Философская лирика

 
Пробуждение силы
Через боль, через пот, через слёзы и кровь
Я иду к одному мне понятной мечте,
Не собьёт на пути меня толп разговор,
Не собьют и презренные взгляды людей.

Я прорвусь, разорвусь и до цели дойду,
Пусть никто и не верит серьёзно в неё,
И другие пока прожигают жизнь всю,
Я трудом разломаю всех сложностей лёд.

Сквозь падения к свету я выйду с огнём,
Загорится который во тьме моих глаз,
И я буду работать, пока весь мир ждёт
Подходящих мгновений в иссохших сердцах.

Самый лучший момент для начала пути
Тот, в котором ты живёшь сегодня, сейчас.
Не откладывай дело на завтрашний миг –
Встань с дивана, опомнись, начни же пахать!

Выходите из зоны комфорта быстрей,
Развивайтесь в тяжёлой работе! И вдруг
Вы поймёте, что стали ближе к мечте,
И вам лёгким покажется пройденный путь.

Но, придя к цели первой, поставьте ещё:
Вы должны быть голодным без шуток всегда!
Не гасите ваш пыл! У меня же подход
Упражнения жизни – развитье себя.
 
***
Шёл человек на палку опираясь
О смысле жизни мысли в голове.
Он шёл вперёд, лишь в гору поднимаясь.
С трудом прокладывая путь себе.

Свернуть нельзя ни влево и ни вправо.
Лишь только прямо, не смотря назад.
Шёл день и ночь, без отдыха, упрямо.
Хотел попасть в Эдемский сад.

Туда берут лишь помыслами чистых,
А не воров, грабителей, убийц.
Туда не попадут завистники и нечестивцы.
Любовь там не имеет ни предела, ни границ.

Вот шёл он...
Размышляя, каясь.
Копаясь долго в разуме своём.
И постепенно очищаясь,
Он наконец...
Пришёл в свой дом.
 
Марина Листок
20.07.2018 10:31
***
В голове мусор, нахватался из разных
Книг заумных историй и талантливых фраз,
Замыкая сознанье в том, что мир наш двухфазный,
Он собрать не способен главный жизненный пазл.
На горе ещё не был! Вдруг отыщет ответы,
И не жалко потраченных дней и часов.
Но ответы—советы и советы—секреты,
Каждый день посылает
Нам заботливый Бог.
 
Данила Леукин
20.07.2018 02:57
Магия Дождя
Звонкая музыка капель воды,
Что тонкой стрелою режет эфиры,
Дает мне возможность вновь стать молодым
И вспомнить места вдали от квартиры.

Где также по крыше ступают дожди,
Где пахнет уютом и сладкою вишней,
Где тетя кричит мне во след "Подожди!"
И нежно целует без горести лишней.

А в следущий миг мои кости трещат
В крепких объятьях верного друга,
Что в силах порвать мой тайный бушлат,
Скрытый от всех моей маской недуга.

Но вот, дождь закончил свое представленье,
И, возвращенный в реальность, опять
Я сражаюсь со вкусом сомненья,
Что счастье мое грозится отнять...
 
Конструирование
В окружении стен нерушимых,
В темноте даже яркого дня
Так непросто собрать все силы,
Чтоб себя наконец отыскать.

Ведь в сознательной жизни теряешь
Каждый год компоненты себя,
Утопаешь в неведомых знаках,
Утопаешь в своих же словах.

Но бороться, я думаю, стоит,
Погибать – и идти за мечтой.
Пусть вонзятся мне в голову когти,
Но душа никогда не умрёт!

Отыщу я предмет непременно,
Что по жизни меня проведёт.
Пока все пр(о/е)даются безделью,
Я построю свой внутренний дом.

Понимаю, что будет мне тяжко
Каждый день, каждый час, каждый миг
О преграды пути разбиваться,
Но я жажду в развитии жить.

