Константин Коробкин 34
Сводка на ближайшую минуту
Бьют. И горько заливают в душу яд.
И будут бить и будут ещё долго заливать.
Вся жизнь, как истязание всего себя.
Ради чего-то, что нам обещают как бы дать.

"Не смей судить и несудимым будешь".
Как говорят философы в пути,
Но не отметили, что все мы люди лишь,
И суд сидит в нас глубоко в груди.

Агония сейчас ради спокойствия потом.
Откуда заложилась в людях эта формула?
Мечтать о будущем под сладостным сорт0м
И ждать судьбу, чтоб наконец свой вынула.

И все те лица по утрам стремительны.
И ноги их, товарища топтать готовы.
И половина них сидит на усмирительном,
Но в каждом доме над глазами есть подкова.

О чем ещё здесь можно баснословить.
Все те, что сломлены идут ломать себе подобных.
А я здесь только для того, чтобы напомнить,
Что есть и те, кто для такого непригодны.

Macleod prod.
Письмо для Вас..
Письмо для Вас, в прямую, лично
И никому другому больше.
Зачем высказывать публично,
Коль есть возможности попроще?

О Вам бы знать как мне в нехватку,
Когда Вы в диалог с другим.
Кладу на душу вновь заплатку,
Глядя на ваши разговоры с ним.

Изрядно накурившись и неслабо напиясь,
Споткнувшись о иглы манящей любви,
Под великого Гэтсби, пишу я Вам, Ась,
Останьтесь подольше моей визави)

Ваш темперамент в горячку бросает.
После каждого взгляда хочется выпить,
И вроде когда хоть чуть чуть угасает,
Вы будто обязаны литр розжига вылить.

Весь этот смех с миллионом гримасс)
Весь юмор с яростью так вперемешку.
"Как так?" спрошу здесь и ещё сотни раз,
Как так совпадает? как будто в насмешку..

Попадая в ряды влюблённых мужчин,
Что способны для Вас сокрушить что угодно,
Их хватайте как кисть и пишите картин.
Как и я так и каждый из них, так покорны)

Порою рифмой проще донести..
Чем зиждются родные мысли.
Касанье, что способно моментально завести
Те пыльны механизмы, что не имели смысла.
Замена
Легко найдя тебе замену,
В порыве ненависти в раз,
Тебе как друг, пора на смену.
Сиди и жди свой дубль шанс.

Ты спел ей песню - безразлично.
Ты сделал настроение - то же.
Ей похуй какая у тебя там личность.
Главное чтобы потолще была кожа.

Плевать что выдал жизнь на блюде.
Плевать в признанья час назад.
Она танцует с той ублюдой,
Которая танцует с кем в попад.

А ты как будто только с ней,
как будто только для неё.
Что бы не сделал только ей,
Её нутро останется ничьё.

Ты пишешь ей стихи в порыве.
Порыве ревности, любви и страха
Как будто для неё ты лишь отрывок,
Из песни что припоминал когда-то.

И даже похуй что друзья,
Тут даже друг так не поступит.
И да, ты проучила здесь меня..
За тот или иной проступок.

Возможно заслужил, счет ровный.
Если обидел я тебя аналогично сильно.
Возможно я здесь самый стремный.
Из всех кто выглядит намного стильно.

Возможно бред эта зацепка,
Но зацепило очень жёстко.
Ебучая сердечная прищепка,
Что выпала в стихи настолько броско.
Я так хочу
Я так хочу услышать голос.
Я так хочу увидеть взгляд.
Я так хочу потрогать волосы.
Я так хочу тебя всю взять.

Я так хочу сжать твои ноги.
Я так хочу обнять за шею.
Я так хочу чтоб сжалились над мною боги.
Я так хочу чтоб стала ты моей.

Я так хочу услышать смех.
Я так хочу услышать стоны.
Я так хочу с тобою в грех.
Я так хочу увидеть тебя сонной.

Я так хочу поцеловать пантеры губы.
Я так хочу чтоб долго было то, что скоротечно.
Я так хочу чтоб переплелись те судьбы.
Я так хочу любить тебя безмерно вечно.
***
Шатающ диван не от детской забавы.
Пролиты слезы не от грусти судьбы.
Из чёрного в белое, обратно. Октава.
Мир похож на патрон рикошетной стрельбы.

Страсть учуя, рыжий пёс ошалел.
В животное быстро его превратя,
Хладнокровно смакуя вино из шале,
Ты каждого в миг завербуешь в дитя.

Привкус кровавый опосля диалогов,
Ссадины в теле что следом являясь,
Печатью той страсти, не зрящей порогов.
Ты оргией пахнешь не раздеваясь.

