Полина Валевская 16
 
Средневековье
Скрываясь в теле серой тучи,
луна с высот небесной кручи
взирала молча на толпу,
что осуждала ворожбу.
Охота к зрелищу и крови,
к чужим страданиям
и боли, на площадь
выплюнула сброд.
Суд инквизиция ведет. 
Вокруг огромного столба
палач подбрасывал дрова,
чтоб  ярче пламя разгоралось,
и в мукахтело извивалось,
крича последние слова.
Касался ветер рыжих прядей,
и зелень трав была во взгляде,
но кожи нежной белизна
осквернена была под пыткой.
Её сознанье стало зыбким,
она почти сошла с ума.
Глаза слезились не от дыма,
а от печали  и тоски.
Воспоминания давили
на воспаленные виски...
Дождь лил...Беснуясь
непогода с порывом ветра
в дом вошла.
Хозяйка на своем пороге
больного юношу нашла.
Природу призвала на помошь, сварила травяной отвар.
Лечить людей она умела,
от матери пришёл к ней дар.
У смерти вырвала находку. 
Сидела рядом день и ночь.
Шептала тихо заговОры,
чтоб побыстрей ему помочь.
Когда очнулся, то во взляде
его ,прочла свой приговор.
Он был охотником на ведьм,
за ней в ту ночь следил,
как вор.
Не католичка, значит
скверна в тебе сидит,
как корень зла.
Монету бросил ей под ноги
за то ,что жизнь его спасла.
Он был уверен в своем деле,
в том что такие как она ,
бесовское исчадье ада
и жить на свете не должна.
Накинул дОмино на плечи,
и опустил свой капюшон.
Держал в руках  весь вечер
свечи, как праведник
молился он .
Костер все ярче разгорался,
стирая языками кожу, 
на язвы мертвых прокаженных она
была теперь похожа.  Нечеловеческие вопли
вгрызались в души вихрем
страха.
Любой мог новой  жертвой 
стать, благочестивого монаха.
 
Игра
Прекрасный, благородный
лик бродяга увидал.
В нее влюбился в то же миг.
Но как сказать не знал.
Она скучала у окна
прекрасна и горда.
Не знала чем себя занять
мечтала, как всегда.
Он удивить ее решил,
зашел незванным в гости.
Сыграть в игру вдруг
предложил, вложил
в ладошку кости.
Хотела с яростью прогнать
в лохмотьях наглеца.
Но передумала смеясь,
смутил наряд дельца.
-Его поставишь ты на кон?
-Возьми, что только есть.
-Что можешь предложить
сама?
-Кольцо, коня и  честь.
Он скинул рваный плащ
на стол,
как драгоценный лот,
и кости бросили они.
Кому, как повезет...
Румянцем вспыхнуло лицо,
ведь ей в игре везло.
Удача отвернулась вдруг
красавице назло.
-Возьми мой перстень
дорогой, и станешь ты богат.
На солнце бриллианты в нем,
как радуга горят.
-Хочу обещанное я упрямо
он сказал.
А на прекрасное кольцо
хитрец смотреть не стал.
-Есть дом красивый, тихий
сад  получишь ты уют.
-Нужна мне только честь твоя, упрямо молвил плут.
Скакун, резвее в мире нет,
возьми и уходи.
С ним ты увидишь
целый свет.
Моей любви не жди.
Уж лучше ты меня убей,
чем  чести я лишусь.
-Ну ,а в мужья скажи- ка мне
такой вот я гожусь?
Ведь я наследник короля!
Все в королевстве есть,
но мне дороже всех
богатств любовь
твоя и честь.
Взяла  лохмотья со стола, разорванный кошмар.
Отдам и верность я свою,
за этот ценный дар.    


По мотиву скандинавской
баллады.
 
