Наталья Черткова 71
Живу в Оренбурге. Ищу вдохновение в людях, событиях и мимолетных моментах. Люблю поэзию и лето.
 
***
..И душа в восторге закричала,
И глаза впитали синь простора...
Что обнимет и прошепчет "Я скучало"?
Только море, друг мой, только море.

К счастью путь всегда немного труден,
И на нем преграды и заборы.
Что спасет от серых буден?
Только горы, друг мой, только горы.

Легкий человек в делах своих упорен.
Ни к чему пустые разговоры!
Ну, вперед - поплыли к морю!
Ну, давай, полезли в горы!
 
***
В привычной пустоте холодных комнат
Я забываю, как была желанна.
А в сердце уж сочится холод,
А мне уже не больно. Странно.
Смирясь с судьбой, я гнев смирила,
На ропот не хватило силы,
А я же искренно любила
Все то, что жизнь мне посулила.
Разочарованье мне знакомо:
Я им, как божеством, хранима...
В привычном холоде пустого дома
Я забываю, как была любима.
 
***
Тебя, как первую любовь,
В свою судьбу я возвращаю.
Из самых нежных, сладких снов
Я наше счастье воскрешаю.
Я в одиночестве была,
Тянулось тяжкое мгновенье,
Но пламя слабое огня
Сулило мне соединенье.
Тебя, как первую любовь,
В свою любовь я посвящаю.
За боль разлук, уколы слов,-
За все, за все тебя прощаю.
Не нужен хлам ужасных ссор,
Не нужно надо мной насилья.
Немало лет прошло с тех пор,
И я кричу в своем бессилье.
Мой слабый полуночный крик
Заглушен поцелуем вновь.
Благодарю за каждый миг
Тебя, как первую любовь.
 
***
И жизнь твоя не гладко сложена,
И счастье не тобою встречено,
В твоей судьбе так много ложного,
Так мало чистого. О, женщина!
Ты – и распутница, и грешница,
Ты Дьяволом была отмечена.
Тебя так любится, тебе так верится,
Но ты обманщица. О, женщина!
Ты – вся из холода и пламени,
Ты – тайна и загадка вечная,
Для многих стала тихой гаванью,
Для большинства же – буря. Женщина!
Ты – вся беда, ты – вся безумие.
Ты навсегда с пороком венчана.
Но ты – добро, благоразумие.
Но ты всегда прекрасна. Женщина!
 
***
Ты - арабский скакун, я - орловская лошадь.
Мы никак не могли в этой жизни сойтись,
Только цирк привезли на центральную площадь,
И сошлись лошадиные наши пути.
С акробатами ты выступал на манеже,
Я ж всю жизнь развозила по лавкам товар,
Злой хозяин стегал и грозился: "Зарежу!",
Я любила детей и наш тихий бульвар.
И вот в цирк всю семью мой хозяин привозит,
Как всегда, его жду и понуро машу головой.
На открытый манеж тебя резво ребята выводят,
Объявляет ведущий захватывающий номер с тобой...
Наши взгляды встречаются - гул и хлопки не помеха,
Ничего нас не может теперь друг от друга отнять.
Среди гвалта людского, его истеричного смеха
Я нашла в мире душу, что способна любить и понять...
Цирк уехал, оставив обрывки афиш от вчерашнего шоу,
Опустела, потускла, заснула центральная площадь.
Я сбежала вчера ради жизни с тобою,
Стали счастливы резвый скакун и орловская лошадь.
 
***
Кусочек сладости подарит нежность,
И вспомниятся забытые места:
Зимы морозность, вьюжность, снежность

И осени багряной красота -
Монетки золотые листьев рваных,
И холодок морозца по утрам,
Птиц кочевых, летящих караваном...
Напомнит о забытом сладость нам.

Кусочек счастья, краешек желанья
Коснется сокровенных струн.
И возродится вновь в сознаньи
Таинственность весенних лун,
Сладчайший дух сирени дикой,
Ночные трели соловья,
И звезд заснувших в небе блики,
И сердцу нужные слова.

Заманчивая сила шоколада
Дает душе усладу и покой,
Как летним днем прохлада сада,
Как ласковый морской прибой,
Как звездность и бескрайность ночи,
Душистость изумрудных трав...
Все нам расскажет крохотный кусочек,
Лишь след оставит на губах.
 
***
Босоногое детство... Горбушка с вареньем,
Лучший друг по соседству, тихий двор весь в сирени.
Жили скромно, быт на всех понемногу делили,
Сердце было огромным: меньше злились и больше любили.
В играх был весь огромный наш двор,
Дом как крепость, а башня - забор,
Старый стул - баскетбольным кольцом,
Сколько ж очков я закинул, играя мальцом?!
Босоногое детство ушло со двора,
Все исчезло, - в компьютер ушла вся игра.
У детишек наших новая дорога,
Любят мало, злятся много...
 
***
Задождил он крупной дробью,
Все залил: и пыль, и смок,
По листочкам нервой рябью,
Намочил прохожих впрок.

Поперхнулся, отдышался,
Разозлился, выдох-вдох...
За капризы вновь принялся,
Закружил переполох:

Поднял пыль, листок с дороги,
Все прически растрепал.
Позабыв про все тревоги,
Он смеялся, хохотал.