Картины вселенных что пишут губами.
В ночи тишину рушат громкие стоны:
Переплёт монологов любовно устами
"будь вечно, синьора, со мною знакома".

Тело изрезано когтем пантеры..
Без этих увечий не хочу оставаться,
Задушен твоей грациозной манерой,
Связан насильно твоим диким танцем.
Зелёное платье.
Зелёное платье. Кабак. Моветон.
Много пиющих. Она. Они. Он.
Заполночь время. Кто вспомнил бы сон?
Карман нагревает последний патрон.

На блеск её губ напалм стай ворон.
При каждом подкате - слышен лишь стон.
Сколько раз бы спросили у неё телефон,
Если бы был, но издержки времен.

А он аккуратен. Побеждён ли, сражен
Её травным платьем, что краше корон?
Пробудилась та сила, чем дышет дракон.
Как хотелось бы с ней отойти в унисон.

Малене подобно её дух силён.
Ещё один пьяный нахальный пижон...
Барный стул для неё, как будто бы трон.
И каждый холоп выдаёт ей поклон.

Он не в силах подняться. Ведь он с похорон.
Неважно кого, но урон нанесён.
Лишь она для него, словно первый бутон,
Дала ему сил, но зов с сердца вон.

Она устаёт. Предложений миллион.
Еще один косо подошёл пустозвон.
Огибая ресницами весь тот стадион,
Со стадом и её лёгкий взгляд ловит он.

Крайний глоток. Его сердце бетон.
И для ней оказалось, что это резон.
Он к ней приподнялся, но вот салдофон
Бросается бранью: "либо тот либо он".

Момент был подобран. Каков есть закон?
На дуэль его вызвал, на губах с молоком,
Тот мелкий салага. Последний патрон.
Секундант. Расстояние. И те, кто влюблен.

Зелёное платье. Кабак. Стрельбы звон.
Слезы о том, что кем же был он?
Погибнуть был должен быкущий бизон,
А не тот, кто в неё был когда-то влюблен.
Неизвестность
Ответьте на вопрос, прошу Вас, умоляя:
Что движет Вами в направлении обратном?
И человек во мне ежесекундно иссякая,
Все боле стал для Вашей статности отвратным.

Вы полюбили. Взгляд я видел пред собой,
Той женщины, сверкающей глазами.
И Вы так радостны со мной самой собой.
Я связан Вашими же волосами..

Болезнь души у Вас я ощущаю,
с тех пор, как был я послан Вами в реальность.
Ведь можно вместо тучи - выпить чаю,
И смехом заливаться без банальностей.

Мне трудно спрыгнуть в эту серость:
Безстрастие, подборка вежливых людей.
Во всех отсутствует та дерзость
Что в Вас. Чем Вы, не видел внеземней.
Лето. С тобой.
Это лучшее лето за всю мою жизнь,
Ведь большую часть в нем я был с тобой.
Плевать что параметры падают вниз,
Все равно без тебя не могу быть собой.

Я не буду молить о пощаде сейчас,
Ибо знаешь отчётливо ты что я каюсь.
Я счастлив писать о тебе в поздний час,
От мысли о прошлом с тобой загораюсь...

Я помню прежде всего этот смех-
Настолько звонкий до мурашек..
Банально да, но ты одна из всех,
Которая во мне все будоражит..

А волосы, как лучшие шёлка Китая,
И карий взгляд с шелками одноцветны.
Я напишу тебя себе, чтоб умереть читая,
Отправлюсь в сон свой о тебе заветный.

В ключицах можно целым утонуть,
В объятиях твоих отчаянно оттаять.
И сколько б дыр не пережИла грудь,
Твои прострелы я хочу оставить.

А руки тонки смуглого фарфора?
Хрупки и нежны как и вся твоя краса
Отдал бы жизнь, лишь бы услышать звук затвора,
Ружья в твоих руках. Глаза в глаза.

Я буду помнить пока жив,
Но буду рад если прикончишь.
Возможно, я сойду за миф,
А ты взлетай пока есть мочи.
Власа узреть цвета каштана.
глядя, как ты исписываешь холст,
я сам, невольно, взял перо.
броня, чей слой был столько толст:
разбита вдребезги - в ничто...

Плыву как школьник, ненасытно
Следя, за каждым твоим жестом,
В ночнушку всматриваюсь скрытно,
Не находя под солнцем места.

В минуты тяготной разлуки-
Осколки с сердца в сотни тысяч.
Как после самой томной муки,
Я все равно смог "Ася" высечь.

Я искренне уверен в том,
Что между нами что-то было.
Неведомо другим из тех окон,
Как в теле нашем все искрило.

Я как еблан стою под аркой
Твоей стекольной панорамы.
И для меня будет подарком:
Власа узреть цвета каштана.
МvsВ
И вновь дилемма двух сторон..
Известно ли кто победит?
Воспитанность и Моветон -
Предстань пред нами сей конфликт!

