Поэмы

 
Из прошлого в будущее (Окончание)
11
К Тамаре в комнату зайдя, Иван вдруг огляделся,
Такая чистота кругом приятная ман'ит.
Как красна д'евица тогда, Иван слегка зарделся.
Тамара смотрит на него и тянет, как магнит.
Она тут начала рассказ и молвила : "Не ваша".
-- Я в гости к вам, покинув дом, из прошлого пришла.
А у Ивана в голове от всех событий каша,
И как такое может быть? Такие вот дела...

Нам что-то надо предпринять, -- сказал Иван Тамаре.
-- Не знаю даже как тебе об этом говорить?
-- Да что угодно говори... приму, -- он был в ударе.
-- Придётся видимо, Иван, тебе меня забыть.
-- Я не смогу тебя забыть и задержать не вправе,
Но может есть хотя б один, но вариант другой?
--Быть может можно как-нибудь тебя у нас оставить?
-- Или тогда поеду я, конечно, за тобой.

-- Иван, недавно был ответ, как мне домой вернуться.
-- Но также был ещё ответ, как мне остаться здесь.
-- С чего начать?.. скажи теперь и хватит уже дуться.
Послушай лучше до конца сейчас благую весть.
Два варианта есть у нас : чтоб в будущем остаться,
Тебе придётся повести с собой меня к венцу,
А чтоб вернуться... ну, Иван, ты можешь не смеяться?..
-- Тамара, ты не продолжай, ведь в жёны я беру!

Он только это произнёс и грянул гром на небе.
Исчезло всё уже давно : деревня и изба.
Пространство... церковь и алтарь... священник держит требник.
-- Ты, замуж за меня пойдёшь? -- она сказала : " Да!".

... Прошло уж очень много лет, Тамара не жалела.
У них с Иваном до сих пор всё очень хорошо!
Исполнилась мечта её, всё стало как хотела.
И Бог послал царице дочь, но будет сын ещё...
 
Юля Голубева
13.03.2019 10:18
Стихи-псалмы от них идет сила Бога на исцеление!
Истина и ложь религий.

Мчиться времени круг.
Я о Боге узнал, но религии путь человек показал.
Бог ведет всех вас здесь. И победа болизка
Бога праведный путь есть спасение дня.
На голгофу и кровь человек указал.
Но религии тьма заглушила слова.
Посмотри все кругом духом сотворено.
Под лучами Его мир согрет тут теплом.
Только правда Его в вечном слове дана
И вчерпшние дни заметает пурга.
И планета моя расцветет , как заря.
Веры путь укажи, как любить покажи
Ведь с позиции тьмы Бога здесь не найти.
Покажи путь любви и победу держи
Веры истиный путь надо людям вернуть.
Правды выбери путь и уйдет с лица грусть.
Крест голгофский забрал все обиды твои
Искупил навсегда Он тут слезы твои.
Ты иди и не лги людям правду неси,
Что религия ложь в духе свет принеси.
Я тут всем расскажу о победе Христа.
И зажгу для Него я тут ваши сердца.
И сто тысяч планет Бог тебе подарил.
Иисус пролил кровь для того, чтоб ты жил.
((
Наступит твой день.
Заметает февраль все обиды мои
В танце белом кружась тают горя все дни.
В танце белом январь снег кладет на луга.
И обиды сметя стонет день февраля..
И в кафтане апрель светом лета придет.
Ждем мы летние дни царство света грядет
Мне не нужно теперь встреч твоих и тревог
Позади все осталось и это пройдет.
Отойдет все здесь зло, что ты мне причинил.
И залечит мне Бог раны сердца мои.
В танце белом февраль за собой позовет
И позиция крест заплатила за все.
Проведу жизнь с другим с ним все ночи и дни
Но была я с тобой и хочу с тобой быть
День наступит иной и настанет любовь.
И весна здесь на сердце когда то придет.
Скоро замуж я выйду и ты мне поверь
Больше я здесь не вспомню тебя на земле.
На планете пою и добро всем дарю
Не навечно пурга Бога в горе ищу.
И отступит декабрь и морозы пройдут
То, что есть береги создай дома уют.
Вьюга все унесла и обиды мои в танце летнего дня позабудешь здесь ты.
И сметая всю боль нас апрель позавет и подарит мне он тут поляны из роз.
В танце вечном Христос за собой уведет
Заметает февраль день вчерашний и боль.
Унесет вновь пурга все обиды твои
Ты на месте не стой за Христом здесь иди.
Поспеши людям свет принести и опять
На дворе будет солнце на небе сиять.
Иди только вперед никого здесь не жди.
Буря скоро уйдет лед апрель растворит.
Тень вчерашнего дня здесь уйдет и печаль плечи, сгорбив уйдет наметет снег январь.
Солнца встретишь закат и рассвет одарит и поманит меня дух Святой , как магнит.
В танце белом кружась здесь наступит апрель
Все проходит и будет мне счастие здесь.
И сирень расцветет и пройдет вдруг пурга
Вьюга сердца уйдет и настанет весна.
Снова луч золотой жизнь мою озарит
И настанет любовь и придет сила жить.
Снова утро взойдет и росой станет путь
День вчерашний пройдет и уйдет с ним вся грусть.
Вьюга сердца прошла и огонь вновь горит
Для любви я теперь здесь хочу опять жить.
Бог весь мир сотворил и соткал в нем меня.
Снова дождик идет боль души унялась.
И вчерашние стрелы уже не страшны
Скоро встречу любовь Бог пошлет этот миг.
Тень вчерашнего дня здесь ушла насовсем
Скоро будет весна и настанет капель.
Вьюга все за собой навсегда унесет и подснежник весной в свое время взойдет.
За тобою пурга все сжигает мосты
Божий мир вновь пришел будет свадебный пир.
И навеки Христос тут позвал и мой путь
С Ним теперь тут лежит и проходит вся грусть.
Март здесь мне предвещает с другим уж любовь
Вмтанет утро росою я встречу его.
Будут встречи опять песни буду петь вновь.
Предвещает мне Бог снова княжну любовь.
Вьюги все здесь пройдут ты доверься Ему.
Солнце вновь здесь взойдет и цветы расцвеетут
Снова скажет Иисус:" Ты доверь Мне свой путь."
И в сиянии Он уберет с сердца грусть посмотри здесь на крест подари людям жизнь
В танец в белом февраль он пока господин.
Посмотри на часы все проходит поверь
И с позиции крест посмотри ты теперь.
День вчерашний обманет в него не смотри
Скоро будут с Иисусом тут лучшие дни.
Озарит вновт лицо тут улыбка твоя.
Бог с тобою все дни и вовек навсегда.
И в ромашках июль снова манит меня и куплеты поет за собой уводя.
И позиция крест заплатила за все.
Так, что ты не грусти впереди все еще.
Вновь апрель расцветет и поляной из роз вновь одарит меня Иисус мой Христос.
За собой позовет и забуду тебя
Столько боли нанес будь здесь счстлив всегда.
И дыханьем любви озарился мой путь.
Прохожу жизнь я с Ним Он теперь тут мой друг.
И дыханье любви за Собой уводя вновь в дорогу зовет Дух здесь манит меня.
Дождь святой упадет за Тобою иду.
И опять я полет здесь в Тебе совершу.
 