Вот: свежо, светло и чисто!
Город дождь усердно мыл.
Он себя истратил быстро,
Не жалел воды и сил.
 
***
Ай, Пушкин! Ай, России сын!
Пусть не любим был обществом, пусть мал был чин,
Но на века 17-летняя Людмила
В нас веру в сказку заронила,
И тот Балда, работавший в поповском доме,
(Который спал на сене и соломе,
Он силой крепок, норовом был крут),
Привил нам мысль, что в почете труд.
Ай, Пушкин! Ай, поэт от Бога!
В твоих поэмах волшебства так много:
Златая рыбка чудеса творит,
Землянка превращается в дворец,
А зеркало поет и говорит,
И у Додона там нерадостный конец.
В твоих стихах колдуньи, вурдалаки,
Бояре, знатные вельможи, дьяки.
Себя отыщет без труда в них всякий.
В стихах твоих и мудрость, и фольклор.
Добро и зло в них затевают спор.
Какая ж в яблоке бывает мощь и сила,
Которое царевна откусила!
И как мила нам белочка- певица,
Комар Гвидон и лебедь-птица.
Ах, Пушкин, Пушкин! Наше все!
И в Эфиопии так чтут его!
Ах, Пушкин наш, ах, Саша!
Безмерно уважаем мы тебя!
Тебя, который ел картофель с гречневою кашей
И на дуэлях не щадил себя.
 
***
Мы - дети Матери-Земли и Космоса-Отца.
Они вложили нам огонь пылающий в сердца,
По нашим венам потекли потоки горных рек.
Мы - дети Матери - Земли с названьем "человек".
Не выжжет с нашего лица его следы мудрец.
Мы - дети Космоса-Отца, и имя нам - венец.
Трудились долго Мать с Отцом над нашим естеством:
Отец из глыбы льда резцом точил холодное лицо,
А тело, белое, как снег,рубил он топором,
Тот люд, во льдах начавший жизнь, на Севере живет,
Он светел взором, рыж иль сед, он знает множество легенд,
Он рыбу ловит ловит на обед. Он - северный народ;
Речную глину для других в подоле Мать несла,
Смешала с черною землей и в печке обожгла;
Глаза-маслины, вьется прядь иссиня-черных влас,
Их голос звонок и певуч, широкоскул анфас,
В крови южан кипит огонь,- так нам поведал сказ.
Нас Мать взрастила на себе, в начале всех начал,
Отец под песни вечных звезд нам колыбель качал.
Но сердце слепо без любви, без веры жизнь скудна,
И в нас вдохнули божий луч,- затеплилась душа.
А чтобы нас нечистый дух в безверье не сломал
Отец могучею рукой по вере всем раздал.
И потекли к святым местам потоки - стар и млад,
Слова молитвы праотцам соожились в стройный ряд.
В мечетях, дэрах и церквях летят слова любви
Космическому праОтцу и Матери-Земли.
Их дух в нас трепетно горит, их глас о вечном говорит,
Их образ - прочный мололит - внутри детей своих сокрыт.
Мы разлетелись кто куда - песчинки на ветру,
Но чтим великого Отца и помним Мать свою.
Мы - не простые существа, что из глубин сошли,
Мы - дети Космоса-Отца и Матери-Земли!
 
***
Ах, ты солнышка привет,
Желтая головка.
Маме я нарву букет,
Принесу в циновке.

Ах, ты тонкий стебелек,
Нежная девчонка.
Я сплету большой венок,
Подарю сестренке.

Ах, ты скромница моя!
Белые реснички.
Я вплету с утра тебя
Дочери в косички.
#ромашкискромняшки
 
***
Прожив удачно божий час,
В надежде пребываю вновь.
Не отходя от милых глаз,
Я все шепчу: «А где любовь?»
Я от сомненья не спасусь,
Услышав пару нежных слов.
И наконец-то я решусь
Задать вопрос: «А что любовь?»
Отчаявшись найти покой,
Сорву с тебя ночной покров.
Гляжу: и лик совсем не твой,
Сама шепчу: «И где любовь?»
Нельзя искать, нельзя молить,
За все воздаст нам Вечный Бог.
Не стоит ближнего просить:
«А где любовь?», «А что любовь?»
 
***
Разноцветье, разнотравье.
Край мой милый!
Край мой славный!

Пенье птиц и запах пряный.
Край душистый!
Край дурманный!

Бирюза, лазурь соцветий.
Край людей, эпох, столетий.

В летний полдень - сладкий зной...
Я созвучная с тобой!
 
***
Я согласна жить с тобой
В общем доме.
Кутаться в тигровый плед зимой
На заснеженном балконе.

Я согласна завтраки носить в постель,
Борщ варить, стирать манжеты.
Я согласна на январь, октябрь, апрель,
Сумерки, закаты и рассветы.

Я согласна на твоих друзей,
На театры, клубы и балеты.
Я согласна на троих детей,
Лишь бы ты согласен был на это.

Я согласна на любую блажь,
На печаль, на радостные вести.
Я согласная и на шалаш,
Если жить мы будем вместе...
 
***
Признаемся, покаемся, 
Сойдемся, вновь расстанемся.
Обидимся, исправимся,
Но с гордостью не справимся.
А если вдруг окажется:
Не любится, а кажется.
И главного не скажется,
Что ничего не свяжется.
И глупо вдруг рассудится, 
Что стерпится, что слюбится.
Обиды все забудутся,
Поступки не осудятся.
Но сердце не обманется,
С любой преградой справится.
И рядом тот останется,
Кто любит, а не мается.
 