Пусть не верит никто в человека,
Что в себе зажигает огонь,
Пусть падёт он ни раз на колени,
Пусть войной на него весь народ,

Пусть он слаб на начальном этапе,
Пусть боится пока темноты, –
Протяну ему руку я, знайте,
Ведь им будешь, поверь мне, ты.

И мы вместе пойдём по дороге,
Что ведёт неизвестно куда,
Но, сложив наш накопленный опыт,
Мы найдём то, что каждый искал…

Разойдёмся, возможно, мы с теми,
Кто когда-то так близко ходил,
Но пока мир похож увлечений
Нам с другими ещё по пути.

Но к главнейшей мечте в одиночку
В темноте с тишиной побреду,
Ведь бывают такие дороги,
Что так нужно пройти одному.

Разобравшись с собой, я прибуду
Обновлённым в знакомый мне мир,
Не сломают мой стрежень ни будни,
Ни проблемы, ни дух пустоты.

И из тысячи мелких осколков
Наконец я себя соберу.
Удалившись от всех посторонних,
Не покину я выбранный путь!
 
Страх
Тело равняется плинтусу,
Ниже, лишь уровень быта.
Старые, добрые минусы,
Стёкла и судьбы разбиты.

Ветхие безобразия,
Редкие счастья минуты,
Выпадет душам оказия,
Станет легче как - будто.

В смысл едва уловимого,
Верить хотелось бы чаще,
Вера в необозримое,
Редьки и лука не слаще.

Всё же хотелось о главном,
Думать и чаще встречаться,
Слиться в движении плавном,
Чтобы не расставаться!

Чтобы ещё в одном мире,
Встретиться и улыбнуться,
В хлябях и недрах, в эфире,
В жизнь, с головой окунуться!

Ниже чем уровень быта,
Может быть только небо,
Если душа разбита,
Просит на улице хлеба.

Дай ей, она достойна!
Хоть и скулит дворнягой.
И посиди спокойно,
Рядом с казной и стягом!

Рядом уже не будет,
Ни потолка, ни пола,
Просто симптомы простуды,
Утром не нужно в школу.

Самое главное чтобы,
Помнить о том, кто рулит,
И среди многих фобий,
Мирно сидеть на стуле.

©
 
derek galbraith
19.07.2018 21:54
масочник.
ты не истина,
— масочник, —
ты игру-ше-чка,
милый сказочник;
сладкий голос, лёгкая речь,
тонкий волос,
слов тихих течь.

мрамор в мраморе,
тонкой веточкой,
скрытый в панцире;
маска-клеточка.

станешь прятаться,
скинь-ка масочку,
и по-новому начинай;
смех мне кажется,
лёгкой ласточкой,
но внутри тяжела печаль.
 
Лунный приют
Туманные скрылись желания,
Илюзии грустно скулят
На привязи разочарования,
Питая смертельный яд.

Кресты над могилой шатаются,
И ветер роняет слезу,
А мёртвые в гроб упираются,
Надеются — их спасут.

У дерева камни шептаются,
А в небе из молний рой
Танцует, и милая странница
Клянёт нелюдимый рок.

Царапают ветки шиповника
Лицо неспокойной души,
Ступает по следу с ней ровненько
Луна (ты фонарь не туши!).

Дожди зазывают проклятые
Обрывки ночной тени.
Забыли напомнить про клятвы их
Огни и ещё раз огни,

Которые в сердце тревожные
Горят от надежды лишь —
Колеблется эхо треножника
От грусти дождливых лиц.

Промокла бездомная странница,
Ей кашель зовёт тепло.
Упала. Фигуры престранные
Роняет с небес стекло.

Их контур шагая посмеивал
Душевную чистоту,
Но рядом увидели семеро
На грязном её полу,

У склепа закрытого месяца
В дороге ночной вслепу.
Из грязи и смерти в ней месиво
Спугнуло фигур толпу.

Молчали дожди. И пустующий
Момент ожидал людей.
И ветер кричал тут, бунтующий,
Волнующей тишине.
 