Иван Ерзянкин
12.03.2019 09:07
***
Был когда-то я влюблён,
Словно птица окрылён.
В жизнь мою ворвалось счастье
С именем красивым, Настя

Восемнадцать было мне.
Юность... Грезы в каждом дне...
Поступил учиться я
На писателя, друзья.

Год две тысячи седьмой
Мчался по земле родной
Коль не ошибаюсь я,
Первый день был сентября.

В универ пришедши рано,
И прослушав речь декана,
Ноги юные подняв,
Я бежал домой, стремглав.

Но на лестнице споткнулся,
( Чуть совсем не навернулся):
Устоял из-за девчонки,
Что стояла там, в сторонке.

Поддержав меня, сказала:
« Вот уж этого не ждала:
Чтобы парни прямо в руки???
Да... Сегодня день без скуки».

« Вот, спасибо! Это-счастье!
Как зовут?»- спросил я « Настя.
А тебя?» « Я Ростислав»
« Не носись же впредь стремглав»

« Музой ты не хочешь быть?
Буду век тебя любить,
Посвящу тебе роман»
« О, да ты, я вижу, пьян»

« Я не пьян, но, всё ж, любовь
Будоражит мою кровь.
Как писателем я стану,
Много посвящу романов»

« Ты романтик? Ну, прекрасно:
Всё теперь мне стало ясно.
О любви давно мечтаю,
Много лирики читаю»

Может, встретимся?» « Возможно,
Полюбить мне будет сложно,
Но уж, Если полюблю,
То вовек не разлюблю.

Мы пошли гулять по парку.
Солнца диск светился ярко.
Настя много говорила,
Про меня же не забыла.

Всё вопросы задавала,
Обо мне все узнавала:
Как я жил и чем я жил,
Как я грезил и любил.

Прогуляли дня мы треть.
Небо начало темнеть.
Целовались во дворах,
И в подъездах, и в домах.

Попрощавшись очень поздно,
Расставались крайне слёзно:
Новый день подарит встречу,
Но от этого не легче.

Все подруги девы Насти
Позавидовали счастью,
Но нашлась одна из них,
Зависть чья сильней других.

Если молвить справедливо,
Девушка была красивой:
Топ-модель с карьерой длинной,
А звалась она Альбиной.

Зла, коварна и хитра,
Прям снаружи до нутра.
Как боярыня богата,
А жила на деньги брата.

Не любила никого,
Даже брата своего.
А, меня узрев, влюбилась,
Хоть досель любовь ей снилась.

После пары подошла
И спросила: « Как дела?
Ждёшь ты Настю? И напрасно.
Посмотри: ведь я прекрасна.

Я ль не лепа для тебя?
Ведь блюду давно себя:
Посмотри на кожу. « Шелк»
Скажут все, кто знает толк.

Посмотри на эти груди:
Ведь не стыдно выйти в люди.
А, посмотришь на глаза-
Потеряешь тормоза».

« Я люблю одну лишь Настю,
И не смей мешать ты счастью:
Я могу и рассказать.
Как ты можешь приставать???»

Так спросил я, возмутившись,
И в любви лишь утвердившись.
« Как ты смеешь? Что ли, Настя
Обуяла сильной страстью?

Погуляем раз другой-
И навек ты станешь мой»
Так Альбина мне сказала,
И, с улыбкой, продолжала:

« Кто Богиня страсти? Я!
Так, давай же, без вранья:
Я тебе чуток хоть нравлюсь?
Если нет- то я исправлюсь»

« Я, Альбина, уж сказал,
Что мечтаю и мечтал,
Ни о ком другом, как Насте.
Рядом с ней я вижу счастье»

Так сказал я, отойдя,
И Альбину не судя:
Ну, влюбилась. Ну, бывает.
Пусть пока не понимает

Что любить чужого- бред:
Всё равно ответит : « Нет!»
« Сам ты выбрал этот путь,
И теперь уж не свернуть.

Отомщу я страшно дерзко:
Скоро жить вам станет мерзко»
Так сказала мне Альбина,
Обозвав при том : « Скотина!»

Мчались месяцы и дни,
Словно буйные они.
В конце мая моя Настя,
Мне сказала : « Будет счастье:

Будешь скоро ты отцом.
В жизни будет перелом:
Дочку я тебе рожу
В сентябре. О том тужу

Как карьера и учёба?
Я люблю тебя до гроба,
Я хочу родить детей,
И семью хочу скорей.

