Мария Маркотенко 18
 
***
Это когда наутро смотреть на себя не хочется,
обе глазницы как щелки в каком-то тоннеле.
я знаю веский плюс одиночества.
от него становлюсь сильнее.
по утрам не шумит не фонит мое сердце,
не требует вырваться
с ним гораздо спокойнее и живется и дышится,
все размеренно верно пока ему вдруг не послышится эхом голос твой.
Время уносится вспять.
А тебе меня не найти.
Ну а мне тебя не потерять.
и потом мои впадины что именуются очами
набирают в себя как воронка все воды соленые сочные,
вырываются навзничь
и в рыхлую почву и становится нестерпимо дышать.
А ты рядом стоишь улыбаешься,
руки тянутся чтоб приобнять,
говоришь ты сумеешь ты справишься
научиться меня прощать.
Да чего там учиться, и так уже схвачено,
в сотый раз применять на себе эту роль,
все слова твои острые в моем черном душевном ящике,
а ты знаешь дороги к ним, вводишь пароль.
и бросаешь их гордо без тени сомнения,
а они приживаются там и гниют ,
а потом неожиданно - извини меня,
это жизнь.
метод пряник и кнут.
А внутри у меня колкий зноб, необратимое жжение,
те кто близко с особенной точностью бьют.
Это когда как в дешевом кошмаре пытаешься взвыть
только губы шевелятся
и никто не услышит ни стоны ни крик,
то что нас не убило сделало ожесточеннее и грубее
и в итоге вылилось буквами в этот стих.
Я уже не надеюсь быть правильно понятой,
обвинить недослушав поставлен вердикт,
кто с тобой в полымя тот не нужен,
нужен тот кто спиною стоит.
Время мажет лицо одноразовой тушью,
я иду покупать сигареты в ближайший ларек
и давно не гадаю на ряженых суженых,
как-то мне не везет...
 
***
У Светочки есть замечательный муж от которого пахнет пивом,
Не тем заграничным,
А нашим родным, советским,
И перемывая посуду светочка думает о Мальдивах,
О всех джентльменах и дамах на выходах светских.
У Светочки три оборванца ( она их так ласково именует),
Ребята хорошие,только вот Светочке страшно,
Что если еще залетит, на аборт где б сыскать то ей денег,
А это со Светочкиным, так сказать плодородием, немаловажно.
И Светочка курит и горе свое заливает стаканом,
Узнав что ее обормот уже вырос из старых сандалий,
И думает с грустью о том,
Что по глупости нарожала,
И жизнь ее как те помои с горшка из фекалий.
И утром Светлана бредет на работу кассиром,
В уме матеря злую долю и мужа засранца,
А трех обормотов и вовсе бы лучше бы где-то носило,
И Светочке крайне,
Ну просто жизненно необходимо
На ком-нибудь на работе сорваться.
И Светочка смотрит как люди пакуют копченую рыбу,
И как заплывают в машины размером с ее хрущевку,
И кажется Светочке, что им счастливчикам вылететь на Мальдивы
Это как пальцами щелкнуть.
И после суток работы Светлана несется на рынок,
И покупает капусты качан и картошку,
Чего-то совсем исхудали ее обормоты,
Налепит им чтоли лепешек...
У Танечки есть замечательный муж от которого пахнет армани,
Не нашим советским,
А тем, дорогим, заграничным,
Он выделил Танечке энную сумму чтоб съездить в Майями,
Но вот на Мальдивах Танюше привычней.
И по возвращению Танечка снова в больницы,
И думает вдруг повезет в этот раз и сумею,
Но доктора снисходительно просят смирится,
Танечка не сдается
И повторяет не верю.
И покупает Танюша копченую рыбу
И заплывает в машину стуча каблучками,
И смотрит из окон на деток перебегающих мимо
И кажется все есть у Танечки,
Чтобы быть абсолютно счастливой,
Но Танечка очень несчастна.
И едит Танюша в свой новый коттедж трехэтажный,
Где мраморный пол и хрустальные люстры,
Но только все это Танюше не важно,
Ей очень
Ну прямо безудержно грустно.
И падает Танечка в спальню цвета слоновой кости,
Где простынь из шелка индийские росписи прячет,
Муж проверяет акции,договора, неустои и недодачи.
Танечка в этих же простынях плачет и плачет и плачет.
А утром Танюша несется к очередному врачу
Ай да поможет,
Бесплодие не приговор,
Врач настойчиво уверяет,
Бросается Танечка к выходу,
Горблясь от дрожи и падая ниц от отчаяния взвывает.
Три этажа и пустые французские окна,
Никто не посмотрит в них с детской улыбкой наивной ,
А мраморный пол не почувствует первых шажочков
И все эти рыбы копченые и все ваши Мальдивы
Такая сомнительно глупая оболочка.
И если же ты до сих пор веришь в это "бумажное счастье",
Я дам тебе дельный совет,
Мой мальчик,запомни два слова
Ценности / Ценники
И научись различать их...