Герр Маннелинг
В потустороннем темном
мире, куда луч света
не пробьется, от злобных
чародеев троллей
вся родословная ведется.
Потомство проклятое
богом, закрытое подземном
царстве, рождалось мрачным ,
бессердечным, уродливым
и с жаждой власти.
Ни каялись и не молились,
здесь только злату
поклонялись.
И просочиться людям
в души по средствам
хитрости пытались.
Существовало там
поверье, коль в троле
сердце вдруг проснется,
то обручившись человеком,
он в человека обернется.
Принцессе этот дар открылся.
Как все она была ужасна,
но в середине сердце билось.
Быть смертной ей хотелось
страстно.
-Герр Маннелинг стань
моим мужем
она упрямо повторяла.
Ночами грезила бедняжка
и об одном о нем мечтала.
В лучах румяного рассвета,
к нему решила обратиться.
Вновь попросила
Маннелинга на страшной
тролихе жениться.
Был голос тихим словно
ветер, ласкающий своей
любовью.
Она смешала нежность
сердца с отчаяньем своим
и болью.
Герр Маннелинг прошу
послушай!
Я за твою любовь отдам
двенадцать кобылиц
ретивых , что скачут
по моим лугам.
Никто их гривы не касался,
не знает седока спина.
Лишь скажешь "да", покорно 
будут пастись у твоего окна.
Двенадцать мельниц дам
впридачу.
Отлиты в меди жернова, 
колеса  серебром сверкают.
Твоими будут за слова.
Герр Маннелинг ответь
любовью, скажи
коротенькое  "да".
Меч заколдованный
получишь.
Героем будешь ты тогда.
В бою непобедимым
станешь, отступят все
твои враги.
Будь милосердным, 
в человека мне
превратиться помоги.
Я без стежков сошью
рубашку, без ниток, даже
без иглы , как оберег
своим заклятьем я распишу
ее углы.
-Уйди бесовское отродье.
-Мне не нужны твои дары.

-Проваливай в свои
угодья, не выползая
из норы.
Кричал сей рыцарь
благородный, как щит
напяливая крест.
Он проклинал во имя
бога таких уродливых
невест.
Не христианка, значит
впредь,  в Аду таким как
ты гореть.
В испуге тролиха бежала,
слезами заглушая боль.
Герр Маннелинг стань
моим мужем...      

P.S Был этот рыцарь сам,
как тролль.( П.Валевская)    

По мотиву
скандинавской баллады
 
Проклятый клад
Среди лесов непроходимых,
высоких гор на чьих вершинах
ночуют тени темных чар,
вселяя ужас и кошмар...
Где ледники слоясь веками
стекают хладными слезами
под взглядом солнечных лучей
отец и трое сыновей ,
вершили колдовское дело.
Умело изменяя тело, могли
стать зверем, или птицей.
Их дару не было границы.
Добро, но чаще зло  творили.
О них в народе говорил
и люди пребывая в страхе,
всем им желали смерть  на плахе.
Никто в лесА те не ходил.
Боялись их волшебных сил.
Но  чародеи ведь не боги,
приходит и на их пороги
печаль утрат.
В один из дней погиб один
из сыновей. 
Виновник смерти был богатым,
с отцом он расплатился златом.
И алчность, как змеиный яд
вползла в их дом, и средний брат
Фафнир отцеубийцей  стал,
вонзивши в спящего кинжал. 
Проснулось древнее проклятье
под дикий рев и страшный стон,
срывая плоть , ломая кости
из человека лез дракон .
Покрылась кожа чешуею,
и руки стали парой крыл.
Он ядом окроплял живое
и всё безжалостно губил.
Себя не помнил , ведь теперь,
проснулся в нем жестокий зверь.
С тех пор он охранял богатства.
Пожрала жадность  узы братства.
Последний, кто остался жив 
на брата злобу затаив,
нашел героя средь людей.
Руками воина злодей
решил с Фафниром рассчитаться,
убить и в золоте купаться.
Он знал что в случае удачи,
судьба героя будет мрачной.
Придумал маг зловещий план
надеялся , что кровь из ран
утопит в яме храбреца,
и ждал желанного конца.
Дракон привычною тропою
полз через яму к водопою.
Вонзилось лезвия меча
сквозь грудь  до самого плеча.
Взревел Фафнир: Не трогай злато.
-Мертвец не сможет быть богатым...
Тут  понял наконец храбрец
куда его завел подлец.
Простить предательства не мог.
Он магу голову отсек.
И вырезав дракону сердце,
он голод мрачно утолял,
да новому дивился дару.
Речь птиц теперь он понимал.
И кожа стала крепче стали
на ней чешуйки засверкали,
проклятье прямо в кровь  текло
и к золоту его влекло...



