мудрый Лу.
Маймуни же с Харуши, что есть сил,
Спешили к Лу, Харуши голосил:
-“Ну что, Маймуни, ты ползешь едва,
Видна уж Лу большая голова.
Смотри, проглотит он твоих юнцов
И не найдешь нигде потом концов.
Давай, Маймуни, шевелись скорей
И старых лап своих не пожалей”.

***

В конце концов, добравшись до змеи,
Увидели там чудное они:
На Лу верхом сидели Мэл и Джи
И Мэл кричал: - “А ну-ка, докажи,
Что не боишься ты удава, Джи.
Иди, иди скорее, не дрожи,
И загляни ему в огромный рот”.
На что ответил Джи ему: - “Ну вот,
Придумал, лучше сам туда иди
И у него язык во рту найди”.
Они так этой увлеклись игрой,
Что чуть не поругались меж собой.
А Лу лежал и размышлял о том,
Какие дети глупые на нем
И сколько нужно времени и сил,
Чтобы детей тех разум посетил.
Маймуни побежала поскорей,
Чтобы унять заспоривших детей
И от ходьбы запыхавшись, она
Была не рада ничему сама.
Согнав их со спины широкой Лу,
Сама уже не зная, почему,
Маймуни тут же отругала их
И каждый из разбойников притих.
Когда же ветер этот миг унес,
Маймуни задала для всех вопрос:
Какую хитрость нужно им найти,
Чтобы детей не потерять в пути,
Как удержаться им верхом на Лу,
Удобно чтобы было и ему,
Ведь путь нелегкий ожидает их
И каждый в размышлении затих.

***

Недолго думая, прищурив левый глаз,
Такое все уж видели не раз,
Лу голову на высоту вознес,
Своим друзьям степенно произнес:
“- Однажды наблюдал я за людьми
И видел, как с бананами они,
Носили груз нелегкий на плечах,
В сплетенных из ветвей больших кулях.
Нам этот способ может, подойдет.
В кули такие Мэл и Джи войдет,
И путь в них преспокойно проведут.
Но где их взять, ведь люди их плетут.
Послать в село Маймуни, но у нас
Нет просто времени для этого сейчас.
И сможет ли она кули там взять,
Не стоит нам, как видно, рисковать”.
Маймуни оживилась и в ответ
Сказала, что проблемы с этим нет
И что кули корзинами зовут
В местах , где люди на земле живут.
И что она сумеет их сплести,
Лишь нужно много веток принести,
А уж из них , конечно же, она
Сплетет корзинки крепкие сама.
И что они не хуже будут тех,
Что у людей, и убедила всех.
Все, как один, за дело принялись
И скоро две корзинки родились.
Такие крепкие, что их не разломать,
О лучшем можно было лишь мечтать.
Маймуни за лианами пошла
И самые надежные нашла.




Лианы сквозь корзины пропустив,
Их на две части сразу поделив,
Корзины привязали к телу Лу,
Но так чтоб больно не было ему.
В них, усадив удобно малышей,
Решили в путь отправиться скорей.
В корзины, где сидели Мэл и Джи,
Как можно больше, сложили еды,
Чтобы в дороге голод утолить,
Ведь путь их долгим тоже может быть.
Маймуни юным спутникам своим
Все объяснила, даже трижды им:
Как правильно вести себя в пути,
Чтобы до цели избранной дойти.
Когда Мэл с Джи все поняли, тогда
Маймуни громко крикнула : -“ Пора!”
И плавно, сквозь высокую траву,
Их увозил красивый добрый Лу.
Вокруг быстрее стало все мелькать,
Деревья и кусты, трава, опять
Смешалось все в глазах у Мэл и Джи,
А Лу все круче делал виражи
И ухватившись за края корзин,
Ребята вспомнили, что говорила им
Маймуни сделав строгие глаза,
И что учила их она не зря,
Ногами упираясь в дно корзин,
Так, что немного больно было им.
Они неслись с удавом, как стрела,
За горизонтом сказка их ждала,
Что по ночам лишь только снилась им,
Неискушенным путникам двоим.
***
Харуши контролировал их путь,
Спускаясь к Лу, кричал, где повернуть.
Какая ждет преграда впереди
И как ее удобно обойти.
Маймуни же, устроившись на Лу,
Под нос ворчала что-то на ветру,
Но ветер уносил ее слова,
Отрывки фраз всем слышались едва.
У Мэл и Джи захватывало дух,
Лишь ветра свист улавливал их слух.
Мелькало все, качалось и тряслось
И мимо них, как молния неслось.
Казалось им, что вот еще чуть-чуть
И разобьются все о что-нибудь.
Или лианы разорвутся вдруг
И вдаль без них умчится новый друг.
Харуши Лу о чем-то прокричал,
В ответ тот головою покачал
И скорость начал страшную сбавлять,
Казалось, он успел уже устать.
А впереди светились вдалеке
Оранжевые волны на реке
Несущую в себе громаду вод,
Над ней сиял багровый небосвод.
Лу вытянулся в ровную струну,
Харуши что-то прокричал ему
И направление Лу указав крылом,
Вперед умчался, покачав хвостом.
А Лу рванулся так, что все вокруг
Смешалось на одно мгновенье вдруг.
Мэл с Джи решили, что настал конец,
Под перестук мальчишеских сердец.
***
А впереди катилась вдаль река,
Наверное, как море глубока.
Маймуни же, спокойная, как лед,
Смотрела с безразличием вперед.
Вдруг полетело миллионы брызг,
Мэл с Джи издали от восторга визг,
Когда удав, как лодка, по волнам
Поплыл к сверкающим вдали горам.
Они промокли сразу же насквозь
И хоть сидели по корзинкам врозь,
Но каждый думал, коль придет беда,
Другого должен выручить всегда.
Но тихою была вокруг вода,
От страха не осталось и следа,
Мэл с Джи глазели из своих корзин,
Вокруг все любопытно было им.
Их взоры ослепляла красота.
Воды в реке такая чистота,
Что просто было глаз не отвести,
Казалось, только руку опусти,
И сможешь дно зеркальное достать.
И удивились Мэл и Джи опять,
В реке увидев самых разных рыб,
Одна была цветком, другая гриб,
А третья разноцветным петухом,
С искрящимся пушистым хохолком.
Их было много, всех не разглядеть,
А времени и не было смотреть.
Лу все быстрее двигался вперед,
Казалось, он пойдет сейчас на взлет,
Своей он грудью воду раздвигал,
Огромнейшие волны создавал.
***
Вперед они все плыли и река
Сужать крутые стала берега.
На них стоял непроходимый лес,
Казалось, доставая до небес.
Течение несло громаду вод,
Казалось, грохот из земли идет,
Такой поднялся небывалый шум,
Как будто в барабан стучал колдун.
О нем Мэл с Джи рассказывал сосед,
Пугая, что его страшнее нет.
Огромный показался водопад,
“Нам нужно поворачивать назад!”-
Вдруг закричал, что силы было Джи
Но Мэл ему ответил:- “Подожди,
Ведь знает Лу, что делает сейчас,
Он здесь бывал, наверное, не раз”.
Маймуни взглядом поддержала Мэл,
Он ей ответить, только не успел,
Когда Маймуни крикнула:- “Ложись
На дно корзин, и что есть сил, держись”.
А Лу стрелой влетал на водопад,
Преграде этой, словно, был он рад,
Глаза его сияли торжеством
От силы, что жила как прежде в нем.
Скользил он, тело вытянувший вверх,
К вершине, приближаясь без помех.
Внизу осталась дивная река,
А наверху виднелись облака.
И, наконец, закончился подъем,
Их выводил под купол неба он,
Где разливалась морем синева,
От яркости кружилась голова.
***
Харуши там уже их поджидал
И путников приветствуя, кричал:
“Ну что, добрались? Как вам этот душ?
А мне вот повстречался Самохруш,
Он тоже в верхний город полетел,
Но торопился, ждать не захотел.
Сказал, что встретит нас теперь уж там,
Где все подвластно солнечным ветрам.
Передавал он всем большой привет
И пожелал вам жизни долгих лет.
Вы знаете, как может он летать,
И ни за что его нам не догнать.
Успеет город он оповестить,
Что мы его решили посетить.
Он слов на ветер не привык бросать
И нас теперь весь город будет ждать”.
Мэл с Джи, уже обсохнув от воды,
Нашли в корзинках множество еды,
Поели все в компании друзей
И сразу стало как-то веселей,
Ведь на пустой желудок как решить,
Всем отдохнуть, иль дальше поспешить.
Решили все немного отдохнуть,
Набравшись сил продолжить, чтобы путь,
Харуши долго место выбирал,
И, наконец, всех за собой позвал,
На облако большое залетев,
Все прилегли, еще разок поев.
А Мэл и Джи, ни капли не боясь,
На облаке повеселились всласть.
На шалунов смотрели все смеясь,
Порой за животы свои, держась.
***
Еще немного времени прошло,
Когда, все отдохнувши хорошо,
Свой путь решили снова продолжать,
Не вечно же на облаке лежать.
Хоть там и было очень хорошо,
Но солнце высоко уже взошло.
Бежало время, торопя друзей
Расстаться с тихой гаванью своей.
Корзинки снова привязали к Лу,
Забрался Мэл в свою, а Джи в свою.
Маймуни разместилась позади,
Харуши ждал, порхая впереди.
Произнесла Маймуни:- “Ну, вперед!
Дорога нас прекраснейшая ждет!”
Вокруг летали всюду облака,
Внизу виднелась ручейком река.
Как на ладони видели с небес,
Мэл с Джи поверив в истинность чудес,
Все то, что оставалось на земле,
Леса и горы, и дома в селе.
Озера, словно лужицы, внизу
И на вершинах снега белизну,
А люди были, словно мураши,
В восторге были наши малыши.
В мечтах они летали так не раз
И им порой не верилось сейчас,
Во все, что наяву произошло,
Мечтаний воплощение пришло.
Увиденным, делились меж собой
Мэл с Джи, любуясь этой красотой,
А по земному времени в тот миг,
Всего лишь час прошел для них двоих.
***
Ведь время шло по сказочным часам
И каждый из юнцов не ведал сам,
В минуте сколько сложено часов,
Какая разница лежит среди миров.
Они лишь знали, что должны найти
Чудесный город, что их ждет в пути,
Что путь их соткан из чудесных снов,
Судьбы бегущей дорогих даров,
Сбываются что наяву лишь раз
И время это к ним пришло сейчас.
Стремительно менялось все вокруг,
Их окружал уже созвездий круг.
Осталась где-то далеко земля
И все ей до свиданья говоря.
Подумали о чем-то, о своем,
Ведь трудно покидать любимый дом.
Светилась звездная, куда ни глянешь, пыль
И сказка превращалась снова в быль.
Отряхивая крылышки свои,
Летел Харуши гордо впереди.
Прохладней стало, солнышка лучи
Уж не были, как прежде, горячи,
Но из друзей внимание никто
Не обратил на неудобство то.
Их взоры устремлялись лишь вперед
И каждый думал, что же там их ждет
В том городе, что скрыт от лишних глаз,
Он представлялся разным каждый раз.
Когда о нем мечтали Мэл и Джи,
Придумывая версии свои,
Одно все знали, очень близок миг,
Когда тот город повстречает их.
***
И наконец, далекою звездой,
Окутанный весь дымкой золотой,
На горизонте появился он
И зазвучал волшебный перезвон.
В сердцах у тех, что не сводили глаз,
С мечты, где были в мыслях сотни раз,
Сбывалось все и даже сверх того
И не скрывая счастья своего,
Мэл с Джи так возбуждались в этот миг,
Что даже Лу порой ворчал на них.
О вести той Харуши прокричал,
Он первый все в дороге замечал.
Харуши затрещал:- “Ура, ура!
Пора уже готовиться, пора!
Я вижу Самохруша, он летит,
С ним кто-то рядом, с ним он говорит”.
А город прояснялся все сильней
И поражал он красотой своей,
Светился, словно утренний рассвет,
И будто говорил друзьям: “Привет!”
А с Самохрушем ворон к ним летел,
Он, видно, тоже встретить их хотел.
Орел огромный с ним беседу вел
О том, как путь далекий он провел.
Расспрашивая, как идут дела,
Перебирая не спеша слова.
Они вдвоем летели прямо к Лу,
Не удивляясь в небе ничему.
Харуши ворон знал, и знал он Лу,
Маймуни принимал он как сестру.
Не видел только маленьких ребят,
Что на спине у Лу сейчас сидят.
***
А встреча очень радостной была,
Орла Маймуни крепко обняла,
А Лу поднял свой преогромный хвост,
На подвесной похожим ставший мост.
Харуши что-то ворону трещал,
Кивая, что-то ворон обещал.
А Мэл и Джи смотрели из корзин
И любопытство раздирало их,
О чем Орел с Харуши говорят,
Но ворона увидев строгий взгляд,
Решили лучше тихо посидеть,
Как следует вокруг все разглядеть.
У ворона висела на груди
Медаль, с каким-то знаком впереди,
Герб города на той медали был,
Смотрителем небес Карага слыл.
Внимательно смотрел он на ребят,
Остановив на них свой зоркий взгляд
И тихим, хриплым голосом спросил:
-“Не слишком ли тяжелым путь ваш был?”
На что они ответили ему,
Не зная даже сами, почему,
Что столько же готовы пролететь,
Лишь только б верхний город посмотреть.
Что им усталость вовсе нипочем
И если б знали путь они вдвоем,
Смогли добраться в город без помех.
Чем вызвали у всех недобрый смех.
-“Похвально” – им Карага отвечал.
-“Но хвастунов частенько я встречал,
Так неужели вы одни из них?”-
Сказав Карага, на момент затих.
***
С Маймуни в стороне поговорив,
Карага снова посмотрел на них.
Мэл с Джи сгорали просто от стыда,
Такого не бывало никогда.
Недаром папа их порой ругал
И по отцовски им понять давал,
Что самого себя нельзя хвалить,
Сильней других нельзя себя любить.
Карага подлетел им и сказал:
-“Ну что ж, я лучше вас сейчас узнал,
Маймуни поручается за вас,
Ну а она не подводила нас.
Наверное, так путь вас утомил,
Что хвастовством ваш разум ослепил.
Ну что ж, добро пожаловать, друзья!
Присматривать за вами буду я”.
Карага всем скомандовал: - “Вперед!”
Сам возглавляя к городу полет.
Теперь уже компанией большой,
Они влетали в город золотой.
Его иначе звали – “город грез”
Желаний исполненье всем он нес,
Не всех конечно, а лишь только тех,
Что приносили доброе для всех.
И были чище капли родника,
Поставлен был тот город на века.
В него могли попасть лишь только те,
Кто не желал все блага лишь себе,
А если для себя и для других,
Желания все исполнялись в миг.
Уже летели медленно совсем
И хорошо был виден город всем.
***
Встречали их на площади цветов,
Среди больших сверкающих домов.
Десятка три прекрасных малышей
И столько же диковинных зверей.
Все в ожидании смотрели прямо вдаль,
Блеснула где у Карага медаль,
Которая всегда была на нём,
Сверкала ночью и сверкала днём
И виден был уже огромный Лу,
Все рады были в городе ему.
Они любили принимать гостей,
Что приносили множество вестей.
Вперед смотрел невозмутимый Лу,
Но любопытно стало вдруг ему,
Из за чего такой переполох?. .
Он встречи ожидать такой не мог
И Самохрушу тихо он сказал:
-“Не зря сюда ты, Самохруш, летал,
Уж больно что-то встреча хороша,
Ответь-ка, Самохруш, моя душа,
Харуги рассказал тебе о них,
О маленьких наездниках моих?
Карага, видно, что-то ты сказал,
А он весь город на ноги поднял.
Хоть я летал сюда немало раз,
Но встречи были скромными для нас,
Как видно, это все из-за детей.
Ответь же, Самохруш, прошу, скорей.”
И Самохруш ответил тихо Лу,
Что слышно было еле самому:
-“Конечно, я сказал про малышей,
Скрывать таких я не привык вещей,
Но в чем причина, я не знаю сам,
Карага здесь виновник всем делам”.

***
И наконец, настал желанный миг,
На площади весь шум мгновенно стих.
Лу приземлился посреди толпы,
Со всех сторон посыпались цветы.
Их было столько, что видна едва,
Была у Лу большая голова.
Сверкая медальоном на груди,
Карага опустился впереди,
Он левое крыло свое поднял,
К порядку всех встречающих призвал
И голосом гортанным произнес:
-”О, жители, в чудесный город грез,
Попутный ветер вновь принес друзей,
Могучей силой солнечной своей.
Так, улыбнитесь им повеселей,
Они к нам привезли земли детей.
Такого мы не видели давно
И это провидение само,
Что привезли они с собой сейчас,
Кто всех дороже может стать для нас.
Вы знаете, что долго ждали мы,
Когда рассеет разум время тьмы,
Все на земле соединятся вновь,
Ко всем придет ответная любовь.
Прилет детей надежду нам дает,
Что это время скоро уж придет.
Ведь в прошлом тоже дети мы земли
И пролетали тысячами дни,

Когда мы жили от нее вдали
И ничего поделать не могли.
Нас в городе собрали для того,
Чтоб не исчезло больше ничего”.

***
С земли все исчезало много лет,
Зверей и рас давно уж многих нет.
Есть все они лишь в городе у нас,
Вернуться скоро их наступит час.
Встречайте же, встречайте их скорей,
Детей земли вы с добротой своей,
Пускай, они совсем еще юны,
Сердца для дел больших их рождены.
А Мэл и Джи не верили ушам,
Ну, неужели их Карага сам
Так ценит, и такое говорит,
Что их прилет всем чудо сотворит.
Уже не понимая ничего,
Они лишь дальше слушали его,
Но краток был он далее в словах
И стал решать в реальных все делах.

***
Из множества встречающих детей,
Позвав двух девочек, что не найти милей,
Подвел к стоящим робко Мэл и Джи
И произнес:- “Ну, милые мои,
Вот вам две спутницы по городу мечты,
Примите с рук их дивные цветы.
И познакомьтесь с ними поскорей,
Ну, ну, давайте, будьте же смелей.
Они сегодня тоже ждали вас,
Так, улыбнитесь прямо им сейчас”.
Две девочки к мальчишкам подошли,
Одна назвалась Край, другая Кри.
Взяв за руки стоящих Мэл и Джи,
Среди толпы они их повели
И Мэл, и Джи, был каждый очень рад
А Край, стесняясь, опускала взгляд.

***
Беседу первой начала вдруг Кри
И Джи сказала: - “Ну-ка, мне скажи,
Что первое заметил ты у нас?
Ответь, прошу, но только без прикрас.
Мы здесь не любим лишние слова,
Болтает лишь пустая голова.
Подумай, а затем уж дай ответ,
Твой разум должен быть, как солнца свет”.
Но Джи все понял и ответил ей,
Что непривычно видеть средь зверей,
Которые общаются с людьми,
И среди них все равные они.
-“О” – Кри сказала: - “Верные слова,
Была легенда видимо права,
Что мальчики однажды к нам придут,
И жизнь свою для дела отдадут”.
И продолжала миленькая Кри,
Рукой поправив волосы свои,
Что просто удивляли белизной
Как и глаза, своей голубизной:
-“Ты правильно подметил, что с людьми
Все звери одинаково равны.
Они не лучше, и не хуже нас,
И в этом убедишься ты не раз”.
А Край и Мэл те слушали слова,
И Край сказала: -“Мэл, она права,
Всего достигли, что увидишь ты,
Мы силою совместной доброты.
Друг друга дополняем мы в делах
И воплощаем что увидим в снах”
Был Мэл всем этим очень удивлен,
Не смог ответить ничего ей он.

***

Эл лишь вокруг себя смотрел,
Сильней с минутой каждою робел.
Пройдя большую площадь вчетвером,
Вдали увидели они прекрасный дом.
Дом был воздушным, словно облака,
А высота его была так велика,
Что нужно было головы задрать,
Чтоб взглядом самый верх его достать.
Он весь сверкал от солнечных лучей,
Хотелось подойти к нему скорей.
У дома не было для всех привычных стен,
Казалось, что прозрачен он совсем.
К нему цветная лестница вела,
Она как будто радуга была,
Что ни ступенька цвет уже другой,
Мэл с Джи и в снах не видели такой.
А по краям ее росли кусты
С цветами, очень редкой красоты.
Сказала Край: - “То ясамани цвет,
Его прекрасней в целом мире нет.
Он всем приносит счастье и успех,
Живет в нем радость и веселый смех.
И он сейчас особенно красив,
Как будто ждал он мальчиков двоих,
Чтобы цвести во всей своей красе,
Поверьте, это видели не все.
И даже тот, кто здесь всегда живет,
Таких цветов не видит каждый год”.
И подведя их за руки к кустам,
Хотела, чтоб понюхал каждый сам,
Неповторимый запах тех цветов,
Что ветви тяжестью склоняли у кустов

***
А лестница вела их за собой,
Все больше поражая красотой. Ступени, словно, оборвались вдруг,
Тем испугав на миг мальчишек двух.
Ступени сами стали не видны,
На месте красовались их цветы,
Одна ступенька устлана из роз,
Другая - из прекраснейших мимоз.
На третьей расцветал кустом пион,
Ромашек на четвертой миллион,
Хоть были нарисованы они,
Казалось, наклонись и подними.
Букет цветов, как будто он живой,
Искуснейший рисунок был такой.
Мэл с Джи на них боялись наступить,
Чтобы цветы никак не повредить.
А Край и Кри смеялись, аж до слез,
Как ногу Джи над розою занес
И так стоял, как камень онемев,
Куда ступить, подумать не успев.

Со стороны он очень был смешон,
Как будто стал на миг скульптурой он,
Пришлось пример девчонкам показать
И прыгать по ступеням и скакать.

Чтоб Мэл и Джи увидели обман,
Пока что, не привыкнув к чудесам
И к этим нарисованным цветам,
Ведь создавал их все Батоно сам.
И, наконец, где плача, где смеясь,
Компания до входа добралась
В тот самый дом, что видели они,
Сиял над городом, что ночи все и дни.

***

Лежал у входа крокодил-Гора,
Он спрашивал у всех, идут куда
И убедившись, что идут с добром,
На дверь Гора указывал хвостом,
Он длинным был и толстым, как бревно.
Гора здесь жил, наверное, давно,
Он жителей в лицо всех узнавал,
В дом без причины входа не давал.
Увидев девочек, Гора разинул пасть,
Все вчетвером могли туда попасть.
Он если б только этого хотел,
Никто бы даже пикнуть не успел.
Но он сказал: -“Я рад вам Край и Кри,
И тем мальчишкам, с вами что пришли,
Премудрый всех давно Батоно ждет,”
И указал хвостом своим на вход.
Они вошли в огромный, светлый зал.
Гора у входа правду им сказал.
Навстречу вышел секретарь Енот,
Свой подтянув для стройности живот.
Учтиво всех пройти он пригласил
В прозрачный лифт, что вниз и вверх возил.
Войдя последним, лапкою повел
И механизм невидимый завел.
Они поплыли плавно и легко,
Лифт их завез довольно высоко
И вновь бесшумно отворилась дверь,
Встречал их там большой, лохматый зверь,
Енот сказал: -“Счастливого пути!”
И поспешил в прозрачный лифт войти.
Он, видно, очень сильно занят был,
Что сам к Батоно их не проводил.

***
Зверь улыбнулся детям широко,
Сказав зачем-то громко: - “О, го, го!”
Всех пригласил последовать за ним,
Слегка рычащим голосом своим.
Но лапу перед тем подав свою,
Он всем представился: - “Меня зовут Аю”.
Они зашли на красочный ковер,
Горящий, словно, осени костер
И тот повез их, по полу скользя,
Аю стоял, с улыбкой говоря:
-“Ну вот, осталось вам еще чуть-чуть,
Чтобы к Батоно завершить свой путь.
О, он очарователен собой,
Приветливый и ласковый такой,
Что без границ все преданы ему,
Ну, прямо, как себе бы самому”.
Пока же не доехали друзья,
Джи посмотрел на Край, ей говоря:
-“Скажи мне, неужели город весь
Из сказок создан, что я вижу здесь,
Все больше начинает удивлять,
Об этом с Мэл мы не могли мечтать”.
-“Да, милый Джи, все ново здесь для вас,
Ведь не узнаешь обо всем за час,
Что создавалось очень много лет,
И ничего здесь сказочного нет.
Терпение имейте и тогда,
Вам путь откроют в город навсегда.
А то, что принял ты за чудеса,
Для нас реальность и она проста
Ты скоро посмеешься над собой,
Лишь разум новым знаниям открой”.

***
Ковер остановился у дверей,
Что поражали красотой своей,
Украшенные чистым янтарем.
Сказала Край ребятам: - “Мы войдем
Сейчас к Батоно, это наш отец,
И города прекрасного творец.
Его он создавал за годом год,
Начало же от дедушки идет,
Что подарил ему свою мечту –
Создать средь звезд такую красоту.
Мечта здесь в каждом жителе живет
И он не просто так давно вас ждет…
Его не бойтесь, доброта его
Так велика, что в мире ничего
Такого нет, чего не может он”.
Открылась дверь под колокольцев звон,
Из комнаты струился теплый свет,
Был нежен он, как утренний рассвет
И очень тихо музыка лилась,
Что под рукой прекрасной родилась.
Она была настолько хороша,
Что очищалась, слушая, душа.
Раздался голос: - “Что же вы, друзья,
Не входите, давно ведь жду вас я.
Входите же, входите поскорей,
Ведь для гостей не место у дверей».
Аю мохнатой лапою своей
Мэл с Джи легонько подтолкнул с дверей
И сам за ними в комнату вошел,
Батоно взглядом каждого нашел.

***
А Край и Кри вбежали вслед к отцу
И по его счастливому лицу
Все поняли, как любит он детей,
Батоно обнял нежно дочерей.
Батоно был мужчиной средних лет,
Диковинно для Мэл и Джи одет.
Подстрижен коротко, с изяществом побрит,
Обычный дядька, вроде бы, на вид.
Как были Мэл и Джи удивлены,
Что сам творец чудесной стороны,
Название которой – “Город Грез,”
Им как отец любимый произнес:
-“Ну что Мэл, Джи, скажите, как дела?
Дорога к нам нетрудной ли была?”
И усадив их рядышком с собой,
Увлек беседой светлой и простой.
А Край и Кри, оставив в креслах всех,
По виду, еле сдерживая смех,
Поглядывая на земных гостей,
Обязанностью занялись своей.
С собою взяв огромного Аю
И белочку пушистую свою,
Ушли сквозь стену, растворившись там,
Джи не поверил сам своим глазам.
Беседа же с Батоно удалась
И за руки с мальчишками держась,
Батоно улыбался широко,
А Мэл и Джи вдруг стало так легко,
Что захотелось прыгать и скакать,
Они чуть-чуть смогли себя сдержать.
И лишь из уважения они,
Сдержали все эмоции свои.

***

Тем временем, громадою своей,
Аю вошел девчонок веселей,
Держа искусно сделанный поднос,
На нем он фрукты разные принес.
Таких, еще не видели Мэл с Джи,
Все были аппетитны и свежи.
А следом появились Край и Кри,
Они бокалы с соками несли.
Повел рукой Батоно и сказал:
-“Я вам сегодня много рассказал,
Но больше вам увидеть предстоит,
А что за дело, если говорит
Пустой живот, и хочется поесть.
Так уплетайте, что пред вами есть,
Со всей земли здесь фруктов ассорти,
Что удалось за много лет спасти”.
Сказав спасибо, как учили их,
Мэл с Джи и остальных всех пригласив,
За чудо фрукты принялись скорей,
В кругу веселых, преданных друзей.
-“Наелись досыта?” – Батоно всех спросил,
У всех кивнуть хватило только сил.
-“Ну что ж, передохните все чуть-чуть”-
Сказал Батоно – “И в дальнейший путь,
Что делать дальше, я сказал Аю,
А вам я до свиданья говорю.
Ведь у меня еще так много дел,
Что как бы я, поверьте, не хотел
Остаться с вами, не могу, друзья,
Конечно же, жалею очень я
Что сам я город вам не покажу,
Которым больше жизни дорожу”.

***
Батоно улыбнулся и ушел,
Дела вершить великие пошел,
Как видно, было очень много их,
Раз не остался здесь он ни на миг.
Немного в мягких креслах отдохнув,
Ни на секунду даже не заснув,
Отправились все, во главе с Аю,
В экскурсию, чудесную свою.
На крышу дома в лифте поднялись,
От смеха их животики тряслись,
Когда Аю споткнувшись о порог,
На лапах устоять никак не мог
И чуть собою Кри не придавив.
Упал на крышу, прямо между них,
Да он и сам так громко хохотал,
Что голос свой немного надорвал.
Как на ладони были все вокруг,
Вдали висел огромный солнца круг,
Ласкали все прекрасные лучи,
Что не скрывались и среди ночи.
Огромным оказался “Город Грез”,
А свежий ветер запахи принес
Такие, что чудесный аромат
Усиливал все чувства в сотни крат.
Друзья полюбовались той красой
И вновь Аю позвал их за собой
В сверкающий на солнце звездолет,
Где поджидал компанию пилот.
-“Ну, кто не против полетать сейчас?”-
Спросил Аю и под сиянье глаз,
Всех в звездолет красивый посадил,
Себя с пилотом рядом водрузил.

***
Пилотом очень строгий филин был,
Он ничего почти не говорил.
Проверив, что на месте все сидят,
Он проворчал: - “Аю, я очень рад,
Что посетили мой вы звездолет.
Ну а теперь отправимся в полет.
Но только пристегните все ремни,
Не помешают вам совсем они”.
И звездолет, сорвавшись с высоты,
Летел среди волшебной красоты,
Вокруг зеркальных зданий пролетел,
Деревья чуть крылом он не задел.
На всех деревьях виделись плоды,
А в листьях были лужицы воды,
Чтоб птицы на лету могли попить
И голод, где угодно, утолить.
Куда бы не смотрел, пытливый взгляд,
Встречал цветов он праздничный наряд,
Они цвели повсюду как во сне,
Притягивая красотой к себе.
Но только были улицы пусты,
Что были удивительно чисты.
-“А где же жители?” – спросили у Аю.
Макушку лапой почесав свою,
Он, удивленно, так ответил им,
Непосвященным путникам своим:
-“У нас никто не ходит просто так,
Безделье – это нехороший знак.
Здесь каждый занят делом, а сейчас
Для отдыха не наступил ведь час.
Но как мгновенье это подойдет,
Вокруг все зашумит и оживет”.

***

Но были улицы не так уж и пусты,
Для поддержания слепящей чистоты,
На них работали уборщики, они
Для этого здесь были созданы.
Машины разные встречались здесь и там,
Но каждая лишь по своим делам:
Одна там поливала все цветы,
Другая - подрезала так кусты,
Что те напоминали то людей,
А то веселых множество зверей.
Машины мыли улицы, дома,
Никто из них не путал никогда,
Что делать каждой в отведенный час.
Но удивлялись Мэл и Джи не раз,
Невидимый кто ими управлял,
На что Аю так запросто сказал,
Что в них программа вложена на год,
Свою работу каждая найдет,
Которую ей нужно выполнять,
А чтобы время с ними не терять,
Их научили делать все самих.
И дом большой построили для них,
Где ночью они могут отдохнуть.
А если поломалось что-нибудь,
Механики-машины устранят
Поломку и отправят снова в ряд.
А за порядком этим всем следит
Бобер, что в кабинете сам сидит.
И если что-то вдруг пойдет не так,
Исправит тут же он любой пустяк.
О тех машинах знает все бобер,
Он сам их для работы изобрел.

***

Снижаться стал летящий звездолет,
Сказал всем филин: - “Нас посадка ждет,
И много интересного для вас,
А я слетаю по делам сейчас”.
Сел прямо на поляну звездолет,
Был филин очень опытный пилот.
Все на поляну выбрались тот час,
Сказал Аю: -“Друзья, ну а сейчас,
Пойдем мы в самый, самый умный дом,
Где много интересного найдем”.
И пригласил последовать за ним.
Мэл с Джи глазам не верили своим,
Когда подал машину без колес,
Бобер что залихвацки произнес:
-“Ну что, поехали, ” – и, усадивши всех,
Машину тронул с места без помех.
Машина плавно въехала туда,
Где не были земляне никогда.
Работа там неторопливо шла,
Все делали на совесть, не спеша.
Ушей Мэл, Джи и шорох не достиг,
Здесь преступлением считался тихий крик.
В халатах белых множество людей
И в розовых трудящихся зверей.
Сидели каждый за своим столом,
Колдуя на компьютере своем.
Им умный робот соки подавал,
Который на машинке разъезжал.
Он точно знал, какой кто любит сок
И ошибиться в том никак не мог.
Трехъярусный был у него поднос,
Который впереди себя он вез.

***

Бобер своей машиной управлял
И так ее искусно направлял,
Что было видно всё для Мэл и Джи.
А у бобра Аю спросил: - “Скажи,
Успеешь показать нам всё за час,
А то вдруг филин потеряет нас?”
Бобер ответил доброму Аю,
Сидевшему в машине, на краю,
Что все рассчитано, как раз, на этот час
И делает он все не первый раз,
Ведь Мэл и Джи, им нужно показать
Лишь то, что они смогут осознать.
А остальное будет все потом,
Когда они слетают в отчий дом,
А уж затем вернутся, чтобы здесь
Узнать, как создан мир огромный весь.
Бобер искусный дальше их повез,
Аю от скуки что-то пел под нос,
Ведь он все это видел много раз
И для Аю был в тягость этот час.
Вокруг менялось очень быстро все,
Как буд-то времени вращалось колесо.
Рисунки живших ранее зверей,
Растений разных множество ветвей.
С огромными зубами древних рыб,
Что были очень страшными на вид,
Что только не увидели Мэл с Джи,
Пока все осмотрели этажи.
Бобер лишь успевал им пояснять,
Откуда это все смогли здесь взять,
И для чего все нужно сохранить,
А если нужно, даже возродить.

***

На каждом этаже стоял экран,
Бобер включал экраны только сам.
К ним близко подъезжая, он слезал
И Мэл и Джи с собою забирал.
Экраны сохраняли те в себе,
Историю природы на земле.
За веком век , листая чередой,
Творилось что с природою земной.
На тех экранах, словно наяву,
Вновь восхищаясь этому всему,
Прошли Мэл с Джи, как будто сквозь века,
Несла их, словно, бурная река.
Что многое теряла на пути
И нужно было все это спасти,
Каким-то образом, доставив в “Город грез”.
Что миссию великую в том нес.
А что мальчишки не могли понять,
Им Край и Кри старались втолковать,
Им было это просто, ведь они
Здесь выросли, и были рождены,
Их дружба укреплялась каждый час
И Край уже не опускала глаз.
Себя свободно чувствовал и Мэл
И спрашивал он все, что знать хотел.
Но вот бобер машину повернул,
Аю в тот миг почти уже заснул.
И все спустились к входу в мудрый дом,
Оставив миллион загадок в нем.
А на поляне ждал их звездолет,
Где на часы поглядывал пилот,
Он помахал приветливой рукой,
Не нарушая криками покой.

***

Все вместе к звездолету подошли
И пассажира в нем уже нашли,
Маймуни всех, приветствуя друзей
Улыбкой – замечательной своей.
Спросила, обращаясь к Мэл и Джи,
Вновь лапой выполняя виражи:
-“Ну, как, прогулка утомила вас?
Ну, ничего, отправимся сейчас
В обратный путь, опаздывать, друзья,
Нам с нашим возвращением нельзя,
А то сомкнется времени заслон,
Не попадем тогда в родимый дом”.
В растерянности были Мэл и Джи
И Эл спросил Маймуни: - “А скажи,
Где наш Харуши и огромный Лу,
И здесь мы их не видим, почему?”
-“Не беспокойтесь, юные друзья,
Харуши с Лу, по правде говоря,
Еще денек решили отдохнуть,
Потраченные силы все вернуть.
И с Самохрушем, через день втроем,
Вернуться, не спеша, в любимый дом.
Передавали вам они привет
И извинялись, что их рядом нет.
Ну а теперь, прощаться всем пора
У всех есть неотложные дела”.
И с грустью попрощались с Край и Кри,
С Аю, что слезы вытирал свои,
С бобром, что улыбался широко,
Все в самолет запрыгнули легко.
Команду пристегнуться дал пилот,
И в небо взмыл волшебный звездолёт.
***
Внизу руками все махали им,
Понравившимся мальчикам двоим.
И, наконец, исчезли все вдали,
Мэл с Джи уже их видеть не могли.
А филин вел послушный звездолет,
Маймуни пробурчала: - “Ну, вперед!”
И в кресле разместилась в тот же миг,
Ёе глубокий, сладкий сон настиг.
Мэл с Джи же обсуждали свой полет,
И думали о том, что дальше ждет.
Эмоции переполняли их,
Из них сначала первый Мэл притих,
Ну а затем уснул и бойкий Джи,
Смотрел он, засыпая миражи,
В них улыбались вместе Край и Кри,
Что были средь цветов совсем одни.
Уж сколько продолжался тот полет,
Об этом только филин знал – пилот.
Проснулись все от мягкого толчка,
Мячи упали будто бы с крючка.
Их звездолёт куда-то плавно сел,
В иллюминатор каждый посмотрел.
И радость сразу хлынула в сердца,
Запрыгали два маленьких юнца,
Открылись двери в следующий миг,
Пейзаж знакомый за бортом возник.
Они вернулись на знакомый луг,
Где танцевали бабочки вокруг.
Откуда начинался их полет,
Встречал их на поляне дикий кот,
Маймуни тут же лапу он подал,
И промурлыкал: -“Я уже вас ждал,
Как прибыли вы во время, друзья,
Батоно филина послал сюда не зря,
Ведь можно по нему сверять часы”.-
Сказал он, приподняв свои усы.
Мэл с Джи уже стояли на земле
И сами, все не верили себе,
В то, что случилось с ними в этот день,
Сомнения их покрывала тень.
И если б не стоящий звездолет,
С котом уже болтающий пилот,
Они бы думали, что им приснилось все,
Не веря в путешествие свое.
Но к счастью все случилось наяву,
Маймуни развалилась на траву.
Прогуливался филин на лугу,
Все время повторяя: – “У гу-гу”.
Совсем немного времени прошло,
Всем было очень, очень хорошо,
От запахов, от пенья птиц в кустах,
Но помнил филин о своих делах.
Он попросил собрать бананов в путь,
Цветов нарвал, чтоб аромат вдохнуть
Смогли, кто оставался далеко
В том городе, что где-то высоко,
Среди больших летающих планет,
Летал вдали уже так много лет.
Бананы погрузили в самолет,
А рядом с филином уселся дикий кот.
Хотел он тоже в “Город грез” слетать,
Чтобы друзей давнишних повидать.
Все попрощались, звездолет взлетел,
Над горизонтом солнца диск висел.

***
А значит, уже вечер наступал,
А вечером Мэл с Джи ведь папа ждал.
Маймуни молвила: - “Уже пора спешить.
И путь в село скорее завершить”.
Они еще помедлили чуть-чуть,
Но даже глазом не смогли моргнуть,
Как из-за пальмы с зонтиком своим,
Их папа появился в миг один.
Как сильно испугались малыши,
Но крикнула Маймуни: - “Ой, ши, ши,
А я уж думала, что ты забыл про нас,
Ведь встречи нашей истекает час”.
И подморгнув, взглянула на Мэл с Джи,
Сказала: - “Вот и ваши малыши,
Как видите, целехоньки они,
А ну-ка, папа, деток обними”.
Как оказалось, всех их папа знал,
Обняв Мэл с Джи, Маймуни он сказал:
-“Ну что ж, Маймуни, вас благодарю,
От чистого я сердца говорю,
Что показали город Мэл и Джи.
Попробуй сам я всё им расскажи,
Они бы приняли за сказку мой рассказ.
А Обоба другой давал наказ,
Он говорил, чтобы мечту познать,
Необходимо в “Город грез” слетать.
Я рад, что вы вернулись и сейчас
К себе, Маймуни, приглашаю вас.
За дружеской беседой посидим
И вкусненькое, что-нибудь съедим,
Жена все приготовила для нас
И ждет, с дороги не спуская глаз”.
***
И взяв на плечи радостных детей,
Он поспешил в селение скорей.
Дорога с папой так была легка,
Что показалась очень коротка.
И вот уже к окраине села,
Она сквозь джунгли всех их привела.
Уверенною сильною рукой,
Что придавала малышам покой,
Мэл с Джи на землю папа опустил,
Бежать самих до дома попросил,
Где мама их давно уже ждала,
Отбросив все домашние дела.
Маймуни с папой позади пошли,
О чем поговорить они нашли,
А солнышко уже ложилось спать,
Всем предоставив время отдыхать.
Мэл с Джи бежали весело вперед,
И вот уже последний поворот,
За поворотом мама их ждала,
Прижав к себе руками, обняла.
Маймуни с папой следом подошли,
Все в дом гурьбою дружною вошли.
Накрыт на славу был чудесный стол,
Где каждый много вкусного нашел.
Все обсуждали сказочный полет,
Не забывая пополнять живот.
И за беседой вечер пробежал,
Теплом и добротой что поражал.
Мэл с Джи легли в свои кроватки спать,
Чтобы о чем-то новом помечтать.
Теперь они ведь знали, что их ждет.
В чудесный город не один полет.







Часть
Вторая

Тайны океана






















***
На утро солнце вышло из-за гор,
Лучами осветило дом и двор.
Решило заглянуть оно в окно,
Где встретилась семья не так давно.
Все в доме было очень хорошо,
Мэл с Джи витали в снах своих еще.
А мама хлопотала у плиты,
Придумывая вкусные торты.
Маймуни с папой, за большим столом,
Вели беседу тихую вдвоем.
Им не хотелось Мэл и Джи будить,
Прервав их сладких снов внезапно нить.
Вот где-то громко прокричал петух,
Собаки лай ловил порою слух,
А в остальном, царил во всём покой,
Укрыв Мэл с Джи волшебною рукой.

***
Мурлыкал, развалившись в кресле кот,
Поглаживая лапкою живот,
Он так вчера объелся, что ему
Хотелось очень, очень самому
В безделье хоть немного полежать
И случай тот представился подстать.
Вчера в обед привез их звездолет,
Харуши, Лу и прилетевший кот
Отправились проведать Мэл и Джи,
Им передать привет от Край и Кри,
И не успели в дом они войти,
Как мама перекрыла все пути,
Собрав все угощения на стол,
Она сказала:- «Кончен разговор,
Пока не будет съедена еда,
Не сделаете шагу никуда».

***

Веселье продолжалось допоздна,
Все блюда гости скушали до дна.
И Лу, надувшись, как воздушный шар,
Прося пощады, тяжело дышал.
Харуши все пытался улететь,
Но мамин взгляд ловил его, как сеть.
И соки были выпиты до дна,
Тогда лишь только сжалилась она.
Залез Харуши, охая на Лу,
Лететь не захотелось вдруг ему
И попрощавшись Лу, едва дыша,
Пополз, куда-то в джунгли, не спеша.
В гостях – они остаться не смогли,
Дела их ждали каждого свои.
Забравшись в кресло из последних сил,
Его не трогать, кот у всех просил
И вот теперь, хотя прошла уж ночь,
Еще лежать он был совсем не прочь.
Тем временем проснулись малыши,
Ведь запахи так были хороши,
Что шли из кухни, мама, где пекла
Торты, уже румяные слегка.
Понежившись еще совсем чуть-чуть,
По паре раз, успев еще зевнуть,
Мэл с Джи, с кроваток соскочив своих,
Одевшись за один короткий миг,
Всем с добрым утром второпях сказав,
Во двор бежать направились стремглав.
Умывшись, за зарядку принялись,
А на крыльцо затем уж поднялись.
Все завтракали вместе, только кот
Лежал, обняв надувшийся живот.
Тут папа первый начал разговор,
Не отпустив играть Мэл с Джи во двор.

***
Он сыновей на месте удержал,
На будущее планы рассказал:
-«Ну что ж Мэл, Джи, настал теперь для вас
Период времени прекраснейший сейчас,
Вам нужно очень многое узнать,
Чтобы затем всем людям передать.
Наук придется много изучить,
Чтобы понять бегущей жизни нить,
В местах таких далеких побывать,
Которые отсюда не видать.
Но главное стремиться и мечтать,
Ведь цели без мечтаний не достать.
Сегодня вечером вас ждет далекий путь,
Батоно вас скорей просил вернуть,
Его вы слушайтесь, как слушались меня,
От бед должна избавиться земля.
Для этого он выбрал, дети, вас,
Всё, взвесив не один, как видно, раз.
Ну а сейчас резвитесь, что есть сил».
И их играть с друзьями отпустил.

***

В игре так очень быстро день прошел
И вечер вновь, в селение пришел,
К закату покатилось солнце вниз,
Оранжевый показывая диск.
-«Ну что, пора!» - сказал серьезно Мэл,
Хотя он поиграть еще хотел,
Но дальний путь их с Джи уже позвал,
И как серьезно это, каждый знал.
Прощальный ужин, мамы нежный взгляд,
Грустили все, хоть каждый был и рад
Тому, что ждет их где-то впереди,
Где каждый должен главное найти.
Опять поляна, тот же звездолет,
Знакомый всех приветствовал пилот.

***
Маймуни вновь промолвила:- «Пора!»
И лапы Мэл и Джи свои дала.
Взмыл звездолет в космическую даль,
Немного папу с мамой было жаль,
Они остались ждать их на земле
С котом, что в их прибавился в семье.

***
Маймуни разбудила Мэл и Джи,
Прервав их сновидений миражи:
-«На горизонте появился «Город грез»,
Нас звездолет уже почти довез.
Пора проснуться, скоро встреча ждет,
Сбавляет скорость, видите, пилот,
А вы все спите, как не стыдно вам,
Ведь вас встречать Батоно будет сам».
Мэл с Джи проснулись быстро и легко,
В иллюминаторы, увидев далеко
Светящийся огнями «город грез»,
Что им так много нового принес.
-«Чуть не проспали» - молвил тихо Мэл,
-«Увидеть город первым я хотел,
Об этом мы поспорили, ведь, с Джи.
Маймуни, правду Джи скорей скажи.
Но первая была, Маймуни, ты,
Увидев это море красоты.
Ну, ничего, ведь не в последний раз
Летим сюда, еще настанет час,
Когда я этот выиграю спор».
На что Маймуни отвечала: – «Вздор,
Какая разница, кто первый, ерунда,
Ведь, главное, что мы летим сюда.
Кто первый, кто последний, детский сад».
Она сказала, бросив добрый взгляд.

***
Батоно в этот раз встречал их сам,
А встретив, передал их дочерям,
А сам с Маймуни что-то обсуждал,
Пока Бобер машину подавал.
И все отправились уже в знакомый дом.
По прежнему все оставалось в доме том.
У входа всех приветствовал Гора,
Затем енота выдалась пора,
А там уже встречал их всех Аю,
Что радость не скрывал уже свою.
Вошли в уже знакомый кабинет
И там Мэл с Джи узнали про секрет.
Маймуни, что с Батоно берегли,
Пока ребят сюда не привели.
А в кабинете ждал Мэл с Джи сюрприз,
Очередной судьбы для них каприз.
***
Среди морских разложенных картин
Расхаживал приземистый пингвин.
Он Мэл и Джи приветствовал тот час,
Как будто видел их уже не в первый раз.
Похлопав дружелюбно по плечам,
Повел он разговор дальнейший сам.
-«Что, нравятся картины? Это что?
Я видел в жизни даже и не то,
Мир океанов это сущий клад.
Я показать его вам буду рад.
Ах, да, меня зовут Окаритун.
Мы в плаванье отправимся без дум.
Я самый добрый в мире капитан,
Об этом вам Батоно скажет сам».
Батоно улыбнувшись всем в ответ
Сказал: - «О да, мудрее капитана нет!
Он знает океаны и моря,
Как будто школьник буквы букваря
И потому поручено ему,
Как преданному другу моему,
Отправиться теперь в далекий путь.
Окаритун, девчонок не забудь!»
И хитро улыбнулся и сказал:
-«Они помехой там не будут вам».

***
От новости от этой Край и Кри
Себя немного странно повели.
Они запрыгали от радости в ответ,
Забыв, что существует этикет.
Затем, обняли что есть сил отца,
Спасибо повторяя без конца.
Окаритун задумавшись, притих,
Не думал он совсем о четверых.
Но раз Батоно их забрать сказал,
То равносильно, что приказ отдал.
Ему лишь оставалось, то принять
И в путь детей скорее собирать.
Батоно же сказал: - «Окаритун,
Ты в водах, словно сказочный Нептун,
А Край и Кри, ведь не бывали там.
Пришел их срок, я понимаю сам,
Что четверо не двое, но пойми,
Ведь подружились все уже они.
Не станет в тягость плаванье для вас
И в этом убедишься ты не раз».
Присели все слегка перекусить
И план дальнейших действий обсудить.

***

Немного подкрепившись, малыши
В лабораторию со взрослыми пошли,
, Что находилась ниже этажом,
Ведь был огромным самый главным дом.
В лаборатории их встретил добрый еж,
В опрятном фартуке тактичен и пригож.
Он без приветственных, премудрых всяких слов
Сказал Батоно: – «Ваш заказ готов,
Надежнее костюмов в мире нет,
Да вы ведь знаете, уже немало лет
Работаю я химиком-портным.
Вот сшил теперь костюмы четверым,
В них двигаться возможно без помех.
Я сам не ожидал, такой успех.
Смотрите сами, что там говорить,
Лишь время только зря переводить».
Примерили костюмы Край и Кри.
В восторге Край сказала: – «Посмотри
На нас ты, папа, это просто класс.
Такого не носила я не раз».
И тут же следом поддержала Кри:
-«Движения свободны так мои,
Что это невозможно передать,
Мне захотелось даже танцевать».
Затем, переоделись Мэл и Джи.
Спросила Кри у Мэл: – «Скорей скажи,
Как ощущаешь ты себя сейчас,
Одев костюм подводный в первый раз?»
Ответил Мэл: – «Все очень хорошо,
В движениях я новое нашел.
На мне как будто ничего и нет
И в то же время я уже одет».
-«Ну что ж» - промолвил, улыбаясь, ёж,
-«Костюмчик видно каждому хорош,
Теперь без страха можно в дальний путь.
Ох, я не рассказал костюмов суть,
Они согреют в холод вас любой
И справятся с палящею жарой.
Уютно вам в них будет и легко,
Куда б вы не забрались далеко.
Ведь всякое в дороге может быть,
Костюмы эти будут вас хранить,
А то, нелегок будет этот час,
Когда Брайхан настигнет где-то вас.
А он хитер, коварен и силен
И злости не измерить, сколько в нем».

***
Переглянулись удивленно Мэл и Джи.
Подумал Мэл: – «Вот глупые ежи,
Что это за таинственный Брайхан?
Как видно, ёж придумал его сам».
Батоно тут вмешался в разговор:
-«Мэл, Джи, а еж сказал не вздор,
Ведь существует гений злой Брайхан
И счета нет тем пакостным делам,
Что во вселенной только он творил,
Нет рассказать ни времени, ни сил.
Он победить не в силах лишь Яри,
Что силы знает добрые свои.
Яри вселенной самый главный страж,
Хоть он невидим, это не мираж.
Повсюду он, куда ни бросишь взгляд
И встречи с ним любой бы был бы рад.
Любой живущий, только не Брайхан.
Для нас он тоже ведь невиден сам.
Они ведут извечную борьбу.
Те души, что не верят ничему,
Идут к Брайхану, погибая там.
А кто идет к Яри, тот видит сам,
Насколько жизнь прекрасна на земле,
Когда Яри живет в твоей судьбе».
Спросила Кри: – «А почему Яри,
Собрав все силы добрые свои,
Брайхана не заставит замолчать,
Запрета наложив свою печать?»
Подумав, ей Батоно отвечал:
-«Находит в жизни каждый свой причал
И если б все поверили Яри,
Брайхан давно б закончил дни свои,
Но у него помощников не счесть.
Обман, богатство, сладостная речь …
Все это может Яхма породить,
В сердцах, что не хотят Яри любить.
Брайхана Яхма верная жена.
Она ведет дела его сама,
А у нее немало подлых слуг,
Что составляют преогромный круг.
Дункары ловят в сети тех людей,
Что польщены гордынею своей,
А раз поймав в невидимую сеть,
Затем соблазнов вынимают плеть
И паутиной оплетая их ,
Уводят в рабство в подходящий миг
Брайхану, заставляя их служить
И только зло повсюду лишь творить».
- «Но как тогда Брайхана побороть,
Когда его мы не увидим плоть?»-
Промолвил Мэл с вопросами в глазах,
Сам подавляя набежавший страх.
- «О, это очень просто и легко,
Ответа не ищите далеко.
Он рядом, с нами, словно сам Яри,
Добру свое лишь сердце отвори.
Живи на свете честно и тогда,
Брайхан дорогу не найдет туда,
Где светит солнце, счастья слышен смех.
Таких людей он ненавидит всех,
Стараясь им коварно помешать,
Но победить не может их опять
И просто так он к вам не подойдет,
Пока сомнений каплю не найдет.

***
-«А где дома Брайхана и Яри?»-
спросила у Батона тихо Кри.
-«Они должны же где-то все же жить,
А значит где-то и дома должны их быть?»
Батоно ей на это отвечал
После того, как снова помолчал:
-«Яри живет практически везде,
В тебе, во мне, в светящейся звезде.
Он вездесущ и эта сила в нем
Живет, и ночью, и горящим днем.
Про дом Брайхана, то другой вопрос;
В пещере темной, пряча длинный нос,
Сидит он днем со свитою своей,
Готовит зло, что зла порою злей,
Но только на порог приходит ночь,
Повеселиться тут Брайхан не прочь
И наступает черная игра,
Что много судеб на земле сожгла».

***
Тут головой Батоно покачав
От тем серьезных, видимо, устав,
Всем улыбнулся и сказал легко:
-«Друзья! Брайхан от нас так далеко,
Что встреча с ним, навряд ли, может быть,
Хоть про него нельзя никак забыть,
Он лишь и ждет оплошности любой,
Чтобы разрушить счастье и покой.
Ну, а теперь пора уже и в путь,
А то мы задержались здесь чуть-чуть.
Ведь время ждать, увы, не станет нас,
А если опоздаешь в жизни раз,
Потом его уже нам не догнать,
Оно вперед умеет лишь бежать.
Ну что же, дорогой Окаритун,
На небе пробежит немало лун,
Пока увидимся со всеми снова здесь,
Нам посылай хорошую лишь весть
О путешествиях по голубым морям,
Удачи я во всем желаю вам!
А мы с Маймуни здесь вас будем ждать.
Вам в звездолет пора уже бежать.
Доставит он вас к дивным берегам,
Где волны бьёт о берег океан».

***

Стоял уже на старте звездолет
И на часы поглядывал пилот.
Обнял детей Батоно от души,
Они и правда были хороши,
В костюмах дивных, что пошили им,
Избранникам вселенной четверым.
Поднялся трап, все были на местах,
Минута подходила на часах,
Когда стартует в небо звездолет,
Чтобы далекий совершить полет.
Батоно им махал издалека
И Край и Кри взгрустнулось вдруг слегка,
Когда теперь увидятся опять
С отцом, что их, скучая, будет ждать.




***
В одно мгновенье начался полет,
А скорость набирал все звездолет.
Вокруг сверкали миллионы звезд,
Кометы промелькнул огромный хвост.
Все было здорово, и произнес тут Мэл:
-"Ведь у Батоно важных столько дел,
Зачем он тратит время и на нас,
Тому я удивляюсь каждый раз.
Неужто мы настолько хороши,
Земли далекой просто малыши,
Что так достойны время проводить,
С Батоно в его доме говорить».
-"Какой, ты, глупый" – отвечала Край,
-«"Ты выводов пока не принимай,
Не просто так Батоно вас позвал,
Давным-давно о вас уже он знал.
В один и тот же родились мы день,
Когда по небу пробежал олень
И это был для всех великий знак,
Рассказывал нам папа это так.
Мы избранные только вчетвером,
Вселенной всей спасение найдем.
Вот как, пока не знаю и когда,
Отец не говорил нам никогда
О том, как это все произойдет,
Но то, что время это к нам придет,
В том сомневаться и на миг нельзя
И потому летим сейчас, друзья,
Мы новые вершины покорять.
Должны на свете мы про всё узнать,
Нам это пригодится все потом,
Когда с Брайханом в схватку мы войдем,
Ну, а пока храня большой секрет,
Немало может даже долгих лет
Нас будут, что есть сил всему учить,
Чтобы победу в схватке получить".
Над этими словами думал Мэл,
А звездолет летел, летел, летел.
Он думал, что за тайна впереди,
А сердце билось всё сильней в груди.

***

Невозмутимый спал давно пингвин,
Поставив рядом стопку тех картин,
Что показал недавно Джи и Мэл,
Он с ними расставаться не хотел,
Их бесконечно мог он восхвалять,
Не в силах от красы такой молчать.
Болтали остальные обо всем,
Когда прибудут – ночью или днем?
Как встретит их суровый океан?
И много ли они увидят стран?
Чем станут в океанах их кормить?
И как в воде они сумеют пить?
Так в разговорах и прошёл полёт,
Пока летел могучий звездолёт.


***

Пилот сказал: – "Ну, что, друзья, пора!
Дорога нас, почти что довела
До места, где посадку совершим,
Сегодня ясно вроде бы над ним,
А то обычно здесь стоит туман.
Скорее просыпайтесь, капитан!
Батоно сам доверил Вам детей,
Их для него на свете нет ценней".
Окаритун проснулся и зевнул:
-"Я, кажется, немножечко заснул,
Ах, не люблю по правде я летать,
Как сяду в звездолет, так сразу спать.
Ну, ничего, ведь скоро океан,
Я никому покоя там не дам.
Ну что, пилот, еще совсем чуть-чуть,
На месте приземлится, не забудь,
А то с такой ватагой, как тогда,
До места добираться мне туда,
Где ждет меня мой боцман уж давно.
Ему мной поручение дано:
Корабль подготовить в нужный час,
Чтобы погрешностей мой не увидел глаз".
Окаритун проснулся до конца
И выдав два сомнительных словца,
В иллюминатор принялся смотреть,
Чтобы корабль свой не проглядеть.

***

Удачно сел на берег звездолет,
Напротив оказался чудный грот,
Где боцман, укрываясь от жары,
В гамак залез, набрав морской еды.
Пингвина боцман сразу же узнал,
Из гамака, запутавшись, упал,
Дожёвывая что-то на ходу,
Как видно очень вкусную еду.
Приветствовал Окаритуна он,
Был голос у него, как будто гром.
Огромный, белый при больших усах ,
Он на детей навел сначала страх,
На голове фуражка с козырьком,
С пингвином рядом был огромен он.
Всё доложив, как в самом деле есть,
Отдав под козырек при этом честь,
Детей уже к себе расположил,
Когда улыбку им он подарил.
Окаритун ответил: – "Молодец!
Ах, ты мой драгоценный сорванец.
Готовы к выходу, вот новость, хоть куда.
Ну, всё, мы отправляемся тогда".
И пригласил детей за ним пройти,
А боцмана - все вещи принести,
Что в звездолете все еще лежат
И бросив на гамак лукавый взгляд,
Сказал: – "И это тоже прихвати,
Быть может, где-то, отдохнем в пути".
И вот уже отправлен звездолет,
Команда наша к берегу идет,
А корабля нигде не видит взгляд.
Окаритун же беспредельно рад,
Тому, что очутился на земле,
Под нос мурлычет песенку себе.

***

Сказала Край: – "Огромен океан,
Смотрите, солнце уж заходит там,
Где горизонт касается воды,
Как будто жизнь касается судьбы.
Смотрите же, какая красота,
Избрали люди землю неспроста.
Я оторвать не в силах даже взор,
Так чуден этот сказочный простор".
-"Смотрите!" – закричала звонко Кри,
"Летают чайки прямо у земли,
А вон и над водой они парят,
Сказать как будто что-то нам хотят".
Тут чайки закричали: – "В добрый путь!
Окаритун, дорогу не забудь.
Мы будем ждать вас здесь на берегу,
В жару и дождь, и белую пургу.
Окаритун, ты береги детей
Среди просторов в лодочке своей.
Мы видели, какой ты есть лихач,
Где можно шагом, понесешься вскачь.
С тебя мы спросим, будь уверен в том,
За все, когда вернешься ты потом".
-"Ну, хватит Вам, пернатые, ворчать"-
Окаритун на чаек стал кричать.
-"Вас не достать, парите в высоте,
Ну, ничего, придут минуты те,
Когда сумею тоже я летать,
Тогда поверьте, Вам несдобровать,
Насмешницы, ну хватит, хватит Вам,
Что делать мне, я лучше знаю сам".
Тут всплыл корабль из глубин морских
И гомон чаек помаленьку стих.