Знаешь, лампы из хрусталя
Не всегда дают свет...
 
***
Отстав от принципов и пережитков постсоюзных якобы идей
мне хочется вздохнуть свободней и побыть ничьей.
Точнее быть твоей но только бы наполовину.
Чтоб ты хотел меня завоевать, забрать в свой плен,
попробовать наощупь горсть моих проблем,
насущных заморочек.
свернув от Установ житейских, бытовых эмблем,
мне хочется чтоб ты меня хотел, настолько сильно чтобы все вокруг Приобретало смысл.
Особенный.
И неприкосновенный.
И чтобы ты смотрел как будто бы последний раз
да так аж дрожью по спине, подергивались веки глаз.
Как на любовницу одетую во множество дешевых и дотошных страз,
но взять ее от этого захочется не меньше.
Довольствуясь инстинктами и только.
Но не животными и пошлыми. Держась при этом стойко, размеренно и грубо по мужски.
Я стала бы стеной которую ты захотел пройти.
Я стала бы морской пучиной, ты бы смог ее осилить и преодолеть.
Но знаешь в чем загвоздка?
Надо только захотеть.
а у тебя подобного желания не видится.
Поэтому ты вечно законфуженный и замороченный.
Ведь надобно усердно пыжится, дабы желаемое полностью заполучить.
Тебе бы с легкостью, да с детской шалостью мое и никому не отдаю. Но так не интересно и безжалостно
ты разворовываешь душеньку мою. Я сильная.
Да. Я настолько сильная
что я простила и твое предательство и женскую молву.
И каждый день как поминутное насилие боль возвращается ,
но я ее гоню.
Я девушка, я женщина, я будущая мать и чья-то верная жена.
Я стану той кем сделает меня мужчина.
я сильная и независимая.
Меня жизнь так научила.
Но если ты позволишь мне быть слабой и единственным твоим мерилом,
я буду благодарна до последнего мотива.
Я как любая женщина мечтаю стать мужским светилом,
во всех молитвах о тебе,
и главное за нас,
как твой первостепенный стимул, не получается впрямую,
так попытайся с тыла.
И мой тебе совет и заморочься и запарься.
пусть тяжело.
Не только для тебя.
Но для меня в сто крат,
я выбрала и главное поверила.
В тебя,
тебе.
и в наше счастье.
Стремись ко мне.
Стань выше и главней.
Дай мне не власть не деньги и не шмоточное барахло.
Дай мне почувствовать себя слабей,
по женски судорожно оробев,
чтоб за тобой за семь морей,
чтоб не сыскать ни в ком другом того уюта у твоих плечей.
Ни крепостей не стен ни палачей, как за твоей спиной.
Тогда я за тебя и в мир и в бой. Дай мне прочувствовать себя простой.
За мужем значит за тобой,
а не дурацкие формальности и штампы.
И знать что ни в обиду ни в упрек не дашь слезе скатиться с моих щек,
как оберег с рождения храня, тогда я дам тебе себя,
всю целиком отдамся,
проигравши бой,
держа в руке свой белый флаг нарочно тебе сдамся.
Став твоей спутницей любовницей подругой и женой.
чтоб в этом жизненном болоте на плаву держаться,
не угодить в очередной водоворот, спасай меня,
не дай мне потеряться ,
стать не твоей,
отчаянно чужой.
Дай мне быть женщиной, прочувствовать всю слабость
и положиться на твое плечо.
Тогда ты станешь моим домом,
я создам очаг, в котором ты бы смог остаться,
и уходив мечтал бы возвращаться. Всегда и при любых погодных неустоек, жизненных облав.
Я Та единственная и непоколебимая вершина
которую тебе всю жизнь хотелось бы пройти,
но так ее не взяв.
я та которую ты до конца не разгадав,
бросаешь как сейчас на полпути. Не заморачиваясь и не тратя времени.
Все чересчур обыденно дотошно и не интересно,
и как тебе сегодня кажется до жути пресно,
когда повсюду море то не замечаешь глубины.
И как бы громко не кричала я пойми,
ты так далек, что звуки не доносятся.
Ты занят чем-то более весомым,
свое Я важней чем МЫ.
Такой вечно уставший,
с грузом навалившихся проблем и ими замороченный.
Когда с мужчиной ощущаешь одиночество
Так может лучше разделить мечты?
Нет счастья там, где стены выцвели от суеты
Нет радости где слез как в океане капель
Где есть поступки, не нужны слова.
Мои часы сломались,
Но я чувствую что мне пора.
Прости, действительно пора,
Но не с тобой в едином направлении
Плыви, теки своим течением,
Но не со мной.
А от меня..
 