Но одно лишь « напрягает":
« Догоню» ли всех? Кто знает.
« Академ» брать не хочу:
В срок диплом я получу.

Буду музыку писать,
Ты- стихи к ней сочинять.
Пусть тогда узнает : « Твиттер»,
Что я стала композитор.

Лучшая студентка я.
Факультет- моя семья.
А Навидский мне сказал:
«Я таланта не видал

Что сильней, чем это чудо:
Пишешь музыку не худо.
На рояле ты играешь
Классно так. Ты понимаешь?

Станешь славный музыкант,
( Хоть, пока что, дебютант).
Будешь музыку писать,
После- « звёздам» продавать»»

Очень скоро поженились,
И мечты осуществились:
Стал я- муж, она-жена.
Влюблены ( Одна волна)

А Альбина не дремала:
Планы мести в жизнь внедряла.
Она к брату подошла,
В нём союзника нашла.

Был Тимурка адвокат,
Шагу не ступал назад:
Не любил тех, кто мешал,
Если что-то начинал.

А сестру свою любил,
Для неё помощник был.
Много он людей извёл,
Кучу денег он обрёл.

И не раз он защитил
Даже тех, кто беден был:
Быть рабами обещали,
И во многом помогали.

Этот « Чёрный адвокат»
В Южноморске- первый гад:
Тех, кого он не любил,
Очень страшно погубил.

Был бандитским королём,
Пёкся о добре своём.
А мечтал найти он клад,
Что зарыт сто лет назад.

То ли Бога провидение,
То ли, просто, совпадение:
Был тот клад семьи моей,
И зарыт в земле. На ней

Особняк стоял большой.
Не ровнялся красотой
Никакой другой с ним дом,
Ни теперь и ни в былом.

В вечер тот собрал людей
Наш Тимурушка-злодей.
И он так сказал : « Братва,
Я надеюсь, на раз-два

Сможем мы помочь Альбине,
А уж пареньку-скотине
Жить спокойно не дадим:
Меч возмездия над ним.

Также отыщу я клад.
Буду как султан богат.
Вам, конечно, часть отдам.
Вы не бойтесь: не предам».

Старый добрый дядя вор,
Что пришел в Тимуркин двор,
Покуривши « Беломора»,
Так сказал : « Найдем их скоро

Карту лично я сворую.
Часть поделим. Остальную
Предлагаю я отдать
Пацану. И бед не знать».

« Эй, ты чё, совсем ку-ку?
Часть сокровищ дать врагу?!»
Зашумела вся братва,
Слыша старика слова.

«Да, послушайте, ребяты:
Будем мы и так богаты.
Фарт не любит борзоты:
Будут лишь одни мечты.

Предлагаю пополам
Поделить ему и нам.
Я от риска не бегу,
Но, однако, не могу

Фарт я на рулетку ставить
( Вдруг удача нас оставит?)
Насчет мести я скажу,
Что тебя, Тимур, сужу.

Ты сестрёнку баловал,
Всё ей делать разрешал.
И теперь, как вишь, она
В мужа жутко влюблена.

Муж совсем тот не её.
У него своё житьё:
Любит он свою жену
Добровольно, не в плену».

Так сказав, старейший вор
Не спеша, покинул двор.
Голоса вмиг поутихли,
Все бандиты вдруг затихли.

Вспомнил кое-кто любовь
Свою первую. И вновь
Пробежала в теле дрожь,
Будто в сердце острый нож.

Вспомнили, как на дорогу
Криминала понемногу
Выходили все, клянясь,
Что на время лезут в грязь.

Как под знамя Робин Гуда,
Веруя в любовь и чудо,
Лишь богатых все клялись
Грабить. Позже начались

И убийства-грабежи:
Стали все точить ножи
И на тех, кто был хоть беден,
Но для криминала вреден.

Как клялись те « завязать»:
Наркоту впредь не « толкать».
Обещали честно жить,
И про криминал забыть.

Кто-то тут же позвонил
Той, безумно что любил,
И сказал : « Прости, родная:
Станет жизнь моя другая».

И бандиты разошлись,
По домам все разбрелись.
Знаю: большинство из них
Уж не грабило чужих.

Стали честными людьми
После этого они:
И учёба, и работа,
И легальные заботы.

Но ушли не все, а часть,
( Те, кем надоело красть),
Кто припомнил все законы,
И имел на то резоны.

Тем остались те злодеи,
Что страшнее Бармалея,
Коих не переучить,
Как им по закону жить.

Оставался там полковник,
Что в душе был уголовник:
Следователь Маркин Петя
Мог « отмазать» всех на свете.

Был ещё один герой,
Из учёных что изгой.
Звался Ромка он Ромашкин,
Был грехом обуян тяжким:

Был ученый-археолог,
( Не какой-то антрополог).
На продаже артефактов
Без любых законных актов

Он попался, и теперь
Навсегда закрыта дверь
В исторической науке.
Можно ль выжить в этой муке?

Группу он свою собрал,
Сотни мест он раскопал.
Раскопал их нелегально
( Это грустно и печально).

Третий гад- Артур Бердиев,
Кандидат психиатрии.
Много он сгноил людей
В психбольнице. А идей

Уйма у него была
Как поправить все дела.
Стариков он обирал:
Их квартиры отбирал.

А, верней, не он, а фирма,
Как агентство была ширма.
Там квартиры « продавали».
А, на деле- отбирали.

На свободе лишь Бердиев,
Гений во психиатрии.
Боссов фирмы ждал итог:
Был у них немалый срок.

Криминальных три орла,
Клятвы выдавши слова,
Вставши под Тимура власть,
( Велика к богатству страсть),

Обещали отомстить:
Жизнь испортив, нас сгубить.
И сокровища найти,
Их Тимуру принести.

