Амантий Буравсон 11
Поэт-любитель. Лирик-технарь. Сентиментальный циник. Пишу смешные и грустные стихи на технические, исторические и мифологические темы.
 
Белый голос (La voce bianca)
Белый голос пронзает чёрную мглу,
Бегущей волной проникает сквозь уши,
По венам течёт, словно ток в проводах,
Подаёт напряжение в души.

Рождённый во зле и противится злу,
Растворяя его, как металл в кислоте,
Вызывая экстаз и панический страх.
Безобразный в своей красоте.

Вмиг ты песней повержен, лежишь на полу,
Неподвижен и с белой стрелою в груди,
Только белое пламя пылает в глазах.
Я пришёл за тобою. Пощады не жди.
 
Чем пахнет белочка?
Чем пахнет белочка весеннею порой?
Орешком кедровым, осиновой корой,
Еловой шишкою, сосновою смолой,
Вот чем запахла белочка весной!

Чем пахнет белка летнею порой?
Кокосом сладким, маракуйей золотой,
Горит в носу палящий летний зной
И дождь тропический прольётся предо мной.

Чем пахнет белочка осеннею порой?
Грибами терпкими, пожухлой трынь-травой,
Упавшим яблоком, морошкою лесной
И заржавевшею кленовою листвой.

Чем пахнет белка зимнею порой?
Грейпфрутом, мандарином и хвоёй.
Ты лишь останься, милая, со мной.
С тобою выпью и занюхаю тобой!
 
Ксеркс и Амастра
В порт закаспийский
Вплывает ладья,
На ней – флаг персидский,
В ней – ты и я.

Играешь на арфе,
В шифоновом шарфе,
Им море играет, шутя.

Море колеблется длинной волной,
Цепкие пальцы играют струной,
Спектром лучей аккорды разлиты,
Нам синие дали открыты.

Я пою о платане
Из царских садов,
Пою о тумане
Страны вечных льдов,

О тени растений, столь редких, увы,
И в очи смотрю, зеленее травы.
Солнце раскрылось, как желтая астра,
В волшебной ладье – только Ксеркс и Амастра.

Осень, 2009 (первая версия)

© Copyright: Амантий Буравсон, 2016
 
Прощальная песнь Патрокла
Умолкло пылкое стремление,
Убита молодость в бою,
У стен троянских пал в сражении
Я за любовь и честь твою,

Царь Менелай. Душою юной
Тебе я предан был как брат,
Теперь, на лире златострунной,
У леденящих души врат

Я воспою твой подвиг славный.
Да, поединок был неравный,
Не Гектор, а немейский лев,
В груди его горящий гнев
Кипел, взрываясь, жаркой лавой.

Но вот настал злосчастный миг,
Герой вонзает меч победный,
И тотчас будто камень, бледный,
Он головою вдруг поник.

Не скрыл герой души смущенья,
Когда увидел, кто пред ним,
И вот хотел копьем своим
Он прекратить мои мученья,

Но ты меня рукою властной
Схватил, чтоб к жизни возвратить.
Прощай же... Будь судьбой любим.

... Скажи Ахиллу, царь несчастный:
Пусть за меня он отомстит
И пусть обидчика простит.

Услышь, Аврора, вздох последний,
И очи ласково закрой,
И я, недвижно и бесследно,
Уйду неслышно за тобой.

01.01.2013

© Copyright: Амантий Буравсон, 2016
 
Маятник
Он сессию не сдал и был казнен,
Теперь висит на тонкой длинной нити.
Уж не вздохнуть, не крикнуть: « - Помогите!»:
Он колыбельной колебаний усыплен.

Столь малый ростом по сравненью с нитью,
Но тяжелее – массой нити можно пренебречь,
Две силы призваны покой его беречь,
То сила тяжести и нити натяженья.

Диссипативные им не мешали силы,
Одна студента устремляла вниз,
Сказав: « - Я не могу смотреть, как он повис!»
Вторая же в ответ ее спросила:
« - Но ты подумай, что испытывает нить?»

Они то спорили, то приходили в соглашение,
Менялся угол тела отклонения.

Но вот пришел ученый человек
И тяжело вздохнув, промолвил в сокрушении:
«- Бедняга! Он учился у меня,
Я посвящу ему вот эти строки,
Законы жизни нелогичны и жестоки,
Законы физики – вот истина навек».

И сочинил прекрасное стихотворение,
До нас дошедшее, как колебаний уравнение.

Несчастные! К тому ли вы стремитесь,
Прогуливая лекции за зря?
На маятник страдающий смотря,
На этом горьком опыте учитесь!