***
Память стерла до ужаса много полезных вещей
рецепт маминых щей
имена первых школьных друзей,
адреса очень важных людей,
но сквозь толщу потерянных дней я отчетливо помню
как ты куришь
как сжимаешь окурок в руке ухмыляешься,
как ты щуришься
и как стараешься выглядеть старше чем есть,
и какая то дикая нежность, животная страсть,
мне хотелось тебя разобрать по кусочкам,
по клеточкам,
съесть.
я не помню твой адрес и имя твоей благоверной,
только память хранит
Твои вздохи и выдохи,
пульс на запястье,
и если уже говорить о каком-то болезненном счастье,
то это все то что мне память оставила о тебе.
Я отчаянный невростерик и психопат.
я как год уже не в себе,
я в тебе или ты во мне.
вообщем не суть.
мне тебя не отобрать не присвоить не получить
так же как и тебе меня не приручить.
Не обессудь.
с каждым новым входящим стирается предыдущий.
твоя тактика в поисках лучших только это не мой к сожалению случай,
это равносильно что дать себя разворовать и разграбить.
Продать добровольно в какие-то цепкие руки.
И если уже говорить о неистово сладкой и горестной муке,
Так это хранить тебе верность
Которая вовсе уже не нужна.
Я тебе как самопровозглашенная область
И ничейная псевдожена.
Память честно хранит вплоть до запахов
Руки твои.
Даже жесткость волос.
И насильно забыть это все не далось.
Ну и ладно.
С этим жить до того освященного дня
Когда я все приму
Наконец для себя.
Стану
Чья-то.
Во всех этих смыслах
Любимая "чья".
А пока моя память живет вне меня,
Ей нет силы надолго меня оставить...
 
***
Память стерла до ужаса много полезных вещей
рецепт маминых щей
имена первых школьных друзей,
адреса очень важных людей,
но сквозь толщу потерянных дней я отчетливо помню
как ты куришь
как сжимаешь окурок в руке ухмыляешься,
как ты щуришься
и как стараешься выглядеть старше чем есть,
и какая то дикая нежность, животная страсть,
мне хотелось тебя разобрать по кусочкам,
по клеточкам,
съесть.
я не помню твой адрес и имя твоей благоверной,
только память хранит
Твои вздохи и выдохи,
пульс на запястье,
и если уже говорить о каком-то болезненном счастье,
то это все то что мне память оставила о тебе.
Я отчаянный невростерик и психопат.
я как год уже не в себе,
я в тебе или ты во мне.
вообщем не суть.
мне тебя не отобрать не присвоить не получить
так же как и тебе меня не приручить.
Не обессудь.
с каждым новым входящим стирается предыдущий.
твоя тактика в поисках лучших только это не мой к сожалению случай,
это равносильно что дать себя разворовать и разграбить.
Продать добровольно в какие-то цепкие руки.
И если уже говорить о неистово сладкой и горестной муке,
Так это хранить тебе верность
Которая вовсе уже не нужна.
Я тебе как самопровозглашенная область
И ничейная псевдожена.
Память честно хранит вплоть до запахов
Руки твои.
Даже жесткость волос.
И насильно забыть это все не далось.
Ну и ладно.
С этим жить до того освященного дня
Когда я все приму
Наконец для себя.
Стану
Чья-то.
Во всех этих смыслах
Любимая "чья".
А пока моя память живет вне меня,
Ей нет силы надолго меня оставить...
 
***
Господи дай нам силы все это пройти!
Не за себя подаяния прошу, за близкого.
Господи дай ему легкости на пути,
Подстрахуй его там где высоко.
Дай ему трепета всех ветров, чтоб паруса его да по курсу,
Не обремени, не надень оков
Наполни его, там где пусто.
Господи ну посмотри на меня, посмотри!
не за себя же прошу, за далекого!
Дай ему Господи радости на пути,
Чтобы дороженьки все да легкие.
Дай ему ту, о которой всегда мечтал,
Тихий семейный очаг, детей в здравии,
Дай ему то, что этого не давал,
То, кем не стали мы ...
Господи сжалься над нами, в ладонях твоих вертится мир монетою,
сколько таких у тебя как мы?
Слоняющихся за ветром...
Не за себя же прошу не о себе,
Испошли ему Боже терпения ,
Ты проведи его по судьбе,
По судьбе его без сожаления.
Дай ему все что попросит,
Меня обдели.
Счастья простого,здоровья покрепче,
Где бы он ни был, в далекой дали,
Там где темно, зажигай ему свечи.
Покажи ему Боже где радости
Больше,
Где меньше тоски
Любви ему Господи дай!
до краев переполни!
Только от горести и от печали его огради,
Нежностью сердце его восполни.
Господи, дай же нам силы все это пройти.
Каждому путь укажи
Свой
Единственный.
Раны мои залечи,
Его затяни.
Только прошу тебя Господи,
Не подшути,
Не столкни
Нас опять,
Даже мысленно!
Дай же нам силы все это пройти,
Вынести мудрый урок,
Научится терпению.
Лишь на тебя уповая,
Не знаю как дальше идти,
Дай мне молю,
Свое благословение...
 