Жили в душу мы душа
( ведь супруга хороша):
Я любил, она любила,
Чувство вовсе не « уплыло».

Был июльский жаркий день,
И цвела в саду сирень,
А супружница моя
По делам ушла, друзья.

Тут пришла ко мне Альбина,
И, без всякой без причины,
Начала вдруг извиняться,
В прегрешениях повиняться.

Мол : « Прости: не знала я,
Что ты любишь без вранья.
Уж теперь не помешаю
Настю я любить до краю.

Стала я счастливой вновь,
И нашла свою любовь.
А с тобой- блажь оказалась:
Зря когда-то признавалась.

Давай, выпьем за покой,
Чтоб не ссориться с тобой.
Принесла для нас вино.
На столе стоит оно».

Сделал я глоток иль два.
Закружилась голова
Кухня вдруг совсем « поплыла»,
Потерял совсем я силы.

В обморок в тот миг упал,
Хотя раньше выпивал:
Знал отлично организм.
Тут же- словно мистицизм.

Разбудила меня Настя,
Закричав: « Пропало счастье!
Побывали тут чужие.
Может, вещи дорогие

«Увели» они у нас?
Посмотри ты сей же час».
Долго проверять пришлось:
Карты клада не нашлось.

Долго думал: « Как же так?
Ведь порядок- не бардак».
Понял к вечеру одно:
Не случайное оно

Появление Альбины,
Словно писанной картины.
Лишь она могла украсть:
У неё к богатству страсть.

Позвонил я в УВД,
Мол: « Украли и т.д.»
В тот же вечер был допрос:
Я ответ о карте нёс.

Кабы Маркин допросил,
То бы, точно, погубил.
Но товарищ генерал
В УВД том захворал.

Пётр Маркин заменял
Генерала, что хворал.
Лишь по этой по причине
Я здоров и жив поныне.

Провели на экспертизу,
Проверяли: нет ли шиза.
Должен был там быть Бердиев,
Доктор Зло психиатрии.

Не поминках оный был
Той супруги, что любил:
Умерла она на днях,
Хоть была и не в летах.

Доктора постановили,
Что мой разум в изобилии.
В УВД открыли « дело,
И искали карту смело.

И Ромашкин, и Бердиев,
Кандидат психиатрии,
И полковник Маркин сам,
И сообщники их там,

И Тимурка наш с Альбиной
Дождались, как я покину
На неделечку-другую
Свою дачу дорогую,

И пришли искать мой клад,
Вмиг отрезав путь назад.
Свои первые потери
Понесли с закатом « звери».

Маркин с братией « накатили»,
Тут вошел в мой дом Бердиев,
И сказал : « Да, как так можно?!
Будете болеть безбожно...»

Не дав фразу досказать,
Пистолет решил достать:
Маркин Петя был на взводе,
Был он злобным по природе.

Грянул выстрел- нет Артура,
А убила пуля-дура.
А на утро был аврал:
Сам Тимурка захворал.

Был укушен он змеёй,
Ядовитою гюрзой.
Неизвестно: как, откуда
Эта вылезла паскуда?

Полчаса он в здравье был,
И до « Скорой» не дожил:
Испустил Тимурка дух,
Хоть имел на гибель нюх.

А наутро перестрелка:
Не поделена тарелка.
Бела золота она
( Была в кладе найдена).

Маркин и Ромашкин Рома,
Не желая дать другому
Ту прекрасную тарелку,
Вмиг поссорились не мелко.

Залп из выстрелов. Упали,
И бесшумно умирали.
Ликовала лишь Альбина,
Клад собравши воедино.

Буйно, страшно веселилась:
Напилась и накурилась.
И, заснувши в жаркой бане,
Угорела без страданий.

Так судьба всех наказала,
Так как ложь не принимала:
За убийство и обман
Приговор с небес был дан.

Мы с Настюшей дочь растим,
Скоро сына мы родим.
Станет Лесенька сестрой.
Осчастливился дом мой.
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
10
Старушка -- мать, сынка почти совсем не узнавала.
Он так менялся на глазах и внешне и внутри.
Здесь что- то видимо не так... невесты не хватало.
Ему пыталась их найти, ни раз, ни два, ни три.
Иван корзины заносил и ставил их в кладовку,
Откуда- то взялась опять его былая прыть.
Он показал Тамаре тут отменную сноровку,
Достал чугун из печки щей, поставил сразу стыть.

Тамара дверцу отворив, тихонько наблюдала.
Вот это парень, удалец, принёс лещей с реки.
Она б такого ни на что, сейчас не променяла,
А во дворце у них живут, однако, дураки.
Иван глаза остановил вдруг на глазах Тамары,
И сердце бешено внутри пустилось резво вскачь.
Уже в ушах Ивану вмиг послышались фанфары,
Приплясывая впереди уж дул в трубу трубач.

Обедать сели все к столу, Иван Тамаре н'алил,
(Тарелочку глубокую, да с золотой каймой),
Отменных щей, да со свеклой, ещё, конечно, с салом.
Тамаре уж совсем почти не хочется домой.
Наелись плотно, как могли, и вот налили чаю,
А на столе теперь ещё с капустой пироги.
Старушка -- мать глядит на них и много замечает,
Какие странные они, совсем как дураки...
Тамара сделалась грустн'а, она в себе решила,
Что всё Ивану рассказать обязана она.
(Пока тарелки тщательно намыливала мылом),
А в сердце проникала вмиг щемящая тоска.
--Пойдём, Иван, поговорим... что будем делать дальше?
(Тамара подняла свои прекрасные глаза).
Иван так пристально смотрел, не видел в словах фальши,
Но чувствовал, что близится конкретная гроза...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
9
Тамара ночь промучилась, но так и не решила,
Остаться в будущем сейчас иль в прошлое уйти?
Всё думала об этом день, теряя много силы.
Закрылась и сидела так до н'очи взаперти.
Иван опять стучался к ней, она не открывала,
Не зная, что же делать ей и как смотреть в глаза.
И только поняла потом, что времени так мало.
А голос говорил вчера... подскажут небеса.