По мотивам легенды о драконе Фафнире.
(скандинавская мифология)
 
Подари пожалуйста жизнь
Подари мне пожалуйстажизнь.
Не спеши от меня избавляться, крепко сердцем ко мне
прижмись, и душою начни улыбаться.
Я нуждаюсь в твоем тепле.
Покажи мне что это значит,
когда нежно обняв дитя
мама просто от счастья плачет.
Вот увидишь, когда появлюсь,
очень нужен тебе я буду.
А пока клубочком свернусь, полюбуюсь тобой отсюда.
Подари мне пожалуйста
жизнь, и люби меня сильно,
сильно.
Говорят у детей от любви,
как у птиц вырастают крылья.
Для тебя будет первый смех,
первый шаг и первое слово.
Я ведь так на тебя похож ,
и не будет другого  такого.
Подари мне пожалуйста жизнь.
Не губи свою светлую душу.
я ведь долго тебя выбирал,
я был ангелом самым лучшим.
Очень хочется закричать.
Чтоб услышали все на свете,
что нельзя жизнь в себе
убивать.
Очень хочется жить вашим детям.
 
Поцелуй
Висков  твоих
касаются ладони. 
Спугну дыханьем
сон с твоих ресниц.
Кровь заиграет 
сладкою истомой.
Румянец вспыхнет
от прикосновенья лиц.
Соленый вкус
почувствую губами,
блуждая нежно
по твоим щекам.
И прошепчу
беззвучными словами,
что никому тебя
я не отдам.
Глаза закрою 
и своей улыбкой
задену краешек
таких желанных губ.
Сознанье захмелеет,
станет зыбким,
и долгий поцелуй
потянет вглубь.
Туда, где только мы...
Замедлит время
невидимый,
неумолимый шаг.
И будет бесконечным
то мгновенье
мой поцелуй
заколдовавшее, как маг.
 
Борозда судьбы
Упала обнаженная душа
в холодные, шершавые ладони.
Ее он к сердцу неожиданно прижал, качаясь в переполненном вагоне.
Принес домой истерзанную  всю
заплакал, зашивая раны.
Но сам не знал ,что делать с ней теперь.
Она никак не вписывалась в планы.
Своих проблем имел хоть отбавляй, а тут еще эта приблуда.
- Прошу тебя не прогоняй! донесся голос неоткуда.
-Я за тебою шла всю жизнь,
сквозь выставленные тобой преграды.
Была  ниспосланна ,тебе судьбой. Ты отказался от такой награды.
-Я думал что совсем  другая ты.
-Умна, красива и моложе, что жительница той звезды , что светит сквозь окно на мое ложе.
-Прости! состарилась пока ты  выбирал,  мечтал , других любил и ненавидел.
Я столько раз  являлась пред тобой, ты как слепец меня совсем не видел. 
Вагон качнулся, он открыл глаза, и посмотрел на грубые ладони.
Теперь на них зияла борозда изрешеченная в бессмысленных погонях.
 
Вкус рассвета
Давай попробуем на вкус рассвет, проснувшийся в тумане.
Уйдем босыми по росе,
впитавши сок Земли ступнями.
Ты из хрустального ручья
ладонью зачерпнешь водицы,
и будешь нежно целовать мои намокшие ресницы.
Береза соком напоИт, он с привкусом весенним будет.
И птичий разноцветный хор
Зарю для нас с тобой разбудит. Вновь закружИтся карусель, начертит день свои границы.
А свет родившихся лучей
в улыбку счастья превратится.
 
Мечта забрызганная кровью
Бежит по взлетной полосе
могучая ,стальная птица.
Луч солнца на ее крыле
переливается ,искрится.
И кажется ,что нет преград
в обьятьях ласкового неба.
Ей доверяют свою жизнь
мечтатели мальчишки слепо.
Но что-то вдруг пошло не так,
и на глазах у очевидцев,
не долетев до полосы,
упала раненная птица.
И небо озарил пожар,
а ветер опалило гарью.
И разбросало по земле
осколки, затянувши хмарью.
В живых остался лишь один. Возможно ангел потрудился,
а может 20 лет назад
в рубашке паренек родился?
Вот только не стереть теперь 
из памяти того,что стало.
Как друг его живьем сгорел,
как смерть в полете танцевала.
Он слышал голоса и плач .
Родители детей искали,
но пеплом стали их тела,
а души к звездам улетали.
Он видел мамины глаза
укрывшие его любовью. 
И билась болью у виска
мечта забрызганная кровью...
 