***
Я тебя отпускаю.
осознанно и вопреки.
расправляй свои крылья,
гаси свои маяки,
твоя гавань отныне пуста,
я отгоняю свои корабли .
лети моя птица
лети.
я тебя отпускаю.
Рву нити,канаты рву,
удаляю звонки,
адресаты,
все письма жгу.
я вдыхаю
я чувствую жизнь.
я живу.
мне не страшен не гром не гроза,
ни порывы холодного ветра,
ни ледянящая бирюза,
только каждый раз как смотрю на его глаза,
я вижу твои глаза.
я по кругу бросаю в огонь киноленты прошедших дней,
запираю засовы дверей,
улетаю за семь морей,
напиваюсь в кругу друзей.
Все вокруг про политику и властей.
пропускаю все мимо ушей.
я все жду от тебя новостей.
но мне кажется я отпускаю.
лети,уходи,уползай,
выбирай свою пристань,
обитель,
свой рай,
раскуси эти нити,
связующие разрывай.
и беги.
только каждый раз раз как курю вспоминаю твое не кури.
Просыпаюсь
И в кои то веке дышу.
Полной грудью.
И не обнимая компьютер с письмом
От тебя.
Я не жду.
Я тебя отпускаю.
Болезненно сжав кулаки,
У барменов лечусь дабл водкой
От дабл тоски.
И я чувствую как распускаются крылья,
Трещат позвонки,
И мне хочется жить.
Слышишь, жить
Без тебя.
Без надежды на наши звонки.
Без щемящей иголки
Ломавшей виски,
Без желудочных болей
Съедающих изнутри.
Это как на крещение в воду зайти
Выйти смывшим грехи.
Без стеснения нагим
Настоящим.
Я смогу отпустить тебя
Как не проси
Не зови
Взглядом вернощенячьим
Молящим
Скорбящим.
Я тебя отпускаю.
Дверь закрой.
Свет погаси.
Я тебя отпускаю.
Осознанно и вопреки.
Прости.
 
***
Когда тебе тесно в твоем захудалом мирке
Срывайся с гнезда и будь счастлив в полете!
Когда ты протянешь костяшки к судьбе
Вздохнешь по другому уже в самолете.
Когда твои мысли тебя помещают в тюрьму
И кажется выхода нет и не будет
Запомни, границы ты строишь себе самому
И сам себе стены возводишь.
Когда позади уже столько дерьма
Что думаешь выбраться точно не светит,
Запомни, ты враг себе сам,
Сам себе и сума!
Пока не заправишь машину
Она не поедет.
Когда тебе волосы хочется рвать
Клочками бессовестно,
В дикой истерике
Учись,
Людям свойственно предавать
И не разводи бесполезной полемики.
Как только покажется сил больше нет,
Никто не протянет ни руку, ни сердце,
Включи интернет, забронируй билет
Взорви все замки в своей замкнутой дверце!
Вдохни!
Не томи!
Пропускай каждый миг
Сквозь клеточки, волосы, душу и тело
Хоть томный позыв
Или даже пронзительный крик
Лови!
Зажигай этот свет!
Пока ничего еще не прогорело!
Люби!
Как последний,
Как взбалмошный псих,
Твори свое завтра
Разбитое больше не склеишь!
Я очень надеюсь,
Что ты дочитаешь сейчас этот стих
И всем вопреки в себя снова поверишь!
 