***
И с годами приходит все чаще
В мою грешную голову мысль:
Чем сейчас мне живется слаще,
Будет горше в дальнейшем жизнь.

И в своих черно-белых полосках
Я никак не могу разобрать:
Отчего не упала, где скользко,
А упала, где ровная гладь?

Отчего же от радости слезы,
А когда тяжело – ни слезы?
Отчего свои девичьи грезы
Поменяла на взрослые сны?

И когда счастье здесь, на пороге,
Закрываю я наглухо дверь.
Отчего у меня лишь тревоги,
Неудачи и горечь потерь?

Только зря ничего не дается.
Чаще думаю ночью о том,
Что чем горше сейчас мне живется,
Тем счастливее буду потом.
 
***
Тебя, как первую любовь,
В свою судьбу я возвращаю.
Из самых нежных, сладких снов
Я наше счастье воскрешаю.
Я в одиночестве была,
Тянулось тяжкое мгновенье,
Но пламя слабое огня
Сулило мне соединенье.
Тебя, как первую любовь,
В свою любовь я посвящаю.
За боль разлук, уколы слов,-
За все, за все тебя прощаю.
Не нужен хлам ужасных ссор,
Не нужно надо мной насилья.
Немало лет прошло с тех пор,
И я кричу в своем бессилье.
Мой слабый полуночный крик
Заглушен поцелуем вновь.
Благодарю за каждый миг
Тебя, как первую любовь.
 
***
И жизнь твоя не гладко сложена,
И счастье не тобою встречено,
В твоей судьбе так много ложного,
Так мало чистого. О, женщина!
Ты – и распутница, и грешница,
Ты Дьяволом была отмечена.
Тебя так любится, тебе так верится,
Но ты обманщица. О, женщина!
Ты – вся из холода и пламени,
Ты – тайна и загадка вечная,
Для многих стала тихой гаванью,
Для большинства же – буря. Женщина!
Ты – вся беда, ты – вся безумие.
Ты навсегда с пороком венчана.
Но ты – добро, благоразумие.
Но ты всегда прекрасна. Женщина!
 
***
Я ненавижу вкус соленых слез,
Но плачу и глотаю их опять.
Букеты ненавижу красных роз,
Но снова я иду их принимать.
Я ненавижу быть всегда одна,
Но каждый вечер с одиночеством на пару.
Я ненавижу, что скрывают от меня,
Но снова недомолвки я прощаю.
Я ненавижу дождик и мороз,
Но мы гуляем в слякоть и морозы…
Я ненавижу вкус соленых слез,
Вранье, и одиночество, и розы…
 
***
А  я несчастнее вдвойне!
Другим – любовь, другим – не мне!
Ужаснее беда моя!
Они – живут, они…не я…
И что же делать с той бедой?!
Он дышит ей…увы, не мной!
Щебечет с ней наедине,
Цветы приносит. Ей! Не мне!
Все ей одной, везде она.
А как же я? А где же я?
Нет места мне в твоей судьбе.
Да, я несчастнее вдвойне!
 
***
Мое ночное дежавю
Грозит бессоницей.
Я стала через "не хочу"
Твоей поклонницей.

С такой кривой в своей судьбе я не встречалась.
А вам случалось?

А ты бесстрастен ко всему.
Хорош комедиограф!
И можешь только предложить 
Черкнуть автограф.

Я, может, зря кляну судьбу, тоскую и печалюсь?
А с вами не случалось?

Фанатиком в твоей толпе
Быть не желаю.
Я отболею, отлежусь...
Я это знаю.

Любовная болезнь моя прошла, казалось.
А вам случалось быть одной?
А вам случалось?
 
***
Мужчины всегда возвращаются,
Такая у них натура.
Пусть ты далеко не красавица,
Пусть ты набитая дура.

Они не умеют в одиночестве,
Они привыкли стадами.
Им вечно желается – хочется,
И хочется именно с нами.

По-всякому в жизни случается,
Но правда проста и понятна:
Они всегда возвращаются.
Но стоит пускать их обратно?
 
***
Я зиму ненавижу!
У нас с ней все взаимно.
Пускай встает на лыжи,
Метель возьмет и иней,
Пургу, мороз и стужу
И катит прочь отсюда!
В другой стране пусть вьюжит,
Других людей пусть студит.
 
***
Наталья Черткова-Носкова, 15 ноября 2018 в 19:27
В морской глубине в доисторический век,
Когда еще в проекте не был задуман человек,
Жило простое существо,
Не видело солнца, лишь морское дно.
Но надоел ему печальный этот быт,
Ведь сто веков он был от глаз сокрыт.
Поплыло существо на яркий свет,
О происхождении своем искать ответ.
Подплыло к берегу, полезло, поползло,
Себе отметив, что на берегу тепло.
Пока он миновал откос,
Образовались лапы, клюв и хвост,
А хвост-то сплошь из перышек рябых,
В итоге - курица, какой мы знаем их.

Наталья Черткова-Носкова, 15 ноября 2018 в 19:33
Решила вдруг ПРАкурица произвести птенцов,
И появилось первое в то время ПРАяйцо.