Странное время года
Истерично, почти по-женски, ветер бьет по щекам  уставшим. Разрывает афиши в клочья
и миксует с листвой опавшей.
Дождь потеками ,словно кистью, добавляет домам гротеска,
и абстрактно на серых стенах оставляет сырую фреску.
В этом пасмурном дне потерян мною кто-то до боли близкий. Тот, с кем время хмельным казалось, как от рюмки двойного виски.
И сгорают с лохмотьем листьев недописанные страницы.
И спешит улететь на волю недолюбленная синица.
В меланхолии тонет время. Межсезонье слезу срывает.
В декорациях грустных улиц осень мой силуэт стирает.
Согреваюсь под теплым пледом и плевать мне на непогоду. Несмотря ни на что люблю я это странное время года.  
 
Окрыленные мечтой (Учебный полет)
Солнце будит осеннее утро.
Небо ловит восторженный взгляд.
Молодые курсанты-пилоты к облакам на уроки летят. Доверяют серебрянной птице жизнь, для страха  ведь нет причин.
Исполняются детские грезы, превращая мальчишек в мужчин. Только где вы гадалки, провидцы? Где святые ,что в храмах молчат?
Почему колокольные звоны  о грядущей беде не кричат?
Тенью лег на крыло самолета ангел смерти, играя с судьбой. Начертил на ладонях дорогу, одинаково выгнув дугой.
Страх сковал молодые лица.
За минуту прожив года, не успев, как птенцы опериться, волей рока ушли в никуда.
За какие грехи сгорели, в девятнадцать неполных лет ,двадцать пять окрыленных мальчишек, что с мечтою встречали рассвет?  Смотрит небо на землю с грустью, разбавляя печаль дождем,
помня тех ,кто к нему стремился, задевая лазурь плечом.  


            25 сентября 2020 под Харьковом разбился самолет. Погибли курсанты и офицеры.
 
Полнолуние
У любопытства нет предела.
Ночь мАнит к стылому окну.
Луна расправив своё тело,
в него магически глядела
и моему мешала сну.
Еще сознание дрожало.
На фоне серых, рваных скал
она роскошная лежала
на шелке черных покрывал.
Своею бледностью холодной притягивала, как магнит.
Всё освещала, но не грела прикосновением ланит.
Она топила нрав надменный
в прозрачной глубине пруда,
и любовалась отражением,
что возвращала ей вода.
Бросала серебро горстями
туда, куда стремился взгляд.
Весь мир у ног ее ютился и полнолунию был рад.
Ей время отвело мгновение,
когда не властвует над ней.
И не уносит по осколку ее
в мир сумрачных теней.
 
Золотой дракон
В лохмотьях белых облаков, упавших на вершину пеплом.
За водопадом талых вод,
там где играют звезды с ветром .
В пещере, между горных скал, дракон на золоте лежал. 
Последний представитель рода,
потомок мертвого народа.
Никто не знал как и когда, крылатый змей попал туда.
Ночами выходил дракон, размахом крыльев гладил
склон, и издавал протяжный вой,
напоминая что живой.
Шептались люди тут и там.
И если верить их словам,
тот звук заставил бы и смерть
в ночи от страха умереть.
То был особенный дракон,
ведь с незапамятных времен
был властелином здешних гор, но человек пришел, как вор.
Он вырубал прекрасный лес, с ружьем ходил наперевес.
Уничтожал зверей и птиц,
их бедамне было границ.
Теперь охота шла за златом, хотел ведь каждый быть богатым.
Дракон пытался откупиться.
Метал бросал им по крупицам,
но возродил накал страстей, дразня непрошенных гостей.
Он заповедные тропинки переплетал, как паутинки.
Спускал бельмом густой туман, из ветра делал ураган.
Но жадность непосильный враг,
хоть был дракон хороший маг.
Она вела к вершине тех,
кто слепо веровал в успех,
кто не гнушался убивать,
когда другой ложился спать.
Змей вспоминал своих родных, как люди не щадили их , уничтожали ради славы,
или ловили для забавы.
И гнев кипел в его душе и был недобрым он уже.
Решил он людям отомстить и гору золотом залить.
Расправив крылья великаны, рассеив магией туманы,
впустил в пещеру солнца луч,
что выглянуло из-за тучь.
Проклятье грозно прокричал и в небо радостно умчал.
И те, кто шел к заветной цели,
от ужаса оцепенели.
Земля вдруг нервно задрожала, гора истошно завизжала
и выплюнув огонь и дым ,
всё сделала вокруг седым.
По склонам побежали реки, смертельным золотым потоком,
сжигая  города и села, став для людей зловещим роком.
А в небесах, как черный демон дракон восторженный метался,
и наблюдая за стихией
над слабостью людей смеялся.
Сложив за спину свои крылья нырнул в расплавленную
лаву и брызгами на звездном небе, снискал заслуженную славу.
Глядит теперь с небес  на землю  немой, крылатый великан.
А чтоб о нем не забывали шумит разбуженный вулкан.
 