Семантика
Любое слово что-то значит...
Во всём есть определённый смысл:
И в рукавах твоей рубашки,
И в воздухе, что кружит близ.

И взгляд, случайно обронённый,
Обозначает мысли звук,
А эта пыль на старых окнах
Сомненья отражает душ.

И снег, весной что тает поздно,
Несёт значение в себе.
И ты, куда не повернёшься,
Найдёшь послание везде!
 
Усталость глаз
Я безмерно устал
Сочинять небылицы в стихах.
Досчитаю до ста,
Посмотрев на эскиз потолка,
Что в тетради сложил
Я из слов, из глаголов и рифм.

Стихотворство — ложь, и
Направляюсь на правды я риф.
Завершив в строке труд,
Упиваюсь нежданной хвалой.
Эти мысли сотрут,
И, возможно, что — вместе со мной.

Я безмерно устал
От исканий в себе и других.
Ах, как хочется встарь,
Чтоб коснуться любимой руки,
Говорить в темноте
О поэзии будущих дней!

Но звучат темы те
На общественном только лишь дне,
Где горит твой огонь,
Где он тухнет под камнем мечты.
Как печально оно,
В нас смятение, точит мечи...

Я безмерно устал
Открываться друзьям по сети —
Шевелились уста
В социалке, во мне, взаперти,
Когда б надо молчать,
Чтобы золото душ обрести.

Но к чему мне анчар?
Чтобы к смерти скорее брести?
Повороты в душе
И метания — вечный причал:
Я ем горький дюшес!
О, как же я безмерно устал!..
 
Beichte Cellist
Провода искрят в моём теле,
Цепи гремят пустоты,
По-немецки крикну я: «Cello!
Spielt!» И среди темноты
Засияют струны под ветер.
Резать смычок будет ночь,
Пусть закончится моя вера
В пальцы — останется скотч,
Чем чинить свою буду душу,
Музыку первой весны,
Не доев ужасный (эм...) ужин
И посмотрев на часы.
Время спать. Не спится. Уходит
Сон, заблудившись в тени
От накрытого дымохода
Костью моей головы.
Этот дым не выйдет из сердца:
Я задыхаюсь не им,
Но тошной субстанцией, серой, —
Пеплом от пирамид
Нелюбви, разлуки, мечтаний,
Кровавых слёз и чернил;
Через год душевных метаний,
Год разрушения сил...

Муза музицирует сонно,
Грацию вижу я в ней.
Ночь. Играю туманом сольным.
Петли скрипят у дверей.
Ветер из окна, что разбилось
О небеса и мой гром,
Кажется мне странно ревнивым,
Но добротой окружён.
На полу осколки разбиты —
Старых часов циферблат.
Нотный лист бежит к паразитам,
То сочинений тетрадь.
Музыка исходит от боли,
Может, прекрасна она.
Тонет в пульсе пламенный омут,
Лучшая чувств сторона.
Бегло жизнь мотаю я в нити,
В сеть капиляров и вен —
Убежит, догонит ли житель
Лики безликих планет?
Трещины на стенах рисуют
Песни темнеющих снов.
Мёртвый я. Четвёртвые сутки
Молча играю, без слов...

_
Cello (нём.) – виолончель
 
...Навеяно
Когда
я один
в тишине говорю
Со стеной
о печальной судьбе
любви,
То я сам будто
страстью
горю,
Но потом говорю:
"Не ври!"
Человеку нельзя
полюбить
в темноте,
Не обняв
хоть раз
другого.
Я спорю об этом
с тенью,
моим портье;
В словах собственных
слышу дурное.
Грублю
самому
себе
бестактно,
Злюсь
на свой скверный
склад,
Сожалею о прошлом.
Отвратно.
Но продолжаю,
мучаясь,
смотреть назад.
Не выхожу из
серой
и пыльной
комнаты:
Бродский
одобрил бы
этот факт.
Однако...
чувствую, что
неполный я
И погружаюсь в сна
пленительный мрак.