Не мучайтесь и не тревожьте мудрецов:
Сначала курмца, потом яйцо.
 
***
Девочка, это лучшие годы твоей жизни! Можно спать до обеда, прыгать с дивана, отказываться есть кашу. Тебя будут любить, даже если ты станешь еще капризней, откажешься от обеда и высыпешь песок на соседского Сашу.
Если вместо супа потребуешь снежный куличик и все с тем же Сашей примерзнешь губою к качели. И все равно все отметят "какое у малышки ангельское личико" и "мы в их возрасте были еще хуже в самом деле!".

Девочка, у тебя же самые интересные годы! Познавать новое, заводить друзей, влюбляться в соседа по парте, ходить на кружки, в музеи, на танцы, в походы, мечтать побывать в Англии, но ехать к бабушке в плацкарте.
Быть веселой, беспечной и по-прежнему прыгать с дивана, бесконечно болтать по телефону с подружкой. Украсть у мамы красную помаду и румяна и пытаться вывести надоедливые веснушки!

Девочка, это важный, но такой замечательный этап! Ты сменила школьную форму на рваные брюки. Отшиваешь умело особо надоедливых растяп между глоданием гранита науки.
И все больше историй, о которых родителям нельзя рассказать, разговоры все дольше и тише с подружкой. Ты по-прежнему хочешь в Англию, но боишься летать и мечтаешь вывести наконец эти ненавистные веснушки.

Девочка, как же время быстро ускользает! Вот у тебя самой уже дочка. Прыгает с дивана, отказывается от каши, постоянно убегает, дерется с мальчишками и сыпет на соседа песочек.
Время ответственности и важных решений, время осознания себя в этом мире. Время размеренной жизни без искушений и вечного ремонта в квартире.

Девочка, забудь про часы! Ничего нового они тебе не скажут, только расстроят. Большая часть жизни уже позади, а будущее наполнено пустотою.
Все реже встречи с родными и звонки, и беседы прекращены с подружкой. Погасли в глазах озорные огоньки и сами выцвели веснушки.
И что там на выходной запланировано ближний? А! Привезут егозу, внучку Сашу. И ты ей скажешь: "Девочка, это лучшие годы твоей жизни! Можно спать до обеда, прыгать с дивана, отказываться есть кашу"...
 
***
Запомни меня веселой,
Как птицей я танцевала,
Кружила и пела в небе
И путалась под ногами еще золотой листвой.

Запомни мой тихий голос,
Отмеряно нам так мало,
Мне выпал тяжелый жребий -
Предтечей быть перед зимой.

Запомни меня печальной,
Как плакала я ночами,
Гнала облака по небу
До самых крайних границ.

Запомни, как в танце прощальном
Я сосны в лесу качала,
И им колыбельные пела,
А к вечеру провожала испуганных птиц.

Запомни багряный вечер,
Когда я еще царицей
Прошлась по бульварам сонным,
Дома напоследок умыв.

А холод уж взял за плечи
И снег над землей кружится...
Запомни меня, запомни,
Объятья раскрыв для зимы.
 
***
Наталья Черткова-Носкова, 15 октября 2018 в 20:19
По переулку бродит осень -
Девчонка с рыжею косой.
Багрянец по земле разбросан,
И до зимы подать рукой.

Наталья Черткова-Носкова, 16 октября 2018 в 0:03
Ах, как капризна эта дама
В венце из клена и рябин!
То слезы льет она упрямо,
То треплет косы у осин,

То льет на город позолоту
И жарит крыши у домов,
То ищет впопыхах кого-то...
А, может быть, свою любовь?
 
***
Наталья Черткова-Носкова, 8 октября 2018 в 18:41
Странный дед - не вся беда,
Есть на свете чудеса,
Что и в сказке не расскажешь,
Не поверят и глаза.
Еа опушке день-деньской
Звери борются с тоской
Заяц стал вдруг контрабасом,
Ошалел совсем косой!
Вместо струн-то у зайчишки
Растянули вмиг усишки.
И сидит наш контрабас,
И усист он, и ушаст.
У зверей теперь порука -
За смычок сошла гадюка.

Наталья Черткова-Носкова, 8 октября 2018 в 19:24
Ведь в норе такая скука!

Наталья Черткова-Носкова, 8 октября 2018 в 19:26
Что лежать на топчане? А тут компания вполне.

Наталья Черткова-Носкова, 8 октября 2018 в 19:44
А веселая лягушка
(Не смотрите, что простушка)
Села вмиг за контрабас
И сыграла Идиш джаз.
Заплясал лесной народ
Польку, танго, хоровод.
Рядом с волком
Ходит боком
Разухабистый удод.
И лишь серая сова
Не мигает, чуть жива,
Потому что ночью темной
Все летала, не спала.
 
***
Есть на свете старичок,
Борода и нос-крючок,
Окуляры, трость, цилиндр
И невзрачный пиджачок.
Этот странный старичок
Обожал пить кофеек.
Вот напьется 3 стакана И ложится на бочок.
Так уж крепко спит старик,
Что не слышит птичий крик,
И пока дед отдыхает,
Домик вдруг на нем возник.
В ожидании птенцов,
На цилиндре свили кров,
Птицы прыгают от счастья,
И кричат что будь здоров!
Кто сказал, что кот мышам
Первый враг? Поверьте нам,
Кот у деда с мышью дружит,
Вместе ходят по делам.
Дело не для простачка
Есть у чудо-старичка-
Курит трубку он из дуба,
Выдувает облачка.
Это просто чудеса,
Не поверите глазам!
Эти облачки из трубки
Тянет ветром в небеса.
Вверх стремятся от земли,
Словно в небе корабли,
Там, где сухо, льют дождями,
И растут потом грибы.
 