***
Здравствуй, мой отчаянно потерянный,
Мой хороший.
Богом данный или демоном
Мой непрошеный.
Раскулаченный, разбитый
Ветром скошенный.
Истоптавший свои ступни
На кривой дороженьке.
Здравствуй сонный мой,
И мной разбуженный.
От ветров ссутуленный
От дождей простуженный,
Накормлю тебя запоздалым ужином,
Отогрею теплыми словами душеньку.
Здравствуй долгожданный мой
В суете растерянный,
Проходи, мой дорогой
Небом мне доверенный.
Отпускай все прошлое
По ветру развеивай,
Впереди хорошее,
Я с тобой безвременно.
Без часов, без счетчиков,
Принятых условностей,
Ты мне сверху веленный,
Чтоб спасти от подлостей.
И окутать нежностью,
Невесомой радостью,
Я болею верностью,
Словно самой сладостью.
Здравствуй мой несломленный,
Мой желанный.
Скромный и раскованный,
Самый главный.
Проходи скорей в мой дом,
Все открыты двери,
Скопленную ласку в нем,
Все тебе доверила.
Прекращай свои пути,
Поиски и встречи,
То, что ты хотел найти,
Отдаю беспечно.
Здравствуй, мною найденный
В Мире утопающем,
Среди льда мой пламенный,
В темноте пылающий.
От дорог растерянный
В поисках пропащий,
Бризом мне навеянный,
Самый настоящий.
В сердце моем томном,
Давай, располагайся,
Заходя в мой дом
Навсегда останься...
Взглядом безмятежным
Иль тоскою скованный,
Безгранично нежный,
Чувством околдованный.
Сквозь дожди и недуги
Песня моя лейся,
Не меняй меня,
Единственную
Первую,
Я кричу, я верую,

Оставайся
Оставайся...
 
***
Я уже тщетный год свою птицу вожу по врачам и по лучшим специалистам
с тем же вопросом что мучит заложников офисов нашей столицы,
вы научите ее летать.
нейрохирурги психологи и шаманы
и городские невротики наркоманы все они повторяют занудно и неустанно,
что для начала бы научиться мечтать.
я же который год своей птице ломаю клетку,
лбом разбиваю прутья,
зубами перегрызаю сетки,
но моя птица курит дымящую сигаретку
и задыхается в тесном своем мирке.
что же ты птица тянешь
да что тут ютиться,
рви это все,
потому что границы
только в твоей бестолковой башке.
птица смеется читая уставы,
у птицы все четко и строго по плану.
И слушать кого-то с душой без карманов для птицы не значит совсем ничего.
Я резво бросаю корма ей в свои ладошки,
Читаю ей сказки про дальние страны и про гармошки,
Про тамошние пироги да пиры и лепешки,
Пытаясь привить ей свободную жизнь.
Но птица садится на жердочку,
А не как надобно ввысь.
Давай моя птица, пытайся взлететь,
Для чего ж тебе крылья ?
Не бойся стремится
Стремление это жизнь.
И мы воспарим с тобой над чистой водицей,
Да так, что все стаи держись!
Но только вот птица совсем не готова с такими водиться,
И ей бы сидеть себе смирно
Высчитывать косинусы да таблицы,
В своем заржавевшем мирке
Растворится
На сотню замков в своей клетке закрыться,
Но
только ночами ей горы мерещатся,
Да море бездонное снится,
В прозрачных озерах водой ключевою упиться б,
Где поле ржаное под солнцем переливается да колосится,
И все это грезиться да представляется птице,
И надо всего-то сломать эти прутья душащей за горло столицы,
Где птица заложница.
Ей говорят, это все небылицы...
А ей бы Вздохнуть и вспарить,
Только птица боится
Боится
Боится...
 
***
Смотри как красиво время уносит мою печаль.
Как тонко и как безошибочно ветер стирает твой след.
Как ты остаешься неистово долго кричать
В туман, забирающий мой силуэт.
Смотри как дожди размывают все слезы мои по стеклу.
Как жадно в холодную землю по каплям слова
Мне грезилось, я тебя не отпущу,
Но время все сделало за меня.
Смотри как вся боль что копилась в душе
Уноситься в бездну без права вернуться назад,
Смотри как стоит у обрыва мой тягостный крест
Срывается вниз без оков и преград.
Взгляни на меня
На пустую меня
Вздохнувшую воздух свободно
Легко,
Я больше не жду
И не жажду тебя.
Я больше тебя не люблю.
Ты видишь как солнце заходит в волну
Так я отдаляюсь навек
Навсегда.
Засветит маяк,
Я к нему уплыву,
Оставив тебя на другом берегу,
Я больше уже не вернусь никогда.
Всмотрись в мои скулы, изгибы, лицо,
На каждый тобою оставленный шрам,
На сердце сдавившим
Как палец кольцо,
Наивно поверившим колким словам.
Вглядись как все это засыпав песком,
Стирается временем,
Пылью уносится вдаль,
Ты чувствуешь всем своим существом,
Как я превращаюсь отныне в печаль.
В твою
Беспросветную дымку тоски,
Не словишь руками ни взглядом,
Смотри как развеял туман позади
Все то, что казалось так рядом.
Ты больше не воздух мой,
Ни причал,
Не страшное бедствие,
Слезные встречи,
Я поезд последний
А ты опустевший вокзал.
Отныне мне дышится легче.
Смотри как красиво ветер унес всю мою печаль,
Как тонко и как безошибочно море размыло мой след,
А ты остаешься неистово долго молчать,
В туман забирающий мой силуэт...
 