М
Ведь все вокруг имеет срок..
К чему здесь ваше безрассудство?
Так слеп и глуп людской народ -
В конце же будет просто пусто!

В
Однако все настолько неизбежно
И есть ли смысл вовсе жить..
Кто-то предпочитает быть невеждой
А кто-то - судьбоносной нитью шить.

М
Материал едва поддатлив
И нити вьются меж друг другом
А то, что люди ощущают на закате..
Даже по мне так это трудно..

В
Никто не смел сказать что даром
Нас будет потчевать судьба.
Вся жизнь - дорога из капканов
И лишь с самим собой борьба.

М
А как же интеллект, мсье?
Им большинство обделено
А может быть.. Что даже все..
Не по зубам им это полотно.

В
Уверен люди также о червях
Имеют в общем представление
И об оставшихся зверях
Как у тебя над ними мнение.
***
Избыток вкуса убивает вкус.
Запрет по мне бескрайне сладок!
И в шею приятен змеиный укус,
Как для дитя новогодний подарок..

Трезвость ума за кулисами спрятал,
На сцене бардак нарочно устроил,
Свет только каплю лучами наплакал,
Сценария нет. Всё живая история.

Сердце утоплено кистью русалки,
В чёрном, с зелёным отливом, хвосте.
Мои лёгкие стали подобием свалки.
Как Дориан Грей прогорел на холсте.

-когда крайний раз ты смог вкусить сны?
-если бы помнил что снилось... Отнюдь.
два года назад или в конце той весны?
я не знаю, поэтому будь то что будь.

На пирсе томлюсь, по ночам не сгибаясь.
Фараонка глубин велит сердце вернуть?
Возможно за ней слишком сильно цепляюсь,
В миг её появленья - скована грудь.

Горят в чёрном мраке полусломлены очи.
Горят светлы мысли в такой темноте.
Горят сигареты и в полдень и в полночь.
Горю весь я сам, но где феникс во мне...

Свет был божественнен? это ли всё?
Раз за разом в себе вырезались вопросы.
После этого в ночь до полудня трясёт.
Вечером выпив - до дома матросом.
Отнюдь как трудно об абстрактном..
Отнюдь как трудно об абстрактном
Пытаться помнить, но когда-то

Приходит понимание в печень
Кто доживёт, а кто навечно?
Так долгосрочно, скоротечно..

Остаться трезвым иль поддатым?
Может мне выбрать себе даты?

Или отдаться всем челом
В религию, да в божий дом.

И вот мне скотч все разъяснил!:
Что все что делал - только пил!
И думы кем себя я возомнил!
И от чего внутри упадок сил!

И куда запропастились сны?
Возможно в бутыле Апсны!

И сколько времени прожил-
Почти все пропадом забыл

Тая лишь сгусточек историй

Когда со всей захватывало дух
Как старый лучше новых двух
Возможно где-то правда вслух

И много ли ты зришь подобий?
Или ждёшь цифры на надгробии?

Допив, отставил бокал вишни
Достав, отпил, прибавив лишний
Бокальчик виски, и отлично
От посторонних спрячет крышка.

Когда-то старший мне сказал
Ставь стол, бутыль и кто кого
И я уверен - он же знал
Что там 15 лет всего

Парнише было в тот момент
Когда доложен был фрагмент

О том что важно было там
А то бишь "пьянство стыд и срам"
Возможно перенял, украл
Взведя грехи на пъедестал
Сейчас на стол поставлю две
Но кто поможет вам в беде..

Абстрактно грубо говоря
Количество решений - много
Отнюдь и алкоголик из меня
Не сможет прямо по дороге.
тёмные волосы, тёмные губы.
Тёмные волосы, тёмные губы,
Смуглая кожа и карие очи.
Возможно весь образ подобран сугубо,
Но увидав - вам понравится очень.

Странно влюбиться в кого-то потом.
И ведь ранее там свершилось прощанье.
Скрежет по сердцу стальным долотом.
В чем разности клятвы и обещанья?

Там талия тает изгибом в ладони,
Подобно сердцам после ей представленья.
А после касанья уходишь в агонью
И ищешь похожих в страхе забвенья.

Грусть или радость в эти глазах?
Неважно но как это все пронизает!
И пепел ли там или бренности крах?
Неважно но видели ли воочию сами?!

Как будто русалка умеет ходить,
Поднявшись из самого тёмного моря.
Мечтать бы о том чтоб дожить, незабыть
И бы вспоминать о тех локонах снова.

Пишешь письмо для неё в пустоту,
Потому что её возможно не будет .
Как рука беспритворства в волос густоту
Утопает, как люди в тяжести судеб.