© Copyright: Амантий Буравсон, 2016
Свидетельство о публикации №116071506119
 
Любить тебя
Любить тебя я мог бы стопроцентно,
Лишь не являясь тем, что есть сейчас,
И хоть к тебе привязан ковалентно,
Но вместе счастья не получится у нас.

Ты током сердца своего сильна,
Огнем горят твои прекрасные ланиты,
Но хоть желание твое сильней магнита,
По-прежнему в квартире ты одна.

Но не вини себя! Найди любовь свою,
Помочь тебе ничем я не смогу.

Высокий голос мой прозрачнее стекла,
А взор стеклянный ищет лишь гармонии,
Так колебаний гармонических симфонию
Оставь, пока другого друга не нашла!

Поверь, я быть с тобою не умею,
Пусть и хотел бы неразумною душой,
И только видеть взор чудесный твой
Ввек наказание приятное имею.

Осень, 2010

© Copyright: Амантий Буравсон, 2016
 
Осень
О чем шелестят золотые порывы
Листьев, что с солнцем играют осенним?
С таинственной радостью, с тихим волненьем
Песню поют для тебя.

Пасмурным сном затуманены ивы,
Пылью затянуты старые ели
И ждут с нетерпеньем метели,
Разбудит их пусть серенада моя.

Снегом покроются медные нивы,
Тропинки в лесу превратятся в болото,
С блестящих ветвей сойдет позолота,
Заменит ее седина.

Розы, что были свежи и красивы,
Унылые, в старом саду увядают,
Одна за другой выцветают,
Но будет цвести лишь одна...

© Copyright: Амантий Буравсон, 2016
 
Черный пион
…Мутный рассвет, как ацетон,
Мглу разъедает.
В тяжелой воде черный пион
Щелочью тает.

На пионы* рассыпаться сердцем больным
Тянет с утра.
Сам себе надоел мрачным видом своим —
В помойку пора.

Стой, пион, увядать!
Вдруг на помощь придет
Друг
дорогой
водород?..

06.10.09
 
Капли вина на персидском ковре
(По мотивам произведения Никколо Макиавелли "Мандрагора")

Капли вина на персидском ковре
Высохли, будто слеза на песке.
Сахар с корицей на алых губах,
Искры блаженства в миндальных глазах…

Спи, моя милая, донна Лукреция,
Ты — будто ангел, хранитель Флоренции!

Действо волшебное скрыл балдахин,
Я, как Нептун, повелитель глубин,
Нежно исследовал недра твои,
Плавясь, как бронза, от жаркой любви.

Спи, о прекрасная, в пылких объятиях,
Жить вдалеке от твоих глаз — проклятие!

Знай же, любимая, этот обман
Только последствие тягостных ран
В сердце моём. Но прими всё как есть.
Не запятнаю я женскую честь:

Я для тебя буду только лекарством,
Тем, что избавит любовь от коварства!

© Copyright: Амантий Буравсон, 2018
 
Бенгальские огни
Как бенгальские огни, сгорают дни.
Я по-прежнему один, и вы — одни.
Грусть песнь Орифии* не сможет превозмочь:
Лишь в двух квартирах свет горит всю ночь.

Мы одиноки, как на море скалы,
Но в одиночестве различны мы своём:
Вы не по мне, а я по вам скучаю,
Раствором едким полн души объём!

Мы далеки как звёзды в небе южном,
Полярны, как протон и электрон,
Но несмотря на вектор силы вьюжной,
Тут всё же есть один простой закон.

По мере удаления от вас,
Я электронным облаком всё таю,
По мере приближенья — оживаю,
И это — моя радость каждый раз.

Осень, 2008

Примечания:

Орифия - Царица Вьюг, супруга северного ветра Борея (греческая мифология)


© Copyright: Амантий Буравсон, 2018
 
Апофеоз нарциссизма
По красоте подобен Аполлону,
А в пении нет вовсе равных мне!
Пою, из зала явно слышу стоны:
Вновь обмороки по моей вине.

Словно фарфор, напудрены ланиты
И губы алым пламенем горят.
Желанные уста чуть приоткрыты,
Слепцы лишь предо мною устоят!

Мой взгляд волну мурашек поднимает
И юных дев бросает в сильный жар.
Мой голос без меча сердца пронзает,
Как благодарен я судьбе за этот дар!

В ладье резной над сценой воспаряю
И в сладком пении в любви я признаюсь
Тому, кого всем сердцем обожаю,
Тому, чьей славой и красою вновь упьюсь.

Себе прекрасному сей стих я посвящаю,
Не отрываясь, молча в зеркало гляжу.
Ах, как же я тебя, мой свет, желаю.
А тех кто против — ни за что не пощажу!

© Copyright: Амантий Буравсон, 2018
Подписчики 1
Статистика
Произведений
11
Написано отзывов
0
Получено отзывов
0
Подписки 1
Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!