Михаил Гринблат 9
Из Камчатки с любовью
 
***
На пальто петля,
На петле топор,
А на топоре скоро будет кровь.
На цепочке дверь,
А за ней стоят,
И придут, колокольней звеня оков.

Лихорадит ночь,
Лихорадит день;
Заражённый городом воздух пел
У худых церквей,
У кабацких стен,
Наливаясь хохотом пьяных тел.

На больной Сенной
Утопал в вине,
Освещённый газовым фонарём,
Неумытый дом,
Неодетый дом,
Где мешают ладан с нашатырём.

Девять долгих дней
Далеко ведут -
Истоптал немало ты мостовых;
В деревянный гроб
Заточил себя,
Получал не раз от себя под дых,

И желтели сны,
Как дома кругом,
И кружил в безумии небосвод;
Ты убил себя.
И хотел ещё,
И хотел бы броситься в темень вод,

Убежать хотел,
Или хоть аршин,
Чтоб стоять на нём до конца веков...
Ты убил себя.
А потом воскрес.

На решётке - дверь.
А на ней - засов.
 
Шанти
Долгие дни,
ᅠᅠдолгое всё,
ᅠᅠᅠᅠвсё как всегда -

Стрелки часов,
ᅠᅠдверь на замок -
ᅠᅠᅠᅠделать дела.

До́ ночи свет,
ᅠᅠкофе двойной,
ᅠᅠᅠᅠиз дому прочь -

Вот и легла
ᅠᅠкак и всегда
ᅠᅠᅠᅠтёмная ночь.

Снова дела,
ᅠᅠбудто из них
ᅠᅠᅠᅠдень состоит -

Кофе на стол,
ᅠᅠдверь на замок,
ᅠᅠᅠᅠсолнце в зенит.

Так и пройдут
ᅠᅠнаши года
ᅠᅠᅠᅠмаршем своим -

Кофе и дым.
ᅠᅠделать дела.
ᅠᅠ ᅠᅠкофе и дым.
 
***
Отрекись от меня,
ᅠᅠᅠᅠᅠсын мой,
Ненавидьте меня,
ᅠᅠᅠᅠᅠбратья;
Они вырвали нас
ᅠᅠᅠᅠᅠсилой,
И вернутся, чтобы
ᅠᅠᅠᅠᅠзабрать вас;

Они вырвали нас
ᅠᅠᅠᅠᅠс корнем,
Закидали землёй
ᅠᅠᅠᅠᅠпыльной,
Нас история еле
ᅠᅠᅠᅠᅠвспомнит,
Как и то, что мы здесь
ᅠᅠᅠᅠᅠ были,

С наших фото сотрут
ᅠᅠᅠᅠᅠлица,
Перероют архив
ᅠᅠᅠᅠᅠкаждый,
Чтобы точно не
ᅠᅠᅠᅠᅠвозродиться
Новым фениксом нам
ᅠᅠᅠᅠᅠбумажным.

Заберут из квартиры
ᅠᅠᅠᅠᅠпрямо
Так, что даже не будет
ᅠᅠᅠᅠᅠслышно,
Как подрагивают
ᅠᅠᅠᅠᅠна ямах
Воронков жестяные
ᅠᅠᅠᅠᅠдышла,

Не тревожа соседей
ᅠᅠᅠᅠᅠспящих,
Что забыли, как спать
ᅠᅠᅠᅠᅠночью,
В ледяной тишине
ᅠᅠᅠᅠᅠчтящих
Память тех, кто внизу,
ᅠᅠᅠᅠᅠмолча;

Память тех, кто распят
ᅠᅠᅠᅠᅠбудет,
Кто исчезнет за той
ᅠᅠᅠᅠᅠдорогой,
Не губивших чужих
ᅠᅠᅠᅠᅠсудеб,
Не игравших
ᅠᅠᅠᅠᅠв глухонемого...

Сохраните себя,
ᅠᅠᅠᅠᅠ дети,
Остальное — расскажет
ᅠᅠᅠᅠᅠвремя,
Про потерянное
ᅠᅠᅠᅠᅠстолетие,
И затёртые ими
ᅠᅠᅠᅠᅠсемьи.
 
Садовод
Над кованым чугуном ворот
Закат начинал алеть;
"Наверное, я плохой садовод" -
Сказала, подумав, Смерть,

И сплюнув на рыхлую землю, где
Вчера колотил набат,
Пошла по рядам цветника людей
Сквозь лабиринт оград.

Печальные лилии стлали пол
Под шагом её босым,
В гвоздиках чёрный тонул подол,
Окутанный в красный дым;

"Садовник, наверное, я плохой,
И склонности нет совсем," -
Сказала печальная, что с косой
Ходила меж хризантем,

"Но всё-таки чем-то хорош мой сад -
Хоть дольше вас постоит",
И с грустной улыбкой бросила взгляд
На розы могильных плит.
 
Нежность
Меня
спросили
однажды:
"А что
такое
нежность?
Это
тепло,
которое каждый
дарит
своим
любимым?"