***

В лучах заката был прекрасен он,
Корабль под названием - "Ирсон".

Светился он, как чистый изумруд,
Качаясь на волнах, что там и тут,
Вздымались, вызывая искры брызг,
С огромной силой, опускаясь вниз.
Верх корабля прозрачен был совсем,
Что там творится, видно было всем,
Но и оттуда видно было все
И не сдержав волнение свое,
Все закричали громкое: – "Ура!"
Окаритун сказал: – "Ну, что ж, пора!
Эй, боцман, вызывай скорей пловцов,
Чтобы доставить на корабль юнцов".
Бурдай достал сверкающий свисток,
Так звали боцмана, что от жары весь взмок,
Три раза свистнул и в глубины вод,
Дельфины прыгнули, не пожалев живот.
Они подплыли к берегу тот час,
Бурдай сказал: – "Приветствую я Вас,
Матросы, несравненные мои,
Как я скучал без Вас все эти дни,
Когда всё ждал с гостями звездолет
И даже пища мне не лезла в рот.
Скорей, садитесь, юные друзья,
Потом уж с капитаном сяду я.
Не бойтесь, ведь матросы хороши
По правде, я не чаю в них души.
Они доставят в лучшем виде нас,
В делах они испытаны не раз».
Мэл с Край уселся, Джи, конечно, с Кри.
Сказал Бурдай: – "эй, капитан, смотри,
Как на дельфинах смотрятся они,
Прекрасные их ожидают дни.
Ну что, матросы, на корабль скорей,
Я без каюты так устал своей".
И понеслись дельфины среди волн,
Всех доставляя в их плавучий дом.

***
Открылся люк в борту у корабля
И друг за другом, по воде скользя,
Дельфины заплывали в этот люк,
Ввозя Мэл с Джи и новых их подруг.
А также командиров корабля,
Что ни секунды не теряя зря,
Уже все обсудили на ходу,
Какую детям подавать еду.
В каких каютах всех их разместить,
Чтобы они могли комфортно жить,
Что им сначала нужно показать
И как команде всей себя держать.

***

На корабле встречал их толстый кок,
Он тараторил: – "Сколько ждать я мог?
Уже давно накрыт прекрасный стол,
Пусть подо мной провалится весь пол.
Еще немного и тогда опять
Пришлось бы снова все подогревать".
Бурдай воскликнул: – "О, спаситель наш,
Я этот стол возьму на абордаж,
Проголодался, нет уж больше сил".
Но вдруг затих и взгляд туда скосил,
Где щелкал языком Окаритун,
Как будто говоря: – "Ну, ты болтун,
Сначала нужно пригласить гостей,
Ну, а тебе б лишь самому скорей
Добраться до питья и до еды,
Как будто в ней все радости судьбы".
Окаритун сказал: – "Ну, здравствуй, кок!
Ты, знаю, не жалел ни рук , ни ног
И сделал все, встречая, милый, нас,
Пусть в этом убедятся все сейчас".
И пригласил гостей за ним пройти.
Чтобы Бурдай не ляпнул, что в пути
Его отправил быть последним он.
Под нос шепча: – "Ну, чистый пустозвон".
По лестнице все поднялись наверх,
Раздался грохот, будто бы на грех,
Бурдай упал, всю ношу растеряв,
В гамак огромный, головой попав,
Расставив лапы, словно два крыла,
Кричал: – "О, мама, ты была права,
Когда меня ругала за язык".
И жалобным его казался крик
В сравнении с размерами его.
Окаритун промолвил: – "Ничего,
Сначала нужно думать, а потом
Произносить о чем-то языком".
Дельфины помогли Бурдаю встать
И ношу всю упавшую собрать.

***

Богатый стол был наверху накрыт,
Притягивал к себе его лишь вид.
С дороги все умылись, а затем
Уж, пировать уселись без проблем.
Подняв бокал с настойкою из роз,
Окаритун сказал красивый тост
Об океанах, реках и морях,
Чтобы удача всех ждала в делах,
Чтобы скорее дети подросли
И счастье всем на свете принесли.
Затем корабль осмотрели весь.
Сказал Бурдай: – "Каюты ваши здесь,
Я думаю, уютно будет вам,
Готовил их для вас, поверьте, сам.
Вот в этой разместятся Край и Кри,
Мэл с Джи вот в этой; только посмотри,
Как много интересного здесь есть,
Прекрасно путь вы проведете весь.
Ну, что ж с дороги нужно отдохнуть
И силы все ушедшие вернуть,
А утром будем якорь поднимать.
За вами я приду тогда опять,
Ну а теперь я покидаю вас,
Ведь много дел, займут еще не час”.

***

А в это время на краю земли
Брайхан с женою разговор вели.
В пещере темной, среди страшных скал,
Брайхан ее, ругаясь, укорял:
-"Как плохо, Яхма, ты ведешь дела,
Чуть до беды нас всех не довела.
Ты отдаешь все силы мелочам,
Батоно же умён, на горе нам,
Пока мы забавлялись день и ночь,
Сумел Яри прекрасно он помочь.
Не должен был найти он Мэл и Джи,
Ну а теперь, проклятая, дрожи.
Остановить не так-то их легко.
О, страх, они зайдут так далеко,
Что нас начнут с тобою побеждать.
И что? Мы будем это время ждать,
Когда исчезнет подлость, лесть и ложь.
Втыкаешь, Яхма, ты мне в сердце нож,
Скорее думай, как беде помочь,
Хоть и творим мы беды день и ночь,
Но нас должно такое обойти,
А где спасение, ты мне ответь, найти?"
-"Ну, хватит ныть, еще не пробил час,
Не так-то просто уничтожить нас.
Пускай они на правильном пути,
Колодец зла им в жизни не найти.
Брайхан, мы их сумеем обмануть,
Откуда вышли, вновь туда вернуть.
Следить за ними станет Барканай,
Недаром все зовут его: Узнай.
За шагом шаг он поползет, как тень
И в ночь вернет родившийся лишь день,
А там посмотрим, средств немало есть,
Придет еще хорошая к нам весть.
Ведь Барканай теперь уже в пути,
Юнцам от Барканая не уйти.
Ловушек он расставил миллион,
Смеяться станем мы с тобой потом,
Начнет когда Батоно горевать,
Что с нами им вовек не совладать
И пусть зарубит на носу Яри,
Что мы не бросим помыслы свои”.

***
Настало утро и на корабле,
Все ожило, но якорь был на дне,
Его торжественно собрались поднимать
И бороздить уже морскую гладь.
Окаритун скомандовал: – “Подъем!”
И боцман пульт достал, что был при нем,
Нажал на кнопку, кашлянув в кулак
И громко произнес: –“ Прекрасно как,
Вновь для меня настал желанный час.
Волнуюсь я почти, что каждый раз,
Когда выходит якорь из глубин,
Как будто в море остаюсь один
И неизвестно, что там дальше ждет,
Но море так заманчиво зовет,
Что невозможно просто устоять
И якорь поднимаю я, опять".
Вот якорь показался из воды,
Пук водорослей он тянул из тьмы,
Манящих и таинственных глубин,
Где он лежал на дне совсем один.
Один матрос тот якорь закрепил,
От водорослей всё освободил.
Все закричали громкое: – "Ура!"
Окаритун сказал: – "Ну, в путь пора! "
Корабль плавно тронулся вперед,
Казалось, он летит, а не плывет.
В восторге были наши малыши,
Что радовались просто от души.
Корабль плыл все дальше от земли,
Где оставались прожитые дни.


***
Вокруг на сотни миль одна вода,
В пути встречались разные суда,
Большие и красивые собой,
Дымящие огромною трубой.
Когда они встречались, капитан
Приветствовал гудком их только сам.
Смотрели удивленно с кораблей
На чудо-судно посреди морей.
Пингвин, которым лихо управлял,
На капитанском мостике стоял,
В конце концов, решали, что вот так
Их разыграл очередной чудак.

***
Порядок на Ирсоне был во всем,
Здесь каждый был при деле, при своем.
По судну не гуляли просто так,
Ведь плавать в море – это не пустяк.
Мэл с Джи уже привыкли к кораблю,
В каюту, редко заходя в свою.
Они Ирсон обследовали весь,
Везде успев, где можно лишь залезть.
Скромны напротив были Край и Кри,
Они на продолжении пути
В своей каюте навели уют,
В то, приложив совсем немалый труд.
По палубе гуляли иногда
И не ходили больше никуда,
Читали книги, взяли, что с собой,
Мальчишек принимали лишь порой,
Которые рассказывали им
Устройство рубок, шлюпок и турбин.
Однажды капитан их всех позвал,
Бурдай об этом важно им сказал.

***
И тут же к капитану все пошли,
Его уже встречающим нашли.
В каюту он свою их всех завел
И разговор не мешкая, повел:
-"Ну, что освоились? О, это хорошо!
Я в вас хороших спутников нашел,
Вы в меру любознательны во всем
И не мешая никому при том,
Корабль весь успели изучить,
Мальчишки и должны такими быть".
Он говорил с улыбкой Джи и Мэл
Их похвалить давно уж он хотел.
-"Но не затем я вас сейчас позвал,
Уж новых приключений час настал.
Вам боцман все толково объяснит,
Пусть неуклюжий он порой на вид.
Он знает очень много, а сейчас,
Пожалуй, это главное для вас.
К нему идите, он уже вас ждет,
Вам новое занятие найдет
И станет вас теперь тренировать,
Как правильно в воде себя держать.
Сегодня я за этим вас позвал".-
Он тихим, нежным голосом сказал
И подмигнув зачем-то малышам,
Их проводил, спеша куда-то сам.



***
Их боцман ждал в фуражке со свистком,
Который даже ночью был при нем.
Он оглянулся и сказал: –“ Привет,
Я вас как будто знаю много лет,
На корабле хотя вы новички,
Морячки вы мои и морячки.
Смотрю на вас и на душе легко,
Плывем ведь мы, поверьте далеко,
А значит, будем вместе много дней,
Которые становятся светлей.
Ну, а теперь займемся с вами тем,
Что нужно знать на море просто всем,
Как на воде держаться, чтобы вас
Она не забрала неровен час.
Должны как рыбы плавать вы в воде
И равных не должно вам быть нигде.”

***

На корабле бассейн был большой,
Где тренировки проводил с душой
Бурдай, с командой маленькой детей
И педагога не было добрей.
Он научил их плавать и нырять
И под водой подолгу пребывать.
И наконец, сказал: – "Ну, вот, друзья,
За вас теперь спокоен буду я.
Будь море то иль бурная река,
Для вас задача будет та легка.
С любой теперь вы справитесь водой,
А на моей душе за вас покой.

***
Ночами в море некуда смотреть,
Вокруг вода, земли далеко твердь,
Зато на небе миллионы звезд.
От края и до края гнутый мост,
Что весь, мерцая, светится в ночи
И кажется, что звезды горячи,
Но до земли их не идет тепло,
Зато пускай не сильно, но светло,
А если в небо выплывет луна,
Загадкою таинственной полна,
То видно все вокруг как будто днем.
На палубе же дети вчетвером,
Задравши головы, смотрели в небеса,
В воображении, рисуя чудеса.
А Край и Кри всё ищут город Грез
Среди больших и малых дальних звезд.
Они впервые так вот далеко,
Им без отца в разлуке нелегко,
А путь еще далекий предстоит,
Им кажется, Батоно сам глядит,
Сквозь звездные просторы, им в глаза
И по его щеке течет слеза.
Слеза любви к чудесным дочерям,
Скучает он по ним безмерно сам.

***
Батоно в кабинете был один
И в мыслях говорил с собой самим.
Он думал: – "Как прекрасен этот час,
Когда Мэл с Джи увидел в первый раз,
Теперь боязни нет за Край и Кри,
С Мэл, Джи они на свете не одни.
И лишь немного времени пройдет,
Компания вся эта подрастет
И станет крепче крепкого дружить,
Иначе просто и не может быть.
Они ведь, и теперь уже друзья,
Да, друг без друга им никак нельзя.
Недаром в небе пролетел олень,
В рождения детей чудесный день,
И вот теперь в руках их целый мир.
Но выползает нечисть вся из дыр,
С ущелий темных, пагубных болот
И доставляет множество забот.
Ох, темные, неймётся им никак,
Как видно обошел их добрый знак.
В колеса ставят палки, а потом
Прикинутся, что так дружны с добром.
Ну, ничего, уже выходит срок,
Пора с миров тот убирать порок.
Вот только подготовить бы детей,
Что добротою искренней своей,
Сумеют эту нечисть превозмочь
Лучами солнца, освещая ночь.
Да, хорошо, что вместе все они
Их ожидают солнечные дни.
Им нужно выбрать справедливый путь,
Чудесной жизни мир познает суть,
Где нет обмана и коварной лжи,
А помыслы прекрасны и чисты,
Как будто ранним-ранним утром луч,
Собою так прекрасен и могуч.
А звери все и люди - как друзья,
И их поссорить никому нельзя.
Что делают сейчас там малыши?
Они еще немного глупыши,
Разлука будет длиться много дней.
Ну, ничего, мы справимся и с ней,
Пусть легким будет их далекий путь.
Попробую-ка я чуть-чуть уснуть”.
Прилег он тут же на большой диван,
Заснув так быстро, что не понял сам.

***
Ребята быстро плавать научились
И, словно рыбы, на воде резвились.
Доволен был растроганный Бурдай
И только повторял: – "Давай, давай!
Нырни поглубже, Мэл, смотри на Джи,
Какие закрутил он виражи.
Вы родились как будто бы в воде,
Таких пловцов не видел я нигде.
Ну, все, а завтра будет мастер-класс,
Ловлю я любопытство ваших глаз,
Ну, ничего, терпите до утра.
А после отдыха продолжится игра,
Немного поныряйте и пошли.
Доволен вами я сегодня от души".

***
А ночью приключился страшный шторм,
Сверкали молнии, гремел повсюду гром.
И волны высотой с огромный дом,
Вдруг поднимались, падая потом.
Отдал команду сразу капитан,
Когда вдруг налетел тот ураган:
-“Корабль опустить на глубину,
А если нужно, то прижаться к дну”.
И тут же он с досадою сказал:
-“Брайхан, Брайхан, о, зла всего причал"
Сказал и, помолчав, добавил вновь:
-“Тебе, Брайхан, неведома любовь,
Ловушки ты нам строишь на пути.
Сумеем мы, Брайхан, их обойти,
А что ты скажешь, как придет рассвет
И паутину разобьет на нет,
Которую ты столько лет сплетал,
Когда о всемогуществе мечтал.
Тебе, ведь, будет нечего сказать
За все грехи, что ты успел собрать.
Тебя расплата непременно ждет,
А это время скоро уж придет".
Корабль, став похож на огурец,
Под воду опустился, наконец.
Вокруг была там тишь и благодать,
Такая, что и шторму не достать,
Который бесновался наверху,
Безумному подобен старику.
Корабль плавно лег уже на дно,
Вокруг же стало сразу так темно,
Что можно было смутно различить
Снующих всюду силуэтов прыть.
Включился свет, в огнях прожекторов
Стал виден самый древний из миров,
Где до сих пор, возможно никогда,
Людей не опускалась и нога.
Смотрели с восхищением вокруг
Мэл с Джи и с ними двое их подруг.
Для остальных не ново было все,
Они все дело делали свое.
Вот подошел к ребятам капитан,
Вид сделав, как загадочный шаман,
И их спросил: – "Как эта вам краса?
Для вас, конечно, это чудеса,
Но то, что ожидает впереди
В ближайшие, что здесь мы будем дни,
Вас удивит в сто тысяч больше раз.
Я в этом просто уверяю вас".
И всех отправил тут же отдыхать,
Чтобы побольше сил опять набрать,
Которые так будут им нужны,
Что в каждом путешествии важны.

***
Ночь пролетела, как короткий миг,
За это время шторм уже утих.
Не торопился капитан всплывать,
Команды стал другие отдавать.
Он приказал, готовить батискаф,
Рукой при этом резко помахав.
Костюмы боцман лично проверял,
Что еж в чудесном городе создал.
Затем, позвали четверых детей,
Им боцман приговаривал: – “Смелей,
Костюмы одевайте и тогда,
Мы в батискафе поплывем туда,
Владычица морская где живет,
Она давно вас тоже уже ждет.
За время, что мы с вами будем плыть,
Стараясь ничего не позабыть,
Я расскажу вам многое о том,
Живет чем этот океанский дом”.
Уселись все в уютный батискаф,
Он двинулся, как будто поскакав.
Им боцман, как игрушкой управлял
И песенку при этом напевал:

***
“О море, море – мой любимый дом,
Как хорошо мне, и привольно в нем.
Мне свежий ветер, словно брат родно,
Поспорю я с огромною волной”.

***
“О море, море – это чудеса,
Вокруг такая дивная краса,
Прожить без моря, невозможно мне,
Душа моя принадлежит тебе”.

***
“О море, море, – чайки над волной,
А здесь внизу на дне всегда покой.
О море, море – мой любимый дом,
Как хорошо, что мы всегда вдвоем!”

***
А батискаф тем временем всё плыл
И далеко прожектором светил.
Кораллы, рифы, рыбок косяки,
Что были так в движении легки.
И водорослей, джунгли под водой,
Все освещал прожектор тот собой.
Всё глубже, глубже становилось дно,
Казалось бесконечное оно.
И все менялось прямо на глазах,
В подводных этих рощах и садах.

***
И вдруг, все засверкало впереди,
Как будто разноцветные огни,
Все озаряли и играли так,
Что не смотреть нельзя было никак,
На это чудо среди глубины,
Огни сильнее были те видны
- “Ой, что это такое?”- крикнул Мэл.
- «Увидеть бы поближе я хотел,
Как может освещаться так вода,
Ведь электричество не подадут сюда?”
-“Ну что ты, что ты?”- боцман отвечал.
-“Зачем так громко в ухо мне кричал?
Имей терпение, и ты найдешь ответ,
Откуда в море этот чудный свет.
Еще чуть-чуть, мы доплывем туда,
Где светится, как радуга, вода”.

***
На дне, среди огромных желтых скал,
Большой корабль затонувший спал.
Вокруг него струился нежный свет,
От скатов, что на море много лет
Светили, как фонарики в ночи,
Как огонечки маленькой свечи.
Когда же собиралось много их,
То освещалось всё в короткий миг.
Ну, а над затонувшим кораблём,
Мы скатов миллионы тех найдем.
Корабль, приспособив под дворец,
Одев себе на голову венец,
Там царствовала мудрая змея.
Почти что, ничего не говоря,
Все понимали по ее глазам,
Как будто бы всевышний создал сам,
То выражение волшебное зрачков,
Не одевавших никогда очков.
Змея была чудесно хороша,
Она передвигалась не спеша.
Ковром лежал рисунок на спине,
Она была хозяйкою на дне.
Ей подчинялись рыбы и моржи,
Морские звезды, быстрые ежи,
А осьминог, всех щупалец не счесть
И тот ей отдавал при встрече честь,
Хоть главным был смотрителем морей,
Во всём он подчинялся только ей.

***

Не подплывая близко к кораблю,
Который здесь нашёл судьбу свою,
Он был огромен, словно великан,
И плавал в дни былые по морям.
Остановился плавно батискаф,
Площадку ровную, конечно, подыскав.
-“Ну, всё, приехали, теперь мы гости здесь,
Нам мир подводный будет виден весь”-
Промолвив боцман, лапою повел,
И снова свою песенку завел.
-“Как к кораблю пойдем?”- спросила Кри.
-«Страх у меня сидит сейчас внутри,
Чем станем, вы ответьте мне, дышать.
Вопрос как этот станем мы решать?”
-“Ох, я забыл об этом вам сказать.
Ну, ничего, не поздно все узнать.
Особенное место здесь, друзья,
Нигде такого вам найти нельзя.
В воде, волшебной, можно целый час
Дышать, скажу вам точно без прикрас.
Вы сможете спокойно говорить,
Хоть плавать, хоть пешком везде ходить.
Такие вот, ребята, чудеса.
Смотрите же, какая здесь краса!”
И с этими словами, подмигнув,
Нажав на кнопку, шар большой надул,
Который виден был ребятам изнутри,
Из батискафа были где они.
-“Ну, что ж, вперед, пожалуйте, друзья,
Сначала вы, ну а затем и я”.
И люк открыв, соединил он шар,
И батискаф - Батоно щедрый дар.
Когда все перелезли, в тот же миг,
Закрылся люк, и Край издала крик:
- “О, как же мы обратно попадём
И на “Ирсон” обратно доплывем?”
Смеялся боцман, просто от души:
-“Какие же вы всё же малыши.
Как, Край, подумать только ты могла,
Ты девочка не глупая сама,
Что я не знаю, как вернуться нам,
В наш батискаф, ушам не верю сам.
Спокойны будьте, все в моих руках,
Забудьте навсегда про слово- страх,
Про осторожность лишь не нужно забывать.
Ну, а теперь сюрприз для вас опять”.
И шар куда-то сразу же исчез,
Оставив их в краю морских чудес.
Стояли все на очень твердом дне,
Казалось зыбким детям дно извне
И хоть вокруг была одна вода,
Но оказалось, это не беда.
Дышалось всем свободно и легко,
Их голоса летели далеко.
Ну, просто чудо, что здесь и сказать,
Не мог об этом каждый и мечтать.

***

-“Поплыли, ждёт давно уже змея”-
Промолвил боцман нежно и любя.
-“Корабль наш совсем недалеко,
Мы доплывём теперь туда легко”.
И вся команда двинулась вперед,
Предчувствуя, что их удача ждет.
Горели от волнения глаза
И скрыть его никак было нельзя.
Вдруг впереди, как молния, как смерч,
Дорогу преградила рыба меч.
Она была серьезна и строга,
Минута каждая была ей дорога.
Приветствуя плывущих к кораблю,
Тактичность показала всю свою
И поздоровавшись, сказала, что она
К хозяйке проводить их всех должна.
Иначе, они дальше не пройдут,
Охранники здесь всюду там и тут.
Просила всех последовать за ней,
К хозяйке океанов и морей.



***
За рыбой меч все двинулись вперед,
А сзади к ним пристроился эскорт.
Из рыб диковинных светившихся всегда,
Где темнотой наполнена вода.
Остановив плывущих еще раз,
Им рыба меч сказала без прикрас:
-“Хозяйку вод Заряною зовут,
Морские жители ее повсюду чтут.
Она, великой мудростью своей,
Объединила рыб со всех морей.
Порядок в океанах навела,
С акулами язык лишь не нашла.
Акулы хоть и белые они,
Но черноте все посвятили дни.
Они не думают о том, что завтра ждёт
И что расплаты время к ним придет.
Они Брайхана слушают во всём
И мы от бед Заряну бережём.
Они ее боятся, как огня,
В своих душонках подлости храня,
Что втолковал в их головы Брайхан,
Акул толкая к пакостным делам”.

***
Держал совет с акулами Брайхан,
На этот раз командовал он сам.
У Яхмы было много дел других,
Она умчалась, чтобы справить их.
Им обо всём донёс тот Барканай,
Зовут которого - “ разведай и узнай”,
О батискафе, о хозяйке вод.
Кричала ему Яхма:- “Идиот!
Ты ураган внезапно мог послать,
Чтобы “Ирсон” на части разломать.
Залечь успели ведь они на дно,
Ох, гнать пора тебя уже давно”.
И оттого Брайхан примчался сам,
Он мастер был по пакостным делам.

***
В пещере под огромной толщей вод,
Где, в общем-то, никто и не живет,
Акулы белые собрались в этот час,
Услышать там Брайхана злобный глас.
Одна лишь выделялась среди них,
Крупней собратьев остальных своих.
С огромной пастью, и страшнее всех,
Ее вокруг все называли - Лех.
Ей стоило лишь взглядом повести,
Чтобы вокруг порядок навести.
Вот с ней и говорил о том Брайхан,
С какою миссией пожаловал он сам:
-“Лех, не спрошу я как твои дела,
Судьба нас к страшной яме подвела.
Мы все стараемся, но где же результат,
По-прежнему мальчишек видит взгляд
И вот теперь они уже у вас.
О Лех! беда придет, не ровен час,
Ведь только им на свете и дано,
Спустить нас всех на пакостное дно
Колодца, где мы были много лет.
Не в силах нарушать Яри запрет,
Там нас навек опять замуровать.
Неужто, время повернется вспять
И мы не сможем гадости творить,
Опять повсюду ужас наводить?
Тут о вселенной нечего мечтать,
Хоть здесь бы на ногах нам устоять”.
-“Постой, постой!”- промолвил страшный Лех,
-“О чем ты говоришь, ну просто смех.
Ну, разве можно справиться со злом?
Мы все ходы и выходы найдём.
Охрана их конечно велика,
Заряны в море правит вновь рука,
Но мы акулы, нам неведом страх,
Быстры мы и безжалостны в делах.
Самих мальчишек трудно нам достать,
Но батискаф проклятый изломать,
Особых в том не вижу я проблем,
Ведь он не охраняется совсем.
Пусть знают, что война уже идет,
Сейчас я слуг пошлю своих вперед,
Пусть в клочья разорвут плавучий дом
Бурдой, чтоб больше не болтался в нём.
В глубинах, где акулы бороздят,
Затем возьмемся мы за пацанят”.
-“О, Лех, конечно, это так!”-
Сказал Брайхан, закашлявшись в кулак.
Всю жизнь свою он много так курил,
Что в легких не осталось больше сил.
-”Ты, батискаф, конечно погуби,
Но миг затем удачный стереги.
При первой же возможности детей,
Тебя я заклинаю, не жалей,
Что хочешь, делай с ними, пусть они
В огромном ужасе закончат свои дни.
Ведь только посмотри, у них друзей,
Становится все больше, так скорей!”
-“Нам дорог, Лех, поверь мне, каждый час,
Не то все плохо кончится для нас!”
На этом был окончен разговор,
Брайхан к себе отправился, как вор.
Он, озираясь, в дом к себе спешил,
Что был ему, по правде, очень мил.

***
И вот, акулы ринулись вперед,
Не пряча больше зубы свои в рот,
А ими клацали, чтоб страх на всех нагнать,
Кто на пути посмел у них стоять.

***

А батискаф спокойненько стоял
И ничего о сговоре не знал.
Он ждал, когда Бурдай опять придет
И на корабль вновь его вернет.
Компьютер показал опасный миг,
На нем акулы силуэт возник.
Горели у нее огнём глаза,
Была она страшнее, чем гроза.
И тут же изменился батискаф,
Программу нужную компьютер отыскав,
Его в корабль грозный превратил,
Вокруг всё ярким светом осветил.
Акулы были так удивлены,
Когда среди лежащей всюду тьмы,
Увидели не мирный батискаф,
Который рвать собрались прискакав.
А что-то страшное, что ожидало их,
Но Лех со злости укусив двоих,
Так грозно всем скомандовал: - “Вперед!
Пусть он погибель среди вод найдет.
Смотри-ка, ощетинился так, что ж,
Посмотрим, так же в драке он хорош”.

***

Акулы ринулись, но первая из них,
Зубов лишилась всех в один лишь миг.
Вторая же, с оторванным хвостом,
Упала бездыханным вниз пластом.
Тут разозлился не на шутку Лех,
Вернуть желая в драке вновь успех,
На батискаф накинулся он сам,
При этом, заорав: - “Тебе задам,
Ты что это хозяйничаешь здесь?
Держись, тебя я растерзаю весь”.
Лишившись глаза, пары плавников,
От злости лопнуть Лех уж был готов.
Он батискаф опять атаковал,
Но глупый, он ведь грамоты не знал.
С компьютером хотел он совладать,
А не умел по правде и читать.
Ну, в общем, все закончилась в момент,
Не в силах продолжать эксперимент,
Убрался Лех, ну скажем, чуть живой,
Из сил последних он поплыл домой.
С десяток искалеченных акул,
За ним тянулись без зубатых скул.
-“Ну, погоди, проклятый батискаф,
Тебя порву я, в море отыскав.
Я хитростью тебя теперь возьму,
Прикован будешь вечно ты ко дну.
Вот только оклемаюсь и опять
Найду, тогда тебе не сдобровать!”
С угрозами тащился битый Лех,
На обозрении у рыб плывущих всех.

***

Чуть-чуть очухавшись, он вспомнил, что ему
Звонить Брайхану нужно самому.
И рассказать ему про результат
Охоты, что на первый вроде взгляд,
Казалась, просто, детскою игрой,
А превратилась в этот страшный бой.
Он с неохотой вынул телефон,
Раздался у Брайхана громкий звон.
- “Ну, как, вы разорвали батискаф?
Его в глубинах черных отыскав.
Скажи мне, что навечно он на дне,
Приятно это слышать будет мне”-
Промолвил в трубку радостно Брайхан,
Но тут от злости, чуть не лопнул сам.
Когда побитый посрамленный Лех
Сказал, что был в бою не их успех.
И трубку швырнул в бешенстве Брайхан,
Что улетела прямо в океан.
Ее потом конечно там нашли
И рыбы наболтались от души.
Там единиц еще б хватило всем,
Но трубка скоро села насовсем.
Стонал Брайхан: -“Теперь, как видно, мне
Покой приснится, может лишь во сне.
Зачем они на свете родились,
Я чувствую, погубят мою жизнь.
Опять в колодец?! Нет, постой Яри,
Все силы не исчерпаны мои!”

***

Тем временем, все наши малыши
С Заряной веселились от души.
Бурдай усевшись в кресло, так зевал,
Что смех у всех здоровый вызывал.
Но вдруг напрягся у Заряны взгляд,
Ведь рыба молот стукнула в набат
И значит, что-то шло уже не так,
Заряна подала молчанья знак.
Включился тут огромный монитор.
-“Брайхан, Брайхан, ну что ты за позор”-
Промолвила с досадою она,
Глазами монитор, пронзив до дна.
-“Послал ты Леха, пакостить опять.
Ну, уж теперь, ему не сдобровать.
Вы посмотрите, дети, на экран,
Как батискаф расправится вон там,
С акулами, пусть пусто будет им.
Брайхана Лех - извечный подхалим,
Получит он сегодня все сполна,
Теперь не скоро выползет со дна.
Ну, поделом, судьбу он выбрал сам.
Приказ убрать я, остальных отдам.
Сейчас почистит все, что нужно кит,
А то без дела целый день лежит.
Вот только не успели бы удрать,
Им батискаф сумел уже поддать”.


***
Огромный кит, чуть-чуть, но не успел,
Хотя подраться сильно он хотел.
Он белых ненавидел так акул,
Что треск пошел от очень сильных скул,
Когда сказал он, открывая рот:
-“Опять удрали, подлый вы народ”.
И так махнул хвостом огромным он,
Что долго ил осесть не мог потом.
Заряна успокоилась и вновь,
В глазах светилась добротой любовь.
Беседу о хорошем завела
И мысли все плохие прогнала.
-“Так, подождите, спутник подошел,
Вы слышите, сигнал до нас дошел”-
Сказала быстро Край и Кри она,
Волнуясь отчего-то и сама:
-“Сейчас с Батото будем говорить,
Что лучше этой связи может быть?!”
Сменил изображение экран
И на экране был Батоно сам.
От радости кричали Край и Кри:
-“О, папа, папа, здесь мы, посмотри,
Мы так соскучились, так хочется домой,
Мы так давно не виделись с тобой.
Хотя у нас вокруг одни друзья
И жаловаться нам никак нельзя,
Но все равно, тоскливо нам порой,
Что мы сейчас не рядышком с тобой”.
-“Ну, полно!”- им Батоно отвечал
И головой легонько покачал.
-“Скучать вы будите, я это точно знал,
Но я ж не на прогулку вас послал.
Жизнь соткана из встреч и из разлук
И этот, дети, бесконечен круг.
Соскучился и я не меньше вас,
Но время подойдет, наступит час,
Когда мы встретимся все вместе, и тогда,
Поймем, что друг без друга никуда.
Ведь где бы ни был только в мире я,
Роднее всех любимая семья.
А, как там поживают Мэл и Джи?
Скорее, не стесняясь, Мэл, скажи,
Как путешествие понравилось тебе?
Ведь здорово так плыть на корабле?”
И радостно тогда ответил Мэл:
-“Мне кажется, я этого хотел,
Мечтали мы всегда об этом с Джи,
Но это были только миражи,
А вот теперь, все прямо наяву.
Пускай, всего еще я не пойму,
Но чувствую, что нас удача ждет
И время это скоро уж придет”.
-“Ну, молодец!“- Батоно отвечал.
-“Недаром я вас в мире отыскал.
Моих вы берегите дочерей,
Ты, Джи, коль нужно будет, их согрей.
В обиду не давайте никому,
Вам верю, как себе я самому.
Ну, всё, уже прощаться нам пора
И так мы проболтали до утра.
Хотя у вас сейчас почти что ночь,
Увидеться нам спутник смог помочь.
Целую всех, счастливого пути,
Домой скорее целыми прийти”.

***
Связь кончилась, экран уже погас,
Струилась теплота из детских глаз.
Они представили, как далеко сейчас,
Что не один лететь придется час,
От них Батоно, а лишь миг назад,
Они все видели в экране его взгляд,
И говорили, и общались с ним.
Всплакнула Край: - “Еще, еще хотим,
Я папе не успела рассказать
Про все, что я сумела здесь узнать”.
Ей вторила хорошенькая Кри:
-“Не уходи, прошу, не уходи,
Поговорим еще, ну хоть чуть-чуть,
Хоть капельку, хоть капельку побудь”.

***
Заряна посмотрела на девчат,
Теплом наполнен был горящий взгляд.
-“Ну, успокойтесь, ведь негоже вам
Так плакать, а не то Батоно сам
Расплачется, там где-то, вдалеке
И слезы растирая по щеке,
Расстроится, что отпустил всех вас
И больше не отпустит ни на час.
Ну, разве это будет хорошо?
Так успокойтесь, все уже прошло.
Вас ждет сейчас прогулка на ките,
Красоты вы увидите не те,
Что обласкали ваш недавно взгляд.
А кит прогулке этой будет рад,
Он любит покатать своих друзей.
По глади океанов и морей.
Ну что, согласны?” - Все сказали:- да!
Закончилась на этом вся беда.
“-Но прежде чем с китом вас отпустить,
Вам следует слегка перекусить
И тяжелее хоть немного стать,
Чтобы с кита в походе не слетать”.

***

И вдруг до Джи как будто бы дошло.
- “А сколько уже времени прошло?”-
Спросил он у Бурдая, щуря глаз.
- “Ведь разве не закончился тот час,
Дышать, что под водою мы могли.
Ответь по правде мне Бурдай, не лги.
Ты снова разыграл, как видно нас.
Прошло полдня, а ты сказал лишь час!”
Заряна рассмеялась от души:
-“Ну, вот тебе, Бурдай, и малыши,
Тебя застали, бедного, врасплох,
Хитрить не можешь, хоть и стар, как мох.
Эй, увалень, зачем их обманул?”
И в кресле преспокойненько заснул.
- “Да не хотел обманывать я их,
Я просто знаю этих четверых.
Их любопытству не найти предел,
А я вернутся, поскорей хотел.
Да вот, совсем не вовремя заснул,
А то бы время так не протянул.
Теперь еще прогулка на ките.
Ох, не привык я к этой суете.
Ну, извините, раз уж вышло так,
Я в этой жизни все-таки простак.
Болтайте столько, сколько хватит сил,
А я, меня б не трогать попросил.
Пока кататься станете в морях,
Я отдохну, а то опять на днях,
Какой ни будь получиться аврал,
А я по правде, чуточку устал”.
И повернувшись, тут же захрапел
Моргнуть никто и глазам не успел.
-“Дышать, друзья, здесь можете, хоть год,
Никто такого места не найдет.
А на Бурдая не сердитесь, что ж,
По-своему ведь тоже он хорош.
За вас он рисковать готов собой,
Вот шутит неудачно, лишь порой”.-
Заряна то промолвила смеясь,
Смеялись все, за животы держась.
Один Бурдай так яростно храпел,
Как будто, полк медведей подоспел.

***

Кит подплывал спокойно к кораблю,
Мощь показав огромную свою.
Когда он улыбнулся, то едва
Все не упали, ведь права молва,
Что сможет он корабль проглотить,
Если захочет с кем-то пошутить.
Вокруг зашевелилась вся вода.
Заряна тут сказала: - “Не беда,
Грай для друзей и жизнь отдать готов,
По доброте он лучше всех китов.
На спину забирайтесь вы к нему,
Не повредите этим вы ему.
Сейчас он хвост подставит и тогда,
Вы побежите именно туда,
Где на спине имеет он фонтан,
А дальше он вам всё покажет сам”.

***

Кит хвост прижал, почти, у самых ног,
Бурдай ребятам чуточку помог
Спуститься, и они уж на ките,
Неописуемы минуты были те.
Рассевшись поудобней на спине,
Услышали: - “Прислушайтесь ко мне”.
Грай детям очень громко говорил,
Как будто в сто фанфар он затрубил.
- “Держитесь, дети, за мои усы,
Они крепки, надежны и толсты.
Другими я вас сзади подожму,
Когда вы в безопасности, пойму.
Тогда и поплывем сквозь толщи вод,
Посмотрим, где живет какой народ,
Жару, седые северные льды.
В дорогу, кстати, взяли вы еды?
А то прогулка будет не на час.
Покушать вам захочется не раз.
Заряна приготовила вам все,
Даёт благословение свое.
Ну а Бурдай, пускай он отдохнет.
Ну, правильно, готово все, вперед!”
И плавно тронулся, пронзая толщи вод,
Казалось, он летит, а не плывет.
Ему дорогу уступали все,
Плывя за ним потом уже в хвосте.
Да им не приходилось даже плыть,
Тянул поток их, как иголка нить,
Но постепенно стали отставать
И взглядами их только провожать.

***
С минутой каждой, было все светлей,
Кит поднимался мощью всей своей
И, наконец, он выплыл на простор,
Вдали сверкали пики дивных гор.
Вода такою синею была,
Как будто краску с неба забрала.
Светило солнышко, чудесные лучи,
Приветливы и очень горячи,
Коснулись чистотой своей детей,
Так странствовавших посреди морей.
Ну, кто еще так много видеть мог,
Покинув, дорогой, родной порог?
Их радовались от того сердца,
Что нет их путешествиям конца.
Грай будто бы огромный теплоход,
Теперь не торопясь, поплыл вперед,
Рассказывая детям обо всем,
Что повстречали на пути своем.
Так плыли не один они уж час,
Красой земли удивлены не раз.
Жара сменилась теплым ветерком,
Прохладней становилось все потом.
И, наконец, они приплыли в льды,
Где айсберги коварны и грубы,
Ведь над водой то, айсберга чуть-чуть.
А под водой его не обогнуть.
Огромной глыбой, плавая в воде,
На севере он главным был везде.
Рассказы слушали тюленей и моржей,
О том, как люди жадностью своей,
Их отношения во всем смогли сгубить,
Их братьев сколько, просто так убить.
И все-таки, винили не людей,
А лишь того, кто был их всех хитрей.
Брайхан здесь не однажды побывал
И всех между собой переругал.
К ним белый приплывал, большой медведь,
Который от обиды стал реветь,
Когда узнал, что брат его - Бурдай,
Не посетил родной, прекрасный край.
Его не видел он уже давно
И только проведение само
Доносит весточки до дальней стороны,
Что жив, и мышцы сил его полны.
Бурдаю он привет передавал,
Всем, уплывая, лапой помахал.

***
Костюмы от жары детей спасли,
А в холоде, тепло им принесли.
Вот тут и вспомнился им всем тот самый ёж,
В делах своих, что очень был хорош.
Побыв еще на севере чуть-чуть,
Отправились они в обратный путь.

***
Брайхан, дождавшись Яхму, так кричал,
Ногами по пещере так стучал,
Что все вокруг ходило ходуном.
Немного успокоившись потом,

Её спросил: - “Что, Яхма, как дела?
Ты видишь, жизнь до срыва довела?
Ведь день за днём бегут, бегут, бегут,
А эти сорванцы еще живут.
В колодец хочешь? Попадём туда
И выбраться не сможем никогда,
Ведь нам Яри уже не обмануть,
Теперь он точно понял нашу суть.
Он нас продержит миллиарды лет
В колодце, где давали мы обет,
Что зло не станем больше уж творить,
Но нам без зла, как видно, не прожить.
Переругали мы на свете всех,
Людей ввели с тобой в огромный грех,
А звери стали кидаться на них
И хаос на земле опять возник,
Не стали все друг друга понимать,
И что же, возвратиться всё опять,
Им радоваться жизни на земле,
А нам сидеть всем на вонючем дне,
Где никого ни с кем не поругать,
Друг-друга грызть начнем тогда опять.
Ох, Яхма, Яхма, что же делать нам,
Ведь нет прощений нашим всем делам.
Батоно этот, просто, очумел,
Нас извести давно уж он хотел.
Он и тогда сказал о нас Яри,
Твои, мол, клятвы лживы и мои.
Теперь пойдет он точно до конца,
Недаром появились два юнца.
Он к ним своих девчонок подослал,
Теперь они друзья, я точно знал,
Что нам конец когда-нибудь придет,
Когда на свете дружба оживет!”

***
-“Ну что разнылся, старый дуралей,
Они сейчас среди больших морей.
В воде их Грай сумеет защитить,
Но он умеет только быстро плыть.
Громадиною, хвастаясь своей,
Не видела я дурака добрей.
Но к счастью не дано ему летать,
Их с неба попытаемся достать.
Пущу стервятников, и грифов попрошу,
Должок старинный с них теперь спрошу.
Пусть растерзают этих малышей,
От пяток и до кончиков ушей.
К колодцу нам нельзя их допустить,
Ты прав, Яри не сможет нас простить.
Ну что, Брайхан, ты скажешь мне в ответ?
А то разнылся - дряхлый ты скелет!”
-”Потише, Яхма, меньше оскорбляй,
Скорее лучше птичек вызывай,
Пускай споют прощальную свою,
Тебе добро я, Яхма, вновь даю.
Смотри же там, опять не ошибись,
С вестями лишь хорошими вернись.
А я тебя в пещере стану ждать
И на камнях о будущем гадать”.

***

Кит плыл, уже заснули малыши,
Они наплавались сегодня от души.
Он их усами нежно обмотал,
Чтобы случайно кто-то не упал.
Еще немного и опять на дно,
Где хоть и безопасно, но темно.
А наверху такая красота,
Другие звери, видно, неспроста
На сушу выбрались, и там остались жить.
Так думал Грай, всё продолжая плыть.
На горизонте, черных точек ряд,
Привлек кита неискушенный взгляд.
На них он с любопытством посмотрел,
Но о плохом подумать не хотел.
В раздумья он пустился вновь свои,
Все вспоминал прожитые дни.

***
Тем временем те точки все росли,
Стервятники беду с собой несли.
Они уже увидели кита
И перестроившись, зашли к нему с хвоста.
И только лишь сорвать собрались куш,
Как в небе появился Самохруш.
Но грифы не хотели отступать,
Давай они стервятников ругать:
-“О, трусы, испугались вы орла,
Он лучше нас, наверное, едва.
Давайте растерзаем и его,
Пусть он большой, посмотрим кто кого.
Ведь мы, по сути, тоже все орлы,
Так, что боятся этой ерунды?!
Нас много, ну а он всего один.
Нам помешать ему мы не дадим”.

Но Самохруш накинулся без слов,
Он к бою был давно уже готов.
Когда же гриф достать хотел детей,
То оказался Самохруш быстрей.
Он клювом так его полосонул,
Что крик его всех сразу ужаснул.
Отбросив мысли, Грай в себя пришел
И выхода другого не нашел,
Как поскорей исчезнуть под водой,
Но тут подумал, выход то простой.
Но, как дышать ребятам в глубине,
Они сейчас не на волшебном дне
И им там нечем попросту дышать.
Тогда он попытался птиц достать,
Освободив, один огромный ус,
Он проворчал:- “Стервятник, подлый трус!”
За хвост его так сильно ухватил,
Что показался свет тому не мил.
Затем его под воду уволок ,
Откуда тот уж выбраться не смог.
Грай так еще с десяток утопил,
Но про детей при этом не забыл.
Усами остальными их держал,
Стервятникам достать их не давал.
А Самохруш с другими воевал,
Свое он дело очень точно знал.
Досталось же конечно и ему.
Летали черные по небу, по всему.
Вода была вся в перьях и хвостах.
Ни проронив не слова на устах,
Он, наконец, последнего прогнал,
Тот, улетая, жалобно стонал.
Друг к другу прижимались малыши
И все они так были хороши,
Что Самохруш забыв о драке всей,
Своим крылом их обнял поскорей.
Когда же успокоились они,
Сказал:-“О, Грай, дружище, извини,
О нападении не сразу я узнал
И потому чуть-чуть не опоздал.
Ну, Яхма, мы тебя еще найдем
И зло на этом свете изведем.
Ты обнаглела, видимо, совсем
И надоела в этом мире всем”.
Крылом своим обняв детей держал,
Затем, взглянув на Грая, продолжал:
- “Нам позвонил с пещеры тот червяк,
Что ползает там, будто просто так,
Но их нам козни все передаёт.
Ну, ничего, расплата их найдёт.
Ну что, перепугались? Ничего,
Добьёмся всё равно мы своего”.
В глаза, взглянув взъерошенных детей,
Он улыбнулся и сказал:-“Скорей
Растите, вы ведь очень нам нужны,
Вас ждут дела, что так для всех важны”.

***
Еще немного с Граем поболтав,
Все новости последние узнав.
Заряне передав большой привет
И пожелав ей жизни много лет.
Взмыл в небо победивший Самохруш-
-Спаситель четырех невинных душ.
Уже через минуту он исчез,
Неся так быстро свой огромный вес,
Что разлетелись даже облака,
Когда крылом он тронул их слегка.

***
Все успокоилось, вокруг стояла тишь.
-“Счастливого пути! Ты долетишь
До города свободно и легко,
Пусть он отсюда очень далеко.
А я вовеки не смогу летать,
Полжизни я бы смог за то отдать,
Но мне летать по небу не дано
И возвращаться нужно вновь на дно.
Ну, Самохруш, счастливого пути,
Ты в город Грёз скорее долети,
Чтобы узнал Батоно обо всем.
С Яри они решат уже вдвоём,
Как поскорей Брайхана извести,
Чтобы во всём порядок навести”.
Так рассуждал плывущий быстро Грай,
Стараясь поскорей добраться в край.
Лишается где Яхма своих сил,
Он если б смог, сейчас с неё спросил
За всё, что в мире сделала она,
Чтобы за всё ответила сполна.

***

Мэл с Джи от страшной драки отошли
И слов не мало ласковых нашли,
Чтоб успокоить Край и Кри скорей,
Спокойно, чтобы плыть среди морей.
Грай плыл, собой вздымая тонны вод,
Гудел за ним из волн водоворот
И скоро был весь путь преодолен,
На дно спускаться стал спокойно он.
И, наконец, причалил к кораблю,
Что там нашел навек судьбу свою.
Встречала их Заряна там сама.
-“Чуть-чуть и я б сошла уже с ума,
Узнав о неприятных всех делах,
Впервые поняла я слово страх.
Сейчас у всех одно лишь на устах,
Во всех подводных верите ль местах,
Как Самохруш и Грай смогли побить,
(Иначе просто не могло и быть!)
От жадности тех, очумевших птиц,
Пред Яхмой, что лежат безмолвно ниц.
Одно вот только в том и хорошо,
Что все благополучно так прошло.
Ох, черные, никак неймётся им,
Ну, как не стыдно право им самим?!
Пойдёмте же теперь, скорее, в трюм,
Изнервничался весь Окаритун”.
Ему Бурдай немедля сообщил
Про все дела, и тут же попросил,
Дать разрешение идти в обратный путь,
Растолковав проблемы этой суть.
Окаритун даёт ему добро:
-“Вот до чего коварство довело.
Я думала, побудете еще,
Мне с вами так легко и хорошо,
Визиту вашему нежданно вышел срок,
Ну, хоть один еще бы нам денёк”.



***

Бурдай помог спуститься детям в трюм
И был хотя он вовсе не болтун,
Уж тут его по правде, прорвало
И всходы красноречия дало.
Брайхана с Яхмой клял он, как хотел,
Он был, на самом деле, очень смел
И хоть сейчас готов идти был в бой,
Врагов всех, поражая пред собой.
Ну, а когда про брата он узнал,
На черных злее он намного стал.
Не видел он его так много лет,
Хоть и объехал, ну почти, весь свет,
А в дом родной никак не мог попасть,
Из-за Брайхана эта вся напасть.
Об отпуске он даже не мечтал,
Все потому, что очень точно знал,
Что все к развязке скоро уж придет,
А вот тогда уж он и отдохнет.
Взгрустнул он, вспомнив Север и родню
И замурлыкал песенку свою.

***

Заряна говорила не спеша,
Добром ее наполнилась душа,
Когда она сказала:- “Мэл и Джи,
Вас ждут крутые в жизни виражи,
Но всюду будут верные друзья
И среди них, конечно же, и я.
Вас об одном хочу я попросить,
Нет времени ваш край мне посетить,
А там живет мой самый младший брат,
Его я видела так много лет назад.
Знакомы вы с ним очень хорошо
И знаю я, конечно же, еще,
Что вас он любит, так же, как и я,
Недаром все же, кровная родня.
Да, да, представьте, это гордый Лу,
Вы поклонитесь от меня ему.
Пускай не сердится и знает, час придет,
Когда нас встреча, наконец, найдет.
Его я не забыла ни на миг,
Разлуки нас тяжелый рок постиг.
Ну, ничего, рассеется туман
И обнажится в мире весь обман.
Тогда все вместе будем пировать,
Ну, а пока нам на постах стоять.
Так расскажите обо всем вы Лу,
Любимейшему брату моему”.
Скатилась по щеке её слеза
И грустью переполнились глаза.

***

Ну, что же, час прощания настал,
Бурдай без лишних слов для всех сказал:
-“Пора вернуться на корабль нам,
Что поплывет обратно по волнам.
Узнали много дети, но опять
Я буду им всегда напоминать
О том, что веточка сломается легко,
Когда она одна и далеко.
Один до цели, нужной не дойдёт,
Порой так трудно двигаться вперед,
Но если рядом верные друзья,
Дорога облегчается твоя.
Ну, что Заряна, милая, прощай,
Пойдем на палубу скорей, нас провожай,
А то еще немного и опять,
Не захочу я дом твой покидать.
Тебе мы благодарны за прием,
Еще не раз друг к другу мы придем”.
И дети нежно обняли змею,
Что подарила душу им свою.
А к батискафу их доставил кит,
Был, у которого по правде, грустный вид.
Он расставаться с ними не хотел
И долго, долго вслед еще смотрел,
Пока исчез из вида батискаф,
Дорогу на корабль отыскав.
Их ждал давно на борт уже Ирсон
И вся команда, что была на нем.

***
Прожектор им дорогу освещал,
Бурдай же батискафом управлял,
Да так, что любо-дорого смотреть,
К обеду нужно было им успеть.
Назначен праздник был на корабле,
Что посвящен отплытию к Земле
И вот уж встречи наступает миг,
Корабль в поле зрения возник.
Там ждали с нетерпением давно,
Поглядывая каждый миг на дно,
Их возвращения с таинственных глубин,
Где властвовал повсюду мрак один.

***

Все закричали громкое:- “Ура!”
Ведь праздник был уже готов с утра.
Все рады были сильно за ребят,
Что на корабль прибыли назад,
И рад, конечно, очень был, Бурдай,
Он крикнул им:-“А ну-ка вылезай,
Чего расселись, наш окончен путь.
Теперь нам можно всем и отдохнуть,
А то я право, кажется, устал.
Я думал час последний мой настал,
Когда узнал про этот птичий бой,
Как грифы с неба кинулись гурьбой,
Хотели малышей они сгубить,
Но никогда тому уже не быть.
Привёз еще я зуб акулы той,
Вела, что с батискафом смертный бой.
А батискаф, ну право, молодец,
Как он задал ей перцу под конец.
Теперь уж Лех надолго замолчит,
Пускай в своей пещере посидит.
Ему за все досталось поделом,
А мы вернулись в наш плавучий дом.
Ну, что, ребята, праздновать пора!”
И вновь гремело радостно:-“Ура!”

***

Все принялись за праздничный обед,
Какого и не видел белый свет,
Что только хочешь, было на столе,
И каждый то накладывал себе,
Покушать вкусно очень он любил.
Обед веселый этот проходил
На палубе, где выставив столы,
Все вынув - от печенья до халвы,
Командовал веселый, добрый кок,
Что угодить бы всем на свете смог.
Затем пустили в небо фейерверк,
Что далеко поднялся прямо вверх.
Пускали фейерверки целый час,
Они красой всем радовали глаз.
Вот в небе засветилось сотни звезд
И речь Окаритун тут произнёс
О том, что скоро будут на земле,
И верит всем он, будто бы себе,
Как всю команду любит и опять,
Готов всегда их в плавание звать,
Как очень сильно полюбил детей
Не видел, он их лучше, и милей.
Затем все стали дружно танцевать,
И кушать, и напитки наливать.
Веселье продолжалось до утра,
Сгорели свечи длинные дотла.
Горевшие всю ночь для красоты,
И навевавшие прекрасные мечты.

***

Сказал Окаритун:-“Всем отдыхать!
Лишь вахте ничего не проморгать.
Сегодня отплываем к берегам,
Которые ночами снятся нам”.
Он якорь приказал с глубин поднять,
И умные машины запускать,
Пусть поведут корабль по волнам,
К родимым, долгожданным берегам.

***
В пещере страшной, что пугает глаз,
Где с вами были мы уже не раз,
Стояла гробовая тишина,
Зловещей показалась всем она.
Для тех, кто в этот час туда пришел,
Угрюмого Брайхана там нашел.
Сидела Яхма прямо позади,
Глазами говоря:-“Не подходи!”
От страха всё зажались по углам,
Ведь и Брайхан уже боялся сам
Того, что с ними очень может быть,
Об этом разве можно позабыть?!
Стервятники там были, пауки,
Шакалы, что на гадости легки.
И змеи - ядовитые кругом,
Которые в пещерах ищут дом.
Там был и Лех еще чуть-чуть живой,
Что представлял акул, для всех собой.
Ну, в общем, нечисти собрался полный зал,
Что залом зла Брайхан для всех назвал.
И, наконец, как будто страшный гром,
Раздался голос, гнева было в нём
Так много, что хватило бы на всех.
Поёжился от холода и Лех,
Что не боялся в мире никого.
(Лишь только батискафа одного)
-“Ну что, допрыгались, как близок наш конец,
Собрал я всех сегодня, наконец.
Мне надоело попусту болтать,
Пора уже и меры принимать.
Акул послали, где они сейчас?
У Леха и того подбитый глаз.
Стервятники?- отличные бойцы,
Как будто бы безмозглые юнцы,
Которых Самохруш сумел побить,
А Грай усами стольких загубить,
Что неудобно даже говорить.
Куда девалась сразу ваша прыть?
Стоите и трясетесь до колен,
А я ведь говорил однажды всем,
Что коль не поторопитесь сейчас,
Наступит этот неприятный час.
Вы посмотрите, что у нас вокруг:
Враги друзьями снова стали вдруг
И все вокруг становятся добрей.
В пещере зла, и то уже светлей.
Вы обленились просто, ну так что ж,
Втыкаете в себя вы сами нож.
Каких то двух юнцов, и не достать,
А ну-ка, перестаньте же роптать.
Ну, кто такие эти Мэл и Джи,
А ну-ка Лех, скорее мне скажи,
Зачем ты грыз железный батискаф?
Весь ум твой видно только на устах.
Что, не нашел ты способов других,
Как погубить соратников своих?
Забрал твой зуб в коллекцию Бурдай,
Как хочешь, так его и выручай.
Ну, в общем, толку с вас, как видно нет,
Вам, видно, нравится добром кипящий свет.
Так, может нам уже не по пути
И мне других служителей найти?
Что скажешь Яхма, ты их всех нашла,
Когда ко мне в соратницы пришла.
Компьютер у тебя и телефон,
И телевизор глушит все кругом.
По сотке можешь столько говорить,
По честному, вовек не заплатить.
А толку что?- ну, совершенный ноль.
На стол доклад мне письменный изволь,
Хоть ты мне и считаешься женой,
Но как творить мне зло, скажи, с тобой?
Где этих недоумков ты нашла?
Ведь если б у меня была душа,
То я б ее давно уже отдал
За то, чтоб больше их не увидал.
Твои дункары - просто дураки.
Труды мои так были нелегки,
Чтобы заблудших больше душ набрать,
Они ж их растеряли все опять.
Ну, все, довольно, все ступайте вон!
От вас один лишь бестолковый звон.
К своей я старой спутнице пойду,
Уж с ней то я решение найду.
Она всё знает, глядя вверх и вниз,
Командуя полками грозных крыс”.
И всех прогнал по норам и холмам,
Оставшись свою думу, думать сам.

***

По глади моря мчался вдаль Ирсон,
А Мэл и Джи казалось, это сон,
Все то, что там, на дне произошло.
Так было здесь светло и хорошо,
Глаза блестели добротой у всех
И слышался повсюду громкий смех.
Все ждали появления Земли,
Должна, что показаться там вдали,
Где солнышко всегда ложится спать,
Устав за день часть мира согревать.
И, наконец, раздался звонкий крик,
Пришел к ним, наконец, желанный миг
И все кричали радостно: - “Земля!”
С летящего стрелою корабля,
По времени примерно через час,
Скомандовал Бурдай в последний раз,
Конечно же, для Мэла и для Джи
Не верили, что больше в миражи.
Скомандовал он якорь опустить
И к берегу всем на дельфинах плыть,
Где скоро приземлится звездолет,
И далеко детей всех увезёт.

***
И, наконец- то, твердая земля,
Стремятся к ней, как видно, все не зря.
Пусть долго можно плавать по морям,
Но этот мир лишь рыбам только дан.
А остальным без суши не прожить
И потому о ней не позабыть.

***

Дельфины всех на берег привезли.
Стоял Ирсон, сверкающий вдали
Не опускаясь в этот раз на дно
И так всем надоело уж оно.
По твердой все запрыгали земле,
Позволив удовольствие себе.
А Мэл и Джи совместно с Край и Кри,
Такого визгу сразу навели,
Что даже чайки улетели прочь,
Им крики стало слушать те невмочь.
Все радовались, просто, от души,
Так были те мгновенья хороши.

***

-“Ну что, друзья”- сказал Окаритун.
-“Вы знаете, лишь в сказках есть Нептун.
На самом деле, нет его совсем,
Расскажете теперь об этом всем,
А сколько новых встретили друзей,
Что оказались всех врагов сильней.
Здесь скоро приземлится звездолет
И вы опять отправитесь в полет,
Но встреча обязательно придет,
В единый миг она нас соберет.
Когда вершится в мире будет то,
Что просто называется добро,
И зло оно сумеет победить,
Так знать, тому на самом деле быть.
Ну, вот и показался звездолет.
Да, пунктуален, как всегда, пилот.
Ну, что, друзья, пришел прощанья час,
Вы улетите далеко сейчас,
А нам опять болтаться по морям,
Завидуем мы все немного вам.