***
Помнится надцать веков назад
мы сидели на кухне в убитой моей хрущевке,
ты дымил как сапожник,
в бутылке плескался бад,
я одета была как сбежавшая из барахолки.
мы шутили что жизнь это все суета из сует
и сплошное дерьмо от которого тянет повеситься,
и божились что если нам стукнет по 40 с копейками лет
мы с тобой все равно не изменимся.
я могла напиваться с тобою до одури
И нести несусветный бред,
до размазанной туши смеяться над чемто нелепым,
я всегда Повторяла таких идиотов как мы больше нет,
среди всех дураков на планете.
мы мечтали рвануть на Ямайку
ну или если уже по финансам
то в Крым на недельку.
Я бы пела веселые песни
Под самым дешевым вином,
Да и вообщем то пофиг где именно
Если мы вместе,
Будь хоть на Кубе,
Хоть в Ялте,
Но только за общим столом.
Мы отчаянно верили,
Что не изменяться
Наши лица
С еще не потухшим тогда огоньком,
Осуждая всех тех, кого заживо съела столица,
И клялись что ни жизнь ни работа на нас не наденет оков.
Помнится, словно бы в прошлом столетии,
Как мы врывались под песни коржа,
Жизнью горели, как сказкою дети,
Грезили, как мы объездим все страны и города.
Мы до рассвета бродили по улицам,
В поисках пиццы , нам все моря-океаны коль не по колено, так по плечо,
Мы верили в невозможное, и презирали границы,
Мы реинкарнация Питер Пена,
Нам было все нипочем...
Помниться это все помнится,
И согревает душу в чужих берегах,
Только все наши мечты не успели исполнится,
Мы растерялись, в чужих городах.
Поразбивались, развеялись По ветру,
В лицах пустых, в офисных стенах, в работе немой,
И я кричу тебе где же мы прежние?
С общим азартом? С улыбкой живой?

"Ваш абонент не читает от вас сообщения.
Ваш абонент занят кем-то другой."

Помнится... Все это теперь только помниться...
Всех наших затей непродолжительный век,
Где тот безбашенный, вечно смеющийся,
Прежде родной человек?
Время проносится скоростью дикою,
Память стирается , прошлого не возвратить,
Страшно не то, кем мы стали ( а стали мы взрослыми, то, чего очень боялись мы)
Страшно, что мы позабыли как жить.

И я звоню тебе (редко и всем своим принципам наперебой)
Может как раньше напьемся,
Побродим,
Покурим одну на двоих и устроим дестрой?
Выдели время, забудь на сегодня приличия,
Надо бы душу тебе отвести,
Но ты отвечаешь пустым безразличным
Прости, я давно уже сплю.
на работу к шести.
 
***
Ни твои ни мои слова уже более не имеют веса.
Наши роли написаны криво и косо
Каким-то дурным сценаристом,
Эта трагикомедия иль недопьеса,
Кто из нас по ночам ставит палки в колеса?
Кто пытается выдержать, выточить
Острые бритвы,
По которым мы бродим которую зиму,
Я пишу о тебе не стихи, а молитвы,
Акцентируя слово недолюбимый.
Ни твои ни мои звонки не содержат сахар,
Только соль в неразбавленном колком виде,
Кто из нас ее сыпет на сердце с размаху,
Мы душевные особи инвалидов.
Мы просящие помощи у прохожих,
Разворачивав душу в надежде на честность,
Все что надо однажды услышать "и я тебя тоже",
Но Мы морально мертвы, нам бы только воскреснуть.
Мы бродячие псы, нам лишь снится домашний уют с детским смехом,
Мы не спим по домам, мы ночуем у двери, в метро, на стоянках,
Мы с тобой в топ десятке тяжеловесов
По загулам, бессмысленным спорам и пьянкам.
Я кочую из города в город,
Цыганам на зависть,
Узнавая тебя в каждом встречном ребенке,
Ты же стоя на месте, отчаянно быстро меня забываешь,
Если мир это джокер,
То мы в нем шестерки.
Мы слепые котята,
Мы тычем носами
по углам да по щелям,
все ищем родные просторы,
Мы качаем друг друга на старых и ржавых качелях,
Да когда ж мы уже накатаемся вдоволь?
Наиграемся в эти дурацкие игры,
Кто кого побольнее да жестче зацепит,
Мы как Вуду шаманы втыкаем горящие иглы,
Тот, кто пишет нам судьбы, отъявленно бредит.
Тот, кто выдумал нам наши роли,
Видно был под воздействием сильных таблеток,
Он обоих нас так запоролил,
Что теперь ни бил гейтс ни челябинский хакер
Не найдет к нам ответы.
Мы шатаемся по мИру,
Двое пропащих,
Мы себе уже столько всего задолжали,
Только знаешь, что если играем мы в ящик ,
Победителей нет.
Здесь мы оба с тобой проиграли.
 