Потом пишешь себе уже более грубо,
Что нужно учиться и выполнять цели.
Но если там тёмные волосы, губы
И карие глазки что садят на цепи...?
контраст
О мир, о дивный, о волшебный мир!
Насколько сказочны сеи контрасты:
Безукоризненный хардкор иль нежность лир?
Кто-то родится когда склеишь свои ласты..

Насколько усложнен стал путь людской×
От собирательства > до тыканьем указкой.
И это, знаю, все во благо, но порой...
Что если правят те, кто носит макси?¡

Однако, каждый в свое время ошибётся.
И если хватит сил ошибку пережить,
То там только ещё одна, которая смеётся)
Но в том и суть наверно. В том чтоб пережить.

О ныне очень лёгок вес глаголов~
Из уст в уста по ветру развеваясь.
И с той же скоростью, что и Обломов,
Людьми становятся, с горшка не развиваясь.

О дивный мир сих сказочных контрастов:
Кто-то убив - живёт, солгав - будет оправдан.
И пусть прочтенное сейчас тебе напрасно)
Но ты проснулся - я уснул, забавно правда?
Крик
Опять напился - снова написал.
Однако вновь интрига не совсем приятна:
Пишу о том, как бросил все, зассал
И тем не менее насколько вьелись пятна..

По сторонам лишь слухи ,как я всех достал.
В физиономию - хвальбы как все опрятно.
И как бы мне не льстили догмы, я устал.
Со мною в принципе как с вами все понятно.

Мы все друзья и кто бы что сказал,
Кто бы поднял ту тему что не всем понятна.
Зачем хранить интриги и страстей накал
И тем не менее насколько вьелись пятна..
Дети.
Мы все немного повзрослели.
Не счесть сколь пройдено дорог.
Не счесть сколько всего узрели,
И даже тех, кто отбыл срок..

Мы многого смогли достичь.
Мы многое смогли утратить.
Жизнь - зверь, а мы с тобою - дичь.
И цель - перевернуть игру, не спятить.

Мы много видели плохого,
И жизнь порой бывала тусклой.
Мы много видели благого,
И целовались по французски.

Однако сколько лет ждёт, зим,
Несчетное количество дорог.
Не счесть сколь нового узрим,
И даже тех, чей не настал черёд.
св. Троица.
И вот, достигнув нужных координат,
Я вновь так запросто кладу глагол.
О том, о чем поймёт даже дигенерат.
Однако вот, извольте, всем за стол.

Сей басня не создаст конфликтов мнений
И не научит глупого разумно мыслить.
Возможно что-то вроде битвы поколений,
Будет присутвовать в одном из многих смыслов.

Есть три этапа: В жизнь длиною.
О том как видишь этот мир.
О том как ты в ладах с собою.
Иль все же чаю? Иль чефир?

В этапе, что по порядку станет первым,
В акценте будет глупость молодёжи,
Которая не ценит воспитанья молота и серпа;
Которая творит все то что ей негоже.

Второе место занял окаймленный образ,
Который якобы уже все слышал, видел и переживал.
И поучая первых, и утопая в своих догмах,
Он только начинает слышать, видеть и переживать.

А третий... Кто созерцает все со стороны.
И принимая суть и правду тех двоих,
Смиренно извлекает опыт без цены,
Которую смиренно платят те, что кроме них.

В итоге в разные моменты нашего пути
В любые дни ,часы, года или недели
Вы сами выбираете кем вам быть:
Орлом, царём зверей или газелью.
Song.
С каждым днем, в те моменты, как солнце взойдёт,
Не покинет меня то стремление,
В те места, где дитя беззаботно поёт
И без капли страха забвения.

Эта песня звучит где песочна дорога,
Океан параллельно которой,
Где люд проживает без капли порока
И где каждый друг к другу опорой.

О любви и о дружбе слагаются рифмы,
Что бриз океанский уносит в закат,
Туда где влюбленные плавают в скиффах,
Не взирая на вечность, часами подряд.

О добре и о зле пропевает ребёнок,
О вечной борьбе между ними,
Но все таки каждый уверен с пелёнок,
Что́ лишь добрый является сильным.

Но покуда весь путь в небе солнце пройдёт,
Проведен будет день в окружении
Не менее добрых людей, но пройдёт
Пару лиц мимоходом живя в лицемерии.
Times.
Почувствуй темп, что нагнетает.
Почувствуй время через строки.
Слова с акцентом залетают
И платят все свои оброки.

Так быстр темп, с которым жизнь
Течёт ,сквозь мои грязны пальцы.
И ,временами, я как слизень
Не вижу смысла в ваших танцах.