***
Ах, Калиоппа, помнишь героя,
Людям дал в руки огонь?
Именем славным, был наречен он,
Доброй и чистой душой.
Ведь не поспоришь, что был он героем
Ваших далеких времен?

Боги сказали: "Отдал он святое,
Людям раскрывши ладонь.
Темный народ был как стадо смирён,
Жил, быт влачил свой худой.
Стал же с огнем беспокоен..."


Пламя сломало людские устои,
Веру в нас сжег твой огонь,
Каждый собой поглощён,
Мнит, что он тоже святой.

Прометею поступок дорого стоил,
Титанова плоть орлу - не бронь,
Как бы ни был герой наш силён.

В муках глаза он смиренно закроет,
В сердце пылает огонь...

Ах, Калиоппа, помнишь героя?
 
***
Повисло яблоко луны - поспело к сроку,
Но безразличен ее лик к земным страданьям,
И сотню лет хранит свое молчанье,
Глядит с небес на нас медовым оком.
Холодной дымкой ореол ее овеян,
И светят ей во мраке космоса созвездья.
Но с каждым днем луны лицо бледнее,
Ведь одиночество теперь - ее возмездье.
Невестой вечной суждено ей быть отныне,
Глядеть в космической пыли и жаждать встречи,
И равнодушием полна, так каждый вечер
Плывет, величественна, снова мимо,
Своей таинственной печалью одержима.
 
***
Я вышла из себя и оглянулась:
Вокруг гудел и пел апрель.
Я будто бы спала и вдруг проснулась,
Услышав за окном капель.

Душа стремительно ввысь голубем  летела,
Лилась ручьем и прыгала с ветвей.
А я боялась бросить тело,
Что было кровлею моей.

Душа томилась  под лучами солнца
И слушала весенний блюз,
А я хотела в плоть вернуться
И вспоминала несвободы вкус.

Душа разлукой с телом не страдала,
Взлетала бабочкой на яблоневый цвет.
А я быть неприметною устала,
Метаться по свету – в том  счастья нет.

Решившись на крутой рывок к свободе,
Душа оборвала со мною связь.
Такая нелогичная в своей природе,
Еще одна людская жизнь оборвалась.
 
***
Есть в полях голубые цветы,
Васильками в народе зовутся,
Посмотрись-ка в зеркало ты
И глаза –васильки улыбнутся.
Ну а если накинешь платок,
Голубой, как ночная звезда.
То зажжется в глазах огонек,
Как спасательный круг для меня.
Я в глаза посмотрю подруг –
Нет у них василькового поля!
И не видно в них огонька,
Его, милого и родного!
Я не сплю этой звездной порой,
У твоих я ворот в сотый раз.
Не засну, не покину я пост –
Буду ждать огонек твоих глаз.
 
***
Нечаянным, краденным был поцелуй.
Сорвал, словно в сердце вонзил остриё.
Ах, милый. Отныне воруй не воруй,-
Не ёкнет от радости сердце моё.
Ты больше не веришь в искренность слез.
Я больше не верю в наивный твой бред.
«Ты любишь меня?» - прозвучал твой вопрос.
«Да!» - пела душа, я ответила: «Нет».
 
***
И всякое случается, и все переживается,
Но важный не встречается, но главное не скажется.
От серой безысходности в судьбе сплошные трещины.
Готовая к покорности, но с сердцем сильной женщины.
А ты опять непознанный, по-прежнему неузнанный.
Глаза смотрели грозные в мои от страха грустные.
Уж губы не медовые,- жестокие, колючие- 
В мои – на все готовые: на встречи, взгляды, случаи…
Твой мертвый взгляд иголкою прошел узором правильным,
По коже нежно-шелковой и мраморно-эмалевой.
Я вся такая милая, я вся такая смелая.
Шаги навстречу делаю, невинная и белая.
И мысль взвилась невольная, что я еще желанная.
От радости – довольная, от счастья – словно пьяная.
Но чудо не случается, надежда не сбывается,
И важный не встречается, и главное не скажется.
 
***
Я на себя гляжу со стороны,
Анфас и профиль обвожу глазами.
И вижу я: на мне твои следы,
Омытые горючими слезами.
За каждый шаг твой по моей судьбе
Платила я тяжелою монетой.
И вот я предъявляю счет тебе,
Ты возвращаешь сдачу мне при этом.
 
***
И устав за тебя бороться,
Отзову свой потрепанный полк.
От войны только кровь остается
И не виден в сражениях толк.

Я сняла боевую готовность.
И какой у войны нашей прок?
Просто в жизни все имеет годность,
А любви нашей вышел срок...
 
***
А к нам любовь приходит только раз.
Та самая, к тем самым, в миг тот самый,
Когда не ждешь улыбки, жеста, глаз,
Когда не веришь в чудо ты упрямо.

