Андрей Ключников 89
 
***
Как же видеть могу я,
Как идти за тобой безаглядно
Сквозь прокуренный воздух туманных над озером лет?
Я тебя не ревную,
Но тело мое безотрадно.
Одиноко напившись потерянно прячеться в плед.
Я боялся быть рядом, любить и открыто держаться.
Не взирая на страх
Потерять.
Но я знаю теперь, лучше вовсе с тобой не встречаться,
Чем терзаясь от муки любить, вспоминать и страдать.
 
***
Почему пара строк, и уже популярен?
Не о том, что внезапно окончен диван.
Не о том, как окончена жизнь у мирян.
Не о том, чем красна твоя рожа из бани.
Не о том, как певуч баян.
Утренний, ранний, звонкий словно из хрусталя.
Этот дождь неприрывный во мне опадает.
Топит жизни моей колесо.
Я был счатлив еще, когда в холоде мая
Выходил на морской песок.
Теперь, - в этой пляске семейных дрязг
И проигранных с боем сражений.
Нет конца для таких поражений,
В них мы оба теряем нас.
Я спускаюсь в метро и, - опять на перроне,
Чтоб вернуться к тебе в толчее поездов.
Только мне в переходе, на аккордеоне,
Старик играет Вальс цветов
 
***
Он выбирал между злом и добром,
Но манета опять упала ребром.
Кто же он? Может мармон?
И почему постоянно облом?
 
***
Невыразимо страшно - все конечно.
Я разбиваюсь о твои глаза.
И сердце твое бъется безупречно,
Когда тебе я о любви сказал.
Но ты нежна и в этом безучастии
К моим тоскующим в унынии мечтам.
И над собою я едва ли властен:
Я в панике, в тревоге - стыд и срам.
Ты гороишь: “Оставь меня, не надо
Плестись за мной, как хвостик, по пятам”.
“Ты странный, ты пугаешь.” А помада
Блестит, как вишня по твоим губам.
 
***
Двери-успех и двери-сомнение;
Всех, тем не менее, ждёт утешение.
Двери-открытия. Двери-желания.
Двери-условные-тайны-твои.
А, за дверями, за далью дальнею,
Хочешь узнать ты, что ждёт впереди.
Только не знаешь, ты, что через скважину
Кто-то уже за тобой следит.
 
***
Я даведаўся, колькi дзён
На зямлi мне пражыць засталося.
Мне падаўся мой лёс праклёнам,
Што хацелася, адбылося.
На каленях цяпер маладзiк,
Што трымацца не здольны прама.
Я чакаю апошнi цягнiк,
Каб укленчыць да Вострай Брамы.
 
***
Праздно гуляю по раскаленной коже асфальта,
Солнце палящее медленно клонит в закат.
Дети смеются, машины танцуют сальто,
В марево прыгает каждый стальной акробат.
Я, разделенный поребриком знойного лета,
Лениво смотрю суету кучевых городов.
Размеренннно следуя долгой дорогой поэта,
Я наблюдаю за жизнью без мыслей без слов.
Слушаю в транспорте между людьми разговоры.
Слышу, как шепчут колеса ухабам дорог.
Мыслимо ли, знаю я, словно дикие зори,
Барышни. Свежий румянец. И икры их ног.
Так грациозно перебирают воздух идя за порог.
В сумраке вечера время становится тише.
На остановке ждет бога маршрутного ксендз.
А на фасаде траллейбуса праведно пишут:
Плюшки решают все!
 