Всё то, что по боку сегодня,
Сумеет о себе напомнить после.
И каждый праздник ежегодный,
И то что происходит возле.

Взлюби семью ведь кроме них,
Оставшимся всем положить:
На то, как важен для других;
На то ,как сложно тебе жить.

Взлюби то время ,что вы вместе
Вдвоём, и урбан за окном.
Не трать себя в ненужной лести.
Люби её, как вы вдвоём.

Простые вещи всех дороже
И истинная ценность в их плоти.
И суть, когда болит, не в подорожнике,
А в том, кто вам об этом говорит.
Сатира
Итак, преподношу ко всем сатиру
Про всех простых людей повсюду.
Как распечатанная дама, недобежавши до сортира,
Наутро, в коматозе, оплатила ссуду.

Училась девчонка, сдавала предметы,
Ходила в спортзал, поэтов читая.
Работала плюсом - разносила обеды
И дома в 12 уже засыпала.

Книгу писала, стихи друг за другом.
Гостьей желанной была у семьи.
Хобби придумала. Что-то со звуком,
Но не на долго по вине той свиньи.

Грустно ей было. Ведь как начинали!
В день невозможно без капли прогресса.
В микрофон лишь читали читали читали,
А второй спустя время "мне неинтересно"

Курить начала, с сигарет не слезая.
Вина и до тех времен были в моде.
Стиль изменился, теперь проза другая.
Ремарка меняет Буковски в роде.

Учёба утратила свои перспективы.
В доме бардак, в голове как и дома.
Друзьям предпочла едкий дым от сативы.
По делам побыстрее, вдох выдох и снова.

Странными стали стихотворения.
Темы, что в них она вдруг поднимает -
Какая-то чушь! Непонятны сравнения!
Всем видно лишь то, что она не слагает.

Спустя полугодия все изменилось.
Те два полугодия ей было не видно.
Деньги не копятся, долгов накопилось.
Обращаться к родителям? Ей будет стыдно.

И вот перед вами финальная сцена.
Квартира декана, июнь, поздний вечер
Та девушка с детства была феноменом
С тех пор её образ мной не был замечен.
После поворота, будьте добры.
осень к концу. первый снег на ладони.
посмотрим на зиму - она будет завтра.
опишется здесь та опасна погоня-
водитель и время. Как всегда, по стандарту.

гололед постелили сегодняшним утром.
в центр города я направляюсь в обед.
свою жизнь доверяем обычным маршруткам,
водилам которых неведом запрет.

на летней подошве, небрежно, в заносе,
подплыла коробка к моей остановке.
за баранкой пацан по телефону доносит
на чистом нерусском свою обстановку.

подвеску к чертям, разговор непрерывен,
граждане в креслах уже начали охать.
и статная дама в злостном порыве:
"сейчас зафиксирую и Вам будет плохо".

разговор остановлен, значит скорость растёт.
остановке в синоним становится скрежет.
на кольцо вылетаем правым боком вперёд.
едем как ехали, возгласы те же.

не в обиду рулящим сложился куплет.
мы сами садимся на рваные лавки.
И в один ли конец мы хватаем билет?
Сами решайте и делайте ставки.

Маклауд prod.
Свысока смотреть, уверенным в своих силах
Вы чтите нам серебряных поэтов,
Преподаёте их стихи из класса в класс.
И из-за вас, или, поэтому
Поэты умирают в нас.

Никто не станет вслух читать,
Перед доской в интерактиве,
Мои стихи. Подальше гнать
Будут мои "бездарные" картины.

Мы просто пишем и не боле.
Они писали точно также,
Но почему считаете их боли
Намного поучительней, чем наши.

Я не учил литературу в школе,
Я не читал великих рифмоплетов.
Всего лишь лист бумаги, ручка, столик
И вновь попытка выйти из под гнёта.

Здесь многое для вас незримо,
Здесь многое невнятно вам.
В каких состояниях пишут картины
Поэты, звучащие у вас в головах?

Чем отличаются они от нас?
Все те же люди, те же нравы
Те же слова и тот же глас,
Но видите ли, мы - отрава
Для тех, кто был давно до нас.

"Безграмотны, глупы, нахальны"-
Так обзывают молодёжь.
Но вы ведь виноваты. Ваш ансамбль!
Есенин тоже было шёл в кутеж.

Нечаев, Бунин, Маяковский
И в правду ли великие творцы?
Что сложного писать наброски
И создавать из них "велики" образцы?

Я не творец, я навсего до вас донёс,
Что есть ещё иная сторона.
Литературный мир не так-то прост.
Взлететь в нем воможно до самого дна.

Маклауд prod.
То вперемешку, то подряд
И вновь пакую строки в лист,
И вновь под опись сериал.
Вы слышите названье "жизнь"
От тех, кто сам его переживал.