***
Махали все до одного с земли,
Скрыть не пытаясь чувства все свои,
Кричал Окаритун еще внизу,
Бурдай утер с огромных глаз слезу.
Взял курс, сорвавшись с места, звездолет,
А вот куда, им не сказал пилот.
Он приберёг для малышей сюрприз,
Все время лишь поглядывая в низ.
Раздался шорох где-то позади,
Эл уши навострил тогда свои
И вдруг знакомый очень добрый смех
В восторг привел детей мгновенно всех.
Маймуни пряталась за креслом позади,
Соскучившись за ночи все и дни.
Была, что от мальчишек вдалеке
И вот теперь, по радости реке,
Она неслась, вновь обнимая их,
В особенности Мэл и Джи своих.
И повторяла часто:-“ Как дела?
Я от тоски чуть-чуть не умерла.
Привыкла я ребята сильно к вам,
Что ради вас на свете всё отдам.
Ну, наконец-то, рядом вы теперь,
Разлуки нашей затворилась дверь”.
И расспросив про все до мелочей,
Поведать постаралась им скорей.
Куда они на этот раз летят,
Конечно, если знать о том хотят.
В единый голос крикнули Мэл с Джи:
-“Быстрее нам, Маймуни, расскажи,
Куда мы этот совершим полет
И что нас дальше в этом мире ждет?”
-“Да успокойтесь, успокойтесь вы,
Мои вы дорогие шалуны.
Весть добрую пришла я вам сказать,
Домой вы отправляетесь опять.
А вместе с вами будут Край и Кри,
Соскучились что по отцу вдали,
Но ждет вас всех еще один сюрприз”.
Маймуни посмотрев, сказала вниз:
-“Конечно, мама ждет вас всех одна,
А пап на этот раз, поверьте, два.
Батоно нынче тоже на земле,
Сидит он с вашим папой во дворе”.
Сказала, обращаясь к Мел и Джи.
А Край и Кри в восторг тогда пришли,
И обниматься бросились тот час,
И слезы покатились с юных глаз.
-“Уж через час мы будем подлетать,
Готовьтесь, будут нас они встречать,
Такого позабыть никак нельзя.
Ну что же, с возвращением друзья!”





















Часть третья

Цвиана принимает
гостей

















***

Неделя пролетела, словно день,
Хотя на самом деле в ней их семь,
Но так всем вместе было хорошо,
Что отдыхать хотелось им еще.
Мэл с джи играли вместе с Край и Кри,
Открыв земные тайны им свои.
Все показав любимые места,
Где родилась заветная мечта,
Со всеми познакомили детьми.
Стояли лета солнечные дни,
Ходили в джунгли с взрослыми гулять,
Маймуни их взялась сопровождать.
Она им показала все вокруг,
Прекрасно проводили все досуг.
Батоно приобрел себе гамак,
Сказав, что это в жизни не пустяк
И нужно отдыхать от всей души,
Дни без забот, как в сказке, хороши.
Он ночью только в гамаке и спал
И чистым, свежим воздухом дышал,
А днем в гамак влезала детвора,
Для них везде была одна игра.
Конечно, мама превзошла себя,
Всем пищу очень славную творя.
Батоно восхищался каждый раз
И повара прислать хотел тот час,
Как только доберётся в «Город Грез»,
Чтобы те тайны в город перенес.
Лу тоже каждый вечер приползал
И до утра друзей всех охранял.
Харуги, кот, все тоже были здесь,
А Самохруш принес однажды весть,
Ушел что в плавание вновь Окаритун
И охраняет сотни мирных шхун,
Что всем привет большой передавал,
Сказав, что лучше он детей не знал,
С которыми проплавал много дней,
Всем отдохнуть желал, повеселей.

***
Но все кончается когда-то, это так,
Часы бегут тик-так, тик-так, тик-так,
И наступал уже отлета день,
И легкой грусти пробежала тень.
Так не хотелось снова улетать,
А маме с папой всех их провожать.
Но что поделать, жизнь идет вперед,
На завтра был заказан звездолет.

***
Знакомый луг, как прежде, весь в цветах,
Каких и не найти в других местах.
Уже стал местом проводов и встреч,
В траву здесь можно было просто лечь,
Вдыхая цвета пряный аромат
И в небо устремить далеко взгляд.
Там и назначен новый был полет,
А где-то стартовал уж звездолет.
Расселись, одеяла расстелив,
Всех птиц в кустах поющих удивив.
И говорили просто обо всем,
Что грустно покидать любимый дом,
И провожая встречи новой ждать,
Что лишь надежду нужно не терять
В то лучшее, что ждет их впереди,
И как прекрасны станут снова дни,
Когда не станет в мире больше зла
И как чудесно вновь пойдут дела.
Но вот уж показался звездолет,
Его увидел первым дикий кот.
Имел он очень зоркие глаза,
Укрыться от него было нельзя.
Пилот уже к поляне подлетал,
Свое он дело так искусно знал,
Что сев он даже не примял траву,
Лишь потревожил спящую сову.
Она, чуть-чуть с спросонья, поворчав,
Опять уснула, так и не узнав,
Кто смог внезапно сны ее прервать,
Ей после ночи так хотелось спать.
Все попрощались, и в далекий путь;
Взгрустнулось только каждому чуть-чуть,
Но к этому все стали привыкать,
Встречать и вновь обратно провожать.

***
Мэл с Джи, Край с Кри, Батоно и пилот,
Что вел уже знакомый звездолет,
Летели в город, чтобы там опять
Учиться, и работать, и мечтать.

***
Без церемоний пышных в этот раз,
Карага в ранний всех их встретил час.
Бобер свою машину подогнал,
Но тут Батоно просто так сказал:
- «Езжай дружище, мы пойдем пешком,
Поговорить о чем в пути найдем.
Давно по лестнице я не ходил своей,
Да не хватало времени скорей;
А вот сейчас хочу по ней пройти
И отдохнуть от дальнего пути.

***
Гора лежал у входа, как всегда
И хоть не улыбался никогда,
Глаза его светились лишь добром
И здесь он был на месте, на своем.
Увидев подходящих, он привстал,
Приветствуя Батоно, так сказал:
- «В порядке все, нет никакой беды,
В достатке всем одежды и еды,
Спокойствие царит у нас кругом,
Никто не посещал Батоно дом.
Лишь те, кто здесь работает, и все,
Держу я слово твердое свое».
И хвост свой дружелюбно повернул,
При этом шаловливо подморгнул.
Все поднялись в знакомый кабинет,
Струился там повсюду теплый свет.
Всем Край и Кри напитки принесли,
Какие в кухне отыскать смогли.
Ведь дома они не были давно,
А без хозяек, видно, всё равно
Дела не так уж хорошо идут,
Без них нигде нельзя создать уют.
Расселись все по креслам и тогда,
Батоно им сказал: – «Ну не беда,
Пополним завтра заново запас.
Ну, а теперь попьем, что есть у нас».
И дальше, продолжая свою речь,
Он, сняв костюм с широких своих плеч,
Мэл с Джи о планах новых рассказал
И важность этих планов доказал.
- «Ну, что ж, друзья, пора учиться вам,
Задание с утра я завтра дам,
Чтобы для вас готово было все,
Познание расширите свое.
Учить вас станут те учителя,
Которых подобрал вам лично я.
Поверьте, мало времени пройдет,
Вы двинетесь стремительно вперед.
Без знаний невозможно в мире жить,
Их нужно знать и бережно хранить.
Ну, а теперь давайте отдыхать,
Всем силы нужно новые набрать,
А жить, Мэл, Джи, вы будете у нас,
Вас в дом Аю проводит всех сейчас’’.
И крикнув расторопного Аю,
Закончил речь приятную свою.

***
Аю всех проводил в уютный дом,
Где жить они должны все вчетвером.
У девочек там комната своя,
Чудесная, по правде говоря,
Была их комната на верхнем этаже.
Ко сну готово было все уже,
Об этом позаботился Аю,
Всю вложив душу - светлую свою.
У мальчиков же комната была,
Не менее уютна и светла,
Стояла только ниже этажом,
Кровати поманили сразу сном,
Прилечь успели только дети все,
Как оказались в крепком сладком сне.
Ведь путь далекий много сил забрал,
Который всех однажды их позвал.

***

Полгода проходили день за днем,
Учились все прилежно вчетвером.
Они сумели многое узнать,
Задачи очень сложные решать,
Из ситуаций сложных выходить,
Писать красиво, верно говорить.
К ним иногда Батоно приходил,
Когда часок свободный находил.
Хвалил их за прилежность, а затем,
Устраивал им отдых сразу всем.
Они ходили в чудный парк гулять,
Аттракционов было в нём не сосчитать.
Любили очень заходить в бассейн,
Где нравилось поплавать вместе всем.
И вспоминали, как Окаритун
Учил их плавать, пусть, и не Нептун.
В бассейне плавали, хватало сколько сил,
Пока Батоно их не выводил
И вновь занятия серьезней и важней,
Которых не было на много, много дней.

***
Однажды утром, дверь открыв свою,
Ребятам крикнул радостно Аю:
- «Давайте, собирайтесь поскорей,
Сегодня будет день, повеселей.
Зовет Ботоно всех к себе сейчас,
Что скажет он нам всем на этот раз?
Случилась что-то важное, друзья,
А значит, нам опаздывать нельзя.
Быстрей давайте, я пойду во двор,
Уже подъехал на авто Бобер».
И вот авто к Батоно их везет,
И каждый думает, ну что же там их ждет.

***

Батоно был серьезен в этот день,
Лежала на лице заботы тень.
Он всех опять по креслам рассадил
И даже дочерей не отпустил.
Аю присел у стенки на диван,
Который для себя он выбрал сам.
Батоно, помолчав чуть-чуть, сказал:
- «Как видите, я срочно вас позвал,
На то причина видимая есть
И оттого мы собрались сегодня здесь.
Конечно, вам известен всем Брайхан,
По всем его негоднейшим делам.
Так вот, он силы черные все свёл
И их до исступления довел,
А всё это, ребята, из-за вас
Он чувствует своей кончины час.
Для вас Мэл, Джи он самый лютый враг
И не дай Бог, неверный сделать шаг,
Он в целях всё использует своих.
И пусть взбешён своей опалой Лех,
Он все равно с Брайханом за одно,
Известно это всем уже давно.
Они ругаться могут меж собой,
Но созданы из гадости одной,
И если что не получается у них,
Объединяются в один короткий миг.
На днях у них за много, много лет,
Прошел большой, расширенный совет.
На нем Брайхан препоны все убрал,
О том и Лех, пожалуй, не мечтал
И все опять за дело принялись,
По уголкам вселенной разбрелись,
Чтобы собрать как можно больше сил,
Которые Яри давно разбил,
Но спрятались осколки там и здесь,
Мечтая мир опять поссорить весь.
Без дела мы здесь тоже не сидим,
За ними зорко день и ночь следим,
Но всякое бывает потому,
По данному совету моему,
Со мной согласен был вчера Яри,
Дополнив предложения мои.
Вас на Цвиану срочно отослать,
Чтобы еще их больше испугать.
Они не сразу хитрость ту поймут,
Когда вас во вселенной не найдут.
Ведь о Цвиане знает лишь Яри
И даже я, что тут не говори,
Не знаю, где находится она,
Планета, что загадками полна.
Вы улетаете сегодня же туда,
Для этого позвал я вас сюда,
Я с вами отправляю Край и Кри.
Аю услуги предложил свои,
И я решил, он пригодится вам,
Я здесь управлюсь без него и сам.
Ну, быстро собираться, и вперед,
Яри прислал за вами звездолет».
Слова Батоно были,как приказ,
Мэл с Джи в том убеждались много раз,
А что приказы нужно выполнять,
О том на свете каждый должен знать.
Необходимое лишь только взяв с собой,
Предмет в дороге нужен не любой.
Они в уютном домике своем,
Минуты ожидали вчетвером,
Когда же время старта подойдет,
Что их на ту планету уведет,
Что странно так «Цвианою» зовут,
И что они там нового найдут.
Батоно же с Аю пошли туда,
Где химик ёж работал, как всегда,
Чтобы забрать костюмы для детей,
Что поражали красотой своей,
Для дальних перелётов созданы
И как нельзя в полетах тех важны.
Костюм последний ёжик создавал,
Он их не шил, а как-то отливал,
Особой технологией своей
И оттого костюмы сотни дней
Могли служить хозяевам везде,
В опасной даже для людей среде.
Костюмы кроме тонкостей других,
Для перегрузок созданы таких,
Бывают, что в полетах скоростных
Далеких и довольно не простых.

***

Аю с Батоно в дом вошли вдвоем,
Где ждали их ребята вчетвером,
Раздав с костюмом каждому пакет,
Пакеты излучали нежный свет.
Сказал Батоно, их тот час одеть,
Чтобы проверить все и осмотреть.
Костюмы были впору, как всегда,
Ведь ёж не ошибался никогда.
- «Ну, все, теперь пора на звездодром,
Аю лишь мы немного подождем,
Пока оденет он и свой костюм,
И в дальний путь отправимся без дум».
Сказал Батоно, глядя на часы,
Необычайно сказочной красы.
Аю теперь еще огромней стал,
Конечно, сам об этом он не знал,
Как шёл костюм невиданный ему,
Ведь главное, медведю самому
Удобно и комфортно было в нём.
Батоно произнес: - «Ну что, пойдем,
Пора, до старта остается час.
Ох, как скучать я буду здесь без вас,
Но что поделать, выбрали мы путь,
В котором состоит всей жизни суть.
Добро должно на свете победить,
Об этом ни на миг нельзя забыть».
Расселись все в машине по местам,
На звездодром их вез Батоно сам.
Бобра на этот раз он отпустил,
А может, тот об этом попросил.

***

Проехав очень быстро Город Грёз,
Батоно через лес их всех повез,
Деревья были, в нём до небa высоки,
А ветви их огромны и легки.
Они такую создавали тень,
Что пасмурным казался ясный день.
Дорога шла то вверх, то круто вниз,
Показывая словно свой каприз,
То резко повернёт, то, как стрела,
Но ровной исключительно была.
Лес неожиданно закончился в момент,
Казалось, что его и вовсе нет,
А впереди светился звездодром,
Величественный в облике своем.
Стояли там большие корабли,
Они галактики преодолеть могли.
Мэл с Джи о них уж слышали не раз,
Но то чудесно было, без прикрас,
Что взорам их представилось сейчас.
- «Вперёд, друзья, прошу на выход вас» -
Батоно уже весело сказал
И руки первым дочерям подал.
Оглядываясь, вышли Мэл и Джи
И Мел задал вопрос Аю: - «Скажи,
А ты летал на этих кораблях?
Меня немного разбирает страх.
Огромные такие все они,
Наверное, их строили не дни,
А много лет, я не могу понять,
Как могут те громадины летать».
- «О, Мэл, поверь, нас ждёт еще не то,
Не станет спорить, так скажу, никто,
Что техника ушла уже вперёд,
И можно, в общем, просто, без забот,
Галактики другие посещать.
Но как, не каждый должен это знать,
Хранится в тайне это все большой,
Чтобы создания с несветлою душой,
Воспользоваться этим не смогли,
А то ведь натворят тогда они
Такого, что и страшно говорить,
Мы потому секрет должны хранить,
Пока на свете существует зло,
Что нам создать машины повезло,
Которые хоть миллиарды лет
Вдаль полетят, и им преграды нет.
Конечно Мэл, ты очень удивлен,
Все это для тебя, как будто сон,
Но ты поверь, все это наяву,
Освоиться я всем вам помогу.
Летать мне приходилось много раз
И может потому я среди вас».

***
В порту, где было много этажей,
Был воздух и приятней, и свежей,
И идеальная повсюду чистота,
До строгости простая красота.
Встречал их экипажа капитан,
Что послан был Яри могучим сам.
Он знал прекрасно всех идущих ранг,
Огромный и смешной орангутанг.
К Батоно обращаясь, он сказал:
- « О вас я много слышал, но не знал
Вас лично и поверьте, очень рад,
Знакомству нашему побьюсь я об заклад.
К отправке подготовлен экипаж,
Детей доставить - долг священный наш.
Но про медведя раньше речь не шла,
Радиограмма только что пришла,
Что полетит он с нами, потому,
Каюту не готовили ему.
Придётся подождать чуть-чуть Аю,
Ну, право, не потянет же ко сну
Его, как только сможем мы взлететь.
Ну, здравствуй же, Аю, большой медведь».
Аю он обнял и к себе прижал,
Как будто сотню лет его он знал.
- «Да мы летали не один уж раз»-
Сказал Аю, прищурив правый глаз.
- «И если с ним сегодня я лечу,
Сказать без тени я сомнения хочу,
Что капитана лучшего нигде
Вы не найдете, то известно мне,
Отряд особый возглавляет он,
И полномочиями всеми наделён,
Которых не добиться никому,
Он подчиняется Яри лишь самому.
Чибрако – знаменитый капитан,
В том убедиться предстоит всем вам».
Чибрако улыбнувшись, продолжал
И голос, как ручей его бежал:
-«А вот и спутники, и спутницы при них,
Признаюсь, не возил давно таких,
Все больше как-то взрослых я возил,
Таких огромных, знаете ль, верзил.
А эти маленькие, даже мне смешно,
Что их туда доставить решено,
Не всем где удаётся побывать,
Но ведь о том Батоно лучше знать.
Мал золотник, да дорог говорят,
Как видно, назначение ребят
В особой где-то плоскости лежит,
Раз ими сам Яри так дорожит.

***

«Ну, что ж, прошу, корабль старта ждет,
Смелей, смелей! Пора уже в полет,
Прощайтесь и последуйте за мной.
Сказал Чибрако, поведя рукой».
С Батоно попрощались все тот час,
Обняв перед разлукой еще раз.
Чибрако, выйдя с ними из порта,
Сказал: - «Разлук извечна суета.
Ну что поделать, не последний раз
Прощаний слёзы капают из глаз».
Подали чудный аэромобиль,
Изящный, у которого был стиль.
Все сели и отправились туда,
Где их ждала дальнейшая судьба.
Батоно долго, долго им махал,
Пока своим их взглядом доставал.
Стоял корабль очень далеко,
Он был таким огромным, что легко
В нём заблудиться, видно, каждый мог,
Без провожатых кто бывать в нём смог.


***
Подъехали вплотную, тут же люк
Открылся, издавая тихий звук,
Который был на музыку похож.
Чибрако произнес тогда: – «Ну, что ж,
Добро пожаловать, друзья, на этот борт».
Был еле виден проводивший порт,
Казался он игрушечным теперь.
Сказал Аю: – «Вот в сказки и не верь,
Когда-то в сказках выдумали всё,
Что воплощение теперь нашло своё».
По трапу поднялись они на борт,
Их встретил там большой усатый кот,
Он был крупней Чибрако и ему,
Не зная даже сами почему,
Все улыбнулись, так уж он был мил,
Пройти своим всех взглядом пригласил.
Вошел на борт последним капитан
И доложил ему о всём кот сам:
- «Корабль к старту, капитан, готов,
А экипаж весь бодр и здоров.
Готово все, чтобы принять гостей,
Других не приходило новостей».
- «Отлично!- вслед Чибрако отвечал.
-“Не зря ведь я тебя с собою взял.
Хоть капитан ты тоже корабля,
Ты знаешь, что командую здесь я.
Прими гостей, и покажи им путь,
Да ты нежнее только с ними будь,
Они ведь не огромные слоны,
Которые до ужаса сильны,
А просто маленькие люди, лишь Аю
Всем может силу показать свою».
Тут кот представился: – «Меня зовут Тиграс,
Вас поприветствовать хочу ещё я раз,
Но нужно нам сейчас же поспешить,
Ведь нужно старт нам скоро совершить,
А с этим нам опаздывать нельзя,
Здесь точность, это главное, друзья».
Тиграс всех в лифт огромный посадил,
Нажал на кнопку, и у всех спросил:
- «Что, интересно? Ново все для вас?
Освоитесь вы меньше чем за час.
Для вас готово все уже давно,
Корабль сей придуман так умно,
Что за минуту можно изменить
Весь интерьер, что будет вам служить,
Пусть каждый подбирает по себе.
Скажи-ка, Край, что нравиться тебе?
Ромашек поле? - это не вопрос,
Нажмём на кнопку, будет море роз
Или мимоз, в цветах я не пойму
И сам не знаю даже, почему.
Мне как-то больше техника важна,
А вот цветов поляна не нужна.
Ну, видно в жизни каждому своё,
Так, пусть же сбудется желание твоё».
***
- «Ну, всё, приехали»- промолвил капитан.
- «Сейчас Баркули все покажет вам,
А ты, Тиграс, займёшься кораблём,
Управимся с тобою мы вдвоём».
Баркули - Ягуар не юных лет,
В костюм космический, конечно, был одет.
Со всеми поздоровался и тут
Вскричал: – «Аю, как здесь ты тоже, плут,
Мы так давно не виделись с тобой,
Что срок прошёл теперь уже большой.
Рассказывай скорее, как дела?
Опять тебя дорога привела
На наш корабль, так скажи, зачем?
Глаза ты в космосе натёр, уж точно, всем.
Ну, сколько можно милый друг летать,
Не обижайся, я люблю болтать.
Пойдёмте, вам каюты покажу,
Где спать вас после старта уложу».
И с этими словами всех развёл,
Каюту каждому отдельную отвёл.
Каюты были не большие, но они
Необходимым были снабжены.
- «Ну, а теперь пожалуйте сюда»-
Баркули обратился к ним тогда,
Когда каюты посмотрели все,
Он подозвал их лапою к себе,
Они вошли за ним в уютный зал,
Места Баркули всем им указал.
Велел садиться, пристегнуть ремни,
Так к старту приготовились они.
Проверив всех, уселся в кресло сам
И в этот миг был старт мгновенно дан.
***
Огромной силы снизу был толчок,
Корабль словно совершил прыжок
И если б не держали всех ремни,
Повылетали с кресел бы они.
Затем раздался равномерный гул
В трубу, как будто, сильный ветер дул.
Всех к креслам придавило до того,
Что сделать невозможно ничего.
С открытыми глазами, кто взлетал,
Весь старт их больше уж не закрывал;
А кто при взлёте просто их закрыл,
С закрытыми так взлёт весь и пробыл.
Но постепенно все на спад пошло
И всё опять в движение пришло.
Сумел Баркули расстегнуть ремни,
Свою задачу сделали они.
И медленно по залу переплыл,
Как будто птица, и у всех спросил:
- « Ну, что вы чувствуете, взлёт произошел,
На курс уже корабль наш вошел,
Который ему задал капитан,
Появится он скоро здесь и сам.
Вы не спешите расстегнуть ремни,
Пока что держат крепко вас они,
Но только стоит их на миг убрать,
Вы станете, как мячики летать.
Знаком здесь с этим только лишь Аю
И потому ему я говорю,
Расстегивай ремни, ведь нам двоим
Придется дать уроки остальным,
Как нужно себя правильно держать,
И в невесомости друг другу не мешать,
А то вы перебьётесь все за час,
Такое было и не мало раз.
Потом лечить придётся синяки,
А мне, поверьте, это не с руки».

***

И обучив по очереди всех,
И шишки были, и весёлый смех.
Бракули и Аю смогли сказать,
Что можно им экзамены сдавать,
Их примет сам Чибрако капитан,
Проверив, что мы дать сумели вам.
А тут и капитан явился сам,
На корабле всё было по часам.
Экзамен принял, и доволен был,
И за упорство сильно всех хвалил.
- «Ну, что, теперь пора и отдохнуть,
А то ещё далёк и труден путь»-
Сказал, как приказал всем капитан.
-«Я отдохну, пожалуй, тоже сам,
Но не забудьте пристегнуть ремни,
Во сне необходимы вам они!»
У каждой койки было три ремня,
Чтобы уснувших от беды храня,
Не позволяли им во сне летать.
Ведь в невесомости никак вам не понять,
Где верх находится, а где, извольте, низ.
Такой вот удивительный каприз,
Вот для того и сделаны ремни.
Попробуй-ка без них хоть раз засни,
Окажешься ты неизвестно где,
Быть может головою и в ведре.
На корабле всё стихло, только гул
Лишь доносился, словно ветер дул,
Но слабый, с шумом взлёта не сравнить,
Корабль продолжал к «Цвиане» плыть.

***
Совсем немало времени прошло,
Когда к ним пробуждение пришло.

Дежурил возле них теперь Тиграс
И рад он очень, очень был сейчас,
Что, наконец-то, будет не один,
Поговорить, хоть, кто-то сможет с ним.
Проснулись все, пришла пора поесть,
Собрался экипаж с гостями весь.
В столовой, что по старому звалась,
Но трапеза другая здесь велась.
Всё было в тюбиках, ни ложек, ни кастрюль,
А под отходы эластичный куль.
В рот тюбик выдавишь, проглотишь, весь обед,
Все от бананов и до травяных котлет.
Компот, и тот по тюбикам разлит,
Ну, просто, очень красочных на вид
Иначе кушать в космосе нельзя,
Такая невесомость, вот, друзья.

***

Окончив трапезу, Чибрако всем сказал:
- «Полетов я немало в жизни знал,
Но первый раз, в компании такой,
Лечу к планете схожа, что с землей.
Цвиана так прекрасна, что для вас,
Скажу я это прямо без прикрас,
Она любимой станет и родной,
Вы попадёте, будто бы, домой.
На ней ведь нет, ни зависти, ни зла,
Туда зараза та не доползла,
Её найти не может и Брайхан,
И честь большая выпадает вам,
Цвиану вместе с нами посетить.
Ну, значит, так должно оно и быть,
Уж раз решил мудрейший так Яри,
Знать не простые дети вы земли.
А если так, то значит и на нас
Вы положится можете сейчас.
Ну а теперь, прошу пройти за мной,
Поверьте, что на свете не любой,
Когда-то видел сердце корабля,
Которым управляю я, друзья».
Бесшумно тут же отворился люк,
У всех детей захватывало дух.
Ведь на таком огромном корабле,
Летели дети первый раз в судьбе.
За первым люком было ещё три
И Мэл промолвил: – «Джи, ты посмотри,
Какие двери, вот бы нам в село
Такие в дом, ну как бы повезло,
Друзья бы только к нам смогли войти».
- «Ну, Мэл, мечтатель, только посмотри,
К нам в дом какие двери захотел,
Увидеть только лишь ты их успел.
К таким дверям такой же нужен дом,
А где же в джунглях мы его найдем?
Пойдем скорее»- Засмеялся Джи.
-«И хватит строить эти миражи».
Последний люк открылся и тогда,
Всем показалось, что попасть туда,
Куда Чибрако их сейчас привел,
Лишь можно тем, кто жизнь свою подвел
К тому, чтобы бороться за добро,
Чтобы оно вселенную спасло.



***
Светилось все, мигали огоньки,
А звезды были очень все близки.
Их красочно показывал экран,
Он был огромен, как не снилось вам.
Казалось, только руки протяни,
Звезду свободно ближнюю возьми.
Приборов множество, что все не сосчитать,
Непросто видно в космосе летать.
Три мягких кресла и огромный пульт,
Все было очень, очень строго тут.
-«Ну что?»- сказал Чибрако- «дети, как?
Да, в космосе без этого никак,
Чтобы такой махиной управлять,
Наук немало важных, нужно знать.
Ведь это не по городу в авто,
Где все довольно просто и легко.
Здесь космос, быстро некому помочь
И так порой становится невмочь,
Так хочется ходить, а не летать,
Но нам об этом можно лишь мечтать.
ИдЁт тяжелый и нещадный бой
И нам пока что снится лишь покой».
Спросила Край: – «Какой же это бой,
Если стрельбы не слышно никакой?».
- «Бой зла с добром» - Чибрако отвечал,
И головой, в раздумьи, покачал.
- «Брайхан из многих только ведь один,
Командуют Брайханом тем самим.
Он ставленник всего-то на земле,
Но неизвестно многое и мне.
Лишь знаю, что всей силе злых сердец
Придет однажды навсегда конец,
И на земле свершится суждено
Конечной схватке, так предрешено».
- «Вот это да…» - Тут удивился Мэл.
- «К Брайхану я привыкнуть не успел,
А есть еще и командир над ним,
Не тяжело им зло делить двоим?»
- «О, Мэл, ну если б только два
Их было, были бы дела,
Сказать по правде, очень хороши.
Но ты узнать об этом не спеши,
На то есть время, и настанет час,
Когда врата откроются для вас,
Узнаете тогда вы обо всем.
Ну, а теперь, все вместе мы пойдем,
Пока ведёт компьютер звездолёт
В то место, отдыхает, где пилот.
Чтобы в полете силы не ушли,
Мы выход очень правильный нашли».
И всех провел тот час в спортивный зал,
Любовно что он стадионом звал.

***
Снарядов там спортивных было тьма,
Край вымолвить лишь только и смогла:
- «Вот это, да!» - И кончились слова.
- «Ну, вот, такие здесь у нас дела» -
Сказал Чибрако: – «Милости прошу
И заниматься всех вас попрошу,
Здесь регулярно, значит - каждый день,
Чтобы бессилья не мелькнула тень
На ваших юных, малыши, телах
И отразилось в будущих делах.
Ведь трудно слабому атаку отразить,
А сильного не просто победить.
А что снаряды очень велики,
Одним только движением руки
Приобретут они любой размер.
Тиграс, преподнеси-ка им пример».
Тиграс нажал на кнопку и тот час
Снаряды все уменьшились на раз.
- «Вот так! Так, приступайте же сейчас,
Баркули же всему обучит вас» -
Всем улыбаясь, произнёс Тиграс.
- «Теперь он будет тренером у вас».
Все с визгом побежали кто куда,
А Край промолвила опять: – «Вот это да!».
Занятия все были, как игра,
И лишь проснувшись, все неслись туда.
Всему ребят Баркули обучил
И занимался сам, что было сил,
А также, и Чибрако, и Тиграс
С детьми позанимались пару раз,
Когда им выпадал свободный час.
Тем временем все дальше плыл «Кантас»,
Среди галактик, мимо дальних звезд,
Как будто, до Цвианы строил мост.

***

Полет их продолжался много дней,
Стройнее стали все, и чуточку сильней.
Спорт зал им всем покоя не давал,
А Мэл с него почти не вылезал,
Он был готов там быть и день, и ночь,
Свою усталость прогоняя прочь.
И лишь Аю спортзал не посещал,
Он почему-то только спал и спал.
Поест немного и опять в постель.
Лишь приговаривал: - «Придет, придёт Апрель».
Ребята просто не могли понять,
Ну отчего ж Аю так любит спать.
Чибрако им открыл Аю секрет:
-«Не удивляйтесь, миллионы лет
Медведи спали снежною зимой,
Уклад всей жизни был у них такой.
Завалятся в берлогу до весны
И смотрят удивительные сны.
Аю ведь тоже все-таки медведь,
Хотя он знает Интернета сеть,
Но спать ему так хочется порой,
Наследства принцип видите ль такой.
И нет когда особо важных дел,
Иль сделать раньше он их все успел,
Не лечь поспать, не в силах наш Аю,
Медвежью слабость знает он свою,
Но сделать ничего не может он,
Придёт зима и снова клонит в сон».

***

Прошли недели, месяц подходил,
Когда Чибрако всех предупредил,
Что скоро на Цвиану прилетят
И заблестел его суровый взгляд.
- «Я на Цвиане так люблю бывать,
То чувство невозможно передать
И вот теперь волнуюсь, как всегда,
Когда я подлетаю вновь туда,

Где собрано все лучшее с планет,
И с тех, которых даже уже нет.
Ну что ж, пакуйте вещи через час,
С Цвианой я знакомить буду вас».

***
Все вещи собраны, проснулся и Аю,
Преодолев сонливость всю свою.
Он вновь шутил и улыбался всем
Серьёзно говоря: « Я всё там съем,
Что только попадётся на пути,
Как надоели тюбики твои!».
К Тиграсу обращаясь, говорил:
- «Полёты я за это невзлюбил,
Насколько лучше что нибудь жевать,
Чем тюбик в рот, как мыло выжимать.
Конечно,пусть положено здесь так,
Но я быть может даже и чудак,
Но лучше мёда и малины нет,
Что ложкой можно кушать на обед».

***

- «Всем в кресла сесть, и пристегнуть ремни,
Вам очень пригодятся всем они.
Посадка через несколько минут,
Давно уже нас на Цвиане ждут» -
Скомандовал Чибрако и тогда,
Исполнилась команда, как всегда.
Все сели, в кресла пристегнув ремни,
И вспоминая прожитые дни…
Подумали, а что же там их ждёт,
Как совершит посадку звездолёт,
На этой самой странной из планет,
Которой и на карте звездной нет.

***
Так плавно сел огромный звездолёт,
Свой завершая длительный полет,
Что пассажиры не смогли понять,
Когда же с кресел можно им вставать.
Так и сидели все, пока Тиграс,
С весёлым блеском очень умных глаз,
Им не сказал, что завершён полёт,
И сел уже в Цвиане звездолёт.
Все тут же встали, отстегнув ремни,
Им больше не нужны были они.
- «Ну что, пройдёмте, милые друзья!»-
Сказал Чибрако, за собой маня.
-«Вещички прихватите и вперёд,
Вам тоже надоел уж звездолёт.
Цвиана любит принимать гостей,
В особенности маленьких детей».
Открылся люк, подъехал тут же трап,
У всех сердца забились сильно так,
В преддверии им неизвестных встреч,
Что приходилось силы им беречь,
Чтобы волнение своё не показать,
Пред теми, кто их будет там встречать.

***

По трапу все спускались не спеша,
Лишь волновалась каждого душа.
Ведь на другой планете побывать,
Об этом только все могли мечтать.
Но видно, если верить в ту мечту
В сознании, отбросив суету,
Когда-то исполняется она,
Нежданно к вам придёт она сама.
Спустившись, сели в яркое авто,
Не управлял, которым, там никто.
И плавно тронувшись, поехали туда,
Где их ждала дальнейшая борьба.
Огромный порт светился вдалеке,
Подобный водопаду на реке.
Вёз по которому Мэл с Джи когда-то Лу
И к удивлению ребята своему,
Узнали в нём тот бурный водопад,
Который видели так много дней назад.
Тем временем, свой продолжая путь,
Авто все ехал и совсем чуть-чуть
Доехать оставалось до порта,
Где виделась повсюду суета.
И, наконец, пришел желанный миг,
Конечной цели их авто достиг.

***

Гостей встречало множество детей,
Похожих, очень сильно, на людей.
Командовал же всеми лишь один,
Что видом выделялся всем своим.
Он был, как видно, старше остальных,
Когда он поднял руку, шум затих
И обращаясь к прибывшим гостям,
Слегка волнуясь, речь сказал он сам:
- «Добро пожаловать, далёкие друзья,
Поверьте, говорю от сердца я.
Вас ждали не один мы долгий день,
Но вы разбили всех сомнений тень.
Теперь мы видим, что у нас сейчас
Впервые вы, но не в последний раз;
С уверенностью это говорю,
Когда на вас, друзья мои, смотрю.
Приветствую я также экипаж,
Чибрако - командир любимый наш,
Тиграс, Баркули, милости прошу,
И эти вам цветы преподношу».
И каждому подал большой букет,
Прекрасней, что во всей вселенной нет.
-«Вы погостите, думаю, у нас,
Пока полёта не настанет час».
Другую руку тут же он поднял,
Команду, видно, этим детям дал.
Цветы посыпались тогда со всех сторон,
Под детских криков многозвучный звон
И утонуло все вокруг в цветах,
Что в руки взять нельзя, их все собрав.
Сияли от восторга Кри и Край.
Шептала Кри: – «Ну, сколько не мечтай,
А все выходит лучше в сотни раз,
Как хорошо они встречают нас».
И нежно обняла сестренку Край.
Сказала та: – «Попробуй, угадай,
Что нас здесь ожидает впереди?
Как видно, очень радостные дни».
А Мэл и Джи молчали, лишь в ответ,
Улыбок посылали всем букет.
- «Ну что ж, пришла знакомиться пора,
А то одни волнения с утра»-
Сказал Чибрако, шум опять затих,
Как будто родился хороший стих.
Взял за руки Мэл с Джи, те Край и Кри,
Они к встречавшим детям подошли:
-«Знакомьтесь же скорее, это Ван,
Что речь читал приветственную нам.
Он старший на Цвиане над детьми,
Почти что все проводит с ними дни.
Он всюду будет гидом и для вас,
Он славный, убедитесь в том не раз.
А остальных я всех не знаю сам,
Знакомства право отдаю я вам».
Вокруг все закружилось в тот же миг,
Вот только парадокс один возник:
Язык Цвианы был почти земным
И в тоже время не совсем таким.
Все было в нем совсем наоборот,
Ты скажешь черное, он белое поймет,
А если меньше, больше то для них
И вся лишь разница, решается, что вмиг.
Запомнить сразу всех, увы, нельзя,
Ведь не компьютер голова, друзья,
Но кое-кто запомнился Мэл с Джи,
А кое-кто, конечное, Край с Кри.
С Чибрако Ван о чем-то говорил,
Как видно, о полете расспросил,
Поглядывая в сторону детей,
Что стали и проворней, и смелей.
Затем сказал: – «Ну, на сегодня все!
Уймите любопытство все своё.
Гостей мне нужно проводить к Яри,
А то вы утомить их так смогли,
Такою бурной встречею своей,
Что мне забрать их нужно поскорей,
А то неровен час, еще уснут
И до Яри ногами не дойдут».

***

Подъехал небольшой автомобиль,
Он сделан был под самый старый стиль,
Но до того был сказочно красив,
Как будто песни золотой мотив.
А за рулем его сидел петух.
- «Вас довезу, захватит даже дух!»-
Прокукарекал по Цвиански он,
Да так, что по ушам прошелся звон.
- «Садитесь поскорее, ждёт Яри,
Дела оставив, важные, свои.
Ну что, уселись? Ну, тогда вперед!
Петух шофер, что лучше не найдёт
Никто во всех галактиках нигде,
Я лучший на своем авто везде.
Вот, завожу и нажимаю газ,
Я с ветерком к Яри доставлю вас!»
И тут машина просто понеслась,
Что даже Край от страха затряслась.
Она прижалась поплотнее к Кри.
Аю же прорычал: – «Петух! смотри,
Твои я перья выдёргаю все,
Коль ошибёшься, где-то, ты в езде
И разломаю этот тарантас,
Его увидишь ты в последний раз!»
Петух послушал, и убавив прыть,
Лениво отвечал: – «Ну, так и быть,
Не нравится вам быстрая езда,
Поедем потихонечку тогда.
Я просто думал, нужно раз скорей,
То скорости в дороге не жалей».
- «Скорей, скорей»- опять ворчал Аю,
-«А я тебе опять же говорю,
Кто тише едет, дальше будет тот,
Народная пословица не врёт.
Один ты, как захочешь, так гоняй,
А ребятишек ты мне не пугай!
А то возьму и расскажу Яри
И дни в авто закончены твои!»
Уж тут петух надолго замолчал,
Лишь головой тихонечко качал.
Ну а вокруг везде была краса,
Слышны повсюду птичьи голоса.
Деревья аккуратно, ровно в ряд,
Ну, прямо как солдатики стоят.
А по обочинам прекрасные цветы,
Ну, просто невозможной красоты.
Плодов на них, как будто виноград,
Так много их, что не поверит взгляд.

***

Авто к воротам тихо подъезжал,
Которые никто не открывал.
Они открылись, прямо в тот же миг,
Когда петух с машиною возник.
Совсем негромко дал петух гудок,
В ворота въехал, всем сойти помог
И к деревянной лестнице повёл,
При этом речь душевную завел:
- «Яри не любит новые дома,
Ему по сердцу больше старина.
Вот потому здесь деревянный дом,
Живёт он на Цвиане только в нём.
Сначала удивляло это всех,
У недалёких вызывало, даже, смех.
Ну а потом смекнули, что нигде
Нет воздуха прекрасней, чем в избе.
Бетон, металл - все это ерунда,
А для здоровья - лучше всех изба!»
К двери подвел их, тихо постучал,
В ответ же голос бархатный звучал:
- «Ну, что, приехали? Так милости, прошу.
Я тут салатик с помидор крошу.
Вы не стесняйтесь, заходите все,
Всем места хватит в рубленой избе».
Опешили ребята, как же так,
Яри могучий, и такой простак?
А может это вовсе и не он?
И всё это какой-то дивный сон?
Но, не дождавшись, дверь открыл он сам,
По удивлённым всё поняв глазами:
- «Ну, полно, полно удивляться вам,
Да я Яри, то подтверждаю сам,
Чему вы удивились? Не пойму,
Неловко стало даже самому.
Эй, Ван, скажи, ну что же ты молчишь?
Быть может, ты мой статус подтвердишь?
Ну, заходите, полноте стоять,
Извольте приглашение принять.
Помойте руки, и айда за стол,
Откушайте со мною хлебосол.
В салатик лишь петрушку докрошу,
Да руки полотенцем посушу.

Тогда уже и станем пировать
И о делах нам нужно поболтать».
С словами этими всех в горницу завёл,
А в ней стоял уже накрытый стол.
Был полон фруктов он и овощей,
Но каравай казался всех вкусней,
Что прямо в центре на столе стоял
И запах хлеба чудный издавал.
А после тюбиков, что ели много дней,
Его на свете не было милей.
И тут же заурчало в животах,
В момент все оказались на местах.
На табуретку плюхнулся Аю,
Всю грузность, показав тогда свою.
Под ним кряхтел и плакал табурет,
Такого не держал он много лет.
С салатом же покончив колдовать,
Сказал Яри:– «Какая благодать!
Такого во вселенной нет нигде,
Лишь здесь, да и на матушке земле.
Ну что же, отобедаем друзья,
Проголодался что-то тоже я,
А уж про вас не нужно говорить,
Полёт, полёт, его следов не скрыть».

***
Когда Аю насытился, тогда
Лишь речь повел Яри про все дела.
Он очень просто, ясно говорил
И мысли все прозрачно доводил:
- «Вам всем известно прозвище - Брайхан,
И многое о нем известно вам.

Вы также знаете, что он не голова,
Ведётся здесь серьезная игра.
Брайханов всех, увы, не перечесть,
Их нет, пожалуй, точно только здесь,
Да в городе, что назван «Город Грез»,
Туда они не смеют сунуть нос.
Но есть над ними главный душегуб,
Он, как родной отец им, очень люб.
Они его боятся и хранят,
Его испепелить их может взгляд.
А звать его по ихнему - Златан,
Он очень зорко пригляделся к вам,
Ведь вы его приблизите конец
И полетел на землю вмиг гонец,
Что для Брайхана словно генерал,
А тот ему задание отдал:
Вас как угодно, только загубить.
Но мы успели всех предупредить.
Ах, сколько было у Злотана зла,
Когда узнал он, как идут дела.
И потому, сегодня все вы здесь,
Чтобы Златан от злости лопнул весь.
Лишь, только вы исчезли, в тот же час,
Златан отдал послушникам приказ,
Искать по всей вселенной день и ночь,
И всех привлечь, кто сможет лишь помочь
Найти и уничтожить в тот же миг,
И не успели, чтобы проронить и крик».
- «За что же их не любит так Златан?»
Спросил Аю уже об этом сам.
- «Не любит?- Это сказано легко»-
Сказал Яри:– «Смотрите глубоко,
Они все столько натворили зла,
Такие были страшные дела,
Что им прощения вовеки не найти.
С добром пересеклись у них пути,
А свет тот шел, когда летел олень
И дети родились в тот самый день.
Свет сделал половину, но они
Через недели, месяцы и дни,
Должны все силы до конца отнять
И во вселенной злобу всю унять.
Вот потому и бесится Златан,
Предчувствуя свой час последний сам.

***

Детей мы спрятали средь джунглей и лиан,
Сатану ложный путь тогда был дан.
Путем тем были наши Край и Кри,
Ведь родились тогда же и они.
И как Златан достать их не хотел,
Но в Город Грез он сунуть не посмел,
Свои ручища, смертью что разят,
Издалека бросал лишь злобный взгляд.
А Мэл и Джи тем временем росли,
И радость всем нам этим принесли.
Хранился в страшной тайне тот секрет,
Что через годы вышел лишь на свет.
Вот тут взбешенный понял всё Златан,
Не захлебнувшись чуть от злости сам
И потому Цвиана в этот час,
В объятия всех принимает вас.
Цвианы во вселенной нет нигде,
Создание подобное Земле.
Мы создали среди далеких звезд,
Утерли тем Сатану, скажем, нос.
Пускай по свету носятся они,
Экран скрывает ночи все и дни,
Планету, что Цвианою зовут,
Её они вовеки не найдут.
А если даже встретят на пути,
Им не позволит вновь экран уйти.
Ведь он невидим, значит встреча с ним,
Погибелью предстанет им самим,
А попросту уж если говоря,
То разобьются здесь они, друзья,
Так не поняв и сами, отчего,
Экран такой и создан для того.
Его мы открываем лишь тогда,
Когда летят друзья одни сюда.
Сигнал даёт чудесный Город Грез,
Родился так огромный этот мост».

***

Подумав, задал Джи Яри вопрос:
- «Утерли вы Златану точно нос,
Но одного я только не пойму,
Мне даже, как-то чудно самому,
Как можем мы Сатана победить?
И чем ему мы сможем навредить?
Какие ж силы нужно возыметь,
Чтобы поверженным Сатана нам иметь,
Со всей прислугой вечно, что при нем?
Как путь, скажите, мы к нему найдем?»
- «Вопрос достойный Джи сейчас задал,
Но я его конечно ожидал»-
Сказал с улыбкой доброю Яри.
- «Ну что ж, открою тайны я свои:
Все слышали вы про колодец зла,
Где сотни лет вся нечисть провела.
Они боятся вновь туда попасть
И потерять свою навечно власть.
Колодец расположен на Земле,
Но неизвестно где он, даже мне.
Когда я их оттуда выпускал,
Что обернется так вот все, не знал,
Хотя о том Батоно говорил,
Но я поверил им и отпустил.
Они же все замыслили вперёд
И спрятали тогда колодец тот.
Значения тому я не предал,
За ними ничего не проверял.
Когда же явно стало это все,
Проверил место я недавно, где ещё
В колодец вход проклятый этот был,
С которого я всех их отпустил.
Увы, на месте входа не нашел,
Затем, почти всю землю обошел,
Его не обнаружил я нигде,
Он может быть, скажу я вам, везде.
Но отыскать колодец тот теперь,
Ни человек не может, и ни зверь,
Где он, не знает даже и Златан,
Об этом говорю я точно вам.
Он стёр из памяти то место навсегда,
Чтобы не проболтаться никогда.
Чего не знаешь, выпытать нельзя,
Вот так всё было, милые друзья.
А завтра я продолжу свой рассказ,
Вам отдыхать пришел давно уж час.
Петух, гостей скорее проводи,
По спальням их, горластый, разведи.
Пусть отдыхают, время есть у нас,
Ты ж стереги их, не смыкая глаз».

***

Оставшись с Ваном, говорил Яри,
Что вовремя детей они смогли
Доставить на Цвиану, и теперь,
Златан взбешен, как разъяренный зверь.
А в бешенстве ошибок допустить,
Он много сможет, и не упустить
Они должны, хоть самый малый шанс,
Чтобы в любой благоприятный час
Использовать их к выгоде своей,
Пускай Златан становится слабей.
Всё то, за чашкой чая обсудив,
Они решили, что Мэл с Джи двоих,
А вместе с ними милых Край и Кри,
Всех нужно в планы посвятить свои
И продолжать наукам их учить,
Чтобы Сатана вместе победить.

***
Златан сидел на туче грозовой,
Весь в чёрном и уродлив сам собой,
Он в одиночестве о чём-то размышлял
И ничего вокруг не замечал,
Как во вселенной потерять юнцов
Смогли его армады стервецов,
Они исчезли, словно, в никуда,

Такого не случалось за года,
Что правил злом он, сидя в небесах.
И на Златана вдруг нахлынул страх,
То, что неведомо, бедой всегда грозит.
Брайхану нужно нанести визит,
Пусть отчитается за все свои дела.
Его нерасторопность довела
Пусть получает то, чего хотел,
Мальчишек если упустить сумел.
И с тучи грозовой спустивши гром,
На землю опустился он на нём.

***
Брайхан в пещере был совсем один,
Задача вдруг предстала перед ним,
Найти и обезвредить Мэл и Джи,
Но вот исчезли в никуда они.
Он на ноги поднял кого лишь смог,
Добиться результата лишь не мог.
И вот теперь Мирзану ожидал,
Её уже давненько он позвал,
Но тысячи нашла она причин,
Не появиться чтобы перед ним.
Давным-давно обидел он ее,
Ей показав могущество свое,
И с нею власть тогда не разделил.
Но он тогда силен безмерно был,
Все на земле прекрасно очень шло,
Но время это вот теперь прошло
И вот её он терпеливо ждал.
Одно он точно о Мирзане знал,
Что всё равно она к нему придет,
Лишь только в деле выгоду найдет.
***
И вот в пещере тысячи теней,
Со свитою свирепейшей своей,
Мирзана появилась в поздний час,
На небе солнца свет когда угас.
Она была серьёзна и строга
И дело взяв, так скажем, за рога,
Промолвила Брайхану: – «Поздний час
Смогла прийти к тебе я лишь сейчас,
Так, знаешь ли, на свете много дел.
Хотя посыльный срочно прилетел,
Увы, прийти я сразу не смогла,
Дела, дела, вся жизнь одни дела.
Ну, что за срочность? Слушаю, Брайхан.
Мирзана боль уже забыла ран,
Что ты когда-то грубо ей нанёс,
Прошло с тех пор немало чёрных гроз.
Но стало видно солнце побеждать,
Меня ты просто так не станешь звать.
Проблема, видно, сложная твоя,
Раз ты решил позвать опять меня?»
Брайхан сидел и слушал эту речь,
Готов он был ей голову отсечь.
Мирзану он ужасно не любил,
Ведь у неё так много было сил,
Что всё на свете знать она могла.
Была система ею создана
Шпионская такая, что ему
Нужна была сейчас и самому.
Усилием улыбку натянув,
Он руки ей навстречу протянув,
Сказал:« Ну что ты, что ты, не беда,
С тобою рад я встретиться всегда.
А прошлое давно пора забыть,
Не вечно же вражде меж нами быть.
Да, много света стало на земле,
Он тоже ведь не нравится тебе.
И возникает лишь один теперь вопрос,
Как прищемить Яри скорее нос.
Пускай не лезет в наши он дела,
Болит моя об этом голова.
Ты помнишь про колодец? Ну так вот,
Его никто на свете не найдет,
Ведь где он, я не знаю тоже сам,
Но вот беда опять крадется к нам,
Найти его мальчишкам двум дано,
Предание то знаешь ты давно.
И вот, они явились, и Яри,
Откроет скоро тайны им свои.
Меня Батоно попросту провёл,
Иначе в заблуждение завёл.
Я не за теми столько лет следил,
Потратив много времени и сил,
И есть у нас задача лишь одна,
Не испытать колодца чтобы дна,
Найти мальчишек нужно, и убить,
И навсегда об этих днях забыть.
Вот для чего тебя я и позвал,
Я по вселенной всех уж разослал,
Но результатов, как и прежде, нет,
Я уж в пещере ощущаю свет».
- «Брайхан, Брайхан, ну что ж ты право так,
Не смог решить такой простой пустяк.
К Яри мальчишек этих допустил,
Ведь у него, ты знаешь, много сил
И только лишь колодец он найдет,
Он всем тогда скомандует – вперед!
Настанет время страшное для нас,
В колодце мы очутимся тот час.
Не знаю даже, чем сейчас помочь,
Мой разум видит пред собою ночь.
Ну ладно, будем думать и решать,
Иголку во вселенной как искать,
Отряды все мобильные свои,
В ближайшие уже отправлю дни.
Ты ж обо всём мне сразу сообщай,
Ну а теперь, я ухожу, прощай!» -
И тут же растворилась в темноте,
Не утонув в прощальной суете.

***
Златан, спустившись с тучи грозовой,
Что землю затопила всю водой,
Влетел к Брайхану, словно ураган,
Он был спокоен, словно камень, сам.
Брайхан визита этого не ждал,
Увидев вдруг Сатана, задрожал.
Он знал, что просто так, тот не придёт
И значит, лишь плохое его ждёт.
Мирзана вот успела улизнуть,
Ей доложили, видно, что-нибудь,
Раз быстро распрощалась так она,
Из хитрости она вся создана.
- «Ну что, Брайхан, зарвался ты совсем,
Похвастаться не можешь ты ничем.
Ты голову, как видно, потерял,
А я тебе безмерно доверял.
На главную отправил из планет,
Да толку от тебя вот, что-то нет,
Да как ты мог мальчишек упустить?!
Тебя могу я в этом лишь винить.
Кого вокруг себя ты понабрал?
А мне, что все отлично, только врал.
Всё развалил, так не пройдет и год,
Из под контроля вся земля уйдёт.
Что делаешь?! Скорее отвечай!
Да прикажи подать мне крепкий чай,
Такой он вкусный только на земле.
Об этом точно я скажу тебе».

***
Брайхан, трясясь, Сатану рассказал,
Что он за это время предпринял.
Златан одобрил, что Мирзану он
Привлёк, хотя и был тем удивлён.
Но виду, как обычно, не подал,
Брайхана он давно отлично знал.
Ему лишь только вожжи отпусти,
Он может тут же в сторону уйти.
Докладывать велел три раза в день
Ему про все, и быть, как будто тень
У всех, кто Мэл и Джи сейчас искал,
Чтобы никто покоя впредь не знал,
Пока мальчишек этих не найдут,
Вселенную хоть всю перевернут.
Брайхан в ответ лишь головой кивал
И на Златана глаз не поднимал,
Глаза на свой направив длинный нос,
Он думал:– « Кто тебя ко мне принёс
И так мне тошно от мальчишек тех,
Благоволит повсюду им успех,
А тут еще Златана принесло.
Будь проклято такое ремесло,
Которое приносит лишь беду,
И под Златана нужно дуть дуду».
Он думал так, но головой кивал,
Златан уж третий чайник допивал,
Нахваливая изумрудный чай,
И думал:– « Головой Брайхан качай,
Я знаю, согласишься ты со всем,
Но будешь недоволен этим всем.
Мечтаешь ты о месте о моём,
Становится уж тесно нам вдвоём.
Ну, ничего! Найдём лишь Джи и Мэл,
Я сделаю с тобою, что хотел.
Отправлю, где Макар телят не пас,
Подальше, да подальше с моих глаз.
Тебе урок я этот преподам,
Посмотрим, как покорчишься ты там!»
Допив четвертый чайник, встал Златан,
Брайхану говоря:–« Понятно вам,
С прислужниками делать что сейчас.
Так, не забудь звонить, хоть сотню раз,
Как двигаются поиски Мэл с Джи,
Уйми свои коленки, не дрожи.
Ну, всё, удачи, ждут меня дела».
И не роняя дальше уж слова,
Златан, как появился, так исчез,
Лишь молния пронзила темный лес.

***
А на Цвиане время зря не шло,
Всё складывалось очень хорошо.
Показывал Цвиану целый день,
Ребятам Ван и было им не лень,
Везде, где только можно побывать,
И множество вопросов задавать.
Планета эта чудною была,
Везде росли деревья и трава,
Окрашенные в синие тона,
Всё синее, травинки и листва,
Вокруг цвели прекрасные цветы,
Нигде не видно было пустоты.
Свисали ветви полные плодов,
Невиданных, диковинных сортов,
Как будто сливы крупный виноград,
Что удивлял неискушенный взгляд.
Там было изобилие всего,
Казалось, не забыто ничего,
И дыни, и арбузы и хурма,
Лежали тыквы, будто бы дома.
По небу золотистому слегка,
Оранжевые плыли облака.
И среди этих красочных картин,
Они не повстречали тех машин,
Которыми был полон Город Грёз
И удивленный Джи задал вопрос:
- «А кто же здесь за этим всем следит?
Ухоженное всё вокруг на вид,
А вот машин не вижу я нигде».
Сказал тут Ван:– « Отвечу я тебе,
Здесь делается всё, как в старину
И потому машины ни к чему.
Лишь для тяжелых есть они работ,
Поэтому, твой взгляд их не найдёт.
Растения здесь очень берегут
И никому в обиду не дают,
Вручную обрабатывая их
Добились результатов вот таких!»
По паркам, по аллеям, по садам,
Водил их Ван и удивлялся сам,
Как можно вместе это всё собрать,
Да и к тому же обо всём всё знать,
Когда удобрить, и когда полить.
И про себя подумал:– « Так любить
Растения, как видно, не пустяк,
Не вырастут они ведь просто так».
И незаметно вечер подошел,
Петух в далёкой роще их нашел.
- «Пора, пора, пора уже домой,
А то ушли в цветочки с головой.
Уж скоро будут ужин накрывать,
К нему нельзя никак нам опоздать,
А то за вас расстроится Яри»-
Сказал петух и пёрышки свои,
От возбуждения, на шее приподнял,
Когда сидение водителя занял.

***
В отличном настроении к Яри
Добраться очень быстро все смогли.
Хотя автомобиль петух не гнал,
Суровый нрав Аю уже он знал.
Поужинали дружною семьёй,
Нахваливая блюда меж собой.
Яри тогда продолжил свой рассказ,
Все слушали, не опуская глаз,
Простого, очень мудрого Яри,
Что тайны раскрывал им все свои:
- «Так вот, друзья, колодец спрятан, но
Есть, в общем, обстоятельство одно,
Которое раскроет тот секрет,
Что спрятан уже много, много лет.
О том подозревает и Златан,
Он от того не равнодушен к вам
И хочет во вселенной вас найти,
Чтобы закрыть к колодцу все пути.
Но он не знает про один секрет,
Которому цены, пожалуй, нет.
Про чудотворный, розовый алмаз,
Что сможет привести к колодцу нас.
Хранится он уж много, много лет,
В том месте, что надёжней в мире нет,
Искусственный мы выстроили грот,
А вход в него Нианги стережёт.
Он эту тайну сотни лет хранит
И попусту ни с кем не говорит,
Он грозен очень, но в душе добряк,
Но никогда не попадёт впросак.
Он пустит в грот, поверьте, лишь меня,
Алмаза тайну вечную храня.
И вот настал тот долгожданный час,
Открыть секрет вселенной и для вас.
И пусть еще немало дней пройдёт,
Когда минута славная придёт.
Ведь нужно подготовить вас к тому,
Что неизвестно в мире никому,
Использовать как розовый алмаз,
Чтобы его пронзающий всё глаз
Нашел колодец, нас к нему привёл
И навсегда под злом черту подвёл».
Сидели все, не закрывая ртов,
Яри, как видно был к тому готов
И рассмеявшись, дружески сказал:
- «Вы удивились, да я так и знал,
Не каждый день услышать суждено,
Что вам такое вот предрешено.
Ну, ничего, мы справимся друзья,
Иначе просто нам никак нельзя».
И тут вопросов тысяча нашлось,
Яри тогда не просто довелось,
Не успевал он отвечать уже на них,
Но постепенно тот пожар утих,
Усталость побеждала и опять,
Компания отправилась вся спать.
По – своему, то каждый представлял,
Какой же он алмаз, средь белых скал,
И что за силу он в себе хранит,
Секретом если вечности покрыт.

***
Мирзана собрала бывалых крыс,
Что знали в мире верх и знали низ,
В огромном подземелье, где они
Встречали все в решающие дни.
Со свитою своей она была
И каждому охраннику дала
Задание, снаружи охранять,
Пока они там будут заседать.
Проверив, что уже все собрались,
Вскричала лозунг: – «Нас поберегись!
Мы в этом мире всюду и везде,
Мы в воздухе, на суше, и в воде!»
Все прокричали это пару раз
И лишь затем весь этот шум угас.
Мирзана изложила дела суть,
На землю нужно Мэл и Джи вернуть.
Их, отыскав, где б ни были они,
Свои не пожалев на это дни.
Советовались долго, где и как
Найти песчинки эти - не пустяк.
Распределили роли меж собой,
В задаче этой, очень непростой
И только поздно ночью разошлись,
Когда на небо звезды поднялись.
Собранием решили, лучших всех
Отправить в поиск, чтобы был успех
И эскадрилью звездную поднять,
Вселенную всю нужно прочесать,
Чтобы найти, где б ни были они,
Мэл с Джи, а также с ними Край и Кри.

***

Десятки звездолётов взмыли ввысь
И каждым управляла пара крыс.
Мирзана не жалела ничего,
Добиться чтобы только своего.
Был задан каждой паре свой маршрут,
Награда тем, кто первыми найдут
Детей, уже обещана была,
Заманчива для всех была она.
Доволен был содеянным Златан,
Всё доложил ему уже Брайхан.
Мирзану он, конечно, похвалил,
Стараясь угодить, что было сил,
Сатану, чтобы был спокоен тот
И верил, что уж скоро час придёт,
Когда мальчишек смогут отыскать
И их затем достойно наказать.
Настрой у Крыс был просто боевой,
Давно охоты не было такой.
Вторая партия готовилась взлетать,
Планеты чтобы дальние достать.
В ней были звездолёты помощней
И в каждом звездолёте пять мышей.
Обслуживали технику и крыс
Смотрели, что на тех лишь сверху вниз,
Считая недостойными себя
Мышей, сказать по правде говоря.