-- Быть может ей не нравлюсь я, -- страдал Иван в прихожей.
-- Но без Тамары уж теперь, наверно, не смогу.
-- Совсем расклеился, болван, а это так негоже.
А душу изливал свою, конечно, утюгу.
Наглаживал рубаху он, широкий красный ворот,
И начищал он ваксою из юфти сапоги.
На левой стороне груди цветок большой приколот,
Собр'ался он поговорить : " О, Боже, помоги!"

И вот Иван уж у окна, он начинал свободно.
-- Я сделал может что не так? Меня за то прости.
-- Подумай хорошенечко, судьбе может угодно,
Две одинёшеньких души по- жизни повести.
Ивану, улыбнувшись вдруг, Тамара отвечала.
-- Я думала над этим тут, наверно целый день.
-- Желанья моего сейчас, конечно, будет мало,
И на лицо её теперь ложилась грусти тень.

-- Скажи, Тамара, что ещё для этого нам нужно?
-- Я постараюсь это всё из-под земли достать.
И пёс залаял на дворе, протяжно и натужно.
А с огорода возвращалась к дому его мать.
-- Ты что Иван, стоишь один? Мне б донести не смог ты?
-- Здесь огурцы, салат, морковь, картошечки ведро.
-- Капусты вот подгнил бочок, который день уж мокро.
Конечно, мать, иду сейчас, -- сказал Иван, -- добро...
 
Из прошлого в будущее (Продолжение)
8
-- Болит нога, не наступлю, -- Тамара отвечала.
-- Тогда тебя я понесу -- Иван ей говорил.
-- Покрепче шею обхвати -- просил её сначала.
Тамару отпустил потом лишь около перил.
Старушка -- мать, увидев их, руками всё ж всплеснула.
-- А что случилось?.. расскажи, сынок ты мой, Иван.
-- Да вот, Тамара, ногу так немного подвернула,
-- А что воды совсем нет, мать? Мне бы хотя б стакан.

-- Клади её сюда, Иван, здесь будет ей удобно, --
Переживала мать уже совсем, как за себя.
-- Как раз теперь супец поспел... я думаю съедобно,--
Смотрела мать на девушку её почти любя.
Старушка быстро потянув чугун из жаркой печки,
(Ухват взяла неправильно, ведь было не с руки).
А пёс Ивана на полу лизал из супа речки.
Тамара, чуть не плакала... какие дураки!

Иван принёс ещё воды, ведра уж три наверно,
Картошку мытую давно поставили варить.
Вот только настроенья нет, в душе противно, скверно.
Иван Тамару начинал действительно любить.
Поели вместе, сообща, темнеть уж начинало.
Тамара чай скорей попив, вдруг в комнату ушла.
Ивана начала любить... знакомы были мало,
Но это не понять совсем, такие вот дела...

Уснули все уже давно, луна в окно сияла.
Тамаре не хотелось спать, предчувствие внутри.
К окну тихонько подошла, всё думала стояла,
А в сердце молоток стучал... один и два и три...
И голос прорывался сквозь тягучий, плотный воздух,
-- Тамара, пребыванье здесь уж подошло к концу.
-- Через два дня смотри наверх, тебе подскажут звёзды,
-- Остаться точно сможешь здесь, если пойдёшь к венцу...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
7
Старушка, дров поленьев пять, домой уж заносила.
Иван, перехватив дрова, тотчас, одной рукой,
Сказал : " Ну, здравствуй моя мать, а где у тебя мыло?"
Сейчас схожу я за водой и сразу на покой.
Тогда Тамара поняла, зря мылила картошку,
И как с неё теперь смывать ту пену... просто жуть.
Осталось мыла от куска совсем уже немножко,
Потом она взяла ведро и выбежала... в путь

И выходя уж со двора Тамара зарыдала.
(Ей почему-то всё не так, всё было не с руки).
Обиженно и тихо всё ж, чтоб избежать скандала,
Тут прошептала вдруг она : " Какие ж дураки!"
Вот за воротами родник шумит, водой играя,
Тамара быстро наклонясь, подставила ведро.
Она не расссчитала путь сначала и до края,
Но тут Иван сообразив, успел поймать зато.

Иван из дома выходя и расправляя плечи,
Заметил, как вдали мелькнул красивый жёлтый бант.
(Пошла Тамара на родник, но скоро уже вечер).
В два шага был на месте он, не зря же ведь атлант.
Глядит внимательно за ней, что будет дальше делать?
Тамара в руки взяв ведро и сильно наклонясь,
Его подставила под слив и даже так умело,
Шагнув на край уже совсем, нисколько не боясь.

И вот поехала нога, ведро в родник упало,
Иван услышал громкий крик, она его звала.
И он на помощь побежал, она опять кричала.
Поймал, прижал... опять тупик... такие вот дела.
Её на землю опустив, глядит ведро упл'ыло.
(Иван пригоршней зачерпнул из родника воды.)
-- Пойдём, -- сказал Тамаре он -- Уж спряталось светило.
-- А что с ногой? -- спросил Иван... не ждал такой беды...
Продолжение следует...
 
Клоунесса
Когда-то... в году этак сорок втором,
Пирин Чемберлен вдруг покинул свой дом.
Сходил ненадолго постричься в салон,
Потом улетел навсегда в Альбион.
И там поселился на улице Стрэнд,
Где свой проводил каждый раз уикенд.

Поблизости с домом был сквер -- Трафальгар.
(Пирин не хватил чуть однажды удар).
Народ веселился, гулял до поздна,
(Пока в небеса не вплывала луна).
В окошко летели слова разных песен,
А мир снова жил, снова был интересен.