Здесь нет гарантий продолженья,
Здесь игроки играют в казино.
Актёры не получат премий.
Каждый день, как фильм. Каждый день кино.

Все зрители играют свои роли.
Сценарий не дописан до конца.
И движет всем лишь сила воли,
Стремление добиться образца.

То вперемешку, то подряд
Идут недели, дни, года.
И старцы молодёжи огласят,
Что молодыми быть им не всегда.

Выключи ток и окна укрой,
Отключи телефон, и с тишиной
Уйди в темноту, в однодневный покой,
А после попробуй остаться собой.

Найдут тебя, или, останешься там,
А может, возможно, не справишься сам,
Но раз уж ты веришь только глазам,
Взгляни в темноту и поверь чудесам.

Здесь все уверены, в чем убедили.
Контрасты мнений не измерить.
И ты и все твои глупили
Хоть раз и пару раз в преддверии.

Маклауд prod.
Хорошо там, где нас нет.
Вартовский урбан был близок когда-то,
Но позади уже те времена.
Иные доходы, другие затраты,
И чёртов полет, в сантиметре до дна.

Родных регионов не видно мне цифр
И лица вокруг будто не от людей.
Кормятся здесь толстым сборником мифоф
Из сказочных сплетен и псевдоидей.

Цитируют "брата" с десяткой в кармане,
Которую тратят на тряпки и танцы.
Цитирую "брата" с десяткой в кармане,
Которой играют мои грязные пальцы.

Слова, что местный "человечек" произносит
Порой и веса вовсе не имеют,
И оттого их слухов ветер всем разносит,
И друг из друга делает злодеев.

Возможно эти знаки дружелюбия,
Ваша неправда с нотой лицемерия,
Являются простой иллюзией,
Достойной моего презрения.

Я глуп, что смел укрыться правдой,
Которая как будто защитит
От вашей обо мне баллады,
В прочтеньи крысы, что пищит.

Маклауд prod.
Не те, не поймут
мою писанину никто не читает,
или читает, но позже зевает.
возможно, кто-то сразу засыпает,
недочитав то, что никто никогда не дочитает.

, но поровну мне на разности мнений.
пару строк перед сном и снова в кровать.
естественно, прежде, штук пять дуновений.
с улыбкой, в нирване, могу засыпать.

что побуждает меня на слова?
откуда берутся все эти сложения?
об этом спросите мои красны глаза,
что видят в дыму красоты отражение.

нынче я вам хочу высказать мнение
о людях, которым не чужды сомнения,
для которых неважно всеобще давление.
о людях, что движут в своём направлении.

я их люблю, им стремлюсь подобать.
глядя на них, я боюсь умирать,
ведь также желанно от жизни все брать
И также мне хочется в такт им шагать.

они ведь, в пример, всем нам здесь показали,
как свет доносить, улыбаясь глазами,
как вредно по жизни дружить с дураками,
и, главное, к выводам этим они пришли сами.

человеку - привет, пустозвона - наружу!
а что здесь ещё по твоему нужно?
помнишь момент когда голову кружит?
, когда малолетним, так смело по лужам?

увидьте таких и учитесь у них.
пошлите подальше всех жалких, плохих.
о жизни послушайте у молодых.
дерзайте усердно, а стих мой здесь стих.

Маклауд prod.
"Рилическая"
забыл свои письма в родительском доме.
талант меня бросил. И был ли талант?
вечер. Квартира. Мы с ней в унисоне.
о ней же пишу рифмословный диктант.

память напомнила мне о конфузе,
но рифмы просились её описать.
ну вот она. Здесь. В облегающей блузе.
красива, как Лондон. Озорна, как лиса.

знакомыми с детства нам было не быть.
сначала в разлуке нас жизнь воспитала,
но позже сплелась судьбоносная нить.
после той встречи меня мать не узнала.

пульс выше нормы, увлеченья осадок,
улыбка глупца, что глядит на витрину.
вроде уснул, а возможно припадок,
ведь раньше не видел таких я картин.

волосы цвета шоколадного эля,
глаза будто ярче, чем все остальные,
губы, в которых забудешь о времени,
морщинки в улыбке по-детски живые.

вечно слова могу ей создавать,
ухмылку её в сотни слов описать,
или в одно, или вовсе молчать,
но, что она лучшая, я дам ей знать.