***

Напрасно был уверен в том Яри,
Слабее, что Златана корабли.
Собрал Златан с галактик мастеров,
Нашлось не мало изгнанных умов,
За всякие недобрые дела
К предательству, чья жадность довела.
Они сто лет трудились день и ночь,
Усталость за подачки гнали прочь
И выстроили тоже корабли,
Что бороздить галактики могли.
Горд кораблями очень был Златан,
Но вот защитный им никак экран
Не удавалось сделать до конца,
Два инженера, полных подлеца,
Все время обещали, что они
В ближайшие его окончат дни.
Но время шло, а результатов нет,
Златан экрана ждал немало лет
И в бешенстве ученых тех убил,
Вот лишь экран он так и не добыл.
Потом над этим очень горевал
И новых исполнителей искал,
Но время дорогое потерял
И без экранов корабли гонял.
Он знал, что есть экраны у Яри,
Боялся за свои он корабли.

***
Алмаз светился розовым огнем,
Яри ребятам говорил о нем,
Но превзошел фантазии он все,
Свет разливался от него везде.
В огромном гроте каждый уголок,
Так освещал он, что иголку мог,
Найти любой, лишь только б захотел,
Такую силу тот алмаз имел.
Мэл с Джи, Край с Кри, Яри и с ними Ван,
С утра, успевший съездить по делам,
Пришли алмаз чудесный посмотреть,
Узнать его могущество успеть,
Чтобы уже в решающий момент,
Не проводить, спеша, эксперимент.
Нианги, что алмаз тот охранял,
Внимательным всех взглядом изучал.
Яри и Вана он отлично знал,
А остальных настороже принял.
Но постепенно стал спокоен он,
Их добротой и чистотой сражен.
Остался он у входа, как всегда,
Чтобы войти никто не смог туда,
Где тайною покрыто было все,
Нианги дело прочно знал свое.
- «Ну, вот он и всевидящий алмаз»-
Сказал Яри: – «Он изучает вас,
Смотрите только прямо на него
И не старайтесь скрыть вы ничего.
Любую хитрость, сразу он поймет
И мысль любую в голове найдет.
Смотрите! свет становится сильней,
Хороший знак, ну, будьте веселей,
Алмаз вас принял, он подвластен вам
И светом говорит об этом сам.
Так слушайте внимательно друзья,
Вы то, о чем скажу сейчас вам я.
Как видите, алмаз совсем не прост,
К вам строит он теперь чудесный мост,
Что в мире пониманием зовут,
Его когда-то в мире все найдут.
Когда он засияет, то для вас,
Наступит самый важный в жизни час,
Откроется вселенная вам вся
И вы должны тогда, мои друзья,
Колодец тот проклятый отыскать.
Для этого, сейчас вам нужно встать
Вокруг алмаза, с четырех сторон,
Тогда лишь действие свое окажет он.
Возьмитесь за руки, создав собою круг,
Забудьте обо всем, что есть вокруг.
Алмаз покажет то, что нужно нам,
Вставайте же, я очень верю вам.
Колодец если только мы найдем,
То зло на этом свете изведём».

***
Алмаз еще сильнее засиял,
То значило, что нужный миг настал.
Все встали по назначенным местам,
Руководил Яри всем этим сам.
Вот взявшись за руки, создали круг они,
Яри сказал: – «Алмаз, не подведи!».
Глаза закрыли и умчались вдаль,
Очистились все мысли, как хрусталь,
В глазах поплыли яркие круги,
Что с каждою секундою росли.
Круги те были радужных цветов,
Они как будто плыли с детских снов,
Что сказочною прелестью полны,
Среди ночной зовущей тишины.
Вдруг всё исчезло на короткий миг,
Затем пред ними океан возник.
Огромные, где плыли корабли,
Потом видения в пустыню увели,
Где был вокруг везде один песок,
Лишь саксаула слабенький росток.
Среди песка пытался прорости,
Как будто говоря ему: – «Пусти».
Сменилось снежной все пустыней вмиг,
Где путника никто не слышит крик.
Затем, как море виделись леса,
Где птичьи раздавались голоса
И наконец, они попали в край,
Который для Мэл с Джи был словно рай.
Знакомо было всё до мелочей,
Дома, деревья, среди мха ручей,
И хлеба свежего душистый аромат,
И любящий прекрасный мамин взгляд.
Но дальше, дальше их алмаз ведёт,
И вот поляна буйно, что цветёт.
Поляна расставаний их и встреч,
Что в памяти они смогли сберечь.
Но что такое!? Разошлась трава,
Их над поляной сила подняла,
А сверху видно черную дыру,
Все стало не похоже на игру.
То был колодец, спрятанный навек,
Что не найдёт ни зверь, ни человек.
Не видно было у колодца дна,
Как будто бездна виделась сама.
А на краю её седой старик
Сидел и головой на грудь поник,
Но вот он вдруг на небо посмотрел
И пару фраз всего сказать успел:
- «Запомните, колодец этот здесь!
Запомните, и мир спасёте весь!»
Видение исчезло, как пришло
И стало Край и Кри нехорошо.
У них кружились головы и их
Пришлось поддерживать - сестрёночек двоих,
Пока у них кружение прошло
И снова равновесие пришло.
-«Ну, что вы видели?- Спросил, волнуясь, Ван.
-«Что показал алмаз? Скажите нам.
Где это место? Где его искать?
Скорее поспешите рассказать».
Но тут вмешался в разговор Яри:
-«Мэл помолчи, и Джи, не говори,
Кто знает, сколько в мире есть ушей,
У всяческих букашек и мышей.
Вот карандаш, а вот готовый лист,
Как видите, он белоснежно чист,
На нём вы напишите нам о том,
Где скоро мы колодец тот найдём.
И нарисуйте поскорей чертеж,
Пускай он будет не совсем хорош,
Нам лишь бы только место распознать,
Где зла колодец можно отыскать».

***
Мэл молча тут же всё нарисовал
И тщательно то место описал.
Яри прочёл, а вместе с ним и Ван.
- «Ну что Мэл, Джи, не зря я верил вам»-
Сказал Яри и тут же сжёг листок,
Его увидеть, чтобы враг не смог.
- «Ну что ж, теперь пойдемте отдыхать,
Алмазу нужно должное отдать.
Пускай и он подольше отдохнёт,
Ведь скоро, скоро час его придёт,
Когда он снова будет нужен нам.
Нианги грот опять закроет сам.
Под руки девочек возьмите и пойдём,
К алмазу скоро снова мы придём».
Уселись все опять в автомобиль,
Бурдай ворчал:-« Вези скорей нас,”гриль,”
А то уже так хочется поесть,
Что хлеба корку я сочту за честь».
Он в грот со всеми вместе не пошел,
Что их и так достаточно нашёл.
Приехав, все покушали, и спать,
Аю же всех остался охранять.
Хотя Цвиана в куполе была,
Но могут статься всякие дела
И потому детей он охранял,
И даже мух от них он отгонял.










Часть четвёртая



Розовый алмаз
















***
Летели на Цвиане быстро дни,
Разнообразны были все они.
Сопровождал ребят повсюду Ван,
Что взрослым был совсем не по годам.
Рассказывал частенько им Яри
Историю, прошедшую Земли.
Когда на свете что произошло
И безвозвратно, что уже ушло.
И появилось множество друзей
Среди Цвианских озорных детей.
Привычным становился их язык,
Но расставаться приближался миг.
Готовили к полёту звездолёт,
Что в Город Грёз их снова повезёт,
На этот раз с алмазом и с Яри,
Что планы все не раскрывал свои.

***
И вот настал уже отлета час,
У Вана слёзы капали из глаз,
Петух горланил, что хватало сил,
Что он детей так сильно полюбил.
И бросить он готов своё авто,
Не улетал лишь только бы никто.
В большом секрете погрузив алмаз,
Его скрывая от ненужных глаз.
Все пассажиры сели в звездолёт
И стартовали в дальний перелёт,
Но был теперь корабль не один,
Ещё четыре следовали с ним.
Оружием, что были снащены,
Как никогда и для врага страшны.
Такой вот их сопровождал эскорт,
Когда покинули они Цвианы порт.

***

Всё облетев и вдоль и поперёк,
Не знали крысы, как же взять то в толк,
Что цели не нашли они нигде,
К своей неописуемой беде.
Мирзану это стало всё бесить,
Она кричала: – «Так не может быть!
Такого места во вселенной нет,
Где можно спрятаться, хоть на один момент.
А может, я сошла уже с ума,
Не понимаю ничего сама!»
И отправляла снова верных крыс
Искать Мэл с Джи, в неведомую высь,
Но тщетно проходили день за днём.
И вот, Златан с Брайханом уж вдвоём
Мирзане нанесли теперь визит,
Подавлен был Брайхан совсем на вид.
Златан был зол, как тысяча чертей,
С горящих соскочили что углей.
Втроём собравшись, начали решать,
Ещё что можно дальше предпринять,
Но время только зря перевели,
Решить так ничего и не смогли.
Чуть-чуть не разругавшись меж собой,
Сидели каждый, просто, сам не свой,
Но тут раздался за дверями крик,
Ругался стражник, уж почти старик.
Он совершенно был уже седой,
Но бодр еще и с умной головой.
- «Куда ты прёшь? Сейчас не до тебя!» -
Но далее спокойно говоря,
Кого-то прогонял он от дверей,
Во всём царице преданный своей,
Пришедший же совсем не уступал.
Привлек внимание Мирзаны тот скандал,
Она велела двери распахнуть,
Пришедшего, к ногам её впихнуть.
А это был один её пилот,
Твердил он, что Мирзану новость ждёт.
И отдышавшись, начал свой рассказ,
Вставляя очень много лишних фраз:
-«Мирзана, верный я тебе слуга,
Была моя дорога так долга,
Что говорить едва хватает сил,
А тут еще охранник не впустил.
А дело в том, что тысячи планет
Мы облетели, но нигде их нет.
Найти Мэл с Джи нигде мы не смогли,
Лишь только зря горючее сожгли.
Но вот, вчера был задан нам маршрут
Туда, где даже черти не живут.
Летели долго мы и ничего вокруг,
Как ниоткуда появились вдруг
Пять кораблей, огромнейших таких,
Что раздавить могли нас в каждый миг.
Откуда появились, не поймем,
А мы чуть не разбились там вдвоём.
Летим, и ничего нет впереди,
Тут я сказал напарнику: « Веди
Сам звездолёт, посмотрим, что к чему»,
И управление я передал ему.
Мы только стали разворот давать,
Так боком стукнулись, нельзя ни сесть, ни встать.
В какую то преграду впереди
Из-за неё и вышли корабли.
Один, как видно, пассажиров вёз,
А остальные, как шипами роз,
Утыканы орудиями все.
Нам стало тут совсем не по себе.
Мы вызвали ближайший звездолёт,
Который их издалека ведёт,
А сами полетели прямо к вам» -
Сказал пилот и наземь рухнул сам.

***
-«Вот это новости, ну хитрый же, Яри,
Он обманул нас снова, посмотри.
И видно, что-то новое создал,
Что даже ты, Златан, о том не знал.
Мы по вселенной рыщем день и ночь,
А он над нами подшутить не прочь.
Я знаю, путь он держит в «Город Грёз»,
Он, видно, что-то важное повёз,
Раз взял себе в охрану корабли,
Что видеть мои слуги там могли.
Ну, что, Златан! настал теперь твой час,
Отдам в залог тебе я правый глаз.
Что ожидает нас теперь? Успех!
Так, поднимай Златан скорее всех.
Перехватить их нужно на пути,
Пока до города они будут идти.
Свои ты звездолёты поднимай,
На перехват скорее посылай!»-
Мирзана возбуждённо изрекла,
При этом лишь картавила слегка.
Златан, не медля, тут же дал приказ,
Большие корабли поднять тотчас,
Оружием, что были снабжены,
Сейчас другие были не нужны.

***

Полёт пока спокойно проходил,
Хотя, разведчик и замечен был.
Уверенно летели корабли,
Их капитаны знатные вели.
Они заметили, что мини крысолёт
Сменился, быстро улетев вперёд.
Все поняли, что он летит туда,
Где, от утра до нового утра,
Мечтают о поимке Мэл и Джи,
Рисуя там расправы миражи.
Яри сказал: – «Ну, что ж, приходит час,
Где будут испытания для нас.
Увы, не успокоится Златан
И снова помешать захочет нам.
Защитный подготовьте же экран,
Я точно сто процентов даже дам,
Что скоро он устроит перехват,
Не повернёт теперь уж он назад.
Но мы сильней намного и ему
Алмаза не увидеть по сему!»
Готовы были к бою корабли,
Их командиры лучшие вели.
Готовые к опасностям любым
И ни по чём всё в мире было им.


***
Златан поднял десяток кораблей,
Хотя, они и были послабей
Тех, что летели в славный «Город Грёз».
Златан в себе надежду всё же нёс,
Что десять, сила против четырёх,
А с пассажирским - даже против трех.
- «Достанем мы теперь уж точно их,
А главное, мальчишек тех двоих.
Вот только знать бы, что они везут
И в тайне преогромной берегут?
Ну, неужели в их руках алмаз,
Который выручал их столько раз?
А если так, то плохи все дела,
Алмаз найдёт колодец и тогда
Не сладко нам придётся, вот беда!
Летите, корабли мои, туда,
Где сможете вы их перехватить
И путь к вершине власти мне открыть»-
Так думал головой своей Златан
И видно было по его глазам,
Что он мечтает только лишь о том,
Как темнотой покрыть вселенной дом.

***
Приборы показали, что смогли
Приблизиться к ним близко корабли,
Которые послал на них Златан
И скоро уж предстанут их глазам.
И дал приказ тогда уже Яри,
Чтобы экран защитный возвели.
И возведён мгновенно был экран,
Невидим что приборам и глазам.
***
А корабли Сатана мчались вдаль,
Им в мире ничего было не жаль,
Лишь только бы Златану угодить,
Низвергнутыми чтобы им не быть.
Так размышляли капитаны кораблей,
Каких на свете не найти подлей.
Захватим только корабли Яри,
Подарки будут очень дороги.
Златан не пожалеет ничего,
Достали сильно видимо его,
Подумать только, десять кораблей.
На старте он орал: – «Скорей, скорей!
Попробуйте их только упустить,
Живыми вам минуты не пробыть».
Летели все они на перехват,
Но ничего не видел зоркий взгляд.
Молчали все приборы, ничего.
А может, крыс не видел никого,
А выслужиться только захотел?
Да нет, он так обманывать не смел,
Златан тогда его испепелит
Или в песок сыпучий превратит.
- «Рассредоточимся, наверное, вот здесь
Путь к городу мы перекроем весь»-
Сказал всем самый старший капитан.
- «Надежный здесь устроим им капкан,
Здесь даже мышь не сможет проскользнуть.
Ну, капитаны, в самый чёрный путь!»-
Напутствие такое он сказал
И от предчувствия наживы задрожал.
Ведь просто он был отроду - шакал,
Что слов, и то порядочных, не знал.
И замерли Златана корабли,
Они здесь вечность ждать Яри могли.
Ведь не было обратного пути
К Златану, без мальчишек Мэл и Джи.
Ведь сам Яри им был не по зубам,
Он был сильнее, даже, чем Златан.
Он мог быть сразу в тысячи местах,
Неся добро на праведных устах.
А вот мальчишкам дар такой не дан,
Летите же, летите в лапы к нам.

***
Приборы показали, что преград
Десяток, их пока не видит взгляд,
Но в «Город Грёз» проход уже закрыт.
А караван со скоростью летит
Такой, что столкновение для них
Последним может статься в тот же миг.
Как только вдруг оно произойдёт,
Никто потом уже их не найдёт.
Что делать? Приказал тогда Яри,
Остановить немедля корабли.
Ведь в этот миг увидели глаза,
Чего не видеть попросту нельзя.
Златановы в дозоре корабли,
Что их уже повсюду стерегли.

***

Светился светом розовым алмаз,
Мэл с Джи его уж трогали не раз,
Он отвечал им сказочным теплом,
Светясь от рук детей сильней потом.
- «Вот если б смог бы только ты, алмаз,
Нас выручить ещё и в этот раз,
Тебе бы благодарны были мы.
Пусть очень наши корабли сильны,
Но так не хочется вступать сегодня в бой,
Мне рисковать не хочется тобой.
Нельзя тебя никак нам потерять,
А что в бою случится, нам не знать!» -
Сказал Яри так, глядя на алмаз,
И свет алмаза будто бы угас.
Затем он засветился всё сильней,
Всех поражая мощностью своей.
Его усиливался очень быстро свет,
Решили все, что места лучше нет,
Чем от него подальше отойти.
Шептала Край: – «Свети алмаз, свети!»
И тут всех ослепил мгновенно свет,
Которого на свете ярче нет.
Когда же снова все пришли в себя,
Алмаз лежал, обычный свет храня.
С сопровождающих кричали кораблей
По связи: - «Посмотрите же скорей,
Златановы пылают корабли,
Чем вы достать, скажите, их смогли.
Мы видели лишь вспышку, а потом,
Корабль запылал за кораблём.
Открыт теперь нам в славный город путь,
Но, если можно, нам откройте суть
Того, что всё-таки произошло,
А то в неведении быть нехорошо».
- «Спокойно капитаны, в нужный час
Я вам поведаю, случилось что сейчас.

Ну, а теперь, готовьте корабли,
Чтобы сейчас же мы лететь смогли.
Но уж теперь, не в славный «Город Грёз»,
Хоть мы Златану прищемили нос,
Но он теперь, с Мирзаной за одно,
И кинет всё, что только им дано,
Чтобы покрепче город окружить
И нас велит повсюду сторожить.
Летим на землю, это выход наш,
Златан же ловит пусть теперь мираж!»
И караван на землю повернул,
Все корабли Златана обогнул,
Что догорали прямо на глазах,
Ни у кого не вызывая больше страх.

***

По связи сообщили в «Город Грёз»,
Какой Златан сюрприз им преподнёс
И что летят они теперь к Земле,
Везут подарки на ведущем корабле.
И чтобы все собрались в тот же день,
Когда закат еще не бросит свою тень.
В селении, где дом у Джи и Мэл,
И чтобы каждый вовремя успел.

***

Батоно был в раздумьи, лишь на миг,
Он понял, что заветный час настиг
И тут же стал команды отдавать,
Их, требуя, быстрее выполнять.

Взлетали звездолёты в небеса,
Сложна была задача и проста -
В прекрасный город не пустить врагов,
С каких бы не летели те миров.
И если нужно будет, в бой вступить
И их всех окончательно разбить.
Взяв самых мощных пару кораблей,
На Землю сам он вылетел скорей.

***

Поляна превратилась в звездодром,
Два корабля здесь сели, светлым днём.
Дрожала от их мощности земля,
И наконец-то, встретились друзья.
Батоно крепко обнялся с Яри,
Ему сказал он: – «Что ни говори,
А кажется, желанный час настал,
Когда добра свободный дух восстал».
К нему прильнули нежно Край и Кри,
Они сдержать всю радость не смогли.
Мэл с Джи, Маймуни понеслись в село,
Оно уже в движение пришло.
Забрали папу с мамой и опять,
К поляне нашей принялись шагать.
За ними всё селение пошло,
И к удивлению там корабли нашло.
Со всех сторон всё прибывал народ,
Все собрались, и Лу, и дикий кот,
Харуши, и бывалый Самохруш,
Окаритун, Заряна, сотни душ,
Бурдай, что, все же, встретился с Аю
И в нём признал далекую родню.
***
Шесть кораблей летели в небеса,
Все капитаны были на местах.
-«Кто знает, может быть Златан
Пожаловать сюда захочет к нам,
Ему придется славный дать отпор»-
Сказал Чибрако, поднимая взор -
-«Смотрите в оба, скоро час пробьет
И во вселенной зло навек умрет».

***

Известий никаких не получив,
Златан, всю злость на волю отпустив,
Поднял все остальные корабли,
Какие только двигаться могли.
Послал он их с атакой в «Город Грёз»,
Считая, что Яри алмаз довёз
В могучий город и теперь, лишь, ждёт,
Когда на землю двинется вперёд.
Он город приказал атаковать
И никого на Землю не пускать.
Все корабли умчались в тот же час,
Златан метал же молнии из глаз,
Не зная, что его в дальнейшем ждёт,
Победу или гибель он найдёт.

***

Вступили в бой Златана корабли,
Ведь знать их капитаны не могли,
Что ни Батоно нет, и нет Яри,
Они дела уж на земле вели.
Оставив под защитой «Город Грёз»,
Тем утерев опять Златану нос.
Защитники их встретили тот час,
Такою мощью, что потом не раз
Вселенная тот вспоминала день,
Когда от взрывов наплывала тень
И закрывала солнышка лучи
Не так, что становились горячи.
Та битва не один продлилась час,
На штурм эскадра кидалась не раз.
Но получали лишь всегда отпор,
Как будто, скалы неприступных гор,
Сражались капитаны кораблей
За город, что не видели светлей.
И таяли эскадры, словно снег,
Не получая ни на миг успех.

***
В то время, как случился этот бой,
Прекрасною вечернею порой,
Все те, кто на поляне собрались,
Не мешкая, за дело принялись.
Командовал всем действием Яри,
Познания всем показав свои.
Определив, где был колодец зла,
Сказал для всех он странные слова.
Вокруг колодца загорелся круг
И обнажил его без всяких мук.
Затем поставил четверых детей
И каждого со стороны своей.
Мэл – Юг, Джи – Запад, Край – Восток,
У Кри же Север лёг у самых ног,
Затем еще образовался круг,
Из всех друзей знакомых и подруг,
И, наконец, все жители села,
Не тратя даже лишние слова,
Образовали третий тесный круг,
Что больше был намного первых двух.
Батоно в центре был, а вместе с ним Яри,
Они ведь таинство все годы берегли,
И вот теперь, в решающий момент,
Который ждали много, много лет,
Ответственность всю взяли на себя,
От скверны чтоб избавилась Земля.
В руках Яри был розовый алмаз,
Притягивал который сотни глаз,
Все замерли, в решающий тот миг,
Когда среди детишек четверых,
Яри алмаз на землю положил,
И тут алмаз, как будто бы ожил,
Он выпустил слепящий длинный луч,
Пронзить что мог собою сотни туч,
И медленно затем вращаться стал,
Но обороты быстро набирал.
Затем он оторвался от Земли,
Лучи повсюду разбросав свои,
Вокруг всё осветилось в сотню раз,
Казалось, засверкает всё сейчас.
С алмазом же вращались все лучи,
Что не были на диво горячи,
Они ласкали теплотой своей
И их нельзя найти было нежней.

***
Алмаз всё поднимался над Землёй,
Лучей бросая сотни пред собой,
Все выше, выше, а потом затих,
Под купол, взяв детишек четверых.
(Яри с Батоно вышли в круг второй
И внешне сохраняли свой покой,
Конечное же, волнуясь и внутри,
Все вспоминая прожитые дни.)
И вместе с куполом он стал их поднимать,
Теперь, им довелось уже стоять
На люке, что со скрипом поднялся
С таким, что содрогнулась вся земля.
Алмаз тянул тот люк из под земли
И с облегчением вздохнул тогда Яри,
Когда колодец был уже открыт,
Его ужасным оказался вид,
Нечаянно взглянул в колодец Мэл
И удержаться лишь едва сумел,
Чтобы в колодец не свалиться тот.
Не видел кто его, тот не поймет,
Зияющая черная дыра,
Не видно, у которой, даже, дна.
А по бокам его пылал огонь
И вверх летела страшной силы вонь.
Вот люк алмаз на землю опустил,
Яри детей опять же попросил,
Встать по краям зияющей дыры,
Но спинами к дыре, чтоб не могли
Они в колодец этот посмотреть
И под ногами потерять земную твердь.

***

-«Всё кончено, пришёл нам всем конец» -
Сказал Златан, подавленный в конец,
На слуг теперь он больше не кричал,
А самому под нос себе ворчал:
-«Всё кончено, добились своего,
Яри не пожалеет никого.
Готовьтесь, а кто не был еще там,
Вдвойне не позавидую я вам.
Вы думали, что с вами я шучу,
Я от бессилья, просто, хохочу».
И тут раздался хохот, то Златан,
Дань отдавая прожитым годам,
Тем хохотом округу сотрясал,
Колодца кару он отлично знал.
Все сжались, понимая, что они
Теряют всё, что нажили за дни,
Что злостью обливали всё вокруг,
И вот теперь, замкнулся этот круг.
Неведомая сила их звала,
Содеянная ими сила зла,
Что невозможно было побороть,
Сопротивляться не могла которой плоть,
И ужас появляться стал в глазах.
Теперь они узнали, что есть страх,
Златан затих и телом весь обмяк,
И произнес: – «Какой же я дурак,
Ничтожества собрал вокруг себя,
И этим сам, по правде говоря,
Себя в ловушку эту посадил
И шанс последний тоже упустил».
И больше слова он не проронил,
Он жалок и ничтожен просто был.



***

Алмаз лучами выстроил трубу,
Вершившую всей нечисти судьбу,
Труба та сверху расширялась во сто крат,
И не было пути уже назад.
И стал алмаз вращаться все быстрей,
Всех, поражая красотой своей.
И тут раздались стоны и мольба,
Летела нечисть по трубе туда,
Откуда не вернуться никогда.
Просили все пощады, что есть сил,
Но их волшебный ветер уносил,
Который создавал собой алмаз
И сотням довелось увидеть глаз
Всю гадость, что бродила по земле
Все блага, создавая лишь себе.
Со всей вселенной собралась она,
Но победить уж больше не смогла.
Последним был подавленный Златан,
Он говорил: – «Не нужно, я и сам,
На дно колодца снова опущусь,
Но помните, настанет день, вернусь,
Когда забудете о том, что белый свет
Совсем не только в доброе одет,
Забудете и ошибетесь вновь.
Вернусь и растопчу опять любовь.
Сейчас вы победили но, увы,
Клянусь, пусть не сносить мне головы,
Найдутся те, что захотят вернуть
На землю зло, не зная жизни суть!»
И с этими словами он исчез
В колодце, что алмаз не зная вес.
Закрыл колодец люком навсегда
И приземлился медленно туда,
Подставил руки, где ему Яри
Батоно тоже протянул свои
И взяв его, отправились в село,
Что всех их с нетерпением ждало.

***

Событие то праздновали все,
Кого только не собралось в селе.
Огромный стол соорудили в миг,
Припасами съестными весь накрыв.
Сидели вместе братья Мэл и Джи,
А рядом с ними ясно - Край и Кри.
Батоно, папа с мамой и Яри,
Что отложили все дела свои.
Яри сказал торжественную речь,
Не став красивый голос свой беречь,
Чтобы его услышать все смогли,
Добро, что во вселенной сберегли:
-«Ну что, друзья, вот и настал тот час,
Мечтали о котором мы, не раз.
Сатана нет! Брайханы все в плену!
Мы выиграли славную войну!
Колодец - место лучшее для них,
Пусть не найдется больше вот таких.
Теперь мы станем по-другому жить,
Как прежде, крепко накрепко, дружить.
И радоваться жизни, и любить,
Друг другу дни счастливые дарить.


Добро нельзя на свете победить,
И сколько зла бы не тянулась нить,
Прерваться ей однажды суждено,
И это всем известно нам давно.
Сейчас я поднимаю этот тост,
За то, что мы нашли друг к другу мост,
И чтобы он стоял теперь в веках,
И находил, чтоб отражение в делах!»

***

Все много говорили в этот день,
Когда по небу пролетел олень.
Ведь были дни рождения у тех,
Через кого пришел ко всем успех.
У Мэл и Край, а также, Джи и Кри,
Они еще на годик подросли.
Желали им на свете всяких благ
И счастья, это тоже не пустяк.
Все радовались, что хватало сил,
Аю на всю деревню голосил
С Бурдаем песню, старую свою,
В родимом, что услышал он краю.
Маймуни нарядилась, как смогла
И очень привлекательной была.
Сидел с Чибрако рядом Самохруш,
За каждым тостом исполнялся туш.
Лу ребятишек по селу катал,
Харуши бутерброды уминал.
Всем было весело, и только дикий кот,
На этот раз не взял кусочка в рот.
Запомнил он тот вечер навсегда,
Когда страдал от болей живота.
Язык зверей все стали понимать,
Решили старое вовек не поминать.
Веселье было просто, хоть куда,
Радиограммы шли туда, сюда.
Окаритун поздравил сразу всех.
Заряна тост прислала за успех.
С Цвианы сообщение пришло,
Что и до них известие дошло,
О том, что больше нет на свете зла,
Что Ясамани бурно расцвела,
Собой украсив славный «Город Грез».
Гора, как прежде службу свою нес
И только слёзы капали из глаз,
Гора так радовался в жизни первый раз.
Карага сам на праздник прилетел
И о победе доложить успел,
Над той эскадрой, что Златан послал
И квас теперь спокойно попивал.

***

Серьезным был один лишь только Мэл,
Вопрос задать какой-то он хотел,
Что мучил долго видимо его
И вдруг не замечая никого,
Он обратился к самому Яри.
А тот сказал: – «Скорее говори,
На все вопросы я найду ответ,
Ведь выбора другого просто нет.
Сегодня день великий, потому
Отвечу я на все, ну хоть кому».
- «Скажите, уважаемый, Яри,
Я верю вам, что там не говори.
Батоно лишь однажды нам сказал,
Что вы невидимый, и долго я гадал.
Неужто, сам Батоно был неправ,
Такое представление нам дав?»
Смущаясь, говорил негромко Мэл,
Обидеть никого он не хотел.
- «Ну, что же, Мэл, Батоно не солгал
И я ведь это тоже не скрывал.
Я просто образ принял, что сейчас
Всем близок и понятен так для вас,
Но контролирую я весь огромный мир,
Он мне, друзья, поверьте очень мил.
Я вездесущ и в тысяче местах
Могу в умах быть, просто на устах,
В делах я очень редко наяву,
Когда лишь делу нужно самому.
Ну, что поделать, раз уж я такой,
Что должен сохранять везде покой».
Батоно головою вслед кивал,
Все о Яри один он только знал.
Эл выслушал и был, ну, очень рад,
Что взрослые лишь правду говорят
И побежал о том сказать другим,
Товарищам и спутникам своим.

***

Веселье не кончалось день и ночь,
Усталость словно улетела прочь.
Вот так закончилась история одна,
Про Мэл и Джи, что по себе сама
Приводит к размышлением таким,
Что миром управлять должно большим,
Лишь только очень светлое добро,
Которое к победе привело
Героев наших юных Мэл и Джи.
Об этом всем на свете расскажи,
Не нужно лгать друг другу никогда,
Ведь от обмана будет лишь беда.
Завидовать не нужно никому,
Тебе дано всё в жизни самому
И всех на свете сердцем полюбить,
И самому любимым всеми быть!


















Владимир Куталёв
«Мэл и Джи»
Авторские права защищены
в Каз Ак. 2006 г.







Владимир Куталёв





Мэл и Джи
( Розовый алмаз)
( Сказка в стихах )




Персонажи сказки « Мэл и Джи »


1. Мэл
2. Джи
3. Маймуни (обезъяна)
4. Кот
5. Папа
6. Мама
7. Лу (удав)
8. Харуши (попугай)
9. Самохруш (орёл)
10. Карага (ворон)
11. Батоно
12. Край
13. Кри
14. Аю (бурый медведь)
15. Бобёр (механик)
16. Филин(пилот)
17. Брайхан (плохой)
18. Яхма (жена Брайхана)
19. Окаритун (пингвин)
20. Бурдай (белый медведь)
21. Яри (хороший)
22. Заряна (змея)
23. Грай (кит)
24. Гора (крокодил)
25. Енот (швейцар)
26. Лех (акула)
27. Барканай (плохой)
28. Кок (повар)
29. Чибрако (орангутанг)
30. Баркули (ягуар) 204
31. Тиграс (тигр)
32. Мирзана (крыса)
33. Ван (мальчик)
34. Петух (водитель)
35. Златан (плохой)
36. Нианги
Названия:
1. Город Грёз (город в космосе)
2. Цвиана (планета)
3. Ирсон (корабль)




























Часть
первая



Мэл и Джи в городе Грёз












***
В далеком сказочном краю,
Где джунгли высятся стеною,
Где звери разные живут,
И дружат все между собою.
Бананов там растет не счесть,
Свисая с прльм,куда ни глянешь,
Кокосы, ананасы есть,
Возьмешь их, руку лишь протянешь.
Повсюду дивные цветы,
А небо синее как в сказке,
Все реки, как слеза, чисты,
Палитры яркой всюду краски.
Там бьет о берег океан
Могучие, шальные волны
А рыб, не знаю сколько сам,
Живет в его глубинах темных.
Вот там-то все и началось,
К нам, докатившись через годы
В селении, легко жилось,
В краю нетронутой природы.

***
Среди джунглей чудной красоты,
Где деревья дивной высоты,
Где лианы все сплели кругом,
Мы, друзья, селение найдем.
Жил в селении народ простой,
Окружал их девственный покой,
Было небольшим совсем село,
Взрослых человек быть может сто,
Протекала жизнь спокойно там,
Утром все спешили по делам,
Целый день трудились, а потом
Каждый возвращался в милый дом.
Где ждала любимая семья,
А соседи были как друзья,
Было в том селении детей,
Больше чем у дерева ветвей.

***
Словно стая диких обезьян,
Создавая страшный шум и гам,
Маленькие бестии неслись,
Бабушки и дедушки тряслись,
Как бы кто чего не натворил,
Как бы кто, куда не угодил.
Взрослыми был строгий дан наказ:
За село не выпускать проказ!
Но за ними разве уследишь,
Ведь пока с одним поговоришь,
То другой на пальме уж сидит,
Сбить бананы палкой норовит.
Просто мука с этими детьми,
Сильно непослушные они,
Столько в них энергии и сил,
К вечеру всем старым свет не мил.

***
Среди всей ватаги малышей,
От носков до кончиков ушей,
Двое были схожи, что никто
Различить не смог бы кто есть кто.
Губы, брови, волосы, глаза,
Звонкие ребячьи голоса,
Были как две капельки воды,
Звали этих братьев Мэл и Джи.
И никто в селении не знал,
Почему их папа так назвал,
Улыбался только он в ответ
Всем, не открывая свой секрет.
И привыкли все, в конце концов,
К дивным именам двоих юнцов,
А они резвились и росли,
Радость папе с мамою несли.

***
Пролетали радостные дни,
Были все похожие они,
Поднимала мама их с утра
Говоря: - “Мэл, Джи, вставать пора,
зубки чистить, умывать лицо.”
Папа звал потом их за крыльцо,
Делали зарядку всей семьей
И вбегали завтракать домой.
Ну а после завтрака гулять,
Их потом уж было не догнать.
Ждали их приятные дела,
Целый день забава и игра,
Только пообедать и опять
Можно прыгать, бегать и скакать,
Вечер очень быстро приходил,
Ну а он для них был очень мил.
Папа каждый вечер в тот же час,
Под восторг горящих детских глаз,
Радиоприемник доставал,
Для притихших малышей включал.
И пускай трещал он и скрипел,
У детей блаженства был предел
От того, что музыка лилась,
С ней в мечтаньях сказка родилась…
Буд-то бы в высоких небесах
Мэл и Джи, совсем забыв про страх,
Прыгали на белых облаках
И держали звездочки в руках.
Все вокруг сияло чистотой,
Все вокруг дышало добротой,
Ярких красок целый океан,
Лишь художник был невиден сам.

***
А ложась в свои кроватки спать
Продолжали в снах они мечтать,
В шумном окружении друзей,
Понимая разговор зверей,
Подпевая переливам птиц,
Множество, встречая добрых лиц,
Было это словно наяву,
Мэл и Джи не знали почему,
Просто догадаться не могли,
Что придут еще к ним эти дни,
Где сбываться станут все мечты
В городе, чудесной красоты.
Где все просто, словно дважды два,
И что ждут их славные дела.
Было это все пока в мечтах
И в красивых разноцветных снах.

***

В селении жила среди людей
Маймуни, что на свете нет, добрей.
Так звали обезьяну, что у всех
При встрече вызывала добрый смех.
Она старалась людям подражать,
Порою, начиная им мешать,
Увидев, что сердиты на нее,
С обидой шла под дерево свое,
Под пальмой, что раскинулась шатром,
С бродячей дикой кошкою вдвоем.
Она любила время коротать,
О чем-то обезьяньем помечтать.
Глаза Маймуни застилал туман,
Хоть спелый покажите ей банан,
Она уже не видела его,
Вокруг не замечая ничего.

***
Никто не знал, когда она пришла,
Что в маленьком селении нашла,
На то и не искал никто ответ,
Лишь знали, что Маймуни много лет.
Она уже покрылась сединой
И только лишь весеннею порой
Ходила в джунгли навестить друзей,
С прибившеюся кошкою своей.
Придя с гостей, веселою была,
По обезьяньи, что-то говоря,
Она плясала и стучала в грудь,
Пытаясь донести рассказа суть.
В конце концов, прижав к груди банан,
Под пальмой предавалась вновь мечтам.
Походит по посёлку и опять
О чем-то будет с кошкою болтать.

***
Однажды утром, сделав все дела,
Мэл с Джи бежать пустились со двора,
Чтобы скорее отыскать друзей
И время провести повеселей.
Но все куда-то делись в ранний час
И пробежав поселок пару раз,
В недоумении, взглянув вокруг,
Мэл с Джи присели на засохший сук.
С родителями может, кто ушел,
По дому ли занятие нашел,
Но не было в округе никого
И больше не придумав ничего,
Решили над Маймуни подшутить,
Мэл с Джи любили иногда чудить,
Подкравшись потихоньку со спины,
Они прервать хотели ее сны.

***
Но обомлели, лишь открывши рты,
Маймуни, без особой суеты,
Вдруг языком, что людям только дан,
Сказала детям: - “Как не стыдно вам?
Вас не учили старших уважать?
Кому вы здесь собрались подражать,
Шакалам что рыдают по ночам,
И будят криком спящих обезьян?”
И сделав передышку, им она
Нотацию всю выдала сполна,
Но постепенно угасал пожар,
Маймуни уняла свой пылкий жар.
Еще детей немного пожурив,
Что рты так и стояли, не закрыв,
Маймуни продолжала уж без зла,
Наполнив добротой свои слова.
- “Про ваши, дети, знаю я мечты,
Пересказать смогу вам ваши сны,
А то, что я умею говорить,
Секрет лишь вам могу я свой открыть:
Все звери понимают речь людей,
Скрывают только, что знакомы с ней,
Ведь стоит людям лишь о том прознать,
И жителям лесов не сдобровать.
Так человек коварен и хитер
Что всех зверей лесов, полей и гор,
Легко и ловко сможет обмануть.
И подчинив их всех себе вернуть.
Когда-то было время на земле,
Все на одном общались языке,
Но пробил у зверей терпенья час
И стало все, как видите сейчас.

***
О том, что я сейчас вам говорю,
Я больше никому не повторю,
И выбрала я не случайно вас,
Ждала я долго, пробил этот час.
Вам предстоит увидеть много стран,
Слетать к Луне, спуститься в океан,
Узнать о том, что людям невдомек
И путь ваш будет труден и далек.
Вы сможете со всеми говорить,
Вам стоит только ротики открыть,
Поймет вас рыба, птица или зверь,
У всех для вас открыта будет дверь.

Но только есть условие одно,
Не говорить о том, что вам дано,
А если нет, забудете вовек,
Что говорил с Маймуни человек.
Ребятам стало страшно, но они
Не зря же в джунглях были рождены
И сказок много слышали о том,
Как звери приходили к людям в дом.
И помогали, и любили их,
Но оборвалось все в какой-то миг.
Причины им никто не говорил,
Но любопытство выше всяких сил
И загорелись детские глаза,
А у Маймуни капнула слеза
И к ней Мэл с Джи тихонько подошли,
Прощенье попросили и нашли
Объятья теплые и светлую любовь,
А страх ушел, и жить хотелось вновь.
Свалился с пальмы на кота банан,
Кот заорал спросонья:- “Ураган”.

***

Все засмеялись, даже дикий кот
Так хохотал, открыв усатый рот,
Что все вокруг ходило ходуном,
Болели долго животы потом.
Маймуни насмеявшись от души,
Ждала, когда утихнут малыши,
Затем серьезно вдруг сказала им:
-“Не прогуляться ль в джунглях, нам троим?”
Мэл с Джи не знали, что в ответ сказать,
Конечно, им хотелось погулять,
Но помнили они и про запрет,
А для детей его страшнее нет.
Но молвила Маймуни, что никто
Об этом не узнает ни за что,
Никто и не заметит, что они
Селение покинули одни.
Преодолев сомнения свои,
Кивнули в знак согласия Мэл с Джи.
Селение осталось позади,
Неведомое что-то впереди.
Преодолев лианы, и кусты,
И заросли, что были так густы,
Что даже солнца был невидим луч,
Так джунглей мир огромен и могуч.
Уже устав немного от ходьбы,
С природными преградами борьбы,
Они попали на прекрасный луг,
Где бабочки в кругу своих подруг,
Играли и кружили средь цветов,
Что ярче и красивей всех ковров,
Что видели Мэл с Джи когда-нибудь,
Привел их словно в сказку долгий путь.

***

Передохнув и посмотрев вокруг,
Маймуни взглядом описала круг,
Закрыть велела, уши поплотней,
Мэл с Джи погладив лапою своей.
И свистнула так громко, что трава
От свиста вся на землю полегла,
Листвой деревья зашумели вдруг,
Плоды летели, падая на луг.
И наступила тут же тишина,
Необъяснимой тайною полна,
Все стихло в ожидании на миг,
Что даже шепот, был как буд-то крик.
Вдруг зашуршала вдалеке трава
И появилась чья-то голова…
На яркую поляну, не спеша,
Вползал удав, а у Мэл с Джи душа
От страха чуть не вылетела вон,
Таким огромным им казался он.
Переливалась красками спина,
Была такой широкою она,
Что можно было пробежать по ней,
Змеи Мэл с Джи не видели длинней.
Удав подполз поближе, а потом,
Свернувшись преогромнейшим кольцом,
На всех он посмотрел и молвил вдруг
Так громко, что захватывало дух.
Глаза ж его сияли добротой
Удав был этот вовсе не простой…

***

“Ну, здравствуй, здравствуй, старая пройдоха!
Зачем звала? Я спал в лесу не плохо.
Еще с собой кого-то привела,
Рассказывай, Маймуни, как дела?”
“Невежда, пролежавшая бока,
ведь я же только свистнула слегка,
А ты, червяк, как видно испугался,
Коль на поляну быстро так примчался.
Не рад ты, что тебя я позвала,
О, Лу, мой друг – большая голова,
Я по тебе соскучилась немного
Или к друзьям заказана дорога?”
“Ну что ты, что ты” – отвечал удав,
“Я просто знаю твой, Маймуни, нрав,
Не просто так свалилась ты с небес,
Перепугав вокруг лежащий лес”.
“Я думал: не случилась ли беда,
И поспешил отправиться сюда,
А что был резок, ты меня прости,
У нас с тобою старые пути.
И видно провидение само
Нам подсказало встретиться опять.
Куда, Маймуни, хочешь ты слетать?”

***
“О, мудрый Лу, опять, опять ты прав,
Недаром башковитый ты удав.
Хочу тебе сегодня предложить:
Всем вместе верхний город посетить.
Давно с тобой мы не бывали там,
Земным лишь посвящая все делам.
Там изменилось многое теперь,
Негоже не проведывать друзей.
А заодно и этим двум юнцам
Раскрыть глаза на жизни океан.
Они не просто мальчики для нас,
Хотя и несмышленые сейчас.
Прилета их давно уже там ждут,
Решайся, Лу, минуты вдаль идут”.
“О, да, я помню Обоба наказ,
Паук умнее был намного нас,
Он говорил, что время подойдет,
Когда нас вдаль дорога позовет.
Но без Харуши в путь лететь нельзя,
Могу, Маймуни, заблудиться я.
А он всегда подскажет сверху путь,
Найди его, Маймуни, где-нибудь.
Пусть попугай он, но для нас с тобой,
Он много сделал в жизни непростой”.

***
Харуши спал на ветке средь листвы,
Но спрятать краски не могли кусты,
Которыми был разукрашен он
И был так крепок сладкий его сон,
Что он не слышал, как к нему спеша
Маймуни подбежала чуть дыша.
Схватив Харуши за цветастый хвост,
Услышала в ответ: – “Кого принес
Нечистый дух, чтобы будить меня?
Шакал пришел, а может быть свинья?
А может павиан, я не пойму,
Понадобилось это все кому?”
Ворчал Харуши посреди куста,
Сам, поправляя перья у хвоста,
А выбравшись с кустов на белый свет,
Харуши обнаружил там ответ:

***
“Маймуни, неужели это ты?
С какой же ты свалилась высоты?
Откуда ты взялась в такой глуши?
Мне рассказать скорее поспеши”.
И затрещал без остановки он,
Как он ее приходу удивлен.
И что вчера он видел вещий сон,
Который был сегодня воплощен.
Что попугая в мире лучше нет,
Хоть обойти три раза белый свет.
И что готов он биться об заклад,
Что только лишь Маймуни зоркий взгляд
Сумел его найти среди кустов
И оторвать от самых сладких снов.
От этой бестолковой трескотни,
Поскольку были там они одни,
Маймуни так устала в пять минут,
Что ей казалось, что часы пройдут,
Пока Харуши клюв закроет свой,
Хоть на минуту дав ему покой
И крикнула она: - “Остановись!”
Да так что даже листья затряслись.
“Сегодня я не просто так пришла,
Лишь по хвосту в кустах тебя нашла.
Болтать сумеешь не один ты час,
Не нужно делать удивлённых глаз.
Минуты быстро покидают нас,
Тебе скажу, Харуши, без прекрас,
Что болтунов таких не видел белый свет,
На протяжении известных миру лет”.
“Пойми, Харуши, нужно поспешить
И кое-что сейчас же нам решить.
Мы с Лу должны отправиться опять
Туда, где приходилось нам бывать.
Но он уже не помнит точно путь,
Глазами в небе нашими ты будь,
Ведь то, что мы не видим в небесах,
То у тебя Харуши на устах.
Пойми что с нами двое малышей,
И в жизни нет серьезнее вещей,
Чем уберечь их от любой беды:
От ветра, от огня и от воды”.
Решал вопрос недолго попугай,
Он закричал: - “Давай, давай, давай,
Отправимся мы в верхний город вновь,
Где правит всем прекрасная любовь”.

***
А в это время, подружившись с Лу,
Мэл с Джи уже затеяли игру.
Мэл разные вопросы задавал,
А Джи ему вопросом отвечал.
Они сидели на спине у Лу
И это очень нравилось ему.
На самом деле он любил детей,
Душою очень доброю своей.
Послушал их задумчиво удав
И вдруг решил что: “Обоба был прав!
Нам нужно в сказку посвятить людей,
Они лишь станут лучше и добрей.
Возможно, все изменится вокруг,
Зверь человеку станет снова друг.
Маймуни видно знала, что для нас
Наступит этот долгожданный час”.

***

Когда-то жил огромнейший паук,
У Обоба имелось сотни рук,
Он был так мудр, что к нему всегда
Шли все, коль приходила вдруг беда.
Он многое на свете этом знал
И всем зверям однажды предсказал,
Что день наступит и придет опять,
Перевернув предубежденья вспять.
С людьми животным речь объединить
И вновь семьею дружною зажить.
И что не будет в мире больше бед,
Которым ныне, счета просто нет.
И что придут два мальчика и их
Должны принять все, как детей своих.
Всему, что знают сами, научить,
Чтоб землю от безверья излечить.
А уж они, в назначенный им срок,
Взрастят тот благодатнейший росток,
Прольется он на души как бальзам
И неподвластен будет он годам
Росток добра, любви и красоты
И станут снова помыслы чисты…
Так думал, отдыхая на лугу,
Всё представляя в красках, мудрый Лу.
Маймуни же с Харуши, что есть сил,
Спешили к Лу, Харуши голосил:
-“Ну что, Маймуни, ты ползешь едва,
Видна уж Лу большая голова.
Смотри, проглотит он твоих юнцов
И не найдешь нигде потом концов.
Давай, Маймуни, шевелись скорей
И старых лап своих не пожалей”.

***

В конце концов, добравшись до змеи,
Увидели там чудное они:
На Лу верхом сидели Мэл и Джи
И Мэл кричал: - “А ну-ка, докажи,
Что не боишься ты удава, Джи.
Иди, иди скорее, не дрожи,
И загляни ему в огромный рот”.
На что ответил Джи ему: - “Ну вот,
Придумал, лучше сам туда иди
И у него язык во рту найди”.
Они так этой увлеклись игрой,
Что чуть не поругались меж собой.
А Лу лежал и размышлял о том,
Какие дети глупые на нем
И сколько нужно времени и сил,
Чтобы детей тех разум посетил.
Маймуни побежала поскорей,
Чтобы унять заспоривших детей
И от ходьбы запыхавшись, она
Была не рада ничему сама.
Согнав их со спины широкой Лу,
Сама уже не зная, почему,
Маймуни тут же отругала их
И каждый из разбойников притих.
Когда же ветер этот миг унес,
Маймуни задала для всех вопрос:
Какую хитрость нужно им найти,
Чтобы детей не потерять в пути,
Как удержаться им верхом на Лу,
Удобно чтобы было и ему,
Ведь путь нелегкий ожидает их
И каждый в размышлении затих.

***

Недолго думая, прищурив левый глаз,
Такое все уж видели не раз,
Лу голову на высоту вознес,
Своим друзьям степенно произнес:
“- Однажды наблюдал я за людьми
И видел, как с бананами они,
Носили груз нелегкий на плечах,
В сплетенных из ветвей больших кулях.
Нам этот способ может, подойдет.
В кули такие Мэл и Джи войдет,
И путь в них преспокойно проведут.
Но где их взять, ведь люди их плетут.
Послать в село Маймуни, но у нас
Нет просто времени для этого сейчас.
И сможет ли она кули там взять,
Не стоит нам, как видно, рисковать”.
Маймуни оживилась и в ответ
Сказала, что проблемы с этим нет
И что кули корзинами зовут
В местах , где люди на земле живут.
И что она сумеет их сплести,
Лишь нужно много веток принести,
А уж из них , конечно же, она
Сплетет корзинки крепкие сама.
И что они не хуже будут тех,
Что у людей, и убедила всех.
Все, как один, за дело принялись
И скоро две корзинки родились.
Такие крепкие, что их не разломать,
О лучшем можно было лишь мечтать.
Маймуни за лианами пошла
И самые надежные нашла.




Лианы сквозь корзины пропустив,
Их на две части сразу поделив,
Корзины привязали к телу Лу,
Но так чтоб больно не было ему.
В них, усадив удобно малышей,
Решили в путь отправиться скорей.
В корзины, где сидели Мэл и Джи,
Как можно больше, сложили еды,
Чтобы в дороге голод утолить,
Ведь путь их долгим тоже может быть.
Маймуни юным спутникам своим
Все объяснила, даже трижды им:
Как правильно вести себя в пути,
Чтобы до цели избранной дойти.
Когда Мэл с Джи все поняли, тогда
Маймуни громко крикнула : -“ Пора!”
И плавно, сквозь высокую траву,
Их увозил красивый добрый Лу.
Вокруг быстрее стало все мелькать,
Деревья и кусты, трава, опять
Смешалось все в глазах у Мэл и Джи,
А Лу все круче делал виражи
И ухватившись за края корзин,
Ребята вспомнили, что говорила им
Маймуни сделав строгие глаза,
И что учила их она не зря,
Ногами упираясь в дно корзин,
Так, что немного больно было им.
Они неслись с удавом, как стрела,
За горизонтом сказка их ждала,
Что по ночам лишь только снилась им,
Неискушенным путникам двоим.
***
Харуши контролировал их путь,
Спускаясь к Лу, кричал, где повернуть.
Какая ждет преграда впереди
И как ее удобно обойти.
Маймуни же, устроившись на Лу,
Под нос ворчала что-то на ветру,
Но ветер уносил ее слова,
Отрывки фраз всем слышались едва.
У Мэл и Джи захватывало дух,
Лишь ветра свист улавливал их слух.
Мелькало все, качалось и тряслось
И мимо них, как молния неслось.
Казалось им, что вот еще чуть-чуть
И разобьются все о что-нибудь.
Или лианы разорвутся вдруг
И вдаль без них умчится новый друг.
Харуши Лу о чем-то прокричал,
В ответ тот головою покачал
И скорость начал страшную сбавлять,
Казалось, он успел уже устать.
А впереди светились вдалеке
Оранжевые волны на реке
Несущую в себе громаду вод,
Над ней сиял багровый небосвод.
Лу вытянулся в ровную струну,
Харуши что-то прокричал ему
И направление Лу указав крылом,
Вперед умчался, покачав хвостом.
А Лу рванулся так, что все вокруг
Смешалось на одно мгновенье вдруг.
Мэл с Джи решили, что настал конец,
Под перестук мальчишеских сердец.
***
А впереди катилась вдаль река,
Наверное, как море глубока.
Маймуни же, спокойная, как лед,
Смотрела с безразличием вперед.
Вдруг полетело миллионы брызг,
Мэл с Джи издали от восторга визг,
Когда удав, как лодка, по волнам
Поплыл к сверкающим вдали горам.
Они промокли сразу же насквозь
И хоть сидели по корзинкам врозь,
Но каждый думал, коль придет беда,
Другого должен выручить всегда.
Но тихою была вокруг вода,
От страха не осталось и следа,
Мэл с Джи глазели из своих корзин,
Вокруг все любопытно было им.
Их взоры ослепляла красота.
Воды в реке такая чистота,
Что просто было глаз не отвести,
Казалось, только руку опусти,
И сможешь дно зеркальное достать.
И удивились Мэл и Джи опять,
В реке увидев самых разных рыб,
Одна была цветком, другая гриб,
А третья разноцветным петухом,
С искрящимся пушистым хохолком.
Их было много, всех не разглядеть,
А времени и не было смотреть.
Лу все быстрее двигался вперед,
Казалось, он пойдет сейчас на взлет,
Своей он грудью воду раздвигал,
Огромнейшие волны создавал.
***
Вперед они все плыли и река
Сужать крутые стала берега.
На них стоял непроходимый лес,
Казалось, доставая до небес.
Течение несло громаду вод,
Казалось, грохот из земли идет,
Такой поднялся небывалый шум,
Как будто в барабан стучал колдун.
О нем Мэл с Джи рассказывал сосед,
Пугая, что его страшнее нет.
Огромный показался водопад,
“Нам нужно поворачивать назад!”-
Вдруг закричал, что силы было Джи
Но Мэл ему ответил:- “Подожди,
Ведь знает Лу, что делает сейчас,
Он здесь бывал, наверное, не раз”.
Маймуни взглядом поддержала Мэл,
Он ей ответить, только не успел,
Когда Маймуни крикнула:- “Ложись
На дно корзин, и что есть сил, держись”.
А Лу стрелой влетал на водопад,
Преграде этой, словно, был он рад,
Глаза его сияли торжеством
От силы, что жила как прежде в нем.
Скользил он, тело вытянувший вверх,
К вершине, приближаясь без помех.
Внизу осталась дивная река,
А наверху виднелись облака.
И, наконец, закончился подъем,
Их выводил под купол неба он,
Где разливалась морем синева,
От яркости кружилась голова.
***
Харуши там уже их поджидал
И путников приветствуя, кричал:
“Ну что, добрались? Как вам этот душ?
А мне вот повстречался Самохруш,
Он тоже в верхний город полетел,
Но торопился, ждать не захотел.
Сказал, что встретит нас теперь уж там,
Где все подвластно солнечным ветрам.
Передавал он всем большой привет
И пожелал вам жизни долгих лет.
Вы знаете, как может он летать,
И ни за что его нам не догнать.
Успеет город он оповестить,
Что мы его решили посетить.
Он слов на ветер не привык бросать
И нас теперь весь город будет ждать”.
Мэл с Джи, уже обсохнув от воды,
Нашли в корзинках множество еды,
Поели все в компании друзей
И сразу стало как-то веселей,
Ведь на пустой желудок как решить,
Всем отдохнуть, иль дальше поспешить.
Решили все немного отдохнуть,
Набравшись сил продолжить, чтобы путь,
Харуши долго место выбирал,
И, наконец, всех за собой позвал,
На облако большое залетев,
Все прилегли, еще разок поев.
А Мэл и Джи, ни капли не боясь,
На облаке повеселились всласть.
На шалунов смотрели все смеясь,
Порой за животы свои, держась.
***
Еще немного времени прошло,
Когда, все отдохнувши хорошо,
Свой путь решили снова продолжать,
Не вечно же на облаке лежать.
Хоть там и было очень хорошо,
Но солнце высоко уже взошло.
Бежало время, торопя друзей
Расстаться с тихой гаванью своей.
Корзинки снова привязали к Лу,
Забрался Мэл в свою, а Джи в свою.
Маймуни разместилась позади,
Харуши ждал, порхая впереди.
Произнесла Маймуни:- “Ну, вперед!
Дорога нас прекраснейшая ждет!”
Вокруг летали всюду облака,
Внизу виднелась ручейком река.
Как на ладони видели с небес,
Мэл с Джи поверив в истинность чудес,
Все то, что оставалось на земле,
Леса и горы, и дома в селе.
Озера, словно лужицы, внизу
И на вершинах снега белизну,
А люди были, словно мураши,
В восторге были наши малыши.
В мечтах они летали так не раз
И им порой не верилось сейчас,
Во все, что наяву произошло,
Мечтаний воплощение пришло.
Увиденным, делились меж собой
Мэл с Джи, любуясь этой красотой,
А по земному времени в тот миг,
Всего лишь час прошел для них двоих.
***
Ведь время шло по сказочным часам
И каждый из юнцов не ведал сам,
В минуте сколько сложено часов,
Какая разница лежит среди миров.
Они лишь знали, что должны найти
Чудесный город, что их ждет в пути,
Что путь их соткан из чудесных снов,
Судьбы бегущей дорогих даров,
Сбываются что наяву лишь раз
И время это к ним пришло сейчас.
Стремительно менялось все вокруг,
Их окружал уже созвездий круг.
Осталась где-то далеко земля
И все ей до свиданья говоря.
Подумали о чем-то, о своем,
Ведь трудно покидать любимый дом.
Светилась звездная, куда ни глянешь, пыль
И сказка превращалась снова в быль.
Отряхивая крылышки свои,
Летел Харуши гордо впереди.
Прохладней стало, солнышка лучи
Уж не были, как прежде, горячи,
Но из друзей внимание никто
Не обратил на неудобство то.
Их взоры устремлялись лишь вперед
И каждый думал, что же там их ждет
В том городе, что скрыт от лишних глаз,
Он представлялся разным каждый раз.
Когда о нем мечтали Мэл и Джи,
Придумывая версии свои,
Одно все знали, очень близок миг,
Когда тот город повстречает их.
***
И наконец, далекою звездой,
Окутанный весь дымкой золотой,
На горизонте появился он
И зазвучал волшебный перезвон.
В сердцах у тех, что не сводили глаз,
С мечты, где были в мыслях сотни раз,
Сбывалось все и даже сверх того
И не скрывая счастья своего,
Мэл с Джи так возбуждались в этот миг,
Что даже Лу порой ворчал на них.
О вести той Харуши прокричал,
Он первый все в дороге замечал.
Харуши затрещал:- “Ура, ура!
Пора уже готовиться, пора!
Я вижу Самохруша, он летит,
С ним кто-то рядом, с ним он говорит”.
А город прояснялся все сильней
И поражал он красотой своей,
Светился, словно утренний рассвет,
И будто говорил друзьям: “Привет!”
А с Самохрушем ворон к ним летел,
Он, видно, тоже встретить их хотел.
Орел огромный с ним беседу вел
О том, как путь далекий он провел.
Расспрашивая, как идут дела,
Перебирая не спеша слова.
Они вдвоем летели прямо к Лу,
Не удивляясь в небе ничему.
Харуши ворон знал, и знал он Лу,
Маймуни принимал он как сестру.
Не видел только маленьких ребят,
Что на спине у Лу сейчас сидят.
***
А встреча очень радостной была,
Орла Маймуни крепко обняла,
А Лу поднял свой преогромный хвост,
На подвесной похожим ставший мост.
Харуши что-то ворону трещал,
Кивая, что-то ворон обещал.
А Мэл и Джи смотрели из корзин
И любопытство раздирало их,
О чем Орел с Харуши говорят,
Но ворона увидев строгий взгляд,
Решили лучше тихо посидеть,
Как следует вокруг все разглядеть.
У ворона висела на груди
Медаль, с каким-то знаком впереди,
Герб города на той медали был,
Смотрителем небес Карага слыл.
Внимательно смотрел он на ребят,
Остановив на них свой зоркий взгляд
И тихим, хриплым голосом спросил:
-“Не слишком ли тяжелым путь ваш был?”
На что они ответили ему,
Не зная даже сами, почему,
Что столько же готовы пролететь,
Лишь только б верхний город посмотреть.
Что им усталость вовсе нипочем
И если б знали путь они вдвоем,
Смогли добраться в город без помех.
Чем вызвали у всех недобрый смех.
-“Похвально” – им Карага отвечал.
-“Но хвастунов частенько я встречал,
Так неужели вы одни из них?”-
Сказав Карага, на момент затих.
***
С Маймуни в стороне поговорив,
Карага снова посмотрел на них.
Мэл с Джи сгорали просто от стыда,
Такого не бывало никогда.
Недаром папа их порой ругал
И по отцовски им понять давал,
Что самого себя нельзя хвалить,
Сильней других нельзя себя любить.
Карага подлетел им и сказал:
-“Ну что ж, я лучше вас сейчас узнал,
Маймуни поручается за вас,
Ну а она не подводила нас.
Наверное, так путь вас утомил,
Что хвастовством ваш разум ослепил.
Ну что ж, добро пожаловать, друзья!
Присматривать за вами буду я”.
Карага всем скомандовал: - “Вперед!”
Сам возглавляя к городу полет.
Теперь уже компанией большой,
Они влетали в город золотой.
Его иначе звали – “город грез”
Желаний исполненье всем он нес,
Не всех конечно, а лишь только тех,
Что приносили доброе для всех.
И были чище капли родника,
Поставлен был тот город на века.
В него могли попасть лишь только те,
Кто не желал все блага лишь себе,
А если для себя и для других,
Желания все исполнялись в миг.
Уже летели медленно совсем
И хорошо был виден город всем.
***
Встречали их на площади цветов,
Среди больших сверкающих домов.
Десятка три прекрасных малышей
И столько же диковинных зверей.
Все в ожидании смотрели прямо вдаль,
Блеснула где у Карага медаль,
Которая всегда была на нём,
Сверкала ночью и сверкала днём
И виден был уже огромный Лу,
Все рады были в городе ему.
Они любили принимать гостей,
Что приносили множество вестей.
Вперед смотрел невозмутимый Лу,
Но любопытно стало вдруг ему,
Из за чего такой переполох?. .
Он встречи ожидать такой не мог
И Самохрушу тихо он сказал:
-“Не зря сюда ты, Самохруш, летал,
Уж больно что-то встреча хороша,
Ответь-ка, Самохруш, моя душа,
Харуги рассказал тебе о них,
О маленьких наездниках моих?
Карага, видно, что-то ты сказал,
А он весь город на ноги поднял.
Хоть я летал сюда немало раз,
Но встречи были скромными для нас,
Как видно, это все из-за детей.
Ответь же, Самохруш, прошу, скорей.”
И Самохруш ответил тихо Лу,
Что слышно было еле самому:
-“Конечно, я сказал про малышей,
Скрывать таких я не привык вещей,
Но в чем причина, я не знаю сам,
Карага здесь виновник всем делам”.