Маленький принц.
Расскажи как свет дрожит.
Расскажи о правде лжи.
Отведи свои ножи.
Отпусти, что на сердце лежит.
Как стоял ты во ржи
Над простью,
Спасая беспечных детей
От бед и лжи.
Как жизни вертелись лопости.
Как пусты твоих карманов полости.
Как проходит все важное
С немыслимой скорстью.
Расскажи
Какой ты отважный.
Вот только от слез
Глаза вечно влажные.
О судьбах мира.
Береги свою лиру,
Поэт стоящий во ржи.
Пой о далеком свете звезд
Там, где каждого
Ждет своя одинокая роза.
Там, в ледяном пустом космосе
Воду получают обратным осмосом.
Но ты уже в землю врос
Крепко.
И не отправишься в рай по компасу.
В центре огромной плоскости.
Под ветром
Сверхзвуковой скорости.
Под волнами колосьев.
Никто у тебя не спросит
Совета
Ни на том, ни на этом
Краю пропасти.
 
Зямля.
Паглядзi на мяне, я свабодны,
У зацменнях губляецца свет.
Толькi ты, на твой дом я згодны,
У згрувашчваннi цёмных планет,
Нiбы ў зграi. Крычаць крумкачы.
Я гляджу на далёкiя зоры,
I стамлёны не сплю ўначы,
Побач з гэтым бязмежным морам,
Што сусветам у сэрцы маучыць
Ледзяным i такiм бездакорным.
 
***
В хмельном угаре, в пьяном бреду
Я на угад куда-то бреду
На счастье свое или беду,
Не знаю.
И на рассвете,
В утренней смуте,
Я повторяю.
В утренних сумерках
Сон ожидая
Я умираю...
Но, озаренный рассветом,
Вновь по ветру
Парус вздымаю.
Вновь оживаю
Пусть без ответа,
К кому я взываю.
К неиу вопрошаю
В осознанных снах
В том детстве ночного лета
И Сосны, и страх
И твоя опека
И твоя забота
В объятиях сильных,
Моя голова в таких крепких ладонях
Последней отцовской ласки.
Нужны ли мне были сказки
Хотел ли я снова жить
Уже побывав за пределом.
И только луна то и дело
Все продолжает кружить.
 
***
Мой путь на песке извилистой линией
В тени деревьев, в шопоте листьев.
Здесь рядом соседствуют люпин и лилии.
И все поле медовое травных чисел,
Цветению и увяданию,
Счет веду с весенней сирени, каштанов.
Не удивляйся моему признанию.
Так много зимой я вынашивал планов.
Я счет веду потерь и неудач.
За днем тревожным ночь приходит в омут
Моих бездейственнеших планов и задач.
Так жизнь пройдет, никто меня не вспомнит.
Я травные сборы себе составляю
Пахучие, горькие, терпкие, пряные.
В прогулке как дар я всегда принимаю
Полуденный зной ароматов дурманных.
Васильки сквозь пшенично-зеленое море.
Мелисса и чабрец.
Голубые цветы цикория.
И зверобой для покоя сердец.
 
***
Как бы, кабы кабы.
Кабы были крабы.
Кабы были крабы,
Их бы ели бабы.
Как бы, кабы кабы.
Кабы были еды.
Кабы были еды,
Их бы ели деды.
 
***
Оно конечно хорошо, когда хорошо.
А когда худо, тогода шо?
Оно конечно не бывает худа без добра.
А когда бодро, тогда да.
А когда не нада, тогда где?
Кто поможет бедному в нужде
Не ослабить шага в грамаде?
Кто спасет бессильного в беде?
Вот вопрос на долгие года.
 
***
Откинув прочь небрежно одеяло,
Ты вышла из дому да так в чем и была.
И все вокруг как будто воссияло:
Ты не была ни в чем,
Такие вот дела.
 
***
По опадающей листве
Ко мне приходит желтый демон.
Он говорит мне о родстве
Прикуривая между делом.
Он говорит о непогоде,
О городах.
Он говорит мне о природе,
И о богах.
На опадающем дожде,
В висящих каплях,
И в нескончаемой нужде,
Стою как цапля.
И отражение его
Везде размыло,
Но что же, что же снилось мне
Неторопливо?
Мелькание огней,
И сливы.
И музыкальный лейтмотив
Невыносимый.
 