Она неслышно обойдет со стороны,
Ударит слева, чтоб навылет, чтобы в точку.
И остаетесь лишь она и ты…
Срослись, сплелись, связались прочно.

Ты можешь пить, но жажда велика.
Ты можешь спать – усталость не проходит.
Благословляет лишь любви рука.
Когда она  единожды приходит.
 
***
Ну кто сказал, что время лечит,
Стирая мысли, чувства и слова?
Мнe будет худо без тебя
И завтра. И через год не станет легче.

Я как слепая жду твоей руки,
Чтоб ты меня повел по этому пути.
А без тебя тропы мне не найти:
Кругом ухабы, зло, враги.

Ну кто сказал, что станет легче?
Я патетичности в страданьях не терплю.
И я тебя по-прежнему люблю.
И буду через год. И через вечность.
 
***
Резвясь и прыгая, вокруг как смерч снуя,
Задумали потрапезничать три воробья.
Прекрасно зная друг у друга вкусы,
Пернатые нашли початок кукурузы.
Но есть одна причина для седин-
Их трое, а початок-то один!
И высшей матиматикой здесь не помочь.
Взялись они початок растолочь,
По зернышку на каждого делить
И ссор из-за еды не заводить.
Но, как и водится, один хитрее всех,
Пока другие размышляли на свой грех,
Взобрался самый прыткий на вершину
И наблюдает сверху так невинно.
Другие два позор терпеть не стали
И мигом наглеца с верхов содрали.
Пока рядились-спорили, взъерошив хохолок,
Спустился голубь и початок уволок.
 
***
Ну и что, что усы еще где-то в пути,
Борода еще не колосится,
Что еще мне от силы не больше пяти,
Эти беды не повод не бриться.
Смачно пеной намажу худую щеку,
Бритва папина - мускул не дрогнет.
Я и брата побрить, если надо смогу,
Он такой же как я сумасбродный.
Но увидела наше занятие мать,
Улыбнулась, не стала сердиться -
Невозможно мужчиной со временем стать,
Им возможно только родиться.
 
***
Эти ночи снова строят козни-
Душные приходят и с грозою.
Прячут по карманам звезды,
Лезут в душу черной мглою.
Темнота проскальзывает в щели
И под потолком клубиться.
Раньше мы бороться с ней умели,
А сейчас сбежать иль ... застрелиться.
И бояться сделать шаг на встречу,
Дотянуться до тебя рукою...


Эти ночи душу мне калечат,
Потому что не наполнены тобою.
 
***
Нет,милый,ты не прав.
Что-то странное между нами.
Не сошлись ни гороскопами,ни именами,
Самыми близкими стремясь стать.
И с какой,позволь знать, стати
Сердце руками разрешено рвать на части?
Эта твоя ко мне причастность
Обязательно должна меня убивать?
Надежно держат меня терпения сваи-
Не подточит их ржавчина твоего презрения,
Не разрушат равнодушие и небрежение
И грубым словом их не сломать.
Я спокойна, простое однажды поняв,
И тверда в своей вере в счастье.
Ты же сам себя наделил надо мною властью-
Нет,милый, ты не прав...
 
***
Небесная гладь гонит вдаль свой поток,
Не видно конца ей и края.
Вдруг вверх устремился нехитрый цветок,
Средь звезд и комет расцветая.
Бесспорно, такой невозможен сюжет:
Цветку - место лишь среди грядок.
Но если ромашка оставила след,-
Знать, души влюбленные рядом.
 
***
На перепутье двух дорог
Нас ставит вечно мудрый бог.
Правый путь всегда тернист,
Но в конце он весел и лучист,
А левый путь легко пройти,
Только счастья не найти.
Белый путь и черный путь,
Как понять, куда свернуть?!
Слева - мусор, смог, заводы,-
Возвратятся к нам вдвойне.
Справа - в дружестве с природой,
С богом там наедине.
 
***
У нас теперь нет ничего!
Был лес - пустыня стала,
А дымный смог был синевой...
Все скрыли пластик и металлы.
Где океан играл лучом
В лазурной-синей глади,
Прогресс прошел, и палачом
Стал человек злорадный.
Моря из пластика вокруг,
Синтетика и копоть.
Как человек однажды вдруг
Смог все вконец испортить?
И даже те, кто в глубине
Морей спокойно жили,
Поднялись вверх, на берегах
Свои тела сложили.

Конца уж близок страшный час,
Мы сами в нем повинны.
Нет человека больше в нас -
Из пластика машины.
 
***
Просвет между колючкой -
Как шанс спастись от смерти.
Война - песок зыбучий,
Война - жестокий случай,
Жизнь в страшной круговерти.

Зачем земля рождает
Жестокость и гоненья?
За что народ страдает,
С родной земли сбегает,
Теряя вдруг терпенье?

Война не знает рамок,
Бессмысленное действо,
Война - большая драма,
Зияющая рана,
И нет на свете средства,

Чтоб страх убить дремучий
И обрести бессмертье.
Абсурд: счастливый случай -
Просвет между колючкой,
Как шанс спастись от смерти.
 
***
На Чукотке жили чукчи,
По-чукотски говорили.
С ледяной, чукотской кручи
Рыбу весело ловили.

И у чукчей были дети,
А точней - чукчата,
Снег ловили плотной сетью,
Славные ребята!