И я
показал им
станки пулемётные,
с их воронёными дулами,
я
показал
пулемётные ленты,
предвестники очередей,
косившие тоже очереди,
но только
ещё
живые;

Я
показал
стариков
и детей,
их мам и сестёр,
инвалидов горбатых,
домашних животных,
цветы и деревья,
и прочих
мишеней войны;

Я показал,
как в медалях
увешаны
самые
лучшие
из
убийц,
как их
берут
на такой же
прицел
такие же
люди
с другими
наградами;

Я показал
города и фонтаны,
те, что поили
конструкторов
бомб,
умных учёных
и прочих отважных героев,
блестяще
убивших
чужие
дома,
дворцы,
города
и фонтаны.

Я показал
любимые сказки,
платьица,
куклы
и плюшевых мишек,
игрушки
и всех оловянных солдатиков
тех,
кто в печи
догорал;

Я показал,
как танцует
умело
на касках
горячий
закат,
собой
освещавший
последних
отважных
безногих
холодных
забытых в окопах,
и даже
возможно
когда-то
живых
солдат;

Я показал,
как показывать
нечего
стало -
всё,
что когда-то
было,
сменили
войной.

Я показал
боевые машины
на всех
городских
площадях,
гордым парадом
идущих
под марши
по выжившей
чудом
земле,
и хвастаясь
перед народами,
чудом живыми,
что убивать могут
лучше,
быстрее,
дальше,
и главное -
больше,
чем прежде,
людей.

Я показал,
как ликуют
при виде
ракет баллистических
ядерных
счастливые
дети
убитых
бомбёжками
и артобстрелами
женщин,

как скандируют,
глядя
в закрытое
самолётными
крыльями
небо,
все,
уцелевшие
чудом
в самой
жестокой
войне,
громкое,
триумфальное
жизнерадостное
приветствие -
"Ура!" - всем истребителям!
"Ура!" - бомбардировщикам!
"Ура!" - нам-победителям!
"Ура!"

Меня
спросили
однажды:
"Что же
такое
нежность?"
И я,
показав им
такие
картины
великих
и храбрых
людей,
ответил:
"Нежность -
любить
человечество,
после
каждого
из его
человеческих
дел."
 
Лорелея (Г. Гейне)
Не знаю причину тоске я,
Печалью налившей взгляд,
Но помнится мне Лорелея
Который вечер подряд.

Над Рейном безмолвен воздух;
Объятые тишиной,
Пылают скалистые гроздья
В закате над горой.

Сидишь ты на камне высоком,
Собою солнце затмив,
Равняешь гребёнкой локон,
Окрасив в золото риф.

Твоих беспокойных прядей
Цветёт золотая рожь,
И с грустью куда-то глядя,
Ты песню свою поёшь.

А на рыбацкой лодке,
Забыв о кинжалах скал,
Плыл парень на голос звонкий,
И в дымке тебя искал.

Но смерть под водой кипучей
Найдёт он себе скорей,
Чем ту, что поёт на круче
Над кладбищем кораблей.
 
Ночки
Ночки длинные нынче водятся,
И глубокие, как глаза;
Околевшие в одиночестве,
Ночевать идут на вокзал;

На вокзале газетным саваном
Выстилается тишина.
Чугуном облаков задавлена
Ночка тонкая, как блесна;

Бледнолунная, исхудалая,
Как из дома бежавший пёс;
Стонет, бедная, под кинжалами
Бесконечно-холодных звёзд;

Плачет ночка, уткнувшись месяцу
В обветшалую гладь плеча,
И уныло над ночью свесилась
Белокаменная свеча.

Но и длинное всё кончается,
И ведомая палачом,
Ночь уходит и улыбается,
Полыхнув на востоке огнём.
 
Коты
Коты умирают ночью
На тёплом железе крыши.
Коты умирают молча-
Просто больше не дышат

Коты умирают так же,
Как умирают сказки,
Вдаль уплывая баржей,
Груженной под завязку.

Коты умирают нотой
В самом высоком регистре.
Коты умирают в субботу,
Коты умирают быстро.

Коты умирают плавно,
Для этого мира-слишком,
Под песни лесного фавна
Из человечьих книжек.

Коты умирают нежно,
Как могут дикие звери,
Виляя хвостом небрежно,
Уходят в открытые двери.

Коты перед смертью дремлют,
Сонно оскалив зубы.
Коты утекают на землю
По водосточным трубам.

Коты умирают, плача,
Цепляясь когтями в стены,
Жестоко давая сдачи,
Подвалам вскрывая вены,

Стальные клетки сжигая
Пламенем чёрной шерсти.
Котам не бывает Рая.
Коты умирают вместе.
 
Осень
Окно живописным пейзажем над комнатой высилось,
деревянную раму картины оставив открытой,
и я ухожу в эту сыро-бетонную живопись.
Я ухожу.
На столе стоит чай недопитый,


А на улице - люди, опавшие листья высоких,
арматурные корни пустивших, пустых хрущёвок.
Заросли тротуары людей полевой осокой,
что теплится зимой у автобусных остановок;


Осень корчится, старая, кашлем терзает улицы,
и зарылись от ветра люди в дворы-колодцы.
Ничего. На пороге зима уже белым курится.
И до нас дойдёт.
А пока живём, что даётся.
Подписчики 1
Статистика
Произведений
9
Написано отзывов
0
Получено отзывов
1
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!
Copyright ©