***
Пройдзе час i мы станем вершамi
Рыфмаванымi радкамi i рэчвамi.
Калi, нават, нязручнымi, ды спрэчнымi,
Заўжды будуць светлымi, ды гарэзлiвымi.
 
Загадка таро.
Жил себе человек, и думал, что он один.
И будет таким весь век судьбы своей господин.
Но вот постучались в дом немощь, нужда и боль.
И понял тогда человек, что он не один, а ноль.
 
***
Обессилинье - это тоже стезя успеха.
Когда теряешь смысл, но продолжаешь путь
В пустыне среди замкнутого смеха,
И нет возможности влить свежий воздух в грудь.
Но стоит только замолчать богине,
Что триумфатору венок плела, и пела.
Мир пропадает будто бы в рутине.
Все - одиноко, пресно, неумело.
Так сложно не уйти в запой,
Когда у миллионов в сердце образ твой.
 
***
Я - Космос.
Я - волосы
Древа жизни.
Я - все непознанные смыслы,
И бабочка на ветру.
Я - матылек ночной
Спешу к огню.
Мне не ведом покой
И мятежные мысли
Словно звездный свет лью:
В ткани пространства покрой
Создаю.
Невыразимое
Делаю легким.
И, лишь, игрушечные елки
не выношу, и - быть в строю.
 
***
Как не хватает тишины
В гудении ночного города.
Как не хватает темноты,
За заревом не видно звезд.
Как не хватает теплоты,
Когда под летним неуютным пологом
Мне хочеться тебя до слез.
 
***
Я привеветствую, Золушка,
Твою скромную с бедностью битву.
Только помни, что после двенадцати
Твоя голова опять превратится в тыкву.
 
***
И черное солнце опять по утрам встает.
И снова я отправляюсь в путь.
По невидимым тропам бежит самолет
Куда нибудь.
Сигарета в руке, телефон в кобуре
Я ковбой этих бизнес прерий.
Если б кто-то мой палец держал на курке,
Я бы в этом ему не поверил.
Я как листик во льду
На замерзшей реке
Телефонные письма, звонки и соцсети:
Меня видят здесь все,
Я любого найду,
И быстрей, чем квартирных соседей.
 
***
Какое неловкое чувство
Как будто бы я всем должен.
Как будто мое искусство
Невыносимо ложное.
Стыдливо кусаю губы,
Топчусь у подъезда праздно:
Машин лишь визгливые трубы
Мне вместо стихов страстных.
Потерянный в этом городе,
Как будто во всей вселенной,
Я смысл понимаю, вроди бы,
О том что вся жизнь мгновенна
Как проблески фар на паперти,
Где молча я сел на ступени.
Ключей нет, а двери все заперты,
И в мыслях моих Есенин.
Колючий как снежные гвозди,
Весенний как белая вишня.
Хотел быть я счастлив, вроди бы,
Но счастье моё не вышло.
Чего бы я мог лишиться?
Ведь я ничего не имею!
Мне сыром луны травиться,
И яблоком райского змея.
Не вышла она из подъезда,
Но лезвие, словно, по коже,
Меня перерезала скрипка,
И неба вдруг звездное ложе
Мне стало, как жизнь, хлипким.
Таким невозможно тягучим,
Извилистым как пассажи,
Что мне захотелось под тучи,
Туда, где дожди пляшут.
Но нет ни дождей, ни снега,
Вивальди играют резко,
И лета блаженная нега,
А у меня - повестка.
 
***
Я многого не смог понять:
Вблизи не видел, и со стороны.
И век так трудно доживать,
Но с гордостью могу принять
Язык и боль своей страны.
Мне страшно, я так много трачу,
Увядшие цветы с окна снимаю,
Но, каждый раз напоминаю,
Что за беспамятство плачу.
И, словно, восхожу на плаху, к палачу,
Твержу слова: “Как есть, все принимаю”.
 