***
И наконец, настал желанный миг,
На площади весь шум мгновенно стих.
Лу приземлился посреди толпы,
Со всех сторон посыпались цветы.
Их было столько, что видна едва,
Была у Лу большая голова.
Сверкая медальоном на груди,
Карага опустился впереди,
Он левое крыло свое поднял,
К порядку всех встречающих призвал
И голосом гортанным произнес:
-”О, жители, в чудесный город грез,
Попутный ветер вновь принес друзей,
Могучей силой солнечной своей.
Так, улыбнитесь им повеселей,
Они к нам привезли земли детей.
Такого мы не видели давно
И это провидение само,
Что привезли они с собой сейчас,
Кто всех дороже может стать для нас.
Вы знаете, что долго ждали мы,
Когда рассеет разум время тьмы,
Все на земле соединятся вновь,
Ко всем придет ответная любовь.
Прилет детей надежду нам дает,
Что это время скоро уж придет.
Ведь в прошлом тоже дети мы земли
И пролетали тысячами дни,

Когда мы жили от нее вдали
И ничего поделать не могли.
Нас в городе собрали для того,
Чтоб не исчезло больше ничего”.

***
С земли все исчезало много лет,
Зверей и рас давно уж многих нет.
Есть все они лишь в городе у нас,
Вернуться скоро их наступит час.
Встречайте же, встречайте их скорей,
Детей земли вы с добротой своей,
Пускай, они совсем еще юны,
Сердца для дел больших их рождены.
А Мэл и Джи не верили ушам,
Ну, неужели их Карага сам
Так ценит, и такое говорит,
Что их прилет всем чудо сотворит.
Уже не понимая ничего,
Они лишь дальше слушали его,
Но краток был он далее в словах
И стал решать в реальных все делах.

***
Из множества встречающих детей,
Позвав двух девочек, что не найти милей,
Подвел к стоящим робко Мэл и Джи
И произнес:- “Ну, милые мои,
Вот вам две спутницы по городу мечты,
Примите с рук их дивные цветы.
И познакомьтесь с ними поскорей,
Ну, ну, давайте, будьте же смелей.
Они сегодня тоже ждали вас,
Так, улыбнитесь прямо им сейчас”.
Две девочки к мальчишкам подошли,
Одна назвалась Край, другая Кри.
Взяв за руки стоящих Мэл и Джи,
Среди толпы они их повели
И Мэл, и Джи, был каждый очень рад
А Край, стесняясь, опускала взгляд.

***
Беседу первой начала вдруг Кри
И Джи сказала: - “Ну-ка, мне скажи,
Что первое заметил ты у нас?
Ответь, прошу, но только без прикрас.
Мы здесь не любим лишние слова,
Болтает лишь пустая голова.
Подумай, а затем уж дай ответ,
Твой разум должен быть, как солнца свет”.
Но Джи все понял и ответил ей,
Что непривычно видеть средь зверей,
Которые общаются с людьми,
И среди них все равные они.
-“О” – Кри сказала: - “Верные слова,
Была легенда видимо права,
Что мальчики однажды к нам придут,
И жизнь свою для дела отдадут”.
И продолжала миленькая Кри,
Рукой поправив волосы свои,
Что просто удивляли белизной
Как и глаза, своей голубизной:
-“Ты правильно подметил, что с людьми
Все звери одинаково равны.
Они не лучше, и не хуже нас,
И в этом убедишься ты не раз”.
А Край и Мэл те слушали слова,
И Край сказала: -“Мэл, она права,
Всего достигли, что увидишь ты,
Мы силою совместной доброты.
Друг друга дополняем мы в делах
И воплощаем что увидим в снах”
Был Мэл всем этим очень удивлен,
Не смог ответить ничего ей он.

***

Эл лишь вокруг себя смотрел,
Сильней с минутой каждою робел.
Пройдя большую площадь вчетвером,
Вдали увидели они прекрасный дом.
Дом был воздушным, словно облака,
А высота его была так велика,
Что нужно было головы задрать,
Чтоб взглядом самый верх его достать.
Он весь сверкал от солнечных лучей,
Хотелось подойти к нему скорей.
У дома не было для всех привычных стен,
Казалось, что прозрачен он совсем.
К нему цветная лестница вела,
Она как будто радуга была,
Что ни ступенька цвет уже другой,
Мэл с Джи и в снах не видели такой.
А по краям ее росли кусты
С цветами, очень редкой красоты.
Сказала Край: - “То ясамани цвет,
Его прекрасней в целом мире нет.
Он всем приносит счастье и успех,
Живет в нем радость и веселый смех.
И он сейчас особенно красив,
Как будто ждал он мальчиков двоих,
Чтобы цвести во всей своей красе,
Поверьте, это видели не все.
И даже тот, кто здесь всегда живет,
Таких цветов не видит каждый год”.
И подведя их за руки к кустам,
Хотела, чтоб понюхал каждый сам,
Неповторимый запах тех цветов,
Что ветви тяжестью склоняли у кустов

***
А лестница вела их за собой,
Все больше поражая красотой. Ступени, словно, оборвались вдруг,
Тем испугав на миг мальчишек двух.
Ступени сами стали не видны,
На месте красовались их цветы,
Одна ступенька устлана из роз,
Другая - из прекраснейших мимоз.
На третьей расцветал кустом пион,
Ромашек на четвертой миллион,
Хоть были нарисованы они,
Казалось, наклонись и подними.
Букет цветов, как будто он живой,
Искуснейший рисунок был такой.
Мэл с Джи на них боялись наступить,
Чтобы цветы никак не повредить.
А Край и Кри смеялись, аж до слез,
Как ногу Джи над розою занес
И так стоял, как камень онемев,
Куда ступить, подумать не успев.

Со стороны он очень был смешон,
Как будто стал на миг скульптурой он,
Пришлось пример девчонкам показать
И прыгать по ступеням и скакать.

Чтоб Мэл и Джи увидели обман,
Пока что, не привыкнув к чудесам
И к этим нарисованным цветам,
Ведь создавал их все Батоно сам.
И, наконец, где плача, где смеясь,
Компания до входа добралась
В тот самый дом, что видели они,
Сиял над городом, что ночи все и дни.

***

Лежал у входа крокодил-Гора,
Он спрашивал у всех, идут куда
И убедившись, что идут с добром,
На дверь Гора указывал хвостом,
Он длинным был и толстым, как бревно.
Гора здесь жил, наверное, давно,
Он жителей в лицо всех узнавал,
В дом без причины входа не давал.
Увидев девочек, Гора разинул пасть,
Все вчетвером могли туда попасть.
Он если б только этого хотел,
Никто бы даже пикнуть не успел.
Но он сказал: -“Я рад вам Край и Кри,
И тем мальчишкам, с вами что пришли,
Премудрый всех давно Батоно ждет,”
И указал хвостом своим на вход.
Они вошли в огромный, светлый зал.
Гора у входа правду им сказал.
Навстречу вышел секретарь Енот,
Свой подтянув для стройности живот.
Учтиво всех пройти он пригласил
В прозрачный лифт, что вниз и вверх возил.
Войдя последним, лапкою повел
И механизм невидимый завел.
Они поплыли плавно и легко,
Лифт их завез довольно высоко
И вновь бесшумно отворилась дверь,
Встречал их там большой, лохматый зверь,
Енот сказал: -“Счастливого пути!”
И поспешил в прозрачный лифт войти.
Он, видно, очень сильно занят был,
Что сам к Батоно их не проводил.

***
Зверь улыбнулся детям широко,
Сказав зачем-то громко: - “О, го, го!”
Всех пригласил последовать за ним,
Слегка рычащим голосом своим.
Но лапу перед тем подав свою,
Он всем представился: - “Меня зовут Аю”.
Они зашли на красочный ковер,
Горящий, словно, осени костер
И тот повез их, по полу скользя,
Аю стоял, с улыбкой говоря:
-“Ну вот, осталось вам еще чуть-чуть,
Чтобы к Батоно завершить свой путь.
О, он очарователен собой,
Приветливый и ласковый такой,
Что без границ все преданы ему,
Ну, прямо, как себе бы самому”.
Пока же не доехали друзья,
Джи посмотрел на Край, ей говоря:
-“Скажи мне, неужели город весь
Из сказок создан, что я вижу здесь,
Все больше начинает удивлять,
Об этом с Мэл мы не могли мечтать”.
-“Да, милый Джи, все ново здесь для вас,
Ведь не узнаешь обо всем за час,
Что создавалось очень много лет,
И ничего здесь сказочного нет.
Терпение имейте и тогда,
Вам путь откроют в город навсегда.
А то, что принял ты за чудеса,
Для нас реальность и она проста
Ты скоро посмеешься над собой,
Лишь разум новым знаниям открой”.

***
Ковер остановился у дверей,
Что поражали красотой своей,
Украшенные чистым янтарем.
Сказала Край ребятам: - “Мы войдем
Сейчас к Батоно, это наш отец,
И города прекрасного творец.
Его он создавал за годом год,
Начало же от дедушки идет,
Что подарил ему свою мечту –
Создать средь звезд такую красоту.
Мечта здесь в каждом жителе живет
И он не просто так давно вас ждет…
Его не бойтесь, доброта его
Так велика, что в мире ничего
Такого нет, чего не может он”.
Открылась дверь под колокольцев звон,
Из комнаты струился теплый свет,
Был нежен он, как утренний рассвет
И очень тихо музыка лилась,
Что под рукой прекрасной родилась.
Она была настолько хороша,
Что очищалась, слушая, душа.
Раздался голос: - “Что же вы, друзья,
Не входите, давно ведь жду вас я.
Входите же, входите поскорей,
Ведь для гостей не место у дверей».
Аю мохнатой лапою своей
Мэл с Джи легонько подтолкнул с дверей
И сам за ними в комнату вошел,
Батоно взглядом каждого нашел.

***
А Край и Кри вбежали вслед к отцу
И по его счастливому лицу
Все поняли, как любит он детей,
Батоно обнял нежно дочерей.
Батоно был мужчиной средних лет,
Диковинно для Мэл и Джи одет.
Подстрижен коротко, с изяществом побрит,
Обычный дядька, вроде бы, на вид.
Как были Мэл и Джи удивлены,
Что сам творец чудесной стороны,
Название которой – “Город Грез,”
Им как отец любимый произнес:
-“Ну что Мэл, Джи, скажите, как дела?
Дорога к нам нетрудной ли была?”
И усадив их рядышком с собой,
Увлек беседой светлой и простой.
А Край и Кри, оставив в креслах всех,
По виду, еле сдерживая смех,
Поглядывая на земных гостей,
Обязанностью занялись своей.
С собою взяв огромного Аю
И белочку пушистую свою,
Ушли сквозь стену, растворившись там,
Джи не поверил сам своим глазам.
Беседа же с Батоно удалась
И за руки с мальчишками держась,
Батоно улыбался широко,
А Мэл и Джи вдруг стало так легко,
Что захотелось прыгать и скакать,
Они чуть-чуть смогли себя сдержать.
И лишь из уважения они,
Сдержали все эмоции свои.

***

Тем временем, громадою своей,
Аю вошел девчонок веселей,
Держа искусно сделанный поднос,
На нем он фрукты разные принес.
Таких, еще не видели Мэл с Джи,
Все были аппетитны и свежи.
А следом появились Край и Кри,
Они бокалы с соками несли.
Повел рукой Батоно и сказал:
-“Я вам сегодня много рассказал,
Но больше вам увидеть предстоит,
А что за дело, если говорит
Пустой живот, и хочется поесть.
Так уплетайте, что пред вами есть,
Со всей земли здесь фруктов ассорти,
Что удалось за много лет спасти”.
Сказав спасибо, как учили их,
Мэл с Джи и остальных всех пригласив,
За чудо фрукты принялись скорей,
В кругу веселых, преданных друзей.
-“Наелись досыта?” – Батоно всех спросил,
У всех кивнуть хватило только сил.
-“Ну что ж, передохните все чуть-чуть”-
Сказал Батоно – “И в дальнейший путь,
Что делать дальше, я сказал Аю,
А вам я до свиданья говорю.
Ведь у меня еще так много дел,
Что как бы я, поверьте, не хотел
Остаться с вами, не могу, друзья,
Конечно же, жалею очень я
Что сам я город вам не покажу,
Которым больше жизни дорожу”.

***
Батоно улыбнулся и ушел,
Дела вершить великие пошел,
Как видно, было очень много их,
Раз не остался здесь он ни на миг.
Немного в мягких креслах отдохнув,
Ни на секунду даже не заснув,
Отправились все, во главе с Аю,
В экскурсию, чудесную свою.
На крышу дома в лифте поднялись,
От смеха их животики тряслись,
Когда Аю споткнувшись о порог,
На лапах устоять никак не мог
И чуть собою Кри не придавив.
Упал на крышу, прямо между них,
Да он и сам так громко хохотал,
Что голос свой немного надорвал.
Как на ладони были все вокруг,
Вдали висел огромный солнца круг,
Ласкали все прекрасные лучи,
Что не скрывались и среди ночи.
Огромным оказался “Город Грез”,
А свежий ветер запахи принес
Такие, что чудесный аромат
Усиливал все чувства в сотни крат.
Друзья полюбовались той красой
И вновь Аю позвал их за собой
В сверкающий на солнце звездолет,
Где поджидал компанию пилот.
-“Ну, кто не против полетать сейчас?”-
Спросил Аю и под сиянье глаз,
Всех в звездолет красивый посадил,
Себя с пилотом рядом водрузил.

***
Пилотом очень строгий филин был,
Он ничего почти не говорил.
Проверив, что на месте все сидят,
Он проворчал: - “Аю, я очень рад,
Что посетили мой вы звездолет.
Ну а теперь отправимся в полет.
Но только пристегните все ремни,
Не помешают вам совсем они”.
И звездолет, сорвавшись с высоты,
Летел среди волшебной красоты,
Вокруг зеркальных зданий пролетел,
Деревья чуть крылом он не задел.
На всех деревьях виделись плоды,
А в листьях были лужицы воды,
Чтоб птицы на лету могли попить
И голод, где угодно, утолить.
Куда бы не смотрел, пытливый взгляд,
Встречал цветов он праздничный наряд,
Они цвели повсюду как во сне,
Притягивая красотой к себе.
Но только были улицы пусты,
Что были удивительно чисты.
-“А где же жители?” – спросили у Аю.
Макушку лапой почесав свою,
Он, удивленно, так ответил им,
Непосвященным путникам своим:
-“У нас никто не ходит просто так,
Безделье – это нехороший знак.
Здесь каждый занят делом, а сейчас
Для отдыха не наступил ведь час.
Но как мгновенье это подойдет,
Вокруг все зашумит и оживет”.

***

Но были улицы не так уж и пусты,
Для поддержания слепящей чистоты,
На них работали уборщики, они
Для этого здесь были созданы.
Машины разные встречались здесь и там,
Но каждая лишь по своим делам:
Одна там поливала все цветы,
Другая - подрезала так кусты,
Что те напоминали то людей,
А то веселых множество зверей.
Машины мыли улицы, дома,
Никто из них не путал никогда,
Что делать каждой в отведенный час.
Но удивлялись Мэл и Джи не раз,
Невидимый кто ими управлял,
На что Аю так запросто сказал,
Что в них программа вложена на год,
Свою работу каждая найдет,
Которую ей нужно выполнять,
А чтобы время с ними не терять,
Их научили делать все самих.
И дом большой построили для них,
Где ночью они могут отдохнуть.
А если поломалось что-нибудь,
Механики-машины устранят
Поломку и отправят снова в ряд.
А за порядком этим всем следит
Бобер, что в кабинете сам сидит.
И если что-то вдруг пойдет не так,
Исправит тут же он любой пустяк.
О тех машинах знает все бобер,
Он сам их для работы изобрел.

***

Снижаться стал летящий звездолет,
Сказал всем филин: - “Нас посадка ждет,
И много интересного для вас,
А я слетаю по делам сейчас”.
Сел прямо на поляну звездолет,
Был филин очень опытный пилот.
Все на поляну выбрались тот час,
Сказал Аю: -“Друзья, ну а сейчас,
Пойдем мы в самый, самый умный дом,
Где много интересного найдем”.
И пригласил последовать за ним.
Мэл с Джи глазам не верили своим,
Когда подал машину без колес,
Бобер что залихвацки произнес:
-“Ну что, поехали, ” – и, усадивши всех,
Машину тронул с места без помех.
Машина плавно въехала туда,
Где не были земляне никогда.
Работа там неторопливо шла,
Все делали на совесть, не спеша.
Ушей Мэл, Джи и шорох не достиг,
Здесь преступлением считался тихий крик.
В халатах белых множество людей
И в розовых трудящихся зверей.
Сидели каждый за своим столом,
Колдуя на компьютере своем.
Им умный робот соки подавал,
Который на машинке разъезжал.
Он точно знал, какой кто любит сок
И ошибиться в том никак не мог.
Трехъярусный был у него поднос,
Который впереди себя он вез.

***

Бобер своей машиной управлял
И так ее искусно направлял,
Что было видно всё для Мэл и Джи.
А у бобра Аю спросил: - “Скажи,
Успеешь показать нам всё за час,
А то вдруг филин потеряет нас?”
Бобер ответил доброму Аю,
Сидевшему в машине, на краю,
Что все рассчитано, как раз, на этот час
И делает он все не первый раз,
Ведь Мэл и Джи, им нужно показать
Лишь то, что они смогут осознать.
А остальное будет все потом,
Когда они слетают в отчий дом,
А уж затем вернутся, чтобы здесь
Узнать, как создан мир огромный весь.
Бобер искусный дальше их повез,
Аю от скуки что-то пел под нос,
Ведь он все это видел много раз
И для Аю был в тягость этот час.
Вокруг менялось очень быстро все,
Как буд-то времени вращалось колесо.
Рисунки живших ранее зверей,
Растений разных множество ветвей.
С огромными зубами древних рыб,
Что были очень страшными на вид,
Что только не увидели Мэл с Джи,
Пока все осмотрели этажи.
Бобер лишь успевал им пояснять,
Откуда это все смогли здесь взять,
И для чего все нужно сохранить,
А если нужно, даже возродить.

***

На каждом этаже стоял экран,
Бобер включал экраны только сам.
К ним близко подъезжая, он слезал
И Мэл и Джи с собою забирал.
Экраны сохраняли те в себе,
Историю природы на земле.
За веком век , листая чередой,
Творилось что с природою земной.
На тех экранах, словно наяву,
Вновь восхищаясь этому всему,
Прошли Мэл с Джи, как будто сквозь века,
Несла их, словно, бурная река.
Что многое теряла на пути
И нужно было все это спасти,
Каким-то образом, доставив в “Город грез”.
Что миссию великую в том нес.
А что мальчишки не могли понять,
Им Край и Кри старались втолковать,
Им было это просто, ведь они
Здесь выросли, и были рождены,
Их дружба укреплялась каждый час
И Край уже не опускала глаз.
Себя свободно чувствовал и Мэл
И спрашивал он все, что знать хотел.
Но вот бобер машину повернул,
Аю в тот миг почти уже заснул.
И все спустились к входу в мудрый дом,
Оставив миллион загадок в нем.
А на поляне ждал их звездолет,
Где на часы поглядывал пилот,
Он помахал приветливой рукой,
Не нарушая криками покой.

***

Все вместе к звездолету подошли
И пассажира в нем уже нашли,
Маймуни всех, приветствуя друзей
Улыбкой – замечательной своей.
Спросила, обращаясь к Мэл и Джи,
Вновь лапой выполняя виражи:
-“Ну, как, прогулка утомила вас?
Ну, ничего, отправимся сейчас
В обратный путь, опаздывать, друзья,
Нам с нашим возвращением нельзя,
А то сомкнется времени заслон,
Не попадем тогда в родимый дом”.
В растерянности были Мэл и Джи
И Эл спросил Маймуни: - “А скажи,
Где наш Харуши и огромный Лу,
И здесь мы их не видим, почему?”
-“Не беспокойтесь, юные друзья,
Харуши с Лу, по правде говоря,
Еще денек решили отдохнуть,
Потраченные силы все вернуть.
И с Самохрушем, через день втроем,
Вернуться, не спеша, в любимый дом.
Передавали вам они привет
И извинялись, что их рядом нет.
Ну а теперь, прощаться всем пора
У всех есть неотложные дела”.
И с грустью попрощались с Край и Кри,
С Аю, что слезы вытирал свои,
С бобром, что улыбался широко,
Все в самолет запрыгнули легко.
Команду пристегнуться дал пилот,
И в небо взмыл волшебный звездолёт.
***
Внизу руками все махали им,
Понравившимся мальчикам двоим.
И, наконец, исчезли все вдали,
Мэл с Джи уже их видеть не могли.
А филин вел послушный звездолет,
Маймуни пробурчала: - “Ну, вперед!”
И в кресле разместилась в тот же миг,
Ёе глубокий, сладкий сон настиг.
Мэл с Джи же обсуждали свой полет,
И думали о том, что дальше ждет.
Эмоции переполняли их,
Из них сначала первый Мэл притих,
Ну а затем уснул и бойкий Джи,
Смотрел он, засыпая миражи,
В них улыбались вместе Край и Кри,
Что были средь цветов совсем одни.
Уж сколько продолжался тот полет,
Об этом только филин знал – пилот.
Проснулись все от мягкого толчка,
Мячи упали будто бы с крючка.
Их звездолёт куда-то плавно сел,
В иллюминатор каждый посмотрел.
И радость сразу хлынула в сердца,
Запрыгали два маленьких юнца,
Открылись двери в следующий миг,
Пейзаж знакомый за бортом возник.
Они вернулись на знакомый луг,
Где танцевали бабочки вокруг.
Откуда начинался их полет,
Встречал их на поляне дикий кот,
Маймуни тут же лапу он подал,
И промурлыкал: -“Я уже вас ждал,
Как прибыли вы во время, друзья,
Батоно филина послал сюда не зря,
Ведь можно по нему сверять часы”.-
Сказал он, приподняв свои усы.
Мэл с Джи уже стояли на земле
И сами, все не верили себе,
В то, что случилось с ними в этот день,
Сомнения их покрывала тень.
И если б не стоящий звездолет,
С котом уже болтающий пилот,
Они бы думали, что им приснилось все,
Не веря в путешествие свое.
Но к счастью все случилось наяву,
Маймуни развалилась на траву.
Прогуливался филин на лугу,
Все время повторяя: – “У гу-гу”.
Совсем немного времени прошло,
Всем было очень, очень хорошо,
От запахов, от пенья птиц в кустах,
Но помнил филин о своих делах.
Он попросил собрать бананов в путь,
Цветов нарвал, чтоб аромат вдохнуть
Смогли, кто оставался далеко
В том городе, что где-то высоко,
Среди больших летающих планет,
Летал вдали уже так много лет.
Бананы погрузили в самолет,
А рядом с филином уселся дикий кот.
Хотел он тоже в “Город грез” слетать,
Чтобы друзей давнишних повидать.
Все попрощались, звездолет взлетел,
Над горизонтом солнца диск висел.

***
А значит, уже вечер наступал,
А вечером Мэл с Джи ведь папа ждал.
Маймуни молвила: - “Уже пора спешить.
И путь в село скорее завершить”.
Они еще помедлили чуть-чуть,
Но даже глазом не смогли моргнуть,
Как из-за пальмы с зонтиком своим,
Их папа появился в миг один.
Как сильно испугались малыши,
Но крикнула Маймуни: - “Ой, ши, ши,
А я уж думала, что ты забыл про нас,
Ведь встречи нашей истекает час”.
И подморгнув, взглянула на Мэл с Джи,
Сказала: - “Вот и ваши малыши,
Как видите, целехоньки они,
А ну-ка, папа, деток обними”.
Как оказалось, всех их папа знал,
Обняв Мэл с Джи, Маймуни он сказал:
-“Ну что ж, Маймуни, вас благодарю,
От чистого я сердца говорю,
Что показали город Мэл и Джи.
Попробуй сам я всё им расскажи,
Они бы приняли за сказку мой рассказ.
А Обоба другой давал наказ,
Он говорил, чтобы мечту познать,
Необходимо в “Город грез” слетать.
Я рад, что вы вернулись и сейчас
К себе, Маймуни, приглашаю вас.
За дружеской беседой посидим
И вкусненькое, что-нибудь съедим,
Жена все приготовила для нас
И ждет, с дороги не спуская глаз”.
***
И взяв на плечи радостных детей,
Он поспешил в селение скорей.
Дорога с папой так была легка,
Что показалась очень коротка.
И вот уже к окраине села,
Она сквозь джунгли всех их привела.
Уверенною сильною рукой,
Что придавала малышам покой,
Мэл с Джи на землю папа опустил,
Бежать самих до дома попросил,
Где мама их давно уже ждала,
Отбросив все домашние дела.
Маймуни с папой позади пошли,
О чем поговорить они нашли,
А солнышко уже ложилось спать,
Всем предоставив время отдыхать.
Мэл с Джи бежали весело вперед,
И вот уже последний поворот,
За поворотом мама их ждала,
Прижав к себе руками, обняла.
Маймуни с папой следом подошли,
Все в дом гурьбою дружною вошли.
Накрыт на славу был чудесный стол,
Где каждый много вкусного нашел.
Все обсуждали сказочный полет,
Не забывая пополнять живот.
И за беседой вечер пробежал,
Теплом и добротой что поражал.
Мэл с Джи легли в свои кроватки спать,
Чтобы о чем-то новом помечтать.
Теперь они ведь знали, что их ждет.
В чудесный город не один полет.







Часть
Вторая

Тайны океана






















***
На утро солнце вышло из-за гор,
Лучами осветило дом и двор.
Решило заглянуть оно в окно,
Где встретилась семья не так давно.
Все в доме было очень хорошо,
Мэл с Джи витали в снах своих еще.
А мама хлопотала у плиты,
Придумывая вкусные торты.
Маймуни с папой, за большим столом,
Вели беседу тихую вдвоем.
Им не хотелось Мэл и Джи будить,
Прервав их сладких снов внезапно нить.
Вот где-то громко прокричал петух,
Собаки лай ловил порою слух,
А в остальном, царил во всём покой,
Укрыв Мэл с Джи волшебною рукой.

***
Мурлыкал, развалившись в кресле кот,
Поглаживая лапкою живот,
Он так вчера объелся, что ему
Хотелось очень, очень самому
В безделье хоть немного полежать
И случай тот представился подстать.
Вчера в обед привез их звездолет,
Харуши, Лу и прилетевший кот
Отправились проведать Мэл и Джи,
Им передать привет от Край и Кри,
И не успели в дом они войти,
Как мама перекрыла все пути,
Собрав все угощения на стол,
Она сказала:- «Кончен разговор,
Пока не будет съедена еда,
Не сделаете шагу никуда».

***

Веселье продолжалось допоздна,
Все блюда гости скушали до дна.
И Лу, надувшись, как воздушный шар,
Прося пощады, тяжело дышал.
Харуши все пытался улететь,
Но мамин взгляд ловил его, как сеть.
И соки были выпиты до дна,
Тогда лишь только сжалилась она.
Залез Харуши, охая на Лу,
Лететь не захотелось вдруг ему
И попрощавшись Лу, едва дыша,
Пополз, куда-то в джунгли, не спеша.
В гостях – они остаться не смогли,
Дела их ждали каждого свои.
Забравшись в кресло из последних сил,
Его не трогать, кот у всех просил
И вот теперь, хотя прошла уж ночь,
Еще лежать он был совсем не прочь.
Тем временем проснулись малыши,
Ведь запахи так были хороши,
Что шли из кухни, мама, где пекла
Торты, уже румяные слегка.
Понежившись еще совсем чуть-чуть,
По паре раз, успев еще зевнуть,
Мэл с Джи, с кроваток соскочив своих,
Одевшись за один короткий миг,
Всем с добрым утром второпях сказав,
Во двор бежать направились стремглав.
Умывшись, за зарядку принялись,
А на крыльцо затем уж поднялись.
Все завтракали вместе, только кот
Лежал, обняв надувшийся живот.
Тут папа первый начал разговор,
Не отпустив играть Мэл с Джи во двор.

***
Он сыновей на месте удержал,
На будущее планы рассказал:
-«Ну что ж Мэл, Джи, настал теперь для вас
Период времени прекраснейший сейчас,
Вам нужно очень многое узнать,
Чтобы затем всем людям передать.
Наук придется много изучить,
Чтобы понять бегущей жизни нить,
В местах таких далеких побывать,
Которые отсюда не видать.
Но главное стремиться и мечтать,
Ведь цели без мечтаний не достать.
Сегодня вечером вас ждет далекий путь,
Батоно вас скорей просил вернуть,
Его вы слушайтесь, как слушались меня,
От бед должна избавиться земля.
Для этого он выбрал, дети, вас,
Всё, взвесив не один, как видно, раз.
Ну а сейчас резвитесь, что есть сил».
И их играть с друзьями отпустил.

***

В игре так очень быстро день прошел
И вечер вновь, в селение пришел,
К закату покатилось солнце вниз,
Оранжевый показывая диск.
-«Ну что, пора!» - сказал серьезно Мэл,
Хотя он поиграть еще хотел,
Но дальний путь их с Джи уже позвал,
И как серьезно это, каждый знал.
Прощальный ужин, мамы нежный взгляд,
Грустили все, хоть каждый был и рад
Тому, что ждет их где-то впереди,
Где каждый должен главное найти.
Опять поляна, тот же звездолет,
Знакомый всех приветствовал пилот.

***
Маймуни вновь промолвила:- «Пора!»
И лапы Мэл и Джи свои дала.
Взмыл звездолет в космическую даль,
Немного папу с мамой было жаль,
Они остались ждать их на земле
С котом, что в их прибавился в семье.

***
Маймуни разбудила Мэл и Джи,
Прервав их сновидений миражи:
-«На горизонте появился «Город грез»,
Нас звездолет уже почти довез.
Пора проснуться, скоро встреча ждет,
Сбавляет скорость, видите, пилот,
А вы все спите, как не стыдно вам,
Ведь вас встречать Батоно будет сам».
Мэл с Джи проснулись быстро и легко,
В иллюминаторы, увидев далеко
Светящийся огнями «город грез»,
Что им так много нового принес.
-«Чуть не проспали» - молвил тихо Мэл,
-«Увидеть город первым я хотел,
Об этом мы поспорили, ведь, с Джи.
Маймуни, правду Джи скорей скажи.
Но первая была, Маймуни, ты,
Увидев это море красоты.
Ну, ничего, ведь не в последний раз
Летим сюда, еще настанет час,
Когда я этот выиграю спор».
На что Маймуни отвечала: – «Вздор,
Какая разница, кто первый, ерунда,
Ведь, главное, что мы летим сюда.
Кто первый, кто последний, детский сад».
Она сказала, бросив добрый взгляд.

***
Батоно в этот раз встречал их сам,
А встретив, передал их дочерям,
А сам с Маймуни что-то обсуждал,
Пока Бобер машину подавал.
И все отправились уже в знакомый дом.
По прежнему все оставалось в доме том.
У входа всех приветствовал Гора,
Затем енота выдалась пора,
А там уже встречал их всех Аю,
Что радость не скрывал уже свою.
Вошли в уже знакомый кабинет
И там Мэл с Джи узнали про секрет.
Маймуни, что с Батоно берегли,
Пока ребят сюда не привели.
А в кабинете ждал Мэл с Джи сюрприз,
Очередной судьбы для них каприз.
***
Среди морских разложенных картин
Расхаживал приземистый пингвин.
Он Мэл и Джи приветствовал тот час,
Как будто видел их уже не в первый раз.
Похлопав дружелюбно по плечам,
Повел он разговор дальнейший сам.
-«Что, нравятся картины? Это что?
Я видел в жизни даже и не то,
Мир океанов это сущий клад.
Я показать его вам буду рад.
Ах, да, меня зовут Окаритун.
Мы в плаванье отправимся без дум.
Я самый добрый в мире капитан,
Об этом вам Батоно скажет сам».
Батоно улыбнувшись всем в ответ
Сказал: - «О да, мудрее капитана нет!
Он знает океаны и моря,
Как будто школьник буквы букваря
И потому поручено ему,
Как преданному другу моему,
Отправиться теперь в далекий путь.
Окаритун, девчонок не забудь!»
И хитро улыбнулся и сказал:
-«Они помехой там не будут вам».

***
От новости от этой Край и Кри
Себя немного странно повели.
Они запрыгали от радости в ответ,
Забыв, что существует этикет.
Затем, обняли что есть сил отца,
Спасибо повторяя без конца.
Окаритун задумавшись, притих,
Не думал он совсем о четверых.
Но раз Батоно их забрать сказал,
То равносильно, что приказ отдал.
Ему лишь оставалось, то принять
И в путь детей скорее собирать.
Батоно же сказал: - «Окаритун,
Ты в водах, словно сказочный Нептун,
А Край и Кри, ведь не бывали там.
Пришел их срок, я понимаю сам,
Что четверо не двое, но пойми,
Ведь подружились все уже они.
Не станет в тягость плаванье для вас
И в этом убедишься ты не раз».
Присели все слегка перекусить
И план дальнейших действий обсудить.

***

Немного подкрепившись, малыши
В лабораторию со взрослыми пошли,
, Что находилась ниже этажом,
Ведь был огромным самый главным дом.
В лаборатории их встретил добрый еж,
В опрятном фартуке тактичен и пригож.
Он без приветственных, премудрых всяких слов
Сказал Батоно: – «Ваш заказ готов,
Надежнее костюмов в мире нет,
Да вы ведь знаете, уже немало лет
Работаю я химиком-портным.
Вот сшил теперь костюмы четверым,
В них двигаться возможно без помех.
Я сам не ожидал, такой успех.
Смотрите сами, что там говорить,
Лишь время только зря переводить».
Примерили костюмы Край и Кри.
В восторге Край сказала: – «Посмотри
На нас ты, папа, это просто класс.
Такого не носила я не раз».
И тут же следом поддержала Кри:
-«Движения свободны так мои,
Что это невозможно передать,
Мне захотелось даже танцевать».
Затем, переоделись Мэл и Джи.
Спросила Кри у Мэл: – «Скорей скажи,
Как ощущаешь ты себя сейчас,
Одев костюм подводный в первый раз?»
Ответил Мэл: – «Все очень хорошо,
В движениях я новое нашел.
На мне как будто ничего и нет
И в то же время я уже одет».
-«Ну что ж» - промолвил, улыбаясь, ёж,
-«Костюмчик видно каждому хорош,
Теперь без страха можно в дальний путь.
Ох, я не рассказал костюмов суть,
Они согреют в холод вас любой
И справятся с палящею жарой.
Уютно вам в них будет и легко,
Куда б вы не забрались далеко.
Ведь всякое в дороге может быть,
Костюмы эти будут вас хранить,
А то, нелегок будет этот час,
Когда Брайхан настигнет где-то вас.
А он хитер, коварен и силен
И злости не измерить, сколько в нем».

***
Переглянулись удивленно Мэл и Джи.
Подумал Мэл: – «Вот глупые ежи,
Что это за таинственный Брайхан?
Как видно, ёж придумал его сам».
Батоно тут вмешался в разговор:
-«Мэл, Джи, а еж сказал не вздор,
Ведь существует гений злой Брайхан
И счета нет тем пакостным делам,
Что во вселенной только он творил,
Нет рассказать ни времени, ни сил.
Он победить не в силах лишь Яри,
Что силы знает добрые свои.
Яри вселенной самый главный страж,
Хоть он невидим, это не мираж.
Повсюду он, куда ни бросишь взгляд
И встречи с ним любой бы был бы рад.
Любой живущий, только не Брайхан.
Для нас он тоже ведь невиден сам.
Они ведут извечную борьбу.
Те души, что не верят ничему,
Идут к Брайхану, погибая там.
А кто идет к Яри, тот видит сам,
Насколько жизнь прекрасна на земле,
Когда Яри живет в твоей судьбе».
Спросила Кри: – «А почему Яри,
Собрав все силы добрые свои,
Брайхана не заставит замолчать,
Запрета наложив свою печать?»
Подумав, ей Батоно отвечал:
-«Находит в жизни каждый свой причал
И если б все поверили Яри,
Брайхан давно б закончил дни свои,
Но у него помощников не счесть.
Обман, богатство, сладостная речь …
Все это может Яхма породить,
В сердцах, что не хотят Яри любить.
Брайхана Яхма верная жена.
Она ведет дела его сама,
А у нее немало подлых слуг,
Что составляют преогромный круг.
Дункары ловят в сети тех людей,
Что польщены гордынею своей,
А раз поймав в невидимую сеть,
Затем соблазнов вынимают плеть
И паутиной оплетая их ,
Уводят в рабство в подходящий миг
Брайхану, заставляя их служить
И только зло повсюду лишь творить».
- «Но как тогда Брайхана побороть,
Когда его мы не увидим плоть?»-
Промолвил Мэл с вопросами в глазах,
Сам подавляя набежавший страх.
- «О, это очень просто и легко,
Ответа не ищите далеко.
Он рядом, с нами, словно сам Яри,
Добру свое лишь сердце отвори.
Живи на свете честно и тогда,
Брайхан дорогу не найдет туда,
Где светит солнце, счастья слышен смех.
Таких людей он ненавидит всех,
Стараясь им коварно помешать,
Но победить не может их опять
И просто так он к вам не подойдет,
Пока сомнений каплю не найдет.

***
-«А где дома Брайхана и Яри?»-
спросила у Батона тихо Кри.
-«Они должны же где-то все же жить,
А значит где-то и дома должны их быть?»
Батоно ей на это отвечал
После того, как снова помолчал:
-«Яри живет практически везде,
В тебе, во мне, в светящейся звезде.
Он вездесущ и эта сила в нем
Живет, и ночью, и горящим днем.
Про дом Брайхана, то другой вопрос;
В пещере темной, пряча длинный нос,
Сидит он днем со свитою своей,
Готовит зло, что зла порою злей,
Но только на порог приходит ночь,
Повеселиться тут Брайхан не прочь
И наступает черная игра,
Что много судеб на земле сожгла».

***
Тут головой Батоно покачав
От тем серьезных, видимо, устав,
Всем улыбнулся и сказал легко:
-«Друзья! Брайхан от нас так далеко,
Что встреча с ним, навряд ли, может быть,
Хоть про него нельзя никак забыть,
Он лишь и ждет оплошности любой,
Чтобы разрушить счастье и покой.
Ну, а теперь пора уже и в путь,
А то мы задержались здесь чуть-чуть.
Ведь время ждать, увы, не станет нас,
А если опоздаешь в жизни раз,
Потом его уже нам не догнать,
Оно вперед умеет лишь бежать.
Ну что же, дорогой Окаритун,
На небе пробежит немало лун,
Пока увидимся со всеми снова здесь,
Нам посылай хорошую лишь весть
О путешествиях по голубым морям,
Удачи я во всем желаю вам!
А мы с Маймуни здесь вас будем ждать.
Вам в звездолет пора уже бежать.
Доставит он вас к дивным берегам,
Где волны бьёт о берег океан».

***

Стоял уже на старте звездолет
И на часы поглядывал пилот.
Обнял детей Батоно от души,
Они и правда были хороши,
В костюмах дивных, что пошили им,
Избранникам вселенной четверым.
Поднялся трап, все были на местах,
Минута подходила на часах,
Когда стартует в небо звездолет,
Чтобы далекий совершить полет.
Батоно им махал издалека
И Край и Кри взгрустнулось вдруг слегка,
Когда теперь увидятся опять
С отцом, что их, скучая, будет ждать.




***
В одно мгновенье начался полет,
А скорость набирал все звездолет.
Вокруг сверкали миллионы звезд,
Кометы промелькнул огромный хвост.
Все было здорово, и произнес тут Мэл:
-"Ведь у Батоно важных столько дел,
Зачем он тратит время и на нас,
Тому я удивляюсь каждый раз.
Неужто мы настолько хороши,
Земли далекой просто малыши,
Что так достойны время проводить,
С Батоно в его доме говорить».
-"Какой, ты, глупый" – отвечала Край,
-«"Ты выводов пока не принимай,
Не просто так Батоно вас позвал,
Давным-давно о вас уже он знал.
В один и тот же родились мы день,
Когда по небу пробежал олень
И это был для всех великий знак,
Рассказывал нам папа это так.
Мы избранные только вчетвером,
Вселенной всей спасение найдем.
Вот как, пока не знаю и когда,
Отец не говорил нам никогда
О том, как это все произойдет,
Но то, что время это к нам придет,
В том сомневаться и на миг нельзя
И потому летим сейчас, друзья,
Мы новые вершины покорять.
Должны на свете мы про всё узнать,
Нам это пригодится все потом,
Когда с Брайханом в схватку мы войдем,
Ну, а пока храня большой секрет,
Немало может даже долгих лет
Нас будут, что есть сил всему учить,
Чтобы победу в схватке получить".
Над этими словами думал Мэл,
А звездолет летел, летел, летел.
Он думал, что за тайна впереди,
А сердце билось всё сильней в груди.

***

Невозмутимый спал давно пингвин,
Поставив рядом стопку тех картин,
Что показал недавно Джи и Мэл,
Он с ними расставаться не хотел,
Их бесконечно мог он восхвалять,
Не в силах от красы такой молчать.
Болтали остальные обо всем,
Когда прибудут – ночью или днем?
Как встретит их суровый океан?
И много ли они увидят стран?
Чем станут в океанах их кормить?
И как в воде они сумеют пить?
Так в разговорах и прошёл полёт,
Пока летел могучий звездолёт.


***

Пилот сказал: – "Ну, что, друзья, пора!
Дорога нас, почти что довела
До места, где посадку совершим,
Сегодня ясно вроде бы над ним,
А то обычно здесь стоит туман.
Скорее просыпайтесь, капитан!
Батоно сам доверил Вам детей,
Их для него на свете нет ценней".
Окаритун проснулся и зевнул:
-"Я, кажется, немножечко заснул,
Ах, не люблю по правде я летать,
Как сяду в звездолет, так сразу спать.
Ну, ничего, ведь скоро океан,
Я никому покоя там не дам.
Ну что, пилот, еще совсем чуть-чуть,
На месте приземлится, не забудь,
А то с такой ватагой, как тогда,
До места добираться мне туда,
Где ждет меня мой боцман уж давно.
Ему мной поручение дано:
Корабль подготовить в нужный час,
Чтобы погрешностей мой не увидел глаз".
Окаритун проснулся до конца
И выдав два сомнительных словца,
В иллюминатор принялся смотреть,
Чтобы корабль свой не проглядеть.

***

Удачно сел на берег звездолет,
Напротив оказался чудный грот,
Где боцман, укрываясь от жары,
В гамак залез, набрав морской еды.
Пингвина боцман сразу же узнал,
Из гамака, запутавшись, упал,
Дожёвывая что-то на ходу,
Как видно очень вкусную еду.
Приветствовал Окаритуна он,
Был голос у него, как будто гром.
Огромный, белый при больших усах ,
Он на детей навел сначала страх,
На голове фуражка с козырьком,
С пингвином рядом был огромен он.
Всё доложив, как в самом деле есть,
Отдав под козырек при этом честь,
Детей уже к себе расположил,
Когда улыбку им он подарил.
Окаритун ответил: – "Молодец!
Ах, ты мой драгоценный сорванец.
Готовы к выходу, вот новость, хоть куда.
Ну, всё, мы отправляемся тогда".
И пригласил детей за ним пройти,
А боцмана - все вещи принести,
Что в звездолете все еще лежат
И бросив на гамак лукавый взгляд,
Сказал: – "И это тоже прихвати,
Быть может, где-то, отдохнем в пути".
И вот уже отправлен звездолет,
Команда наша к берегу идет,
А корабля нигде не видит взгляд.
Окаритун же беспредельно рад,
Тому, что очутился на земле,
Под нос мурлычет песенку себе.

***

Сказала Край: – "Огромен океан,
Смотрите, солнце уж заходит там,
Где горизонт касается воды,
Как будто жизнь касается судьбы.
Смотрите же, какая красота,
Избрали люди землю неспроста.
Я оторвать не в силах даже взор,
Так чуден этот сказочный простор".
-"Смотрите!" – закричала звонко Кри,
"Летают чайки прямо у земли,
А вон и над водой они парят,
Сказать как будто что-то нам хотят".
Тут чайки закричали: – "В добрый путь!
Окаритун, дорогу не забудь.
Мы будем ждать вас здесь на берегу,
В жару и дождь, и белую пургу.
Окаритун, ты береги детей
Среди просторов в лодочке своей.
Мы видели, какой ты есть лихач,
Где можно шагом, понесешься вскачь.
С тебя мы спросим, будь уверен в том,
За все, когда вернешься ты потом".
-"Ну, хватит Вам, пернатые, ворчать"-
Окаритун на чаек стал кричать.
-"Вас не достать, парите в высоте,
Ну, ничего, придут минуты те,
Когда сумею тоже я летать,
Тогда поверьте, Вам несдобровать,
Насмешницы, ну хватит, хватит Вам,
Что делать мне, я лучше знаю сам".
Тут всплыл корабль из глубин морских
И гомон чаек помаленьку стих.

***

В лучах заката был прекрасен он,
Корабль под названием - "Ирсон".

Светился он, как чистый изумруд,
Качаясь на волнах, что там и тут,
Вздымались, вызывая искры брызг,
С огромной силой, опускаясь вниз.
Верх корабля прозрачен был совсем,
Что там творится, видно было всем,
Но и оттуда видно было все
И не сдержав волнение свое,
Все закричали громкое: – "Ура!"
Окаритун сказал: – "Ну, что ж, пора!
Эй, боцман, вызывай скорей пловцов,
Чтобы доставить на корабль юнцов".
Бурдай достал сверкающий свисток,
Так звали боцмана, что от жары весь взмок,
Три раза свистнул и в глубины вод,
Дельфины прыгнули, не пожалев живот.
Они подплыли к берегу тот час,
Бурдай сказал: – "Приветствую я Вас,
Матросы, несравненные мои,
Как я скучал без Вас все эти дни,
Когда всё ждал с гостями звездолет
И даже пища мне не лезла в рот.
Скорей, садитесь, юные друзья,
Потом уж с капитаном сяду я.
Не бойтесь, ведь матросы хороши
По правде, я не чаю в них души.
Они доставят в лучшем виде нас,
В делах они испытаны не раз».
Мэл с Край уселся, Джи, конечно, с Кри.
Сказал Бурдай: – "эй, капитан, смотри,
Как на дельфинах смотрятся они,
Прекрасные их ожидают дни.
Ну что, матросы, на корабль скорей,
Я без каюты так устал своей".
И понеслись дельфины среди волн,
Всех доставляя в их плавучий дом.

***
Открылся люк в борту у корабля
И друг за другом, по воде скользя,
Дельфины заплывали в этот люк,
Ввозя Мэл с Джи и новых их подруг.
А также командиров корабля,
Что ни секунды не теряя зря,
Уже все обсудили на ходу,
Какую детям подавать еду.
В каких каютах всех их разместить,
Чтобы они могли комфортно жить,
Что им сначала нужно показать
И как команде всей себя держать.

***

На корабле встречал их толстый кок,
Он тараторил: – "Сколько ждать я мог?
Уже давно накрыт прекрасный стол,
Пусть подо мной провалится весь пол.
Еще немного и тогда опять
Пришлось бы снова все подогревать".
Бурдай воскликнул: – "О, спаситель наш,
Я этот стол возьму на абордаж,
Проголодался, нет уж больше сил".
Но вдруг затих и взгляд туда скосил,
Где щелкал языком Окаритун,
Как будто говоря: – "Ну, ты болтун,
Сначала нужно пригласить гостей,
Ну, а тебе б лишь самому скорей
Добраться до питья и до еды,
Как будто в ней все радости судьбы".
Окаритун сказал: – "Ну, здравствуй, кок!
Ты, знаю, не жалел ни рук , ни ног
И сделал все, встречая, милый, нас,
Пусть в этом убедятся все сейчас".
И пригласил гостей за ним пройти.
Чтобы Бурдай не ляпнул, что в пути
Его отправил быть последним он.
Под нос шепча: – "Ну, чистый пустозвон".
По лестнице все поднялись наверх,
Раздался грохот, будто бы на грех,
Бурдай упал, всю ношу растеряв,
В гамак огромный, головой попав,
Расставив лапы, словно два крыла,
Кричал: – "О, мама, ты была права,
Когда меня ругала за язык".
И жалобным его казался крик
В сравнении с размерами его.
Окаритун промолвил: – "Ничего,
Сначала нужно думать, а потом
Произносить о чем-то языком".
Дельфины помогли Бурдаю встать
И ношу всю упавшую собрать.

***

Богатый стол был наверху накрыт,
Притягивал к себе его лишь вид.
С дороги все умылись, а затем
Уж, пировать уселись без проблем.
Подняв бокал с настойкою из роз,
Окаритун сказал красивый тост
Об океанах, реках и морях,
Чтобы удача всех ждала в делах,
Чтобы скорее дети подросли
И счастье всем на свете принесли.
Затем корабль осмотрели весь.
Сказал Бурдай: – "Каюты ваши здесь,
Я думаю, уютно будет вам,
Готовил их для вас, поверьте, сам.
Вот в этой разместятся Край и Кри,
Мэл с Джи вот в этой; только посмотри,
Как много интересного здесь есть,
Прекрасно путь вы проведете весь.
Ну, что ж с дороги нужно отдохнуть
И силы все ушедшие вернуть,
А утром будем якорь поднимать.
За вами я приду тогда опять,
Ну а теперь я покидаю вас,
Ведь много дел, займут еще не час”.

***

А в это время на краю земли
Брайхан с женою разговор вели.
В пещере темной, среди страшных скал,
Брайхан ее, ругаясь, укорял:
-"Как плохо, Яхма, ты ведешь дела,
Чуть до беды нас всех не довела.
Ты отдаешь все силы мелочам,
Батоно же умён, на горе нам,
Пока мы забавлялись день и ночь,
Сумел Яри прекрасно он помочь.
Не должен был найти он Мэл и Джи,
Ну а теперь, проклятая, дрожи.
Остановить не так-то их легко.
О, страх, они зайдут так далеко,
Что нас начнут с тобою побеждать.
И что? Мы будем это время ждать,
Когда исчезнет подлость, лесть и ложь.
Втыкаешь, Яхма, ты мне в сердце нож,
Скорее думай, как беде помочь,
Хоть и творим мы беды день и ночь,
Но нас должно такое обойти,
А где спасение, ты мне ответь, найти?"
-"Ну, хватит ныть, еще не пробил час,
Не так-то просто уничтожить нас.
Пускай они на правильном пути,
Колодец зла им в жизни не найти.
Брайхан, мы их сумеем обмануть,
Откуда вышли, вновь туда вернуть.
Следить за ними станет Барканай,
Недаром все зовут его: Узнай.
За шагом шаг он поползет, как тень
И в ночь вернет родившийся лишь день,
А там посмотрим, средств немало есть,
Придет еще хорошая к нам весть.
Ведь Барканай теперь уже в пути,
Юнцам от Барканая не уйти.
Ловушек он расставил миллион,
Смеяться станем мы с тобой потом,
Начнет когда Батоно горевать,
Что с нами им вовек не совладать
И пусть зарубит на носу Яри,
Что мы не бросим помыслы свои”.

***
Настало утро и на корабле,
Все ожило, но якорь был на дне,
Его торжественно собрались поднимать
И бороздить уже морскую гладь.
Окаритун скомандовал: – “Подъем!”
И боцман пульт достал, что был при нем,
Нажал на кнопку, кашлянув в кулак
И громко произнес: –“ Прекрасно как,
Вновь для меня настал желанный час.
Волнуюсь я почти, что каждый раз,
Когда выходит якорь из глубин,
Как будто в море остаюсь один
И неизвестно, что там дальше ждет,
Но море так заманчиво зовет,
Что невозможно просто устоять
И якорь поднимаю я, опять".
Вот якорь показался из воды,
Пук водорослей он тянул из тьмы,
Манящих и таинственных глубин,
Где он лежал на дне совсем один.
Один матрос тот якорь закрепил,
От водорослей всё освободил.
Все закричали громкое: – "Ура!"
Окаритун сказал: – "Ну, в путь пора! "
Корабль плавно тронулся вперед,
Казалось, он летит, а не плывет.
В восторге были наши малыши,
Что радовались просто от души.
Корабль плыл все дальше от земли,
Где оставались прожитые дни.


***
Вокруг на сотни миль одна вода,
В пути встречались разные суда,
Большие и красивые собой,
Дымящие огромною трубой.
Когда они встречались, капитан
Приветствовал гудком их только сам.
Смотрели удивленно с кораблей
На чудо-судно посреди морей.
Пингвин, которым лихо управлял,
На капитанском мостике стоял,
В конце концов, решали, что вот так
Их разыграл очередной чудак.

***
Порядок на Ирсоне был во всем,
Здесь каждый был при деле, при своем.
По судну не гуляли просто так,
Ведь плавать в море – это не пустяк.
Мэл с Джи уже привыкли к кораблю,
В каюту, редко заходя в свою.
Они Ирсон обследовали весь,
Везде успев, где можно лишь залезть.
Скромны напротив были Край и Кри,
Они на продолжении пути
В своей каюте навели уют,
В то, приложив совсем немалый труд.
По палубе гуляли иногда
И не ходили больше никуда,
Читали книги, взяли, что с собой,
Мальчишек принимали лишь порой,
Которые рассказывали им
Устройство рубок, шлюпок и турбин.
Однажды капитан их всех позвал,
Бурдай об этом важно им сказал.

***
И тут же к капитану все пошли,
Его уже встречающим нашли.
В каюту он свою их всех завел
И разговор не мешкая, повел:
-"Ну, что освоились? О, это хорошо!
Я в вас хороших спутников нашел,
Вы в меру любознательны во всем
И не мешая никому при том,
Корабль весь успели изучить,
Мальчишки и должны такими быть".
Он говорил с улыбкой Джи и Мэл
Их похвалить давно уж он хотел.
-"Но не затем я вас сейчас позвал,
Уж новых приключений час настал.
Вам боцман все толково объяснит,
Пусть неуклюжий он порой на вид.
Он знает очень много, а сейчас,
Пожалуй, это главное для вас.
К нему идите, он уже вас ждет,
Вам новое занятие найдет
И станет вас теперь тренировать,
Как правильно в воде себя держать.
Сегодня я за этим вас позвал".-
Он тихим, нежным голосом сказал
И подмигнув зачем-то малышам,
Их проводил, спеша куда-то сам.



***
Их боцман ждал в фуражке со свистком,
Который даже ночью был при нем.
Он оглянулся и сказал: –“ Привет,
Я вас как будто знаю много лет,
На корабле хотя вы новички,
Морячки вы мои и морячки.
Смотрю на вас и на душе легко,
Плывем ведь мы, поверьте далеко,
А значит, будем вместе много дней,
Которые становятся светлей.
Ну, а теперь займемся с вами тем,
Что нужно знать на море просто всем,
Как на воде держаться, чтобы вас
Она не забрала неровен час.
Должны как рыбы плавать вы в воде
И равных не должно вам быть нигде.”

***

На корабле бассейн был большой,
Где тренировки проводил с душой
Бурдай, с командой маленькой детей
И педагога не было добрей.
Он научил их плавать и нырять
И под водой подолгу пребывать.
И наконец, сказал: – "Ну, вот, друзья,
За вас теперь спокоен буду я.
Будь море то иль бурная река,
Для вас задача будет та легка.
С любой теперь вы справитесь водой,
А на моей душе за вас покой.

***
Ночами в море некуда смотреть,
Вокруг вода, земли далеко твердь,
Зато на небе миллионы звезд.
От края и до края гнутый мост,
Что весь, мерцая, светится в ночи
И кажется, что звезды горячи,
Но до земли их не идет тепло,
Зато пускай не сильно, но светло,
А если в небо выплывет луна,
Загадкою таинственной полна,
То видно все вокруг как будто днем.
На палубе же дети вчетвером,
Задравши головы, смотрели в небеса,
В воображении, рисуя чудеса.
А Край и Кри всё ищут город Грез
Среди больших и малых дальних звезд.
Они впервые так вот далеко,
Им без отца в разлуке нелегко,
А путь еще далекий предстоит,
Им кажется, Батоно сам глядит,
Сквозь звездные просторы, им в глаза
И по его щеке течет слеза.
Слеза любви к чудесным дочерям,
Скучает он по ним безмерно сам.