А потом рядком садились,
Песню заводили,
Как деды в моря ходили
И кита ловили.

Только, братцы, кроме шуток,
Вижу плоховато:
На картинке-то якуты -
Вовсе не чукчата!

Ну тогда расклад такой:
В Якутии-республике
Жили летом и зимой
Якуты. Ели бублики.

У якутов были детки-
Пацаны-девчата,
Делали на палках метки
Эти якутята.
 
***
Смотри, стихия кажет нрав:
Огонь и лава, дым и копоть.
Вулкан жесток и величав,
На теле почвы сделал пропасть.

Сравни: какой великий он,
Атлант на каменных ногах,
Перед богами не склонен,
Не ведает животный страх.

Он небо держит на плечах,
Вздыхая от обузы горько,
Его дыханье - жар в печах,
И нрав капризный, грозный, стойкий.

Он не боится снежных бурь,
Вода подножие не точит,
А в сердце - чистая лазурь,
Веселый гром всегда грохочет.

Какой масштаб у естества!
Какая сила и свобода!
В своем величии страшна
Нерукотворная природа!
 
***
На челе ее свет ночной звезды,
Ночь в ее окно навела мосты.
Спит под небом сад,
Дышит нежно тень.
Сотню лет подряд
Ночь сменяет день.

Тишиной объят и огнем обвит
Пруд. И звездопад счастье всем сулит.
А в ее руках нити от луны,
А в ее глазах вещие все сны.

День сменяет ночь сотню лет подряд.
Оживает пруд и под небом сад.
Оживает вдруг, будто расцвела
Первая любовь, первая весна.

И она цветет ярким огоньком,
И она парит легким мотыльком,
И она пленяет, озаряя тень,
И она играет ночь и каждый день.
 
***
Я – не последняя из них,
Не первая, я – серединная.
И до меня мильон таких
И после будет баба сильная!
Мы на коня лишим скачком,
В избу, объяту синим пламенем,
Мы с молотком, киркой, крючком,
Мы с глиной и с песком, и с каменем.
Мы против лжи и за любовь,
За сериалы с ресторанами.
Мы не хотим, но вновь и вновь
Становимся женой и мамою.
С пятью детьми, с шестым – он муж(!),
Мы подчиняемся и властвуем.
Нам жизнь - как жизнь, не сказка уж!
Мы боремся и сладостраствуем.
Мы грезим сказками во сне,
Бывает, в жизни и сбываются…
Мы ж принца ждем, что на коне,
А все Иваны-дураки встречаются!
 
***
Отгуляла метель,
Отзвенела капель,
Небо синью покрылось звенящею.
И молодка-сирень,
В майский маревый день
Все любовью накрыла пьянящею.
Ветер в травы упал,
Там ковыль потрепал,
Пробежался по листьям черемухи,
Окунулся в сирень,
И к огням деревень
Понесли дух сиреневый сполохи.
И налились сады,
В изумруде пруды,
Каждый двор ароматом томительным -
И запел соловей,
Что молчал целый день.
Сердце чувством накрыло живительным.
Стало все – красота,
И красивее та,
Что казалась вчера некрасивою:
Мило скул острие
И веснушки ее,
Речь скупая, неторопливая.
И светились глаза,
Бились чаще сердца,
И тянулись руками и взглядами,
Пело счастье в груди,
Что любовь впереди
Вырастает из сердца громадою…
Только ветер унес
Дух сиреневый грез
И пропало любви обаяние.
Понял я: не всерьез
Шелк девичьих волос
Разбудил в моем сердце сияние…
Дух сиреневый плыл,
Кто-то вновь полюбил
И сгорал, пряча тайны сердечные.
А сирень все цвела
И сводила с ума,
И дарила любовь быстротечную.
 
***
В петле реки застыл туман,
Дремля на ивовых кустах.
И месяц от дурмана пьян -
Под утро тает на глазах.

В камыш забрался солнца луч,
Он золотит речную гладь.
А мне тебя с прибрежных круч
В тумане плотном чуть видать.

Неясно вижу профиль твой -
Притих над речкой мой рыбак...
Спускаюсь узкою тропой
К тебе, в туманный полумрак.

Нарушит тишь лишь всплеск воды.
И капли яркие блестят
От этой рыбьей чехарды
На солнце в несколько карат...

Я медленно рукой коснусь
Плеча, чуть видного во мге.
И смехом радостным зальюсь,
Прильну доверчиво к тебе.

Ты мне сплетешь из трав венец,
Не скроешь светлую улыбку:
"Ну все - рыбалке и конец-
Поймал я золотую рыбку!".
 
***
У моей Москвы купола блестят,
Храм Спасителя в воду смотрится.
У моей Москвы на исходе дня
Сердце томное ввысь торопится.
У моей Москвы не дымит завод,
Пробок нет, гарь не копится.
У моей Москвы не снует народ,
Не бежит стремглав, не торопится.
У моей Москвы каждый мой москвич
Рад принять гостей, руку протянуть.
У моей Москвы тайны, что постичь
Можно, если ей в сердце заглянуть.
У моей Москвы изо всех окон
Тихий говорок вдаль разносится.
У моей Москвы колокольный звон
Прямо с звонницы в душу просится.
И в моей Москве богатырский дух
Крепок и силен и готов на бой,
Мой народ к беде не бывает глух,
Так предрешено было нам судьбой.
Льется на Москву благодатный свет,
Расцветает в ней алая заря…
Я ведь никогда не была в Москве,
Но уверена, что она моя!
 