Пройтись видно нужно ему перед сном,
(Подумать о жизни всё ж можно потом).
Взял трость с набалдашником вскоре Пирин,
Ведь он был почтенный уже господин.
Парадный был скоро покинут подъезд,
А вот перекрёсток, где Чарингский Крест.

Три главные улицы : Стрэнд, Мэлл, Уайтхолл...
(Вмиг стало тоскливо и в сердце укол).
Он вспомнил любовь неземную свою,
Ту горлинку чистую... с ней, как в раю!
А в теле проснулась щемящая боль,
Как-будто засыпали в рану вдруг соль.

Поэтому он и покинул страну,
Собрался по- быстрому, как на войну.
Она была слишком тогда молода,
Пшеничные кудри, походка тверда...
На площадь стекалась народа волна.
Он голос услышал... не уж- то она?..
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
(Продолжение)
6
Красавец быстро подхватил, прижав к себе дев'ицу.
Кровь побежала к голове и разлилась внутри.
Решил он разглядеть тогда получше молод' ицу,
А сердце колотилось так... стучало : раз, два, три...
Какая всё ж красивая! Глаза, ресницы, губы,
(И брови чёрные дугой, точёные, вразлёт).
Вдруг захотел поцеловать он нежно, а не грубо,
Стоял недв'ижимый уж час, совсем, как идиот.

Тамара, глубоко вздохнув, тут распахнула очи.
Зарделась сразу девушка, и опустила взор.
-- Ой, почему в глазах темно, наверно ближе к ночи.
А где она, в объятьях что ль? Ой, мамочки, позор...
И парень сразу выпустил из рук свою царевну.
Он почему-то враз решил, что девушка его.
А д'евица в глаза ему глядя, как- будто гневно,
Спросила... кто же будет он, как звать- то самого?

Он тихо прошептал : " Иван... сама- то ты кто будешь?
(С такою неохотою и руки опустил).
-- Зовут меня Тамарою, надеюсь не осудишь?
-- Держаться на ногах уже, не хватит больше сил.
На стену потихонечку она облокотилась,
Осела на стоявший там под боком табурет.
Ещё разок, а может два за воду извинилась,
Сказала : "Не успела вот... ещё сварить обед".

Да я поел не так давно, работали мы с другом,
Вернулись уж сегодня мы в деревню, насовсем.
Решил подумать вот опять, что делать, на досуге?
Зашёл домой, а тут дела... не бойся ты, не съем...
-- Но я нисколько не боюсь, с чего ты взял трудяга?
-- А ну- ка, раз сказал теперь, то дай скорей ответ.
И тут же где-то вдалеке залаяла дворняга.
Открылась дверь тогда рывком... ну что, сынок, привет!..
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
5
Старушка дверь захлопнула, пошла к сараю тут же,
Тамара нос повесила, дар речи потеряв.
И как она прослушала, что делать было нужно,
И с табурета встала так, лишь юбку всю измяв.
В ведре лежит, ага, ну вот... ой, кажется картошка.
Но до чего она черна, как матушка -- земля.
И кто-то в таз воды налить успел уже немножко,
А дома в кухне пряталась и кажется не зря...

Пока скрывалась от отца, чтоб с ним не ехать в гости,
Смотрела за шеф -- поваром, как он варил супец,
Как разбирал и отделял : где мясо, а где кости,
Что оставалось это всё ещё на холодец.
Потом он брался за ножи и чистил лук, морковку,
И отпускал бездельникам сплошные тумаки.
Вот очередь затем дошла уже и до картошки,
И тут Тамару всё ж нашли, обули в сапоги.

Придётся всё самой теперь, чтоб выполнить заданье,
Ведро Тамара подняла и опустила в таз.
Вода из таза полилась, ну что за наказанье,
И не один так делала, а много- много раз.
Вот всё же до неё дошло, что надо просто вылить,
Из таза воду чистую в огромное ведро.
А может быть пора ещё, как следует намылить,
Тем самым отплатив старушке за её добро.

И вот открылась снова дверь, вовнутрь прошёл сгибаясь,
Красавец кареглазенький, чернявый великан.
Снял куртку, кепку, сапоги, шир'око улыбаясь,
-- А ну- ка красна девица, налей воды стакан.
Тамара рот открыла аж, и как она забыла,
Пойти набрать воды в ведро у дома в роднике.
Рванулась резко так она... зачем, скажи на милость?
Упала в обморок теперь с картофелем в руке.
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
4
На утро лишь глаза открыв, Тамара быстро встала.
И свой сундук освободив и бросив на кровать,
Сходить хотела в туалет, хотя бы для начала.
Но где находится вот он, хотелось бы узнать.
Старушка, как пришла домой, дев'ице той сказала,
Что нужно ей идти на двор, он рядом где сарай.
(Хотела печку растопить, но дров казалось мало),
И предложив галоши той, сказала : "Надевай".

Дев'ица скоро натянув тут с гвоздика ветровку,
Пыталась дверь скорей открыть, упал башмак с ноги.
Бежать к сараю собралась, вдруг потеряла тропку,
-- Ну кто ж дороги направлял? Наверно, дураки!
Вот, наконец, она нашла там за сараем будку,
Открыв щек'олду кое- как и забираясь внутрь.
Здесь запах был теперь такой, что становилось жутко,
А с броши той, что на груди, облез весь перламутр.

Тамара вышла поживей и побежала к дому,
Дыша поглубже, не смотря и под ноги порой.
(Ей стало одиноко так... то чувство не знакомо).
И зацепившись за порог, влетела головой.
Старушка, оглянувшись вмиг, сказала : "Вот чудна'я",
-- Куда ж летишь ты, как стрела иль гн'ались за тобой?
-- Могла бы дров чуть- чуть набрать, что около сарая.
-- Не видишь, как мне тяжело управиться одной?