Титан
Под раскалённым взглядом солнца  чернеют выжженные скалы.
Здесь пахнет  муками  и смертью Господствуют лишь злые чары.

А у подножья с диким рёвом,
о камни разбивая волны, метался Океан могучий  бессилием и гневом полный.

Он был свидетелем проклятья
и исполненья кары бога. Глумился Зевс над Прометеем в своём величие жестоком.

Плоть приковал к скале цепями. Но дух великого титана
не мог сломить ни страшной мукой, ни силой дерзкого обмана.

Задумал Зевс убить людей,
но заступился Прометей.
Огонь принёс, дал силу знаний, спасая их от испытаний.

И как оракул предсказал,
что царь покинет пьедестал ,
и на Олимпе новый бог перешагнёт через порог.

Разгневанный, в смертельном страхе, ночами думал Зевс
о крахе.
Угрозу видел в людях он.
Не торопились на поклон 
они в молитве по утрам,
спеша по собственным делам.

И вот Пандора появилась.
В прекрасном теле зло ютилось. Как Афродита хороша,
но чёрною была душа.

Зевс в жёны брату Прометея  определил её скорее.
Дитя Аида грела руки,  придумывая мужу муки.

Она сосуд открыла вскоре
и поползло по миру горе, болезни , войны, страх и смерть смогли на волю улететь.

И перестала жизнь быть прежней. 
На дне осталась лишь Надежда.
Она людей теперь спасала,
из искры пламя разжигала,
и поднимая их с колен
вела к истоку перемен.

Летает ветер над скалою ,
и боль размешанную с кровью титана, что легендой стал, 
уносят чайки в океан.
 
Осенняя хандра
Последний тихий, теплый взгляд бросает осень нам под ноги, и листья желтые  дрожат, кружа в дождливой поволоке.
Флер запотевшего окна, моим дыханием согретый, осевший на осколки сна...
Хандра в истоме
предрассветной.
И зачерпнув ее рукой я с сожаленьем понимаю, не  будет осени такой, вернется, но совсем другая.
Исчезнет сбросив лоскуты, разорванные непогодой предвестницей холодных дней, грядущих в эту пору года. Оставив дымные следы и терпкий запах листьев прелых .
Уходит осень до поры, чтобы царить в своих пределах.
 
Ливень
На улице воздух звенит тишиной,
но это особый, тревожный покой. Асфальт раскалился не выдержав зноя, и в этом Аду вдруг запахло грозою.
Как будто проснулся шальной великан,  он выдохнул ветер как ЛевиафАн . И воздух смешался с поднявшейся пылью.
Казалось, что небо расправило крылья, как птица ,стремящаяся на свободу. И начался ливень природе в угоду.
Он хаос устроил. Теперь по дороге бежали бурлящие грязью потоки.
И дождь- виртуоз барабанил по веткам, сгибая в поклон их , как марионетки.
Гром вопль протяжный из легких исторгнул, и ливень вдруг плотную штору задернул. Исчезли все краски и мир затаился...
Но через мгновенье он снова светился. Умытый, очищенный и обновленный, живительной влагой небес напоЁнный.
Статистика
Произведений
16
Написано отзывов
17
Получено отзывов
17
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!