ОМ
Девочка, ты такая умница: доброе утро, чай и легкое платьице, весело летишь на работу - оборачиваются мужчины.
Но никому не расскажешь, что, бывает, и плачется, так просто, без видимой причины.

Но никто не увидит этих слез: такие сильные девочки - редкость в наше время.
Девочка, жизнь - череда из разных полос, твоя - это взлетная, поверь мне!

Девочка, ты же знаешь, всякое случается, и по пути попадаешь в шторм, но ни в коем случае не сомневайся в себе, не прекращай мечтать!
Счастье придет, верь мне, в твой замечательный дом, нужно просто еще чуть-чуть подождать.
 
Отпускное
Вот и отпуск! Я, друзья,
Собираюсь на моря.
Наишачилась я за год,
Аж вибрирует ноздря!

Я не скрою, не совру,
Отдыхать всегда люблю,
Только в нашей-то конторе
Это всем по фонарю.

У меня начальник - бог,
8 замов вместо трех,
Я одна за всех по штату -
Больше нет таких дурёх!

Вот мечтаю: прилечу,
И таксисту заплачу,
Чтоб в отель меня доставил,
Счастья - до параличу!

Ол инклюзив: море, пляж,
Отбивная, торт, гуляш,
Борщ, котлеты, гриль на ужин-
Я вошла, конечно, в раж.

А на море - нырк в лазурь,
По фигу дресс код, гламур.
Баба сутками пахала,
Заслужила же ажур!

Я плыву, меня несет,
В море вдруг корабль блеснет,
А на нем шикарный мачо,
Он меня сейчас спасет...

Все прекрасно - хеппи энд,
Море, я и джентельмен
Открываю оба глаза -
Вот неловкий же момент:

Документы, годовой,
Грязный чайник заварной,
Ноутбук, гора бумажек,
Я с трясущейся ноздрёй.

Мой печально-злобный вздох,
Поняла я, в чем подвох -
На заставке - Пальмарола...
... Больше нет таких дурёх!
 
***
Мы,увы, природой не обучены летать,
И земля - наш дом и наш удел,
Но о небесах привыкли мы мечтать,
И однажды перейти предел.
Помните, Икар хотел взлететь,
Крылья мастерил себе на гибель?
Только в вышине профану смерть,
Как на суше выброшенной рыбе.
И Да Винчи тоже проецировал полёт,
В те века его картинки были чудом.
Только кто же гениев поймет?
Чужды их открытия простому люду.
В век наш снова учимся летать,
Штуки разные в горячке создавая,
Сколько ни летай, но все же мать-
Мать -Сыра Земля нас снова принимает.
Каждому - своё - таков закон,
Птице - небо , рыбе - пруд да речка,
Только человек уж так сложён,
Что парить мечтает бесконечно...
 
***
Нам память живая,
Читали мы в книжках,
Как шли, умирая,
Простые мальчишки

На танки с гранатой.
Нам память живая.
Другую не надо!
Мы помним солдата,

Как сталь застывая,
Он несся в атаку,
Он - память живая,
Так может не всякий.

Быть честным непросто,
Но правда такая:
Кресты и погосты
Нам память живая.
 
***
Принять все то, что жизнь дает -
Тяжелый труд и кропотливый.
Нельзя всю жизнь пройти счастливо,
Без огорчений и невзгод.
Бери все то, что жизнь дает.

И снегопад, и листопад,
И ливень, и капель, и стужу,
И слякоть. И мороз нам нужен.
Пусть ты им вовсе и не рад,
Природа соблюдет обряд.

Нам лета дан лишь краткий миг,
И долго, долго длится осень,
Потом зимы печальной проседь,-
Лишь для того, чтоб ты постиг,
Что счастье - лишь неясный блик.

Но в горький час больших потерь
Не позволяй душе сдаваться,
В себе не вздумай сомневаться,
Ведь мудрость открывает дверь
Лишь после горя и потерь.

О важном часто забываем
За круговертью будних дней,
Себя теряем средь людей,
И как найти опять, не знаем,-
Все это жизнью называем.

А жизнь в песчинке и звезде,
Былинке, капле и листочке...
Лишь выгляни из оболочки,
Зайди за скорлупы предел
И вдруг откроешь - жизнь везде!

Она не знает передышек,
И начинаясь вновь и вновь,
Дарует нам всегда любовь,
(Ее мы сердцем лишь услышим)
Того, кто несравненно выше.
 
Спелая ягода
Спелая ягода, только горчит на губах.
Память тоже оставит на сердце ожог.
Было бы глупо искать оправданье в словах,
Которыми ты преднамеренно душу ожег.

Что мне теперь эти руки, холодные, словно февраль?
Что мне теперь эти искры в бездонных глазах?
Что этот голос (не голос, а сталь)?
Все это пепел и прах, только пепел и прах.

Спелая ягода, только горчит на губах.
Сколько обличий имеет коварная ложь?
Если мерьва я в твоих равнодушных гоазах,
Значит и сердце мое не тревожь.
Статистика
Произведений
71
Написано отзывов
6
Получено отзывов
7
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!