-- Сиди уже, сама схожу, -- промолвила старушка.
-- А то переживаю я, вдруг вправду не дойдёшь.
-- Не знаю раньше где жила, но жизнь ведь не игрушка,
-- Я на тебя смотрю -- смотрю и пробивает дрожь.
-- Вот скоро мой приедет сын, и он тебя научит : как огород вскопать ужо и печку затопить.
-- А ты, пока картошку чисть, да вымой её лучше,
-- Да и воды принесь тогда, так хочется испить...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
3
Вздохнув поглубже, девушка перевела дыхание.
Зашла в деревню... боязно... вокруг ведь ни души.
Не зная, что же ждёт её, любовь или страдание.
А ветерок легонечко шепнул : "Давай, иди"...
Между домов петляет вот... тропинка... ночка лунная.
И всё, как на ладони здесь : дома, дворы, сады.
Тамара оступилась вдруг и прокричав белугою,
("Да кто ж стелил дороги тут? Наверно дураки...)

Упала неожиданно, ударившись ногою,
Уселась, горько плакала на расписной сундук.
Какая всё же дурочка, что делать ей с собою?
И утешало всё- таки, что это точно юг.
На крик сбежались жители, смотрели... не опасна ли,
(Во тьме мерцали яхонтом Тамарины глаза.)
Но тут же быстро поняли, что возвели напраслину,
Дев'ица безобидная, ну чисто егоза.

Одна старушка сжалилась, приблизившись к Тамаре,
Спросила : " Откель будешь ты?.. И в гости позвала.
Галдёж поднялся вмиг такой, как- будто на пожаре.
Тамара тут подумала... а что ж здесь за дела?
Дев'ица потихонечку встать всё же попыталась,
Сказав" спасибо "бабушке, пошла теперь за ней.
А жители глядели вслед, жалели даже малость,
Подумали старушке той с ней станет веселей.

Дойдя через часок поди... уж до конца деревни,
Тамара впрямь без ног была, кружилась голова.
Да... нелегко придётся ей... из прошлого царевне,
Ну что ж теперь поделаешь, к чему сейчас слова...
Старушка дверь открыв свою, Тамару пропустила,
Забрав сундук из её рук и показав кровать.
(А девушка, спросив тогда... где у старушки мыло)
"Давай, дела до завтра все, а ночью нужно спать"...
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
2 (Продолжение)
Уставшая, голодная, несломленная дама,
Ругала на чём свет стоит безбожные лучи.
И сокрушаясь в сотый раз, что не взяла панаму,
По надписям искала название -- Ключи.
Растёрты ноги снова в кровь и стало слишком поздно.
Дев'ица чуть не плакала вдали от суеты.
Какая всё же дурочка... всегда была не сносна.
Разбились видно вдребезги Тамарины мечты.

Нет сил уже опять нести тяжёлую поклажу.
Тамара резко бросила в траву теперь сундук.
А мысли, чтоб найти ночлег, не приходило даже,
Подушкой красной д'евице лишь стал какой- то сук.
К Тамаре долго сон не шёл... одни воспоминания.
Теснились в голове её, летя со всех сторон.
И вспоминались девушке любовные признанья,
Затем они все попросту, сливались в унисон.

И пробудившись ото сна, и причесавши кудри,
Надежды вновь была полна... характер -- чудеса!
Всё собрала скорей в сундук, сказала : "Здравствуй, утро!"
Смотрела радостно на сук, на ноги... в небеса.
Сняла пулены*, убрала, нашла цветные тапки.
И юбку жёлтую взяла и к ней такую шляпку.
Водой умылась из ручья, цветов кругом охапки.
-- Как ты, приветлива, заря, но утром что-то зябко."

Взяла сундук, вперёд стремясь, там ждёт её загадка,
Любовь, надежда, даже страсть... предчувствие внутри.
И знала точно, наперёд, теперь всё будет гладко.
Ведь дорог'а порода --- масть, хоть как не посмотри.
Тамара шла, зажглись огни, луна светила, звёзды.
Зверьё по норам разбрелось и спрятались лучи.
И успокоились птенцы в своих родимых гнёздах.
-- Ой, сердце что-то занялось... вот поворот... Ключи...

*пулены -- остроносая мягкая обувь с загнутыми вверх носами.
Продолжение следует...
 
Из прошлого в будущее
1
Издалека шла девушка, так натирая ноги,
Под непосильной тяжестью сгибаясь сундука.
Покинув почти райские, мы скажем вам чертоги,
Страдала, чуть не плакала, ведь ноша нелегка.
И проклиная русские разбитые дороги,
Деревни проходила все под трели петуха.
Бежали рядом с девушкой и гуси босоноги.
Мы думаем, что это всё ж кавказская княжна.

Вот чёлка непослушная на лоб легла упрямо,
И развязался сразу вдруг на шляпке красный бант.
Дев'ица пожалела тут, что не взяла панаму,
И захотела очень сесть в карету -- дилижанс.
Тамара -- имя дал отец, что в переводе пальма,
А мать звала принцессою, без имени притом.
И князь Инал среди своих... был, кажется, начальник,
А конь -- красавец под седлом по кличке, вообщем, Гром.

Тамара быстро вспомнила... вчера на вечеринке,
Она с одним поспорила безмозглым дураком.
В гостиной там увидела деревню на картинке,
Сказала, что окажется в ней завтра уже днём.
И по следам горячим, чтоб быть не голословной,
Простившись сразу холодно с постылым женихом.
Пошла в кладовку быстренько и в уголок укромный,
За спрятанным за ширму изящным сундуком.

Укладывала нужное : сорочки, платья, юбки,
Перчатки, шляпки, ленты, серёжки, сапоги.
Считать устала до поздна,
бантом сложила губки,
Заполнила сундук почти... аж, четверти на три.
Раздался очень страшный стук, разбилось вмиг окошко,
И громкий лай собак стал слышен за окном?
Вот ветер быстро налетел и закричала кошка.
Провал... уже не вспомнить, а что было потом?
Продолжение следует...
 