***
Батоно в кабинете был один
И в мыслях говорил с собой самим.
Он думал: – "Как прекрасен этот час,
Когда Мэл с Джи увидел в первый раз,
Теперь боязни нет за Край и Кри,
С Мэл, Джи они на свете не одни.
И лишь немного времени пройдет,
Компания вся эта подрастет
И станет крепче крепкого дружить,
Иначе просто и не может быть.
Они ведь, и теперь уже друзья,
Да, друг без друга им никак нельзя.
Недаром в небе пролетел олень,
В рождения детей чудесный день,
И вот теперь в руках их целый мир.
Но выползает нечисть вся из дыр,
С ущелий темных, пагубных болот
И доставляет множество забот.
Ох, темные, неймётся им никак,
Как видно обошел их добрый знак.
В колеса ставят палки, а потом
Прикинутся, что так дружны с добром.
Ну, ничего, уже выходит срок,
Пора с миров тот убирать порок.
Вот только подготовить бы детей,
Что добротою искренней своей,
Сумеют эту нечисть превозмочь
Лучами солнца, освещая ночь.
Да, хорошо, что вместе все они
Их ожидают солнечные дни.
Им нужно выбрать справедливый путь,
Чудесной жизни мир познает суть,
Где нет обмана и коварной лжи,
А помыслы прекрасны и чисты,
Как будто ранним-ранним утром луч,
Собою так прекрасен и могуч.
А звери все и люди - как друзья,
И их поссорить никому нельзя.
Что делают сейчас там малыши?
Они еще немного глупыши,
Разлука будет длиться много дней.
Ну, ничего, мы справимся и с ней,
Пусть легким будет их далекий путь.
Попробую-ка я чуть-чуть уснуть”.
Прилег он тут же на большой диван,
Заснув так быстро, что не понял сам.

***
Ребята быстро плавать научились
И, словно рыбы, на воде резвились.
Доволен был растроганный Бурдай
И только повторял: – "Давай, давай!
Нырни поглубже, Мэл, смотри на Джи,
Какие закрутил он виражи.
Вы родились как будто бы в воде,
Таких пловцов не видел я нигде.
Ну, все, а завтра будет мастер-класс,
Ловлю я любопытство ваших глаз,
Ну, ничего, терпите до утра.
А после отдыха продолжится игра,
Немного поныряйте и пошли.
Доволен вами я сегодня от души".

***
А ночью приключился страшный шторм,
Сверкали молнии, гремел повсюду гром.
И волны высотой с огромный дом,
Вдруг поднимались, падая потом.
Отдал команду сразу капитан,
Когда вдруг налетел тот ураган:
-“Корабль опустить на глубину,
А если нужно, то прижаться к дну”.
И тут же он с досадою сказал:
-“Брайхан, Брайхан, о, зла всего причал"
Сказал и, помолчав, добавил вновь:
-“Тебе, Брайхан, неведома любовь,
Ловушки ты нам строишь на пути.
Сумеем мы, Брайхан, их обойти,
А что ты скажешь, как придет рассвет
И паутину разобьет на нет,
Которую ты столько лет сплетал,
Когда о всемогуществе мечтал.
Тебе, ведь, будет нечего сказать
За все грехи, что ты успел собрать.
Тебя расплата непременно ждет,
А это время скоро уж придет".
Корабль, став похож на огурец,
Под воду опустился, наконец.
Вокруг была там тишь и благодать,
Такая, что и шторму не достать,
Который бесновался наверху,
Безумному подобен старику.
Корабль плавно лег уже на дно,
Вокруг же стало сразу так темно,
Что можно было смутно различить
Снующих всюду силуэтов прыть.
Включился свет, в огнях прожекторов
Стал виден самый древний из миров,
Где до сих пор, возможно никогда,
Людей не опускалась и нога.
Смотрели с восхищением вокруг
Мэл с Джи и с ними двое их подруг.
Для остальных не ново было все,
Они все дело делали свое.
Вот подошел к ребятам капитан,
Вид сделав, как загадочный шаман,
И их спросил: – "Как эта вам краса?
Для вас, конечно, это чудеса,
Но то, что ожидает впереди
В ближайшие, что здесь мы будем дни,
Вас удивит в сто тысяч больше раз.
Я в этом просто уверяю вас".
И всех отправил тут же отдыхать,
Чтобы побольше сил опять набрать,
Которые так будут им нужны,
Что в каждом путешествии важны.

***
Ночь пролетела, как короткий миг,
За это время шторм уже утих.
Не торопился капитан всплывать,
Команды стал другие отдавать.
Он приказал, готовить батискаф,
Рукой при этом резко помахав.
Костюмы боцман лично проверял,
Что еж в чудесном городе создал.
Затем, позвали четверых детей,
Им боцман приговаривал: – “Смелей,
Костюмы одевайте и тогда,
Мы в батискафе поплывем туда,
Владычица морская где живет,
Она давно вас тоже уже ждет.
За время, что мы с вами будем плыть,
Стараясь ничего не позабыть,
Я расскажу вам многое о том,
Живет чем этот океанский дом”.
Уселись все в уютный батискаф,
Он двинулся, как будто поскакав.
Им боцман, как игрушкой управлял
И песенку при этом напевал:

***
“О море, море – мой любимый дом,
Как хорошо мне, и привольно в нем.
Мне свежий ветер, словно брат родно,
Поспорю я с огромною волной”.

***
“О море, море – это чудеса,
Вокруг такая дивная краса,
Прожить без моря, невозможно мне,
Душа моя принадлежит тебе”.

***
“О море, море, – чайки над волной,
А здесь внизу на дне всегда покой.
О море, море – мой любимый дом,
Как хорошо, что мы всегда вдвоем!”

***
А батискаф тем временем всё плыл
И далеко прожектором светил.
Кораллы, рифы, рыбок косяки,
Что были так в движении легки.
И водорослей, джунгли под водой,
Все освещал прожектор тот собой.
Всё глубже, глубже становилось дно,
Казалось бесконечное оно.
И все менялось прямо на глазах,
В подводных этих рощах и садах.

***
И вдруг, все засверкало впереди,
Как будто разноцветные огни,
Все озаряли и играли так,
Что не смотреть нельзя было никак,
На это чудо среди глубины,
Огни сильнее были те видны
- “Ой, что это такое?”- крикнул Мэл.
- «Увидеть бы поближе я хотел,
Как может освещаться так вода,
Ведь электричество не подадут сюда?”
-“Ну что ты, что ты?”- боцман отвечал.
-“Зачем так громко в ухо мне кричал?
Имей терпение, и ты найдешь ответ,
Откуда в море этот чудный свет.
Еще чуть-чуть, мы доплывем туда,
Где светится, как радуга, вода”.

***
На дне, среди огромных желтых скал,
Большой корабль затонувший спал.
Вокруг него струился нежный свет,
От скатов, что на море много лет
Светили, как фонарики в ночи,
Как огонечки маленькой свечи.
Когда же собиралось много их,
То освещалось всё в короткий миг.
Ну, а над затонувшим кораблём,
Мы скатов миллионы тех найдем.
Корабль, приспособив под дворец,
Одев себе на голову венец,
Там царствовала мудрая змея.
Почти что, ничего не говоря,
Все понимали по ее глазам,
Как будто бы всевышний создал сам,
То выражение волшебное зрачков,
Не одевавших никогда очков.
Змея была чудесно хороша,
Она передвигалась не спеша.
Ковром лежал рисунок на спине,
Она была хозяйкою на дне.
Ей подчинялись рыбы и моржи,
Морские звезды, быстрые ежи,
А осьминог, всех щупалец не счесть
И тот ей отдавал при встрече честь,
Хоть главным был смотрителем морей,
Во всём он подчинялся только ей.

***

Не подплывая близко к кораблю,
Который здесь нашёл судьбу свою,
Он был огромен, словно великан,
И плавал в дни былые по морям.
Остановился плавно батискаф,
Площадку ровную, конечно, подыскав.
-“Ну, всё, приехали, теперь мы гости здесь,
Нам мир подводный будет виден весь”-
Промолвив боцман, лапою повел,
И снова свою песенку завел.
-“Как к кораблю пойдем?”- спросила Кри.
-«Страх у меня сидит сейчас внутри,
Чем станем, вы ответьте мне, дышать.
Вопрос как этот станем мы решать?”
-“Ох, я забыл об этом вам сказать.
Ну, ничего, не поздно все узнать.
Особенное место здесь, друзья,
Нигде такого вам найти нельзя.
В воде, волшебной, можно целый час
Дышать, скажу вам точно без прикрас.
Вы сможете спокойно говорить,
Хоть плавать, хоть пешком везде ходить.
Такие вот, ребята, чудеса.
Смотрите же, какая здесь краса!”
И с этими словами, подмигнув,
Нажав на кнопку, шар большой надул,
Который виден был ребятам изнутри,
Из батискафа были где они.
-“Ну, что ж, вперед, пожалуйте, друзья,
Сначала вы, ну а затем и я”.
И люк открыв, соединил он шар,
И батискаф - Батоно щедрый дар.
Когда все перелезли, в тот же миг,
Закрылся люк, и Край издала крик:
- “О, как же мы обратно попадём
И на “Ирсон” обратно доплывем?”
Смеялся боцман, просто от души:
-“Какие же вы всё же малыши.
Как, Край, подумать только ты могла,
Ты девочка не глупая сама,
Что я не знаю, как вернуться нам,
В наш батискаф, ушам не верю сам.
Спокойны будьте, все в моих руках,
Забудьте навсегда про слово- страх,
Про осторожность лишь не нужно забывать.
Ну, а теперь сюрприз для вас опять”.
И шар куда-то сразу же исчез,
Оставив их в краю морских чудес.
Стояли все на очень твердом дне,
Казалось зыбким детям дно извне
И хоть вокруг была одна вода,
Но оказалось, это не беда.
Дышалось всем свободно и легко,
Их голоса летели далеко.
Ну, просто чудо, что здесь и сказать,
Не мог об этом каждый и мечтать.

***

-“Поплыли, ждёт давно уже змея”-
Промолвил боцман нежно и любя.
-“Корабль наш совсем недалеко,
Мы доплывём теперь туда легко”.
И вся команда двинулась вперед,
Предчувствуя, что их удача ждет.
Горели от волнения глаза
И скрыть его никак было нельзя.
Вдруг впереди, как молния, как смерч,
Дорогу преградила рыба меч.
Она была серьезна и строга,
Минута каждая была ей дорога.
Приветствуя плывущих к кораблю,
Тактичность показала всю свою
И поздоровавшись, сказала, что она
К хозяйке проводить их всех должна.
Иначе, они дальше не пройдут,
Охранники здесь всюду там и тут.
Просила всех последовать за ней,
К хозяйке океанов и морей.



***
За рыбой меч все двинулись вперед,
А сзади к ним пристроился эскорт.
Из рыб диковинных светившихся всегда,
Где темнотой наполнена вода.
Остановив плывущих еще раз,
Им рыба меч сказала без прикрас:
-“Хозяйку вод Заряною зовут,
Морские жители ее повсюду чтут.
Она, великой мудростью своей,
Объединила рыб со всех морей.
Порядок в океанах навела,
С акулами язык лишь не нашла.
Акулы хоть и белые они,
Но черноте все посвятили дни.
Они не думают о том, что завтра ждёт
И что расплаты время к ним придет.
Они Брайхана слушают во всём
И мы от бед Заряну бережём.
Они ее боятся, как огня,
В своих душонках подлости храня,
Что втолковал в их головы Брайхан,
Акул толкая к пакостным делам”.

***
Держал совет с акулами Брайхан,
На этот раз командовал он сам.
У Яхмы было много дел других,
Она умчалась, чтобы справить их.
Им обо всём донёс тот Барканай,
Зовут которого - “ разведай и узнай”,
О батискафе, о хозяйке вод.
Кричала ему Яхма:- “Идиот!
Ты ураган внезапно мог послать,
Чтобы “Ирсон” на части разломать.
Залечь успели ведь они на дно,
Ох, гнать пора тебя уже давно”.
И оттого Брайхан примчался сам,
Он мастер был по пакостным делам.

***
В пещере под огромной толщей вод,
Где, в общем-то, никто и не живет,
Акулы белые собрались в этот час,
Услышать там Брайхана злобный глас.
Одна лишь выделялась среди них,
Крупней собратьев остальных своих.
С огромной пастью, и страшнее всех,
Ее вокруг все называли - Лех.
Ей стоило лишь взглядом повести,
Чтобы вокруг порядок навести.
Вот с ней и говорил о том Брайхан,
С какою миссией пожаловал он сам:
-“Лех, не спрошу я как твои дела,
Судьба нас к страшной яме подвела.
Мы все стараемся, но где же результат,
По-прежнему мальчишек видит взгляд
И вот теперь они уже у вас.
О Лех! беда придет, не ровен час,
Ведь только им на свете и дано,
Спустить нас всех на пакостное дно
Колодца, где мы были много лет.
Не в силах нарушать Яри запрет,
Там нас навек опять замуровать.
Неужто, время повернется вспять
И мы не сможем гадости творить,
Опять повсюду ужас наводить?
Тут о вселенной нечего мечтать,
Хоть здесь бы на ногах нам устоять”.
-“Постой, постой!”- промолвил страшный Лех,
-“О чем ты говоришь, ну просто смех.
Ну, разве можно справиться со злом?
Мы все ходы и выходы найдём.
Охрана их конечно велика,
Заряны в море правит вновь рука,
Но мы акулы, нам неведом страх,
Быстры мы и безжалостны в делах.
Самих мальчишек трудно нам достать,
Но батискаф проклятый изломать,
Особых в том не вижу я проблем,
Ведь он не охраняется совсем.
Пусть знают, что война уже идет,
Сейчас я слуг пошлю своих вперед,
Пусть в клочья разорвут плавучий дом
Бурдой, чтоб больше не болтался в нём.
В глубинах, где акулы бороздят,
Затем возьмемся мы за пацанят”.
-“О, Лех, конечно, это так!”-
Сказал Брайхан, закашлявшись в кулак.
Всю жизнь свою он много так курил,
Что в легких не осталось больше сил.
-”Ты, батискаф, конечно погуби,
Но миг затем удачный стереги.
При первой же возможности детей,
Тебя я заклинаю, не жалей,
Что хочешь, делай с ними, пусть они
В огромном ужасе закончат свои дни.
Ведь только посмотри, у них друзей,
Становится все больше, так скорей!”
-“Нам дорог, Лех, поверь мне, каждый час,
Не то все плохо кончится для нас!”
На этом был окончен разговор,
Брайхан к себе отправился, как вор.
Он, озираясь, в дом к себе спешил,
Что был ему, по правде, очень мил.

***
И вот, акулы ринулись вперед,
Не пряча больше зубы свои в рот,
А ими клацали, чтоб страх на всех нагнать,
Кто на пути посмел у них стоять.

***

А батискаф спокойненько стоял
И ничего о сговоре не знал.
Он ждал, когда Бурдай опять придет
И на корабль вновь его вернет.
Компьютер показал опасный миг,
На нем акулы силуэт возник.
Горели у нее огнём глаза,
Была она страшнее, чем гроза.
И тут же изменился батискаф,
Программу нужную компьютер отыскав,
Его в корабль грозный превратил,
Вокруг всё ярким светом осветил.
Акулы были так удивлены,
Когда среди лежащей всюду тьмы,
Увидели не мирный батискаф,
Который рвать собрались прискакав.
А что-то страшное, что ожидало их,
Но Лех со злости укусив двоих,
Так грозно всем скомандовал: - “Вперед!
Пусть он погибель среди вод найдет.
Смотри-ка, ощетинился так, что ж,
Посмотрим, так же в драке он хорош”.

***

Акулы ринулись, но первая из них,
Зубов лишилась всех в один лишь миг.
Вторая же, с оторванным хвостом,
Упала бездыханным вниз пластом.
Тут разозлился не на шутку Лех,
Вернуть желая в драке вновь успех,
На батискаф накинулся он сам,
При этом, заорав: - “Тебе задам,
Ты что это хозяйничаешь здесь?
Держись, тебя я растерзаю весь”.
Лишившись глаза, пары плавников,
От злости лопнуть Лех уж был готов.
Он батискаф опять атаковал,
Но глупый, он ведь грамоты не знал.
С компьютером хотел он совладать,
А не умел по правде и читать.
Ну, в общем, все закончилась в момент,
Не в силах продолжать эксперимент,
Убрался Лех, ну скажем, чуть живой,
Из сил последних он поплыл домой.
С десяток искалеченных акул,
За ним тянулись без зубатых скул.
-“Ну, погоди, проклятый батискаф,
Тебя порву я, в море отыскав.
Я хитростью тебя теперь возьму,
Прикован будешь вечно ты ко дну.
Вот только оклемаюсь и опять
Найду, тогда тебе не сдобровать!”
С угрозами тащился битый Лех,
На обозрении у рыб плывущих всех.

***

Чуть-чуть очухавшись, он вспомнил, что ему
Звонить Брайхану нужно самому.
И рассказать ему про результат
Охоты, что на первый вроде взгляд,
Казалась, просто, детскою игрой,
А превратилась в этот страшный бой.
Он с неохотой вынул телефон,
Раздался у Брайхана громкий звон.
- “Ну, как, вы разорвали батискаф?
Его в глубинах черных отыскав.
Скажи мне, что навечно он на дне,
Приятно это слышать будет мне”-
Промолвил в трубку радостно Брайхан,
Но тут от злости, чуть не лопнул сам.
Когда побитый посрамленный Лех
Сказал, что был в бою не их успех.
И трубку швырнул в бешенстве Брайхан,
Что улетела прямо в океан.
Ее потом конечно там нашли
И рыбы наболтались от души.
Там единиц еще б хватило всем,
Но трубка скоро села насовсем.
Стонал Брайхан: -“Теперь, как видно, мне
Покой приснится, может лишь во сне.
Зачем они на свете родились,
Я чувствую, погубят мою жизнь.
Опять в колодец?! Нет, постой Яри,
Все силы не исчерпаны мои!”

***

Тем временем, все наши малыши
С Заряной веселились от души.
Бурдай усевшись в кресло, так зевал,
Что смех у всех здоровый вызывал.
Но вдруг напрягся у Заряны взгляд,
Ведь рыба молот стукнула в набат
И значит, что-то шло уже не так,
Заряна подала молчанья знак.
Включился тут огромный монитор.
-“Брайхан, Брайхан, ну что ты за позор”-
Промолвила с досадою она,
Глазами монитор, пронзив до дна.
-“Послал ты Леха, пакостить опять.
Ну, уж теперь, ему не сдобровать.
Вы посмотрите, дети, на экран,
Как батискаф расправится вон там,
С акулами, пусть пусто будет им.
Брайхана Лех - извечный подхалим,
Получит он сегодня все сполна,
Теперь не скоро выползет со дна.
Ну, поделом, судьбу он выбрал сам.
Приказ убрать я, остальных отдам.
Сейчас почистит все, что нужно кит,
А то без дела целый день лежит.
Вот только не успели бы удрать,
Им батискаф сумел уже поддать”.


***
Огромный кит, чуть-чуть, но не успел,
Хотя подраться сильно он хотел.
Он белых ненавидел так акул,
Что треск пошел от очень сильных скул,
Когда сказал он, открывая рот:
-“Опять удрали, подлый вы народ”.
И так махнул хвостом огромным он,
Что долго ил осесть не мог потом.
Заряна успокоилась и вновь,
В глазах светилась добротой любовь.
Беседу о хорошем завела
И мысли все плохие прогнала.
-“Так, подождите, спутник подошел,
Вы слышите, сигнал до нас дошел”-
Сказала быстро Край и Кри она,
Волнуясь отчего-то и сама:
-“Сейчас с Батото будем говорить,
Что лучше этой связи может быть?!”
Сменил изображение экран
И на экране был Батоно сам.
От радости кричали Край и Кри:
-“О, папа, папа, здесь мы, посмотри,
Мы так соскучились, так хочется домой,
Мы так давно не виделись с тобой.
Хотя у нас вокруг одни друзья
И жаловаться нам никак нельзя,
Но все равно, тоскливо нам порой,
Что мы сейчас не рядышком с тобой”.
-“Ну, полно!”- им Батоно отвечал
И головой легонько покачал.
-“Скучать вы будите, я это точно знал,
Но я ж не на прогулку вас послал.
Жизнь соткана из встреч и из разлук
И этот, дети, бесконечен круг.
Соскучился и я не меньше вас,
Но время подойдет, наступит час,
Когда мы встретимся все вместе, и тогда,
Поймем, что друг без друга никуда.
Ведь где бы ни был только в мире я,
Роднее всех любимая семья.
А, как там поживают Мэл и Джи?
Скорее, не стесняясь, Мэл, скажи,
Как путешествие понравилось тебе?
Ведь здорово так плыть на корабле?”
И радостно тогда ответил Мэл:
-“Мне кажется, я этого хотел,
Мечтали мы всегда об этом с Джи,
Но это были только миражи,
А вот теперь, все прямо наяву.
Пускай, всего еще я не пойму,
Но чувствую, что нас удача ждет
И время это скоро уж придет”.
-“Ну, молодец!“- Батоно отвечал.
-“Недаром я вас в мире отыскал.
Моих вы берегите дочерей,
Ты, Джи, коль нужно будет, их согрей.
В обиду не давайте никому,
Вам верю, как себе я самому.
Ну, всё, уже прощаться нам пора
И так мы проболтали до утра.
Хотя у вас сейчас почти что ночь,
Увидеться нам спутник смог помочь.
Целую всех, счастливого пути,
Домой скорее целыми прийти”.

***
Связь кончилась, экран уже погас,
Струилась теплота из детских глаз.
Они представили, как далеко сейчас,
Что не один лететь придется час,
От них Батоно, а лишь миг назад,
Они все видели в экране его взгляд,
И говорили, и общались с ним.
Всплакнула Край: - “Еще, еще хотим,
Я папе не успела рассказать
Про все, что я сумела здесь узнать”.
Ей вторила хорошенькая Кри:
-“Не уходи, прошу, не уходи,
Поговорим еще, ну хоть чуть-чуть,
Хоть капельку, хоть капельку побудь”.

***
Заряна посмотрела на девчат,
Теплом наполнен был горящий взгляд.
-“Ну, успокойтесь, ведь негоже вам
Так плакать, а не то Батоно сам
Расплачется, там где-то, вдалеке
И слезы растирая по щеке,
Расстроится, что отпустил всех вас
И больше не отпустит ни на час.
Ну, разве это будет хорошо?
Так успокойтесь, все уже прошло.
Вас ждет сейчас прогулка на ките,
Красоты вы увидите не те,
Что обласкали ваш недавно взгляд.
А кит прогулке этой будет рад,
Он любит покатать своих друзей.
По глади океанов и морей.
Ну что, согласны?” - Все сказали:- да!
Закончилась на этом вся беда.
“-Но прежде чем с китом вас отпустить,
Вам следует слегка перекусить
И тяжелее хоть немного стать,
Чтобы с кита в походе не слетать”.

***

И вдруг до Джи как будто бы дошло.
- “А сколько уже времени прошло?”-
Спросил он у Бурдая, щуря глаз.
- “Ведь разве не закончился тот час,
Дышать, что под водою мы могли.
Ответь по правде мне Бурдай, не лги.
Ты снова разыграл, как видно нас.
Прошло полдня, а ты сказал лишь час!”
Заряна рассмеялась от души:
-“Ну, вот тебе, Бурдай, и малыши,
Тебя застали, бедного, врасплох,
Хитрить не можешь, хоть и стар, как мох.
Эй, увалень, зачем их обманул?”
И в кресле преспокойненько заснул.
- “Да не хотел обманывать я их,
Я просто знаю этих четверых.
Их любопытству не найти предел,
А я вернутся, поскорей хотел.
Да вот, совсем не вовремя заснул,
А то бы время так не протянул.
Теперь еще прогулка на ките.
Ох, не привык я к этой суете.
Ну, извините, раз уж вышло так,
Я в этой жизни все-таки простак.
Болтайте столько, сколько хватит сил,
А я, меня б не трогать попросил.
Пока кататься станете в морях,
Я отдохну, а то опять на днях,
Какой ни будь получиться аврал,
А я по правде, чуточку устал”.
И повернувшись, тут же захрапел
Моргнуть никто и глазам не успел.
-“Дышать, друзья, здесь можете, хоть год,
Никто такого места не найдет.
А на Бурдая не сердитесь, что ж,
По-своему ведь тоже он хорош.
За вас он рисковать готов собой,
Вот шутит неудачно, лишь порой”.-
Заряна то промолвила смеясь,
Смеялись все, за животы держась.
Один Бурдай так яростно храпел,
Как будто, полк медведей подоспел.

***

Кит подплывал спокойно к кораблю,
Мощь показав огромную свою.
Когда он улыбнулся, то едва
Все не упали, ведь права молва,
Что сможет он корабль проглотить,
Если захочет с кем-то пошутить.
Вокруг зашевелилась вся вода.
Заряна тут сказала: - “Не беда,
Грай для друзей и жизнь отдать готов,
По доброте он лучше всех китов.
На спину забирайтесь вы к нему,
Не повредите этим вы ему.
Сейчас он хвост подставит и тогда,
Вы побежите именно туда,
Где на спине имеет он фонтан,
А дальше он вам всё покажет сам”.

***

Кит хвост прижал, почти, у самых ног,
Бурдай ребятам чуточку помог
Спуститься, и они уж на ките,
Неописуемы минуты были те.
Рассевшись поудобней на спине,
Услышали: - “Прислушайтесь ко мне”.
Грай детям очень громко говорил,
Как будто в сто фанфар он затрубил.
- “Держитесь, дети, за мои усы,
Они крепки, надежны и толсты.
Другими я вас сзади подожму,
Когда вы в безопасности, пойму.
Тогда и поплывем сквозь толщи вод,
Посмотрим, где живет какой народ,
Жару, седые северные льды.
В дорогу, кстати, взяли вы еды?
А то прогулка будет не на час.
Покушать вам захочется не раз.
Заряна приготовила вам все,
Даёт благословение свое.
Ну а Бурдай, пускай он отдохнет.
Ну, правильно, готово все, вперед!”
И плавно тронулся, пронзая толщи вод,
Казалось, он летит, а не плывет.
Ему дорогу уступали все,
Плывя за ним потом уже в хвосте.
Да им не приходилось даже плыть,
Тянул поток их, как иголка нить,
Но постепенно стали отставать
И взглядами их только провожать.

***
С минутой каждой, было все светлей,
Кит поднимался мощью всей своей
И, наконец, он выплыл на простор,
Вдали сверкали пики дивных гор.
Вода такою синею была,
Как будто краску с неба забрала.
Светило солнышко, чудесные лучи,
Приветливы и очень горячи,
Коснулись чистотой своей детей,
Так странствовавших посреди морей.
Ну, кто еще так много видеть мог,
Покинув, дорогой, родной порог?
Их радовались от того сердца,
Что нет их путешествиям конца.
Грай будто бы огромный теплоход,
Теперь не торопясь, поплыл вперед,
Рассказывая детям обо всем,
Что повстречали на пути своем.
Так плыли не один они уж час,
Красой земли удивлены не раз.
Жара сменилась теплым ветерком,
Прохладней становилось все потом.
И, наконец, они приплыли в льды,
Где айсберги коварны и грубы,
Ведь над водой то, айсберга чуть-чуть.
А под водой его не обогнуть.
Огромной глыбой, плавая в воде,
На севере он главным был везде.
Рассказы слушали тюленей и моржей,
О том, как люди жадностью своей,
Их отношения во всем смогли сгубить,
Их братьев сколько, просто так убить.
И все-таки, винили не людей,
А лишь того, кто был их всех хитрей.
Брайхан здесь не однажды побывал
И всех между собой переругал.
К ним белый приплывал, большой медведь,
Который от обиды стал реветь,
Когда узнал, что брат его - Бурдай,
Не посетил родной, прекрасный край.
Его не видел он уже давно
И только проведение само
Доносит весточки до дальней стороны,
Что жив, и мышцы сил его полны.
Бурдаю он привет передавал,
Всем, уплывая, лапой помахал.

***
Костюмы от жары детей спасли,
А в холоде, тепло им принесли.
Вот тут и вспомнился им всем тот самый ёж,
В делах своих, что очень был хорош.
Побыв еще на севере чуть-чуть,
Отправились они в обратный путь.

***
Брайхан, дождавшись Яхму, так кричал,
Ногами по пещере так стучал,
Что все вокруг ходило ходуном.
Немного успокоившись потом,

Её спросил: - “Что, Яхма, как дела?
Ты видишь, жизнь до срыва довела?
Ведь день за днём бегут, бегут, бегут,
А эти сорванцы еще живут.
В колодец хочешь? Попадём туда
И выбраться не сможем никогда,
Ведь нам Яри уже не обмануть,
Теперь он точно понял нашу суть.
Он нас продержит миллиарды лет
В колодце, где давали мы обет,
Что зло не станем больше уж творить,
Но нам без зла, как видно, не прожить.
Переругали мы на свете всех,
Людей ввели с тобой в огромный грех,
А звери стали кидаться на них
И хаос на земле опять возник,
Не стали все друг друга понимать,
И что же, возвратиться всё опять,
Им радоваться жизни на земле,
А нам сидеть всем на вонючем дне,
Где никого ни с кем не поругать,
Друг-друга грызть начнем тогда опять.
Ох, Яхма, Яхма, что же делать нам,
Ведь нет прощений нашим всем делам.
Батоно этот, просто, очумел,
Нас извести давно уж он хотел.
Он и тогда сказал о нас Яри,
Твои, мол, клятвы лживы и мои.
Теперь пойдет он точно до конца,
Недаром появились два юнца.
Он к ним своих девчонок подослал,
Теперь они друзья, я точно знал,
Что нам конец когда-нибудь придет,
Когда на свете дружба оживет!”

***
-“Ну что разнылся, старый дуралей,
Они сейчас среди больших морей.
В воде их Грай сумеет защитить,
Но он умеет только быстро плыть.
Громадиною, хвастаясь своей,
Не видела я дурака добрей.
Но к счастью не дано ему летать,
Их с неба попытаемся достать.
Пущу стервятников, и грифов попрошу,
Должок старинный с них теперь спрошу.
Пусть растерзают этих малышей,
От пяток и до кончиков ушей.
К колодцу нам нельзя их допустить,
Ты прав, Яри не сможет нас простить.
Ну что, Брайхан, ты скажешь мне в ответ?
А то разнылся - дряхлый ты скелет!”
-”Потише, Яхма, меньше оскорбляй,
Скорее лучше птичек вызывай,
Пускай споют прощальную свою,
Тебе добро я, Яхма, вновь даю.
Смотри же там, опять не ошибись,
С вестями лишь хорошими вернись.
А я тебя в пещере стану ждать
И на камнях о будущем гадать”.

***

Кит плыл, уже заснули малыши,
Они наплавались сегодня от души.
Он их усами нежно обмотал,
Чтобы случайно кто-то не упал.
Еще немного и опять на дно,
Где хоть и безопасно, но темно.
А наверху такая красота,
Другие звери, видно, неспроста
На сушу выбрались, и там остались жить.
Так думал Грай, всё продолжая плыть.
На горизонте, черных точек ряд,
Привлек кита неискушенный взгляд.
На них он с любопытством посмотрел,
Но о плохом подумать не хотел.
В раздумья он пустился вновь свои,
Все вспоминал прожитые дни.

***
Тем временем те точки все росли,
Стервятники беду с собой несли.
Они уже увидели кита
И перестроившись, зашли к нему с хвоста.
И только лишь сорвать собрались куш,
Как в небе появился Самохруш.
Но грифы не хотели отступать,
Давай они стервятников ругать:
-“О, трусы, испугались вы орла,
Он лучше нас, наверное, едва.
Давайте растерзаем и его,
Пусть он большой, посмотрим кто кого.
Ведь мы, по сути, тоже все орлы,
Так, что боятся этой ерунды?!
Нас много, ну а он всего один.
Нам помешать ему мы не дадим”.

Но Самохруш накинулся без слов,
Он к бою был давно уже готов.
Когда же гриф достать хотел детей,
То оказался Самохруш быстрей.
Он клювом так его полосонул,
Что крик его всех сразу ужаснул.
Отбросив мысли, Грай в себя пришел
И выхода другого не нашел,
Как поскорей исчезнуть под водой,
Но тут подумал, выход то простой.
Но, как дышать ребятам в глубине,
Они сейчас не на волшебном дне
И им там нечем попросту дышать.
Тогда он попытался птиц достать,
Освободив, один огромный ус,
Он проворчал:- “Стервятник, подлый трус!”
За хвост его так сильно ухватил,
Что показался свет тому не мил.
Затем его под воду уволок ,
Откуда тот уж выбраться не смог.
Грай так еще с десяток утопил,
Но про детей при этом не забыл.
Усами остальными их держал,
Стервятникам достать их не давал.
А Самохруш с другими воевал,
Свое он дело очень точно знал.
Досталось же конечно и ему.
Летали черные по небу, по всему.
Вода была вся в перьях и хвостах.
Ни проронив не слова на устах,
Он, наконец, последнего прогнал,
Тот, улетая, жалобно стонал.
Друг к другу прижимались малыши
И все они так были хороши,
Что Самохруш забыв о драке всей,
Своим крылом их обнял поскорей.
Когда же успокоились они,
Сказал:-“О, Грай, дружище, извини,
О нападении не сразу я узнал
И потому чуть-чуть не опоздал.
Ну, Яхма, мы тебя еще найдем
И зло на этом свете изведем.
Ты обнаглела, видимо, совсем
И надоела в этом мире всем”.
Крылом своим обняв детей держал,
Затем, взглянув на Грая, продолжал:
- “Нам позвонил с пещеры тот червяк,
Что ползает там, будто просто так,
Но их нам козни все передаёт.
Ну, ничего, расплата их найдёт.
Ну что, перепугались? Ничего,
Добьёмся всё равно мы своего”.
В глаза, взглянув взъерошенных детей,
Он улыбнулся и сказал:-“Скорей
Растите, вы ведь очень нам нужны,
Вас ждут дела, что так для всех важны”.

***
Еще немного с Граем поболтав,
Все новости последние узнав.
Заряне передав большой привет
И пожелав ей жизни много лет.
Взмыл в небо победивший Самохруш-
-Спаситель четырех невинных душ.
Уже через минуту он исчез,
Неся так быстро свой огромный вес,
Что разлетелись даже облака,
Когда крылом он тронул их слегка.

***
Все успокоилось, вокруг стояла тишь.
-“Счастливого пути! Ты долетишь
До города свободно и легко,
Пусть он отсюда очень далеко.
А я вовеки не смогу летать,
Полжизни я бы смог за то отдать,
Но мне летать по небу не дано
И возвращаться нужно вновь на дно.
Ну, Самохруш, счастливого пути,
Ты в город Грёз скорее долети,
Чтобы узнал Батоно обо всем.
С Яри они решат уже вдвоём,
Как поскорей Брайхана извести,
Чтобы во всём порядок навести”.
Так рассуждал плывущий быстро Грай,
Стараясь поскорей добраться в край.
Лишается где Яхма своих сил,
Он если б смог, сейчас с неё спросил
За всё, что в мире сделала она,
Чтобы за всё ответила сполна.

***

Мэл с Джи от страшной драки отошли
И слов не мало ласковых нашли,
Чтоб успокоить Край и Кри скорей,
Спокойно, чтобы плыть среди морей.
Грай плыл, собой вздымая тонны вод,
Гудел за ним из волн водоворот
И скоро был весь путь преодолен,
На дно спускаться стал спокойно он.
И, наконец, причалил к кораблю,
Что там нашел навек судьбу свою.
Встречала их Заряна там сама.
-“Чуть-чуть и я б сошла уже с ума,
Узнав о неприятных всех делах,
Впервые поняла я слово страх.
Сейчас у всех одно лишь на устах,
Во всех подводных верите ль местах,
Как Самохруш и Грай смогли побить,
(Иначе просто не могло и быть!)
От жадности тех, очумевших птиц,
Пред Яхмой, что лежат безмолвно ниц.
Одно вот только в том и хорошо,
Что все благополучно так прошло.
Ох, черные, никак неймётся им,
Ну, как не стыдно право им самим?!
Пойдёмте же теперь, скорее, в трюм,
Изнервничался весь Окаритун”.
Ему Бурдай немедля сообщил
Про все дела, и тут же попросил,
Дать разрешение идти в обратный путь,
Растолковав проблемы этой суть.
Окаритун даёт ему добро:
-“Вот до чего коварство довело.
Я думала, побудете еще,
Мне с вами так легко и хорошо,
Визиту вашему нежданно вышел срок,
Ну, хоть один еще бы нам денёк”.



***

Бурдай помог спуститься детям в трюм
И был хотя он вовсе не болтун,
Уж тут его по правде, прорвало
И всходы красноречия дало.
Брайхана с Яхмой клял он, как хотел,
Он был, на самом деле, очень смел
И хоть сейчас готов идти был в бой,
Врагов всех, поражая пред собой.
Ну, а когда про брата он узнал,
На черных злее он намного стал.
Не видел он его так много лет,
Хоть и объехал, ну почти, весь свет,
А в дом родной никак не мог попасть,
Из-за Брайхана эта вся напасть.
Об отпуске он даже не мечтал,
Все потому, что очень точно знал,
Что все к развязке скоро уж придет,
А вот тогда уж он и отдохнет.
Взгрустнул он, вспомнив Север и родню
И замурлыкал песенку свою.

***

Заряна говорила не спеша,
Добром ее наполнилась душа,
Когда она сказала:- “Мэл и Джи,
Вас ждут крутые в жизни виражи,
Но всюду будут верные друзья
И среди них, конечно же, и я.
Вас об одном хочу я попросить,
Нет времени ваш край мне посетить,
А там живет мой самый младший брат,
Его я видела так много лет назад.
Знакомы вы с ним очень хорошо
И знаю я, конечно же, еще,
Что вас он любит, так же, как и я,
Недаром все же, кровная родня.
Да, да, представьте, это гордый Лу,
Вы поклонитесь от меня ему.
Пускай не сердится и знает, час придет,
Когда нас встреча, наконец, найдет.
Его я не забыла ни на миг,
Разлуки нас тяжелый рок постиг.
Ну, ничего, рассеется туман
И обнажится в мире весь обман.
Тогда все вместе будем пировать,
Ну, а пока нам на постах стоять.
Так расскажите обо всем вы Лу,
Любимейшему брату моему”.
Скатилась по щеке её слеза
И грустью переполнились глаза.

***

Ну, что же, час прощания настал,
Бурдай без лишних слов для всех сказал:
-“Пора вернуться на корабль нам,
Что поплывет обратно по волнам.
Узнали много дети, но опять
Я буду им всегда напоминать
О том, что веточка сломается легко,
Когда она одна и далеко.
Один до цели, нужной не дойдёт,
Порой так трудно двигаться вперед,
Но если рядом верные друзья,
Дорога облегчается твоя.
Ну, что Заряна, милая, прощай,
Пойдем на палубу скорей, нас провожай,
А то еще немного и опять,
Не захочу я дом твой покидать.
Тебе мы благодарны за прием,
Еще не раз друг к другу мы придем”.
И дети нежно обняли змею,
Что подарила душу им свою.
А к батискафу их доставил кит,
Был, у которого по правде, грустный вид.
Он расставаться с ними не хотел
И долго, долго вслед еще смотрел,
Пока исчез из вида батискаф,
Дорогу на корабль отыскав.
Их ждал давно на борт уже Ирсон
И вся команда, что была на нем.

***
Прожектор им дорогу освещал,
Бурдай же батискафом управлял,
Да так, что любо-дорого смотреть,
К обеду нужно было им успеть.
Назначен праздник был на корабле,
Что посвящен отплытию к Земле
И вот уж встречи наступает миг,
Корабль в поле зрения возник.
Там ждали с нетерпением давно,
Поглядывая каждый миг на дно,
Их возвращения с таинственных глубин,
Где властвовал повсюду мрак один.

***

Все закричали громкое:- “Ура!”
Ведь праздник был уже готов с утра.
Все рады были сильно за ребят,
Что на корабль прибыли назад,
И рад, конечно, очень был, Бурдай,
Он крикнул им:-“А ну-ка вылезай,
Чего расселись, наш окончен путь.
Теперь нам можно всем и отдохнуть,
А то я право, кажется, устал.
Я думал час последний мой настал,
Когда узнал про этот птичий бой,
Как грифы с неба кинулись гурьбой,
Хотели малышей они сгубить,
Но никогда тому уже не быть.
Привёз еще я зуб акулы той,
Вела, что с батискафом смертный бой.
А батискаф, ну право, молодец,
Как он задал ей перцу под конец.
Теперь уж Лех надолго замолчит,
Пускай в своей пещере посидит.
Ему за все досталось поделом,
А мы вернулись в наш плавучий дом.
Ну, что, ребята, праздновать пора!”
И вновь гремело радостно:-“Ура!”

***

Все принялись за праздничный обед,
Какого и не видел белый свет,
Что только хочешь, было на столе,
И каждый то накладывал себе,
Покушать вкусно очень он любил.
Обед веселый этот проходил
На палубе, где выставив столы,
Все вынув - от печенья до халвы,
Командовал веселый, добрый кок,
Что угодить бы всем на свете смог.
Затем пустили в небо фейерверк,
Что далеко поднялся прямо вверх.
Пускали фейерверки целый час,
Они красой всем радовали глаз.
Вот в небе засветилось сотни звезд
И речь Окаритун тут произнёс
О том, что скоро будут на земле,
И верит всем он, будто бы себе,
Как всю команду любит и опять,
Готов всегда их в плавание звать,
Как очень сильно полюбил детей
Не видел, он их лучше, и милей.
Затем все стали дружно танцевать,
И кушать, и напитки наливать.
Веселье продолжалось до утра,
Сгорели свечи длинные дотла.
Горевшие всю ночь для красоты,
И навевавшие прекрасные мечты.

***

Сказал Окаритун:-“Всем отдыхать!
Лишь вахте ничего не проморгать.
Сегодня отплываем к берегам,
Которые ночами снятся нам”.
Он якорь приказал с глубин поднять,
И умные машины запускать,
Пусть поведут корабль по волнам,
К родимым, долгожданным берегам.

***
В пещере страшной, что пугает глаз,
Где с вами были мы уже не раз,
Стояла гробовая тишина,
Зловещей показалась всем она.
Для тех, кто в этот час туда пришел,
Угрюмого Брайхана там нашел.
Сидела Яхма прямо позади,
Глазами говоря:-“Не подходи!”
От страха всё зажались по углам,
Ведь и Брайхан уже боялся сам
Того, что с ними очень может быть,
Об этом разве можно позабыть?!
Стервятники там были, пауки,
Шакалы, что на гадости легки.
И змеи - ядовитые кругом,
Которые в пещерах ищут дом.
Там был и Лех еще чуть-чуть живой,
Что представлял акул, для всех собой.
Ну, в общем, нечисти собрался полный зал,
Что залом зла Брайхан для всех назвал.
И, наконец, как будто страшный гром,
Раздался голос, гнева было в нём
Так много, что хватило бы на всех.
Поёжился от холода и Лех,
Что не боялся в мире никого.
(Лишь только батискафа одного)
-“Ну что, допрыгались, как близок наш конец,
Собрал я всех сегодня, наконец.
Мне надоело попусту болтать,
Пора уже и меры принимать.
Акул послали, где они сейчас?
У Леха и того подбитый глаз.
Стервятники?- отличные бойцы,
Как будто бы безмозглые юнцы,
Которых Самохруш сумел побить,
А Грай усами стольких загубить,
Что неудобно даже говорить.
Куда девалась сразу ваша прыть?
Стоите и трясетесь до колен,
А я ведь говорил однажды всем,
Что коль не поторопитесь сейчас,
Наступит этот неприятный час.
Вы посмотрите, что у нас вокруг:
Враги друзьями снова стали вдруг
И все вокруг становятся добрей.
В пещере зла, и то уже светлей.
Вы обленились просто, ну так что ж,
Втыкаете в себя вы сами нож.
Каких то двух юнцов, и не достать,
А ну-ка, перестаньте же роптать.
Ну, кто такие эти Мэл и Джи,
А ну-ка Лех, скорее мне скажи,
Зачем ты грыз железный батискаф?
Весь ум твой видно только на устах.
Что, не нашел ты способов других,
Как погубить соратников своих?
Забрал твой зуб в коллекцию Бурдай,
Как хочешь, так его и выручай.
Ну, в общем, толку с вас, как видно нет,
Вам, видно, нравится добром кипящий свет.
Так, может нам уже не по пути
И мне других служителей найти?
Что скажешь Яхма, ты их всех нашла,
Когда ко мне в соратницы пришла.
Компьютер у тебя и телефон,
И телевизор глушит все кругом.
По сотке можешь столько говорить,
По честному, вовек не заплатить.
А толку что?- ну, совершенный ноль.
На стол доклад мне письменный изволь,
Хоть ты мне и считаешься женой,
Но как творить мне зло, скажи, с тобой?
Где этих недоумков ты нашла?
Ведь если б у меня была душа,
То я б ее давно уже отдал
За то, чтоб больше их не увидал.
Твои дункары - просто дураки.
Труды мои так были нелегки,
Чтобы заблудших больше душ набрать,
Они ж их растеряли все опять.
Ну, все, довольно, все ступайте вон!
От вас один лишь бестолковый звон.
К своей я старой спутнице пойду,
Уж с ней то я решение найду.
Она всё знает, глядя вверх и вниз,
Командуя полками грозных крыс”.
И всех прогнал по норам и холмам,
Оставшись свою думу, думать сам.

***

По глади моря мчался вдаль Ирсон,
А Мэл и Джи казалось, это сон,
Все то, что там, на дне произошло.
Так было здесь светло и хорошо,
Глаза блестели добротой у всех
И слышался повсюду громкий смех.
Все ждали появления Земли,
Должна, что показаться там вдали,
Где солнышко всегда ложится спать,
Устав за день часть мира согревать.
И, наконец, раздался звонкий крик,
Пришел к ним, наконец, желанный миг
И все кричали радостно: - “Земля!”
С летящего стрелою корабля,
По времени примерно через час,
Скомандовал Бурдай в последний раз,
Конечно же, для Мэла и для Джи
Не верили, что больше в миражи.
Скомандовал он якорь опустить
И к берегу всем на дельфинах плыть,
Где скоро приземлится звездолет,
И далеко детей всех увезёт.

***
И, наконец- то, твердая земля,
Стремятся к ней, как видно, все не зря.
Пусть долго можно плавать по морям,
Но этот мир лишь рыбам только дан.
А остальным без суши не прожить
И потому о ней не позабыть.

***

Дельфины всех на берег привезли.
Стоял Ирсон, сверкающий вдали
Не опускаясь в этот раз на дно
И так всем надоело уж оно.
По твердой все запрыгали земле,
Позволив удовольствие себе.
А Мэл и Джи совместно с Край и Кри,
Такого визгу сразу навели,
Что даже чайки улетели прочь,
Им крики стало слушать те невмочь.
Все радовались, просто, от души,
Так были те мгновенья хороши.

***

-“Ну что, друзья”- сказал Окаритун.
-“Вы знаете, лишь в сказках есть Нептун.
На самом деле, нет его совсем,
Расскажете теперь об этом всем,
А сколько новых встретили друзей,
Что оказались всех врагов сильней.
Здесь скоро приземлится звездолет
И вы опять отправитесь в полет,
Но встреча обязательно придет,
В единый миг она нас соберет.
Когда вершится в мире будет то,
Что просто называется добро,
И зло оно сумеет победить,
Так знать, тому на самом деле быть.
Ну, вот и показался звездолет.
Да, пунктуален, как всегда, пилот.
Ну, что, друзья, пришел прощанья час,
Вы улетите далеко сейчас,
А нам опять болтаться по морям,
Завидуем мы все немного вам.


***
Махали все до одного с земли,
Скрыть не пытаясь чувства все свои,
Кричал Окаритун еще внизу,
Бурдай утер с огромных глаз слезу.
Взял курс, сорвавшись с места, звездолет,
А вот куда, им не сказал пилот.
Он приберёг для малышей сюрприз,
Все время лишь поглядывая в низ.
Раздался шорох где-то позади,
Эл уши навострил тогда свои
И вдруг знакомый очень добрый смех
В восторг привел детей мгновенно всех.
Маймуни пряталась за креслом позади,
Соскучившись за ночи все и дни.
Была, что от мальчишек вдалеке
И вот теперь, по радости реке,
Она неслась, вновь обнимая их,
В особенности Мэл и Джи своих.
И повторяла часто:-“ Как дела?
Я от тоски чуть-чуть не умерла.
Привыкла я ребята сильно к вам,
Что ради вас на свете всё отдам.
Ну, наконец-то, рядом вы теперь,
Разлуки нашей затворилась дверь”.
И расспросив про все до мелочей,
Поведать постаралась им скорей.
Куда они на этот раз летят,
Конечно, если знать о том хотят.
В единый голос крикнули Мэл с Джи:
-“Быстрее нам, Маймуни, расскажи,
Куда мы этот совершим полет
И что нас дальше в этом мире ждет?”
-“Да успокойтесь, успокойтесь вы,
Мои вы дорогие шалуны.
Весть добрую пришла я вам сказать,
Домой вы отправляетесь опять.
А вместе с вами будут Край и Кри,
Соскучились что по отцу вдали,
Но ждет вас всех еще один сюрприз”.
Маймуни посмотрев, сказала вниз:
-“Конечно, мама ждет вас всех одна,
А пап на этот раз, поверьте, два.
Батоно нынче тоже на земле,
Сидит он с вашим папой во дворе”.
Сказала, обращаясь к Мел и Джи.
А Край и Кри в восторг тогда пришли,
И обниматься бросились тот час,
И слезы покатились с юных глаз.
-“Уж через час мы будем подлетать,
Готовьтесь, будут нас они встречать,
Такого позабыть никак нельзя.
Ну что же, с возвращением друзья!”





















Часть третья

Цвиана принимает
гостей

















***

Неделя пролетела, словно день,
Хотя на самом деле в ней их семь,
Но так всем вместе было хорошо,
Что отдыхать хотелось им еще.
Мэл с джи играли вместе с Край и Кри,
Открыв земные тайны им свои.
Все показав любимые места,
Где родилась заветная мечта,
Со всеми познакомили детьми.
Стояли лета солнечные дни,
Ходили в джунгли с взрослыми гулять,
Маймуни их взялась сопровождать.
Она им показала все вокруг,
Прекрасно проводили все досуг.
Батоно приобрел себе гамак,
Сказав, что это в жизни не пустяк
И нужно отдыхать от всей души,
Дни без забот, как в сказке, хороши.
Он ночью только в гамаке и спал
И чистым, свежим воздухом дышал,
А днем в гамак влезала детвора,
Для них везде была одна игра.
Конечно, мама превзошла себя,
Всем пищу очень славную творя.
Батоно восхищался каждый раз
И повара прислать хотел тот час,
Как только доберётся в «Город Грез»,
Чтобы те тайны в город перенес.
Лу тоже каждый вечер приползал
И до утра друзей всех охранял.
Харуги, кот, все тоже были здесь,
А Самохруш принес однажды весть,
Ушел что в плавание вновь Окаритун
И охраняет сотни мирных шхун,
Что всем привет большой передавал,
Сказав, что лучше он детей не знал,
С которыми проплавал много дней,
Всем отдохнуть желал, повеселей.

***
Но все кончается когда-то, это так,
Часы бегут тик-так, тик-так, тик-так,
И наступал уже отлета день,
И легкой грусти пробежала тень.
Так не хотелось снова улетать,
А маме с папой всех их провожать.
Но что поделать, жизнь идет вперед,
На завтра был заказан звездолет.

***
Знакомый луг, как прежде, весь в цветах,
Каких и не найти в других местах.
Уже стал местом проводов и встреч,
В траву здесь можно было просто лечь,
Вдыхая цвета пряный аромат
И в небо устремить далеко взгляд.
Там и назначен новый был полет,
А где-то стартовал уж звездолет.
Расселись, одеяла расстелив,
Всех птиц в кустах поющих удивив.
И говорили просто обо всем,
Что грустно покидать любимый дом,
И провожая встречи новой ждать,
Что лишь надежду нужно не терять
В то лучшее, что ждет их впереди,
И как прекрасны станут снова дни,
Когда не станет в мире больше зла
И как чудесно вновь пойдут дела.
Но вот уж показался звездолет,
Его увидел первым дикий кот.
Имел он очень зоркие глаза,
Укрыться от него было нельзя.
Пилот уже к поляне подлетал,
Свое он дело так искусно знал,
Что сев он даже не примял траву,
Лишь потревожил спящую сову.
Она, чуть-чуть с спросонья, поворчав,
Опять уснула, так и не узнав,
Кто смог внезапно сны ее прервать,
Ей после ночи так хотелось спать.
Все попрощались, и в далекий путь;
Взгрустнулось только каждому чуть-чуть,
Но к этому все стали привыкать,
Встречать и вновь обратно провожать.

***
Мэл с Джи, Край с Кри, Батоно и пилот,
Что вел уже знакомый звездолет,
Летели в город, чтобы там опять
Учиться, и работать, и мечтать.

***
Без церемоний пышных в этот раз,
Карага в ранний всех их встретил час.
Бобер свою машину подогнал,
Но тут Батоно просто так сказал:
- «Езжай дружище, мы пойдем пешком,
Поговорить о чем в пути найдем.
Давно по лестнице я не ходил своей,
Да не хватало времени скорей;
А вот сейчас хочу по ней пройти
И отдохнуть от дальнего пути.

***
Гора лежал у входа, как всегда
И хоть не улыбался никогда,
Глаза его светились лишь добром
И здесь он был на месте, на своем.
Увидев подходящих, он привстал,
Приветствуя Батоно, так сказал:
- «В порядке все, нет никакой беды,
В достатке всем одежды и еды,
Спокойствие царит у нас кругом,
Никто не посещал Батоно дом.
Лишь те, кто здесь работает, и все,
Держу я слово твердое свое».
И хвост свой дружелюбно повернул,
При этом шаловливо подморгнул.
Все поднялись в знакомый кабинет,
Струился там повсюду теплый свет.
Всем Край и Кри напитки принесли,
Какие в кухне отыскать смогли.
Ведь дома они не были давно,
А без хозяек, видно, всё равно
Дела не так уж хорошо идут,
Без них нигде нельзя создать уют.
Расселись все по креслам и тогда,
Батоно им сказал: – «Ну не беда,
Пополним завтра заново запас.
Ну, а теперь попьем, что есть у нас».
И дальше, продолжая свою речь,
Он, сняв костюм с широких своих плеч,
Мэл с Джи о планах новых рассказал
И важность этих планов доказал.
- «Ну, что ж, друзья, пора учиться вам,
Задание с утра я завтра дам,
Чтобы для вас готово было все,
Познание расширите свое.
Учить вас станут те учителя,
Которых подобрал вам лично я.
Поверьте, мало времени пройдет,
Вы двинетесь стремительно вперед.
Без знаний невозможно в мире жить,
Их нужно знать и бережно хранить.
Ну, а теперь давайте отдыхать,
Всем силы нужно новые набрать,
А жить, Мэл, Джи, вы будете у нас,
Вас в дом Аю проводит всех сейчас’’.
И крикнув расторопного Аю,
Закончил речь приятную свою.

***
Аю всех проводил в уютный дом,
Где жить они должны все вчетвером.
У девочек там комната своя,
Чудесная, по правде говоря,
Была их комната на верхнем этаже.
Ко сну готово было все уже,
Об этом позаботился Аю,
Всю вложив душу - светлую свою.
У мальчиков же комната была,
Не менее уютна и светла,
Стояла только ниже этажом,
Кровати поманили сразу сном,
Прилечь успели только дети все,
Как оказались в крепком сладком сне.
Ведь путь далекий много сил забрал,
Который всех однажды их позвал.

***

Полгода проходили день за днем,
Учились все прилежно вчетвером.
Они сумели многое узнать,
Задачи очень сложные решать,
Из ситуаций сложных выходить,
Писать красиво, верно говорить.
К ним иногда Батоно приходил,
Когда часок свободный находил.
Хвалил их за прилежность, а затем,
Устраивал им отдых сразу всем.
Они ходили в чудный парк гулять,
Аттракционов было в нём не сосчитать.
Любили очень заходить в бассейн,
Где нравилось поплавать вместе всем.
И вспоминали, как Окаритун
Учил их плавать, пусть, и не Нептун.
В бассейне плавали, хватало сколько сил,
Пока Батоно их не выводил
И вновь занятия серьезней и важней,
Которых не было на много, много дней.

***
Однажды утром, дверь открыв свою,
Ребятам крикнул радостно Аю:
- «Давайте, собирайтесь поскорей,
Сегодня будет день, повеселей.
Зовет Ботоно всех к себе сейчас,
Что скажет он нам всем на этот раз?
Случилась что-то важное, друзья,
А значит, нам опаздывать нельзя.
Быстрей давайте, я пойду во двор,
Уже подъехал на авто Бобер».
И вот авто к Батоно их везет,
И каждый думает, ну что же там их ждет.

***

Батоно был серьезен в этот день,
Лежала на лице заботы тень.
Он всех опять по креслам рассадил
И даже дочерей не отпустил.
Аю присел у стенки на диван,
Который для себя он выбрал сам.
Батоно, помолчав чуть-чуть, сказал:
- «Как видите, я срочно вас позвал,
На то причина видимая есть
И оттого мы собрались сегодня здесь.
Конечно, вам известен всем Брайхан,
По всем его негоднейшим делам.
Так вот, он силы черные все свёл
И их до исступления довел,
А всё это, ребята, из-за вас
Он чувствует своей кончины час.
Для вас Мэл, Джи он самый лютый враг
И не дай Бог, неверный сделать шаг,
Он в целях всё использует своих.
И пусть взбешён своей опалой Лех,
Он все равно с Брайханом за одно,
Известно это всем уже давно.
Они ругаться могут меж собой,
Но созданы из гадости одной,
И если что не получается у них,
Объединяются в один короткий миг.
На днях у них за много, много лет,
Прошел большой, расширенный совет.
На нем Брайхан препоны все убрал,
О том и Лех, пожалуй, не мечтал
И все опять за дело принялись,
По уголкам вселенной разбрелись,
Чтобы собрать как можно больше сил,
Которые Яри давно разбил,
Но спрятались осколки там и здесь,
Мечтая мир опять поссорить весь.
Без дела мы здесь тоже не сидим,
За ними зорко день и ночь следим,
Но всякое бывает потому,
По данному совету моему,
Со мной согласен был вчера Яри,
Дополнив предложения мои.
Вас на Цвиану срочно отослать,
Чтобы еще их больше испугать.
Они не сразу хитрость ту поймут,
Когда вас во вселенной не найдут.
Ведь о Цвиане знает лишь Яри
И даже я, что тут не говори,
Не знаю, где находится она,
Планета, что загадками полна.
Вы улетаете сегодня же туда,
Для этого позвал я вас сюда,
Я с вами отправляю Край и Кри.
Аю услуги предложил свои,
И я решил, он пригодится вам,
Я здесь управлюсь без него и сам.
Ну, быстро собираться, и вперед,
Яри прислал за вами звездолет».
Слова Батоно были,как приказ,
Мэл с Джи в том убеждались много раз,
А что приказы нужно выполнять,
О том на свете каждый должен знать.
Необходимое лишь только взяв с собой,
Предмет в дороге нужен не любой.
Они в уютном домике своем,
Минуты ожидали вчетвером,
Когда же время старта подойдет,
Что их на ту планету уведет,
Что странно так «Цвианою» зовут,
И что они там нового найдут.
Батоно же с Аю пошли туда,
Где химик ёж работал, как всегда,
Чтобы забрать костюмы для детей,
Что поражали красотой своей,
Для дальних перелётов созданы
И как нельзя в полетах тех важны.
Костюм последний ёжик создавал,
Он их не шил, а как-то отливал,
Особой технологией своей
И оттого костюмы сотни дней
Могли служить хозяевам везде,
В опасной даже для людей среде.
Костюмы кроме тонкостей других,
Для перегрузок созданы таких,
Бывают, что в полетах скоростных
Далеких и довольно не простых.