За окном дождливо,
навевает
меланхолию.
Свечи гаснут,
лампы трещат.
Призраки живы
на моей территории,
От
рукояти до
лезвия
кухонного ножа...

Разрезаю
паутину хихикающих
пауков.
Голод пронзает
сердце
слишком.
Я не принял в себя
злости укол
И не совершил
в этом мире
ошибки.
Унылым остался,
похоже,
навечно.
Пускаю самолёты
с письмами
в окна.
Может,
стоит стать
человечней?
Но добрякам
чаще
случается больно.

Между строк
не ищите
тайну,
Я всё описал
в них самих.
Но если, читатель,
отыщешь
случайно,
Не верь чепухе,
та — придуманный миф.
 
***
Среди камней сияет ярко-красным,
Как сердца искры в истинной любви,
Совсем один, но от того прекрасный
Случайно брошенный рукой рубин.

Сверкал на солнце он, дарил улыбку,
Зимой служил переносным огнём,
Но обладатель совершил ошибку:
Не стал искать его, забыл о нём.

И вот он здесь, частица серой массы,
Поблек огонь, его сменила пыль.
В пещере же покоились алмазы,
Сапфиры, изумруды и берилл...
 
Антиутопия
Календарный лист летит с балкона,
Отмечая прожитые дни,
Роберт дышит грязью без балона —
Воздуха чистейшего внутри.
Солнце скрыл железный купол власти,
Воду отключили в сентябре,
И в стране любви единогласно
Всё правители берут себе.
Газ природный отключают в стужу,
Свечи дорожают к декабрю,
Воротник день ото дня всё туже,
Меньше слышно слова: «Подарю!»
Больше слов: «Продам!», «Катись!» и «Гнида!»
Громче ныне тень кричит в ответ.
Оказался прав поэт Овидий:
Явятся туманы — друга нет.
Цены скачут вверх неукратимо,
Поколение идёт на дно,
Мир сердечный в похоть превратили,
Бог ослеп от жизни в хаосе, но...

То — приснилось только человеку,
Человеку в маленьком селе.
Сон вчера причиной стал для смеха,
Но теперь — молитвой на стекле.
 
Мотивация
Я слабым был, за что не извиняюсь,
Но только повествуя сообщу,
Что каждый день не просто отжимаюсь,
Ведь я по-настоящему живу.

Ведь смысла в жизни нет без совершенства,
Работы постоянной над собой,
Духовных и реальных в мире шествий,
Сменивших нам безделье и простой.
Мы не должны сидеть, копаясь в буднях,
Откладывать работу на потом
И ждать, когда нас случая разбудит
Лишь тень, ушедший далеко паром.
Я говорю не только о спортивном
Развитии планеты и людей,
Но и о поисках альтернативы
Нам для предотвращения смертей.
Я думаю, что если будет каждый
Себя искать в туманных городах
И новых чувств (добра, к примеру) жаждать —
Никто не будет больше голодать.
Найди свой путь, духовную культуру,
Морально развивай в себе черты,
Создай в мечтах вселенной конъюнктуру,
На лист бумаги планы начерти!
Беги, рисуй, борись и путешествуй,
Храни тепло, мечтай и веселись,
Оставь пороки, вспомни своё детство
И незнакомцу светло улыбнись!

А я пойду стремиться к своей цели:
Увижу впереди себя турник.
Я подтянусь и снова стану целым,
А дальше жизнь — сложнейший наш турнир.
 
Страдалец
Я продал век свой за кусок металла,
Купить надеялся монетами любовь,
Но оказалось, что не поведётся бровь
На душу, что года свои метала.
Накинув ночью холод одеяла,
Жалел я о своей изменчивой судьбе
И грёзил о покинувшем меня добре;
А небо ночью звёзды одевало.
Похоже жизнь моя совсем устала
От жалоб, слёз, страданий, вечной суеты,
От вечеров беспамятных, что всуе ты,
Дружище, проживал сплошной забавой.