Распутье...
Ждут три парня на пыльной дороге.
Один спит на боку, другой - вытянул ноги.
Третий же смотрит вдаль.
Ему не спиться.

Третий:
- Кошмар может присниться!

Второй проснулся и встрепенулся.
Встать не может.
Злится и агриться.
Сказать что-то хочет.
Тоскою стал маяться.

Второй:
- Мир сгорел, а я остался!
Напрасно воздух в небе сотрясался!

Первый:
- Не мир сгорел, а ты!
Теперь над тобой растут цветы.

Второй:
Какие же цветы?
Поясни, мой друг, поясни!

Третий смеется:
- У тебя аж лицо трясется!
Что вырастит, то и будет.
Природа их только весной разбудит!
А тебя ничто не способно поднять.
Суицид.
Как, наверно, истошно ревела твоя мать!

Второй:

- Что же я наделал, братцы?
Как такое могло со мной статься?

Третий с дерзкой ухмылкой:

- Твой выбор был глупой ошибкой!
Страдал любовью,
Как вредной привычкой.
Да и черт с тобой!

Первый:

- Глупый необдуманный шаг твой!
Теперь-то поздно уже.
Закончил свою жизнь на смертной одре!

Второй:

- А как же врачи?!
Они же как боги.
Спасти меня не смогли,
Убрали лишь с холодной дороги!

Третий:

- Ты ждал помощи недолго.
И жизнь твою предрешил асфальт.
Осенний и мокрый.
Ты волен был сам выбирать.

А все из-за чего, дурачок?
Из-за проблем размером с горох?
Летел три секунды как птица,
А асфальт прекратил твою небылицу.

Первый расхохотался, а третий на него шикнул:

- Ты тоже дурак!
Что в твоей жизни было не так?!
Все веселился, как хотел.
А теперь остался не у дел.

И тебе хватило наглости смеяться?
Глупец, неисправимый болван.
Ты сам себя сожрал в пьяном танце,
Тебя змий зеленый в оковы заковал.
***
И солнце жарило нещадно,
И не дунет ветерок.
Лишь отблеск вдали глади водной,
А первый схватился за живот.

Первый:

- Мне больно! Жутко!
Я так хочу домой.
И жжет изнутри меня гиена,
Пропитанная огненной водой!

Третий:

- Это плата!
Ты выбрал жизни билет,
А это расплата.
Счет предъявлен в ответ.

Первый:

- Все ты знаешь?!
Да кто ты такой?
Сидишь рассуждаешь...

Второй:

- Постой!
Не говори с ним в таком тоне.
Как о брюзге или пижоне.
Я чувствую, что это другой...

Первый:

- Ты сам славный малый
Суицидом жизнь окончил.
А я в жизни бывалый
Мне спирт голову морочил!

Они меня мучили!
Кололи уколы!
Таблетками поили.
И дубинками били.

Третий:

- Кто?

Первый:

- Не братья.
И не сваты.
А в белых халатах
Славные ребята!

Третий:

- Ты сам виноват!
И брешешь на других.
Какой же мрачный тип!
Плевал на остальных.

Первый гневно:

- А ты, я погляжу, святой?
Но что-то крыльев я не вижу.
Ты сам-то на поступки скупой,
Таких я презираю и ненавижу.

***
Они все дружно молчали.
Тучи сгущались.
Тяжело дышали.
Мысленно с миром прощались.

Но третий встал на ноги.
Двое товарищей удивились.
Вскинули руками,
Но подняться не решились.

Вихри ветра над ними взвились.
Солнце скрылось за горой
Слезы неба с погодой сдружились.
В гордой степи стоял покой.
 
Ряска.
Сегодня ветер, в небе мгла,
На солнце нету и намёка.
Мне кажется - я умерла,
До установленного срока.


Фиалки шепчут: - "Пережди!"
И ярким глазом с клумбы лупят.
Бывает так, что и дожди
Обложат всё, потом отступят.

Всегда всё будет впереди,
Не прекратиться жизни тряска.
Себя в унынье не вводи,
Как на пруду заросшем ряска.
Медведева Ольга.
 
Осень.
Ольга Медведева



Осень. Очень свежий ветер,
Неприглядно и тревожно.
И о том, что было лето,
По траве додумать можно.


Всё в деревне - разрушенье,
Церковь, домики, подворья...
Угнетает настроенье,
На пруду мальчишки спорят.

Спор о чём, о рыбе, раках,
Где клюёт, а где не очень.
Дети есть - хорошим знаком,
Это служит, между прочим
 
Зима.
Зима, морозно – минус три,
Без ветра утро, пахнет снегом.
Горят уютно фонари,
Дороги вечные стратеги.

Ещё темно, прохожих нет,
На проводах воронья стая.
Воспоминанья детских лет,
В такой момент, вдруг, нагоняют.

Снежинки кружатся – легки,
В их танце нет горячей страсти.
Сожмётся сердце от тоски,
Зовя утраченное счастье.
 
Развлекательное чтиво для скучающих в пути.
Стихи на всевозможные темы.
Про любовь.
Про детей.
Про животных.
Обо всём.
Сегодня мне 27 лет
Сегодня мне двадцать семь лет
Я вроде рад а вроде нет
Не знаю что ждёт дальше впереди
Что будет в моем жизненном пути
Как будет продвигаться жизнь
Сумею ли я счастливо её прожить
Скажу лишь точно я одно
Сдаваться это точно не моё
Сегодня я совсем другой
Бог в сердце Он со мной
Проблемы это маленький пустяк
Не отступлюсь не сдам назад
К своей я цели обязательно дойду
Свою мечту в жизнь обещаю воплощу
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!
Copyright ©