Филипп Заброженский 10
Вред еды
Я наелся.
Теперь немного туп.
Живот чрезмерно вздутый.
Сейчас развяжется пуп.
Счётчик пошёл на минуты.

Парашют ума и фантазии
Картошкой притянут к земле.
Туннели с нейронными связями
Закупорил омлет.

За столом беседа философов
А я весь закемаренный,
Нет больше вопросов,
Кроме того,
что после жаренного.

Меня послушайте,
Послушайте мой совет.
Только от голода кушайте.
Глупец лишь счастлив
от ед.
Мысли с двенадцатого на тринадцатое
Помню
Звёзды падали,
как стервятники при виде падали.

Луна была, как мушка,
Украшающая дамский нос.
Небо звенело от сверчков и грёз.

Земля- явилась не шар вовсе,
А половина от цифры восемь.

А один фонарь безмозглый
Встал и загородил звёзды.

Ёж топтался в траве,
как вурдалак,
Мысли с двенадцатого на тринадцатое
Двигались вот так.
***
Я не знаю, где мои брюки,
Я не знаю, где мой пиджак,
Деться от скуки
Я не знаю, куда и как.
Перелом ноги и черепно-мозговое
Напоминают спиртную дрянь.
Не учите.
Вам дело какое?
Я, господа, пьянь.
***
Кто украл мои брюки
И кто спёр мой пиджак?
Деться от скуки
Я не знаю,
куда и как.
***
Хоть у пчелы и мало ума
И относительные проблемы с летанием
Она должна не только себе сама,
Но и матке достать пропитание.
И проснувшись пчела по утру
Со слипшимися глазами-сетками,
Пролетает она по периметру,
Обдираемая ветками.
Ели день был удачным и бог пчелу
миловал,
То найдёт она соцветие не только яблочное,
Но и сливовое.
Но бог пчелиный бывает вреден-
Посылает пчелу за нектаром,
Где беден гектар за гектаром.
Но опустим черно- жёлтые будни
И поставим вопрос чётче:
Кто из массы пчелиного блудня
Стоит на пересчёте?
И разве матка после парада
Выйдя из трутневой мглы,
Помашет клешнёй безымянному чадо
И крикнет громко "Орлы"?
Пускай пчёлы ежедневно жалят и жарят
шершня
Никогда не смогут они свою la femme
Cherchez
***
Грязь и слякоть.
К нему подошла старушка
И, поклонившись низко,
Сунула записку.
Передал он бумажку помощнику
(Сейчас может работнику посольства),
Только забыл, что бумажки теряться имеют свойство...
***
У нас время такое.
Пусть некоторые
С лысыми лбами
Не обнимаются с попами
В автобусе
Зашед в автобус,
Светлый и душный,
Я обозлился на бога.
"За что ты меня так душишь?"-
Спрашивал я его много,
Глядя, на дядю с пузом,
Как глобус.
Но бог сегодня был глух
И не хотел посмотреть на меня
С небес.
А может смеялся он,
Пока я шёл ребёнка через...
Но пусть! Бог мне не поможет
Не вылезти из кожи.
И вот, просочась сквозь тела,
Которые свиньи выродили,
Я очень опытно и умело
Место себе выгородил.
Сел.
Сижу и думаю.
На пятой минуте
Надоело думать.
Начал оглядываться:
Люди, как колья
У Цепеша выстроены-
Топчутся, гниют, потеют, жарятся.
Чей-то волос коснулся моей спины.
Девушка тиноволосая.
- Постойте, - кричу я
От неё меня отгородил рыжий мальчик
С пузырями вместо губ.
Дал бы леща, если б немного чувствовал рук.
Отец его с сумкой сидел,
Уперев на окно лошадиный череп.
Язык как червь
По стеклу
Потекал.
Тут мне так гадко и жутко стало,
Что выбежал из автобуса я,
Не расплатившись,
Пока мясо мое не превратилось в сало.
***
Не думаю, что в чины обличённый
Будет брезговать копченой
Или иной магазинной ерестью-
Напротив,
он уничтожит её мгновенно гиппопотамовой челюстью.
И попросит ещё,
Бульдожью рожу оскалив.
У него не желудок,
А калейдоскоп сплавов.
***
Вам ли, любящим звон монеты,
Есенничать и Пушковать?
Вы же должны не как поэты, а как последние падлы сдыхать.
Ваши страданья, ваши моленья
мне напретили.
Скажите, когда же собственный ваш вой, вас доведет до могилы?
Подписчики 1
Статистика
Произведений
10
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!