***
я уже не припомню кто там был в той жизни
с кем я пила текилу
И танцевала на барных стойках.
Я быть может стала спокойней
Немного капризней,
Рассекретила пару паролей в своих настройках.
Может даже пореже с теми,
С Кеми раньше казалось вечность,
Бережливо ношу его знак бесконечность
Серебристым отливом на шее.
Для меня это вроде заслуженного трофея,
Подаренного лучшим из лучших мужчин.
Тем, который меня приручил,
Всем не знать что я стала ручная
Кошка мирно свернулась калачиком на груди,
Я теперь не гуляю по краю,
А если гуляю
То только по краю его безграничной души.
Читаю не реже чем в прошлом
До боли пронзительный новый роман.
Читаю по скулам, читаю по коже,
Читаю по самым любимым губам.
Не мечтаю отныне о новой тусовке
В раскрученном клубе.
Я его ... Не в квадрате
И даже не в кубе,
Этот узел меж нами никто не разрубит,
И плевать кто кого по итогу погубит (?)
Я хочу засыпать на его плече.
Не зовите врачей,
Я пустила его внутривенно
Это необратимый процесс,
Несомненно
Он меня внутримышечно.
Вот всем завистникам тема,
Тошнотворно смазливые льются стишки.
Виски лечатся от тоски,
Я лечусь баритоном мужским.
Где-то звонким
Немного глухим.
Предназначенным мне
Исключительно.
Я уже не припомню кто был
В прошлой жизни,
Когда засыпала под утро
На подушке размазанной пудрой
И варила сама себе кофе,
С первым солнцем отныне
смотрю На сопящий профиль,
Даже если весь мир поглотит
Весть о необратимой беде-катастрофе,
Я спокойно запрячусь за сильной спиной.
Мой дом моя крепость -
Родной.
В потаенных углах моей томной души,
Я лелею до жути простые мечты,
Огородик, калитка, коляска,
Кипящий бульон,
Там где женщина-мать,
А мужчина силен,
Даже вечность спустя
Он как прежде влюблен
В эту жизнь и в меня.
Ну а кто или что было там до тебя
Я уже не припомню...
 
***
Мы можем конечно по скотски завыть да оторопеть,
Вскричать в пустоту
Ну за что нам такой финал?
А можем по взрослому выпрямить спину и рассмотреть,
Что в финишной строчке,
Никто имена наши не называл.
Мы можем конечно так дальше друг друга пилить,
Выискивать блох,
Да выпытывать кто там звонил,
Отдать твою ладу под папин залог,
Чтоб съездить в июле к племяннице в Крым.
Мы можем откладывать деньги в сервант,
На новые шторы под новый ремонт,
И будем кричать кто из нас виноват,
На что разошелся аванс и оклад.
А можем поплыть не по общей волне,
А против системы
Неважно куда,
Не будем сгорать в бытовушном огне,
А просто попробуем жить для себя.
Ты помнится, вечно хотел жить у гор,
В подножии самых великих начал,
Чтоб воздух пьянил как церковный кагор,
И дождь еле слышно по крыше стучал.
А я же напротив мечтала к морям,
Чтоб берег из окон виднелся вдали,
Найти бы пристанище ржавым моим якорям,
И гавань нашли бы мои корабли.
Ну разве нужны нам все ссоры и быт,
Который и так нас жевал сколько лет,
Тебе все простила
Да Бог нас простит,
В кромешном туннеле да будет наш свет!
Не будем отныне друг друга винить,
И лучшие годы просиживать зря,
Поверь, ты сумеешь еще полюбить,
Как только свободно отпустишь себя!
 