Я в темноте увидел мельком косы,
Затем — глаза, что поглощали словно ночь,
И почему-то я подумал: «Смерти дочь
Пришла за мной». Она смотрела косо
На пальцы, что треслись в пучине страха,
На губы, что шептали Богу про беду.
Услышал голос я: «Потом к тебе приду!»
В ночи страдал со звёздно-лунным прахом,
Вдруг слышу я, что пролетает птаха.
Смотрю в окно и вижу, что летят за ней
Орлы могучие, сыны ночных теней;
Под ними на верёвках стынет плаха...

Я изнывал. От ветра гасли свечи.
Сквозь форточку услышались во тьме дожди,
А в голове лишь мысль мелькала: «Подожди,
Ведь ты же сам свою истратил вечность!»
Стучали мне в окно. Дымились печи
Домов в округе тёмно-серых и больших.
Мне чудилась больница для душой больных,
И потрясли тогда меня за плечи.
Очнулся в жёлтом доме из видений,
Уже передо мной стояли доктора,
Их взгляд не выражал эмоций и добра,
Метался с сердцем жертвы привидений.
 
Смысл
По пустынным дорогам жизни
Обветшалый гулял смысл,
Появился за небом, извне,
Как является в головы мысль.

Бродил, искал человека
Среди опустевших домов,
Зияла в груди прореха,
Как на старом собрании томов.

Скитался, влачился — тщетно:
Всякий, кого встречал,
Порожал негромкой песней,
Чудовище из него порождал.

Изложили единственный смысл
Тёмным словом уста.
Сбежал скиталец рысью,
В нём душа пуста.

Испоганили сегодня люди
Сердце его на века —
Ждут небывалое чудо,
Плывущие ждут облака.
 
Поток неистовый желаний
Улететь бы далеко,
Лишь за звёзды,
Но без крыльев не легко:
Разорвётся
Нить души.

Мне сказать бы все слова
Лишь одним бы —
Пересохла тишина,
Я столбом был.
Не греши!

Мне б увидеть в темноте
Привиденье,
Очутиться в тесноте
Провиденья,
Но я мал.

Разрушать бы, созидать
Мир песочный,
Пыл сердечный потерять
В жаре строчек,
Что марал.

Мне устать бы от любви
И мечтаний,
Но поют здесь соловьи
Средь метаний
О сердцах.

Я ушёл бы от людей,
От болезни;
Если было бы больней,
Что не вместе,
Я б серчал.
 
Грустная повесть
В темноте ко мне усталые пришли
Человечества последние надежды,
Умудрились одеяния надеть же
Ветховатые для долгого пути.
Посадил я их у огненной стены,
Зазвучали безысходные сонеты
Говорили о погибели планеты.
И заметил я печальные следы
На их лицах.

Я услышал песнопения судьбы,
Я увидел разрушаемые своды;
Паралич телодвижения мне сводит,
Разгоревшуюся душу остудил
Ледяной, но безмятежный карнавал
Заменяющий пришествие свободы
Приближением убийцы-кукловода.
От видений, мне показанных упал
Во тьму птицей.

Рассказали мне о будущем ветра,
Облачённые надёжными щитами,
Как воздушные порывы посчитали,
Но закончилась защитная верста:
Уничтожено железное стекло,
Высота миротворения же прежде.
Загрустили человечества надежды,
Океаном умертвляющим текло
Из зеницы.
 
Убийца
Под луной январской ночи,
Под тёмным небом в вышине,
Выстрел в сердце очень точен
И слышен ярко в тишине.

Прямо в сердце, прямо в душу
В руке нацелен пистолет.
Не узнает смерть, что ужас,
Творит её ночной "привет".

Слышен плачь, стекают слёзы.
Рука убийцы не дрожит,
Не узнает, что за грёзы,
Той ночью снег запорошит.

Он лишь тот, кто жизнь за деньги,
Готов у каждого забрать.
Плачущей снимает серьги
И от проблем готов удрать.

Ему не важно, как убийце,
Жертва кто и почему.
Не хочет с мёртвыми проститься,
Наплевать на них ему...
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!