***

Аю с Батоно в дом вошли вдвоем,
Где ждали их ребята вчетвером,
Раздав с костюмом каждому пакет,
Пакеты излучали нежный свет.
Сказал Батоно, их тот час одеть,
Чтобы проверить все и осмотреть.
Костюмы были впору, как всегда,
Ведь ёж не ошибался никогда.
- «Ну, все, теперь пора на звездодром,
Аю лишь мы немного подождем,
Пока оденет он и свой костюм,
И в дальний путь отправимся без дум».
Сказал Батоно, глядя на часы,
Необычайно сказочной красы.
Аю теперь еще огромней стал,
Конечно, сам об этом он не знал,
Как шёл костюм невиданный ему,
Ведь главное, медведю самому
Удобно и комфортно было в нём.
Батоно произнес: - «Ну что, пойдем,
Пора, до старта остается час.
Ох, как скучать я буду здесь без вас,
Но что поделать, выбрали мы путь,
В котором состоит всей жизни суть.
Добро должно на свете победить,
Об этом ни на миг нельзя забыть».
Расселись все в машине по местам,
На звездодром их вез Батоно сам.
Бобра на этот раз он отпустил,
А может, тот об этом попросил.

***

Проехав очень быстро Город Грёз,
Батоно через лес их всех повез,
Деревья были, в нём до небa высоки,
А ветви их огромны и легки.
Они такую создавали тень,
Что пасмурным казался ясный день.
Дорога шла то вверх, то круто вниз,
Показывая словно свой каприз,
То резко повернёт, то, как стрела,
Но ровной исключительно была.
Лес неожиданно закончился в момент,
Казалось, что его и вовсе нет,
А впереди светился звездодром,
Величественный в облике своем.
Стояли там большие корабли,
Они галактики преодолеть могли.
Мэл с Джи о них уж слышали не раз,
Но то чудесно было, без прикрас,
Что взорам их представилось сейчас.
- «Вперёд, друзья, прошу на выход вас» -
Батоно уже весело сказал
И руки первым дочерям подал.
Оглядываясь, вышли Мэл и Джи
И Мел задал вопрос Аю: - «Скажи,
А ты летал на этих кораблях?
Меня немного разбирает страх.
Огромные такие все они,
Наверное, их строили не дни,
А много лет, я не могу понять,
Как могут те громадины летать».
- «О, Мэл, поверь, нас ждёт еще не то,
Не станет спорить, так скажу, никто,
Что техника ушла уже вперёд,
И можно, в общем, просто, без забот,
Галактики другие посещать.
Но как, не каждый должен это знать,
Хранится в тайне это все большой,
Чтобы создания с несветлою душой,
Воспользоваться этим не смогли,
А то ведь натворят тогда они
Такого, что и страшно говорить,
Мы потому секрет должны хранить,
Пока на свете существует зло,
Что нам создать машины повезло,
Которые хоть миллиарды лет
Вдаль полетят, и им преграды нет.
Конечно Мэл, ты очень удивлен,
Все это для тебя, как будто сон,
Но ты поверь, все это наяву,
Освоиться я всем вам помогу.
Летать мне приходилось много раз
И может потому я среди вас».

***
В порту, где было много этажей,
Был воздух и приятней, и свежей,
И идеальная повсюду чистота,
До строгости простая красота.
Встречал их экипажа капитан,
Что послан был Яри могучим сам.
Он знал прекрасно всех идущих ранг,
Огромный и смешной орангутанг.
К Батоно обращаясь, он сказал:
- « О вас я много слышал, но не знал
Вас лично и поверьте, очень рад,
Знакомству нашему побьюсь я об заклад.
К отправке подготовлен экипаж,
Детей доставить - долг священный наш.
Но про медведя раньше речь не шла,
Радиограмма только что пришла,
Что полетит он с нами, потому,
Каюту не готовили ему.
Придётся подождать чуть-чуть Аю,
Ну, право, не потянет же ко сну
Его, как только сможем мы взлететь.
Ну, здравствуй же, Аю, большой медведь».
Аю он обнял и к себе прижал,
Как будто сотню лет его он знал.
- «Да мы летали не один уж раз»-
Сказал Аю, прищурив правый глаз.
- «И если с ним сегодня я лечу,
Сказать без тени я сомнения хочу,
Что капитана лучшего нигде
Вы не найдете, то известно мне,
Отряд особый возглавляет он,
И полномочиями всеми наделён,
Которых не добиться никому,
Он подчиняется Яри лишь самому.
Чибрако – знаменитый капитан,
В том убедиться предстоит всем вам».
Чибрако улыбнувшись, продолжал
И голос, как ручей его бежал:
-«А вот и спутники, и спутницы при них,
Признаюсь, не возил давно таких,
Все больше как-то взрослых я возил,
Таких огромных, знаете ль, верзил.
А эти маленькие, даже мне смешно,
Что их туда доставить решено,
Не всем где удаётся побывать,
Но ведь о том Батоно лучше знать.
Мал золотник, да дорог говорят,
Как видно, назначение ребят
В особой где-то плоскости лежит,
Раз ими сам Яри так дорожит.

***

«Ну, что ж, прошу, корабль старта ждет,
Смелей, смелей! Пора уже в полет,
Прощайтесь и последуйте за мной.
Сказал Чибрако, поведя рукой».
С Батоно попрощались все тот час,
Обняв перед разлукой еще раз.
Чибрако, выйдя с ними из порта,
Сказал: - «Разлук извечна суета.
Ну что поделать, не последний раз
Прощаний слёзы капают из глаз».
Подали чудный аэромобиль,
Изящный, у которого был стиль.
Все сели и отправились туда,
Где их ждала дальнейшая судьба.
Батоно долго, долго им махал,
Пока своим их взглядом доставал.
Стоял корабль очень далеко,
Он был таким огромным, что легко
В нём заблудиться, видно, каждый мог,
Без провожатых кто бывать в нём смог.


***
Подъехали вплотную, тут же люк
Открылся, издавая тихий звук,
Который был на музыку похож.
Чибрако произнес тогда: – «Ну, что ж,
Добро пожаловать, друзья, на этот борт».
Был еле виден проводивший порт,
Казался он игрушечным теперь.
Сказал Аю: – «Вот в сказки и не верь,
Когда-то в сказках выдумали всё,
Что воплощение теперь нашло своё».
По трапу поднялись они на борт,
Их встретил там большой усатый кот,
Он был крупней Чибрако и ему,
Не зная даже сами почему,
Все улыбнулись, так уж он был мил,
Пройти своим всех взглядом пригласил.
Вошел на борт последним капитан
И доложил ему о всём кот сам:
- «Корабль к старту, капитан, готов,
А экипаж весь бодр и здоров.
Готово все, чтобы принять гостей,
Других не приходило новостей».
- «Отлично!- вслед Чибрако отвечал.
-“Не зря ведь я тебя с собою взял.
Хоть капитан ты тоже корабля,
Ты знаешь, что командую здесь я.
Прими гостей, и покажи им путь,
Да ты нежнее только с ними будь,
Они ведь не огромные слоны,
Которые до ужаса сильны,
А просто маленькие люди, лишь Аю
Всем может силу показать свою».
Тут кот представился: – «Меня зовут Тиграс,
Вас поприветствовать хочу ещё я раз,
Но нужно нам сейчас же поспешить,
Ведь нужно старт нам скоро совершить,
А с этим нам опаздывать нельзя,
Здесь точность, это главное, друзья».
Тиграс всех в лифт огромный посадил,
Нажал на кнопку, и у всех спросил:
- «Что, интересно? Ново все для вас?
Освоитесь вы меньше чем за час.
Для вас готово все уже давно,
Корабль сей придуман так умно,
Что за минуту можно изменить
Весь интерьер, что будет вам служить,
Пусть каждый подбирает по себе.
Скажи-ка, Край, что нравиться тебе?
Ромашек поле? - это не вопрос,
Нажмём на кнопку, будет море роз
Или мимоз, в цветах я не пойму
И сам не знаю даже, почему.
Мне как-то больше техника важна,
А вот цветов поляна не нужна.
Ну, видно в жизни каждому своё,
Так, пусть же сбудется желание твоё».
***
- «Ну, всё, приехали»- промолвил капитан.
- «Сейчас Баркули все покажет вам,
А ты, Тиграс, займёшься кораблём,
Управимся с тобою мы вдвоём».
Баркули - Ягуар не юных лет,
В костюм космический, конечно, был одет.
Со всеми поздоровался и тут
Вскричал: – «Аю, как здесь ты тоже, плут,
Мы так давно не виделись с тобой,
Что срок прошёл теперь уже большой.
Рассказывай скорее, как дела?
Опять тебя дорога привела
На наш корабль, так скажи, зачем?
Глаза ты в космосе натёр, уж точно, всем.
Ну, сколько можно милый друг летать,
Не обижайся, я люблю болтать.
Пойдёмте, вам каюты покажу,
Где спать вас после старта уложу».
И с этими словами всех развёл,
Каюту каждому отдельную отвёл.
Каюты были не большие, но они
Необходимым были снабжены.
- «Ну, а теперь пожалуйте сюда»-
Баркули обратился к ним тогда,
Когда каюты посмотрели все,
Он подозвал их лапою к себе,
Они вошли за ним в уютный зал,
Места Баркули всем им указал.
Велел садиться, пристегнуть ремни,
Так к старту приготовились они.
Проверив всех, уселся в кресло сам
И в этот миг был старт мгновенно дан.
***
Огромной силы снизу был толчок,
Корабль словно совершил прыжок
И если б не держали всех ремни,
Повылетали с кресел бы они.
Затем раздался равномерный гул
В трубу, как будто, сильный ветер дул.
Всех к креслам придавило до того,
Что сделать невозможно ничего.
С открытыми глазами, кто взлетал,
Весь старт их больше уж не закрывал;
А кто при взлёте просто их закрыл,
С закрытыми так взлёт весь и пробыл.
Но постепенно все на спад пошло
И всё опять в движение пришло.
Сумел Баркули расстегнуть ремни,
Свою задачу сделали они.
И медленно по залу переплыл,
Как будто птица, и у всех спросил:
- « Ну, что вы чувствуете, взлёт произошел,
На курс уже корабль наш вошел,
Который ему задал капитан,
Появится он скоро здесь и сам.
Вы не спешите расстегнуть ремни,
Пока что держат крепко вас они,
Но только стоит их на миг убрать,
Вы станете, как мячики летать.
Знаком здесь с этим только лишь Аю
И потому ему я говорю,
Расстегивай ремни, ведь нам двоим
Придется дать уроки остальным,
Как нужно себя правильно держать,
И в невесомости друг другу не мешать,
А то вы перебьётесь все за час,
Такое было и не мало раз.
Потом лечить придётся синяки,
А мне, поверьте, это не с руки».

***

И обучив по очереди всех,
И шишки были, и весёлый смех.
Бракули и Аю смогли сказать,
Что можно им экзамены сдавать,
Их примет сам Чибрако капитан,
Проверив, что мы дать сумели вам.
А тут и капитан явился сам,
На корабле всё было по часам.
Экзамен принял, и доволен был,
И за упорство сильно всех хвалил.
- «Ну, что, теперь пора и отдохнуть,
А то ещё далёк и труден путь»-
Сказал, как приказал всем капитан.
-«Я отдохну, пожалуй, тоже сам,
Но не забудьте пристегнуть ремни,
Во сне необходимы вам они!»
У каждой койки было три ремня,
Чтобы уснувших от беды храня,
Не позволяли им во сне летать.
Ведь в невесомости никак вам не понять,
Где верх находится, а где, извольте, низ.
Такой вот удивительный каприз,
Вот для того и сделаны ремни.
Попробуй-ка без них хоть раз засни,
Окажешься ты неизвестно где,
Быть может головою и в ведре.
На корабле всё стихло, только гул
Лишь доносился, словно ветер дул,
Но слабый, с шумом взлёта не сравнить,
Корабль продолжал к «Цвиане» плыть.

***
Совсем немало времени прошло,
Когда к ним пробуждение пришло.

Дежурил возле них теперь Тиграс
И рад он очень, очень был сейчас,
Что, наконец-то, будет не один,
Поговорить, хоть, кто-то сможет с ним.
Проснулись все, пришла пора поесть,
Собрался экипаж с гостями весь.
В столовой, что по старому звалась,
Но трапеза другая здесь велась.
Всё было в тюбиках, ни ложек, ни кастрюль,
А под отходы эластичный куль.
В рот тюбик выдавишь, проглотишь, весь обед,
Все от бананов и до травяных котлет.
Компот, и тот по тюбикам разлит,
Ну, просто, очень красочных на вид
Иначе кушать в космосе нельзя,
Такая невесомость, вот, друзья.

***

Окончив трапезу, Чибрако всем сказал:
- «Полетов я немало в жизни знал,
Но первый раз, в компании такой,
Лечу к планете схожа, что с землей.
Цвиана так прекрасна, что для вас,
Скажу я это прямо без прикрас,
Она любимой станет и родной,
Вы попадёте, будто бы, домой.
На ней ведь нет, ни зависти, ни зла,
Туда зараза та не доползла,
Её найти не может и Брайхан,
И честь большая выпадает вам,
Цвиану вместе с нами посетить.
Ну, значит, так должно оно и быть,
Уж раз решил мудрейший так Яри,
Знать не простые дети вы земли.
А если так, то значит и на нас
Вы положится можете сейчас.
Ну а теперь, прошу пройти за мной,
Поверьте, что на свете не любой,
Когда-то видел сердце корабля,
Которым управляю я, друзья».
Бесшумно тут же отворился люк,
У всех детей захватывало дух.
Ведь на таком огромном корабле,
Летели дети первый раз в судьбе.
За первым люком было ещё три
И Мэл промолвил: – «Джи, ты посмотри,
Какие двери, вот бы нам в село
Такие в дом, ну как бы повезло,
Друзья бы только к нам смогли войти».
- «Ну, Мэл, мечтатель, только посмотри,
К нам в дом какие двери захотел,
Увидеть только лишь ты их успел.
К таким дверям такой же нужен дом,
А где же в джунглях мы его найдем?
Пойдем скорее»- Засмеялся Джи.
-«И хватит строить эти миражи».
Последний люк открылся и тогда,
Всем показалось, что попасть туда,
Куда Чибрако их сейчас привел,
Лишь можно тем, кто жизнь свою подвел
К тому, чтобы бороться за добро,
Чтобы оно вселенную спасло.



***
Светилось все, мигали огоньки,
А звезды были очень все близки.
Их красочно показывал экран,
Он был огромен, как не снилось вам.
Казалось, только руки протяни,
Звезду свободно ближнюю возьми.
Приборов множество, что все не сосчитать,
Непросто видно в космосе летать.
Три мягких кресла и огромный пульт,
Все было очень, очень строго тут.
-«Ну что?»- сказал Чибрако- «дети, как?
Да, в космосе без этого никак,
Чтобы такой махиной управлять,
Наук немало важных, нужно знать.
Ведь это не по городу в авто,
Где все довольно просто и легко.
Здесь космос, быстро некому помочь
И так порой становится невмочь,
Так хочется ходить, а не летать,
Но нам об этом можно лишь мечтать.
ИдЁт тяжелый и нещадный бой
И нам пока что снится лишь покой».
Спросила Край: – «Какой же это бой,
Если стрельбы не слышно никакой?».
- «Бой зла с добром» - Чибрако отвечал,
И головой, в раздумьи, покачал.
- «Брайхан из многих только ведь один,
Командуют Брайханом тем самим.
Он ставленник всего-то на земле,
Но неизвестно многое и мне.
Лишь знаю, что всей силе злых сердец
Придет однажды навсегда конец,
И на земле свершится суждено
Конечной схватке, так предрешено».
- «Вот это да…» - Тут удивился Мэл.
- «К Брайхану я привыкнуть не успел,
А есть еще и командир над ним,
Не тяжело им зло делить двоим?»
- «О, Мэл, ну если б только два
Их было, были бы дела,
Сказать по правде, очень хороши.
Но ты узнать об этом не спеши,
На то есть время, и настанет час,
Когда врата откроются для вас,
Узнаете тогда вы обо всем.
Ну, а теперь, все вместе мы пойдем,
Пока ведёт компьютер звездолёт
В то место, отдыхает, где пилот.
Чтобы в полете силы не ушли,
Мы выход очень правильный нашли».
И всех провел тот час в спортивный зал,
Любовно что он стадионом звал.

***
Снарядов там спортивных было тьма,
Край вымолвить лишь только и смогла:
- «Вот это, да!» - И кончились слова.
- «Ну, вот, такие здесь у нас дела» -
Сказал Чибрако: – «Милости прошу
И заниматься всех вас попрошу,
Здесь регулярно, значит - каждый день,
Чтобы бессилья не мелькнула тень
На ваших юных, малыши, телах
И отразилось в будущих делах.
Ведь трудно слабому атаку отразить,
А сильного не просто победить.
А что снаряды очень велики,
Одним только движением руки
Приобретут они любой размер.
Тиграс, преподнеси-ка им пример».
Тиграс нажал на кнопку и тот час
Снаряды все уменьшились на раз.
- «Вот так! Так, приступайте же сейчас,
Баркули же всему обучит вас» -
Всем улыбаясь, произнёс Тиграс.
- «Теперь он будет тренером у вас».
Все с визгом побежали кто куда,
А Край промолвила опять: – «Вот это да!».
Занятия все были, как игра,
И лишь проснувшись, все неслись туда.
Всему ребят Баркули обучил
И занимался сам, что было сил,
А также, и Чибрако, и Тиграс
С детьми позанимались пару раз,
Когда им выпадал свободный час.
Тем временем все дальше плыл «Кантас»,
Среди галактик, мимо дальних звезд,
Как будто, до Цвианы строил мост.

***

Полет их продолжался много дней,
Стройнее стали все, и чуточку сильней.
Спорт зал им всем покоя не давал,
А Мэл с него почти не вылезал,
Он был готов там быть и день, и ночь,
Свою усталость прогоняя прочь.
И лишь Аю спортзал не посещал,
Он почему-то только спал и спал.
Поест немного и опять в постель.
Лишь приговаривал: - «Придет, придёт Апрель».
Ребята просто не могли понять,
Ну отчего ж Аю так любит спать.
Чибрако им открыл Аю секрет:
-«Не удивляйтесь, миллионы лет
Медведи спали снежною зимой,
Уклад всей жизни был у них такой.
Завалятся в берлогу до весны
И смотрят удивительные сны.
Аю ведь тоже все-таки медведь,
Хотя он знает Интернета сеть,
Но спать ему так хочется порой,
Наследства принцип видите ль такой.
И нет когда особо важных дел,
Иль сделать раньше он их все успел,
Не лечь поспать, не в силах наш Аю,
Медвежью слабость знает он свою,
Но сделать ничего не может он,
Придёт зима и снова клонит в сон».

***

Прошли недели, месяц подходил,
Когда Чибрако всех предупредил,
Что скоро на Цвиану прилетят
И заблестел его суровый взгляд.
- «Я на Цвиане так люблю бывать,
То чувство невозможно передать
И вот теперь волнуюсь, как всегда,
Когда я подлетаю вновь туда,

Где собрано все лучшее с планет,
И с тех, которых даже уже нет.
Ну что ж, пакуйте вещи через час,
С Цвианой я знакомить буду вас».

***
Все вещи собраны, проснулся и Аю,
Преодолев сонливость всю свою.
Он вновь шутил и улыбался всем
Серьёзно говоря: « Я всё там съем,
Что только попадётся на пути,
Как надоели тюбики твои!».
К Тиграсу обращаясь, говорил:
- «Полёты я за это невзлюбил,
Насколько лучше что нибудь жевать,
Чем тюбик в рот, как мыло выжимать.
Конечно,пусть положено здесь так,
Но я быть может даже и чудак,
Но лучше мёда и малины нет,
Что ложкой можно кушать на обед».

***

- «Всем в кресла сесть, и пристегнуть ремни,
Вам очень пригодятся всем они.
Посадка через несколько минут,
Давно уже нас на Цвиане ждут» -
Скомандовал Чибрако и тогда,
Исполнилась команда, как всегда.
Все сели, в кресла пристегнув ремни,
И вспоминая прожитые дни…
Подумали, а что же там их ждёт,
Как совершит посадку звездолёт,
На этой самой странной из планет,
Которой и на карте звездной нет.

***
Так плавно сел огромный звездолёт,
Свой завершая длительный полет,
Что пассажиры не смогли понять,
Когда же с кресел можно им вставать.
Так и сидели все, пока Тиграс,
С весёлым блеском очень умных глаз,
Им не сказал, что завершён полёт,
И сел уже в Цвиане звездолёт.
Все тут же встали, отстегнув ремни,
Им больше не нужны были они.
- «Ну что, пройдёмте, милые друзья!»-
Сказал Чибрако, за собой маня.
-«Вещички прихватите и вперёд,
Вам тоже надоел уж звездолёт.
Цвиана любит принимать гостей,
В особенности маленьких детей».
Открылся люк, подъехал тут же трап,
У всех сердца забились сильно так,
В преддверии им неизвестных встреч,
Что приходилось силы им беречь,
Чтобы волнение своё не показать,
Пред теми, кто их будет там встречать.

***

По трапу все спускались не спеша,
Лишь волновалась каждого душа.
Ведь на другой планете побывать,
Об этом только все могли мечтать.
Но видно, если верить в ту мечту
В сознании, отбросив суету,
Когда-то исполняется она,
Нежданно к вам придёт она сама.
Спустившись, сели в яркое авто,
Не управлял, которым, там никто.
И плавно тронувшись, поехали туда,
Где их ждала дальнейшая борьба.
Огромный порт светился вдалеке,
Подобный водопаду на реке.
Вёз по которому Мэл с Джи когда-то Лу
И к удивлению ребята своему,
Узнали в нём тот бурный водопад,
Который видели так много дней назад.
Тем временем, свой продолжая путь,
Авто все ехал и совсем чуть-чуть
Доехать оставалось до порта,
Где виделась повсюду суета.
И, наконец, пришел желанный миг,
Конечной цели их авто достиг.

***

Гостей встречало множество детей,
Похожих, очень сильно, на людей.
Командовал же всеми лишь один,
Что видом выделялся всем своим.
Он был, как видно, старше остальных,
Когда он поднял руку, шум затих
И обращаясь к прибывшим гостям,
Слегка волнуясь, речь сказал он сам:
- «Добро пожаловать, далёкие друзья,
Поверьте, говорю от сердца я.
Вас ждали не один мы долгий день,
Но вы разбили всех сомнений тень.
Теперь мы видим, что у нас сейчас
Впервые вы, но не в последний раз;
С уверенностью это говорю,
Когда на вас, друзья мои, смотрю.
Приветствую я также экипаж,
Чибрако - командир любимый наш,
Тиграс, Баркули, милости прошу,
И эти вам цветы преподношу».
И каждому подал большой букет,
Прекрасней, что во всей вселенной нет.
-«Вы погостите, думаю, у нас,
Пока полёта не настанет час».
Другую руку тут же он поднял,
Команду, видно, этим детям дал.
Цветы посыпались тогда со всех сторон,
Под детских криков многозвучный звон
И утонуло все вокруг в цветах,
Что в руки взять нельзя, их все собрав.
Сияли от восторга Кри и Край.
Шептала Кри: – «Ну, сколько не мечтай,
А все выходит лучше в сотни раз,
Как хорошо они встречают нас».
И нежно обняла сестренку Край.
Сказала та: – «Попробуй, угадай,
Что нас здесь ожидает впереди?
Как видно, очень радостные дни».
А Мэл и Джи молчали, лишь в ответ,
Улыбок посылали всем букет.
- «Ну что ж, пришла знакомиться пора,
А то одни волнения с утра»-
Сказал Чибрако, шум опять затих,
Как будто родился хороший стих.
Взял за руки Мэл с Джи, те Край и Кри,
Они к встречавшим детям подошли:
-«Знакомьтесь же скорее, это Ван,
Что речь читал приветственную нам.
Он старший на Цвиане над детьми,
Почти что все проводит с ними дни.
Он всюду будет гидом и для вас,
Он славный, убедитесь в том не раз.
А остальных я всех не знаю сам,
Знакомства право отдаю я вам».
Вокруг все закружилось в тот же миг,
Вот только парадокс один возник:
Язык Цвианы был почти земным
И в тоже время не совсем таким.
Все было в нем совсем наоборот,
Ты скажешь черное, он белое поймет,
А если меньше, больше то для них
И вся лишь разница, решается, что вмиг.
Запомнить сразу всех, увы, нельзя,
Ведь не компьютер голова, друзья,
Но кое-кто запомнился Мэл с Джи,
А кое-кто, конечное, Край с Кри.
С Чибрако Ван о чем-то говорил,
Как видно, о полете расспросил,
Поглядывая в сторону детей,
Что стали и проворней, и смелей.
Затем сказал: – «Ну, на сегодня все!
Уймите любопытство все своё.
Гостей мне нужно проводить к Яри,
А то вы утомить их так смогли,
Такою бурной встречею своей,
Что мне забрать их нужно поскорей,
А то неровен час, еще уснут
И до Яри ногами не дойдут».

***

Подъехал небольшой автомобиль,
Он сделан был под самый старый стиль,
Но до того был сказочно красив,
Как будто песни золотой мотив.
А за рулем его сидел петух.
- «Вас довезу, захватит даже дух!»-
Прокукарекал по Цвиански он,
Да так, что по ушам прошелся звон.
- «Садитесь поскорее, ждёт Яри,
Дела оставив, важные, свои.
Ну что, уселись? Ну, тогда вперед!
Петух шофер, что лучше не найдёт
Никто во всех галактиках нигде,
Я лучший на своем авто везде.
Вот, завожу и нажимаю газ,
Я с ветерком к Яри доставлю вас!»
И тут машина просто понеслась,
Что даже Край от страха затряслась.
Она прижалась поплотнее к Кри.
Аю же прорычал: – «Петух! смотри,
Твои я перья выдёргаю все,
Коль ошибёшься, где-то, ты в езде
И разломаю этот тарантас,
Его увидишь ты в последний раз!»
Петух послушал, и убавив прыть,
Лениво отвечал: – «Ну, так и быть,
Не нравится вам быстрая езда,
Поедем потихонечку тогда.
Я просто думал, нужно раз скорей,
То скорости в дороге не жалей».
- «Скорей, скорей»- опять ворчал Аю,
-«А я тебе опять же говорю,
Кто тише едет, дальше будет тот,
Народная пословица не врёт.
Один ты, как захочешь, так гоняй,
А ребятишек ты мне не пугай!
А то возьму и расскажу Яри
И дни в авто закончены твои!»
Уж тут петух надолго замолчал,
Лишь головой тихонечко качал.
Ну а вокруг везде была краса,
Слышны повсюду птичьи голоса.
Деревья аккуратно, ровно в ряд,
Ну, прямо как солдатики стоят.
А по обочинам прекрасные цветы,
Ну, просто невозможной красоты.
Плодов на них, как будто виноград,
Так много их, что не поверит взгляд.

***

Авто к воротам тихо подъезжал,
Которые никто не открывал.
Они открылись, прямо в тот же миг,
Когда петух с машиною возник.
Совсем негромко дал петух гудок,
В ворота въехал, всем сойти помог
И к деревянной лестнице повёл,
При этом речь душевную завел:
- «Яри не любит новые дома,
Ему по сердцу больше старина.
Вот потому здесь деревянный дом,
Живёт он на Цвиане только в нём.
Сначала удивляло это всех,
У недалёких вызывало, даже, смех.
Ну а потом смекнули, что нигде
Нет воздуха прекрасней, чем в избе.
Бетон, металл - все это ерунда,
А для здоровья - лучше всех изба!»
К двери подвел их, тихо постучал,
В ответ же голос бархатный звучал:
- «Ну, что, приехали? Так милости, прошу.
Я тут салатик с помидор крошу.
Вы не стесняйтесь, заходите все,
Всем места хватит в рубленой избе».
Опешили ребята, как же так,
Яри могучий, и такой простак?
А может это вовсе и не он?
И всё это какой-то дивный сон?
Но, не дождавшись, дверь открыл он сам,
По удивлённым всё поняв глазами:
- «Ну, полно, полно удивляться вам,
Да я Яри, то подтверждаю сам,
Чему вы удивились? Не пойму,
Неловко стало даже самому.
Эй, Ван, скажи, ну что же ты молчишь?
Быть может, ты мой статус подтвердишь?
Ну, заходите, полноте стоять,
Извольте приглашение принять.
Помойте руки, и айда за стол,
Откушайте со мною хлебосол.
В салатик лишь петрушку докрошу,
Да руки полотенцем посушу.

Тогда уже и станем пировать
И о делах нам нужно поболтать».
С словами этими всех в горницу завёл,
А в ней стоял уже накрытый стол.
Был полон фруктов он и овощей,
Но каравай казался всех вкусней,
Что прямо в центре на столе стоял
И запах хлеба чудный издавал.
А после тюбиков, что ели много дней,
Его на свете не было милей.
И тут же заурчало в животах,
В момент все оказались на местах.
На табуретку плюхнулся Аю,
Всю грузность, показав тогда свою.
Под ним кряхтел и плакал табурет,
Такого не держал он много лет.
С салатом же покончив колдовать,
Сказал Яри:– «Какая благодать!
Такого во вселенной нет нигде,
Лишь здесь, да и на матушке земле.
Ну что же, отобедаем друзья,
Проголодался что-то тоже я,
А уж про вас не нужно говорить,
Полёт, полёт, его следов не скрыть».

***
Когда Аю насытился, тогда
Лишь речь повел Яри про все дела.
Он очень просто, ясно говорил
И мысли все прозрачно доводил:
- «Вам всем известно прозвище - Брайхан,
И многое о нем известно вам.

Вы также знаете, что он не голова,
Ведётся здесь серьезная игра.
Брайханов всех, увы, не перечесть,
Их нет, пожалуй, точно только здесь,
Да в городе, что назван «Город Грез»,
Туда они не смеют сунуть нос.
Но есть над ними главный душегуб,
Он, как родной отец им, очень люб.
Они его боятся и хранят,
Его испепелить их может взгляд.
А звать его по ихнему - Златан,
Он очень зорко пригляделся к вам,
Ведь вы его приблизите конец
И полетел на землю вмиг гонец,
Что для Брайхана словно генерал,
А тот ему задание отдал:
Вас как угодно, только загубить.
Но мы успели всех предупредить.
Ах, сколько было у Злотана зла,
Когда узнал он, как идут дела.
И потому, сегодня все вы здесь,
Чтобы Златан от злости лопнул весь.
Лишь, только вы исчезли, в тот же час,
Златан отдал послушникам приказ,
Искать по всей вселенной день и ночь,
И всех привлечь, кто сможет лишь помочь
Найти и уничтожить в тот же миг,
И не успели, чтобы проронить и крик».
- «За что же их не любит так Златан?»
Спросил Аю уже об этом сам.
- «Не любит?- Это сказано легко»-
Сказал Яри:– «Смотрите глубоко,
Они все столько натворили зла,
Такие были страшные дела,
Что им прощения вовеки не найти.
С добром пересеклись у них пути,
А свет тот шел, когда летел олень
И дети родились в тот самый день.
Свет сделал половину, но они
Через недели, месяцы и дни,
Должны все силы до конца отнять
И во вселенной злобу всю унять.
Вот потому и бесится Златан,
Предчувствуя свой час последний сам.

***

Детей мы спрятали средь джунглей и лиан,
Сатану ложный путь тогда был дан.
Путем тем были наши Край и Кри,
Ведь родились тогда же и они.
И как Златан достать их не хотел,
Но в Город Грез он сунуть не посмел,
Свои ручища, смертью что разят,
Издалека бросал лишь злобный взгляд.
А Мэл и Джи тем временем росли,
И радость всем нам этим принесли.
Хранился в страшной тайне тот секрет,
Что через годы вышел лишь на свет.
Вот тут взбешенный понял всё Златан,
Не захлебнувшись чуть от злости сам
И потому Цвиана в этот час,
В объятия всех принимает вас.
Цвианы во вселенной нет нигде,
Создание подобное Земле.
Мы создали среди далеких звезд,
Утерли тем Сатану, скажем, нос.
Пускай по свету носятся они,
Экран скрывает ночи все и дни,
Планету, что Цвианою зовут,
Её они вовеки не найдут.
А если даже встретят на пути,
Им не позволит вновь экран уйти.
Ведь он невидим, значит встреча с ним,
Погибелью предстанет им самим,
А попросту уж если говоря,
То разобьются здесь они, друзья,
Так не поняв и сами, отчего,
Экран такой и создан для того.
Его мы открываем лишь тогда,
Когда летят друзья одни сюда.
Сигнал даёт чудесный Город Грез,
Родился так огромный этот мост».

***

Подумав, задал Джи Яри вопрос:
- «Утерли вы Златану точно нос,
Но одного я только не пойму,
Мне даже, как-то чудно самому,
Как можем мы Сатана победить?
И чем ему мы сможем навредить?
Какие ж силы нужно возыметь,
Чтобы поверженным Сатана нам иметь,
Со всей прислугой вечно, что при нем?
Как путь, скажите, мы к нему найдем?»
- «Вопрос достойный Джи сейчас задал,
Но я его конечно ожидал»-
Сказал с улыбкой доброю Яри.
- «Ну что ж, открою тайны я свои:
Все слышали вы про колодец зла,
Где сотни лет вся нечисть провела.
Они боятся вновь туда попасть
И потерять свою навечно власть.
Колодец расположен на Земле,
Но неизвестно где он, даже мне.
Когда я их оттуда выпускал,
Что обернется так вот все, не знал,
Хотя о том Батоно говорил,
Но я поверил им и отпустил.
Они же все замыслили вперёд
И спрятали тогда колодец тот.
Значения тому я не предал,
За ними ничего не проверял.
Когда же явно стало это все,
Проверил место я недавно, где ещё
В колодец вход проклятый этот был,
С которого я всех их отпустил.
Увы, на месте входа не нашел,
Затем, почти всю землю обошел,
Его не обнаружил я нигде,
Он может быть, скажу я вам, везде.
Но отыскать колодец тот теперь,
Ни человек не может, и ни зверь,
Где он, не знает даже и Златан,
Об этом говорю я точно вам.
Он стёр из памяти то место навсегда,
Чтобы не проболтаться никогда.
Чего не знаешь, выпытать нельзя,
Вот так всё было, милые друзья.
А завтра я продолжу свой рассказ,
Вам отдыхать пришел давно уж час.
Петух, гостей скорее проводи,
По спальням их, горластый, разведи.
Пусть отдыхают, время есть у нас,
Ты ж стереги их, не смыкая глаз».

***

Оставшись с Ваном, говорил Яри,
Что вовремя детей они смогли
Доставить на Цвиану, и теперь,
Златан взбешен, как разъяренный зверь.
А в бешенстве ошибок допустить,
Он много сможет, и не упустить
Они должны, хоть самый малый шанс,
Чтобы в любой благоприятный час
Использовать их к выгоде своей,
Пускай Златан становится слабей.
Всё то, за чашкой чая обсудив,
Они решили, что Мэл с Джи двоих,
А вместе с ними милых Край и Кри,
Всех нужно в планы посвятить свои
И продолжать наукам их учить,
Чтобы Сатана вместе победить.

***
Златан сидел на туче грозовой,
Весь в чёрном и уродлив сам собой,
Он в одиночестве о чём-то размышлял
И ничего вокруг не замечал,
Как во вселенной потерять юнцов
Смогли его армады стервецов,
Они исчезли, словно, в никуда,

Такого не случалось за года,
Что правил злом он, сидя в небесах.
И на Златана вдруг нахлынул страх,
То, что неведомо, бедой всегда грозит.
Брайхану нужно нанести визит,
Пусть отчитается за все свои дела.
Его нерасторопность довела
Пусть получает то, чего хотел,
Мальчишек если упустить сумел.
И с тучи грозовой спустивши гром,
На землю опустился он на нём.

***
Брайхан в пещере был совсем один,
Задача вдруг предстала перед ним,
Найти и обезвредить Мэл и Джи,
Но вот исчезли в никуда они.
Он на ноги поднял кого лишь смог,
Добиться результата лишь не мог.
И вот теперь Мирзану ожидал,
Её уже давненько он позвал,
Но тысячи нашла она причин,
Не появиться чтобы перед ним.
Давным-давно обидел он ее,
Ей показав могущество свое,
И с нею власть тогда не разделил.
Но он тогда силен безмерно был,
Все на земле прекрасно очень шло,
Но время это вот теперь прошло
И вот её он терпеливо ждал.
Одно он точно о Мирзане знал,
Что всё равно она к нему придет,
Лишь только в деле выгоду найдет.
***
И вот в пещере тысячи теней,
Со свитою свирепейшей своей,
Мирзана появилась в поздний час,
На небе солнца свет когда угас.
Она была серьёзна и строга
И дело взяв, так скажем, за рога,
Промолвила Брайхану: – «Поздний час
Смогла прийти к тебе я лишь сейчас,
Так, знаешь ли, на свете много дел.
Хотя посыльный срочно прилетел,
Увы, прийти я сразу не смогла,
Дела, дела, вся жизнь одни дела.
Ну, что за срочность? Слушаю, Брайхан.
Мирзана боль уже забыла ран,
Что ты когда-то грубо ей нанёс,
Прошло с тех пор немало чёрных гроз.
Но стало видно солнце побеждать,
Меня ты просто так не станешь звать.
Проблема, видно, сложная твоя,
Раз ты решил позвать опять меня?»
Брайхан сидел и слушал эту речь,
Готов он был ей голову отсечь.
Мирзану он ужасно не любил,
Ведь у неё так много было сил,
Что всё на свете знать она могла.
Была система ею создана
Шпионская такая, что ему
Нужна была сейчас и самому.
Усилием улыбку натянув,
Он руки ей навстречу протянув,
Сказал:« Ну что ты, что ты, не беда,
С тобою рад я встретиться всегда.
А прошлое давно пора забыть,
Не вечно же вражде меж нами быть.
Да, много света стало на земле,
Он тоже ведь не нравится тебе.
И возникает лишь один теперь вопрос,
Как прищемить Яри скорее нос.
Пускай не лезет в наши он дела,
Болит моя об этом голова.
Ты помнишь про колодец? Ну так вот,
Его никто на свете не найдет,
Ведь где он, я не знаю тоже сам,
Но вот беда опять крадется к нам,
Найти его мальчишкам двум дано,
Предание то знаешь ты давно.
И вот, они явились, и Яри,
Откроет скоро тайны им свои.
Меня Батоно попросту провёл,
Иначе в заблуждение завёл.
Я не за теми столько лет следил,
Потратив много времени и сил,
И есть у нас задача лишь одна,
Не испытать колодца чтобы дна,
Найти мальчишек нужно, и убить,
И навсегда об этих днях забыть.
Вот для чего тебя я и позвал,
Я по вселенной всех уж разослал,
Но результатов, как и прежде, нет,
Я уж в пещере ощущаю свет».
- «Брайхан, Брайхан, ну что ж ты право так,
Не смог решить такой простой пустяк.
К Яри мальчишек этих допустил,
Ведь у него, ты знаешь, много сил
И только лишь колодец он найдет,
Он всем тогда скомандует – вперед!
Настанет время страшное для нас,
В колодце мы очутимся тот час.
Не знаю даже, чем сейчас помочь,
Мой разум видит пред собою ночь.
Ну ладно, будем думать и решать,
Иголку во вселенной как искать,
Отряды все мобильные свои,
В ближайшие уже отправлю дни.
Ты ж обо всём мне сразу сообщай,
Ну а теперь, я ухожу, прощай!» -
И тут же растворилась в темноте,
Не утонув в прощальной суете.

***
Златан, спустившись с тучи грозовой,
Что землю затопила всю водой,
Влетел к Брайхану, словно ураган,
Он был спокоен, словно камень, сам.
Брайхан визита этого не ждал,
Увидев вдруг Сатана, задрожал.
Он знал, что просто так, тот не придёт
И значит, лишь плохое его ждёт.
Мирзана вот успела улизнуть,
Ей доложили, видно, что-нибудь,
Раз быстро распрощалась так она,
Из хитрости она вся создана.
- «Ну что, Брайхан, зарвался ты совсем,
Похвастаться не можешь ты ничем.
Ты голову, как видно, потерял,
А я тебе безмерно доверял.
На главную отправил из планет,
Да толку от тебя вот, что-то нет,
Да как ты мог мальчишек упустить?!
Тебя могу я в этом лишь винить.
Кого вокруг себя ты понабрал?
А мне, что все отлично, только врал.
Всё развалил, так не пройдет и год,
Из под контроля вся земля уйдёт.
Что делаешь?! Скорее отвечай!
Да прикажи подать мне крепкий чай,
Такой он вкусный только на земле.
Об этом точно я скажу тебе».

***
Брайхан, трясясь, Сатану рассказал,
Что он за это время предпринял.
Златан одобрил, что Мирзану он
Привлёк, хотя и был тем удивлён.
Но виду, как обычно, не подал,
Брайхана он давно отлично знал.
Ему лишь только вожжи отпусти,
Он может тут же в сторону уйти.
Докладывать велел три раза в день
Ему про все, и быть, как будто тень
У всех, кто Мэл и Джи сейчас искал,
Чтобы никто покоя впредь не знал,
Пока мальчишек этих не найдут,
Вселенную хоть всю перевернут.
Брайхан в ответ лишь головой кивал
И на Златана глаз не поднимал,
Глаза на свой направив длинный нос,
Он думал:– « Кто тебя ко мне принёс
И так мне тошно от мальчишек тех,
Благоволит повсюду им успех,
А тут еще Златана принесло.
Будь проклято такое ремесло,
Которое приносит лишь беду,
И под Златана нужно дуть дуду».
Он думал так, но головой кивал,
Златан уж третий чайник допивал,
Нахваливая изумрудный чай,
И думал:– « Головой Брайхан качай,
Я знаю, согласишься ты со всем,
Но будешь недоволен этим всем.
Мечтаешь ты о месте о моём,
Становится уж тесно нам вдвоём.
Ну, ничего! Найдём лишь Джи и Мэл,
Я сделаю с тобою, что хотел.
Отправлю, где Макар телят не пас,
Подальше, да подальше с моих глаз.
Тебе урок я этот преподам,
Посмотрим, как покорчишься ты там!»
Допив четвертый чайник, встал Златан,
Брайхану говоря:–« Понятно вам,
С прислужниками делать что сейчас.
Так, не забудь звонить, хоть сотню раз,
Как двигаются поиски Мэл с Джи,
Уйми свои коленки, не дрожи.
Ну, всё, удачи, ждут меня дела».
И не роняя дальше уж слова,
Златан, как появился, так исчез,
Лишь молния пронзила темный лес.

***
А на Цвиане время зря не шло,
Всё складывалось очень хорошо.
Показывал Цвиану целый день,
Ребятам Ван и было им не лень,
Везде, где только можно побывать,
И множество вопросов задавать.
Планета эта чудною была,
Везде росли деревья и трава,
Окрашенные в синие тона,
Всё синее, травинки и листва,
Вокруг цвели прекрасные цветы,
Нигде не видно было пустоты.
Свисали ветви полные плодов,
Невиданных, диковинных сортов,
Как будто сливы крупный виноград,
Что удивлял неискушенный взгляд.
Там было изобилие всего,
Казалось, не забыто ничего,
И дыни, и арбузы и хурма,
Лежали тыквы, будто бы дома.
По небу золотистому слегка,
Оранжевые плыли облака.
И среди этих красочных картин,
Они не повстречали тех машин,
Которыми был полон Город Грёз
И удивленный Джи задал вопрос:
- «А кто же здесь за этим всем следит?
Ухоженное всё вокруг на вид,
А вот машин не вижу я нигде».
Сказал тут Ван:– « Отвечу я тебе,
Здесь делается всё, как в старину
И потому машины ни к чему.
Лишь для тяжелых есть они работ,
Поэтому, твой взгляд их не найдёт.
Растения здесь очень берегут
И никому в обиду не дают,
Вручную обрабатывая их
Добились результатов вот таких!»
По паркам, по аллеям, по садам,
Водил их Ван и удивлялся сам,
Как можно вместе это всё собрать,
Да и к тому же обо всём всё знать,
Когда удобрить, и когда полить.
И про себя подумал:– « Так любить
Растения, как видно, не пустяк,
Не вырастут они ведь просто так».
И незаметно вечер подошел,
Петух в далёкой роще их нашел.
- «Пора, пора, пора уже домой,
А то ушли в цветочки с головой.
Уж скоро будут ужин накрывать,
К нему нельзя никак нам опоздать,
А то за вас расстроится Яри»-
Сказал петух и пёрышки свои,
От возбуждения, на шее приподнял,
Когда сидение водителя занял.

***
В отличном настроении к Яри
Добраться очень быстро все смогли.
Хотя автомобиль петух не гнал,
Суровый нрав Аю уже он знал.
Поужинали дружною семьёй,
Нахваливая блюда меж собой.
Яри тогда продолжил свой рассказ,
Все слушали, не опуская глаз,
Простого, очень мудрого Яри,
Что тайны раскрывал им все свои:
- «Так вот, друзья, колодец спрятан, но
Есть, в общем, обстоятельство одно,
Которое раскроет тот секрет,
Что спрятан уже много, много лет.
О том подозревает и Златан,
Он от того не равнодушен к вам
И хочет во вселенной вас найти,
Чтобы закрыть к колодцу все пути.
Но он не знает про один секрет,
Которому цены, пожалуй, нет.
Про чудотворный, розовый алмаз,
Что сможет привести к колодцу нас.
Хранится он уж много, много лет,
В том месте, что надёжней в мире нет,
Искусственный мы выстроили грот,
А вход в него Нианги стережёт.
Он эту тайну сотни лет хранит
И попусту ни с кем не говорит,
Он грозен очень, но в душе добряк,
Но никогда не попадёт впросак.
Он пустит в грот, поверьте, лишь меня,
Алмаза тайну вечную храня.
И вот настал тот долгожданный час,
Открыть секрет вселенной и для вас.
И пусть еще немало дней пройдёт,
Когда минута славная придёт.
Ведь нужно подготовить вас к тому,
Что неизвестно в мире никому,
Использовать как розовый алмаз,
Чтобы его пронзающий всё глаз
Нашел колодец, нас к нему привёл
И навсегда под злом черту подвёл».
Сидели все, не закрывая ртов,
Яри, как видно был к тому готов
И рассмеявшись, дружески сказал:
- «Вы удивились, да я так и знал,
Не каждый день услышать суждено,
Что вам такое вот предрешено.
Ну, ничего, мы справимся друзья,
Иначе просто нам никак нельзя».
И тут вопросов тысяча нашлось,
Яри тогда не просто довелось,
Не успевал он отвечать уже на них,
Но постепенно тот пожар утих,
Усталость побеждала и опять,
Компания отправилась вся спать.
По – своему, то каждый представлял,
Какой же он алмаз, средь белых скал,
И что за силу он в себе хранит,
Секретом если вечности покрыт.

***
Мирзана собрала бывалых крыс,
Что знали в мире верх и знали низ,
В огромном подземелье, где они
Встречали все в решающие дни.
Со свитою своей она была
И каждому охраннику дала
Задание, снаружи охранять,
Пока они там будут заседать.
Проверив, что уже все собрались,
Вскричала лозунг: – «Нас поберегись!
Мы в этом мире всюду и везде,
Мы в воздухе, на суше, и в воде!»
Все прокричали это пару раз
И лишь затем весь этот шум угас.
Мирзана изложила дела суть,
На землю нужно Мэл и Джи вернуть.
Их, отыскав, где б ни были они,
Свои не пожалев на это дни.
Советовались долго, где и как
Найти песчинки эти - не пустяк.
Распределили роли меж собой,
В задаче этой, очень непростой
И только поздно ночью разошлись,
Когда на небо звезды поднялись.
Собранием решили, лучших всех
Отправить в поиск, чтобы был успех
И эскадрилью звездную поднять,
Вселенную всю нужно прочесать,
Чтобы найти, где б ни были они,
Мэл с Джи, а также с ними Край и Кри.

***

Десятки звездолётов взмыли ввысь
И каждым управляла пара крыс.
Мирзана не жалела ничего,
Добиться чтобы только своего.
Был задан каждой паре свой маршрут,
Награда тем, кто первыми найдут
Детей, уже обещана была,
Заманчива для всех была она.
Доволен был содеянным Златан,
Всё доложил ему уже Брайхан.
Мирзану он, конечно, похвалил,
Стараясь угодить, что было сил,
Сатану, чтобы был спокоен тот
И верил, что уж скоро час придёт,
Когда мальчишек смогут отыскать
И их затем достойно наказать.
Настрой у Крыс был просто боевой,
Давно охоты не было такой.
Вторая партия готовилась взлетать,
Планеты чтобы дальние достать.
В ней были звездолёты помощней
И в каждом звездолёте пять мышей.
Обслуживали технику и крыс
Смотрели, что на тех лишь сверху вниз,
Считая недостойными себя
Мышей, сказать по правде говоря.

***

Напрасно был уверен в том Яри,
Слабее, что Златана корабли.
Собрал Златан с галактик мастеров,
Нашлось не мало изгнанных умов,
За всякие недобрые дела
К предательству, чья жадность довела.
Они сто лет трудились день и ночь,
Усталость за подачки гнали прочь
И выстроили тоже корабли,
Что бороздить галактики могли.
Горд кораблями очень был Златан,
Но вот защитный им никак экран
Не удавалось сделать до конца,
Два инженера, полных подлеца,
Все время обещали, что они
В ближайшие его окончат дни.
Но время шло, а результатов нет,
Златан экрана ждал немало лет
И в бешенстве ученых тех убил,
Вот лишь экран он так и не добыл.
Потом над этим очень горевал
И новых исполнителей искал,
Но время дорогое потерял
И без экранов корабли гонял.
Он знал, что есть экраны у Яри,
Боялся за свои он корабли.

***
Алмаз светился розовым огнем,
Яри ребятам говорил о нем,
Но превзошел фантазии он все,
Свет разливался от него везде.
В огромном гроте каждый уголок,
Так освещал он, что иголку мог,
Найти любой, лишь только б захотел,
Такую силу тот алмаз имел.
Мэл с Джи, Край с Кри, Яри и с ними Ван,
С утра, успевший съездить по делам,
Пришли алмаз чудесный посмотреть,
Узнать его могущество успеть,
Чтобы уже в решающий момент,
Не проводить, спеша, эксперимент.
Нианги, что алмаз тот охранял,
Внимательным всех взглядом изучал.
Яри и Вана он отлично знал,
А остальных настороже принял.
Но постепенно стал спокоен он,
Их добротой и чистотой сражен.
Остался он у входа, как всегда,
Чтобы войти никто не смог туда,
Где тайною покрыто было все,
Нианги дело прочно знал свое.
- «Ну, вот он и всевидящий алмаз»-
Сказал Яри: – «Он изучает вас,
Смотрите только прямо на него
И не старайтесь скрыть вы ничего.
Любую хитрость, сразу он поймет
И мысль любую в голове найдет.
Смотрите! свет становится сильней,
Хороший знак, ну, будьте веселей,
Алмаз вас принял, он подвластен вам
И светом говорит об этом сам.
Так слушайте внимательно друзья,
Вы то, о чем скажу сейчас вам я.
Как видите, алмаз совсем не прост,
К вам строит он теперь чудесный мост,
Что в мире пониманием зовут,
Его когда-то в мире все найдут.
Когда он засияет, то для вас,
Наступит самый важный в жизни час,
Откроется вселенная вам вся
И вы должны тогда, мои друзья,
Колодец тот проклятый отыскать.
Для этого, сейчас вам нужно встать
Вокруг алмаза, с четырех сторон,
Тогда лишь действие свое окажет он.
Возьмитесь за руки, создав собою круг,
Забудьте обо всем, что есть вокруг.
Алмаз покажет то, что нужно нам,
Вставайте же, я очень верю вам.
Колодец если только мы найдем,
То зло на этом свете изведём».

***
Алмаз еще сильнее засиял,
То значило, что нужный миг настал.
Все встали по назначенным местам,
Руководил Яри всем этим сам.
Вот взявшись за руки, создали круг они,
Яри сказал: – «Алмаз, не подведи!».
Глаза закрыли и умчались вдаль,
Очистились все мысли, как хрусталь,
В глазах поплыли яркие круги,
Что с каждою секундою росли.
Круги те были радужных цветов,
Они как будто плыли с детских снов,
Что сказочною прелестью полны,
Среди ночной зовущей тишины.
Вдруг всё исчезло на короткий миг,
Затем пред ними океан возник.
Огромные, где плыли корабли,
Потом видения в пустыню увели,
Где был вокруг везде один песок,
Лишь саксаула слабенький росток.
Среди песка пытался прорости,
Как будто говоря ему: – «Пусти».
Сменилось снежной все пустыней вмиг,
Где путника никто не слышит крик.
Затем, как море виделись леса,
Где птичьи раздавались голоса
И наконец, они попали в край,
Который для Мэл с Джи был словно рай.
Знакомо было всё до мелочей,
Дома, деревья, среди мха ручей,
И хлеба свежего душистый аромат,
И любящий прекрасный мамин взгляд.
Но дальше, дальше их алмаз ведёт,
И вот поляна буйно, что цветёт.
Поляна расставаний их и встреч,
Что в памяти они смогли сберечь.
Но что такое!? Разошлась трава,
Их над поляной сила подняла,
А сверху видно черную дыру,
Все стало не похоже на игру.
То был колодец, спрятанный навек,
Что не найдёт ни зверь, ни человек.
Не видно было у колодца дна,
Как будто бездна виделась сама.
А на краю её седой старик
Сидел и головой на грудь поник,
Но вот он вдруг на небо посмотрел
И пару фраз всего сказать успел:
- «Запомните, колодец этот здесь!
Запомните, и мир спасёте весь!»
Видение исчезло, как пришло
И стало Край и Кри нехорошо.
У них кружились головы и их
Пришлось поддерживать - сестрёночек двоих,
Пока у них кружение прошло
И снова равновесие пришло.
-«Ну, что вы видели?- Спросил, волнуясь, Ван.
-«Что показал алмаз? Скажите нам.
Где это место? Где его искать?
Скорее поспешите рассказать».
Но тут вмешался в разговор Яри:
-«Мэл помолчи, и Джи, не говори,
Кто знает, сколько в мире есть ушей,
У всяческих букашек и мышей.
Вот карандаш, а вот готовый лист,
Как видите, он белоснежно чист,
На нём вы напишите нам о том,
Где скоро мы колодец тот найдём.
И нарисуйте поскорей чертеж,
Пускай он будет не совсем хорош,
Нам лишь бы только место распознать,
Где зла колодец можно отыскать».

***
Мэл молча тут же всё нарисовал
И тщательно то место описал.
Яри прочёл, а вместе с ним и Ван.
- «Ну что Мэл, Джи, не зря я верил вам»-
Сказал Яри и тут же сжёг листок,
Его увидеть, чтобы враг не смог.
- «Ну что ж, теперь пойдемте отдыхать,
Алмазу нужно должное отдать.
Пускай и он подольше отдохнёт,
Ведь скоро, скоро час его придёт,
Когда он снова будет нужен нам.
Нианги грот опять закроет сам.
Под руки девочек возьмите и пойдём,
К алмазу скоро снова мы придём».
Уселись все опять в автомобиль,
Бурдай ворчал:-« Вези скорей нас,”гриль,”
А то уже так хочется поесть,
Что хлеба корку я сочту за честь».
Он в грот со всеми вместе не пошел,
Что их и так достаточно нашёл.
Приехав, все покушали, и спать,
Аю же всех остался охранять.
Хотя Цвиана в куполе была,
Но могут статься всякие дела
И потому детей он охранял,
И даже мух от них он отгонял.










Часть четвёртая



Розовый алмаз
















***
Летели на Цвиане быстро дни,
Разнообразны были все они.
Сопровождал ребят повсюду Ван,
Что взрослым был совсем не по годам.
Рассказывал частенько им Яри
Историю, прошедшую Земли.
Когда на свете что произошло
И безвозвратно, что уже ушло.
И появилось множество друзей
Среди Цвианских озорных детей.
Привычным становился их язык,
Но расставаться приближался миг.
Готовили к полёту звездолёт,
Что в Город Грёз их снова повезёт,
На этот раз с алмазом и с Яри,
Что планы все не раскрывал свои.

***
И вот настал уже отлета час,
У Вана слёзы капали из глаз,
Петух горланил, что хватало сил,
Что он детей так сильно полюбил.
И бросить он готов своё авто,
Не улетал лишь только бы никто.
В большом секрете погрузив алмаз,
Его скрывая от ненужных глаз.
Все пассажиры сели в звездолёт
И стартовали в дальний перелёт,
Но был теперь корабль не один,
Ещё четыре следовали с ним.
Оружием, что были снащены,
Как никогда и для врага страшны.
Такой вот их сопровождал эскорт,
Когда покинули они Цвианы порт.

***

Всё облетев и вдоль и поперёк,
Не знали крысы, как же взять то в толк,
Что цели не нашли они нигде,
К своей неописуемой беде.
Мирзану это стало всё бесить,
Она кричала: – «Так не может быть!
Такого места во вселенной нет,
Где можно спрятаться, хоть на один момент.
А может, я сошла уже с ума,
Не понимаю ничего сама!»
И отправляла снова верных крыс
Искать Мэл с Джи, в неведомую высь,
Но тщетно проходили день за днём.
И вот, Златан с Брайханом уж вдвоём
Мирзане нанесли теперь визит,
Подавлен был Брайхан совсем на вид.
Златан был зол, как тысяча чертей,
С горящих соскочили что углей.
Втроём собравшись, начали решать,
Ещё что можно дальше предпринять,
Но время только зря перевели,
Решить так ничего и не смогли.
Чуть-чуть не разругавшись меж собой,
Сидели каждый, просто, сам не свой,
Но тут раздался за дверями крик,
Ругался стражник, уж почти старик.
Он совершенно был уже седой,
Но бодр еще и с умной головой.
- «Куда ты прёшь? Сейчас не до тебя!» -
Но далее спокойно говоря,
Кого-то прогонял он от дверей,
Во всём царице преданный своей,
Пришедший же совсем не уступал.
Привлек внимание Мирзаны тот скандал,
Она велела двери распахнуть,
Пришедшего, к ногам её впихнуть.
А это был один её пилот,
Твердил он, что Мирзану новость ждёт.
И отдышавшись, начал свой рассказ,
Вставляя очень много лишних фраз:
-«Мирзана, верный я тебе слуга,
Была моя дорога так долга,
Что говорить едва хватает сил,
А тут еще охранник не впустил.
А дело в том, что тысячи планет
Мы облетели, но нигде их нет.
Найти Мэл с Джи нигде мы не смогли,
Лишь только зря горючее сожгли.
Но вот, вчера был задан нам маршрут
Туда, где даже черти не живут.
Летели долго мы и ничего вокруг,
Как ниоткуда появились вдруг
Пять кораблей, огромнейших таких,
Что раздавить могли нас в каждый миг.
Откуда появились, не поймем,
А мы чуть не разбились там вдвоём.
Летим, и ничего нет впереди,
Тут я сказал напарнику: « Веди
Сам звездолёт, посмотрим, что к чему»,
И управление я передал ему.
Мы только стали разворот давать,
Так боком стукнулись, нельзя ни сесть, ни встать.
В какую то преграду впереди
Из-за неё и вышли корабли.
Один, как видно, пассажиров вёз,
А остальные, как шипами роз,
Утыканы орудиями все.
Нам стало тут совсем не по себе.
Мы вызвали ближайший звездолёт,
Который их издалека ведёт,
А сами полетели прямо к вам» -
Сказал пилот и наземь рухнул сам.

***
-«Вот это новости, ну хитрый же, Яри,
Он обманул нас снова, посмотри.
И видно, что-то новое создал,
Что даже ты, Златан, о том не знал.
Мы по вселенной рыщем день и ночь,
А он над нами подшутить не прочь.
Я знаю, путь он держит в «Город Грёз»,
Он, видно, что-то важное повёз,
Раз взял себе в охрану корабли,
Что видеть мои слуги там могли.
Ну, что, Златан! настал теперь твой час,
Отдам в залог тебе я правый глаз.
Что ожидает нас теперь? Успех!
Так, поднимай Златан скорее всех.
Перехватить их нужно на пути,
Пока до города они будут идти.
Свои ты звездолёты поднимай,
На перехват скорее посылай!»-
Мирзана возбуждённо изрекла,
При этом лишь картавила слегка.
Златан, не медля, тут же дал приказ,
Большие корабли поднять тотчас,
Оружием, что были снабжены,
Сейчас другие были не нужны.