***
Плыви размеренно и плавно
В объятьях тьмы.
На дне ночного океана, как будто, мы.
И всполохи огней, как будто,
Зверей глубин:
Опознавательные пункты,
Светимость, нимб.
Движений томных, ленивый отклик
И, вдруг, бросок.
А я, медузой уязвлённый,
Всплыл на песок.

В агонии на солнцепеке
Я пролежу.
В потоке яростного света.
Из жизни этой, без ответа
Я ухожу.
 
В унисон.
Я хотел бы встретить тебя
случайно,
чтобы ты
даже не подумала о том,
что я мог бы наблюдать
за тобой издалека,
и следовать
за каждым твоим шагом. Задолго
до нашей встречи.
Чтобы ты
принимала всё
моё понимание тебя,
как совпадение
и судьбу.
Но что такое судьба,
как ни сближение двух человек.
Движение двух любящих
навстречу друг другу,
чтобы соединить
свои мечты
и тела,
дыхание.
Чтобы двигаться
и постигать.
Чтобы радоваться
и злиться.
Чтобы двигаться в такт,
в унисон.
 
***
Так мало остается от родных,
Их след стирается так быстро и напрасно.
Еще вчера мы собрались на празник,
Сегодня с болью поминаем их.
А день за днем проходят в суете,
Себя сберечь нам удается редко:
Наследие и вещи мы теряем те,
Что передали после смерти предки.
 
***
Образный ряд мой безмерно богат.
Мою его, как всегда, невпопад.
Мыть предлагают его все подряд,
Только как жить с ним мне не говорят.
 
Апология истине.
Истина действенна и неоспорима
только в момент
своего появления,
но она застывает во времени,
как насекомое в янтаре
и теряет свою значимость. Всё живое циклично во времени
и движеться по спирали.
То что вчера казалось истиной,
сегодня окажется
или осуждаемым,
или недостаточным,
или несущественным.
Ещё недавно было ясно,
что солнце движется вокруг земли,
а завтра,
в школе,
наших детей
будут учить тому,
что Земля движется не по кругу,
а по спирали.
Истина - не константа.
Истина - ощущение
и попытка его объяснить.
Истина слита с человеком,
как чувства слиты с нашими телами.
Истину переживают точно так же,
как сочувствуют боли другого - вместе.
Когда истина застывает в убеждении,
это приводит к осуждению,
ощущению недостатка
и духовной слепоте.
В то же время
уверенность в неопровержимой истине
следствие: либо глупости, либо фанатизма,
либо духовной слепоты.
Мы помним, что истина слита с человеком.
 
***
Будь пустым, как пустота.
Будь простым, как простота.
Будь чистым, как свет.
Будь свободным от бед.
Будь весёлым, как бред.
 
***
Им эхо пройденых боёв,
Врагов шеренги часто снятся,
С вершины прожитых годов,
Что повторится всё, боятся.

Пусть строй военный в мирный час
Шагает на параде только.
Мундиров радует показ
Пошитых только что с иголки.

Пускай орудия палят
Победы праздничным салютом,
И я на празднике побуду
Плечем к плечу в строю солдат.

Такими могут быть слова
Из памяти глядящей в вечность,
Продолжит мир существовать,
И будет слово: "человечность".
 
Молитва
Отче!
Ты источаешь сияние внутри нас
и вовне -
и тьма исполнена света, -
когда мы помним об этом.
Отче!
Ты воздвиг из праха живой храм моего тела,
в котором я пребываю всё время.
Разве может с ним что-то сравниться?!
Моя жизнь в этом храме -
непрерывная молитва тебе.
 
***
Тили тили,
Трали вали,
Покатай на крокодиле,
Мы об этом так мечтали.
Тарам пам пам,
Тарам пам пам,
Хрум хрум
Ням ням.
 
За вокнамi.
Твае крокi не чутны,
Твой голас ласкавы
I смяяцца, i плакаць
Мяне прымушае.
Хай павольна
За вокнамi
Вечар згасае.
Я стаю да змяркання
Адзiн з кубкам кавы.