Маклауд prod.
По простому просто
Однажды, в этот самый день, много лет спустя,
Те люди, что за окнами, вдруг остановятся и погрустят,
Подумают о прошлом и посмотрят на себя
И вспомнят дни, что улетели и те, что вскоре улетят.
Мне вместе с ними в омут окунуться суждено,
И в те счастливые моменты мне б вернуться, где смешно.
Дабы не думать о плохом, аж улыбнуться тяжело,
Нужно идти только вперёд, ведь развернуться не дано.
Грустить и злиться смысла нет
Полезней прохожему слать свой привет.
Научиться хорошему, сдать сложный предмет.
Ведь в людях заложено - дать добрый совет.
О прошлом далёком вспоминай ты с теплом.
О будущем скором мечтайте вдвоём.
С бродячим котом поделись молоком.
И не только с котом, поделитесь добром.
Пишу о том, о чём ещё ни разу не писал.
Никак не выйдет видеть сны,
Если ни рифмы за день не создал.
Без рифмоплетства мне никак, увы.
Пишу о том, о чем ещё ни разу не писал.
О тех, плохих вещах не будем,
Где одиночество и грусть.
О столкновении разных судеб.
Жизнь так сама идёт. И пусть.
Погода слякотна? В резину!
В мороз - ботинки надевай.
Пиши стихи или картину.
О жизни чаще, друг, мечтай.
Машину скоростью не мучай,
Ведь дома тебя будут ждать.
И лишний раз, как выйдет случай,
Попробуй просто погулять.
Не злись по мелочам, не зли.
Не увлекись предубежденьем.
Кому вдруг нужно - помоги.
Слови на тыл свой приключений.
Будь то коньяк или вино
На всех веселье подели.
Проблемы будут? Ну и что!
Будь весел даже на мели.
Хорошей песни раз послушай,
Сходи в кафе или в кино
И в выходной не бей баклуши -
Испробуй граппу или ром.
Исследуй улицы в округе,
Насыться местными дворами,
Зелёной дряни дай по кругу,
Чтоб улететь вместе с друзьями.
Люби работу, дом, семью.
На злобу час не смей потратить.
Не осуждай соседнюю судьбу
И несудимым постарайся стать.
Забыл о счастьи, уж простите.
Возвел свой грех на пьедестал.
Но я стараюсь. Вот смотрите:
"Пишу о том, о чем ещё ни разу не писал."
"Когда он говорит..."
Когда он говорит, что ты особенна,
Нет ни капли лжи в его словах.
Ведь каждая особенна по-своему,
А искренность его читается в глазах.

Она всем сердцем хочет верить в твою правду,
Но жизнь ей показала как бывает.
Всему виной предчувствие утраты
Клочка своей души, и это убивает.

Когда он говорит, что любит,
Взаимности он ожидает для себя.
Ведь твой отказ от чувств его погубит,
Как когда-то погубил тебя.

Ты замечаешь по лицу, что та боится.
В её глазах все это, как очередной обман.
Ты говоришь, что не позволишь её душе разбиться
О каменные острия фальшивых скал.
***
Давно это было. Года пролетели.
Угрюмые лица шагают в метели.
Ты входишь в кафе, очки запотели.
Быть вместе с тобой мы когда-то хотели.

Жую свой обед, провожаю глазами.
Они тебя, правда, не сразу узнали.
Снимаешь одежду, проходя меж столами.
Слышу ту песню, что поешь ты губами.

Садишься напротив, спиною ко мне.
Смотрю в твои локоны будто во сне.
Ощущаю парфюм, за окнами снег.
Кажется будто прошёл целый век.

Собрав свои мысли, надеваю одежду.
Подхожу я все ближе. Переполнен надёждой.
Руки твоей бледной касаюсь небрежно.
Ловлю я твой взгляд, до безумия нежный...
Вдыхая дым, выдыхаю душу.
Последняя в город - через двадцать минут.
Пора выдвигаться, хоть и убило.
На дорожку взрываю, нелёгкий маршрут
Предстоит мне пройти. Ебать... Вот накрыло.

Холодный воздух сменяет дым в лёгких,
Домашнюю лампу - огни фонарей.
Во рту ощущая осадок тот горький,
Я убитый шагаю на поезд скорей.

Покупаю билет, скрывая свой взгляд.
Кассирша - собака, что-то ворчит,
Но мне все равно, пока в теле есть яд.
Мне все равно, пока я убит.

Последняя в город уже предо мной.
Шатаясь, вхожу в опустевший вагон.
Пустые сиденья зовут за собой
И я поддаюсь им под крики ворон.

Мне снится она, как мы вместе болтаем,
Как вместе смеемся, её нежный взор,
Но только под ганджей я так улетаю.
Только во снах с нею быть - мне приговор.

Далее купчино, снова мороз.
Пластилина два грамма в заднем кармане.
Он всегда будет лучше ебучих колёс,
Ведь он так приятно и сладко дурманит.

Турникет, переход, мусора и метро.
Я на спокойствии трезвого строю.
Успешно пройдя, берусь за перо.
О той, что во снах начал рифмы я строить.