***

Полёт пока спокойно проходил,
Хотя, разведчик и замечен был.
Уверенно летели корабли,
Их капитаны знатные вели.
Они заметили, что мини крысолёт
Сменился, быстро улетев вперёд.
Все поняли, что он летит туда,
Где, от утра до нового утра,
Мечтают о поимке Мэл и Джи,
Рисуя там расправы миражи.
Яри сказал: – «Ну, что ж, приходит час,
Где будут испытания для нас.
Увы, не успокоится Златан
И снова помешать захочет нам.
Защитный подготовьте же экран,
Я точно сто процентов даже дам,
Что скоро он устроит перехват,
Не повернёт теперь уж он назад.
Но мы сильней намного и ему
Алмаза не увидеть по сему!»
Готовы были к бою корабли,
Их командиры лучшие вели.
Готовые к опасностям любым
И ни по чём всё в мире было им.


***
Златан поднял десяток кораблей,
Хотя, они и были послабей
Тех, что летели в славный «Город Грёз».
Златан в себе надежду всё же нёс,
Что десять, сила против четырёх,
А с пассажирским - даже против трех.
- «Достанем мы теперь уж точно их,
А главное, мальчишек тех двоих.
Вот только знать бы, что они везут
И в тайне преогромной берегут?
Ну, неужели в их руках алмаз,
Который выручал их столько раз?
А если так, то плохи все дела,
Алмаз найдёт колодец и тогда
Не сладко нам придётся, вот беда!
Летите, корабли мои, туда,
Где сможете вы их перехватить
И путь к вершине власти мне открыть»-
Так думал головой своей Златан
И видно было по его глазам,
Что он мечтает только лишь о том,
Как темнотой покрыть вселенной дом.

***
Приборы показали, что смогли
Приблизиться к ним близко корабли,
Которые послал на них Златан
И скоро уж предстанут их глазам.
И дал приказ тогда уже Яри,
Чтобы экран защитный возвели.
И возведён мгновенно был экран,
Невидим что приборам и глазам.
***
А корабли Сатана мчались вдаль,
Им в мире ничего было не жаль,
Лишь только бы Златану угодить,
Низвергнутыми чтобы им не быть.
Так размышляли капитаны кораблей,
Каких на свете не найти подлей.
Захватим только корабли Яри,
Подарки будут очень дороги.
Златан не пожалеет ничего,
Достали сильно видимо его,
Подумать только, десять кораблей.
На старте он орал: – «Скорей, скорей!
Попробуйте их только упустить,
Живыми вам минуты не пробыть».
Летели все они на перехват,
Но ничего не видел зоркий взгляд.
Молчали все приборы, ничего.
А может, крыс не видел никого,
А выслужиться только захотел?
Да нет, он так обманывать не смел,
Златан тогда его испепелит
Или в песок сыпучий превратит.
- «Рассредоточимся, наверное, вот здесь
Путь к городу мы перекроем весь»-
Сказал всем самый старший капитан.
- «Надежный здесь устроим им капкан,
Здесь даже мышь не сможет проскользнуть.
Ну, капитаны, в самый чёрный путь!»-
Напутствие такое он сказал
И от предчувствия наживы задрожал.
Ведь просто он был отроду - шакал,
Что слов, и то порядочных, не знал.
И замерли Златана корабли,
Они здесь вечность ждать Яри могли.
Ведь не было обратного пути
К Златану, без мальчишек Мэл и Джи.
Ведь сам Яри им был не по зубам,
Он был сильнее, даже, чем Златан.
Он мог быть сразу в тысячи местах,
Неся добро на праведных устах.
А вот мальчишкам дар такой не дан,
Летите же, летите в лапы к нам.

***
Приборы показали, что преград
Десяток, их пока не видит взгляд,
Но в «Город Грёз» проход уже закрыт.
А караван со скоростью летит
Такой, что столкновение для них
Последним может статься в тот же миг.
Как только вдруг оно произойдёт,
Никто потом уже их не найдёт.
Что делать? Приказал тогда Яри,
Остановить немедля корабли.
Ведь в этот миг увидели глаза,
Чего не видеть попросту нельзя.
Златановы в дозоре корабли,
Что их уже повсюду стерегли.

***

Светился светом розовым алмаз,
Мэл с Джи его уж трогали не раз,
Он отвечал им сказочным теплом,
Светясь от рук детей сильней потом.
- «Вот если б смог бы только ты, алмаз,
Нас выручить ещё и в этот раз,
Тебе бы благодарны были мы.
Пусть очень наши корабли сильны,
Но так не хочется вступать сегодня в бой,
Мне рисковать не хочется тобой.
Нельзя тебя никак нам потерять,
А что в бою случится, нам не знать!» -
Сказал Яри так, глядя на алмаз,
И свет алмаза будто бы угас.
Затем он засветился всё сильней,
Всех поражая мощностью своей.
Его усиливался очень быстро свет,
Решили все, что места лучше нет,
Чем от него подальше отойти.
Шептала Край: – «Свети алмаз, свети!»
И тут всех ослепил мгновенно свет,
Которого на свете ярче нет.
Когда же снова все пришли в себя,
Алмаз лежал, обычный свет храня.
С сопровождающих кричали кораблей
По связи: - «Посмотрите же скорей,
Златановы пылают корабли,
Чем вы достать, скажите, их смогли.
Мы видели лишь вспышку, а потом,
Корабль запылал за кораблём.
Открыт теперь нам в славный город путь,
Но, если можно, нам откройте суть
Того, что всё-таки произошло,
А то в неведении быть нехорошо».
- «Спокойно капитаны, в нужный час
Я вам поведаю, случилось что сейчас.

Ну, а теперь, готовьте корабли,
Чтобы сейчас же мы лететь смогли.
Но уж теперь, не в славный «Город Грёз»,
Хоть мы Златану прищемили нос,
Но он теперь, с Мирзаной за одно,
И кинет всё, что только им дано,
Чтобы покрепче город окружить
И нас велит повсюду сторожить.
Летим на землю, это выход наш,
Златан же ловит пусть теперь мираж!»
И караван на землю повернул,
Все корабли Златана обогнул,
Что догорали прямо на глазах,
Ни у кого не вызывая больше страх.

***

По связи сообщили в «Город Грёз»,
Какой Златан сюрприз им преподнёс
И что летят они теперь к Земле,
Везут подарки на ведущем корабле.
И чтобы все собрались в тот же день,
Когда закат еще не бросит свою тень.
В селении, где дом у Джи и Мэл,
И чтобы каждый вовремя успел.

***

Батоно был в раздумьи, лишь на миг,
Он понял, что заветный час настиг
И тут же стал команды отдавать,
Их, требуя, быстрее выполнять.

Взлетали звездолёты в небеса,
Сложна была задача и проста -
В прекрасный город не пустить врагов,
С каких бы не летели те миров.
И если нужно будет, в бой вступить
И их всех окончательно разбить.
Взяв самых мощных пару кораблей,
На Землю сам он вылетел скорей.

***

Поляна превратилась в звездодром,
Два корабля здесь сели, светлым днём.
Дрожала от их мощности земля,
И наконец-то, встретились друзья.
Батоно крепко обнялся с Яри,
Ему сказал он: – «Что ни говори,
А кажется, желанный час настал,
Когда добра свободный дух восстал».
К нему прильнули нежно Край и Кри,
Они сдержать всю радость не смогли.
Мэл с Джи, Маймуни понеслись в село,
Оно уже в движение пришло.
Забрали папу с мамой и опять,
К поляне нашей принялись шагать.
За ними всё селение пошло,
И к удивлению там корабли нашло.
Со всех сторон всё прибывал народ,
Все собрались, и Лу, и дикий кот,
Харуши, и бывалый Самохруш,
Окаритун, Заряна, сотни душ,
Бурдай, что, все же, встретился с Аю
И в нём признал далекую родню.
***
Шесть кораблей летели в небеса,
Все капитаны были на местах.
-«Кто знает, может быть Златан
Пожаловать сюда захочет к нам,
Ему придется славный дать отпор»-
Сказал Чибрако, поднимая взор -
-«Смотрите в оба, скоро час пробьет
И во вселенной зло навек умрет».

***

Известий никаких не получив,
Златан, всю злость на волю отпустив,
Поднял все остальные корабли,
Какие только двигаться могли.
Послал он их с атакой в «Город Грёз»,
Считая, что Яри алмаз довёз
В могучий город и теперь, лишь, ждёт,
Когда на землю двинется вперёд.
Он город приказал атаковать
И никого на Землю не пускать.
Все корабли умчались в тот же час,
Златан метал же молнии из глаз,
Не зная, что его в дальнейшем ждёт,
Победу или гибель он найдёт.

***

Вступили в бой Златана корабли,
Ведь знать их капитаны не могли,
Что ни Батоно нет, и нет Яри,
Они дела уж на земле вели.
Оставив под защитой «Город Грёз»,
Тем утерев опять Златану нос.
Защитники их встретили тот час,
Такою мощью, что потом не раз
Вселенная тот вспоминала день,
Когда от взрывов наплывала тень
И закрывала солнышка лучи
Не так, что становились горячи.
Та битва не один продлилась час,
На штурм эскадра кидалась не раз.
Но получали лишь всегда отпор,
Как будто, скалы неприступных гор,
Сражались капитаны кораблей
За город, что не видели светлей.
И таяли эскадры, словно снег,
Не получая ни на миг успех.

***
В то время, как случился этот бой,
Прекрасною вечернею порой,
Все те, кто на поляне собрались,
Не мешкая, за дело принялись.
Командовал всем действием Яри,
Познания всем показав свои.
Определив, где был колодец зла,
Сказал для всех он странные слова.
Вокруг колодца загорелся круг
И обнажил его без всяких мук.
Затем поставил четверых детей
И каждого со стороны своей.
Мэл – Юг, Джи – Запад, Край – Восток,
У Кри же Север лёг у самых ног,
Затем еще образовался круг,
Из всех друзей знакомых и подруг,
И, наконец, все жители села,
Не тратя даже лишние слова,
Образовали третий тесный круг,
Что больше был намного первых двух.
Батоно в центре был, а вместе с ним Яри,
Они ведь таинство все годы берегли,
И вот теперь, в решающий момент,
Который ждали много, много лет,
Ответственность всю взяли на себя,
От скверны чтоб избавилась Земля.
В руках Яри был розовый алмаз,
Притягивал который сотни глаз,
Все замерли, в решающий тот миг,
Когда среди детишек четверых,
Яри алмаз на землю положил,
И тут алмаз, как будто бы ожил,
Он выпустил слепящий длинный луч,
Пронзить что мог собою сотни туч,
И медленно затем вращаться стал,
Но обороты быстро набирал.
Затем он оторвался от Земли,
Лучи повсюду разбросав свои,
Вокруг всё осветилось в сотню раз,
Казалось, засверкает всё сейчас.
С алмазом же вращались все лучи,
Что не были на диво горячи,
Они ласкали теплотой своей
И их нельзя найти было нежней.

***
Алмаз всё поднимался над Землёй,
Лучей бросая сотни пред собой,
Все выше, выше, а потом затих,
Под купол, взяв детишек четверых.
(Яри с Батоно вышли в круг второй
И внешне сохраняли свой покой,
Конечное же, волнуясь и внутри,
Все вспоминая прожитые дни.)
И вместе с куполом он стал их поднимать,
Теперь, им довелось уже стоять
На люке, что со скрипом поднялся
С таким, что содрогнулась вся земля.
Алмаз тянул тот люк из под земли
И с облегчением вздохнул тогда Яри,
Когда колодец был уже открыт,
Его ужасным оказался вид,
Нечаянно взглянул в колодец Мэл
И удержаться лишь едва сумел,
Чтобы в колодец не свалиться тот.
Не видел кто его, тот не поймет,
Зияющая черная дыра,
Не видно, у которой, даже, дна.
А по бокам его пылал огонь
И вверх летела страшной силы вонь.
Вот люк алмаз на землю опустил,
Яри детей опять же попросил,
Встать по краям зияющей дыры,
Но спинами к дыре, чтоб не могли
Они в колодец этот посмотреть
И под ногами потерять земную твердь.

***

-«Всё кончено, пришёл нам всем конец» -
Сказал Златан, подавленный в конец,
На слуг теперь он больше не кричал,
А самому под нос себе ворчал:
-«Всё кончено, добились своего,
Яри не пожалеет никого.
Готовьтесь, а кто не был еще там,
Вдвойне не позавидую я вам.
Вы думали, что с вами я шучу,
Я от бессилья, просто, хохочу».
И тут раздался хохот, то Златан,
Дань отдавая прожитым годам,
Тем хохотом округу сотрясал,
Колодца кару он отлично знал.
Все сжались, понимая, что они
Теряют всё, что нажили за дни,
Что злостью обливали всё вокруг,
И вот теперь, замкнулся этот круг.
Неведомая сила их звала,
Содеянная ими сила зла,
Что невозможно было побороть,
Сопротивляться не могла которой плоть,
И ужас появляться стал в глазах.
Теперь они узнали, что есть страх,
Златан затих и телом весь обмяк,
И произнес: – «Какой же я дурак,
Ничтожества собрал вокруг себя,
И этим сам, по правде говоря,
Себя в ловушку эту посадил
И шанс последний тоже упустил».
И больше слова он не проронил,
Он жалок и ничтожен просто был.



***

Алмаз лучами выстроил трубу,
Вершившую всей нечисти судьбу,
Труба та сверху расширялась во сто крат,
И не было пути уже назад.
И стал алмаз вращаться все быстрей,
Всех, поражая красотой своей.
И тут раздались стоны и мольба,
Летела нечисть по трубе туда,
Откуда не вернуться никогда.
Просили все пощады, что есть сил,
Но их волшебный ветер уносил,
Который создавал собой алмаз
И сотням довелось увидеть глаз
Всю гадость, что бродила по земле
Все блага, создавая лишь себе.
Со всей вселенной собралась она,
Но победить уж больше не смогла.
Последним был подавленный Златан,
Он говорил: – «Не нужно, я и сам,
На дно колодца снова опущусь,
Но помните, настанет день, вернусь,
Когда забудете о том, что белый свет
Совсем не только в доброе одет,
Забудете и ошибетесь вновь.
Вернусь и растопчу опять любовь.
Сейчас вы победили но, увы,
Клянусь, пусть не сносить мне головы,
Найдутся те, что захотят вернуть
На землю зло, не зная жизни суть!»
И с этими словами он исчез
В колодце, что алмаз не зная вес.
Закрыл колодец люком навсегда
И приземлился медленно туда,
Подставил руки, где ему Яри
Батоно тоже протянул свои
И взяв его, отправились в село,
Что всех их с нетерпением ждало.

***

Событие то праздновали все,
Кого только не собралось в селе.
Огромный стол соорудили в миг,
Припасами съестными весь накрыв.
Сидели вместе братья Мэл и Джи,
А рядом с ними ясно - Край и Кри.
Батоно, папа с мамой и Яри,
Что отложили все дела свои.
Яри сказал торжественную речь,
Не став красивый голос свой беречь,
Чтобы его услышать все смогли,
Добро, что во вселенной сберегли:
-«Ну что, друзья, вот и настал тот час,
Мечтали о котором мы, не раз.
Сатана нет! Брайханы все в плену!
Мы выиграли славную войну!
Колодец - место лучшее для них,
Пусть не найдется больше вот таких.
Теперь мы станем по-другому жить,
Как прежде, крепко накрепко, дружить.
И радоваться жизни, и любить,
Друг другу дни счастливые дарить.


Добро нельзя на свете победить,
И сколько зла бы не тянулась нить,
Прерваться ей однажды суждено,
И это всем известно нам давно.
Сейчас я поднимаю этот тост,
За то, что мы нашли друг к другу мост,
И чтобы он стоял теперь в веках,
И находил, чтоб отражение в делах!»

***

Все много говорили в этот день,
Когда по небу пролетел олень.
Ведь были дни рождения у тех,
Через кого пришел ко всем успех.
У Мэл и Край, а также, Джи и Кри,
Они еще на годик подросли.
Желали им на свете всяких благ
И счастья, это тоже не пустяк.
Все радовались, что хватало сил,
Аю на всю деревню голосил
С Бурдаем песню, старую свою,
В родимом, что услышал он краю.
Маймуни нарядилась, как смогла
И очень привлекательной была.
Сидел с Чибрако рядом Самохруш,
За каждым тостом исполнялся туш.
Лу ребятишек по селу катал,
Харуши бутерброды уминал.
Всем было весело, и только дикий кот,
На этот раз не взял кусочка в рот.
Запомнил он тот вечер навсегда,
Когда страдал от болей живота.
Язык зверей все стали понимать,
Решили старое вовек не поминать.
Веселье было просто, хоть куда,
Радиограммы шли туда, сюда.
Окаритун поздравил сразу всех.
Заряна тост прислала за успех.
С Цвианы сообщение пришло,
Что и до них известие дошло,
О том, что больше нет на свете зла,
Что Ясамани бурно расцвела,
Собой украсив славный «Город Грез».
Гора, как прежде службу свою нес
И только слёзы капали из глаз,
Гора так радовался в жизни первый раз.
Карага сам на праздник прилетел
И о победе доложить успел,
Над той эскадрой, что Златан послал
И квас теперь спокойно попивал.

***

Серьезным был один лишь только Мэл,
Вопрос задать какой-то он хотел,
Что мучил долго видимо его
И вдруг не замечая никого,
Он обратился к самому Яри.
А тот сказал: – «Скорее говори,
На все вопросы я найду ответ,
Ведь выбора другого просто нет.
Сегодня день великий, потому
Отвечу я на все, ну хоть кому».
- «Скажите, уважаемый, Яри,
Я верю вам, что там не говори.
Батоно лишь однажды нам сказал,
Что вы невидимый, и долго я гадал.
Неужто, сам Батоно был неправ,
Такое представление нам дав?»
Смущаясь, говорил негромко Мэл,
Обидеть никого он не хотел.
- «Ну, что же, Мэл, Батоно не солгал
И я ведь это тоже не скрывал.
Я просто образ принял, что сейчас
Всем близок и понятен так для вас,
Но контролирую я весь огромный мир,
Он мне, друзья, поверьте очень мил.
Я вездесущ и в тысяче местах
Могу в умах быть, просто на устах,
В делах я очень редко наяву,
Когда лишь делу нужно самому.
Ну, что поделать, раз уж я такой,
Что должен сохранять везде покой».
Батоно головою вслед кивал,
Все о Яри один он только знал.
Эл выслушал и был, ну, очень рад,
Что взрослые лишь правду говорят
И побежал о том сказать другим,
Товарищам и спутникам своим.

***

Веселье не кончалось день и ночь,
Усталость словно улетела прочь.
Вот так закончилась история одна,
Про Мэл и Джи, что по себе сама
Приводит к размышлением таким,
Что миром управлять должно большим,
Лишь только очень светлое добро,
Которое к победе привело
Героев наших юных Мэл и Джи.
Об этом всем на свете расскажи,
Не нужно лгать друг другу никогда,
Ведь от обмана будет лишь беда.
Завидовать не нужно никому,
Тебе дано всё в жизни самому
И всех на свете сердцем полюбить,
И самому любимым всеми быть!


















Владимир Куталёв
«Мэл и Джи»
Авторские права защищены
в Каз Ак. 2006 г.
04.04.2022 00:35
СКОРЫЙ ПОЕЗД
Мчится жизнь, как скорый поезд,
Опоздаешь, не догонишь.
Пролетают полустанки,
Проплывают города.
Ты кому то не ответишь,
Позвонить порой не сможешь.
И окажется, что поезд,
Мчится этот в никуда.

Мчится жизнь,
Рельсы поезд вдаль уносят
Мчится жизнь,
И о стыки бьют колёса,
Мчится жизнь,
Без ответов все вопросы.
Что нас ждёт, что нас ждёт
Мчится жизнь
Сквозь метели и бураны,
Мчится жизнь
Не работают стоп краны.
Мчится жизнь
И сходить ещё нам рано,
Лишь набрал поезд ход.

Скорый поезд, скорый поезд,
Все мы сели в скорый поезд.
Светофор горит зелёный,
Всем счастливого пути.
Скорый поезд птицей мчится,
И нельзя остановиться.
Можно только на конечной,
Вечной станции сойти.

Много в мире судеб разных,
И тяжёлых, и прекрасных.
От попутчика нам друга,
Очень трудно отличить.
Дай нам Бог в купе с друзьями,
Что, проверены годами,
И делили беды с нами,
Ехать долго, не тужить.
26.03.2022 20:14
***
Любить, прощать и ненавидеть,
Всё в нашей жизни суждено.
Но день грядущий нам предвидеть,
Вот почему то не дано.
Не суждено найти ответы,
Пока не пробит будет час.
И так идём по белу свету,
Иль кто ведёт по свету нас?

Подчас сбиваем мы колени,
И локти раним до крови.
Всё из-за крошечных мгновений,
Манят, что ночи нас и дни.
Кого любовь, кого богатство,
Кого то просто интерес.
Готовы мы всю жизнь сражаться,
Кладя годов на плечи вес.

И не умеем мы иначе,
Уж так Всевышний создал нас.
У Бога просим мы удачи,
Кому на жизнь, кому на час.
А жизнь летит неумолимо,
И время лишь торопит бег.
А счастье вновь проходит мимо,
Пока в погоне человек.
26.03.2022 20:02
***
Забирают снова боги, оставляя нам тревоги,
Тех, кто был для всех живущих на земле незаменим.
Всё понять, конечно, можно, но принять нам невозможно,
То, что нет отныне с нами, кто сердцами был любим.
Остаётся только память, что до крика будет ранить.
Остаётся с нами память, лишь её нельзя отнять.
И пока мы можем помнить, кто ушёл все будут с нами,
И с небес они как звёзды, будут вечно нам сиять.
26.03.2022 20:00
«БРОДЯГА»
Липкий туман опустился,
Смутно видны фонари.
Он словно тень появился,
Сгорбивши плечи свои.
И промелькнув за мгновенье,
Тут же растаял во мгле.
Серой расплывчатой тенью,
Брёл человек по земле.

Бродяга, бродяга,
Куда идёшь бродяга?
Где светят мечты твоей огни?
Бродяга, бродяга,
Кто ждёт тебя бродяга?
С кем делишь невзгоды ты свои?

Старая мятая шляпа,
Плащ, что до самой земли.
Сумка из чёрного драпа,
Ветхие туфли в пыли.
Шёл он своею дорогой,
В мерзкий холодный туман.
А на душе лишь тревога,
Ветер полощет карман.
26.03.2022 19:58
Старый дом.
За окном бушует ветер, за окном гроза.
И сорвётся скоро с неба первая слеза.
За окном темно и пусто, осень за окном.
На дождинки смотрит грустно старенький наш дом.
Посидим мы у окошка рядышком с тобой,
На печи мурлычет кошка, дождь пошёл стеной.
Снова молния сверкнула, залпом грянул гром.
Нас судьба опять вернула в милый сердцу дом.

Милый дом, старый дом нас укроет всегда,
Здесь не сможет найти никакая беда.
Милый дом, старый дом обогреет теплом,
Так под крышей его хорошо нам вдвоём.

За окном несутся реки, лужи не пройти,
Дремота спустилась в веки, некуда идти.
Пусть свои расскажет сказки нам сегодня дом,
А мы в старенькие чашки чай себе нальём.
Шаль накинь себе на плечи и удобней сядь.
Будем с домом в этот вечер вместе мы мечтать.
У окошка просидим мы до утра вдвоём,
Хорошо, что есть на свете старенький наш дом.
26.03.2022 19:56
***
Мой дед погиб под Ленинградом,
А кто убил его? Фашист!
Мне говорить теперь не надо,
Что он солдат, и значит чист.
Но он фашист, но он убийца,
Не дед пришёл к нему домой,
Чтоб кровью досыта напиться,
И мир покрыть фашистской тьмой.
Да, мы дедов своих не знали,
Их забрала у нас война.
Но нас бабули воспитали,
Что их восполнили сполна.
Они войну не коротали,
Сидя в безделье у печи.
Они все силы отдавали,
К победе делая ключи.
Был голод, холод, и работа.
И от рассвета до зари,
В тылу рабочая пехота,
Всё отдавала для войны.
Отец в шестнадцать лет неполных,
Ковал победу за станком.
А дома были брат с сестрёнкой,
Под продовольственным пайком.
Вы б посмотрели эти фото,
На измождённых тех людей,
Что отдавали всё для фронта,
Всё, ради Родины своей.
Как я могу простить фашиста,
Что деда моего убил?!
Дед даже не был коммунистом,
Но жизнь за правду положил.
Мой дед погиб под Ленинградом,
А уходил с Алма-Аты.
Ему бы внуки были рады,
Когда бы, не было войны……..

24.03.22
24.03.2022 00:22
Не задела.....
Мы не ангелы с тобой, и не в крыльях даже дело.
Нам не стать одной судьбой, притворяться надоело.
В наших чувствах, нет любви, как назвать их я не знаю.
Ты мне просто помоги, отойти от бездны края.

Разведём уже мосты, раз уж, встретились, однажды.
Ты меня за всё прости, остальное всё неважно.


Не задела нас любовь, не задела,
Мимо нас она с тобой пролетела.
Не задела нас любовь даже краем,
Осветила лишь на миг, озаряя.

Даже не о чем грустить, лишних слов совсем не надо.
Нужно прошлое простить, нам свобода как награда.
Не друзья мы, не враги, мы никем друг другу стали.
Да и были мы никем, просто с жизнью поиграли.
23.03.2022 22:12
Григорий
Полночная степь, стук летящих копыт,
Как тени, неслись двое всадников рядом.
Безлунною ночью их облик покрыт,
Гнала их боязнь, и ждала их награда.


Они уносились во мрак, в никуда,
Загнавши коней, передышки не зная,
Недобрая им улыбалась звезда,
Такая уж доля была их лихая.


Ни крика, ни слова, лишь пыль позади
И только глаза, словно волчьи, сверкают,
Не знают они, что их ждет впереди
И только коней, что есть сил, погоняют.

*****

Рыданья неслись, до высоких небес,
Аул на ногах. Что случилось такое?
Во мраке отряд налетевший исчез,
Все люди в ауле не знали покоя.


Несчастная женщина волосы рвет,
Взирая вокруг обезумевшим взглядом.
Кто бедной поможет? Потерю вернёт,
Забрезжил рассвет, где-то утро уж рядом. – 1 -
Вернулась погоня обратно ни с чем,
Напрасно кружили воров догоняя,
Измотаны люди и кони совсем,
Джигиты глядят, в землю взгляды роняя.


Не радостен был тот пришедший рассвет,
Печалью покрыты усталые лица,
А женщина взором все ищет ответ,
Ну, как же могло вот такое случиться?..


Ну, как же позволить могли небеса?..
Смотрели куда всемогущие Боги?..
Так верить хотелось еще в чудеса,
Но были пусты все в округе дороги.


Все вымерло словно, лишь ветер трепал
Распущенный волос, как мог, у несчастной.
И что ее ждет, то Аллах только знал,
Когда солнце диск в небо вывело красный.

*****

Рассвет их застал на подворье большом,
Вокруг тишина, город спал, воскресенье…
Ночные наездники ждали вдвоем
Ответа чьего-то, считая мгновенья.


Оседланы кони, в пыли сапоги,
Недолгие гости, как видно случились, - 2 -
Вот вышел хозяин, и начал торги,
Довольные лица, знать, все получилось.


Ворота закрылись, лишь ветер догнать
Кочевников мог, да прохожие - взглядом,
А в дом, словно с неба, сошла благодать,
Все были в то утро несказанно рады.


Но все же, пора приоткрыть тот секрет,
Что было причиной ночному рассказу,
С времен тех прошла не одна сотня лет,
Украден младенец в ту ночь по заказу.


Откуда и кем, знать не должен никто,
Никто и не знал, не до этого было,
Там солнце спустилось, здесь солнце взошло,
А время - все тайной своею покрыло.


Купец был богат, а детей не имел,
Его обошло это чудо природы,
Хоть был предприимчив, удачлив и смел,
Но не с кем делить ему было невзгоды.


Ему нужен сын и наследник делам,
И вот он решился на темное дело.
Конечно, он сделал все это не сам,
Платил, но ребенка так сердце хотело.
- 3 -

И вот наступил долгожданный тот день,
Степного мальчонку, поднявши на руки,
Прогнал безысходности серую тень
И нет на душе одиночества муки.


Назвали Григорием; ласка, тепло,
Все было в избытке, расти поскорее,
А время пусть быстро, иль медленно шло,
Оно все равно всех на свете мудрее.


Смышленый парнишка в вопросе любом,
Отцом называет купца, что ж такого,
С младенчества знал он один только дом,
Заботу купца, и не видел плохого.


«Купеческий сын»- стали все его звать,
Учебники, грамота, лучшая школа.
А где-то в степи поседевшая мать,
Глаза проглядела от горя лихого.

*****

Не мог успокоить бедняжку никто,
Она день и ночь беспрестанно рыдала,
Понять не могла, ну за что же, за что
Судьба ее карой такой наказала.


- 4 -
И выплакав черные прежде глаза,
Ослепла от этого страшного горя,
По тонким морщинкам катилась слеза,
Катилось и время, не зная покоя.


Однажды собрав самых близких друзей,
Она объявила, что утром уходит
На поиски сына, что жизни милей,
И что без него в жизни смысл не находит.


А в путь неизвестный отправиться ей,
Судьба подсказала надежды рассветом,
И среди бескрайних Казахских степей
Ушла она вдаль, за одним лишь ответом.


Ответом истерзанной горем душе,
Быть может, кто видел, быть может, кто слышал.
Аул за аулом, так долго уже
Идет, поклоняясь, она, лишь, всевышним.


Ведь нет ничего, растворился тот след,
Что мог привести ее к цели желанной.
Прошло уже много в скитаниях лет,
Находки нигде не найти долгожданной.


Все страшная ночь унесла за собой,
Укрыв все следы, ничего не оставив,
- 5 -
Как будто махнув на беднягу рукой
И только препятствия всюду расставив.


Уж тысячи раз поменялась луна,
И сотни людей ей не дали ответа,
Но верила, слушая, сердце она,
Что сына найдет, хоть на краешке света.

*****

Вот юноша вышел, прекрасен и смел,
Помощник отцу он во всех начинаньях.
Да, годы прошли, и за них он успел,
Купца оправдать все дела и старанья.


Становится сильною правой рукой,
Уж девушки прячут пытливые взгляды.
Григорий – купеческий сын, вот такой
Он добр, и все ему искренне рады.


У дома купца обездоленный люд
Частенько бывало, толпой собирался,
Когда-то накормят, в работу наймут,
Купец беднотой никогда не гнушался.


Из разных аулов и дальних станиц
Нежданные путники в дом приходили,
Рассказы вели и тесьму небылиц,
С приходом своим, каждый раз приносили. – 6 -


Был счастлив купец, но внутри все же, знал,
Чем старше, тревожнее он становился,
Что мальчика кто-то, возможно, искал,
И вот, наконец, этот час приключился.

*****

Казахская женщина в лавку вошла,
Ее поводырь, расплываясь в улыбке,
Сказал, что торговля у них хороша
И может, зашли они к ним по ошибке.


Несчастную в лавке купец усадил,
В сознании что-то его помутилось,
Как будто бы кровью кто сердце полил,
Когда та бедняга к нему обратилась:


-«Не слышали ль вы о сыночке моем?
Ведь разные люди здесь часто бывают.
Быть может и мы, в их рассказах найдем
Исчезнувший след, что года укрывают.


Быть может, хоть кто-то обмолвился чем,
Надежда меня привела и не знаю,
Поможете люди мне, добрые, тем,
Прогоните прочь, так уйду я страдая»

- 7 -
А тут, как на грех, и купец молодой,
Он в шубе собольей к отцу объявился.
Махнувши на странников твердой рукой,
Спросил у отца:- «Кто опять к нам явился?».


Но старый купец, ничего не сказав,
Взял сына за руку, на женщину глядя,
С отеческой лаской нежданно обняв,
Сесть с нею велел, с укоризной во взгляде.


Она прикоснулась к его голове
И все поняло сердце матери сразу,
Повисла без чувств у сынка на руке,
Никто не успел, и моргнуть даже глазом.


-«Отец, что такое, кто рядом со мной?
Зачем это все? Ничего не понятно,
Случилось что с женщиной странной такой?
Дай волю твою мне подняться обратно».


Но были слова у купца тяжелы,
Считался опорой он людям недаром.
Как не были б лживые мысли милы,
Он их обрубил, слов жестоким, ударом.


-«Послушай сынок, тайна есть у меня,
Суди, если хочешь, уж так получилось…
- 8 -
Но это - родимая мама твоя,
Что видно все годы к тебе лишь стремилась.


Но знай, что любовь и моя велика,
Как наших степей золотые просторы.
Сынок, материнская свята рука…»
И вышел на улицу, кончивши споры.


Григорий, как камень, тотчас онемел,
Слова эти были ему непонятны.
Он броситься вслед за отцом захотел,
Но что-то его возвращало обратно.


Пронзило нахлынувшим чувством его
Тепла и любви, доброты и покоя.
И больше не знал он уже ничего,
Он женщину обнял, дрожащей рукою.


Нежданно скатилась скупая слеза,
Ведь руки ее, словно бархат, ласкали,
Они заменили незрячей глаза
И все про него, в этот час, рассказали.


Но долго иль коротко, трудно сказать,
Продлилось безмолвие в лавке такое,
Очнулись от слов:- «Сын, родимая мать
Жить будет у нас теперь, рядом с тобою!”
- 9 -

Сказал, как отрезал, в свершившийся миг
Купец, приняв женщину с чистой душою.
Жила она, счастливо, в доме у них,
Ведь сын был всегда у нее под рукою.


Они так и жили, в том доме большом,
Веселой семьей, места всем там хватало.
И внуков успели увидеть потом,
А радостей, было, поверьте, не мало.


*****

Тяжелый порой у судьбы нашей путь,
Но нужно к мечте неустанно стремиться,
Всегда в том была и останется суть,
Что жизнь в этом мире вовеки продлится.













- 10 -
23.03.2022 21:53
***
Слово дружба, так неоднозначно,
В соцсетях мы сотнями «друзья»
Но рассчитывать на них напрасно,
Если не сказать, совсем нельзя.
Часто дружим мы в реальной жизни,
Просто за компанию порой.
Дружба как бы при социализме,
Ты товарищ, и никто другой.
Дружим просто семьями, дворами,
Городами, странами подчас.
Но ведь знаем мы о том и сами,
Эта дружба лишь пустышка, фарс.
А вот с другом, здесь уже не просто,
Другу не выходит в жизни срок,
Друг – настолько крепко и надёжно,
И взаимно без побочных строк.
Дружба проверяется годами,
Вместе нужно многое пройти.
В жизни друг как полковое знамя,
Нет его, и не с кем вдаль идти.
23.03.2022 21:47
***
У меня был верный друг,
Чёрный, и лохматый.
Он ушёл, и сразу вдруг,
Мир пошёл к закату.
Опустело всё вокруг,
Стало всё немило,
Будто бы замкнулся круг,
Так мне плохо было.
Много лет прошло с тех пор,
Но забыть не в силах.
Словно вечный приговор,
Что-то в дружбе было.
До сих пор его глаза,
Снятся мне ночами.
Навернётся вновь слеза,
В тайне между нами.
Был он просто лучший пёс,
Для меня на свете.
Дружбу нашу он унёс,
В бездну многолетий.
Лопоухий и смешной,
Милый и забавный.
Пёс мой добрый и родной,
Пёс мой самый славный.
23.03.2022 21:40
«светлячки»
Есть в мире люди – светлячки,
Что, зажигают наши души.
Как воды радостной реки,
Несутся в споре с твёрдой сушей.
Они горят – и нам светлей,
И всё вокруг добрее стало.
Их взгляд коснётся, и милей,
Вдруг всё, что прежде раздражало.
Без светлячков нам не прожить,
Они приносят нам улыбки.
Реально надо их хранить,
А не смотреть как на открытки.
23.03.2022 21:36
«НЕ ПО ПУТИ»
Зачем мы тратим нервы?
Загадочный вопрос.
Словесный извергая,
В баталиях понос.
А может просто надо,
Спокойно взять, уйти.
Зачем ломать преграды?
Раз вам не по пути.
Глухой не может слышать,
Не видит нас слепой.
Быть просто надо выше,
Хранить души покой.
Ведь в мире всё рождает,
Подобное себе.
В ответ на гадость – гадость,
И гадость уж в тебе.
23.03.2022 21:09
Ложь
Ложь порождает снова ложь,
И по иному, не бывает.
Она вонзается как нож,
От угрызений не страдая.
И пусть у лжи недолог век,
Она изяществом блистая,
Рассорить может просто всех,
Глаза учтиво опуская.
Ложь не попятиться назад,
Лишь обернётся в новых красках.
Лжец, и не лгать уж был бы рад,
Но не срывается та маска.
И льётся ложь уже рекой,
Смывая совести границы.
Дай Бог не встретить вам такой,
Пусть век она вам не приснится.
23.03.2022 21:01
Манане.......
Танцует небо, танцуют звёзды,
Танцуют горы и вся земля.
Весь мир танцует, тебя я встретил,
Я в этой жизни нашёл тебя.
Словно ночь твои глаза, в ореоле синевы,
Насмотреться в них нельзя, заколдованы они.
Эти горы, эта ночь, небо, звёзды и луна,
Всё вокруг уходит прочь, в мире только ты одна.

А в глазах огонь лезгинки,
У влюблённой осетинки.
Без вина я пьян тобой,
Я сражён твоей красой.
А в глазах огонь лезгинки,
У влюблённой осетинки.
Водопад как ночь волос,
В плен любви меня унёс.

Танцует небо, танцуют звёзды,
Танцуют горы и вся земля,
Весь мир танцует, тебя я встретил,
Я в этой жизни нашёл тебя.
За улыбку за твою, что сияет как заря,
Небеса благодарю, ненаглядная моя.
Я на свете все цветы, соберу тебе одной,
Всех прекрасней в мире ты, светлый ангел мой земной!
15.03.2022 23:04
Алма-Ата
Алма-Ата, Алма-Ата.
Вокруг огонь, вокруг беда,
Вокруг стрельба, и льётся кровь,
Кошмар и боль творится вновь.
Шумит толпа, и чужаки,
Что, от добра, так далеки,
Громят и грабят всё вокруг,
Надеясь, что сойдёт всё с рук.

Наш город любимый, наш город родной,
Мы справились вместе с пришедшей бедой.
Тебе на земле этой вечно стоять,
Чтоб, люди могли здесь любить и мечтать.
Кровавый Январь никогда не забыть,
Такое вовек невозможно простить!

Алма-Ата плач матерей,
Не воскресить им сыновей,
Что за родной стояли дом,
Им память вечной будет в нём.
А город снова расцветёт,
Ведь в нём любовь всегда живёт,
Наш лучший город на земле,
Алма-Ата поклон тебе.
15.03.2022 23:01
ВОТ ЗА ЧТО Я ТЕБЯ ПОЛЮБИЛ???
Вот за что я тебя полюбил?
До сих пор я ответа не знаю.
Просто понял, что раньше не жил,
Свои годы напрасно листая.
Вот за что я тебя полюбил?
Ты пришла и весь мир изменился,
Я душой словно в рай угодил,
Я на свет, будто снова родился.

Нельзя за что-то полюбить, теперь я знаю,
Как это сладко говорить – « Моя родная».
Твоих шагов с волненьем ждать, при встрече в губы целовать
Без слов друг друга, по глазам лишь понимая.
Нельзя за, что – то полюбить, и лгать не надо.
Нектар любви нельзя испить, с пустого взгляда.
Не одолжить и не купить, любовь лишь можно подарить,
Любимой женщине, что сердцем тебе рада.

Вот за, что я тебя полюбил?
За глаза без вина что дурманят,
За улыбку, что выше всех сил,
Моё сердце божественно ранит.
Без тебя мне не нужен никто,
Без тебя смысла нет жить на свете,
Без тебя, этот мир весь ничто
Я тебе лишь дарю строки эти.
15.03.2022 22:48
«ТОЛЬКО ВМЕСТЕ»
Вместе мы все дни и ночи,
Не бывает что короче,
Ведь они летят как птицы,
Их нельзя остановить.
В жизни только раз бывает,
Что судьба, судьбу встречает,
И любовью не напиться,
Говорить и говорить.

Только вместе, только рядом,
Что ещё нам в жизни надо?
Что ещё нам в жизни надо,
Если вместе я и ты.
Только вместе, только рядом,
Просто встретились два взгляда.
В мире встретились два взгляда,
Две влюблённые судьбы.

Дождь идёт, и снег кружится,
Жёлтый лист, в траву ложится,
Друг без друга невозможно,
Даже миг один прожить.
Не устанем целоваться,
Не устанем обниматься,
Не устанем, не устанем,
Не устанем мы любить.
15.03.2022 22:31
Волшебница зима.
Мы проснулись утром рано,
За окном белым бело.
Первым снегом долгожданным,
Осень напрочь замело.
Пусть глазам немного больно,
От слепящей белизны.
И под снегом спят деревья,
О весне, что видят сны.

Волшебница зима всё в сказку превратила,
Рассыпала своё игриво серебро.
Сосульки всюду с крыш развесила красиво,
И будет Новый год, чтоб детство к нам пришло.
Нам чай своим теплом в мороз согреет души,
И зиму пережить поможет нам легко.
Заварим добрый чай в холодные мы сроки,
В печи трещат дрова, всё будет хорошо.

Снег, хрустящий под ногами,
Неба синь над головой.
Только крепче мы с годами,
Дружим с белою зимой,
Разыграются метели,
Будет песни петь пурга.
Но подснежники в Апреле,
Вновь подарит нам весна.

Волшебница зима морозцем щиплет щёки,
И на душе звенит природы торжество.
Заварим добрый чай в холодные мы сроки,
В печи трещат дрова, всё будет хорошо.
15.03.2022 22:10
***
Патриотизм, такое чувство,
Когда ты горд своей страной.
Любить её – души искусство,
Могучей слабой пусть больной.
Где исчезают патриоты,
То предынфарктная страна.
Свобод там требуют до рвоты,
По сути, грабят всё до дна.
Ругать всегда легко и просто,
Ещё приятнее судить.
Но то пустяк, есть хуже скотство -
Предать, нагадить, и свалить.
Ну и конечно неизменно,
Всё, что нахапал прихватить,
И как ведётся непременно,
Из-за бугра помои лить.
2007г.
15.03.2022 21:59
***
Пусть Родина – «уродина»
Пусть самая несчастная.
Но для меня всегда она,
Святая и прекрасная!
А мне одно завещано,
Любить отчизну разную,
Пусть сильную, пусть слабую,
Единственную, классную!
Пусть стонут злопыхатели,
Харкая желчью радостно,
Взирают те предатели,
На запад, корчась сладостно.
Ведь всё у нас наладится,
И всё у нас закрутится.
И то о чём мечтается,
Однажды всё же сбудется!
2009г.
15.03.2022 21:53
***
Мы пили Советскую водку,
У нас голова не болела!
От рюмки приятной истомой,
Тепло разливалось по телу.
Всегда на троих выпивали,
Бутылки по горло хватало,
Пивком иногда разбавляли,
Милиция чтоб не хватала.
А нынче – бутылка на брата,
Похмелье – ужасная мука.
Вернуть бы не время обратно,
А качество хоть бы продукта!
15.03.2022 21:44
***
------------------
Пусть зверь жесток, да зверь убийца,
Но он инстинктами живёт.
Убийством он не насладится,
Цель выживания зовёт.
Зверь победит иль проиграет,
Прерваться может жизни нить.
Но даже звери понимают,
То, что детей нельзя губить.
А как назвать людей убийцу?
Что, убивая всех подряд,
Решив над жизнью поглумится,
Кассетный выпустил заряд.
Конечно, он того не видел,
Ни ног оторванных, ни рук.
Его наверно Бог обидел,
Добра забрав из сердца дух.
И как назвать его не знаю,
Наверно нет на свете слов,
Что, эту сущность отражают,
Я подобрать таких не смог……….
--------------
15.03.2022 21:34
Грань
Я люблю и ненавижу, как стереть мне эту грань,
Я в тебе богиню вижу, ты ж на самом деле дрянь.
Наши чувства я рисую, но разводишь ты мосты,
Вновь свободой я рискую, но не ценишь это ты.

Ты такая неземная, лишь в мечтах моих живёшь.
Я тебя другую знаю, только снова верю в ложь.
Я себе противоречу, и не знаю, как мне быть,
Невозможно в жизни вечно ненавидеть и любить.

Ты моя, и будь что будет, разум пьян, и я иду,
Сердце плачет, сердце любит, пусть и чувствует беду.
Ты меня околдовала, и дороги нет назад,
Я иду, ведь ты позвала, может в рай, а может в ад.
11.03.2022 23:34
ТАК СЛУЧИЛОСЬ
Вот и всё, погашены свечи,
Вот и всё окончился бал,
Я твои обнажённые плечи,
До безумства опять целовал.
Я б твои обнажённые плечи,
До безумства всю жизнь целовал.
11.03.2022 23:15
***
Быть может на небе, нас ждёт благодать.
Что нам остаётся, лишь только гадать.
Грешить и молится, молится грешить
И вечно в мечтах не свершившихся жить.

У Бога дней на самом деле много,
Мне у него их просто не занять.
Дана мне богом лишь одна дорога,
И дней не хватит, чтоб её менять.
Нельзя мне с ним никак договориться,
Всем отведён конкретный жизни срок,
И остаётся только помолится,
А вдруг услышит ту молитву Бог.

Ведь каждый хочет жить на этом свете,
Чтоб без нужды, без боли и забот.
Нам говорят, что все мы бога дети,
Отец небесный каждого поймёт.
Но видно много нас на свете грешных,
Раз блага только избранным даны.
А коль не так, то значит в мире здешнем,
Все богачи, прислуга сатаны.


И я молюсь, кому и сам не знаю,
Не видел Бога никогда в глаза.
Но я его прекрасно понимаю,
Всем угодить, конечно же, нельзя.
Так и живём, на Бога уповая,
Когда нам плохо думая о нём,
А что поделать, жизнь у нас такая,
Не знаем сами мы куда идём.
11.03.2022 22:32
« ТРОЙКА»
По хрустящему белому снегу,
Тройка прочь уносила тебя.
И красивому конскому бегу,
Был не рад на земле только я.
Уносила тебя безвозвратно,
В серебристый, холодный простор.
С тем, кому ты зачем непонятно,
Отдала свой божественный взор.


Будь же проклята, быстрая тройка,
Я не вынесу боль этих мук.
Сколько жить я смогу, ещё сколько?!
Без улыбки твоей, твоих рук.
Как пылали венчальные свечи,
И рыдала безмолвно душа.
Когда обнял тебя он за плечи,
Боже как ты была хороша!


Побрели словно годы мгновенья,
Жизнь моя – беспросветная ночь.
Потерял я тебя без сомненья,
Мне никто не сумеет помочь.
Много лет я смотрю на дорогу,
Может тройка вернётся, как знать?
Не унять в моём сердце тревогу,
Лишь во снах ты со мною опять.
11.03.2022 22:18
Если я уйду однажды.
Если я уйду однажды,
Вспоминай меня с любовью.
Если я уйду однажды,
Не иди по жизни с болью.
Если я уйду однажды,
Знай, что рядом я с тобою.
Самой, самой ненаглядной,
Самой сердцу дорогою.

Самой, самой, самой близкой,
Каждый миг одной желанной.
Самой, самой, самой светлой,
Самой, самой долгожданной.
Самой, самой, самой яркой,
Ярче всех на этом свете
Мне любовь твоя повсюду,
В жизни, словно солнце светит.

Прикоснусь к тебе я ветром,
Шёлк, волос твоих лаская.
Тёплым дождиком умою,
Счастья большего не зная.
Солнцем жарким от мороза,
Сердце хрупкое согрею.
Навсегда ты будешь самой,
Самой милою моею.

Если я уйду однажды,
Ты разлуки не пугайся.
Если я уйду однажды,
Вслед за мною не бросайся.
Если я уйду однажды,
Ты не думай, что расстался.
Знай, что самым, самым нежным,
Навсегда в тебе остался.
11.03.2022 22:16
Звуки музыки.
Музыки звуки с небес долетели,
Звуки божественной чистой любви.
В них был февраль и Апреля капели,
Осень и лето, и детские сны.
Звуки как ангелы в небе парили.
Звуки, весь мир, освещая собой,
Нас за собою опять уводили,
В край, где сияет рассвет золотой.
В звуках тех жили улыбки любимых,
Мамы бесценные жили глаза.
В звуках спадающих неповторимых,
Снова рождалась надежды заря.
11.03.2022 22:11
«А женщина ждёт»
Давно отгремела большая война,
Кому суждено, тот вернулся.
Но женщина ждёт, и не верит она,
Что мир навсегда пошатнулся.
И пусть похоронка лежит под стеклом,
Быть может, ошиблись, бывало.
Она его ждёт за накрытым столом,
Она его ждать не устала.

А женщина ждёт, а женщина ждёт,
И снова с мольбой обращается к Богу.
Давно она знает, что он не придёт,
И всё же с надеждой глядит на дорогу.
А женщина ждёт, а женщина ждёт,
И снова весной журавли прилетают.
Они только знают, где он её ждёт,
Курлыча над женщиной вдаль улетая.

Её седина от бессонных ночей,
Морщины от горького горя.
Зажгла она сотни церковных свечей,
С судьбой в одиночестве споря.
Любимый ушёл и уже не придёт,
Но теплится в сердце надежда,
Что там, в небесах он её всё же ждёт,
И будет у них всё как прежде
11.03.2022 21:50
Детство.......
Детство порой возвращается к нам,
Яркими вспышками солнечных дней.
И понимаем, что всё в жизни хлам,
Что после детства нам выдано в ней.
Детство за нами идёт по пятам,
И помогает нам в трудные дни.
С ним так легко снова встретится нам,
Все забывая заботы свои.

Детские годы, детские годы,
Их не вернуть, но вернуться туда,
Можем всегда, сквозь любые невзгоды.
Этот подарок нам дан навсегда.

Просто закроешь глаза, и ты снова,
Маме навстречу бежишь и она,
Любит тебя, как ты есть, вот такого,
И улыбнётся, как Мама одна.
Детство от нас никуда не уходит,
Надо его только тихо позвать.
И звездопад снова душу находит,
Душу что может, как в детстве мечтать.
11.03.2022 21:42
На души операции не делают.
На души операции не делают,
А ведь они порою так болят.
Пусть обо всём на свете души ведают,
Лишь говорить не могут, и молчат.
Они порой от боли задыхаются,
От скорби зажимает их в тиски.
Но нас всегда спасти они стараются,
Не допуская новые грехи.

Душа - она для нас неосязаема,
Её нельзя увидеть и обнять.
Она судьбой по жизни истязаема,
Но помогает выжить нам опять.
Она кричит, но крик её не слышим мы,
И вновь идём куда-то не туда.
Идут года, не теми днями вышиты,
И снова плачет от обид душа.

Когда же души слушать мы научимся,
И с разумом разделим их чертой.
Ну, сколько мы и души будем, мучатся,
Неужто не настанет миг такой.
Ведь просто вроде всё, и так обыденно,
Пусть каждым управляет лишь душа.
Одна она добром своим невидимым,
Нам счастье предлагает как всегда.
11.03.2022 21:23
***
------------------
Ведь всё могло бы быть иначе,
И этой не было б войны.
От горя матери вновь плачут,
И с той и с этой стороны.
Кто виноват? Виновных много,
Но будут прокляты в веках,
Кто, выбрав чёрную дорогу,
Принёс страданья на руках.
Те, кто Союз бездарно предал,
И души сдал за черепки.
Погибшим плюнул в души дедам,
И с чужестранной жрал руки.
Таджикистан, Чечня пылали,
Стонал Нагорный Карабах.
А крысы Родину всё рвали,
Шагали, сея боль и страх.
В беде сегодня Украина,
Над ней обман спустился злом.
Пришла недобрая година,
Кружатся вороны кругом.
В Одессе заживо сжигали,
Бомбят истерзанный Донбасс,
Детей за что, поубивали?!
Чьи души плачут в облаках.
Но болью боль всегда вернётся,
Уж так устроен этот свет.
Парнишку жалко, жалко хлопца,
Пусть кто виновен, даст ответ.
Одни теперь уже пред Богом,
А остальные пред людьми.
Утихнет горе понемногу,
Но помнить будем это мы.
------------------
11.03.2022 21:02
Фейки
Фейки,фейки льются фейки,
В переводе просто ложь.
Что не стоит и копейки,
Но имеет кто то грош.
Льётся ложь сплошным потоком,
Правда курит в стороне.
И возможно ненароком,
Не на той ты стороне.
Здесь спешить, совсем не надо,
Делать выводы порой.
Может стать подчас награда,
Черепков пустых горой.
Если сам чего не видел,
И не сможешь доказать,
Бог умом, коль не обидел,
Будет лучше подождать.
Выйдет истина наружу,
Лжи того не избежать.
Не садитесь в эту лужу,
Трудно будет высыхать.
11.03.2022 02:47
***
А жизнь идёт, а жизнь идёт, всё на места она расставит.
Кто поздно эту суть поймёт, тех в ад забвения отправит.
А жизнь идёт, и время вспять, не повернуть, как не крутите.
И каждый в праве сам решать, и отвечать, уж извините.
Я не терплю, когда мне лгут, я не люблю, когда лукавят,
Грязь на других потоком льют, и всех на свете презирают.
Не понимаю гордецов, что гордость путают с гордыней,
Я не хочу понять льстецов, что между нами есть поныне.
Тех не люблю, кто предаёт, забыв про честь любовь, и совесть.
Сверх меры кто себе берёт, ради наживы с братом ссорясь.
Я лицемеров не хочу, с собой увидеть даже рядом,
Лишь тех я в душу запущу, кто неподкупным смотрит взглядом.
Люблю я тех, кто как огонь, приносят свет своим рожденьем,
Тех, кто за правду и любовь, идут без страха и сомненья.
Кто знает цену слову честь, и жизнь отдаст, коль будет надо.
Таких людей у нас счесть, на душу это мне отрада.
Тех, кто отчизну не предаст, какое б лихо не случилось,
Им время должное воздаст, их захлестнёт людская милость.
Люблю я тех, кто любит жить, и в небеса смотреть с восторгом.
Готов кто правды горечь пить, не искушаясь подлым торгом.
11.03.2022 01:33
Ладони
Я возьму твои ладони, нежно прикоснусь губами.
И глаза слезу уронят, сколько было между нами.
Были трудные дороги, были страшные потери.
Но вдвоём с тобой пороги, перейти мы все сумели.

Эти ласковые руки, их на свете нет роднее,
Эти тонкие морщинки, для меня их нет милее.
Я в глазах твоих как в море, утонул и не вернулся,
Нас с тобой на свете двое, счастья свет к нам прикоснулся.

Счастье быть с тобою рядом, радость быть твоей судьбою,
Ах, какая это сладость, быть любимым, я не скрою.
Наши души неразлучны, по иному, как возможно?!
Если сердце замирая, бьётся от любви тревожно.
11.03.2022 01:21
Брату
Ты далеко, я далеко,
А так бывает нелегко.
А мог, тебе бы рассказал,
Когда эмоций в сердце шквал


Так далеко мы друг от друга,
Прошли по замкнутому кругу.
Лишь изредка пересекались,
Родным теплом сердец касались.
Друг друга не в чем нам винить,
Друг друга не за что корить,
Распорядилась так судьба,
И улетели вдаль года.

И вот теперь нас только двое,
Порой так грустно, я не скрою.
На помощь друг всегда придёт,
Но брата, только брат поймёт.
Я поседел, и ты седой,
В разлуке вечно мы с тобой.
Ну, будь здоров любимый брат,
Пиши, звони, я буду рад.
11.03.2022 01:17
Тени
Бредут нерадостные дни,
Мне солнце светит, но не греет.
Шаги мне слышатся твои,
Но это ветер листья веет.
Засохли дивные цветы,
Что ты оставила однажды.
Летают в комнате мечты,
Ложась на белый лист бумажный.

Схожу с ума я без тебя,
Зачем меня околдовала?
Схожу с ума я без тебя,
Лишь поманила, не позвала.
Схожу с ума я без тебя,
Мечта, покрытая вуалью.
Схожу с ума я без тебя,
Без глаз наполненных печалью.

Я говорю с тобой в ночи,
Пусть нет тебя на самом деле.
Я зажигаю две свечи,
Чтоб до утра они горели.
Забродят тени по стене,
И уведут меня с собою,
Пусть отведут опять к тебе,
Сейчас я двери им открою.
11.03.2022 01:13
***
---------------
Любить, так до блаженства,
Лететь, так высоко.
Искать, так совершенство,
И мыслить глубоко.
Прощать, так с чистым сердцем,
С молитвой отпускать.
На друга опереться,
Ему опорой стать.
Коль жить, так по заветам,
Отбросив мусор прочь.
И делом, и советом,
Чтоб ближнему помочь.
Не лезть в дела чужие,
Без просьбы, никогда.
Коль были б мы такие,
И жизнь другой была.
----------------
11.03.2022 01:10
Небеса
Смотрите люди в небеса,
Там первозданная краса.
Они чисты как мир детей,
Смотрите в небеса скорей.
Смотрите люди в небеса,
Нет им начала и конца.
Мечты неистовый полёт,
Нас снова в небеса зовёт.

Смотрите люди в небеса,
На дар великого творца.
Пусть станут помыслы чисты,
От сказки этой красоты.
Смотрите люди в небеса,
Создайте с чистого листа,
Мир, где не будет войн и бед,
Скажите им навеки нет.

Смотрите люди в небеса,
Творите люди чудеса,
Нам это право всем дано,
Пора понять о том давно.
Ведь если каждый человек,
С добром прожить сумеет век,
То станет мир ещё светлей.
Смотрите в небеса скорей!

Смотрите люди в небеса……….
11.03.2022 01:07
Помогите
В небе раненая птица, бьёт уставшие крыла,
В сердце раненая птица, беззащитна и слаба.
Силы быстро покидают, до земли бы ей успеть,
Сердце тихо умирает, долететь бы, долететь.


Помогите, помогите,
Помогите кто нибудь.
Руки в небо протяните,
Чтобы птице не уснуть.
Помогите, помогите,
Песню звонкую продлить,
Силы в небо ей пошлите,
Ведь она так хочет жить.


Через раз забилось сердце, плачет светлая душа,
Друга нет, чтоб опереться, ну а жизнь так хороша.
Песню звонкую запела, птица в этот скорбный час,
И на землю посмотрела, с высоты последний раз.
11.03.2022 00:59
Незваная
На руках несу тебя босую,
Нежно в губы алые целую.
Я в глаза твои тону как в небо,
Никогда так счастлив в жизни не был,
А роса уже в луга ложится,
До утра нам милая не спится,
Да и как уснуть с такой красою,
Опьянён я без вина тобою.

Самая хорошая,
Милая, забавная.
Сердце опалила мне,
Пусть пришла незваная.
Ты как ясно солнышко,
Душу осветила мне,
Ты любовь как зёрнышко,
В сердце обронила мне.

Ранний над землёй рассвет разлился,
Первый солнца луч росой умылся.
Улыбнись скорей моя родная,
У тебя улыбка озорная,
У тебя улыбка словно чудо,
Любоваться ей я вечно буду.
Не расстанусь никогда с тобою,
Сердце лишь тебе своё открою.
11.03.2022 00:53
Это ты
Рядом ты, и весь мир улыбается мне.
Рядом ты, снова сердце поёт.
И идём мы по самой прекрасной весне,
За собой она вдаль нас зовёт.
Поцелуй я оставлю на милых устах,
Что, опять прошептали – «Люблю!»
Нежность слов, что берёг для любимой в мечтах,
Я тебе лишь одной подарю.

Если ангел есть на небе – это ты!
Яркий луч, пронзивший тучи – это ты!
Дождь в жару несущий влагу – это ты!
И букет сирени в Мае – это ты!
Не сравнить с тобой на свете все цветы,
Ведь одна такая в мире только ты!


Видишь, первая вышла на небе звезда,
Ночь уже начала свой полёт.
Знаю я, не уснём мы с тобой до утра,
И никто нас в ночи не найдёт..
Поцелуй я оставлю на милых устах,
Что, опять прошептали – «Люблю!»
Нежность слов, что берёг для любимой в мечтах,
Я тебе лишь одной подарю.
11.03.2022 00:49
Подписчики 1
Статистика
Произведений
62
Написано отзывов
0
Получено отзывов
9
©2022 Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!