Падыдзеш,
Правядзеш мне
Халоднай далонню.
Я гляджу, як знiкаюць
Апошнiя промнi.

Ты, як сонца,
Якое далёка i блiзка:
Ты i сэрца ў грудзях,
I вуглi пад нагамi.
Мне салодка з табой,
Але, што будзе з намi,
Калi, нават, стаяць
Па зямлi гэтай слiзка.
 
Праз зiму жыцця.
Праз цябе адчуваю востра
Ціхі шэпат няўмольнага лёсу,
Палымяныя хвалі нябёсаў,
Што прасягнуты промнямі сонца.
Пералічваю іх бясконца,
Манатона збіраю ў косы.
У далоні свае хаваю:
Крок за крокам,
За хваляй хвалю.
За хвілінай хвіліну гукаю.
Палымянае сэрца сціскаю,
Як гляджу за святою ракай,
За ракою радзімага краю.
За нашчадкамі назіраю,
І бязследна за імі знікаю
Ў бязупынным цячэнні змроку.
Ціхі шэпат каханых вуснаў
Я не здолею збыць пад прымусам,
І пад націскам Божай праўды.
Не знайду больш салодкай пагарды,
Чым твае палымяныя вочы.
Праз халодныя зімнія ночы,
Што заззялі ў нябёсным літанні,
Ды ільдзінкамі ападалі
На мае далоні.
 
***
Нас отдаляет друг от друга время
По берегам воды.
Там, за рекой, из каждого мгновения
Твои следы.
Теперь я время измеряю
В шагах морских,
На расстоянии мечтая
От глаз людских.
А, на виду, всё время странный,
И вечно злой.
За рябью мыслей наблюдаю
Над головой.
И блики мишурой капризной
Сведут с ума.
Я, от поверхности, по жизни
Сойду до дна.
Забытых рук, забытой брани,
И чёрных снов
Я юность обранил в тумане
У берегов.
Но память о тебе, как сука
У ног скулит.
И долгих лет во мне разлука
Ещё болит.
Ты отдаляешься. Так быстро
Уходят дни,
И загораются, как выстрел,
Дорог огни.
И я бреду куда-то сонный
По мостовой
Заговорить с тобою снова,
Побыть с тобой...
Но между нами только бремя
Длинною в смерть
И остаётся мне всё время
Лишь в даль смотреть.
Плывут года мгновений лёгких,
А, даль, внутри.
Ржавеют на ремне заклёпки
твоём. Смотри...
Что мне сказать тебе, отец?
Не знаю.
Лишь мыслей рябь, но глубина
Под нею.
Я только память о тебе
Терзаю.
Я только память о тебе
Лелею.
 
***
Я стал белее кабелея,
Промаслил голову алеем.
И я луну свою лелею,
Гуляя ночью по аллеям.
А, утром, сразу - в бакалею
 
***
Владелец тихих снов
Приговорённый к смерти,
Обласканный Набоковым мудрец
Игрушечных оков,
Играет терцию
Картонных стен,
Посаженный в ларец
Из города
Продавленных сердец.

Как славно
Приглашённым быть на казнь.
Недавно
Я и сам туда стремился.
И птицы из папье маше
На полотняном небе вились.

Как часто я себя винил.
Дорожкой скрипел моей жизни винил.
Играет пульсируя сердцем певучим,
Невзрачным таким,
Но зато самым лучшим,
Одним.

Бутафория эйфорией подкреплённая -
Это вражеская территория,
По периметру не проторенная,
Заградительно укреплённая,
Там и власть сидит незаконная,
С нашим обществом не знакомая.
 
***
И вот мне приснилось, что я - Николай Гумилев.
Что я африканских просторов босая любовь.
И одинокий, бесстрашный охотник на львов.

Я пью суррогаты рифмованных мыслей.
Я клоун. Я нравственный онанист.
На сцене - бутафория, а за кулисами
Читает марш кукловод-публицист.