***
Как это все развести и вывести
Тебя привязать к себе толстым канатом?
Все твои тупости все мои прелести
Переплести?
Как это все сохранить?
В моей тесной душе
Без того не хватает места.
Я подруга?
Любовница?
Может невеста ?
Как этот статус мне обрести?
Как пришить тебя нитью
Сквозь все мои клетки под кожей
Как все мои чувства воспроизвести?
Ни музыке ни словам не хватает точности.
У тебя в голове ездит поезд
К вокзалам моей одиночности,
Только я не хочу этой вечной дороги,
Хочу остановки и точности,
Как тебе это все донести ?
Как украсть тебя с места твоей локации,
С центра твоей далекой вселенной
К оси моей моногамности,
Где твой экспресс остановится ?
На моей, на чужой ли станции?
Как тебе это все объяснить ?
По порядку, по полочкам да по словечкам?
Как в твоей голове это все уместить?
Не подскажет никто, не ответит.
Ты относишься слишком скептически,
Все вопросы мои к тебе
Стали
( как не смешно),но уже риторическими.
Что не есть хорошо.
Я к тебе как марафонец на красный,
Обгоняя попутки неслась,
Я разбилась, разлезлась,
Распалась,
Но спаслась.
Как в тебе раскроить эти швы,
Расплескать эти воды,
Расстроить все ноты?
Стерлись даже подошвы
Мои
В попытках тебя приструнить...
Я пишу эти строки
И думаю , Господи Боже,
Да какого же черта..?
А знаешь спасибо!
За то, что еще так способны любить...
 
Я дарю тебе любовь...
Я дарю тебе любовь
Так бездарно как пишу стихи.
Так нелепо как в немой тиши
Допиваю старое вино.
Я дарю её.
Дарю тебе.
Забирай хоть всю
И станцуй на крошечных частях.
Я учусь о ней красиво говорить
И искать ее в малейших мелочах.
Я пишу тебе любовь.
Пишу сама,
Словно первоклассник вывожу,
Дрогнувшей рукой
Сквозь время допишу.
Не сотрут чернила ни года,
Ни развеет пожелтевший лист золой,
Подарю её торжественно сама,
Став на табурет прочту перед тобой.
Я дарю тебе любовь.
Растерянно смеясь,
Под ресницами слезинки просчитаю,
В каждой искренне по девичьи боясь,
Я вручу ее тебе.
Но не сейчас.
Когда-нибудь.
Я обещаю.
Подытожу прошлые года,
Старые стремленья и ошибки,
Пронесу ее сквозь города,
Сохранив былые светлые улыбки.
Я дарю тебе любовь.
Так бережно храня,
Каждую минуту общих настроений,
Чтобы это слово, чувство у меня,
Стало бы вне времени и вне сравнений.
Я дарю тебе любовь.
Разрывая каждое свое сомненье,
Через боль, отчаянье и кровь,
Будто первое весеннее цветение.
Я её несу внутри себя,
Согревая в холод,
И в жару лелея,
И она сильнее в сто крат меня,
Ни один недуг ее не одолеет.
Я несу тебе свою любовь.
Словно самый ценный груз
За плечами
У груди,
Спину надрывая.
Пусть в стекле ступнями,
И в пути не раз споткнусь,
Я ее не выроню
Не разобью,
Я знаю.
Пронесу ее по небу,
По морям,
Хочешь, даже хоть по полю минному?
Не растрачу и не разменяю,
Не продам,
Все преодолею, чтоб вручить тебе,
Любимому.
Я дарю тебе любовь.
Как умею
Как могу
Как верую.
Не пытаясь смастерить оков,
Совершенно ничего взамен не требуя.
Я когда нибудь тебе ее вручу.
Ведь не зря я столько лет молчала,
Лишь единственное , то, чего хочу, чтобы лучше всех доспехов и молитв
Да всегда, везде она тебя оберегала.
 
Вот и славно
Ну и славно, мой милый, и славно,
Что не вышло у нас с тобой счастья,
Как не вышло предательской боли
Что закончилось все преспокойно и плавно,
Без щемящей у сердца дыры.
Хорошо, что отныне не нужно бояться,
Что не сдержится девичий смелый порыв,
И нелепых уколов ребячьих стесняться,
Мол, какой он надёжный и очень красив.
Вот и славно, что мы с тобой так не похожи,
Разный сплав, образ жизни, режим и полет
Ты меня не волнуешь ни сердцем ни кожей
Впрочем как и до точности наоборот.
Вот и здорово, что мы сумели признаться
В этом суетном и бесполезном вранье
Мне пора уходить, а тебе оставаться
Север нужен тебе, юг по мне.
Вот и воздух у нас впереди и свобода
Ни цепей ни оков, чуть не вляпались в край,
Оттого и была на душе непогода,
Что не то, что хотел , выбирал.
Вот и славно, мой милый , и славно,
Что не вышло у нас с тобой счастья
Не потрачено время, и нервы целы
Это равно как примерять подростковые платья,
Глаз доволен, а телу малы.
Благодарна за каждый случившийся в прошлом ,
Необузданный, грешный и полый роман,
Оттого я теперь для Него и хорошая,
Что отчётливо знаю про самообман.
Как же верно все в жизни, как правильно,
Что судьба бережёт от других, от чужих,
Во всех мелких морях где мы плавали
Наконец-то доплыть к океану своих.
Подписчики 1
Статистика
Произведений
18
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!