Мол, только она и никто кроме ней,
Но сука, тот белый дым слишком плотный
Уносит меня все сильней и сильней
И спасёт мою душу лишь забористый водный.

Наконец на квартире. Камень на стол.
Nestea зелёный, кэмел, балкон.
Выдохнув душу, запью молоком
И снова она. Здесь и со мной.
***
Я остыл, но память не стереть.
Я помню, но уже не с тем огнём,
Что был тогда. Я перестал кипеть
По тем несбыточным мечтам, где мы вдвоём.

Но как закрыть мне дверь перед тобой?
Ведь ты во сны мои врываешься без стука.
Видеть или ненавидеть? Как совладать с собой?
И голос твой - милее нет для меня звука.

Ужасна ты лишь тем, что тебя рядом нет,
Когда нужна сильнее всех из этих всех!
Перед невинностью сломался сердцеед,
Тем самым заплатив за страшный грех.

Самому себе дав обещанье не любить,
На первом взгляде потерпел фиаско.
Я не признаюсь, чтобы её не погубить.
При встрече с ней я надеваю маску.

Под маской - слезы одиночки.
Снаружи смех, улыбка и веселье.
Снимаю маску только ближе к ночи
И заливаю внутрь сорокаградусное зелье.

Я остыл, но память не стереть,
Хоть и пытаюсь сделать это дымом.
Ты вдохнула счастье в жизнь мою и, впредь,
Я перестал мечтать о табурете с мылом.
тишина
Я посвящаю эти строки тишине,
Что по ночам пытается свести с ума.
Той тишине, которая живет в тебе
По отношению к моим, до боли искренним словам.
Тишина способна вашу личность погубить
И, не оставив даже капли сожаленья,
Добрейший взгляд на злой переменить,
А позже, вовсе вас убить, не проявив сомнений.
Я сам, способен ещё время продержаться,
Но и оно, увы, стремительно к финалу
Решает неустанно приближаться
И руки сами тянутся к кинжалу.
Я не нарочно полюбил тебя тогда,
Но сам открыл для тебя двери
И ты, с порога, но немного погодя,
Нанесла мне невосполнимые потери.
Я знаю, ты не со зла так поступаешь.
Просто не в тот момент, в ненужном месте
Я заболел тобой и, знаешь,
Я все ещё хочу с тобой быть вместе.
Готов отчаянно стерпеть ту тишину,
Лишь бы потом услышать звонкий смех
И чтоб не прятать больше седину,
Что укрывает молодой доспех.
В конце концов это когда-то прекратится.
Возможно, раньше, чем последний вдох.
Возможно нет, и, как говорится:
"На этом все. Я сделал все, что смог".
Чёрный. Белый.
И пусть небрежны будут те слова,
Что ты прочтешь в ближайшие минуты.
Сейчас тебе расскажут всё те голоса,
Что в голове моей разыгрывают смуту.

Два персонажа, и, оба одинаково важны:
Два волка, между собой конфликт решить должны.
Первый – черней ночного неба без луны,
Второй – белее свежей снежной пелены.

Первый всегда был против всех людей,
Второй же верил им и верил в них.
Первый утопал в компании пустых блядей,
Ну а второй забыть пытался эти дни.

Темнейший волк уже в победу начал верить,
Когда второй полупризнал свое фиаско.
Но вдруг твой образ постучался в мои двери
И Светлый понял, что боролся не напрасно.

Ты разбудила в нем неистово желанье,
Желанье жизни и творить добро.
Второй, в то время, переживал дни с голоданьем
И упадком сил, как будто бы себе назло.

Второй, что Светлый не видел больше пораженья,
А первый грезил о конце борьбы.
И Светлый подарил ему, без искушенья,
Тот шанс остаться здесь и не сжигать мосты.

Черный, немного обождав и трезво взвесив «да» и «нет»,
Без задней мысли принял свой подарок.
И тут он понял, что будет нести свет
Повсюду и везде, где только будет надо.

Два сильных волка, что когда-то меж собой
Вели огромную и бестолковую войну,
Вдруг стали братьями и лишь с тобой
Они поймали чистейшей доброты волну.

Первый увидел брата во втором,
Как и второй увидел брата в первом.
Ведь были злейшими врагами и, порой,
Пытались брюхо распороть друг другу серпом.

Здесь только ты причина этому исходу.
Ты злейшего из злейших научила жить.
Ты с легкостью обременила всю мою природу
Творить добро и прошу тебя, увидь,

Я весь и с головой тобой пленен.
Пусть ты для меня, как звуки для глухого.
И будь ты Солнцем, и будь я Плутоном,
В конце ты станешь огненным гигантом.
И я с тобою.
Подписчики 1
Статистика
Произведений
34
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
© Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!