Так много резких нот в игре притворной твари
И ни одной фальшивой не найти.
Пусть даже в декорациях сафари,
И в исступленном беге, но в пути.

Перемещение свое я называл когда-то
Движением вперед. Спешил. Горел.
А, оказалось, я иду к закату,
Который вдалеке кроваво заалел.

И тень от пальмы причиняет вред,
Когда ее не видишь сотню лет.

Пусть век прошел, я продолжаю бег
За кругом круг вперед и... строго вниз.
Из слов возвышенных мой горький оберег,
Как мраморный блистает обелиск.
 
***
Вечер светит сквозь зимний туман,
Стылый воздух наполненный снегом.
Я иду сквозь молочную негу
В мой уютный и тёплый капкан.
Фонари словно звёзд маяки
Мне готовы раскрыть свои тайны,
Что у жизни нет чисел случайных
Все они, как удача, близки.
 
***
Кирпичик за кирпичиком
Я выстрою стену,
Хотя бы трёхслойную,
Чтобы укрыться
От твоего взгляда
Томно-недовольного.
Чтобы убежать
От твоих слов
Томного упрёка,
Я хотел бы выстроить плот,
И уплыть далёко.
 
***
Я укрою ладонями купола твоей груди,
И растки между пальцев пробьются твердея.
Я прикоснусь к ним сухими губами,
И щёку прижму под куполами.
Там пульсация жизни моей.
Там о прутья твои разбиваюсь
Выплескивая кровь в твое тело.
 
За вечностью соединений.
Я голос всех неупокоенных,
вечно гниющих и разлагающихся душ,
которые думают,
что они тела.
Мой храм - это тела людей.
Ибо я вхожу в тела людей, как во храм
и совершаю в них свои таинства
вЕдомые только мне и богу.
Каждое движение моё - это совершённая молитва
и акт воли.
Торжество червя.
Торжество того,
что вечно живо
и вечно умирает. Преображается,
цветёт,
и увядает.
Нет ничего, что скрыто
от моего взора.
Я вижу развёрнутое пространство
внутреннего убранства храма плоти.
Разве человек понимает,
что он жив, если жизнь его
не отражается в глазах
смотрящего на него?
Разве его значение имеет смысл,
если не в мыслях идущего с ним?
Разве его знание имеет ценность,
если он не разделит его со внимающим ему?
Знание само по себе - бесплодный космос.
Ждущий космос.
Ждущий любви.

Всё единое стремиться к разделению,
и всё разделённое
стремится к единению.
 
***
Каждый звук твоих слов.
Каждый шорох шагов.
И я знаю, что здесь
Поселилась любовь.
И я знаю, что ты
Не откажешь мне вновь.
Голос твой так певуч:
Яркий луч из-за туч
Разрезает собой
Непроглядную тьму.
 
Русалка.
Я видел сон, среди полей
Горело пламя.
И стаи белых журавлей
Прощались с нами.

И ты плыла, как плыл рассвет,
С вершины солнца.
Здесь лето длится сотни лет,
Стадами овцы

Идут в поля, и черный лис
Сидит у дуба.
И от росы прозрачный лист.
И шепчут губы

О том, что слаще яда нет,
Чем запах воли.
Но сон ли это, или бред,
Я знаю, помню,

Как я вошел в густую гладь
Объятий звездных.
И позабыл, как мне дышать,
Что значит воздух.

И, опрокинутый волной,
Я вмиг проснулся.
Ах! Я, ведь, чуть речной водой
Не захлебнулся.
 
***
В твоих глазах мир. Покой
в твоем взгляде.
Я потерялся в снегопаде,
чтобы увидиться с тобой.
Своей холодною рукой
перебираешь мои пряди.
Ты - новогодний ангел мой.

Но, бога ради,
Зачем мне свет печальный твой?
Зачем холодный блеск? В тетради,
в рифмованых строках, с тобой,
остался я в том снегопаде.
От снега с мокрой головой.

На мокром асфальте
я таю, как снег.
Глаза фонарей прорезают небо.
И, кажется, время, замедлив бег,
разделит со мною соли и хлеба.
Сомненья мои далеки и легки.
И ты невесома, но, все же, напрасно
мечтать, что поднимутся губ уголки.
Таких же прохладных, как роз лепестки.
Каснутся пустых моих глаз они.
Мне страшно от этой безумной тоски,
опасной.
 
***
Мой сон хранит
От неизбывности печать.
Той неизбывности,
Которую нельзя
Увидеть и понять.
И как понять
Ту неизбывность,
Которая мне лишь приснилась?

Нет ничего страшнее страха.
Нет ничего прочнее праха.
Но страх пройдёт, когда умрёт.
И прах взойдёт и расцветёт.
* * *
И где же я окозался?
И что же я получил?
И как бы я ни старался...
Из тысячи тысяч личин
Я в зеркале отражался.
И признаки скорых морщин
Легко изгонял из себя сам
Не находя причин,
Чтобы стареть по часам.
* * *
Так мало, так мало нам
Жизнь отдавать цветам,
Детям цветущим в садах,
И в очарованных снах
С перьями на волосах.
И что же такое страх
В обьятьях таких живых.
И смерти ужасной прах
Развеется словно вихрь.
И по моим губам
Улыбка скользнёт в тот же миг.
 
***
Тревога, словно нож под кожей,
Но, всё-таки, острей и твёрже.
Пусть день ушедший мною прожит,
Но в бездну кануть он не может.
В постель и в сон меня уложит,
И песню песен тихо сложит.
Сожмёт меня в своих ладонях,
Чтобы я стал сильней и строже.
 
***
Ангел, ангел, кто же ты?
Создан ты из красоты.
Создал ты мои мечты,
и воздушные мосты
создаёшь из пустоты.
Ангел, ангел, ты мой гость
дал мне в руки счастья горсть.
Кто тебя ко мне прислал?
Кто тропу нарисовал?
Кто скажи под светом лет
дал мне радостный расцвет?
Сквозь какие ты миры
вынес правила игры:
одиночество и боль -
Тройка, Дама, Туз... Король.
Расскажи мне как понять,
птицу счастья как поймать.
Горсть чего ты мне вложил,
что лишил тревожных жил?
Расскажи мне, как могу
эту горсть отдать врагу?
Шепчет ангел глядя вдаль:
"Знаю всю твою печаль,
одиночество и боль.
Разожми свою лодонь,
разожги любви огонь".
 
***
Уходят друзья из детства,
Внезапно, без всякого смысла,
Считая рубцы на сердце
По календарным числам.

Уходят друзья случайно,
Тоской наполняя мысли,
С той самой последней раной,
Которую сердце не вынесло.

И к молодым, я слышал,
Приходит инфаркт всё чаще,
Как в летнее утро, по крышам,
Дождь пробегает звенящий.

Лужи блестят на солнце
Словно у них нет дна.
А друг уже не вернётся
После ночного сна.
 
***
Ужасен век твой, Минотар скорбный
В глазах твоих печаль
Ненужных грёз.
Не будь уродом ты,
Звериная печать
Не жгла бы тело,
Не терзало душу
Желаньем плоти
И сношений диких.
Змеиный яд
Нежнее твоих слёз.
 
***
Страна без возврата. Я видел колонны.
И тени оливы в полуденный зной.
И ризы наложниц. Начальников конных.
И легионов военный строй.

И пыль на дорогах, взлетев, не осела:
Ни боли, ни скорби, ни слез, ни мольбы.
Мне, может, о море Венера пела,
А, может, меня отпевали рабы.

И сны на холмах отпевал Дионис.
И в реве толпы Колизей блистал.
И за предел уходили кони,
Туда, где Спаситель свой крест снискал.
 
***
Не томись обо мне,
Я лишь эхо твоих желаний.
Я лишь тень на стене
От несбыточных ожиданий.
Мой удел, на равне
С этим миром людских страданий,
Тосковать о луне
В свете призрачных очертаний.
И в ночной тишине
Составлять лепестки признаний,
Чтобы их по волне
Отпустить в новый мир этот ранний.
Словно я на челнЕ,
Проплываю обыденность будней,
Как в мистическом сне
Становлюсь каждый день безрассудней.

Счастлив или сварлив
В свете солнца и суетливой
Этой жизни тревог и молитв,
Повторений и речитативов:
из сухих, мерных или певучих
Мыслей, как лепестков
На любой припасённых случай.
 
Герберт Икс.
Человек - это список.
Человек - это набор слов
и их сочетание.
Я существую сразу во всех строках этих оттисков.
Я проникаю в каждую букву заученных строк.
Я, словно воздушный пузырь из моря,
всплываю из основы основ
на поверхность жизни,
Чтобы освободить все смыслы
из временнЫх оков.
 
***
И свет, и мрак, и ночь, и дно.
И сон был ощущений полный.
Во сне я океан и волны,
И с волнами я как одно.

Я вижу свет мелькающий во мне,
Я вижу мрак в глубинах зыбкой тайны,
Тепло лучей холодных на спине,
И перекаты в коже волн печальных.
 
***
Мир настолько широк и богат,
Мир копытен такой и рогат,
Мир настолько клыкаст и когтист,
Что ни глянь на людей, то артист,
адвентист, альтруист и буддист.
Друг Еговы, альфонс и гад.
Всех я встретить в дороге рад,
И такой же, как все вы, раб,
Всё качусь по уклону вниз
За полОг бытовых кулис.
Там, где чёрный таится лис,
С ритмом сердца опять невпопад
Сыплет небо ночной звездопад.
 
***
Мой демон, ты не спишь в ночи, поведай,
Как мы прижавшись к тяжести планеты
Со скоростью немыслимой кометы
Над огненною бездною летим,
И думаем, что нет у нас пути.
 
***
В эту ночь я, на смене этой,
Чередую спиртное с Летовым,
Сочиняю далекие планы,
И танцую с весами плавно.
За удачу и за здоровье,
За любовь и за молодость верную
Выпью я этот сумрак вечерний,
Как томатную водку с кровью,
Тихий шепот моторов размеренный
В перекладе транзитных грузов.
Если жизнь вдруг сочту обузой
Или чьей-то монетой разменной,
Чередой бесконечной конфузов.
Неудачную и незрелую,
Я приму её словно градусы
Отрезвляющей правды с горечью,
Если вдруг я умру этой ночью,
Пусть останутся эти ярусы.
Даже если останусь сволочью
Или жертвой удачной фразы,
Моим голосом эти рифмы,
Среди моря бушуещей жизни
Будут петь колыбельные мифы.
Невозможно спасти всех сразу,
Осветить и убрать все рифы,
Потакая чудным капризам.
Заблуждаясь и уповая,
Возраждаясь и забывая,
Тьма рассеется словно призрак,
По утрам каждый раз умирая.
 
Вечер.
Так часто в гуле городском
Я оглушен,
Но иногда услышу,
Как поют деревья.
Над паутиной проводов
Их голос к небу обращен.

Я слышу, как земля вздыхает
Под тяжестью бетона и асфальта,
Под грузом человеческих племен:
"Их стопы все живое попирают.
Их жизнь - и нежный, и жестокий сон.
Их жизни исчезают без возврата,
И все тепло тела их покидает".
Изторгнутое из окОн чужих,
Израненое солнце оседает.
Я словно сахар таю
Среди машин
И лжи.
 
***
Ты - только звук.
Ты - шум вдали.
Ты - шорох
листвы, опавшей на траву.
Ты - звон,
опалый всполох.
Ты - шепот.
Все, чем я живу.
Ты - шум дождя
и шелест неба.
Ты - лунный мой цветок...
И мы едины, но я не был
еще так одинок.
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!